Читать онлайн Живая мишень, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Живая мишень - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Живая мишень - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Живая мишень - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Живая мишень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

— Дерьмо собачье! — Пауэрс схватил выползающий из факса листок, пробежал глазами и набрал номер Бетуорта. — Из Квантико только что поступил рапорт относительно личности человека, которого зафиксировала камера наблюдения в отеле. Это…
— Джадд Морган?
— Да, но как вы… — Иногда Пауэрсу казалось, что сукин сын Бетуорт наделен парапсихологическими способностями. — Да, это Морган, — сухо подтвердил он. — Запись была не очень четкая, иначе бы его идентифицировали раньше. Скажите, вы что, ожидали, что Морган там появится?
— Скажем так — мы не исключали подобной возможности. Конечно, когда речь идет о Моргане, предсказать, как он себя поведет, довольно сложно — это видно из его послужного списка. Но лично я был склонен считать, что он непременно проявится, как только услышит о катастрофе в Арапахо-Джанкшн. Именно поэтому я отдал распоряжение ЦРУ, чтобы они были готовы нейтрализовать Моргана, если ему вздумается что-то вынюхивать. Но они сели в лужу. Впрочем, в настоящее время наша первоочередная проблема — это связь Грэм и Логана. Меня, во всяком случае, она очень беспокоит.
— Вы уверены, что такая связь существует?
— После того как его жена была ранена, Jloган нажал на все рычаги, пытаясь спрятать Грэм на конспиративной квартире ФБР. И именно Логан несколько месяцев назад пустил в ход все свое влияние, пытаясь добиться отмены вынесенного Моргану приговора. А влияния ему, как известно, не занимать. Мне пришлось очень постараться, чтобы ему помешать.
— С тех пор как исчезла Грэм, мы установили за Логаном наблюдение. Сейчас он находится на своей вилле в Калифорнии и ни с кем не встречается.
— Вы прослушиваете его телефоны?
— Пытались, но ничего не вышло. У него слишком серьезная система безопасности.
— В таком случае, Пауэрс, попытайтесь найти другие способы узнать все, что нам нужно. Насколько известно, мистер Логан без ума от своей жены.


— Портреты двух ублюдков, которых Алекс видела в Арапахо-Джанкшн, готовы, — сказал Морган, как только Гэлен взял трубку. — Мне необходимо знать, кто они.
— Алекс описала тебе их приметы? — Гэлен с сомнением хмыкнул. — Разве ты не знаешь, что человеческая память — вещь достаточно коварная? Ты уверен, что можешь полагаться на эти сведения?
— Да.
— Никаких сомнений?
— Никаких.
— Можешь переслать мне свои наброски по факсу?
— Лучше забери их сам.
— Ты хочешь, чтобы я приехал к тебе? Но зачем? Ведь ты на другом конце страны!
— Ты можешь понадобиться мне здесь. У меня предчувствие… Ты сообщил Логану о ранении Алекс?
— Пока нет.
— И не сообщай — мне и без Логана хватает проблем. Как скоро ты сможешь приехать?
— Уже еду. — Гэлен повесил трубку.
Морган тоже выключил телефон и, усевшись возле кухонного стола, снова положил перед собой альбом для набросков и открыл на портрете третьего мужчины — того самого, который стрелял из винтовки. Потом набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул. Он чуть не выдал себя. Как ни измотана была Алекс, она все же обратила внимание на его реакцию. Ему следовало быть осторожнее.
Осторожнее? Сама эта идея неожиданно показалась ему смехотворной. Если раньше Морган еще мог надеяться, что хорошо продуманные меры предосторожности способны обеспечить Алекс хотя бы относительную безопасность, то теперь об этом следовало забыть. До того как он закончил портрет третьего мужчины, еще существовал слабенький шанс, что прорыв плотины в Арапахо-Джанкшн не имеет никакого отношения к таинственному объекту Z-III. Теперь все встало на свои места.
«Что ж, — подумал Морган, — в принципе, еще не поздно исчезнуть, раствориться. Пусть Логан ищет для Алекс другого телохранителя».
Разумеется, кое-что он для нее еще сделает, благо необходимости торопиться пока нет. В частности, доведет наброски до ума, потом покажет их ей еще разок и передаст Гэлену. Он к тому времени должен будет уже приехать — Гэлена всегда было трудно раскачать, но если уж он начинал действовать, то времени даром не терял.


— Тебе нельзя вставать! — проворчал Морган, войдя в спальню и увидев, что Алекс сидит у камина. — Почему ты не позвала меня? Я бы тебе помог.
— Ерунда, со мной все в порядке. Просто я немного замерзла.
— Нет, не ерунда. Ты еще не окрепла, а я заставил тебя работать. Лучше поспи еще.
Алекс протянула руки к огню.
— Я вообще не собиралась спать — это получилось само собой. — Алекс действительно казалось, возбуждение не даст ей уснуть, однако стоило ей закрыть глаза, как она тотчас провалилась в сон. — А ты чем занимался?
— Дорабатывал портреты и ждал Гэлена.
— Гэлена?
— Это один мой друг. Он приедет забрать наброски и заодно убедится, что я тебя не искалечил.
— А если и искалечил, ему-то что за дело? Морган усмехнулся:
— Мне казалось — ты считаешь, что каждый должен быть сторожем брату своему.
— В совершенном мире — да. Но наш мир, увы, далек от совершенства. Итак, почему этот твой Гэлен так интересуется моим самочувствием?
— Я вижу, придется открыть тебе нашу страшную тайну: это он рекомендовал меня Логану.
— Понятно. Иными словами, Гэлен — твой сообщник и печется не обо мне, а о собственной шкуре. — Алекс вздохнула. — Вот и еще одно подтверждение того, что наш мир далек от идеала.
Морган покачал головой:
— Гэлен относится к так называемым «хорошим парням». Правда, на первый взгляд может показаться, что это самый обыкновенный циничный ублюдок, но на самом деле он почти такой же идеалист, как и ты. Готов совершенно бесплатно творить добро и сражаться с несправедливостью. Он даже пытался вступиться за меня, когда со мной плохо обошлись… — Морган едва заметно улыбнулся. — Впрочем, кто из нас не совершает ошибок?
— Разве вступиться за друга — ошибка?
— Друзья, как известно, бывают разные.
— Что ты имеешь в виду? Впрочем, не надо, не говори. Друзья действительно бывают разные — в том числе и такие, как ты. Ведь ты не способен довериться даже другу, не так ли?
— По собственной воле — нет. Как видишь, я тоже не совершенен.
Алекс хмыкнула:
— Кто такой этот Гэлен? Чем он занимается? Наверное, он такой же преступник, как ты?
— Гэлен — специалист по информации, у него есть связи чуть ли не во всем мире. С их помощью он… организует разные вещи, улаживает дела, которые необходимо уладить.
— Незаконные дела?
— Когда как… — Морган протянул ей законченные наброски. — Взгляни, пожалуйста. Если тебе покажется, что я перестарался, — скажи, я все исправлю.
Алекс быстро просмотрела рисунки.
— По-моему, все в порядке. Должна признать, ты очень неплохо рисуешь. Не знаю, откуда у тебя… Постой-постой, а это еще что такое? Вот тут… — Она вгляделась в портрет мужчины-стрелка. — Ты нарисовал ему шрам на левой щеке!
— Разве ты не говорила, что у него был шрам? Алекс покачала головой:
— Нет, я уверена, что ничего такого… Впрочем, может быть, и сказала. Я так устала, особенно под конец… И все-таки странно.
— Я могу стереть шрам.
— Нет, не надо. То есть я хотела сказать — не спеши. Я должна подумать.
— Как скажешь. Я поставлю портреты у стены, а ты возьми свой фотоаппарат и сфотографируй их. прежде чем мы отдадим наброски Гэлену. Твой фотоаппарат там, на столе.
— Хорошая идея. — Алекс достала фотоаппарат из чехла и проверила заряд батареи. — И все-таки мне кажется, что нам следовало сразу переслать эти портреты детективу Леопольду. Может быть, ты и доверяешь этому Гэлену, а я — нет.
— Но ведь у тебя же будут фотографии. Можешь поступать с ними, как тебе заблагорассудится. Впрочем, Гэлен наверняка получит ответ раньше, чем Леопольд. Как я уже говорил, у него есть связи в таких сферах, о которых твой детектив даже не подозревает. Кроме того, Логан засадил Гэлена за сбор информации в тот же день, когда подстрелили твою подругу Сару.
— Он собирал информацию без всякой официальной санкции? Значит, Гэлен все-таки преступник?
— Не совсем. — Морган расставил у стены портреты и отошел в сторону. — Нет, к Леопольду мы обращаться не будем, — решительно добавил он.
— Это почему же? — Алекс навела фотоаппарат и сделала первый снимок.
— Видишь ли, безвременная кончина мистера Лестера создала определенные проблемы. Например, власти могут заинтересоваться мной — ведь я, в некотором смысле, помог ему перейти в лучший мир. Для них не имеет никакого значения, что он был негодяем и убийцей. Не имеет значения и то, что он пытался убить тебя. Быть может, в конце концов суд это учтет, но в период разбирательства в тюрьме буду сидеть именно я. Кроме того, наши присяжные не одобряют… практическое правосудие.
— Под «практическим правосудием» ты понимаешь суд Линча? — спросила Алекс. — Если так, то я его тоже не одобряю. Ни один человек не имеет права выносить приговор другому. И тем более приводить его в исполнение. — Она сделала второй снимок. — В конце концов, ты мог бы вызвать полицию.
— Наша полиция находится в тисках инструкций, правил, уставов, тех же законов. А мне известны случаи, когда люди погибали из-за того, что копы слишком буквально следовали установленной процедуре. И один из таких случаев едва не произошел с тобой.
Алекс упрямо покачала головой:
— Все равно, нельзя же…
— Послушай, представь себе, что в развалинах Центра мировой торговли ты встретила сообщника пилотов-камикадзе, который… который бы делал там что-то противозаконное. Например — добивал раненых или ставил мины, чтобы на них могли подорваться твои друзья-спасатели. Как бы ты поступила? Вызвала полицию? Сказала бы себе: я не имею права выносить ему приговор, пусть это сделает суд?
От этих его слов Алекс снова почудился горький запах дыма. Она вздрогнула и едва не испортила очередной снимок.
— Ты передергиваешь.
— Не передергиваю, а только утрирую, да и то немного. Впрочем, ты и сама прекрасно знаешь: все, что поражает нас в самое сердце, становится исключением из правил, которые мы сами себе выдумываем. Ведь ты наверняка помнишь, что ты чувствовала, когда один из этих ублюдков сбил вертолет твоего друга.
— Да, помню, хорошо помню. — Алекс даже зажмурилась, так сильны были нахлынувшие на нее чувства. — Я не в силах забыть об этом ни на минуту.
— Вот видишь… — Он хотел сказать что-то еще, но Алекс не дала ему закончить.
— Все, — сказала она, опуская фотоаппарат. — Можешь отдать рисунки Гэлену.
— Значит, ты согласна, чтобы я помог тебе поймать этих негодяев?
— Похоже, с одним из них ты уже разобрался.
— Ты не ответила.
Алекс посмотрела на него в упор.
— Во-первых, от моего «да» или «нет» мало что зависит. Во-вторых, я по-прежнему тебе не доверяю. В-третьих, я ничем тебе не обязана: то же, что сделал ты, мог сделать и полицейский художник.
— Я и не говорил, что ты мне обязана, — возразил Морган. — Напротив, это я твой должник. — Он пожал плечами. — И чем скорее я верну долг, тем спокойнее буду себя чувствовать.
— Отвези меня в Денвер, и мы будем квиты, — быстро сказала Алекс. — Мне твоя помощь не нужна, да и без твоего общества я как-нибудь обойдусь.
— Как тебе кажется, сможешь ты потерпеть мое общество еще немного? Я хочу осмотреть твою рану. Сама ты пока не сможешь.
Алекс открыла было рот, собираясь сказать «нет», и… снова закрыла. Опустившись на стул, она расстегнула его рубаху, служившую ей пижамной курткой.
— Осматривай. В конце концов, это твоих рук дело.
— Что мне в тебе нравится, так это незлопамятность и готовность прощать. — Притворно вздохнув, Морган смотал бинт и приподнял тампон. — Врач хорошо поработал, — заметил он. — Очень аккуратные стежки. Даже я, наверное, не сделал бы лучше.
— Ты, значит, не только художник, но и хирург? — насмешливо спросила Алекс. — Удивительно!
— А что тут удивительного? Просто я человек разносторонне одаренный. Правда, чистить твою рану и вытаскивать из нее щепки мне бы не хотелось, но зашить тебя я бы вполне смог — кое-какой опыт по этой части у меня имеется.
Алекс слегка поежилась. Она уже жалела, что позволила ему прикасаться к себе. Под его пальцами плечо начинало покалывать, словно иголочками, и это ее тревожило. Ощущения надежности, безопасности — подобного тому, которое она испытала на задымленной лестнице отеля, — не было и в помине. На этот раз его прикосновения были возбуждающе-чувственными, почти эротическими.
Морган, должно быть, заметил, что она напряглась и замерла, так как оторвался от созерцания раны и взглянул ей в лицо. Этот откровенно мужской взгляд смутил Алекс еще больше. Впрочем, Морган быстро справился с собой и наложил на рану чистую марлевую прокладку.
— Похоже, все в порядке, — сказал он. — На тебе все заживает как на… словом, очень хорошо. — Он принялся бинтовать ей плечо. — Не забывай только принимать антибиотики и болеутоляющее.
— Я ведь не мазохистка. — Алекс застегнула рубашку. — И я намерена поправиться так скоро, как только смогу.
— Чтобы отомстить мне, как ты собираешься отомстить тем плохим парням? — усмехнулся Морган.
— Если между вами и есть разница, я ее не вижу, — парировала Алекс. — А теперь я намерена поспать еще немного. Разбуди меня, когда приедет Гэлен.
— Непременно. Мне и самому не хотелось лишать тебя удовольствия познакомиться с ним. Гэлен у нас настоящий оригинал.
«Как и его друг Джадд Морган», — подумала Алекс, закрывая за ним дверь. Чем-то он напоминал ей ограненный алмаз; во всяком случае, он был таким же твердым, холодным и так же отражал свет всеми своими гранями, не позволяя заглянуть в глубину.
Алекс знала, что игра света способна создавать иллюзии.
А иллюзия — это всегда обман, хитрость, загадка.
С того самого момента, когда она впервые увидела Моргана в отеле, где он был в костюме пожарного, он ни разу не показал ей своего истинного лица. Морган был для нее загадкой, и она не представляла, что он сделает в следующую минуту.
А главное — почему.
Алекс забралась в постель и только тогда почувствовала, что страшно устала. Надо же, всего полчаса посидела у камина, а перед глазами все плывет и ноги как ватные. Может быть, все дело в лекарствах?..
Но, поразмыслив как следует, она отвергла эту догадку. Вряд ли Морган стал бы пичкать ее какими-то седативными препаратами или наркотиками. Если бы у него было намерение одурманить ее, чтобы не дать сбежать, он бы сделал это сразу, как только привез ее в эту хижину в горах.
Впрочем, с ним ни в чем нельзя было быть уверенной, и Алекс решила, что будет терпеть и наблюдать, пока не окрепнет окончательно. И от помощи, которую он предлагал, она отказываться не собиралась. Главное для нее — выздороветь, а он пусть разыгрывает из себя сфинкса сколько душе угодно. Если она будет настороже, Морган не сумеет ее обмануть, а она будет настороже — это Алекс обещала себе твердо.
Обмануть…
Глаза ее вдруг широко открылись.
— О господи! — прошептала Алекс.


— Что там у тебя творится? — требовательно спросил Гэлен, как только Морган взял трубку. — С тех пор как я приземлился, Логан звонит мне через каждые пять минут. Он сказал, что, если я с тобой не разберусь, он сделает это сам. Черт побери, Морган, ты должен был ее охранять!
— Я и охраняю. В настоящее время ей ничто не грозит.
— Черта с два!
— Чего ты кипятишься? Я же сказал, что рана была несерьезная.
— Рана?.. — Последовала коротенькая пауза, потом Гэлен сказал уже другим голосом: — Слушай, у тебя там в хижине есть телевизор?
— Есть, конечно, только я его не включаю.
— Так включи и послушай программу новостей Си-эн-эн. Мне еще нужно взять напрокат машину, так что у тебя я буду через час-полтора. С шоссе я позвоню еще раз.
Морган покачал головой. Должно было произойти что-то действительно экстраординарное, чтобы Гэлен так разволновался. Как правило, его было нелегко вывести из равновесия. Интересно, что такого случилось в мире, чтобы какая-то телепередача могла… — И он включил древний черно-белый телевизор, стоявший на тумбочке у окна.


Коротко постучавшись, Морган заглянул в спальню.
— Вставай. Я хочу тебе кое-что показать, — сказал он.
Алекс села на кровати.
— Что, Гэлен приехал?
— Пока нет, но с минуты на минуту он будет здесь. — Морган отступил в коридор. — Но мне бы хотелось, чтобы ты увидела программу новостей до того, как он приедет.
— Программу новостей? — Алекс спустила ноги на пол. — Что случилось?! Что-нибудь с Сарой? — От страха за подругу у нее все внутри похолодело.
— Нет, но кое-что случилось с тобой. Идем же!
— Может быть, репортеры пронюхали, что ты похитил меня по приказу Логана? — усмехнулась Алекс, но покорно накинула халат и пошла за ним.
— Хотел бы я, чтобы это было так. Смотри. — Морган кивнул в сторону телевизора. — Проклятие, опять реклама!
— Ну и черт с ней. Разве ты не можешь рассказать мне, в чем дело?
— Будет лучше, если ты все увидишь своими глазами… и услышишь своими ушами. Иначе ты мне просто не поверишь — скажешь, что я все это выдумал. — Морган пожал плечами. — Впрочем, почему нет? В новостях только что сообщили: ФБР разыскивает тебя по подозрению в причастности к возможному террористическому акту в Арапахо-Джанкшн.
Алекс уставилась на него широко раскрытыми глазами.
— Ты смеешься?
— Увы — нет. — Морган покачал головой. — Юргенс заявил это сегодня утром на специальной пресс-конференции для журналистов. Кроме того, ФБР выпустило специальный бюллетень, и весь он посвящен тебе.
У Алекс подогнулись колени, и она рухнула в ближайшее кресло.
— Этого не может быть! Ведь именно я настаивала на расследовании всех обстоятельств этой катастрофы! Именно я сообщила властям о возможной диверсии…
— По словам Юргенса, наше доблестное Министерство охраны родины и раньше подозревало, что прорыв плотины не был случайным. Просто они не хотели публиковать эти сведения, пока не будут получены конкретные доказательства. Теперь эти доказательства у них есть. Якобы есть. Юргенс заявил, что катастрофа в Арапахо-Джанкшн почти наверняка является делом рук боевиков «Матансы». А поскольку ты была в Гватемале два года назад, ЦРУ считает, что именно тогда тебя и завербовали. Ты попала под подозрение с того самого момента, когда тебя обнаружили в воде после второго оползня. Алекс покачала головой:
— Разве никому не пришло в голову, что я сама едва не погибла?
— Хитрый ход, рассчитанный на то, чтобы снять с тебя все подозрения в причастности к убийству Найдера.
— А как насчет наемного убийцы, который столкнул нас с дороги и ранил Сару?
— Но не тронул тебя, так что вполне возможно — это покушение было специально организовано, чтобы направить правоохранительные органы по ложному следу.
— Глупости какие!
— Напротив, это очень умный маневр. Очень.
— Но… я не понимаю! — Алекс жалобно посмотрела на него. — Зачем ФБР понадобилось… — Она покачала головой. — Это какое-то чудовищное недоразумение! Вот что, я должна немедленно связаться с властями и все объяснить.
— Я бы не советовал этого делать. Если ты так поступишь, я готов спорить на что угодно: не пройдет и суток, как ты будешь мертва. Тебя просто-напросто уберут.
— Ты с ума сошел! Ведь речь идет о ФБР — о государственной правоохранительной службе! Я согласна: меня могут держать под арестом, пока все не прояснится, но убивать меня никто не будет.
— Это ты правильно сказала. — Морган хмыкнул. — Ты сама покончишь с собой в камере — если, конечно, дело дойдет до заключения под стражу. Но, скорее всего, ты погибнешь уже во время задержания. Все произойдет быстро и без свидетелей, после чего ты уже никому не будешь мешать.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что ФБР в сговоре с теми людьми, которых я видела в Арапахо? — Алекс поднесла руку к губам. Пальцы ее дрожали. — И ЦРУ?.. Нет, я не верю!
— Речь вовсе не обязательно идет о широкомасштабном заговоре, в который вовлечены обе эти организации, — сухо заметил Морган. — Скорее всего, существуют два-три человека, которые сидят достаточно высоко, чтобы дергать за ниточки. Это они разработали сценарий, в который ты невольно вмешалась, и теперь им нужно тебя убрать. Видимость законности будет соблюдена — комар носа не подточит, в этом можешь не сомневаться.
Алекс покачала головой:
— И все равно я не верю. В конце концов, мы живем в Соединенных Штатах, а не где-нибудь в Латинской Америке, где каждый майор — потенциальный диктатор. И в ЦРУ, и в ФБР работают честные патриоты, которые готовы сделать все, чтобы защитить нашу страну от террористической опасности…
— Совершенно верно. Большинство сотрудников правоохранительных агентств именно таковы; вот почему ни один из них не станет колебаться, когда ему прикажут устранить Алекс Грэм. Они сделают это со спокойной совестью, потому что так надо для безопасности страны и для блага народа.
— Ты не прав! Эти люди — настоящие герои, и…
— Ах, герои?.. — Морган усмехнулся.
— Да! — с вызовом сказала Алекс.
— Даже героями можно манипулировать, заставлять их делать то, что выгодно боссу. Доказательства всегда можно подбросить, улики — сфабриковать. Можешь не сомневаться — в ближайшие Дни мы увидим увлекательнейший телесериал, посвященный истории падения Алекс Грэм, связавшейся с международными силами терроризма и реакции.
— Какой же ты все-таки циник!
— Я не циник, просто я знаю эту кухню изнутри. — Морган повернулся к плите. — Я приготовлю кофе. После того как ты увидишь выпуск Си-эн-эн, тебе может понадобиться ударная доза кофеина.
Но когда выпуск новостей подошел к концу, у Алекс появилось такое чувство, что ей нужна не чашечка кофе, а по меньшей мере бутылка виски. Она ощущала себя физически больной — так сильно подействовало на нее услышанное. Что и говорить, улики, как выразился Морган, были подобраны очень умело; даже самые невинные фото, которые она когда-то посылала в различные издания, выглядели теперь как доказательства ее вины. Одной только подборки снимков, сделанных в Гватемале, было достаточно, чтобы отправить ее в газовую камеру. К тому же собственный портрет Алекс, сделанный кем-то из знакомых в гватемальском аэропорту простой «мыльницей», слишком походил на фоторобот матерой преступницы, которая спит и видит, как бы взорвать к чертовой матери статую Свободы. И надо же, чтобы именно эту — самую неудачную — ее фотографию показали по телевизору на всю страну!
— Ты здесь сама на себя не похожа, — успокоил ее Морган, внимательно наблюдавший за реакцией Алекс. — Но можешь не сомневаться — именно этот снимок станут показывать снова и снова.
— Но они так и не объяснили, почему я решилась на что-то подобное! — сказала Алекс. — Ведь не могла же я ни с того ни с сего…
— О, за этим дело не станет. Например, когда в Центре мировой торговли погиб твой отец, ты могла озлобиться. Найдутся свидетели, которые заявят, будто слышали, как ты обвиняла правительство в невнимании к информации, поступившей до трагедии одиннадцатого сентября.
— Проклятие, это выглядит… правдоподобно.
— Кроме того, твои друзья и работодатели сказали, что после смерти отца ты сильно изменилась.
— А кто не изменился после одиннадцатого сентября?
Морган кивнул:
— Да, но говорим-то мы о тебе.
— Бред какой-то! — Алекс сердито фыркнула. — Но ведь я журналистка, у меня много друзей-репортеров, а их не так-то легко обмануть. Они могут начать собственное расследование, и тогда кое-кому очень не поздоровится…
— Не сомневаюсь, что начнут, но к тому времени ты уже будешь давно мертва. Кроме того, ты сама прекрасно знаешь, что позавчерашние новости — не новости. Каждый день происходит что-то новое, интересное, и по прошествии нескольких недель история трагической гибели фотожурналистки Грэм уже мало кого будет волновать. Так что я бы рекомендовал тебе подумать о… — Его прервал стук в дверь, и Морган обернулся. — Ну наконец-то! — Он подошел к двери и встал сбоку. — Гэлен?
— Да я это, я! Впусти меня поскорее. Морган отпер замок и распахнул дверь.
— Что-то ты долго. Я надеялся, ты приедешь раньше.
— Незачем было забираться в такую глушь. К тебе и на собаках не добраться. — Гэлен заметил Алекс в проеме кухонной двери. — Привет. Я — Шон Гэлен, приятель этого типа.
Алекс ответила не сразу, внимательно разглядывая гостя. На вид Гэлену было чуть за сорок, но глаза у него были совсем молодые, быстрые, а в коротко подстриженных каштановых волосах не было ни намека на седину. Движения у него были резкие, энергичные, да и сам он, казалось, был заряжен энергией по самую макушку.
— Привет, — наконец сказала она.
— Как вы себя чувствуете? — спросил Гэлен снимая короткую куртку из овчины и бросая ее на стул. — Я слышал, этот идиот устроил что-то вроде автомобильной аварии и вас немного ранило.
— Спасибо, — вежливо ответила Алекс. — Но с тех пор, как я узнала, что являюсь «врагом общества номер один», мое самочувствие резко ухудшилось.
— Да, для нас это тоже явилось неприятным сюрпризом, — кивнул Гэлен. — Логан рвет и мечет.
— Пусть злится на Юргенса и на этого типа из ЦРУ — забыла, как его фамилия, — сказала Алекс. — Я знаю, что Логан пользуется влиянием, так пусть вытаскивает меня из этой дурацкой ситуации. В конце концов, в том, что заварилась такая каша, есть и его вина.
— Поверьте мне, Логан делает, что может… — Взгляд Гэлена упал на кружку в руке Алекс. — А что, в этом доме найдется горячий кофе? — спросил он и, не дожидаясь ответа, двинулся в кухню. — Элейн очень не понравилось, что мне пришлось уехать, — сказал он на ходу. — Она говорит, что это не только ее, но и мой ребенок, и что мы должны вместе готовиться к его появлению. В общем, Джадд, ты подложил мне колоссальную свинью.
— Я действительно виноват в том, что Алекс ранило, — сказал Морган. — Что касается остального, я тут ни при чем. Кроме того, на самом деле ты Элейн не нужен — она способна справиться с чем угодно. Ребенок для нее — сущий пустяк!
Элейн? Алекс вспомнила, что Морган уже упоминал при ней это имя. Кажется, эта самая Элейн твердо решила перепилить ему горло тупой пилой… Что ж, похоже, она очень неглупая женщина.
— А что именно предпринимает Логан? — спросила Алекс.
— Он связался с Юргенсом и с важными чиновниками из Министерства охраны родины, но результатов пока нет. В ФБР и министерстве не желают ничего слушать…
— Но почему?! Неужели они не понимают, что все это ужасная ошибка?
Гэлен посмотрел на Моргана.
— Ошибка? — переспросил он.
— Ее подставили, — объяснил Морган.
— Признаться, я так и думал. Следовательно, в том, что случилось в Арапахо-Джанкшн, каким-то образом замешаны государственные структуры.
Морган кивнул:
— Это очевидно, но кто конкретно?
Они оба, казалось, забыли о существовании Алекс, и она почувствовала себя задетой. В конце концов, это же ее обвиняли в страшном преступлении, это ей грозила нешуточная опасность.
— Я могу все исправить, если мне только дадут шанс объясниться, — заявила она. — Я почти уверена, что какой-нибудь честолюбивый следователь из ФБР выдвинул эту идиотскую версию насчет меня, а потом обстоятельства сложились так, что она показалась кому-то правдоподобной. Если бы я не исчезла, вернее, если бы меня не похитили…
И снова Гэлен и Морган не удостоили ее даже взглядом, и Алекс почувствовала, как ее пальцы сами собой сжимаются в кулаки.
— Ну почему они решили, что это был именно заговор?! — почти выкрикнула она.
— Потому что заговор иностранных террористов и их пособников всегда предпочтительнее грубых промахов высокопоставленных отечественных чиновников, — нетерпеливо пояснил Морган и снова повернулся к Гэлену: — И что, Большая Охота уже началась? — спросил он.
Гэлен кивнул:
— Логан уверяет, что это будет новая «охота на ведьм», но его никто не слушает.
— Как я понял из новостей, ЦРУ тоже в этом замешано. Насколько высоко идут ниточки?
— Выше некуда — о предполагаемой связи Алекс с «Матансой» объявил сам Дэнли. Ты его знаешь?
Морган покачал головой:
— Я работал только с Элом Лири, но обычно они играют в одной команде. Лири честолюбив как не знаю кто. Я почти уверен, что он сделает для Дэнли все, что угодно. — Морган немного подумал. — Возможно, для нас это даже неплохо. Лири может знать, что… — Он снова тряхнул головой. — Потом. У нас просто нет на это времени. Сейчас нам нужно как можно скорее увезти Алекс. Врач, который приезжал к ней, парень неплохой, но я не думаю, что в данной ситуации он будет молчать. Как только он увидит ее фото в выпуске новостей, то сразу поймет, что к чему, и позвонит в полицию. Ты подыскал нам новое место?
— Да, я позвонил из машины и все уладил. Вертолет будет нас ждать.
— Одну минуточку! — Алекс встала. — Вы меня совсем не слушаете. Или вы просто ничего не поняли? Так вот, для слабослышащих и плохо соображающих я могу повторить: бежать и прятаться я не собираюсь. Ясно?
Гэлен и Морган переглянулись.
— Я ожидал чего-то подобного. — Морган пожал плечами. — К сожалению, мисс Грэм идеалистка. Она верит, что хорошие парни — всегда хорошие, и иначе быть не может.
— Очень мило. — Гэлен улыбнулся Алекс. — Мне бы тоже хотелось верить во что-то подобное, но подстраховаться никогда не мешает.
— Что вы имеете в виду?
— Позвольте нам перевезти вас в более безопасное место, прежде чем мы начнем переговоры с ФБР.
Алекс заколебалась. Предложение было разумным, даже она не могла этого отрицать.
— Вы же ничего не теряете, — продолжал убеждать ее Гэлен. — Если мы с Джаддом ошиблись, вы сможете с полным правом назвать нас параноиками, а если мы окажемся правы, что ж… в таком случае вы останетесь живы.
Алекс еще немного подумала. Ситуация была настолько необычной и странной, что немного осторожности и в самом деле не помешало бы.
— О'кей, я согласна, — сказала она. — Дайте мне десять минут, я только соберу кое-что из одежды.
— Отлично. — Морган, по всей видимости, решил взять командование в свои руки. — Иди собирайся. А ты, Гэлен, позвони пилоту и скажи, чтобы был готов забрать нас. Я спущусь по склону и немного понаблюдаю за шоссе.
— Можно подумать — мы в осажденном форте и нам грозит нападение индейцев, — насмешливо заметила Алекс. — Ведь мы, кажется, договорились, что все это просто предосторожность, и… Эй, ты что, на войну собрался? — воскликнула она, увидев, что Морган вышел из кабинета с винтовкой в руке. — Что ты задумал? Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал, не хочу принимать участие в этих ваших жестоких играх!
— А ты и не будешь в них участвовать. — Морган шагнул к входной двери. — Если тебе будет от этого легче, могу пообещать, что постараюсь никого не убивать. Но прошу заметить, что не я начал эту войну.
— Возьмешь «Лендровер»? — спросил Гэлен.
— Нет, пешком будет быстрее. Кроме того, я собирался оставить машину на подъездной дорожке, а в доме включить свет — пусть думают, что мы ещё здесь. Я вернусь, как только увижу вертолет. Позаботься о ней, Гэлен.
— С удовольствием. — Закрыв за ним дверь, Гэлен с улыбкой повернулся к Алекс: — Дайте мне знать, если вам нужно будет помочь. Наверное, плечо вас еще беспокоит?
— Спасибо, я справлюсь.
Войдя в спальню, Алекс стала собирать веши продолжая размышлять. Только временным помрачением рассудка можно объяснить тот факт, что она согласилась участвовать в этой авантюре. Она не знала Гэлена, не доверяла Моргану и была пешкой в руках Логана. Не верилось ей и в то, что ФБР намеренно подставило ее под удар. Так почему же, черт побери, она поддалась на их уговоры? И вспоминать. Но если вспомнить Уэйко, Руби-Ридж, Центр международной торговли в Нью-Йорке… Во всех этих случаях ошибки, допущенные государственными правоохранительными органами, обернулись трагедиями общенационального масштаба. Поэтому было только разумно избегать столкновения с тем же Федеральным бюро по крайней мере до тех пор, пока она не сумеет доказать всем, насколько нелепы и необоснованны выдвинутые против нее обвинения.
Алекс надела шерстяные брюки, натянула на клетчатую ковбойку Моргана просторный свитер Моргана и с трудом втиснулась в куртку. Плечо еще сильно болело, но ей не хотелось просить Гэлена помочь ей.
Когда она вышла из спальни, Гэлен просматривал сделанные Морганом наброски.
— У вас очень хорошая память, — похвалил он. — Редко приходится иметь дело с такими подробными рисунками.
— Вряд ли я когда-нибудь забуду эти лица, — совершенно искренне ответила Алекс. — Впрочем, Морган мне тоже помог. Он не давал мне спуску, пока я не вспомнила все. В какие-то моменты мне хотелось как следует треснуть его, но надо признать — он отлично поработал. Сразу видно, что у Моргана талант…
— Да, он очень талантливый человек, и не только в живописи. Что называется, на все руки мастер.
— Включая убийства, — не удержалась от шпильки Алекс. — Он сам сказал мне, что убил Джорджа Лестера.
— К счастью, он успел это сделать до того, как Лестер убил бы вас, — серьезно ответил Гэлен.
Алекс невольно вспомнила потрясение, которое она испытала, когда увидела Моргана выходящим из кабинета с автоматической винтовкой в руке. Он обращался с оружием так свободно, словно оно было продолжением его тела, как рука или нога.
— И все равно мне кажется, что Морган смотрит на эти проблемы слишком… легко, — сказала она. — Для него не имеет никакого значения, что человеческая жизнь бесценна. Для нормального человека убить — очень трудная, почти невыполнимая задача. А он способен сделать это только потому, что так «разумнее» или «полезнее». И этот трюк с поваленным деревом… Ведь я только чудом осталась жива.
Гэлен пожал плечами.
— Я прошу у вас прощения за Джадда, — сказал он. — Я уверен, он вовсе не хотел вас…
— Не важно, что он хотел. Важно то, что в конце концов получилось. И если бы он не притащил меня сюда… — Алекс посмотрела на Гэлена в упор. — Кстати, вы тоже участвовали в моем похищении, фактически — организовали его, нашли исполнителя. Я как-то упустила это из вида.
Гэлен сделал вид, будто дрожит от ужаса.
— Что-то здесь похолодало, — сказал он насмешливо. — Пойду-ка надену куртку…


— Дьявол!.. Сукин сын! Ублюдок!
Не переставая браниться, Морган направил бинокль на колонну машин, которая двигалась по шоссе, пролегавшему по дну долины внизу. Он ясно различал два полицейских автомобиля, четыре легковые машины без опознавательных знаков и небольшой броневичок, ехавший последним. Впрочем, возможно, это был только передовой отряд и главные силы еще не подтянулись.
Отложив бинокль, Морган торопливо набрал номер Гэлена.
— Выбирайтесь оттуда немедленно, — сказал он. — Я их вижу. Шесть легковушек и фэбээровский броневик.
— Хорошо, — ответил Гэлен. — Я немедленно свяжусь с пилотом и скажу, чтобы ждал нас в долине. Мы возьмем машину и заедем за тобой через пару минут.
— Если вы поедете на машине, прямо с ними и столкнетесь, — ответил Морган. — Слушай меня, Гэлен: по дороге, примерно в миле от хижины, есть место, где деревья растут особенно густо. Спрячьтесь там и дождитесь, пока они проедут мимо вас.
— А где будешь ты?
— Я прикрою вас сзади.
— Шесть машин и броневик? — спросила Алекс, когда они укрылись в густых кустах на склоне горы. — Чтобы арестовать меня?
— Очевидно, мисс Грэм, вы очень опасная преступница, — рассеянно отозвался Гэлен, набирая номер на своем мобильном телефоне. — Планы изменились, Дэйв, — сказал он, как только ему ответили. — Пусть вертушка сядет в долине. Через полчаса мы будем на месте. — Он дал отбой и повернулся к Алекс: — Ну вот, все в порядке. Никаких проблем.
Но Алекс видела по крайней мере одну проблему.
— А как же Морган? Где он?
— Где-то там. — Гэлен кивнул в сторону группы сосен на противоположной стороне дороги. — Он очень любит лазить по деревьям, хотя, должен заметить, сосны недолюбливает. Джадд считает, что на сосне трудно как следует замаскироваться.
— А он… полетит с нами?
— Возможно.
— То есть как? Либо он летит, либо…
— Тс-с, вот они! — пробормотал Гэлен, пристально глядя на дорогу. — Да, не похоже, чтобы эти парни собрались на пикник с девчонками. Они движутся достаточно целенаправленно…
Он был прав. Колонна машин, несомненно, направлялась к хижине на вершине горы. Присутствие в хвосте колонны выкрашенного в черный цвет броневика придавало процессии зловещий вид. «Что, черт побери, они собираются делать?» — спросила себя Алекс.
Между тем машины миновали место, где они прятались.
— Дадим им еще несколько минут, — прошептал Гэлен. — К счастью, они, похоже, не подозревают, что мы предупреждены. У них есть цель, которую необходимо уничтожить.
Алекс вздрогнула. Ведь это она была целью, о Которой говорил Гэлен!
— О'кей, пора выбираться.
Гэлен вскочил и быстро пошел к машине, замаскированной среди густых кустарников чуть дальше. Он завел мотор и, дождавшись, когда Алекс устроилась на сиденье, выехал на дорогу.
— Если они будут играть честно, — заметил он, — мы окажемся в долине до того, как развернутся главные события.
— Что значит — играть честно? — спросила Алекс, которой сделалось очень не по себе.
— Согласно действующей инструкции, правоохранительные органы должны окружить хижину и предложить нам сдаться. Только потом начнется метание гранат со слезоточивым газом, штурм и прочая стрельба. Все это требует времени.
— Гранат со слезоточивым газом? — Алекс нервно хохотнула. — Господи, это же смешно! Ведь всем должно быть ясно, что я не представляю собой такой опасности, чтобы бросать в меня гранаты! Я же не…
Она не договорила. Машину тряхнуло, затем сверху до них донесся грохот взрыва. Алекс бросила взгляд в зеркало заднего вида и увидела, что над местом, где стояла хижина, поднялось вверх облако дыма.
Гэлен нажал на педаль акселератора.
— Очевидно, они решили играть не по правилам, так что нам нужно пошевеливаться.
Алекс была не в силах оторвать взгляда от зеркала. Теперь она видела не только дым, но и языки пламени.
— Если бы я была внутри, — с трудом выговорила она, — я бы не успела даже поднять руки и сдаться!
— Это не наводит вас ни на какие размышления? — серьезно осведомился Гэлен.
Алекс не ответила. Язык ей не повиновался. Парализованная ужасом, она смотрела, как пламя пожирает маленькую бревенчатую хижину на вершине горы.


— Какого черта, Юргенс?! — воскликнул детектив Леопольд, глядя на пылающий дом на поляне. — Вы не дали ей ни единого шанса!
— Разве вы не слышали, как я приказал ей сдаваться? — насмешливо поинтересовался Юргенс. — Или, может быть, вы не видели винтовку, направленную на нас из окна справа от двери?
— Нет.
— А вот я видел, — с нажимом сказал Юргенс. — Кроме того, врач, который сообщил нам о местонахождении Алекс Грэм, сказал, что в доме постоянно находится как минимум один ее сообщник. Кто знает, сколько их там было на самом деле?
— И на этом основании вы выстрелили в дом из гранатомета?
— Я не имел права рисковать, — с пафосом заявил Юргенс. — Вы сами видите, детектив, что мои и ваши люди — за исключением тех, кто укрылся за броневиком, — видны из дома как на ладони. Я вынужден был сделать решительный шаг, чтобы избежать потерь личного состава.
— И все равно вы должны были дать ей шанс!
— А она дала хоть малейший шанс тем, кто погиб в Арапахо-Джанкшн?
— Стало быть, вы вынесли приговор Грэм еще до того, как прошло хотя бы одно судебное заседание?
— Если она была в доме, мы, по крайней мере, сэкономим на судебном разбирательстве, — отрезал Юргенс. — Однако пройдет еще довольно много времени, прежде чем мы сможем войти в дом и удостоверимся в этом. Я собираюсь прочесать лес, чтобы убедиться, что Алекс Грэм и ее сообщники не ускользнули.
— То есть вы твердо решили прикончить ее в любом случае?
— Я только выполняю свою работу, детектив, — разозлился Юргенс. — За последнее время граждане США имели слишком много возможностей убедиться, насколько они уязвимы для международною терроризма, и им это не нравится. Вполне понятно, что они хотят нанести ответный удар. Как вам кажется детектив, на чьей стороне будет общественное мнение, когда станут известны все подробности отвратительного преступления Грэм?
— Откуда вы знаете, что они станут известны?
— О, я в этом уверен. Это только вопрос времени. Из всех имеющихся у нас улик и свидетельских показаний мы предъявили журналистам лишь малую толику. И, как вы сами видели, для прессы этого оказалось вполне достаточно.
— А как насчет полиции?
— Мы, безусловно, передали бы вам все имеющиеся материалы, если бы Грэм сдалась добровольно. — Юргенс повернулся к стоявшему рядом с ним агенту. — Возьмите четырех человек, Смит, и прочешите лес и кустарник вдоль дороги. Не рискуйте, действуйте только наверняка. Это очень опасные преступники, и… А это что еще такое?
Высоко над горой с ревом пронесся легкий серебристо-голубой вертолет. На глазах Юргенса он начал снижаться и наконец нырнул в долину внизу, скрывшись за деревьями. До слуха офицеров доносился теперь только рокот турбин.
— Мне это не нравится. Леопольд, пусть одна из ваших машин остается здесь, а вы следуйте за мной — вы можете нам понадобиться. Броневик тоже останется здесь, остальные — за мной!
— Вы не имеете права мне приказывать, Юргенс! — огрызнулся Леопольд.
— Как угодно, детектив. — Юргенс прыгнул в кабину. Хлопнула дверца, и машина фэбээровца, круто развернувшись, помчалась по склону вниз.


— Похоже, они сообразили, что к чему, — сказал Гэлен, бросив взгляд через плечо. Четыре легковые машины на бешеной скорости спускались с горы по извилистой дороге. — Минуты через три они будут в долине.
Вертолет опустился на заснеженное поле в четырехстах ярдах от шоссе, но Алекс казалось — до него не меньше ста миль.
— Мы успеем? — с тревогой спросила она.
— Успеть-то мы успеем, но если они начнут стрелять, взлететь будет трудновато.
Перед мысленным взором Алекс вновь встала страшная картина — вертолет Кена Найдера, превратившийся в пылающий огненный шар. Этот вертолет был той же модели.
— Впрочем, я думаю — все обойдется, — неожиданно добавил Гэлен, пристально глядя в зеркальце заднего вида. — Если только Джадду удастся…
— Что?! — Алекс обернулась и увидела, как головная машина завиляла и, слетев с дороги, на полном ходу врезалась в дерево. У второй машины неожиданно лопнуло колесо, ее занесло и развернуло поперек дороги, и третий автомобиль врезался ей в бок.
— Ну-ка, Джадд, четвертую! — воскликнул Гэлен, останавливаясь возле вертолета.
У четвертой машины тоже лопнуло переднее колесо, но водитель успел затормозить.
— Отменный выстрел! — Гэлен открыл дверцу машины. — Пошевеливайтесь, мисс Грэм, нужно убираться отсюда.
Алекс не заставила себя долго упрашивать. Выскочив из автомобиля, они оба бросились к вертолету.
— А как же Морган?! — крикнула Алекс, стараясь перекрыть грохот винтов. — Мы что, бросим его здесь?
— Он свяжется с нами позднее. — Гэлен помог Алекс вскарабкаться на борт. — Я не думаю, что нам нужно за него волноваться. Джадд вполне владеет ситуацией.
— Но ведь у него даже нет машины, кроме того, он только что стрелял в сотрудников ФБР. Я бы не назвала это владением ситуацией! — возмутилась Алекс. — Они погонятся за ним, и тогда…
— У Джадда приличная фора, — ответил Гэлен, делая знак пилоту, что можно взлетать.
— Но ведь он может полагаться только на свои ноги, а у фэбээровцев остались наверху еще машины! — не сдавалась Алекс.
— В лесу от них толку не будет, — терпеливо объяснил Гэлен. — А Джадду не привыкать. Когда в Афганистане он уничтожил полевого командира, укрывавшего у себя террористов из «Аль-Каиды», ему тоже пришлось полагаться только на свои ноги. Он прошел семьдесят миль по вражеской территории, и ничего с ним не случилось.
— Это он тебе рассказывал? — Алекс и не заметила, как перешла на «ты». Чем-то Гэлен был ей очень симпатичен.
Гэлен покачал головой:
— Джадд не любит рассказывать о себе, но для «Воздушных рейнджеров» он — живая легенда.
Между тем вертолет набрал высоту, и сквозь прозрачную дверцу Алекс увидела на вершине горы дымящиеся развалины. Это было все, что осталось от хижины Моргана. Рядом стояли две полицейские машины и черный броневик, тоже похожий на головешку. У подножия горы, рядом с разбитыми машинами, суетились черные, похожие на муравьев фигурки, и Алекс подумала о Моргане. Она не сомневалась, что уцелевшие фэбээровцы бросятся за ним в погоню.
— Позвони Моргану, — сказала она Гэлену. — Пусть сообщит, где его лучше забрать. Мы не можем улететь без него, ведь он рисковал собой, чтобы мы могли взлететь.
— Джадд велел доставить тебя в безопасное место, — ответил Гэлен. Он тоже смотрел вниз сквозь противоположную дверцу. — Я не хочу рисковать, фэбээровцы могли вызвать подкрепление, вертолеты… Кроме того, я уверен, что Морган уже далеко. Он сделал дело и ушел.
— Позвони ему! — повторила Алекс и нахмурилась.
Гэлен пожал плечами:
— Как скажешь.
Достав мобильник, он набрал номер, немного послушал, потом покачал головой:
— Джадд выключил свой телефон. Что ж, этого следовало ожидать — ведь мобильники, как известно, имеют неприятное свойство звонить в самый неподходящий момент. Ну что, теперь мы можем лететь, куда собирались?
Алекс вздохнула:
— Ничего другого просто не остается. — Она снова посмотрела вниз, на крошечные фигурки агентов. — Хотела бы я знать, кто это сделал.
— Юргенс и его присные, — ответил Гэлен и, заметив, что она изумленно подняла брови, улыбнулся: — Ты удивлена? А ведь это он подписал посвященный тебе пресс-бюллетень.
— Я помню, но… до сих пор я как-то не связывала… — растерянно пробормотала Алекс, потом ее губы изогнулись в сардонической усмешке. — А ведь это Юргенс уговаривал меня спрятаться на конспиративной квартире ФБР!
— Похоже, ты правильно сделала, что отказалась. — Гэлен снова посмотрел вниз на остатки хижины.
«Юргенс обещал мне безопасность», — вспомнила Алекс. Но безопасности не было нигде — она начинала это понимать. Всюду царила смерть. Смерть и разрушение…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Живая мишень - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415Эпилог

Ваши комментарии
к роману Живая мишень - Джоансен Айрис



Политика, террор, ... и чуть-чуть о любви. Если кому нравится, что-то вроде "Крепкого орешка" может читать!
Живая мишень - Джоансен АйрисН@т@лья
7.08.2011, 22.06





да,что-то вроде крепкого орешка,но любви больше.советую всем,одна из лучших книг этой серии
Живая мишень - Джоансен Айрисвиктория
8.08.2011, 15.01





Дамы,простите меня, но ... я разочарованна в этой книге. Честное слово,боевик,а не любовный роман.
Живая мишень - Джоансен АйрисЕлена
19.03.2012, 22.07





На роман это совсем не похоже да и боевик фиговый если честно, хотя иногда люблю боевики почитать
Живая мишень - Джоансен АйрисАнютка
6.05.2012, 3.34





Это однозначно не роман, скорее интригующий напряженный детектив. Сюжет хороший, коней счастливый. Но перечитать точно не захочется. Героиня все время напрягала, безумной самонадеянностью и прямо-таки диким упорством, то что ей удалось таки выжить вообще чудо. Герой вызывает двоякие чувства, но при его профессии, все логично.
Живая мишень - Джоансен Айрисната
1.10.2012, 14.42





Не в восторге, реально назвать любовным романом нельзя. Пока читала хотелось спать.
Живая мишень - Джоансен АйрисМышка
27.06.2013, 10.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100