Читать онлайн Живая мишень, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Живая мишень - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Живая мишень - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Живая мишень - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Живая мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

— Я рад, что тебе понравился мой цыпленок, Алекс. Впрочем, другого я и не ожидал. — Встав из-за стола, Гэлен начал собирать тарелки. — Я решил, что тебе не мешает хотя бы раз поесть нормально. Джадд, конечно, талантливый художник, но кулинария никогда не была его сильной стороной.
— Спасибо, Шон, было очень вкусно. — Алекс тоже встала и принялась помогать ему убирать со стола. — Если хочешь, я вымою посуду.
— Черную работу я обычно оставляю Джадду. Она способствует смирению, которое, как известно, является одной из основных христианских добродетелей. Ему, во всяком случае, немного смирения не повредит.
Морган лениво прищурился.
— Каждому свое, как говорил… не помню, кто. — Он поднялся. — Мне нужно осмотреть окрестности. И установить мины на танкоопасных направлениях. Так что посуду придется мыть тебе, Гэлен. Я сомневаюсь, что мисс Грэм очень хочется заниматься «черной работой», хотя и у нее со смирением не все в порядке.
Он вышел, а Алекс понесла грязные тарелки на кухню. Гэлен последовал за ней. После недолгих препирательств было решено, что она будет мыть посуду, а он — вытирать.
— Морган сказал, что утром ты уезжаешь. Это правда? — спросила Алекс.
— Да, но я вас не бросаю. Просто от меня будет больше пользы, если дать мне вместо пулемета компьютер и телефон.
— Наверное, но это означает, что мне придется рассчитывать главным образом на Моргана. И, честно говоря, меня это беспокоит.
— И напрасно. Во многих отношениях Джадд гораздо находчивее меня, как ни грустно это признать… — Гэлен немного помолчал. — Впрочем, не совсем так. Просто мы специализировались в разных областях, и у нас разный… гм-м… жизненный опыт.
Алекс невольно улыбнулась. Ей вообще было трудно удержаться от улыбки, имея дело с Гэленом. Морган был прав — его друг оказался очень симпатичным человеком.
— Его жизненный опыт меня мало волнует, — сказала она. — Куда больше меня беспокоит его характер. Морган непредсказуем, импульсивен и… Никогда не знаешь, что он выкинет в следующую минуту.
— И поэтому ты ему не доверяешь?
— Черт побери, конечно, не доверяю! Он сам говорил, что ему не раз приходилось убивать. Разве этого не достаточно, чтобы относиться к нему с недоверием и опаской?
— Как по-твоему, он убил кого-нибудь, кто не заслуживал смерти?
— Это неважно. Кто заслуживает смерти, а кто нет, может решить только суд.
— Может быть, тебе будет спокойнее, если я скажу, что он давно уже не работает по своей… гм-м… специальности? Джадд отошел от дел. Охранять тебя он взялся только потому, что я попросил его об этом.
— Неужели это так трудно для него — взять и вернуться к прежней работе?
— Не знаю. Честно говоря, он до сих пор часто ставит меня в тупик, хотя я знаю его уже много лет. Джадд Морган — человек-загадка.
— Это я уже поняла. К сожалению, в данный момент я не могу позволить себе тратить время на разгадывание загадок. Мне нужно знать точно: могу я доверять ему или нет.
— Тебе придется решить это самой, здесь я тебе не советчик.
— Но ты ему доверяешь? Гэлен кивнул:
— Вполне, хотя затруднился бы объяснить, почему. Должно быть, это работает интуиция, инстинкт. В любом случае я могу сказать одно: кроме моей жены, Джадд, пожалуй, единственный, кого я хотел бы видеть рядом с собой в трудные моменты.
— Кстати, Морган как-то упоминал, что твоя жена поклялась оторвать ему голову.
Гэлен усмехнулся: — Да, Элейн не умеет забывать и прощать.
— А ей есть что прощать Моргану?
— О да!
— Но ты не разделяешь ее мнения?
— Не полностью.
— Не хочешь рассказать подробнее?
— Вряд ли эта история способна вызвать прилив доверия к Джадду. Может быть, я лучше расскажу тебе все, что мне известно о его прошлом?
— Что ж, если я не могу выбирать, приходится довольствоваться тем, что дают. — Алекс философски пожала плечами. — Выкладывай.
Гэлен вооружился губкой и принялся вытирать поверхности столов.
— Что ж, наверное, лучше всего начать с той давней истории…
Когда он закончил, кухня блистала чистотой, а Алекс тщетно пыталась переварить то, что она услышала.
— Это все, что я могу тебе рассказать, — добавил Гэлен, ослепительно улыбнувшись. — Можешь Меня пытать, вырывать ногти, сажать в одиночку — больше я ничего не скажу.
— Пока мне больше ничего и не нужно… Это очень, очень любопытно, но… я все равно не могу его понять. Что еще тебе известно о Моргане? О его родителях, о его детстве?
— Дай-ка сообразить… — Гэлен прищурился. — Как-то Джадд упоминал, что его родители работали в одной из авиакомпаний и он еще в детстве побывал во многих странах. Джадд бегло говорит на шести языках, знает культуру и историю азиатских стран. Военная служба была для него естественным выбором. Пожалуй, это все, что я знаю, так что придется тебе, как и мне, полагаться на интуицию, на внутренний голос. А у женщин она, как говорят, развита сильнее, чем у мужчин. — Гэлен снова улыбнулся. — Я позвоню Элейн, а потом пойду спать. Когда Джадд вернется, скажи ему, о чем мы тут с тобой говорили, — мне бы не хотелось, чтобы он считал, будто я сплетничаю о нем за его спиной.
Проводив его взглядом, Алекс вышла на террасу. Порыв холодного ветра сразу толкнул ее в грудь, норовя забраться под ковбойку.
— Почему ты не надела куртку? — Голос Моргана заставил ее вздрогнуть. Он абсолютно бесшумно появился из-за угла и подошел к крыльцу. — Здесь, конечно, не так холодно, как в Колорадо, но температура близка к точке замерзания воды.
— Я думала, ты здесь, на террасе, — пробормотала она. — Любуешься закатом и все такое…
— Терпеть не могу закаты, — ответил Морган. — Я просто знакомился с местностью, чтобы знать, куда бежать. — Он поднялся по ступенькам и открыл входную дверь. — Первое правило скаута: знать наперечет все дыры в заборах. Ступай в дом; ты еще слишком слаба после болезни и можешь простудиться.
— У меня уже давно нормальная температура, — запротестовала Алекс, однако в дом вошла и сразу почувствовала, что действительно замерзла. — кстати, Гэлен велел передать тебе, что он рассказал мне кое-что о твоих подвигах.
— Ну и как, по-твоему, заслужил я хотя бы одно «Пурпурное сердце»? — Морган снял куртку и повесил в шкаф. — Напрасно он это сделал, но ты, наверное, на него нажала. Впрочем, Шон наверняка знал, что в конце концов это не будет иметь никакого значения.
— У меня такое ощущение, — медленно сказала Алекс, — что ты нарочно оставил нас вдвоем.
— Правильно. Надеюсь, теперь тебе легче?
— С чего ты взял, что мне должно стать легче? Как я поняла из рассказа Гэлена, тебе в любом случае грозит смерть, так? А значит, мой «шантаж», как ты его назвал, бесполезен. Я не смогу ухудшить твоего положения, как бы ни старалась!
— И это тоже правильно. — Он пристально посмотрел на нее. — Скажи, чем я могу тебе помочь?
Алекс недоверчиво рассмеялась.
— Ты что, шутишь?
— Да нет, я абсолютно серьезен. Просто я хочу, чтобы со мной тебе было спокойно. И чтобы ты мне доверяла.
— Тогда расскажи мне о человеке на портрете. О человеке, который убил Кена.
Морган задумался и молчал так долго, что Алекс показалось — он ничего ей не скажет. Но в конце концов он заговорил:
— Я столкнулся с ним пару лет тому назад в Фэрфаксе, в Техасе. Меня послали туда с заданием. Там я и увидел его…
— Ты уверен, что это был именно он? Морган кивнул:
— Тот вечер я не скоро забуду.
— Он был один? Ты видел кого-нибудь, кроме него?
— Нет, но это не значит, что там больше никого не было. Этот Фэрфакс — настоящий муравейник. Очень странное место.
— В каком смысле?
— Странное для Моралеса. Там было полным-полно лабораторий.
— Для какого еще Моралеса? О господи, я ничего не понимаю!
Морган почесал в затылке.
— Кажется, я начал свой рассказ с середины. Хуан Моралес — это человек, которого меня послали убрать. Он был крупным торговцем наркотиками и оружием. Обнаружив там лаборатории, я очень удивился. Тогда я решил, что они, вероятно, очищают для него героин или производят экстази…
— А что ты думаешь сейчас? Морган покачал головой:
— Хочешь еще кофе?
— А он мне понадобится? Он снова покачал головой:
— Ничего особенно ужасного в тот вечер не произошло. Впрочем, у тебя может быть другое мнение. Моралес остановился в лучшем отеле. Мне было приказано устранить его прямо в номере и забрать небольшой чемоданчик-«дипломат», который он постоянно держал при себе. Предположительно, в нем были деньги — много денег. Но стрелять в отеле оказалось неудобно; кроме того, Моралес там не задержался. Он отправился на небольшую текстильную фабрику на окраине городка. Я последовал за ним. У ворот фабрики его встречал тот самый мужчина со шрамом, которого ты видела в Арапа-хо-Джанкшн. Они вошли внутрь, а мне пришлось ждать снаружи — текстильная фабрика охранялась не хуже, чем Форт-Нокс. Вскоре Моралес вышел — один. Я поехал за ним в город, выбрал удобный момент и… выстрелил.
— Ты убил его?
— Я сделал то, что мне приказали. Но поскольку я не успел выполнить задание до того, как Морадес побывал на фабрике, мне нужно было проверить, не передал ли он деньги мужчине со шрамом.
— И?..
— Никаких денег в «дипломате» не оказалось. Вместо них там лежали три комплекта инженерных планов каких-то сооружений с очень интересными комментариями. Иначе говоря, на планах были помечены места, куда следовало закладывать взрывчатку, чтобы наверняка разрушить то или иное строение. Там даже были рекомендации, взрывчатку какой марки лучше использовать в том или другом случае.
— И что это были за здания?
— Я не знаю. — Морган покачал головой. — Чертежи были помечены только кодами: Z-I, Z-II и Z-III.
— Что же ты сделал с этими документами?
— То, что мне было приказано. Я отвез кейс со всем содержимым своему тогдашнему шефу Элу Лири и доложил ему, что работа выполнена, но денег в чемодане не оказалось — одни бумажки. Мне показалось, Лири был очень недоволен тем, что я открывал кейс, но тогда он мне ничего не сказал. А через два дня меня отправили в Северную Корею с новым заданием. Дальнейшее, я полагаю, тебе хотя бы в общих чертах рассказал Гэлен. В заключение скажу только, что я не связывал эти два задания Друг с другом до тех пор, пока не увидел в газетах сообщение о катастрофе в Арапахо-Джанкшн.
— Что-что? — Алекс насторожилась.
— Два сооружения на планах были какими-то многоэтажными зданиями. Но на плане, помеченном сокращением Z-I, была изображена плотина.
В этом-то я сумел разобраться, хотя моя инженерная подготовка оставляет желать лучшего.
— Господи Иисусе!..
— Впрочем, это могло быть простым совпадением. Ведь согласно докладу экспертной комиссии, в Арапахо не было обнаружено никаких признаков диверсии, никаких следов взрывчатки.
— И ты ничего не предпринял?
— А что я мог? Ведь я в бегах, меня разыскивают за совершение должностного преступления, чтобы пристрелить на месте, как собаку. Вряд ли от меня можно требовать, чтобы я отправился в Арапахо-Джанкшн — расследовать причины катастрофы, которая была во всеуслышание объявлена природным катаклизмом.
— Но ты мог бы сообщить…
— Кому? В ЦРУ? Но ведь если на плане Z-1 была именно плотина в Арапахо, значит, меня нарочно подставили. И заочно приговорили к смерти именно потому, что я имел неосторожность заглянуть в эти планы. Обращаться в ФБР тоже было бы слишком рискованно. — Морган встретился с Алекс взглядом. — Да, я предпочел позаботиться о собственной шкуре! Я — не один из твоих героев. Несколько лет подряд я делал грязную работу, чтобы воздвигнуть надежный барьер между моей страной и мировым злом, и что я получил за это? Удар в спину. Вот почему я сам себя отправил в отставку. А если тебе это не нравится, что ж… это твое личное дело.
— Но ты не можешь так просто устраниться! Это ничего не решает!
— Это решило одну очень важную проблему: буду я жить или умру.
— Тогда почему же ты здесь? Что мешает тебе по-прежнему оставаться над схваткой?
— Бессмысленный вопрос. — Морган пожал плечами. — Я оказался втянутым в это дело, и теперь мне остается либо действовать, либо бросить весла и пойти ко дну.
Алекс нахмурилась:
— Не надо вешать мне лапшу на уши, Морган, у тебя был выбор — до сих пор есть, и ты отлично это знаешь. Ты согласился на предложение Логана только потому, что хотел узнать, является ли плотина в Арапахо объектом Z-I или нет. Ты просто не хочешь мне в этом признаться.
— Не хочу признаться? Интересно — почему?
— Этого я не знаю. Возможно, ты просто боишься: ведь я могу подумать, что на самом деле ты вовсе не такой циник и эгоист, каким хочешь казаться. Но не бойся, этой ошибки я не сделаю. Каждый имеет право на одну оплошность, и я свое право использовала.
Губы Моргана изогнулись в подобии улыбки.
— Что ж, я рад, что мне удалось сохранить мою репутацию. Надеюсь, ты предупредишь меня, если тебе покажется, что я начинаю вести себя, как те выдуманные герои, о которых ты читала в книжках?
Алекс не смогла сдержать улыбки.
— В этом можешь не сомневаться.
Морган в эти минуты выглядел почти по-домашнему; он казался каким-то человечным, и Алекс с трудом подавила желание протянуть руку и дотронуться до него. Вместо этого она поспешно отвернулась и постаралась сменить тему, которая могла стать — и становилась! — слишком опасной:
— Сколько нам придется здесь пробыть?
— Несколько дней, максимум — неделю. Подобные убежища не могут оставаться безопасными слишком долго, особенно когда идет тотальный поиск. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы нас никто не тревожил как можно дольше. Хотя бы до тех пор, пока я не получу сообщение от Гэлена — я просил его отправить в Фэрфакс человека, чтобы кое-что проверить. Переезжать нам придется, это факт, но я бы предпочел знать, куда мы двинемся дальше.
— А сколько нам придется ждать сообщения Гэлена?
— Надеюсь, не слишком долго. У нас почти нет запаса времени. Ты знаешь, что такое цейтнот?
Алекс почувствовала, как у нее в душе шевельнулась паника, но постаралась справиться с ней.
— Только не говори мне, что ты играешь в шахматы!
— Я, конечно, не мистер Кэспэрофф, но когда-то я играл прилично.
Алекс показалось — он специально исковеркал фамилию самого скандального чемпиона мира, чтобы ее подбодрить. Но от этого ей стало только хуже. Впервые в жизни она почувствовала себя дичью, которую травят верховые охотники с собаками, стараясь выгнать на открытое место. А за деревьями ей уже мерещилось поле, на котором она превратится просто в мишень. Даже в Иране, когда ей пришлось бежать, спасая свою жизнь, Алекс не чувствовала себя до такой степени обреченной. Сейчас же все преимущества были на стороне врага, которого она пока не могла даже назвать по имени.
— Ничего, все будет в порядке, — уверенно сказал Морган, наблюдавший за ее лицом. — Слава богу, страна у нас большая, и в ней легко затеряться. Да и люди еще не везде подхватили такую опасную болезнь, как подозрительность. Не знаю, к сожалению или к счастью, но подавляющее большинство американцев похожи на тебя. Простые американцы склонны верить, что вокруг только хорошие парни, и требуется немало усилий, чтобы доказать им обратное.
— Ты, наверное, считаешь это глупостью?
— Если это и глупость, то очень трогательная. Подобное отношение к действительности способно растопить сердце даже такого закоренелого циника, как я. — Он улыбнулся. — А мое сердце, как мы с тобой выяснили, давно превратилось в кусок льда. Поэтому я особенно нуждаюсь в подобного рода… фактах.
Алекс посмотрела на него — и не сразу смогла отвести взгляд. Его глаза были такими же холодными, как и всегда, но вместе с тем он словно просил ее о чем-то. И Алекс внезапно почувствовала, как ее обдало жаром. Ей стоило огромного труда взять себя в руки. О чем, бишь, они говорили?
— Значит, я достаточно глупа, чтобы видеть в людях хорошее, — сказала она, нервно облизав пересохшие губы. — Чем мы займемся, пока Гэлен не свяжется с нами?
Алекс тут же выбранила себя за неосторожность, но было поздно. Черт, черт, черт! Она дорого бы дала, чтобы этот вопрос не прозвучал вовсе. Алекс была уверена, что Морган ответит какой-нибудь двусмысленностью, и мысленно готовилась к отпору, но ничего подобного не произошло.
— Даже не знаю, — сказал он. — Разве только ты позволишь мне отыскать что-то хорошее в тебе.
— Что-что?
— Я хотел сказать, что не стану рисовать тебя без твоего разрешения.
— Вряд ли ты его получишь. Я терпеть не могу сидеть неподвижно.
— Я этого и не требую. Но ты же будешь иногда смотреть телевизор или читать что-нибудь… Если ты согласишься на эти небольшие сеансы, я обещаю брать тебя с собой, когда буду ходить на разведку. Думаю, это немного скрасит наше вынужденное бездействие.
— А ты не боишься, что я не смогу за тобой угнаться?
— Нет, не боюсь. Если ты будешь отставать, мне придется только замедлить шаг, только и всего. Одну я тебя не оставлю в любом случае.
— Тогда верни мне мой револьвер.
— Он в моей сумке, можешь взять его когда захочешь. Не понимаю только, какую пользу может принести твой пистолетик, если на тебя охотятся с броневиками и гранатометами? Нет, если нас обнаружат, нам придется прибегнуть к методам партизанской войны.
— Что, выроем в лесу землянку и будем в ней прятаться?
— Ничего подобного. Сидеть на одном месте опасно, особенно в нашем положении. Мы будем постоянно двигаться, останавливаться, наносить удар и снова исчезать. Тебя это устраивает?
Алекс уже собиралась сказать «нет», но внезапно передумала. Ей показалось, что Морган прав. Если они будут только прятаться, в конце концов их найдут и уничтожат.
— Устраивает, поскольку это, по-видимому, единственный способ остаться в живых, — сказала она. — Я не хочу, чтобы меня загнали в угол, точно какую-нибудь крысу в норе. Только уж давай по-честному: если я разрешу тебе рисовать меня, за это тебе придется…
Морган покачал головой: — Никаких фотографий.
— Я вовсе не это имела в виду. Ты не настолько красив, Морган.
— Надеюсь, что нет.
Но его лицо, хранящее так много секретов, так и просилось на пленку, и Алекс решила про себя, что вернется к этому разговору когда-нибудь потом. Если только оно у них будет — это «потом».
— Если бы я попыталась тебя сфотографировать, У меня бы вышло что-то вроде Берлинской стены, — сказала она. — Давай лучше займемся вот чем. — Когда-то ты сказал, что, если я убегу от тебя через лес, ты найдешь меня по следам. Я бы хотела, чтобы ты научил меня читать следы.
— Зачем тебе это?
— Может пригодиться. В своей жизни я уже дважды оказывалась в ситуациях, когда мне приходилось пожалеть о том, что я не следопыт. Хотя, вообще-то, я в этом деле не новичок. Я, правда, никогда не была скаутом, но отец брал иногда меня с собой на охоту. Так что в лесу я ориентируюсь.
— Но зачем тебе разбираться в следах?
— Несколько лет назад в Турции потерялась одна маленькая девочка. Она ушла из деревни, пока я фотографировала ее родителей. Чтобы найти ее, потребовалось четыре дня. К сожалению, девочка была мертва. Она поскользнулась на тропе и свалилась с обрыва в реку. Если бы мы нашли ее быстрее, этого бы не случилось.
— Ну конечно, как я не догадался! — Морган насмешливо хлопнул себя ладонью по лбу. — Еще одно средство спасти мир!
— Не мир, а просто маленькую трехлетнюю девочку. Так ты будешь меня учить?
— За несколько дней многому не научишься. Мой учитель — индеец из племени апачей — занимался со мной несколько месяцев и все равно остался недоволен. Он сказал, что бледнолицый всегда останется бледнолицым.
— Я постараюсь усвоить, что смогу: такая наука всегда может пригодиться. Ну что. договорились?
Морган улыбнулся:
— Договорились.
— Тогда я иду спать. Разбуди меня пораньше.
— Да, конечно. Иди отдыхай, у тебя был трудный день.
— Просто ужасный.
— Хотелось бы мне сказать, что худшее уже позади, да не могу.
— И не говори. Я все понимаю. Спокойной ночи.
Алекс так устала, что даже поленилась включить свет в спальне. Стянув брюки, она на ощупь взбила подушку и, улегшись, укрылась одеялом. Ей казалось, что она сразу заснет, но вместо этого, лежа в темноте, Алекс снова и снова перебирала в памяти события и переживания прошедшего дня. Он действительно был очень трудным, тяжелым, но странным образом сблизил их с Морганом. И это тоже тревожило Алекс.
Впрочем, особенно удивляться не приходилось. У нее, во всяком случае, было объяснение происходящему между ними. Экстремальные обстоятельства часто способствуют пробуждению в людях инстинктивной сексуальности. Она сама испытала это однажды, когда осталась один на один с молодым врачом на затопленных равнинах в Бангладеш Их страсть была бурной, как вулкан, но она исчезла бесследно, как только миновала грозившая им опасность.
Правда, сейчас Алекс испытывала не просто сексуальное влечение, а нечто большее, но она решила, что сумеет с этим справиться. Кроме того, она не уловила никаких признаков того, что Морган переживает что-то подобное. Алекс всегда считала, что навязываться — последнее дело. Нет, она не станет перешагивать через собственные принципы даже ради… О господи, да она никак разочарована тем, что Морган не проявляет желания с ней переспать! Что это с ней такое творится? Да нужен он ей, как прошлогодний снег!
И вместе с тем Алекс отчетливо понимала, что другого такого мужчины, как Морган, она еще никогда не встречала и, возможно, не встретит. Он был очень непростым человеком, и чем лучше она его узнавала, тем меньше оставалось у нее средств защиты против него. Это было странно, почти парадоксально: ведь, кроме всего прочего, у них с Морганом не было ничего общего, взгляды у них были подчас прямо противоположными. И все же она не могла найти в себе силы осуждать его только за то, что он…
«Нет, — решила она, — лучше о нем не думать. Раз все равно не спится, стоит подумать о том, как выбраться из сложившейся ситуации». Раньше опасность грозила только ей, но теперь под ударом оказались десятки, даже сотни ни в чем не повинных людей. Если, конечно, Морган ничего не перепутал и Z-I — это действительно плотина в Арапахо-Джанкшн… А ведь есть еще Z-II и Z-III. Как же узнать, что это такое?..


— Как идет подготовка по объекту Z-II? — спросил Бетуорт. — Времени осталось мало, Пауэрc.
— Не волнуйтесь, мы поспеем к сроку.
— Поспеть-то вы поспеете, но каков будет результат?
— Результат будет такой, как планировалось. Задержка произошла только потому, что вы приказали мне найти Грэм.
— Это не причина. Алекс Грэм теперь занимается Юргенс.
— Но и он, насколько мне известно, пока не Может похвастаться особыми успехами, не так ли?
— Рано или поздно он ее уберет, это только вопрос времени. Твоя задача — это Z — II и только Z-II, ясно?
Бетуорт положил трубку и откинулся на спинку кресла. «Спокойствие, главное — спокойствие, — сказал он себе. — Все идет по плану. В конце концов, я предусмотрел все, что только можно было предусмотреть. Что касается Грэм и Моргана, то их скоро найдут и уничтожат. Все будет…»
Зазвонил его мобильный телефон.
— Бетуорт слушает.
— Я снова потерял его, Бетуорт.
— Это ты, Рунн? Черт возьми, почему ты не отвечал на мои звонки? Мне нужно было срочно связаться с тобой, а ты…
— Я должен его найти, но я потерял след. Скажи, где его искать?
Бетуорт стиснул зубы. Кажется, этот полуфанатик-полуманьяк приказывает ему?
— Если бы ты потрудился перезвонить сразу, я, возможно, смог бы тебе помочь.
— А сейчас ты можешь?
Бетуорт едва сдержался, чтобы не выключить телефон, но он слишком хорошо понимал, что это было бы ошибкой. При всей своей непредсказуемости и неуправляемости Рунн был джокером в его колоде, и у Бетуорта имелись на него вполне определенные планы. Кроме того, Рунн был, похоже, единственным, кто мог справиться с Морганом.
— Несколько дней назад он был в Колорадо. Может быть, он до сих пор там, но я в этом сомневаюсь. Кроме того, теперь с ним женщина — Алекс Грэм.
— Ты уверен?
— Абсолютно.
— Можешь прислать мне ее фотографию?
— Возьми любую газету за прошедшие несколько дней, там ты найдешь то, что нужно. Ты что, не читаешь газет и не смотришь телевизор?
— Нет. Это занятие для дураков.
— Алекс Грэм стала своего рода знаменитостью: в последнее время все средства массовой информации только о ней и говорят.
— А при чем тут Морган?
— Она скрывается от правосудия, и у меня есть основания считать, что Морган собирается помогать ей до победного конца. С таким ярмом на шее он почти наверняка потеряет мобильность… Впрочем, для тебя это большой роли не играет, не так ли?
— Нет. Тем не менее я хочу, чтобы ты переслал мне по факсу всю информацию: мне недосуг рыться в газетах. Я дам тебе номер. Сделай это как можно скорее — может быть, мне удастся обнаружить Грэм, если я пройдусь по ее связям.
— Ты не слишком самонадеян? Грэм разыскивают и ФБР, и ЦРУ, и полиция…
— Это ничего не значит. В решительный момент ФБР и полиция могут замешкаться, ведь они слишком привыкли действовать по инструкции. И они будут беречь свои задницы, потому что за превышение полномочий им грозит… ты сам знаешь, что им грозит. А у меня перед ними преимущество: мне наплевать. Итак, записывай адрес. Я жду твой факс…


— О'кей, — сказал Морган, оглядывая холмы. — Я дам тебе пятнадцать минут форы. Попробуй от Меня спрятаться. Вперед!..
— Ты собираешься искать меня по следам? — Удивилась Алекс. — Но как же я чему-то научусь, если…
— Потом мы вместе пройдем по твоим следам, и я покажу, какие ошибки ты совершила. Извини, но я не знаю, как еще тебя учить. Просто я привык выслеживать добычу, которая не хочет, чтобы ее нашли. Ну что, согласна?
— Я согласна. — Алекс бросилась бежать вниз по склону.


— Нашел! — Морган вытащил Алекс из-за куста. — Мне кажется, ты устала. В последние полчаса ты двигалась не особенно ловко. По правде сказать, бегемот — и тот оставил бы меньше следов.
— Спасибо за комплимент, — Алекс поморщилась. — Просто ты находишь меня уже в четвертый раз, и я… немного обескуражена. Если выследить человека так легко, почему мы не смогли найти ту маленькую девочку?
— Выследить человека вовсе не легко. В этом деле главное не теория, а практика — чем больше практики, тем лучше. Тренированный глаз сам отыскивает следы. Конечно, существуют разные факторы, способные частично эти следы уничтожить, — например, снег, дождь, ветер. А что касается твоего случая, то… Девочка могла некоторое время идти по дну какого-нибудь мелкого ручья или реки; к тому же дети весят мало и, соответственно, почти не оставляют следов на траве, на камнях, на твердой почве. Девочка могла пройти по грязи — в этом случае на подошвах образуется своего рода подушка из мокрой земли. И тогда отличить отпечатки ног маленькой девочки от следов других людей или животных можно только по величине шага. Наконец, ее следы могли затоптать коровы, козы или овцы… Или вы просто оказались не в том месте и не в то время. — Морган внимательно посмотрел на нее — Ты устала. Давай быстренько пройдемся по твоим ошибкам и вернемся на ферму. — Отвернувшись, он упругим шагом двинулся по склону вверх. — Вот смотри: здесь ты сдвинула камни. А вот здесь земля примята; видишь, она немного другого оттенка? А вот ты сломала ветку, когда лезла сквозь кусты. — Морган опустился на колени. — А вот и отпечаток ноги — четкий, хоть гипсом заливай.
— Мне он не кажется четким, — заметила Алекс.
— Как же?! — удивился Морган. — Видишь, вот отпечаток носка, он более глубокий, потому что ты бежала. А вот пятка. Здесь, под листом, даже сохранился рисунок протектора твоих кроссовок.
— Теперь вижу, когда ты мне показал. — Алекс вздохнула. — Это как учить иностранный язык. Похоже, мне и стараться не стоило. Я как будто повесила на куст табличку с надписью: «Я здесь».
— Что-то вроде, — нехотя согласился Морган. — Впрочем, когда я подошел к этим кустам, мне даже не понадобилось смотреть на землю, чтобы понять, где ты прячешься.
— Почему это?
— Я нашел тебя по запаху. Алекс едва не споткнулась.
— Что-что?..
— Дезодорант, мыло, зубная паста, шампунь — все это запахи цивилизации. Но, кроме них, природа дала каждому человеку свой собственный, неповторимый запах.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что от меня… воняет?
Морган улыбнулся:
— Вовсе нет. У тебя очень соблазнительный, Чисто женский запах.
Алекс быстро отвернулась.
— Во всяком случае, он достаточно индивидуален, — добавил Морган. — Я бы узнал тебя даже в темноте.
Алекс не нашла, что ответить.
— Вот уж не думала, что обоняние тоже можно тренировать, — пробормотала она наконец.
— Нет, это врожденный талант. Мне пришлось только немного развить его.
— Талант? Ну, в таком случае самый талантливый — Монти, пес Сары.
Морган рассмеялся:
— Ты сравниваешь меня с собакой? Напряжение исчезло, и Алекс вздохнула с облегчением.
— Монти — удивительный пес! Он лучший спасатель в США.
— Тогда будем считать, что ты сделала мне комплимент. — Морган отошел от нее ярдов на сорок и снова опустился на колени. — Вот здесь я напал на твой след. Видишь, блестит?..
Алекс опустилась на колени рядом с ним.
— Вижу. Но как это получилось?
— Твоя нога уплотнила частички почвы. Они образовали своего рода отражающую поверхность, но ее видно только под определенным углом.
— Да, она действительно блестит, но очень, очень слабо.
— Если стоять прямо над следом, его можно вообще не заметить. Вот почему следы следует искать не у себя под ногами, а на некотором расстоянии.
— Да, — вздохнула Алекс, — ты действительно мастер-следопыт. Мне до тебя — как до неба.
— Все правильно: мужчина должен быть наверху.
На этот раз Алекс не сделала ошибки и не посмотрела на него. Выпрямившись, она небрежным жестом отряхнула колени и сказала:
— Идем, мне не терпится узнать, что еще я сделала неправильно.


— Невероятно, — сказала Алекс, глядя в пламя камина и потягивая из кружки горячий шоколад. — Честное слово, я не знала, что искать следы так просто и одновременно — так сложно. Расскажи, как ты познакомился с этим индейцем, который тебя учил?
— Меня направило к нему мое армейское начальство. Это была часть моей специальной подготовки. — Морган бросил на нее быстрый взгляд, и карандаш его снова забегал по бумаге. — Никогда не знаешь, когда тебе может пригодиться умение искать… и находить. Честно говоря, мне понадобилось довольно много времени, чтобы достичь хотя бы среднего уровня. Во-первых, я никогда не любил охотиться. Для начала мне пришлось научиться не думать о дичи и о том, как я ее убью, а сосредотачиваться именно на преследовании. Знаешь, в отсветах пламени ты выглядишь… очень интересно.
— Рисуй быстрее, от тепла меня совсем разморило. Боюсь, что засну прямо здесь.
— Потерпи еще немного… Кстати, ты сказала, что отец брал тебя с собой на охоту. Но ведь это совсем не в твоем характере; я, во всяком случае, не представляю тебя с ружьем в руках.
— Мы не брали с собой ружей. Мой отец не любил стрелять в животных. Мы охотились с фотоаппаратами.
— А-а, теперь понятно! Это тебе больше подходит.
— Разве людям твоей профессии тяжело научиться… — она замялась, подыскивая подходящее слово, — …охотиться?
— Убивать — так будет правильнее, — спокойно сказал Морган, не отрываясь от своей работы. — Некоторым — да, трудно, а некоторым — нет. Время от времени встречаются люди, которым это нравится. Которые любят охотиться. Любят убивать.
— Но к тебе это не относится?
— Нет, ко мне не относится.
— А тебе приходилось встречать таких, кому нравилось убивать?
Морган кивнул:
— Да, однажды я столкнулся с одним таким человеком. Он даже заразил меня этой своей страстью… ненадолго. — Морган положил альбом для набросков на тумбочку рядом с диваном. — Ладно, можешь идти спать. Мне кажется, главное я уловил. Остальное можно доделать и завтра.
Алекс понимала, что он просто не хочет отвечать на ее вопросы. Что ж, может быть, ей не следовало расспрашивать его слишком подробно. Из-за этого ею снова овладело чувство почти интимной близости с ним. Это ее пугало, и Алекс решила, что впредь ей следует быть поосторожней.
Поднявшись с кресла, она сказала:
— У меня такое впечатление, что наша сделка выгодна только для тебя — ты получил возможность рисовать меня сколько душе угодно. Что касается меня, то я, наверное, никогда не научусь читать следы как следует.
— Научишься. У тебя хороший глаз, ты не глупа и быстро все схватываешь. Завтра ты вспомнишь все, о чем мы говорили сегодня, и мне будет труднее тебя найти.
— Если ты только опять меня не учуешь. Знаешь, Морган, что бы ты там ни говорил, мне что-то не очень нравится, что я… что меня можно найти по запаху.
Он улыбнулся:
— Должен же учитель иметь какие-то свои фирменные приемы! Ничего, послезавтра уже ты поведешь меня по собственному следу; уже ты будешь объяснять мне, как я сумел тебя выследить.
— Так скоро?
— Я уже сказал, что у тебя хорошие глаза.
У него тоже были хорошие глаза. Красивые — голубые, как лед. Только сейчас они почему-то вовсе не казались холодными.
— Спокойной ночи. — Алекс двинулась к спальне. — Надеюсь, завтра я сумею задать тебе задачку потруднее!


Где же Морган? Куда он подевался?
Алекс потопала ногами, стараясь согреться. За последний час сильно похолодало, и она уже подумывала о том, чтобы вернуться в коттедж. Ночью выпал снег, и Морган отменил очередной урок по чтению следов — сказал, что выслеживать кого-то по свежевыпавшему снегу слишком легко. Алекс понимала, что он прав, и тем не менее была по-настоящему разочарована, когда он сунул ей в руки фотоаппарат, а сам отправился к холмам.
Быть может, даже слишком сильно разочарована.
Ладно, черт с ним, с Морганом! Стараясь не дрожать от холода, Алекс навела фотоаппарат на вершины гор, скрытые густыми снеговыми облаками.
— Ну, как твои дела?
Алекс резко обернулась и увидела, что Морган стоит в двух шагах позади нее. И как он умудрился совершенно бесшумно приблизиться к ней по этому молодому, хрусткому снегу?
— Где ты был?
Он указал на юг, на далекий холм с тремя вершинами.
— Мне нужно было размяться.
— А меня ты оставил удерживать крепость, пока тебя не будет?
— Что-то вроде того. — Морган обогнул ее и Двинулся дальше по тропе к дому. — Мне показалось, тебе было бы полезно немного отдохнуть Впрочем, в последние два дня ты держалась неплохо, особенно учитывая твое увечье.
— Мое увечье, это надо же! Какая трогательная забота!.. — Алекс улыбнулась. — Ничего, дай мне еще две недели, и я от тебя не отстану.
— У нас нет двух недель.
— Я знаю. Я сказала, не подумав… — Действительно, последние три дня были такими мирными, исполненными такого спокойствия, что она и думать забыла обо всех неприятностях. Они словно попали в зачарованное место, где само время остановилось. Быть может, виновата в этом была окружавшая их почти нетронутая, безмятежная природа, а быть может, сама Алекс подсознательно стремилась отгородиться от опасностей, которые грозили ей со всех сторон.
— Гэлен еще ничего не узнал? — спросила она.
— Узнает. Он звонил вчера, сказал, что Ральф Смизерс вылетел в Техас. Гэлен снабдил его копиями портретов, которые мы здесь набросали. Думаю, сегодня вечером уже будут новости.
— Ты что-нибудь знаешь о Смизерсе?
— Только то, что его выбрал Гэлен. Для меня этого достаточно. — Морган бросил на нее быстрый взгляд. — Но я не собираюсь отсиживаться в этой дыре и надеяться, что все решится само собой. Мы и так пробыли здесь слишком долго.
— Я ожидала чего-то подобного: ты не производишь впечатления человека, наделенного безграничным терпением, — заметила Алекс. — Честно говоря, я думала — ты места себе не будешь находить, но ты… ты держался на удивление достойно.
Морган хмыкнул:
— Неужели ты так ничего и не заметила? — Он отвернулся. — Говоря книжным языком, все это время я был буквально вне себя от вполне понятного возбуждения.
О дьявольщина! Алекс почувствовала, как ее обдало жаром. Оставалось только надеяться, что она не покраснела. Уже не в первый раз она улавливала в его словах явный сексуальный подтекст. Алекс и сама испытывала нечто сродни сексуальному возбуждению. Оно было то сильнее, то слабее, но хотя она старалась не обращать на него внимания, возбуждение не исчезало. А теперь оказывается, что то же самое испытывал Морган. И сейчас он хотел, чтобы она узнала об этом. Узнала — и дала ему ответ.
— Не бойся. — Морган снова посмотрел на нее. — Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать, просто… Просто мне это нужно. Думаю, и тебе тоже.
— А ты привык брать то, что тебе нужно, не так ли?
— Да. Кроме того, сейчас мы в такой ситуации, что каждый день может стать для нас последним. Ни ты, ни я не можем предсказать, что случится завтра.
— Верно, не можем. — Она облизнула внезапно пересохшие губы. — Но если ты привык жить только сегодняшним днем, то я… мне… Словом, мне это не подходит. Жизнь — драгоценный дар, и я хочу наслаждаться ею, а не думать о том, что завтра меня, возможно, не станет.
— Так наслаждайся ею! Ляг со мной в постель. Уверяю тебя, я не любитель сентиментальных воспоминаний. Ты получишь удовольствие, я получу удовольствие — и этого будет вполне достаточно. Честное слово, когда мы расстанемся, я не покончу с собой от несчастной любви. — Морган поднялся на террасу и открыл дверь. — Вот, собственно, все, что я хотел сказать. Что тебе приготовить на ужин?
Алекс изумленно уставилась на него.
— Что-что?
Он улыбнулся.
— Еда не приносит такого удовлетворения, как секс, но без нее не обойтись. У нас есть целая куча замороженных полуфабрикатов, но если тебе хочется что-нибудь особенного, я могу попробовать приготовить запеканку. Только лук придется резать тебе — от него я всегда плачу, а со стороны это выглядит не очень-то мужественно.
Он отступал, как делал это уже не раз за последние несколько дней, но было поздно. Алекс знала — теперь она не скоро забудет, как Морган предложил ей переспать с ним. Впрочем, он, наверное, и не хотел, чтобы она забывала. Он хотел, чтобы она думала об этом, воображала их в постели вдвоем…
И он своего добился, черт бы его побрал!
Алекс набрала полную грудь воздуха и… прошла мимо него в дом.
— Нужно резать лук под струей холодной воды. Идем, я покажу тебе как, — сказала она.
Он вошел следом и повесил куртку в стенной шкаф.
— Всегда готов поучиться у знающего человека, — сказал он.
— А мне казалось, что ты уже все знаешь и тебе не нужно учиться, — заметила Алекс.
— Все равно поделись опытом, — Морган направился в кухню. — Какое-никакое, а развлечение!..


Мобильный телефон Моргана зазвонил, когда он собирался взбивать яйца.
— Только что звонил Смизерс, — сказал Гэлен. — Ему повезло: служащий отеля опознал обоих мужчин. Человек со шрамом — это Томас Пауэрc. Второй — Келвин Декер.
— Он уверен?
— Примерно полтора года назад Пауэрc и Декер появлялись в тех краях чуть не каждую неделю — приезжали, уезжали, снова приезжали. Это продолжалось довольно долго. Они утверждали, что являются дизайнерами и работают на текстильную компанию. Местные жители были уверены, что они врут, но эта парочка не жалела чаевых, и люди закрывали глаза на их странное поведение.
— Может, их считали наркодилерами?
— Не исключено. О том, что происходит на фабрике, ходили самые разные слухи, но доподлинно никто ничего не знал. Фэрфакс находится слишком близко к границе, а контрабанда наркотиков — настоящий бич южного Техаса.
— Этот человек из отеля не говорил, когда он в последний раз видел Пауэрса? Не появлялся ли он в Фэрфаксе в прошедшие месяц-два?
— Нет, не появлялся, — сказал Гэлен. — Но когда Пауэре останавливался в отеле в последний раз, он расплатился за номер кредитной карточкой. В бухгалтерских документах сохранился номер карты, сейчас я ее проверяю. Что касается Смизерса, то сегодня вечером он намерен побывать на фабрике.
— Там очень серьезная система охраны.
— Твои сведения устарели — фабрика закрылась полгода назад. В настоящее время она фактически заброшена, там никого нет, кроме ночного сторожа. Смизерс сказал, что позвонит мне прямо оттуда, если обнаружит что-нибудь заслуживающее внимания.
— А ты сразу перезвони мне.
— Обязательно. Как там Алекс? Она еще мирится с твоим присутствием?
— С трудом. Ладно, мне некогда с тобой болтать — я готовлю запеканку.
— Ты?! Запеканку?!!
Морган бросил взгляд на Алекс.
— Я обнаружил в себе способности, о которых даже не подозревал. Жду твоего звонка. — Он дал отбой. — Мужчину со шрамом зовут Томас Пауэрс, второй — Келвин Декер. В настоящее время Гэлен проверяет номер кредитной карточки, которой Пауэрс расплатился во время своего пребывания в Фэрфаксе.
Лицо Алекс вспыхнуло от волнения.
— Наконец-то мы что-то узнаем! — воскликнула она, но тут же нахмурилась. — Все равно это имя, наверное, вымышленное.
— Может быть, и настоящее — профессионалы тоже иногда ошибаются. В любом случае у нас появилась хоть какая-то зацепка.
— Да-да, наконец-то нам повезло, пусть даже в такой мелочи. А я уже думала, у нас так ничего и не выйдет.
— Я до сих пор думаю, что у нас ничего не выйдет, — серьезно сказал Морган.
— Почему? — У Алекс вытянулось лицо.
— Потому что ты так и не порезала лук. — Он улыбнулся. — Боюсь, мне придется делать это самому.


— Я сварю кофе, а ты включи телевизор, — сказал Морган, когда они поужинали. — Посмотри новости. Нужно быть в курсе того, что замышляет противник.
Когда он вошел в гостиную, неся на подносе кофейник и две чашки, Алекс повернулась к нему.
— Новости только что закончились. Если верить официальным сообщениям, нас все еще разыскивают в Колорадо. Вертолет они так и не смогли идентифицировать, потому что бортовые регистрационные номера оказались фальшивыми.
— Кто бы мог подумать! — Он налил ей кофе. — Еще что-нибудь любопытное было?
— Не о нас. Еще одно нападение на наше посольство, на сей раз в Кито, но почерк террористов тот же. ЦРУ уверено, что действовали боевики «Матансы». Они снова угрожали президенту… — Алекс покачала головой. — И когда только это кончится?! Еще недавно я чувствовала себя в полной безопасности, а теперь только и делаю, что озираюсь по сторонам! Хотелось бы мне знать, что испытывает Андреас. Ведь он рискует головой чуть не двадцать четыре часа в сутки.
— Да работенка у него не из легких, — согласился Морган, усаживаясь напротив нее. — Но он справится; чего-чего, а мужества ему не занимать.
— Ты как-то сказал, что Андреас тебе нравится…
— Мне кажется, он парень честный, а честный политик — это уже почти святой. — Морган глотнул кофе. — Может, посоветовать Логану обратиться непосредственно к Андреасу? Я не представляю, кому еще мы можем доверять!
Глаза Алекс расширились от удивления.
— Обратиться к президенту?!
— Гэлен утверждает, что Логан пользуется у президента определенным доверием.
Алекс покачала головой:
— В любом случае нам необходимы доказательства. Без них ни нас, ни Логана никто слушать не будет.
— Наверное, ты права. — Морган взял у нее пульт дистанционного управления и выключил телевизор. — Хватит на сегодня новостей, иначе ты расстроишься. Откинься на спинку и расслабься, а я сделаю пару набросков.
— Господи, да у тебя их, наверное, уже не меньше сотни!
— Что поделать, если мне так нравится твое лицо! — Он раскрыл блокнот, достал карандаш и начал рисовать быстрыми, уверенными штрихами. — У тебя очень интересное лицо. Необычное.
— А по-моему, лицо как лицо. Ничего необычного в нем нет. Или, может быть, тебе нравятся слабые женщины?
Морган внимательно посмотрел на нее и вдруг спросил:
— Почему ты так боишься показаться слабой Алекс?
Он назвал ее по имени чуть ли не впервые за все время их знакомства, и Алекс почувствовала, как ее снова охватывает ощущение возникшей между ними интимности.
— Потому что на самом деле я вовсе не… — Она запнулась и тяжело вздохнула. — Я боюсь показаться слабой, потому что мне кажется — в глубине души я действительно слабая. Слабая, никчемная, ни на что не способная… Я стараюсь не быть такой, но… Ни один человек не может знать, как он будет вести себя в чрезвычайных обстоятельствах. Однажды я потеряла контроль над собой. И боюсь, что это может повториться.
— Ты имеешь в виду одиннадцатое сентября?
— Да. Тогда я действительно чувствовала себя беспомощной и бессильной, и я ничего не могла сделать. Его не было там, его не было нигде! Я обошла все больницы, я расклеила его фотографии на всех углах. — Слезы подступили к ее глазам, но она продолжала: — Я так его и не нашла. Никто его не видел, никто не знал, где он. Я рыдала, как еще никогда в жизни, я словно помешалась… — Алекс судорожно сглотнула. — Да, я не хочу, чтобы это повторилось. Я не хочу снова оказаться бессильной, беспомощной. И не окажусь!
— По-моему, в психологии это называется гиперкомпенсацией.
— Черта с два! — Алекс наконец справилась с судорогой, словно клещами сдавившей ей горло. — да пожалуйста, больше не рисуй меня слабой. Когда я еще не оправилась после ранения, у тебя было для этого формальное основание, но теперь — нет!
— Хочешь взглянуть на этот набросок?
— Конечно, хочу!
Морган поднялся и шагнул к ней. Алекс смотрела на него и думала, что ей не следовало доверяться ему, делиться с ним сокровенным. Не то чтобы от этого она чувствовала себя более уязвимой, нет — просто он становился ближе. А Алекс этого не хотела, видит бог, не хотела!
Морган опустился перед ней на колени и протянул альбом.
«Алекс» было написано в верхнем углу листа, на котором он несколькими линиями набросал ее лицо. Оно не было прорисовано как следует, но в нем ясно читались сила, жизнелюбие, ум и воля.
Некоторое время Алекс молчала, не в силах вымолвить ни слова. Наконец она пробормотала:
— Ты… ты преувеличил.
— Совсем немного.
— И именно такой я тебе кажусь? Морган ухмыльнулся.
— Нет, конечно. Это просто обходной маневр, чтобы затащить тебя в постель. Я использую этот прием со всеми знакомыми женщинами. Между Прочим, действует безотказно… — Его улыбка погасла. — Черт побери, Алекс, ты уже должна была изучить меня достаточно хорошо, чтобы понимать, что лгать я тебе не стану. И вообще: если с человеком я еще способен иногда слукавить, то в живописи покривить душой я не могу. Иначе у меня просто ничего не получится. Рисунок должен быть честным, искренним, полным… — Внезапно он протянул руку, и его пальцы скользнули по ее щеке. — С тобой мне это далось легко, потому что в тебе есть все, что мне было нужно.
У Алекс перехватило дыхание. Его прикосновения были быстрыми и легкими, как шепот, но она чувствовала себя так, словно он проводил пальцами по ее обнаженным нервам. Его лицо было неподвижным, сосредоточенным, напряженным и… молящим.
Неожиданно для самой себя Алекс медленно подняла руку и прикоснулась к его губам.
Морган замер. Потом повернул голову так, что его губы прижались к ее ладони.
На мгновение Алекс застыла неподвижно, чувствуя, что все ее тело пылает, как в огне. А уже в следующий миг Морган вдруг резко поднялся на ноги и отступил.
— Нет, так нельзя, — пробормотал он.
Алекс в изумлении уставилась на него. Что, черт побери, он хотел сказать? Что значит это его «нет»? Сама она готова была расплавиться от сжигавшего ее жара.
— Это будет неправильно. Ты говорила об отце и едва контролировала себя, а я влез со своими рисунками… — Уголок его губ резко дернулся. — И я сделал это намеренно. Я думал только о себе, а не о том, что могу причинить тебе боль. Ты была нужна мне, а это был верный способ получить то, что я хотел.
— Что-о?
— Я пытался манипулировать тобой, забыв, что я теперь другой — забыл, зачем я это делаю на самом деле. — Он шагнул к дверям своей спальни. — В общем, так: если я тебе нужен, ты придешь сама.
Дверь за ним захлопнулась, и Алекс еще долго сидела неподвижно, ошеломленно глядя ему вслед. Она никак не могла взять в толк, что такое случилось с Морганом. Истерика? Не похоже. В нем внезапно проснулась совесть? Вот это уже ближе к истине. Но кто бы мог подумать…
Алекс чувствовала себя так. словно проваливалась в жерло действующего вулкана — и внезапно оказалась по горло в ледяной воде. Конечно, пытаться манипулировать ее волей было с его стороны как минимум нечестно, но от такого человека, как Морган, и следовало ожидать чего-то подобного, Алекс была давно готова к чему-то в этом роде, хотя назвать его подлецом у нее не поворачивался язык. К Моргану нельзя было подходить с общей меркой. Он подчинялся правилам, которые сам же и устанавливал, и предсказать, что он сделает в следующий момент, было невозможно.
Если я нужен тебе, ты придешь сама.
Ах, чтоб тебя!.. Всю жизнь она терпеть не могла самонадеянных мужчин.
Алекс решительно встала с кресла и, подойдя к его комнате, рывком распахнула дверь. Морган стоял у окна и расстегивал рубашку.
— Мне, очевидно, следует испытывать что-то вроде благодарности за предоставленную возможность действовать по своему усмотрению, — сказала она. — Но, к сожалению, никакой благодарности я не чувствую. Это чертовски трудно… — Алекс сглотнула вставший в горле комок. — В общем, ты мне нужен, и я пришла. Только не стой столбом! Попробуй хотя бы притвориться, будто ты меня соблазняешь…
— Ты уверена, что это необходимо?
Вместо ответа Алекс подошла к нему и прижалась щекой к его груди, поросшей густыми курчавыми волосами. Это прикосновение заставило Моргана вздрогнуть; он вдруг замер, словно в испуге хотя Алекс никогда бы не подумала, что такой человек может чего-то бояться.
— Уверена, — проговорила она. — И не надо меня спасать, я вполне могу сама о себе позаботиться.
— На мой взгляд, у тебя пока получается не очень хорошо, — сказал Морган.
— Это не твое дело, — отрезала Алекс. — И потом — не ты ли говорил, что каждый день нужно прожить так, словно он последний?
— Я это говорил? — искренне удивился Морган. — Впрочем, кажется — что-то в этом роде действительно было… Но, насколько мне помнится тебе моя жизненная философия пришлась не особенно по душе.
— Пошел к черту, Морган! Могу я передумать? Хватит болтать, лучше помоги мне снять рубашку. Я бы сделала это сама, но мне пока трудно.
Он нежно положил ей руки на плечи.
— Конечно, я тебе помогу, — сказал он. — Я сделаю все, что ты хочешь, только скажи…


— Я не сделал тебе больно? — спросил Морган, когда они немного отдышались.
Алекс усмехнулась:
— Не слишком ли поздно ты об этом вспомнил?
— Нет. Ну, так как?
Алекс притворилась, будто обдумывает ответ.
— Кажется, после третьего раза плечо немного заныло, но это быстро прошло. А может быть, ты меня отвлек. — Она легонько куснула его за плечо. — А я? Я сделала тебе больно?
— Нет, только возбудила еще больше. Хочешь повторить?
— Попозже. — Она плотнее прижалась к нему. — Мне нужно немного передохнуть, Джадд. Ты вынослив, как черт знает кто, мне за тобой не угнаться.
— Ладно. — Он сел на кровати. — Пойду принесу альбом для набросков.
— Только посмей! — Алекс схватила его за плечи. — Я не собираюсь позировать тебе голая.
— Мне нужно только твое лицо, — прошептал Морган, целуя ее. — Я хочу запомнить тебя… такой. Знаешь, сейчас ты просто… светишься.
— Ага, сначала ты нарисуешь лицо, потом все остальное, и не успею я оглянуться, как в музее «Прадо» появится новая «Маха обнаженная».
— Нет, если я когда-нибудь нарисую тебя обнаженной, то только для себя. Я ведь на самом деле ужасный собственник! — Морган улыбнулся и поцеловал ее в ямочку между ключицами. — Ну так как, можно мне сходить за альбомом?
— Может быть, позже, — ответила Алекс, прижимая его голову к себе. — Знаешь, оказывается, я ни капельки не устала…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Живая мишень - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415Эпилог

Ваши комментарии
к роману Живая мишень - Джоансен Айрис



Политика, террор, ... и чуть-чуть о любви. Если кому нравится, что-то вроде "Крепкого орешка" может читать!
Живая мишень - Джоансен АйрисН@т@лья
7.08.2011, 22.06





да,что-то вроде крепкого орешка,но любви больше.советую всем,одна из лучших книг этой серии
Живая мишень - Джоансен Айрисвиктория
8.08.2011, 15.01





Дамы,простите меня, но ... я разочарованна в этой книге. Честное слово,боевик,а не любовный роман.
Живая мишень - Джоансен АйрисЕлена
19.03.2012, 22.07





На роман это совсем не похоже да и боевик фиговый если честно, хотя иногда люблю боевики почитать
Живая мишень - Джоансен АйрисАнютка
6.05.2012, 3.34





Это однозначно не роман, скорее интригующий напряженный детектив. Сюжет хороший, коней счастливый. Но перечитать точно не захочется. Героиня все время напрягала, безумной самонадеянностью и прямо-таки диким упорством, то что ей удалось таки выжить вообще чудо. Герой вызывает двоякие чувства, но при его профессии, все логично.
Живая мишень - Джоансен Айрисната
1.10.2012, 14.42





Не в восторге, реально назвать любовным романом нельзя. Пока читала хотелось спать.
Живая мишень - Джоансен АйрисМышка
27.06.2013, 10.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100