Читать онлайн Живая мишень, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Живая мишень - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Живая мишень - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Живая мишень - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Живая мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Морган вышел на связь, только когда вертолет опустился для дозаправки на маленьком частном аэродроме к северу от Денвера.
— Я взял напрокат машину в Колорадо-Спрингс и еду к вам, — сказал он. — Где вы сможете меня забрать?
— Дэйва я отпустил, дальше вертушку поведу сам, — ответил Гэлен. — Поезжай в аэропорт в Форт-Коллинзе. Думаю, мы попадем туда практически одновременно.
— Вряд ли это разумно. Скажи лучше, где конечный пункт вашего маршрута — я поеду прямо туда.
— У меня тут мятеж на борту, — усмехнулся Гэлен. — Алекс чувствует себя виноватой за то, что мы тебя бросили. Я говорил ей, что без тебя мир сразу сделается лучше и добрее, но она не хочет ничего слушать.
— Вот как? Интересно… Ладно, считай — ты меня уговорил. Я буду в Форт-Коллинзе через полтора часа.
Гэлен дал отбой и повернулся к Алекс.
— У Джадда все в порядке, скоро мы его увидим.
— Зачем ты ему наврал? — нахмурилась Алекс. — Я вовсе не считаю себя виноватой. Просто мы поступили непорядочно.
— У тебя довольно необычные представления о порядочности, — осторожно заметил Гэлен. — Должно быть, в детстве ты слишком много читала. Или была в скаутах.
— Ни то ни другое. — Алекс отвернулась. — Куда мы полетим после того, как заберем Моргана? — спросила она после паузы.
— На ферму в окрестностях Сибли. Это небольшой поселок в районе Джексон-Хоул в Вайоминге.
— Почему именно туда?
— Это ближайшее место, где у меня есть достаточно надежные связи и где вы с Джаддом можете обосноваться без особого риска. Разумеется, я предпочел бы укрытие посолиднее, но мне нужно было вытащить вас как можно скорее. — Гэлен покачал головой. — Ты даже не представляешь, какая заварилась каша. Тебя будут разыскивать все правоохранительные службы страны вплоть до Добровольного корпуса содействия полиции. Плюс многочисленные помощники из числа так называемых добропорядочных граждан.
Алекс устало потерла глаза.
— Я ничегошеньки не понимаю! — пожаловалась она. — Это какой-то кошмар!
— Совершенно с тобой согласен, — кивнул Гэлен. — А чтобы избавиться от кошмара, есть только один способ: поскорее проснуться. — Он посмотрел ей в глаза. — То, что произошло у хижины, было по-настоящему страшно. До этого момента я еще надеялся, что все произошедшее с тобой может оказаться ошибкой. А от ошибок не застрахован никто. Даже ЦРУ.
— Морган с самого начала был уверен, что это никакая не ошибка, что все было тщательно спланировано и подготовлено.
— Джадд вообще склонен не доверять государственным службам безопасности; у него с ними свои счеты. Его разыскивают и, если найдут, под суд отдавать не станут. Мир спецслужб — жестокий Мир, который живет по своим законам.
— А как ухитрилась так называемая «живая легенда» нарваться на неприятности с ЦРУ? Или c кем там у него счеты?
— Во всем виноваты его страстный патриотизм и излишняя доверчивость. Когда-то Джадд был таким же идеалистом, как ты сейчас.
— Не может быть!
— Самые отъявленные циники получаются из утративших иллюзии фанатиков.
Алекс покачала головой.
— Я понимаю: ты не можешь думать о нем хорошо, потому что он тебя похитил, — мягко сказал Гэлен. — И все-таки…
— Потрясающе тонкий анализ! — сухо перебила Алекс. — Между прочим, я не забыла, кто все это организовал. Ты. И вам пока не удалось сделать ничего такого, что заставило бы меня думать о вас лучше.
— Но, может быть, нам еще представится шанс реабилитировать себя в твоих глазах, — рассмеялся Гэлен.
— Я в этом сомневаюсь.
— Тебе же будет лучше, если ты изменишь свое мнение о нас, — серьезно сказал он. — Ведь мы — единственные, кто сражается на твоей стороне.
— А также Логан, — едко заметила Алекс.
— А также Логан, — спокойно подтвердил Гэлен. — Сара не в счет, хотя она твоя подруга. Ведь тебе, наверное, не захочется, чтобы она подвергала себя опасности, участвуя во всем этом… во всей этой истории.
— Не захочется.
— Значит, остается только Джон Логан. Я понимаю, ты считаешь его чуть ли не главным виновником всего, что с тобой произошло, но… Знаешь, иногда даже самая сложная проблема становится проще, если разобрать ее по кирпичикам, проанализировать, а затем снова сложить. Тогда, быть может роль Логана, моя, Джадда предстанет в ином свете. И не исключено, что в конце концов ты решишь: встреча с Джаддом — это лучшее, что могло с тобой случиться в данной ситуации.
— Чушь!
— Это просто предположение, я ничего не утверждаю. — Гэлен немного помолчал и, видимо, счел за благо сменить тему: — Как твое плечо?
— Нормально.
. — Значит, болит. Может быть, попытаешься вздремнуть? Нам еще лететь не меньше двух часов. Вздремнугь? Ну нет. Алекс знала, что стоит ей закрыть глаза, и она снова увидит объятую пламенем хижину и темные фигурки у разбитых машин. Каждый раз, когда она вспоминала об этом, у нее внутри все переворачивалось.
— Нет, не хочу, — коротко сказала она. Гэлен, внимательно наблюдавший за выражением ее лица, кивнул с понимающим видом.
— Тогда постарайся хотя бы расслабиться, — посоветовал он. — Мы намного опередили наших врагов, так что нам ничто не грозит. — Гэлен улыбнулся. — Если только они не выслали в погоню истребители. Как бы там ни было, тебе нужно отдохнуть.
— Ты прав, даже опасным террористкам нужно иногда отдыхать, — согласилась Алекс и, покачав головой, прошептала чуть слышно: — И все равно это какое-то безумие. Весь мир сошел с ума…


Когда вертолет опустился на аэродроме в Форт-Коллинзе, Морган уже ждал на посадочной площадке. Он все еще держал в руках винтовку, и Алекс снова показалось, что оружие для него так же привычно, как фотоаппарат для нее. Поднятый винтом ветер раздувал его волосы и трепал одежду.
Он был похож на… воина. Это слово внезапно всплыло у нее в мозгу, и Алекс, поразмыслив, решила, что оно ему очень подходит. Почему нет? Ведь говорил же Гэлен, что когда-то Морган служил в «Воздушных рейнджерах».
И все же он был не просто солдатом, а именно воином. Хотя Алекс едва ли могла бы сформулировать, что это означает.
— Поехали! — крикнул Морган Гэлену, забравшись в вертолет. — Лететь, конечно, приятнее, чем ехать, но я уверен, что спокойно добрался бы до места и на машине. А вот для вас каждое приземление — это ненужный риск, потерянное время и зря истраченное топливо.
— Это была идея Алекс, — отозвался Гэлен, уверенно отрывая вертолет от земли. — Я пытался убедить ее, что ты знаешь, что делаешь, но она не захотела меня слушать. Алекс считает — мы были не правы, когда бросили тебя в Колорадо.
— Я ничуть не удивлен, — фыркнул Морган. — Штатские обычно не понимают, как можно рисковать жизнью одного человека ради успеха всей операции. Им не приходит в голову, что иногда кто-то должен погибнуть, чтобы спасти всех. А ведь если б таких людей не было, кому тогда вручать медали посмертно?
— Не знаю, как насчет медалей, но среди порядочных людей не принято бросать на произвол судьбы тех, кто тебе помог, — отрезала Алекс. — И не надо шокировать меня этими армейскими шуточками, Морган. Я уверена, что военные — такие же люди, как все.
Морган заморгал, потом его губы растянулись в улыбке.
— Спасибо на добром слове, мисс Грэм. Между прочим, то, что вы назвали «армейскими шуточками» за несколько лет службы стало моей второй натурой.
— Тем хуже для тебя. — Алекс сердито отвернулась. — Здесь не Афганистан. Кстати, как тебе удалось уйти от преследования?
— Я применил кое-что из «армейских шуточек».
Алекс решила, что он больше ничего не скажет, да она и не особенно стремилась узнать подробности. Но она ошиблась. Морган снова заговорил:
— Между прочим, в передней машине ехал сам Юргенс, — сказал он. — Тебе это имя что-нибудь говорит?
Алекс, не утерпев, быстро повернулась к нему.
— Некий Боб Юргенс приходил ко мне в больницу.
— И предлагал спрятать ее на конспиративной квартире ФБР, — добавил Гэлен.
Морган даже присвистнул.
— Это очень интересно!
— Для меня это… потрясение, — задумчиво проговорила Алекс. — Тот самый Боб Юргенс?.. А мне показалось — он мне почти поверил!
— Можешь не сомневаться: он тебе поверил.
— Я не могу не сомневаться! Все, что произошло… Теперь я вообще ни в чем не уверена! — Только одно Алекс знала точно: если бы не Морган, сегодня она почти наверняка погибла бы. И этот факт смущал ее ничуть не меньше, чем все остальное.
— Ты растерянна, сбита с толку, но это абсолютно естественно, — негромко проговорил Морган. — Не в твоем характере сомневаться в действиях властей. Ты привыкла доверять им. Хочешь доверять…
— Я бы не сказала, что я не…
— Но ты им уже не доверяешь, — твердо сказал Морган. — Прислушайся к себе, к своим чувствам, и ты сама это поймешь.
Алекс честно попыталась последовать его совету, но все ее чувства и инстинкты твердили только одно: она должна бежать, скрываться.
А ее это не устраивало.


Ферма, о которой говорил Гэлен, располагалась милях в двадцати от Сибли и в трех с половиной милях от ближайшего шоссе. Это был аккуратный, чистенький домик, с трех сторон опоясанный крытой верандой. Чуть в стороне виднелись хозяйственные постройки.
Гэлен посадил вертолет на скошенном лугу к югу от домика.
— Идите внутрь, мне нужно замаскировать вертушку, — сказал он. — Ключ от двери должен лежать под большим камнем слева от крыльца.
— Ничего себе! — присвистнул Морган.
— Сибли — типичный американский поселок в глухой провинции. Большинство местных жителей не запирают двери даже на ночь, — пояснил Гэлен.
— Все равно это… неблагоразумно, — пробормотал Морган.
— А я всегда мечтала жить в подобном городке, где все друг друга знают, — вздохнула Алекс, когда они уже шли к дому. — Ходить на парад Четвертого июля, слушать, как играет духовой оркестр в парке, дышать дымом от десятков барбекю…
— Звучит неплохо, — заметил Морган. — Но вместо этого ты почему-то предпочла мотаться по всему миру.
— Так уж вышло… — Алекс пожала плечами. — Сначала мне просто хотелось узнать обо всем на свете, а потом, после того как умер отец… Мне пришлось работать. Я ездила, куда меня посылали и где я была нужнее всего.
— Но мысль о заштатном провинциальном городишке, где жители знают друг друга по именам и никто не запирает дверей, по-прежнему мила твоему сердцу?
Алекс предпочла не услышать издевки, прозвучавшей в его словах.
— Да, но скорее как мечта, а не как план на будущее, — ответила она. — Возвращаться к жизненному укладу, который существовал пятьдесят лет назад, иногда очень приятно. Все равно что валяться на настоящей пуховой перине или есть настоящее картофельное пюре на сливочном масле и натуральном коровьем молоке. В этом есть что-то… успокаивающее.
— Ну, успокаиваться нам пока рано. — Морган остановился и, внимательно оглядевшись по сторонам, достал из-под камня ключи. — Поэтому стой здесь, пока я осмотрю дом.
— Гэлен ведь сказал, что здесь безопасно.
— Солдаты гибнут главным образом тогда, когда им кажется, что они в безопасности. — Морган отпер дверь. — Ох, прости — опять я терзаю твою нежную штатскую душу своими «армейскими шуточками»!
Он нырнул в дом и через пять минут вернулся.
— Все в порядке, можно заходить.
Внутри дом производил такое же приятное впечатление, как и снаружи; обставлен он был просто, но со вкусом, а в комнатах сохранялась атмосфера домашнего тепла и уюта. Мебель из сосны, ситцевые покрывала и занавески на окнах, даже качалка у окна — все это прекрасно гармонировало друг с другом и с общей атмосферой простого сельского домика в американской глубинке.
— Мне кажется, Гэлену доставляет удовольствие манипулировать нами словно шахматными фигурками, — заметила Алекс. — Передвигать по доске то туда, то сюда…
— Гэлен очень гордится тем, что умеет выполнять свою работу лучше других, — ответил Морган, опускаясь на одно колено возле очага, где были сложены сухие щепки для растопки. — Но он вовсе не стремится манипулировать кем бы то ни было. Как, впрочем, и я… — Он чиркнул спичкой, и дрова сразу весело запылали. — В свое время слишком многие пытались манипулировать мной. И теперь единственное, чего я хочу, — это чтобы меня оставили в покое.
— Но для меня ты, видимо, сделал исключение. Как же иначе можно назвать мое похищение, как не попыткой манипулировать мною?
Морган пожал плечами:
— Называй как хочешь. Я обещал сделать все, чтобы сохранить тебе жизнь, — и сделал то, что от меня требовалось в конкретных обстоятельствах. Можешь мне поверить — если бы тебе не угрожала непосредственная опасность, мне бы и в голову не пришло похищать тебя. Но Лестер не оставил мне выбора… — Он поднялся. — Пойду осмотрю кухню. Надеюсь, там найдется кофе и что-нибудь из съестного. Эти три двери ведут в гостиную и спальни, можешь выбирать любую. У тебя есть минут двадцать, чтобы привести себя в порядок. Потом мы поедим и решим, что нам делать дальше.
— Хорошо. — Алекс двинулась к двери ближайшей спальни. — Надеюсь, здесь есть телевизор. Я хочу посмотреть новости — вдруг меня уже разыскивают не только за взрыв плотины, но и за убийство одного из агентов ФБР, в которых ты стрелял.
— Я никого не убил. Я же обещал действовать как можно осторожнее — вот и стрелял по колесам, только чтобы помешать им спуститься с горы. Впрочем, Юргенс, который был в передней машине, кажется, сломал руку, но это не моя вина — они ехали слишком быстро. — Он открыл небольшой шкафчик над раковиной. — Ага, вот и кофе! Если хочешь подремать, обещаю, что оставлю тебе чашечку.
— Нет, я не хочу спать. И почему ты все время стремишься отправить меня в постель? Нам надо поговорить, Морган!
— Это звучит… почти как угроза. — Он снял с полки электрокофемолку и кофейник. — Я уже готов испугаться.
— А вот я действительно испугалась! То, что случилось, было просто… Ужасно! — Алекс отворила дверь спальни. — Я не люблю бояться, не люблю чувствовать себя бессильной и беспомощной. И мне не нравится быть мишенью — заруби это себе на носу!
Не дожидаясь его ответа, Алекс шагнула в спальню и, закрыв за собой дверь, привалилась к ней спиной. Она очень устала и хотела спать; кроме того, давало о себе знать раненое плечо, которое пульсировало болью, как в один из первых дней. Казалось — она только что вышла живой из жестокого сражения с врагом. Моргану легче — он знает все о сражениях, войнах, локальных стычках и специальных операциях. Это его профессия, его ремесло. Хотя, разумеется, это все равно его не извиняет.
Алекс ненавидела насилие, считала, что нет ничего более противоестественного, и от этого выдвинутые против нее обвинения казались особенно ужасными. А главное, никто не собирался давать ей возможность объясниться, оправдаться! Хижину, в которой она должна была находиться, расстреляли в упор — расстреляли потому, что были уверены: она там, и ей не уйти.
Ни о каком сне не могло быть и речи. Алекс знала: ей необходимо осмыслить все, что с ней произошло, как можно скорее и решить, что она может сделать, чтобы избежать смерти.


Когда час спустя Алекс вышла из спальни, Морган по-прежнему сидел в кухне один.
— Решила не спать? — спросил он. — А я как раз собирался проведать тебя — посмотреть, все ли в порядке.
— Со мной все в порядке, просто мне нужно было побыть одной. Где Гэлен?
— Поехал в поселок, чтобы подкупить продуктов.
— На чем? Надеюсь, не на вертолете?
— В гараже стоял старый «Форд»-пикап. К счастью, он оказался на ходу.
— Ничего удивительного. Гэлен, похоже, все предусмотрел.
— Хочешь кофе? — Морган встал и направился к плите. — Мы с Гэленом выпили уже целый кофейник, пришлось сварить еще один.
— Не откажусь. — Алекс села на диванчик перед телевизором. — Ты включал новости? Что они сказали про твою хижину?
— Сказали, что ты и твои сообщники оказали ожесточенное сопротивление силам правопорядка, и ФБР пришлось пойти на штурм. Еще сказали, что в развалинах сгоревшей хижины обнаружено несколько трупов, что результатов анализа ДНК пока нет, но власти уверены, что тебе удалось ускользнуть. Более того, ты организовала засаду на шоссе, в которую попали силы правопорядка, преследовавшие подозрительный автомобиль.
— Я и мои сообщники?.. — Алекс не верила своим ушам. — Оказали ожесточенное сопротивление? Но ведь в хижине не было ни одной живой души!
Морган пожал плечами:
— Возможно, имела место массовая галлюцинация. Или полтергейст. Или еще что-нибудь в этом роде. — Он протянул ей чашку со свежим кофе. — Кстати, ФБР установило личность одного из твоих сообщников, которому также удалось скрыться. В своем телеинтервью Юргенс сказал, что это некий Джадд Морган, разыскиваемый за совершение должностного преступления. — Он хмыкнул. — а я-то гадал, какую роль они приготовят мне в своем сценарии!
— Ты, похоже, ожидал чего-то подобного.
— Не без того. Кстати, ты наверняка будешь рада узнать, что мистер Юргенс отделался сломанной рукой и несколькими ушибами. Кроме того, один из фэбээровцев заработал легкое сотрясение мозга. Больше никто не пострадал.
— Почему-то мне не очень радостно, Морган. — Алекс глотнула кофе. — До сих пор не могу поверить, что ФБР охотится за мной.
— Видишь ли, в чем дело, — задумчиво сказал Морган. — И ЦРУ, и ФБР организации очень многочисленные, а их деятельность окутана плотной завесой секретности. Так что одно подразделение зачастую не знает, чем занимается другое, не говоря уже о том, что обе организации очень мало знают друг о друге. В этом, между прочим, состоит один из основных уроков одиннадцатого сентября. Вполне возможно, что в твоем случае речь идет не о всем ФБР, а об одном конкретном руководителе, который выполняет чью-то волю. — Морган наполнил кофе свою чашку.
— То есть о Юргенсе? Морган кивнул.
— Но он, скорее всего, не один — не забывай об этом. Во всяком случае, арестовывать тебя отправилась очень внушительная компания. В новостях упоминали Министерство охраны родины.
— Теперь ты скажешь, что и оно замешано в этих делах? А как насчет президента? Может, приказ взорвать плотину в Арапахо-Джанкшн исходил от него?
— Господи, надеюсь, что нет! Андреас мне нравится. Между прочим, его поездка на место катастрофы была отложена по требованию Министерства охраны родины. По крайней мере, до тех пор, пока секретная служба не убедится, что «Матанса» не сможет повредить президенту, если он покинет Белый дом.
— «Матанса» или Алекс Грэм?
— Или Алекс Грэм. — Морган вздохнул. — Собственно говоря, я хотел сказать, что участие Министерства охраны родины может быть обусловлено только очень важными причинами. Либо серьезными уликами, собранными ЦРУ и ФБР, либо неофициальными рекомендациями, исходящими от кого-то, кто занимает очень высокий пост.
— Никаких серьезных улик против меня нет и быть не может, и ты сам это знаешь. Я ничего не сделала!
— Просто ты оказалась в неподходящем месте в неподходящее время. — Морган слабо улыбнулся. — А потом отказалась забыть о том, что видела. Ты очень упрямая женщина.
— Упрямая? Я была в Арапахо-Джанкшн, Морган! Я работала лопатой как проклятая, и все это время я знала… — Голос ее прервался. Сглотнув вставший в горле комок, Алекс закончила: — Ты прав: я очень упрямая.
— Поверь, я вовсе не жалуюсь. Напротив, мне это даже нравится — что довольно странно, учитывая те проблемы, которые доставляет мне это твое качество.
— Мне наплевать, нравится тебе это или не нравится! В последние несколько недель моя жизнь превратилась в самый настоящий кошмар. Я стала свидетельницей убийства, едва не погибла во время оползня, прыгала со скалы в воду. Потом в меня стреляли, едва не столкнули с дороги в пропасть, а теперь еще это… — Алекс посмотрела ему в глаза. — Больше всего на свете я хочу выбраться из этого… из этой ситуации, и ты должен мне помочь.
— «Защищать и служить» — не мой девиз. — Морган покачал головой. — Но раз уж я пообещал тебе найти этих плохих парней, то должен держать слово.
— Дело не только в тех троих, которых я видела в Арапахо-Джанкшн. — Алекс вздохнула. — Я должна выяснить, кто за ними стоит. И тебе придется быть со мной до конца!
— Придется?
— Да.
— Это почему же?
— Потому что, если ты откажешься мне помогать и меня схватят, я скажу, что я совершила все, в чем меня обвиняют, по твоему приказу, — отчеканила Алекс.
Несколько мгновений Морган пораженно смотрел на нее, потом откинул голову назад и захохотал.
— Боже мой, Алекс, ты просто неподражаема! Лукреция Борджиа по сравнению с тобой — жалкая приготовишка!
— Я сражаюсь за собственную жизнь.
— И ты совершенно права, не доверяя это дело мне. Никогда, никогда не доверяй посторонним что-либо важное! — Он сел за стол напротив нее. — Так чего конкретно ты хочешь добиться от меня этим милым… шантажом?
Слово, которое он использовал, покоробило Алекс, но не смутило. Или почти не смутило.
— Во-первых, ты должен заставить Гэлена и Логана выяснить, кем организована эта «охота на ведьм». Я должна знать, кто мой противник. Во-вторых, я хочу знать, что случилось в тот вечер в Арапахо. Это был не взрыв — я уверена. Я слышала какой-то гром, но он Шел словно из-под земли. Существует ли такая вещь, как… искусственное землетрясение? То есть можно ли вызвать землетрясение искусственным путем?
— Можно. С помощью подземного ядерною взрыва. Лет двадцать назад русские довольно много экспериментировали в этом направлении; мы, понятно, старались не отставать.
— Нет, это не подходит… — Алекс задумалась.
— Что-нибудь еще, мэм? — насмешливо осведомился Морган.
— Да. — Алекс снова посмотрела ему в глаза. — Я хочу, чтобы ты рассказал мне все, что тебе известно о том третьем мужчине. О пилоте вертолета.
— Какого вертолета?
— Не прикидывайся, Морган. Я имею в виду мужчину, который убил Кена Найдера. Ты что-то знаешь, я уверена. Ведь ты же пририсовал шрам у него на щеке, хотя я уверена, что ничего такого тебе не говорила. Я вспомнила, что у него действительно было что-то вроде шрама, только когда увидела готовый набросок. — Алекс немного помолчала. — Сначала мне показалось, что ты только притворяешься, будто никого из них не знаешь и что на самом деле ты с ними в сговоре. Но потом я вспомнила, как ты реагировал, когда делал этот набросок. Ты был потрясен не меньше моего! Конечно, ты быстро взял себя в руки, но недостаточно быстро. Я, во всяком случае, успела понять, что ты, во-первых, не знал заранее, кого рисуешь, а во-вторых, что ты когда-то уже сталкивался с этим негодяем. Итак, что ты о нем знаешь?
— Все это твои предположения, — проговорил Морган, и чуть ли не впервые за все время их знакомства Алекс уловила в его голосе неуверенность.
— Возможно, — неожиданно легко согласилась она. — В таком случае объясни, с чего ты взял, будто тебе удастся внушить мне, что я, дескать, «слишком устала, чтобы помнить»?
Морган вздохнул:
— Я вовсе не думал, что мне удастся тебе что-то «внушить», но я решил попробовать. Ничего лучшего я тогда придумать не мог, а мне очень хотелось, чтобы Гэлен получил наброски, на которых были бы отражены все детали. Мне важно было знать имя этого человека!
— А ты не знаешь?
— Я видел его только однажды, в обстоятельствах, исключавших знакомство в общепринятом смысле.
— И что это были за обстоятельства? Морган не ответил.
— Почему ты молчишь, черт побери?!
— Я всегда считал: меньше знаешь — лучше спишь. — Он остановил Алекс движением руки. — Я знаю, что ты скажешь: «Опять армейские шуточки!» Но поверь мне, лучше тебе этого не знать.
— Но я должна!..
— Не жадничай. Ты должна быть довольна, что я поддался на твой шантаж в остальном. Что касается этого эпизода моей биографии, то я хочу подумать, может ли он иметь какое-то отношение к происходящему сейчас или не может. В последнем случае, боюсь, я вынужден буду промолчать. Я очень осторожный человек.
Алекс вспомнила, как он стоял на ветру на вертолетной площадке, держа в руке винтовку.
— Я этого не заметила. Кроме того, если ты не уверен, то тем более должен рассказать мне…
Увидев, что Морган качает головой, она вспыхнула.
— Но это нечестно! Ты хочешь, чтобы я поверила тебе на слово в ситуации, которая может стоить Мне жизни!
— Ты уже веришь мне. Быть может, еще не полностью, не до конца, и все же факты, которым ты стала свидетельницей, убедили тебя. Теперь ты знаешь, что я на твоей стороне.
— В данный момент — возможно. Но я бы верила тебе еще больше, если бы ты рассказал, где и при каких обстоятельствах видел этого мужчину со шрамом.
— Нет, так не пойдет. Каждый из нас чего-то не знает, так почему ты должна знать все?
Он не собирался сдаваться, и Алекс решила отложить этот разговор. «Лучше укрепить завоеванные позиции, чем пытаться овладеть новой территорией и потерять все», — решила она. И усмехнулась, подумав о том, что сама стала мыслить как-то чересчур по-военному. Что ж, с кем поведешься.
— Ты что? — спросил Морган.
— Ничего, просто… Так ты сказал правду насчет того, что… гм-м… согласен помочь мне в других отношениях?
— Черт побери, конечно! Настоящий мужчина должен держать слово, даже если оно было вырвано под пытками… моральными.
— Что ты имеешь в виду? Впрочем, не надо, не говори. Пообещай лучше, что не переметнешься на другую сторону, если ситуация сделается слишком опасной.
Лицо Моргана неожиданно словно окаменело, а взгляд, в котором секунду назад светилось лукавство, сделался холодным и суровым.
— Ты, должно быть, поговорила с Гэленом? — медленно произнес он.
— С Гэленом? — удивилась Алекс. — О чем? Морган пристально вгляделся в ее лицо.
— Ладно, неважно. — Он залпом допил свой кофе, который успел совершенно остыть. — Я не люблю давать обещания. Они слишком… связывают.
— Именно поэтому я хочу, чтобы мне ты пообещал.
— И ты бы не сомневалась во мне, если бы я дал слово?
Алекс задумалась.
— Думаю, что нет, не сомневалась бы. Точно — нет, — сказала она после паузы.
Морган усмехнулся:
— Какая доверчивость!
— Я совсем не знаю тебя, Морган. Я не могу читать твои мысли и почти никогда не знаю, о чем ты думаешь. Мне приходится полагаться только на свою интуицию… и на твою порядочность.
— Да, полностью зависеть от чужой порядочности — это испугает кого хочешь. А с тобой за последнее время и так случилось слишком много страшного. — Он поднялся и взял у нее из рук чашку. — Ладно, если тебе так будет спокойнее, я обещаю, что не брошу тебя в трудную минуту. Тебя это устроит?
Ее это устроило. Алекс и сама удивилась, насколько спокойнее она себя почувствовала. Что-то подобное она испытала, когда на пожарной лестнице отеля Морган взял ее за руку. Но ведь тогда он обманывал ее, чтобы заставить делать то, что ему было нужно. Так почему же она верит ему сейчас, зная, на какое изощренное коварство он способен?..
— Не можешь понять, почему ты мне поверила? — усмехнулся Морган, обернувшись к ней через плечо.
Очевидно, в отличие от самой Алекс, он читал ее мысли без особого труда, и она почувствовала себя обделенной, почти ущербной. Это было попросту нечестно!
— Почему — не важно, — добавил Морган, ставя чашки в мойку. — Главное, это успокаивает. Как пуховая перина и картофельное пюре со сливочным маслом.
— Ты надо мной смеешься?
— У меня этого даже в мыслях не было. — Он поднял голову и снова посмотрел на нее. — Другое дело, если бы я знал, что мне это сойдет с рук.
— Тебе и не сойдет! О, как бы мне хотелось…
Алекс вдруг почувствовала, что краснеет, и поспешно отвернулась. Она никак не могла понять, как, почему это произошло. Только что она не испытывала ничего, кроме раздражения, а теперь к ней пришло… осознание. Она ощущала присутствие Моргана почти так же остро, как и в тот момент, когда, перебинтовывая ее рану, он прикасался к ней.
— Как ты думаешь, сколько времени понадобится Логану, чтобы разобраться, откуда ветер дует?
Морган ответил не сразу.
— Трудно сказать, — проговорил он наконец. — В одном я не сомневаюсь — он над этим работает. Твоя подруга Сара умеет быть настойчивой. Кстати, все забываю спросить — ты давно с ней знакома?
— Достаточно давно. — Алекс ответила почти с облегчением: ей очень хотелось поскорее оставить позади то странное, почти интимное чувство, которое так внезапно посетило ее, а эта тема казалась вполне безопасной. — Уже несколько лет, — добавила она. — Мы познакомились с ней в Турции, где я работала на своем первом землетрясении. Я была еще совсем молодой и неопытной — не знала, куда можно ходить, а куда нельзя. В результате меня едва не застрелил один из солдат, охранявший место катастрофы от мародеров. Сара меня спасла. И потом она еще много раз спасала меня от нервного срыва… — Алекс вздохнула. — Я долго не могла привыкнуть к виду тел, которые вытаскивали из-под развалин. До сих пор не привыкла. Знаешь, страшнее всего смотреть не на тех, кто погиб сразу. Тяжелее всего видеть тела людей, которые погибли от удушья или переохлаждения, потому что их не успели вовремя откопать. Это… это самое страшное. Во всяком случае — для меня.
— Тогда почему ты продолжаешь ездить на места катастроф? Неужели фоторепортер твоего уровня не может найти себе работу поспокойнее?
— Как ты не понимаешь?! — Алекс удивленно вскинула глаза. — Потому что там я могу помочь! Потому что я не имею права перекладывать эту ответственность на других!
«Ого, — подумала Алекс, — кажется, дело дошло до душевных излияний. Надо это прекратить, иначе можно зайти бог знает куда!» И, прежде чем Морган успел что-то ответить, она встала и пошла к двери спальни.
— Пожалуй, я все-таки немного полежу. Будь добр, скажи мне, когда Гэлен вернется.
Морган кивнул:
— Хорошо. Только давай я сначала проверю твою повязку.
— Не надо, у меня все в порядке, — поспешно ответила Алекс.
Морган смерил ее внимательным взглядом.
— Как скажешь. Иди отдыхай.


— Алекс считает, что в Арапахо-Джанкшн взрыва не было, — сказал Морган, глядя, как Гэлен ловко чистит на ужин картошку. — Она абсолютно уверена, и я склонен с ней согласиться.
— В таком случае что же вызвало этот оползень? Землетрясение? Вторичная волна?
— Такова была одна из основных версий ФБР. — Морган покачал головой. — Но что могло вызвать землетрясение, за исключением, разумеется, подземного ядерного взрыва? Нет, тут что-то другое…
— И ты знаешь, что это может быть? — Гэлен бросил в котелок последнюю картофелину и, сполоснув нож, принялся разрезать цыпленка на аккуратные куски, которые тут же укладывал на сковороду.
— Я этого не говорил.
— Ты не говоришь и десятой доли того, что думаешь. — Гэлен взял сковородку и поставил в разогретую духовку. — Удивительно, как мне до сих пор не надоело расспрашивать тебя.
— Твое упорство действительно достойно удивления. А почему тебе не надоело?
— Потому что я — мазохист. — Гэлен закрыл дверцу духовки. — Мазохист, но, к счастью, не настолько, чтобы не спешить домой, к Элейн. Теперь, когда мне больше не нужно разыгрывать из себя супергероя, вся ответственность снова ложится на тебя. — Он ухмыльнулся. — Должен признаться, мне ужасно нравится быть примерным мужем!
— Подкаблучник!
— Точно. Впрочем, с Элейн трудно не стать подкаблучником — это-то ты должен признать!
— Охотно признаю. Она у тебя настоящая тигрица.
— Скорее наседка, но может превратиться в тигрицу, если я буду отсутствовать слишком долго. Впрочем, я не собираюсь проверять, насколько сильны ее инстинкты жены и матери. Я возвращаюсь домой! — Он заглянул под крышку кастрюли, где начинала закипать картошка. — А вот тебе будет меня не хватать. Насколько мне известно, единственное доступное тебе блюдо — это подгоревшая яичница с беконом.
— За последнее время я многому научился. Мне даже удалось освоить такое сложное блюдо, как куриный бульон, — похвастался Морган.
Гэлен с сомнением посмотрел на него.
— На всякий случай я купил побольше замороженных полуфабрикатов, — сказал он. — Их можно просто разогревать в микроволновке.
— На курсах по выживанию мне приходилось есть сырых лягушек, кузнечиков и змей, — с достоинством заявил Морган. — Ничего, с голода мы не умрем, это я обещаю. Скажи лучше, когда мы увидим тебя снова?
— Не скоро, если только не произойдет что-нибудь экстраординарное, — ответил Гэлен, — Но я вас не брошу. Все-таки факс и телефон — удивительные изобретения. Ты даже не представляешь, что может сделать умный человек с помощью этих двух, в общем-то, довольно простых аппаратов!
— Это ты-то умный? — поддел Морган. — Просто у тебя связи и знакомства в самых неожиданных местах.
— Согласен. — Гэлен повернулся к нему. — Я начну с того, что постараюсь установить личности этих двух человек на портретах. Дальше буду действовать по обстоятельствам. Но повторяю — в следующий раз я покину Элейн, только если Алекс соберутся четвертовать. Да и то только если Элейн разрешит.
Морган состроил зверскую гримасу.
— Ну, на это можешь не рассчитывать.
— Не знаю. Мне кажется, беременность хорошо на нее подействовала. В последнее время Элейн стала заметно мягче. — Он усмехнулся. — Впрочем, возможно, я выдаю желаемое за действительное.
— Скорее всего, — кивнул Морган. Гэлен немного помолчал.
— Так вот, что я могу сделать для вас, не выходя из дома… Я могу обеспечить вас транспортом. Могу подобрать надежных, опытных людей, которые помогут вам, куда бы вы ни направились. В общем, я Могу использовать свой гениальный мозг, обаяние и способность убеждать, чтобы обеспечить вам беспрепятственное скрытное передвижение по стране. Все, что угодно, лишь бы мне не пришлось удаляться от Элейн больше чем на тридцать футов. Как тебе кажется, вам этого хватит?
— Хорошо, хорошо, я тебя понял. Когда ты уезжаешь?
— Завтра утром. Вы, наверное, будете еще спать.
— Хочешь удрать, не попрощавшись? Не выйдет!
Гэлен улыбнулся:
— Понятно. Ты, конечно, всю ночь будешь караулить?
— Я намерен остаться в живых, Гэлен, — серьезно ответил Морган. — Иначе все благодеяния Логана будут мне ни к чему. И Алекс тоже хочет вернуться к прежней, нормальной жизни.
— Кстати, хотел тебя спросить: почему ты позволил ей думать, будто ее шантаж подействовал? Твои отношения с правительством вряд ли могут стать хуже, чем они есть.
— Я сделал это ради нее. Пусть думает, что владеет ситуацией, — это придаст ей уверенности. А сейчас уверенность нужна ей больше, чем что бы то ни было. Ты только представь, что она сейчас чувствует! Всю жизнь человек верил, что в ФБР работают чуть ли не ангелы, а теперь в каждом агенте ей видится черт с рогами. Вся ее система ценностей разрушена или, по крайней мере, потрясена до основания. Сейчас ей отчаянно нужен якорь, за который она могла бы уцепиться.
— Думаешь, шантаж может послужить якорем? Впрочем, все зависит от обстоятельств. — Гэлен задумчиво помолчал, потом бросил взгляд на часы на стене. — Цыпленок будет готов минут через десять-пятнадцать, картошка тоже. Как насчет того, чтобы разбудить мисс Грэм?
— Немного погодя. Сейчас я хочу, чтобы ты позвонил Логану.
— И что я должен ему сказать?
— Что ты намерен выйти из игры, а потому я рассчитываю на его помощь. Логан должен заполнять брешь в наших оборонительных порядках. — Морган выдержал небольшую паузу и добавил: — Скажи еще, что, если он этого не сделает, я заставлю его об этом пожалеть.
Гэлен негромко присвистнул:
— На мой взгляд, с Логаном так разговаривать не стоит.
— Можешь выразить ту же мысль иными словами. Главное, чтобы он понял, чего я от него хочу.
— Угрожать ему вовсе не обязательно. Логан хочет, чтобы Алекс осталась в живых, значит, он будет помогать.
— Он будет помогать тебе. А мне нужно, чтобы он помог мне. По-моему, Логан до сих пор боится, что я могу выкинуть… что-нибудь эдакое. — Морган немного подумал. — А может, предложить ему взятку?
— Кому? Логану?! Он же миллиардер!
— Взятки бывают разные. Намекни ему, что я способен выкопать нечто такое, что может оказаться весьма полезным лично для него.
— Что, например? Впрочем, не надо, не говори. Я все равно бы не стал предлагать Логану взятку. И тебе не стал бы…
Морган усмехнулся:
— Разве ты забыл, как подкупом втянул меня в это дело?
— Это было другое…
— Кажется, я понимаю. До сих пор пытаешься спасти мою задницу? И как тебе только не надоело!
— Когда-нибудь надоест. — Гэлен достал из кармана мобильный телефон. — Я звоню Логану. Может, хочешь передать ему что-нибудь еще?
— Нет. Ему — нет. А вот к тебе у меня будет еще одна просьба.
— Какая?
— Пошли своего человека в Фэрфакс в Техасе — это небольшой поселок рядом с Браунсвиллом. Только это должен быть очень надежный и хорошо подготовленный человек…
— И что?
— На окраине поселка есть небольшая текстильная фабрика. Пусть твой человек побывает в тех краях, порасспрашивает местных… Только пусть не лезет на рожон, это может оказаться опасным.
— И что, по-твоему, он может там узнать?
— Понятия не имею. Возможно, что-то покажется ему, гм-м… необычным.
— Ладно, сделаем.
Гэлен набрал номер Логана. Когда тот ответил, он быстро сказал:
— У нас все в порядке. Прибыли на место, устроились и жарим цыпленка. — Он выслушал ответ и поморщился. — Послушай, Джон, я должен был выяснить, какие понадобятся дальнейшие шаги. А сделать это лучше всего на месте. Да успокойся ты!.. — Плотно прижимая аппарат к уху, Гэлен вышел на веранду.
«Судя по всему, Логан недоволен тем, как развиваются события», — устало подумал Морган. Впрочем, то же самое можно было сказать и о нем самом. Просто остаться в живых оказалось очень нелегкой задачей.
Потом ему пришло в голову, что он все еще может выйти из игры, исчезнуть. В конце концов, он не рассчитывал, что все будет настолько серьезно и что он, как и Алекс, окажется в петле.
«Ерунда!» — перебил Морган сам себя. С самого начала он подозревал, что между Арапахо-Джанкшн и Фэрфаксом существует определенная связь. Морковка, с помощью которой Логан выманил его из убежища, на самом деле не сыграла почти никакой роли. И поразившее его лицо, которое он увидел на фото в личном деле Алекс Грэм, тоже было совершенно ни при чем. Для него это был просто предлог, чтобы перестать спасаться и прятаться, чтобы перейти в наступление и дать решительный бой судьбе, стремившейся превратить его в жертву, в дичь, которую охотники с улюлюканьем гонят через поля и перелески.
Итак, решено: он использует Алекс как предлог, чтобы окончательно разобраться с тем, что случилось в Фэрфаксе. Точка. Все остальное — просто сентиментальная чушь.
Но почему-то Морган вовсе не был в этом уверен.


— Никаких следов Грэм? — переспросил Бетуорт. — Но ведь не могла она просто растаять, раствориться в воздухе! Половина личного состава спецслужб Колорадо шла по ее следу, и все-таки вы ухитрились ее потерять!
— Мы ее найдем, — пообещал Юргенс. — В настоящее время мы отрабатываем бортовой номер вертолета, на котором она скрылась. Легковая машина, которую они бросили неподалеку от хижины, была взята напрокат на имя Николаса Берри из Балтимора. Имя, несомненно, вымышленное, а документы, которые предъявил этот человек, — поддельные, но зато у нас есть его описание. И мы можем с Уверенностью сказать, что это был не Морган.
— А ты думал — он способен раздвоиться?
— Я делаю все, что могу, сэр. В конце концов, я серьезно рисковал, когда отдал приказ уничтожить хижину. Местные копы, которых навязали мне вопреки вашему приказу, были вне себя. Как бы не устроили нам неприятности.
— О них мы позаботимся.
— Дадите приказ Пауэрсу? Опять?
— Не беспокойся, на этот раз не будет никакого насилия. Я позвоню Тиму Ролфе из Министерства охраны родины и попрошу присвоить делу Грэм статус особо секретного. Копы и пикнуть не смогут, даже если захотят.
— И Ролфе на это пойдет?
— Не вижу, почему бы ему на это не пойти? До сих пор с ним не было никаких неприятностей. Тим очень честолюбивый человек, Юргенс, и всегда хочет быть на стороне победителя. А он знает, кто выйдет победителем из этой заварушки. — Бетуорт немного помолчал. — Как и ты, Юргенс, — добавил он после небольшой паузы. — Ведь ты тоже хочешь быть с теми, у кого в руках окажется реальная власть, не так ли? Я знаю, ты уже много сделал, и тем не менее хочу попросить тебя еще об одном одолжении. Закончи это дело поскорее, хорошо? Мы уже вплотную приблизились к третьему этапу нашего плана, и я не могу допустить, чтобы все сорвалось из-за того, что какие-то концы остались неубранными.
— А как насчет того, чтобы отложить последний этап?
— После стольких лет скрупулезной работы и тщательного планирования? Нет, Юргенс, теперь или никогда. Другой возможности может и не быть. Я знаю, Боб, ты умный мальчик и сделаешь все, что необходимо, — добавил Бетуорт неожиданно мягким тоном. — Их нужно найти. Найти и убрать, чтобы мы могли сосредоточиться на нашей основной задаче.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Живая мишень - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415Эпилог

Ваши комментарии
к роману Живая мишень - Джоансен Айрис



Политика, террор, ... и чуть-чуть о любви. Если кому нравится, что-то вроде "Крепкого орешка" может читать!
Живая мишень - Джоансен АйрисН@т@лья
7.08.2011, 22.06





да,что-то вроде крепкого орешка,но любви больше.советую всем,одна из лучших книг этой серии
Живая мишень - Джоансен Айрисвиктория
8.08.2011, 15.01





Дамы,простите меня, но ... я разочарованна в этой книге. Честное слово,боевик,а не любовный роман.
Живая мишень - Джоансен АйрисЕлена
19.03.2012, 22.07





На роман это совсем не похоже да и боевик фиговый если честно, хотя иногда люблю боевики почитать
Живая мишень - Джоансен АйрисАнютка
6.05.2012, 3.34





Это однозначно не роман, скорее интригующий напряженный детектив. Сюжет хороший, коней счастливый. Но перечитать точно не захочется. Героиня все время напрягала, безумной самонадеянностью и прямо-таки диким упорством, то что ей удалось таки выжить вообще чудо. Герой вызывает двоякие чувства, но при его профессии, все логично.
Живая мишень - Джоансен Айрисната
1.10.2012, 14.42





Не в восторге, реально назвать любовным романом нельзя. Пока читала хотелось спать.
Живая мишень - Джоансен АйрисМышка
27.06.2013, 10.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100