Читать онлайн Коснись меня огнем, автора - Джордан Николь, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коснись меня огнем - Джордан Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коснись меня огнем - Джордан Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коснись меня огнем - Джордан Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Николь

Коснись меня огнем

Читать онлайн

Аннотация

Совсем недавно Джулиан Морроу, виконт Линден, был одним из самых блестящих офицеров британской армии, героем сражений. Теперь он - сломленный горем человек, все глубже погружающийся в пучину отчаяния. Джулиан тяжело ранен, но гораздо больше, чем боль физическая, гложет его боль душевная - тоска по трагически погибшей молодой жене, чувство вины в ее смерти. Казалось бы, все кончено... Но в жизнь виконта Линдена входит прелестная американка Блейз, неся с собой новую любовь и новую надежду на счастье...


Следующая страница

Пролог

Витория, Испания Июль 1813 года
Из-под полуопущенных век он наблюдал, как в серебристом лунном свете раздевается женщина. Боль в бедре несколько усмиряла его плотский голод. Шесть недель назад осколки разорвавшегося пушечного ядра изрешетили ему правое бедро, и теперь оно тупо ныло, что, однако, не мешало ему в столь поздний час принимать у себя в постели хозяйку дома. Он не станет просить ее уйти, отвергнуть ее было бы невежливо и жестоко после всего, что она сделала для него за прошедшие недели.
Джулиан, лорд Линден, откинулся на подушки. Кроме плотного слоя бинтов на бедре, на нем. лизеха не было. Прохладная простыня прикрывала его до пояса. Он ждал.
С едва уловимым шуршанием пеньюар скользнул на пол, обнажая роскошную полную грудь с набухшими от предвкушения ласки сосками.
— Я нравлюсь вам, сеньор? — спросила Пилар по-испански мягким гортанным голосом. Она медленно приблизилась к нему, в ее темных глазах горел огонь желания.
Он плохо знал ее язык, но догадался, о чем она спросила, и вежливо ответил:
— Очень, querida
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
.
Вы просто восхитительны. Он почти не преувеличивал. Бледный лунный свет, струящийся в комнату сквозь открытую на террасу дверь, освещал ее обнаженное тело, придавая ему таинственный вид. Он достаточно хорошо успел изучить это прекрасное женское тело. Уже не раз Пилар исполняла роль врачующего ангела, танком пробираясь по ночам к нему в спальню, чтобы утешить и успокоить его и насладиться несколькими часами страсти.
Когда это случилось впервые, он несказанно удивился. Она — знатная испанская дама, на несколько лет старше его, одинокая красавица вдова с горячей кровью. Эта асиенда принадлежит ей, это ее дом. Но, несмотря на то что он участвовал в освобождении ее страны от французских захватчиков, она поначалу не соглашалась оставить у себя раненого британского кавалерийского офицера, не соглашалась, пока не узнала, что он не только герой войны, но к тому же и аристократ. Даже узнав об этом, она потребовала огромную сумму за его постой в доме.
Однако он не жалел о потраченных деньгах. Только пребывание и лечение здесь, а не в ужасных условиях полевого госпиталя явилось его спасением. А внимание прелестной вдовушки оказалось неожиданным и приятным дополнением.
Пилар взобралась к нему на постель и встала на колени рядом с его раненым бедром. Она не сводила глаз с нижней части его туловища — в предвкушении близости с женщиной поднялась и отвердела мужская плоть, это было заметно, несмотря на тонкую полотняную простыню, прикрывавшую его.
— Вы мне тоже нравитесь, — прошептала она и соблазнительно улыбнулась.
Он взял ее руку и медленно, один за другим, поцеловал кончики пальцев.
— Боюсь, вам придется опять все взять на себя, — извинился он. До ранения он считал себя весьма опытным в любви, однако сейчас, хотя он и быстро поправлялся, физическое состояние еще не позволяло ему показать ей, насколько хорошо он владеет этим искусством.
В ответ Пилар нежно прикоснулась к страшному шраму, протянувшемуся через правую щеку до самого виска.
— Предоставьте все мне, vidamia.
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
— Ее нежный гортанный шепот был полон обещания. Она убрала с его лица прядь белокурых волос. — Я помогу забыть ваши мрачные сны.
Он сомневался, что ей это удастся, но ничего не сказал в ответ.
Теплая, залитая лунным светом комната погрузилась в тишину. Женщина склонилась над ним, покрывая поцелуями его шею, ключицу, плечо. Пальцы скользили по гладкой коже его груди. До войны, до всех своих ранений, он обладал красивым мощным телом, которое поддерживал в хорошей форме ежедневными упражнениями. Теперь же его мускулы из-за превратностей военной кампании превратились почти в стальные.
Женские руки, плавно соскользнули с его плеч, задержались на твердом плоском животе, потом спустились на бедра и дерзко откинули простыню, прикрывавшую его наготу.
Она шумно вдохнула и впилась взглядом в твердую плоть, мощно вознесшуюся над телом.
— Magnifiect
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
— прошептала она, с благоговением зажав ее в ладони, а потом принялась медленно и с явным удовольствием поглаживать.
Дрожь пробежала по его телу, он закрыл глаза. Охватившее его желание заставило забыть обо всем, приглушило боль.
Женщина продолжала дразнить его, легко сжимая и медленно поглаживая плоть… Потом наклонилась вперед и начала языком и губами ласкать ее, все сильнее возбуждая его. Затем Пилар медленно приподнялась и склонилась над его грудью. Наткнувшись губами на твердый мужской сосок, она нежно зажала его зубами.
Он положил руки ей на плечи и властно притянул к себе.
Осторожно, чтобы не задеть раны, она перекинула через здоровое бедро ногу и медленно опустилась, так чтобы его плоть вошла в нее. В тот миг, когда он проник в ее влажное упругое тело, громкий стон удовольствия вырвался из ее груди и эхом прокатился в разгоряченной тишине комнаты.
— Не торопись… — прошептал он и взял в руки ее полные белые груди с темными набухшими сосками. Задержав ее на мгновение, он согнул в колене здоровую ногу и подставил ей под спину, чтобы она не упала на раненое бедро. — Давай, — велел он и вновь вошел в нее.
Ее горящие страстью глаза были прикованы к его глазам. Она повиновалась и, упершись руками ему в плечи, начала медленно двигаться вверх-вниз, сильно напрягая мышцы, охватывающие его плоть, чтобы удержать ее в себе.
Он испытывал удовольствие, смешанное с болью. Зажав руками гладкие округлости ягодиц, придвинул ее поближе и выгнулся, проникая в нее все глубже и глубже. Он начал ритмично входить в нее. Впившись ногтями ему в плечи и не переставая стонать, она постаралась как можно плотнее прижаться к его бедрам.
Несколько мгновений спустя из этой жаркой, как пламень, женщины вырвался громкий крик, и волны экстаза сотрясли ее тело. Джулиан закрыл глаза и отдался на волю пронзивших его ощущений.
Когда он, наконец пришел в себя, то она, совершенно обмякшая, еще лежала у него на груди. Легкая испарина покрывала его тело, в правом бедре молотком стучала боль. Он осторожно перевернулся на здоровый бок, и она скатилась на матрац.
В тусклом лунном свете ее полуприкрытые глаза лучились томным удовлетворением, на бледной коже еще играли отсветы страсти. Он с благодарностью прижался губами к ее влажному виску.
— Прости меня, querida, за то, что я не в состоянии доставить тебе удовольствие, которого ты заслуживаешь.
Она медленно подняла отяжелевшие веки и томно улыбнулась.
— Не думаю, что смогла бы испытать большее удовольствие, — отозвалась она на английском с сильным акцентом. Ее взгляд скользнул вниз по его телу. — Рана не способна испортить твоего великолепия. Просто счастье, что тебя не задело чуть выше и левее.
Он рассмеялся, и мышцы раненого бедра болезненно сжались. Он стиснул зубы и замер, дожидаясь, пока боль отпустит. Потом опять поцеловал кончики пальцев Пилар и закрыл глаза, мечтая только об одном — заснуть, не ощущая дурманящего действия опия.
Он заставил себя не думать о ранении. Дом. Родовое имение в Англии. Сочные пастбища, урожайные поля, полные живности густые леса. Потребность увидеть прохладную изумрудную зелень родины наполнила его физической болью… болью, которая разгоралась пламенем по мере того, как он погружался в сон…
…Правое бедро обожгла боль, огнем прокатилась по телу, резко отозвалась в правом виске и в правой половине лица. Почти ослепленный кровью, стекающей со лба, он попытался подняться с каменистой земли и едва не закричал от адской боли. Господи, где он? Кто он?
Он медленно вспоминал, отчего вокруг такой грохот. Разрывы пушечных ядер, треск мушкетных выстрелов, стоны умирающих, ржание испуганных лошадей. Едкий черный дым застилал глаза, но даже сквозь пелену Джулиан видел смерть и разрушения. Склон, почерневший от копоти и крови, был усеян телами, алыми и синими клочьями разорванных мундиров.
Да, этот ад — Испания. Витория, он вспомнил. Поле битвы… Одно из многих, которые он повидал за четыре года с тех пор, как добровольно обрек себя на эту войну. Он — Джулиан Морроу, шестой виконт Линден, подполковник, заместитель командующего Пятнадцатым гусарским полком. Его жена — Каролина… Нет… Каролина умерла. Он убил ее. Этот ад — его наказание за то, что он стал виновником ее смерти.
Джулиан возглавлял кавалерийский отряд, выступивший против дивизионной батареи французов. Он помнил, что они добились успеха, но, очевидно, подошли слишком близко, и пушечное ядро разорвалось рядом с ним.
Он лежал там, где упал, на каменистом склоне, окруженный жалобно стонущими ранеными солдатами и лошадьми. Вокруг все еще бушевало сражение. Над головами свистели ядра, выпущенные из мортир, гром артиллерийского огня эхом перекатывался по холмам. Удушающий запах порохового дыма обжигал ноздри и гортань, а во рту был медный привкус крови… и едкий вкус страха. Страх. Он боится смерти.
Нет, не боится. Просто не хочет умирать. Несмотря ни на что, хочется жить. Удивительно, если учесть, как ревностно он ухаживал за Смертью прошедшие четыре года. Он действительно хочет жить. Смешно, но он понял это только сейчас, когда Смерть посмотрела ему в глаза. Правое бедро разворочено, сплошное кровавое месиво.
Он понимал, что надо попытаться остановить кровь, но сил не было. С этой мыслью он погрузился в забытье… В темноте до него доносились голоса, обрывки разговора. Говорили о его ноге. Он попробовал открыть глаза, но не смог выбраться из лабиринта боли и жара, затуманивших голову. Сильная боль притупила все чувства, веки налились тяжестью… обрывочные образы проплывали в темных коридорах сознания… преследовал призрак Каролины… ее безжизненно лежащее тело среди каменных руин. Он перестал сопротивляться и вновь оказался в темном мире забвения, где боль не была такой острой…
— Пожалуйста, сеньор, не двигайтесь, а то опять будет больно. — Внезапно он проснулся от женского голоса. Сначала Джулиан не узнал темной комнаты, но плотный ночной воздух потеплел от пряного запаха любви, а лежащая на лбу прохладная ладонь стала хорошо знакомой за недели выздоровления. Вдова-испанка, его хозяйка. — Вам опять приснился тот сон, да? — Он прикрыл глаза, стараясь пропустить вопрос мимо ушей, отгоняя мучительные воспоминания. — О чем эти сны, vidamia, почему они так мучают вас? Кто такая Каролина? Вы часто зовете ее во сне.
Он не ответил, но унять мысли не сумел. Юная, красивая, неверная Каролина… Белокурая и синеглазая, как он сам. Как и он — знатного рода, выросшая в холе и неге, привыкшая к исполнению малейшей прихоти. Они были идеальной парой, пока их последняя размолвка не закончилась ее смертью…
Женщина рядом с ним с нежностью провела языком по его обнаженному плечу и обняла за талию. Нахмурясь, будто от ревности, она взглянула ему в лицо, ее темные глаза горели хорошо знакомым огнем.
— Я разгоню ваши кошмары, — пообещала она, прижимаясь к нему роскошным обнаженным телом и, несомненно, предлагая воспользоваться им.
Он не собирался овладеть ею снова этой ночью, но устоять перед вдовушкой не смог. Конечно, не с такой силой, не нависая над ней, потому что в этом положении сильно болело бедро. В отличие от Каролины у нее были черные волосы. Она помогала ему забыться хотя бы ненадолго.
Пилар вздрогнула и негромко вскрикнула, когда он перекатился на нее и вонзил свою напрягшуюся плоть меж ее широко раздвинутых ног, но глаза ее тут же расширились от удовольствия, и она начала двигаться в такт с Джулианом.
Он погрузил пальцы в ее черные волосы и стал глубоко входить в нее, то с силой прижимаясь, то отстраняясь, словно пытаясь изгнать дьявола из своей души.
Она ответно прижалась к нему, прерывисто стеная, и быстро достигла пика наслаждения, потрясенная до основания.
Он последовал за ней, испытав не меньшее потрясение. Джулиан тяжело дышал, его тело блестело от испарины. Содрогнувшись в последний раз, он припал к ней. Раненая нога горела огнем.
Такой натиск совсем не обидел ее. Пилар легко погладила ему спину, успокаивая и утешая, нашептывая слова любви своим мягким испанским выговором, пока он не скатился с нее и не простонал:
— Простите меня, querida.
— Мне не за что вас прощать. — Но вместо того чтобы уснуть у него под боком, она поцеловала его влажное от испарины плечо и выскользнула из постели, чтобы одеться. — Мне надо идти. Негоже слугам видеть меня в вашей постели.
Джулиан не стал задерживать ее.
Оставшись в одиночестве, он лег на спину и уставился в потолок, вспоминая события четырехлетней давности, приведшие его сюда. Убийство. Именно это слово произносили у него за спиной.
Ему не предъявили официального обвинения, разумеется, так как доказательств не нашли. Он был слишком богат, знатен и занимал слишком высокое положение в обществе, чтобы арестовать его по обвинению в убийстве на основании косвенных улик. Объявили, что смерть леди Линден стала результатом несчастного случая во время верховой прогулки, но слухи, поддерживаемые глубокой печалью ее любовника, не затихали.
Слухи, однако, имели под собой основание. Джулиан не смог опровергнуть их с чистым сердцем. Он был виновен. Он действительно убил жену.
В конце концов чувство вины измучило его. Чтобы наказать себя, он отправился на войну, купив чин в кавалерии и присоединившись к кампании в Португалии и Испании против вторгшихся туда войск Наполеона.
Безразличие к собственной судьбе и было причиной его решения пойти на войну, но по иронии судьбы это безразличие часто принимали за храбрость, а его безрассудные поступки объявлялись подвигами. Он был безжалостен к себе, но понял одно: в какую бы гущу боя он ни бросался, как бы быстро ни скакал, убежать от себя было невозможно. Он так и не сумел заполнить щемящую пустоту в душе. В жизни у него ничего не осталось. Ни радости, ни страсти, ни огня. Только сны о покойной жене. Только чувство вины…
Проснувшись, он зажмурился от яркого солнечного света, льющегося в комнату. Почувствовав знакомое прикосновение, он тихо застонал и прикрыл глаза от яркого света.
Уилл Террел, его денщик и камердинер, склонился над ним и, осторожно разбинтовав бедро, заворчал:
— Никогда не считал вас глупцом, милорд, но, похоже, ошибался. Рана опять открылась.
Джулиан закусил губу, чтобы не обидеть его резкостью. Он и правда вел себя прошлой ночью как идиот. У камердинера есть все основания упрекать его в неосторожности. Уильям спас ему ногу, отстояв ее у варварской полевой хирургии, да и потом выхаживал его в самое трудное время, когда Джулиан страдал от длительных приступов боли и впадал в забытье, кормил, делал перевязки, заставлял пить горькие травяные настои. Однажды ужасная рана так загноилась, что Уиллу пришлось вскрывать ее и делать дренаж. Но, в конце концов Уилл справился с ней теми же домашними средствами, которыми лечил лошадей хозяина. Выздоравливающий Джулиан, прошедший через пытку невыносимой, раздирающей боли, мало чем напоминал прежнего Джулиана.
И вот теперь, когда только начал восстанавливать форму, он вновь отброшен назад, и все ради нескольких мгновений наслаждения.
Не переставая ворчать, Уилл сделал перевязку, потом принес воды, лезвие и мыло, чтобы побрить хозяина. Посмотревшись после бритья в небольшое зеркало, Джулиан едва узнал себя. За летние месяцы, что он провел в баталиях, кожа покрылась темным загаром. Однако под загаром скрывалась нездоровая бледность. Но что еще хуже, его некогда красивое лицо обезображивал ужасный шрам, который рассек щеку до самого виска. В дополнение ко всему вполне вероятно, что он останется хромым. Хорошо еще, что нога цела. Он выжил только благодаря заботам Уилла, надо довольствоваться тем, что есть.
Но камердинер вовсе не был доволен. Собрав бритвенные принадлежности и в сотый раз пробормотав: «Как я буду счастлив, когда увижу эту проклятую папскую страну в последний раз», — вышел из спальни.
Джулиан устало откинулся на подушки, задумавшись о будущем. Он часто предавался этому за прошедшие недели. Его переправят в Англию, если он не пожелает остаться в Испании. Но хочет ли он домой?
Он знал, что думает по этому поводу Уилл. Верный слуга не только мечтал вернуться домой, но часто открыто и честно заявлял, что его светлость уже достаточно долго предается искуплению вины.
Джулиан подумал, что слуга, возможно, прав. Может, и правда пора положить конец самоизгнанию и вернуться в Англию. Пожалуй, он достаточно настрадался — потерял жену, друзей, имя, привычную жизнь… За четыре года он так и не нашел искупления, которое искал. Он безмерно устал от войны, смерти, боли.
Стиснув зубы, Джулиан медленно сел и свесил ноги, дотянулся до костылей, которые стояли рядом с кроватью, и настроился на очередную пытку — надо разрабатывать мышцы, учить их двигаться.
Точно так же надо приводить в порядок и голову. Он наконец принял решение. Пора возвращаться домой, взглянуть в лицо прошлому.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Коснись меня огнем - Джордан Николь



бесподобный роман такой захватывающий интересный многообещающий а любовь такая что не передать словами прочитав этот роман получаешь такое наслаждение о котором долго будешь помнить не пожалеете читайте женщины и учитесь как надо любить и покорять мужчин и вообще как сделать свою жизнь счастливой
Коснись меня огнем - Джордан Никольнаталия
19.01.2012, 15.05





oooochen xorosho! komu nravitsa eta tema sovetuyu "Brak po raschetu" etoqo je avtora
Коснись меня огнем - Джордан НикольAfa
23.01.2012, 23.20





Красивый и покоряющий, вначале о настоящем мужчине, а вторая половина-о настоящей женщине
Коснись меня огнем - Джордан НикольТатьяна
13.03.2012, 4.50





Ничего, так можно почитать на досуге. 8 из 10
Коснись меня огнем - Джордан НикольНастя
14.03.2012, 19.17





Целиком согласна с Наталией, но слишком много цыган. Черезчур! Удивляюсь долготерпению главного героя и местных жителей.
Коснись меня огнем - Джордан НикольВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.52





История любви интересная, но много лишнего.
Коснись меня огнем - Джордан НикольКэт
30.03.2014, 16.37





Какая же молодец Блейз.Настоящая женщина.
Коснись меня огнем - Джордан НикольMarina
13.04.2014, 14.50





Совершенно невозможно читать, тоска беспросветная, еле дотянула до 11 главы, дальше не в силах. Странно, отзывы хорошие...
Коснись меня огнем - Джордан НикольЕлена
13.01.2015, 9.45





Очередные фиалковые глаза, и о чудо, аристократка своя в доску в цыганском таборе! бредятина...
Коснись меня огнем - Джордан Никольчижик
13.01.2015, 15.28





Очередные фиалковые глаза, и о чудо, аристократка своя в доску в цыганском таборе! бредятина...
Коснись меня огнем - Джордан Никольчижик
13.01.2015, 15.28





Женщина огонь - вижу цель и не вижу препятствий.как танк.ставлю 6 баллов
Коснись меня огнем - Джордан НикольЛилия
16.04.2015, 0.46





Роман замечательный. Захватывает. С удовольствием наслаждалась чтением. 10.
Коснись меня огнем - Джордан НикольАля
16.11.2015, 1.55





Очень затянутый роман, много ляпов, хотя задумка неплохая: 6/10.
Коснись меня огнем - Джордан НикольЯзвочка
16.11.2015, 14.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100