Читать онлайн Гадкий утенок, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 1. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гадкий утенок - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 1468)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гадкий утенок - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гадкий утенок - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Гадкий утенок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1.

4 июня, Афины, Греция
Танек был недоволен.
Коннер сразу это понял, едва увидев Николаса, появившегося из-за стойки таможни. Лицо Николаса Танека сохраняло всегдашнюю невозмутимость, но Коннер давно знал своего босса и умел чувствовать его настроение по мельчайшим, едва уловимым деталям. По волевому, неизменно бесстрастному лицу Танека не так-то просто было догадаться, что он раздражен и обуреваем нетерпением.
– Надеюсь, информация достоверная, – сказал Танек по телефону.
Информация, увы, была явно недостаточной, но ничего больше Коннер раздобыть не сумел.
Он шагнул навстречу и напряженно улыбнулся:
– Полет прошел приятно?
– Нет, – отрывисто бросил Танек и, не останавливаясь, зашагал к выходу. – Риардон в машине?
– Да, он вчера прилетел из Дублина. – Коннер замялся. – Но на банкет он с вами пойти не сможет. Мне удалось раздобыть только одно приглашение.
– Я же сказал: два.
– Вы не понимаете…
– Я понимаю одно: если действительно операция назначена на сегодня, я остаюсь без прикрытия. И еще я понимаю, что вы плохо отрабатываете свое жалованье.
– Банкет в честь Антона Кавинского, приглашения рассылались за три месяца! Ведь речь идет о президенте государства! Вы не представляете, сколько мне пришлось заплатить за то приглашение, которое я раздобыл. – Коннер поспешно добавил: – К тому же Риардон вам, вероятно, не понадобится. Я же говорил, что информация не проверена. Наш человек обнаружил в компьютере Агентства по борьбе с наркотиками сообщение, в котором лишь сказано, что удар может быть нанесен на острове Медас.
– И больше ничего?
– И еще список.
– Что за список?
– Шестеро из гостей. Подозрение вызывают лишь двое: Мартин Бренден, который устраивает этот банкет, и один из телохранителей Кавинского. Одна фамилия в списке помечена кружком. Это женщина.
– С чего вы взяли, что люди, включенные в список, подлежат уничтожению?
– Фамилии выделены синим. Наш человек предполагает, что у Гардо существует специальный цветовой код, обозначающий то или иное действие.
– Предполагает? – вкрадчиво спросил Танек. – Я что же, притащился сюда, чтобы выслушивать о чьих-то там предположениях?
Коннер нервно облизнулся:
– Вы же сами велели сообщать вам любые сведения, имеющие отношение к Гардо.
Как и надеялся Коннер, упоминание о Филиппе Гардо несколько урезонило Танека. Босс неоднократно заявлял, что любое дело, хотя бы косвенно касающееся Филиппа Гардо, требует особого отношения.
– Ладно, вы правы, – сказал Танек. – От кого было послание?
– У Джо Кэблера, директора АБН, среди людей Гардо есть свой осведомитель.
– Можно выяснить, кто это? Коннер покачал головой:
– Сколько я ни пытался, пока не получается.
– Что намерен делать с этим списком Кэблер?
– Ничего.
– То есть как это «ничего»? – уставился на него Танек.
– Кэблер считает, что это список людей, состоящих у Гардо на содержании.
– Значит, Кэблер не верит в теорию «рокового синего цвета»? – саркастически осведомился Танек.
Коннер глубоко вздохнул – «мерседес» был уже совсем рядом. Пусть теперь с боссом объясняется Риардон – они друг друга стоят.
– Список у Риардона, в машине, – поспешно произнес Коннер, распахивая дверцу. – Вы можете поговорить с ним сами, пока я доставлю вас в отель.
* * *
– Привет, ковбой. – Джейми Риардон тщетно попытался изобразить протяжный среднеамериканский акцент – с его ирландским прононсом это было бесполезно. – Я вижу, сапоги ты оставил дома.
Николас немного расслабился и откннулсяГна спинку.
– Надо было взять их с собой. Сапоги – незаменимая вещь, когда нужно дать кому-нибудь пинка.
– Это кому же – мне или Коннеру? – удивился Джейми. – Должно быть, Коннеру. Вряд ли ты захотел бы обидеть мою почтенную задницу.
Коннер нервно хихикнул, трогая с места. Длинная физиономия Джейми лукаво скривилась.
– Я понимаю, почему ты недоволен Коннером, – ехидно заметил ирландец. – Притащиться из Айдахо на другой конец света – и при этом непонятно для чего.
– Я предупреждал, что тревога может оказаться ложной, – подал голос Коннер. – Я ведь не говорил, что нужно приезжать.
– Но ты и не говорил, что приезжать не нужно, – возразил Джейми. – А молчание – знак согласия. Правда, Ник?
– Отстань. Все равно я уже здесь – Танек устало потянулся. – Так что,Джейми, мы тянем пустышку?
– Очень может быть. Непохоже, что АБН восприняло эту информациювсерьез. Во всяком случае, я бы не стал тратить государственные деньги на то, чтобы раздобыть приглашение на банкет.
Снова нулевой результат. До чего же мне все это надоело, подумал Николас.
– Ничего, тебе полезно хоть на время оторваться от твоих просторов, – продолжил Джейми. – С каждым разом ты становишься все больше похож на какого-то Джона Уина. Тебе вредно столько времени проводить на ранчо.
– Джон Уин уже давно умер.
– Ну вот видишь.
– А торчать с утра до вечера в пабе полезно?
– Ах, Ник. Ты ничего не понимаешь. Ирландские пабы – культурный центр Вселенной. Там поэзия и искусство расцветают, как розы летом. А какие там ведут разговоры! – Риардон мечтательно прикрыл глаза. – В других забегаловках люди просто разговаривают, а в моем заведении они ведут беседу.
Николас слабо улыбнулся.
– Что, в этом есть какая-то разница?
– Еще бы! Одно дело – решать судьбы мира, исовсем другое – обсуждать новую видеоигру. – Риардон приподнял бровь. – Впрочем, я лишь попусту трачу время, расписывая тебе достоинства моего паба. В твоем диком Айдахо тебе и поговорить не с кем, кроме быков.
– Не быков, а овец.
– Это одно и то же. Недаром про ковбоев говорят, что они сильные и немногословные. Будешь немногословным, когда поговорить не с кем.
– Не бойся, язык у ковбоя подвешен как надо. Джейми скептически фыркнул.
– Список, – напомнил Коннер.
– Ах да, наш мальчик хочет, чтобы его усилия были оценены по достоинству, – буркнул Джейми. – Знаешь, Ник, он тебя до смерти боится.
– Ерунда, – слишком уж беззаботно хохотнул Коннер.
– Я пытался втолковать ему, что ты отошел от дел, но он мне не поверил… Жаль все-таки, что ты не приехал в ковбойских сапогах. У них такой мирный, невоинственный вид.
– Отстань, Джейми, надоел, – коротко бросил Николас.
– Уж ипошутить нельзя, – усмехнулся Риардон и добавил шепотом, чтобы Коннер не слышал: – Не нравится мне этот нервный кролик. Так мельтешит, что хочется с него шкурку содрать.
– А он и не должен тебе нравиться. Главное, что у него есть свой человек в АБН.
– Много нам от этого проку, – фыркнул Риардон, полез в карман идостал оттуда свернутый листок бумаги. – По-моему, мы опять попусту тратим время.
– Так кто устраивает банкет?
– Банкир. Мартин Бренден, вице-президент банка «Континентал-Траст». «Континентал-Траст» хочет, чтобы Кавинский разместил у него свои иностранные счета. Бренден нанял дворец на острове специально, чтобы устроить банкет в честь президента.
– А что связывает Брендена с Гардо?
– Никакой связи между ними установить не удалось.
– Может быть, Гардо связан с Кавинским?
– Возможно. С тех пор как Кавинского избрали президентом в Ванаскии, одной из бывших республик Советского Союза, он пустился во все тяжкие – заключает сделки направо и налево. Не исключено, что Гардо хочет убрать Кавинского, потому что тот, возможно, препятствует переправке наркотиков в Ванаскию. – Риардон помолчал. – Но самого Кавинского в списке нет.
– Значит, версия Кэблера ближе к истине. Должно быть, речь идет о взятках. Кэблер давно руководит АБН и умеет отличать злаки от плевел. Мозги у этого парня работают, можешь не сомневаться.
– Стало быть, на Медас ты не поедешь?
Николас немного подумал. Если люди из списка – всего лишь взяточники, которых прикармливает Гардо, присутствие на банкете будет пустой тратой времени. И так слишком много времени потрачено на рыскание по ложному следу. Подобраться к Гардо до сих пор так и не удалось.
С другой стороны, если речь все же идет о боевой операции, не вредно познакомиться поближе с намеченными жертвами. Не говоря уж о том, что люди, которых хочет убрать Гардо, пригодятся Танеку живыми.
– Ну так что? – поторопил его Джейми.
– А как добраться до Медаса?
– Специальные яхты доставляют гостей на остров с причала в Афинах. Отплытие сегодня в восемь вечера. На борт впускают по приглашениям.
– Интересно, сколько людей Гардо раздобыли приглашения таким же образом, как и мы?
– Я проверил список приглашенных, – включился в разговор Коннер. – Никого подозрительного.
Может быть. Вслух Танек спросил:
– А как еще можно добраться до острова? Коннер покачал головой:
– Никак. Берег скалистый, причал только один. Сам остров размером с почтовую марку. За час его весь можно обойти. Кроме дворца, где состоится банкет, на острове домов почти нет.
– Причал охраняют телохранители Кавинского, – добавил Джейми. – Не похоже, что Гардо избрал такое неудобное место для расправы со своими недругами. – Риардон улыбнулся. – С другой стороны, до Кайфера, как ты помнишь, добраться тоже было непросто, однако мы это сделали.
– Мы были тощие и голодные, – возразил Николас. – А Гардо разжирел. Он теперь предпочитает сидеть у мышиной норы и ждать, пока добыча сама попадет к нему в лапы. Но лучше, наверно, все-таки съездить туда и посмотреть на месте.
– Хочешь, я поеду. Или пошли еще кого-нибудь.
– Нет, я сам.
– Но почему? – прищурился Джейми. – Тебе что, надоело сидеть без дела в твоей глуши?
Да, надоело. Николасу хотелось, чтобы все это поскорее кончилось. За минувший год он ни на миллиметр не приблизился к цели.
– Ты слишком привык ходить по лезвию ножа, – легкомысленно болтал Джейми. – Поверь мне, паренек, ты всю жизнь будешь тощим и голодным. Честно говоря, я и сам частенько скучаю по старым временам. – Он вздохнул. – Беседы – дело хорошее, но и они приедаются.
– Я не скучаю по прежним временам. Но мне нужен Гардо.
– Хорошо, как скажешь.
– Дай мне подробные сведения о каждом, кто включен в список.
– Уже сделано. Бумаги у тебя в номере на столе. Сам увидишь – никакой связи между этими людьми нет.
Итак, остров Медас – сплошной клубок несуразностей, предположений и гипотез.
Но имя, обведенное в списке кружком, наверняка что-то означает: либо главная мишень, либо объект, требующий особого подхода. В любом случае к женщине нужно присмотреться. Николас развернул листок и прочитал имя, помеченное кружком.
Нелл Калдер.


4 июня, Медас, Греция
Мама, я видела чудовище, – похвасталась Джилл.
– Правда, милая?
Нелл поставила белый гиацинт слева от лилии и, наклонив голову, оценивающе посмотрела на китайскую вазу. Вот теперь аранжировка безупречна. Нелл взяла веточку сирени и спросила у дочурки, топтавшейся на пороге комнаты:
– Что же это было за чудовище? Волшебный дракон Пит?
Дочь посмотрела на нее с упреком.
– Нет, мамочка, это было настоящее чудовище, а не выдуманное. Человек-чудовище. С длиннющим серым носом и вот такими глазищами. – Она составила пальцы колечком и приложила к глазам, но потом, решив, что получилось недостаточно страшно, раздвинула колечки пошире. – И еще у него на спине был горб.
– Похоже на слона, – рассеянно заметила Нелл, добавив к букету дельфиниум. – Или на верблюда.
– Ты меня совсем не слушаешь! Я же говорю, это был Человек-чудовище, а живет он в пещере.
– В пещере? – встрепенулась Нелл, тут же забыв о цветах. – Что ты делала в пещере? Ты ведь знаешь, мистер Бренден запретил тебе даже близко подходить к их пещерам. Его предупредили, что там опасно, может захлестнуть волна и унести в море.
– Да я совсем чуть-чуть, – запротестовала Джилл и с видом оскорбленной добродетели добавила: – А потом меня позвал папа, и я тут же вышла наружу.
– Так ты была с папой?
Черт бы побрал Ричарда! Не может уследить за ребенком. Неужто он не понимает, сколько опасностей таит в себе море для четырехлетней малышки? Надо было не сидеть дома, а пойти на прогулку вместе с ними. Ричард забывает обо всем на свете, когда он в компании – ему обязательно нужно быть самым блестящим, самым остроумным, самым оригинальным.
Нелл тут же упрекнула себя: она несправедлива к мужу, он и безо всяких усилий самый блестящий, самый талантливый. А за Джилл отвечает мать. Нужно было не прятаться в номере, играя с цветочками, а вместе со всеми идти на прогулку по берегу. Тогда Джилл была бы под присмотром.
– В пещеры заходить нельзя, – строго сказала она. – Это опасно. Недаром папа велел тебе немедленно оттуда выйти.
Джилл кивнула:
– Да, это из-за чудовища.
– Вовсе нет!
Джилл была девочкой впечатлительной и чувствительной, поэтому выдумку о чудовище следовало пресечь в самом начале. Нелл присела на корточки и нежно взяла дочку за плечи.
– Никакого чудовища нет. Иногда, если попадаешь в какое-нибудь жуткое место, можно принять обычную тень за страшилище. Помнишь, как ты просыпалась ночью и кричала, что у тебя под кроваткой спряталось привидение? Мы вместе заглянули туда, а там никого не было. Помнишь?
– А чудовище было, – упрямо заявила Джилл. – И оно здорово меня напугало.
Нелл заколебалась. Может быть, пусть лучше верит в свое чудовище? Хоть в пещеры соваться не будет. Но она никогда не обманывала свою маленькую дочурку – не обманывала и не будет обманывать. Просто нужно приглядывать за Джилл получше, пока они не уедут с этого чертова острова.
– Это было не чудовище, а тень, – строго сказала Нелл и для пущего эффекта добавила: – Папа наверняка сказал тебе то же самое.
– Папа меня и слушать не стал. Он разговаривал с миссис Бренден и велел мне помолчать. – На глазах у Джилл выступили слезы. – И вот ты мне тоже не веришь.
– Когда ты говоришь правду, я верю. Сейчас ты явно выдумываешь.
Нелл запнулась, увидев, с каким упреком смотрит на нее Джилл. Мать нежно провела ладонью по шелковистым каштановым локонам девочки. Ричард называл дочку китайской куколкой – из-за темной ровно остриженной челки. В остальном же Джилл никак не была похожа на хрупкую фарфоровую игрушку – крепенькая, румяная американская девчушка, кровь с молоком.
– Вот завтра утром мы с тобой вместе сходим в пещеру, ты покажешь мне свое чудовище, и мы его прогоним раз и навсегда.
– И ты не побоишься? – шепотом спросила Джилл.
– Здесь, на острове, бояться нечего, деточка. Тут море, пляж, большой и красивый дом. Мы отлично проведем выходные.
– Нет, тебе здесь не нравится.
– Почему?
Джилл смотрела на нее с недетской проницательностью.
– Ты не умеешь веселиться. Не то что папа.
Устами младенца… – устало вздохнула Нелл.
– Да. я немножко застенчива. Но, если я помалкиваю, это еще не значит, что я не умею веселиться. – Она обняла дочурку. – Ведь мы с тобой отлично проводим время, правда?
– Конечно. – Джилл обняла мать за шею, прижалась к ней. – Можно я сегодня пойду на банкет? Тогда тебе не будет там скучно.
От Джилл пахло морем, песком и лавандой – вчера вечером, принимая ванну, девочка потребовала, чтобы ей выдали «взрослое мыло».
– Банкет – для взрослых, а не для детей, – ответила Нелл. – Тебе там не понравится.
Мне тоже, подумала она. Нелл привыкла исполнять светские обязанности при Ричарде, на многолюдных сборищах она без труда могла затеряться в толпе, но сегодня это вряд ли у нее получится. На Медас приезжают сплошь звезды да знаменитости. Среди них тихая серая мышка будет выделяться как бельмо на глазу. Мартин Бренден пригласил на празднество самые сливки общества, чтобы произвести на президента Кавинского впечатление и уговорить его заключить контракт с «Континентал-Траст».
– Тогда не ходи туда, оставайся со мной, – захныкала Джилл.
– Не могу, – поморщилась Нелл. – Папиному начальнику это не понравится. Сегодня у папы очень важное мероприятие, и мы с тобой должны ему помочь. – Увидев, что Джилл уже приготовилась расплакаться, она быстро добавила: – Но перед сном я принесу тебе целый поднос всяких вкусностей. Мы устроим пикник вдвоем.
Джилл тут же просияла улыбкой.
– И вина принесешь? – вкрадчиво спросила она. – Жан-Марку мама каждый вечер дает на ужин стакан вина. Она говорит, это полезно для здоровья.
Жан-Марк был сынишкой экономки, которая безраздельно властвовала в их парижской квартире. Рассказы о Жан-Марке Нелл выслушивала каждый день с утра до вечера.
– Нет, ты получишь апельсиновый сок, – решительно сказала она и, чтобы подсластить пилюлю, пообещала: – Но зато я принесу тебе шоколадный эклер. Конечно, только в том случае, если ты будешь хорошо есть за ужином. – Она встала, подняла дочурку на ноги. – А теперь беги в ванную. Мне нужно закончить букет. Через пару минут я тоже приду.
Джилл критически посмотрела на китайскую вазу и снисходительно улыбнулась:
– Довольно красивенько. Лучше, чем на клумбе.
С этим Нелл согласиться никак не могла. В глубине души она всегда считала, что срывать цветы – большой грех. Нет ничего прекраснее цветущего сада. Ах, какой палисадник был в том дешевеньком пансионе, где Нелл жила, когда училась в художественном училище. Истинным наслаждением было выписывать на холсте все оттенки густого, насыщенного цвета, легкую дымку раннего утра… Сердце Нелл сжалось, и она усилием воли отогнала воспоминание. В конце концов, у нее нет причин себя жалеть. Никто не заставлял ее бросать занятия живописью. Ричард в отличие от родителей относился к ее увлечению с пониманием. Он даже уговаривал ее писать картины после женитьбы. Жаль только, времени на это не было. Быть женой молодого человека с большим будущим – должность хлопотная.
Нелл подняла вазу и скривилась. Если бы Салли Бренден не попросила ее заняться букетом – а на это ушло все утро, – можно было бы сделать несколько эскизов. Здесь такой живописный берег. Хотя нет, все равно ничего не вышло бы – пришлось бы сопровождать Ричарда на прогулку. Снова выжимать из себя улыбки, терпеть общество несносной Салли, которая почитает себя ее благодетельницей. Лучше уж сидеть дома и возиться с букетом.
Нелл легонько чмокнула дочку в лоб:
– Приготовь пижамку и не вздумай высовываться на балкон.
– Ты мне это уже говорила, – с достоинством ответила Джилл.
– Не заходить в пещеру я тебе тоже говорила.
– Мама, но это же совсем другое дело.
– Нет, не другое.
Девочка направилась в сторону ванной.
– Пещера такая красивая. А балкон мне совсем не нравится – у меня голова кружится, когда я смотрю вниз, на камни.
Спасибо и на этом, подумала Нелл. Все-таки Салли – редкостная особа. Дать их семье с маленьким ребенком номер, балкон которого расположен прямо над обрывом! Хотя ничего удивительного. Ричард когда-то сказал при Салли, что любит любоваться с балкона красивым пейзажем. Салли готова в лепешку расшибиться, лишь бы угодитьсвоему ненаглядному Ричарду. Все вокруг душине чают в обаяшке Калдере.
В этот миг в номер стремительно влетел Ричард.
– Ты бы видела, сколько охранников прислал на остров Кавннский. Можно подумать, сюда приезжает Ясир Арафат, – скороговоркой зачастил он и, взглянув на букет, заметил: – Красота. Нужно отнести вазу вниз. Салли говорила, что в вестибюле не хватает букета.
– Я только что закончила, – ответила Нелл и сама на себя разозлилась – что это она все время оправдывается? – Ты же знаешь, я в этом мало что смыслю. Салли вполне могла бы заказать букет в Афинах.
Ричард поцеловал ее в щеку:
– Нет, никто не умеет делать цветочные аранжировки лучше, чем ты. Салли все время говорит, что моя жена обладает потрясающим художественным вкусом. Будь умницей, отнеси вазу вниз. – Он направился в спальню. – Я приму душ. Через час приезжает Кавинский, и Мартин собирается представить меня ему во время коктейля.
– А мне там необходимо быть? Может быть, я ограничусь одним банкетом?
Ричард немного подумал и пожал плечами:
– Не хочешь, не ходи. Все равно там будет столько народу, что никто твоего отсутствия не заметит.
Нелл вздохнула с облегчением. Много народу – это хорошо. Можно будет затеряться.
– Джилл принимает ванну, – крикнула она вслед мужу. – Присмотри за ней, пока я не вернусь.
– Ну конечно, – ослепительно улыбнулся муж. Он был в белой рубашке и белых шортах. Темные волосы растрепались от ветра, худощавое лицо покрыто загаром. Ричард прекрасно смотрелся и в смокинге, и в деловом костюме, но больше всего он нравился ей таким, как сейчас. Гораздо лучше, когда он такой домашний, свой.
Ричард помахал ей рукой:
– Давай-давай. Салли ждет.
Нелл кивнула и нехотя вышла из номера. Еще на лестнице она услышала пронзительный, тонкий голосок Салли. Просто удивительно, как это природа наделила долговязую, стремительную Салли таким писклявым, совсем не соответствующим ее облику голосом.
Жена Мартина Брендена, увидев Нелл, перестала распекать служанку и набросилась на новую жертву:
– Ну наконец-то! Я уж заждалась. – Она вырвала у Нелл из рук вазу и поставила ее на мраморный столик, под зеркалом в пышной золоченой раме. – Могли бы управиться и побыстрее, милочка. Сами знаете, у меня и без вас забот хватает. Я еще должна поговорить с тем человечком, который распоряжается фейерверком, дать указания шеф-повару, а ведь мне, между прочим, еще нужно и себя привести в порядок. Вам отлично известно, какое важное сегодня мероприятие. Все должно пройти без сучка без задоринки.
Нелл вспыхнула и пролепетала:
– Да-да, Салли, извините.
– Не мне вам объяснять, какая ответственность лежит на супруге человека, который занимает ответственный пост. Мартин никогда бы не стал вице-президентом, если бы я ему не помогала. По-моему, я не слишком обременяю вас обязанностями, не правда ли?
Нелл много раз выслушивала подобные отповеди и потому без особого труда справилась с нарастающим раздражением.
– Вы правы, Салли. Извините, – повторила она. – Могу я еще что-нибудь сделать?
Салли небрежно взмахнула наманикюренными пальцами.
– Я пригласила на банкет мадам Гере. Позаботьтесь о ней. Она в обществе ужасно комплексует.
Элиза Гере отличалась еще большей застенчивостью, чем сама Нелл. Салли всегда поручала ей опекать таких вот «неполноценных» гостей. Нелл нисколечко этим не тяготилась, наоборот, она получала глубокое удовлетворение от того, что хоть кому-то может помочь и облегчить жизнь. В первые годы жизни в Европе она и сама нуждалась в такой опеке, да только с ней никто не нянчился.
– Не понимаю, как мог Анри Гере жениться на такой, – заметила Салли, как бы ненароком взглянув на Нелл. – Весьма распространенное явление: властный, энергичный мужчина и робкая, ни на что не годная жена.
Вот так – воткнула нож и повернула, подумала Нелл, давно уже привыкшая к колкостям своей патронессы.
– А по-моему, она очень симпатичная, – сказала Нелл и быстро направилась к лестнице. – Мне нужно заглянуть к Джилл. Умыть ее перед сном и накормить.
– Вообще-то, Нелл, вам следовало бы нанять няню.
– Ничего, я сама могу заботиться о своем ребенке.
– Но ребенок вам мешает. – Салли помолчала. – Кстати говоря, я побеседовала сегодня с Ричардом на эту тему, и он совершенно со мной согласен.
Нелл замерла.
– Он так сказал?
– Конечно. Ричард понимает, что чем выше поднимается он по служебной лестнице, тем больше светских обязанностей у его жены. Когда мы вернемся в Париж, я обязательно позвоню в агентство, где мне в свое время подыскали няню для Джонатана. Благодаря Симоне у меня не было никаких хлопот.
А в результате Джонатан превратился в трудного, неуравновешенного подростка, который воспитывается где-то в частном пансионе в Массачусетсе, подумала Нелл.
– Спасибо, но я как-нибудь справлюсь. Может быть, попозже, когда девочка подрастет.
– Учтите: если Кавинский разместит капиталы в нашем банке, у Ричарда будет очень много работы. Вам придется путешествовать вместе с мужем. Без няни здесь не обойтись. С этими словами Салли развернулась и зашагала к дверям банкетного зала.
Она говорит таким тоном, словно вопрос уже решен. Нелл запаниковала. Неужели придется отдать дочь какой-нибудь мегере с кислой физиономией – из тех, что прогуливаются со своими воспитанниками в парках. Ни за что на свете! Джилл принадлежит ей и только ей! Ричард не может помышлять о таком всерьез!
Конечно же, он этого не сделает. Он знает, что весь смысл ее жизни в Джилл. Она безропотно выполнит любые его желания, но это было бы уже выше ее сил…
– Не обращайте внимания на эту старую ведьму. Ей просто нравится вас мучить. – По лестнице спускалась Надин Фаллон. – Знаю я эту звериную породу. Найдут кого-нибудь беззащитного и тешатся.
– Тише, – испуганно прошептала Нелл, оглянувшись через плечо, но Салли, слава Богу, уже удалилась.
Надин ухмыльнулась:
– Хотите, я плюну ей в рожу – от вашего имени?
– Очень хочу. – Нелл поморщилась. – Но она все равно выяснит, от кого это исходит, и Ричард будет недоволен.
Улыбка Надин поблекла.
– Ну и пусть. Он должен бы знать, что эта особа вам не по зубам. Мог бы и защитить вас от этой барракуды.
– Вы не понимаете… – начала было Нелл.
– Да, я не понимаю, – отрезала Надин и пошла дальше, прошуршав шелками и оставив аромат духов «Опиум». Красивая, рыжеволосая, экзотичная, абсолютно уверенная в себе. Напоследок сказала:
– Я выросла в Бруклине, а там меня быстро научили: кто не дает сдачи, тому каюк.
Тебе-то опасаться нечего, завистливо подумала Нелл. Надин даст сдачи кому хочешь. Она пробилась из трущоб Седьмой авеню в мир парижской высокой моды, стала одной из самых преуспевающих манекенщиц, не растеряв при атом задиристости и чувства юмора. Теперь у нее не было отбоя от приглашений, и Нелл в последнее время встречалась с Надин все чаще и чаще. Ричард говорил, что Надин – «дорогостоящий предмет интерьера» и не более того, однако Нелл относилась к этой молодой женщине с искренней симпатией. Надин остановилась, обернулась.
– Вы хорошо выглядите. Сбросили вес?
– Может быть.
Нелл знала, что выглядит, как всегда, плохо. С тех пор как они с Надин виделись в последний раз – а это было месяц назад, – Нелл нисколько не похудела. Брюки у нее измялись, прическу сделать она еще не успела. Надин просто хочет ее утешить после неприятного разговора с Салли Бренден. Что ж, Надин может себе это позволить: у нее шестой размер одежды, а у Нелл – двенадцатый… Стыдно так думать. Доброту нужно ценить, каковы бы ни были ее мотивы.
– Я пойду. Мне нужно поговорить, с Ричардом. Увидимся позднее, на банкете.
Надин приветливо помахала ей рукой.
Быстро взбежав по лестнице, Нелл пронеслась по коридору и ворвалась в номер. В гостиной Ричарда не оказалось – он был в ванной, что-то напевал там вполголоса. Нелл остановилась, попыталась успокоиться, потом распахнула дверь:
– Не нужно нам никакой няни!
Ричард, стоявший перед зеркалом, удивленно обернулся:
– Что-что?
– Салли сказала, что ты хочешь взять няню. Я против! Не нужна нам няня!
– Что ты так расстроилась?
Ричард вновь повернулся к зеркалу и стал поправлять галстук.
– Мы говорили так, между делом. Хотя она права: вредно уделять детям слишком много внимания. В конце концов, все наши знакомые пользуются услугами нянь. Это вроде как признак определенного социального статуса.
– Значит, ты и в самом деле об этом подумываешь!
– Ну, без твоего согласия я, разумеется, ничего решать не буду. – Он надел смокинг. – В чем ты сегодня будешь?
– Не знаю.
Какая разница? Что бы Нелл ни надевала, выглядела она все равно плохо.
– Допустим, синее гипюровое платье. – Она стиснула кулаки. – И вовсе я не уделяю Джилл слишком много внимания.
– Да, синее – это неплохо. На нем прекрасный вырез, подчеркивающий красоту твоих плеч.
Нелл приблизилась к мужу, прижалась лицом к его груди.
– Я сама хочу заботиться о своей дочери. Тебя часто не бывает дома, мы с ней нужны друг другу. – Она перешла на шепот. – Ну пожалуйста, Ричард.
Он погладил ее по голове.
– Я желаю тебе лишь блага. Сама знаешь, как много я работаю, чтобы вы с Джилл ни в чем не испытывали нужды. Но и ты должна мне помочь.
Нелл с отчаянием поняла, что Ричард этот вопрос уже решил.
– Я и так стараюсь тебе помогать.
– Да-да, конечно. – Он отстранился, посмотрел ей в лицо сверху вниз. – Но этого мало. – Глаза его светились радостным возбуждением. – Кавинский – ключ к успеху. Я шесть лет ждал такого случая. Тут дело не только в деньгах, речь идет о власти. Трудно даже представить, как многого смогу я добиться.
– Я буду помогать тебе еще больше. Я сделаю все, что нужно. Но не отбирай у меня Джилл.
– Ладно, поговорим завтра. – Он поцеловал ее в лоб и отвернулся. – А теперь мне пора вниз. Кавинскии должен прибыть с минуты на минуту.
Нелл тупо смотрела мужу вслед. Итак, они поговорят завтра. Он будет терпелив, нежен и немного опечален – из-за того, что не в состоянии удовлетворить ее просьбу. Закончится же тем, что Нелл сама окажется во всем виновата. А потом они вернутся в Париж, он подарит ей букет желтых роз и сам отправится в агентство выбирать няню – чтобы не травмировать жену.
– Мама, у меня вода в ванной уже совсем остыла, – с упреком заявила Джилл.
Она стояла на кафельном полу, завернутая в большое розовое полотенце.
– Правда?
Нелл судорожно сглотнула. Пока не наступило завтра, нет смысла портить себе настроение. Может быть, с Кавинским еще ничего не выйдет. Или же Ричард вдруг возьмет и передумает.
– Сейчас нальем снова горячей воды.
– Давно пора. – Джилл развернулась и скрылась за дверью.
– Ты похожа на принцессу, – объявила Джилл, обхватив колени руками.
– Скажешь тоже. – Нелл нежно уложила дочку, накрыла ее одеялом. – Ты засыпай, не бойся. Обещаю – я разбужу тебя, когда вернусь с банкета, и мы обязательно устроим пикник. В гостиной будет сидеть горничная – на случай, если к тебе явится какое-нибудь чудовище. – Нелл шутливо потрепала девочку по голове.
– Но я правда его видела, – с серьезным видом уверила ее Джилл.
– Видела, так больше не увидишь. – Она поцеловала ребенка в лоб. – Это я тебе обещаю.
Когда Нелл уже выходила из спальни, Джилл крикнула:
– Не забудь про вино!
Нелл только усмехнулась и прикрыла за собой дверь. В отличие от матери у Джилл, судя по всему, небудет проблем с настойчивостью и умением за себя постоять.
Однако когда Нелл поравнялась с зеркалом, улыбка сползла с ее лица. Только ее маленькой дочурке могло прийти бы в голову сравнить ее с принцессой. При невысоком росте Нелл была чересчур полной – полной и некрасивой. Невыразительные черты лица, единственная отличительная особенность – вздернутый нос. Короткие волосы скучного темного оттенка, бледная кожа. Одним словом, дурнушка.
Неважно. Главное, что Джилл считает ее красавицей. Да и Ричард находит ее привлекательной. Однажды он сказал, что она напоминает ему домотканый коврик: неброский, но практичный и по-простому милый.
Еще раз взглянув на свое отражение, Нелл скорбно скривилась. Вряд ли на свете найдется женщина, которая отказалась бы променять судьбу «домотканого коврика» на блеск шелкового гобелена. Зато у некрасивых женщин есть серьезные преимущества: никто не обращает на них внимания, когда они входят в переполненный зал. Да и улизнуть оттуда с подносом будет нетрудно.
Нелл остановилась на верхней площадке мраморной лестницы, глядя на заполненный гостями вестибюль.
Музыка.
Аромат цветов и дорогих духов.
Смех, шум голосов.
Боже, как же ей не хотелось туда спускаться. Высокие резные двери, ведущие в банкетный зал, были распахнуты настежь. Нелл увидела, что Ричард разговаривает с каким-то высоким бородатым мужчиной, вся грудь которого была покрыта орденами. Может, это и есть Кавинский? Скорее всего. Там же находились Мартин, Салли и Надин. На лице миссис Бренден застыло подобострастное, медоточивое выражение. Позднее Нелл тоже будет представлена президенту Кавинскому, но сейчас ей там делать нечего – она только помешает важному разговору.
Оглядев вестибюль, Нелл наконец нашла мадам Гере, пугливо жавшуюся к стене. Это была женщина лет пятидесяти, худая, болезненно застенчивая. Увидев, как француженка изо всех сил старается не привлекать к себе внимания, Нелл испытала острое чувство жалости. Как хорошо было ей знакомо это затравленное выражение лица, эта застывшая улыбка. Когда Нелл смотрела на себя в зеркало, она выглядела точно так же.
Нелл стала спускаться по лестнице. Пусть Ричард очаровывает своего Кавинского и прочих шишек. Она же окажет мужу посильную помощь, придя на выручку бедняжке мадам Гере.
* * *
– Mon dieu, – негромко сказала Элиза Гере, – этому мужчине не хватает только розы в зубах.
– Что-что?
Нелл положила на большую тарелку лимонную тартинку. Она обещала дочери принести шоколадный эклер, но эклеров что-то пока было не видно.
– Ну как же, помните фильм со Шварценеггером, где он играет шпиона? Он там умеет делать все на свете, только летать не может.
Нелл вспомнила, что, кажется, действительно был такой фильм. Здоровенный Шварценеггер с розой в зубах.
– «Истинная ложь»?
Элиза пожала плечами:
– Я никогда не помню названий фильмов, но Шварценеггера забыть трудно. – Она показала куда-то в зал. – И того мужчину тоже. Вы не знаете, кто он?
Нелл оглянулась. Мужчина, на которого показывала Элиза, не мог сравниться со Шварценеггером ни ростом, ни шириной плеч, однако он сразу же обращал на себя внимание: лет тридцати пяти, темноволосый, лицо не сказать чтобы красивое, но раз увидишь – не забудешь. В каждом движении этого человека ощущалась полнейшая уверенность в себе. Такой не попадет в ситуацию, которая застанет его врасплох. Неудивительно, что Элиза обратила на него внимание. Для застенчивой, закомплексованной личности уверенность в себе – качество завидное и абсолютно недостижимое.
– Нет, я его раньше не видела, – сказала Нелл. – Может быть, он из свиты Кавинского?
Элиза лишь покачала головой.
Нелл и сама поняла, что ошиблась. Человек с таким лицом не мог принадлежать к чьей-то свите.
– Ну и аппетит у вас, – заметила Элиза, взглянув на нагруженный снедью поднос.
Нелл вспыхнула:
– Это не для меня, это для моей маленькой дочки.
Тут уже смутилась Элиза:
– Я вовсе не хотела…
– Ничего, – вздохнула Нелл. – Я знаю, что у меня излишний вес.
– Нет, вы прекрасно выглядите, – мягко произнесла Элиза. – Я вовсе не хотела вас обидеть.
– А вы меня и не обидели. Моя беда – пристрастие к шоколадным пирожным. А прослойка жира – это защитный слой.
– Вы нуждаетесь в защитном слое, милая?
– Как и все мы, – уклончиво ответила Нелл, но тут же поправилась: – Нет, конечно же, нет. У меня все в порядке, я вполне счастлива. Если хотите, я завтра познакомлю вас с моей дочкой.
– Я была бы очень рада.
– Ага, вот и эклеры. Она обожает эклеры. – Нелл положила на тарелку долгожданный эклер и вновь обернулась к Элизе. – Извините, я вас на время покину. Нужно отнести трофеи наверх. Думаю, она не спит, ждет меня.
– Конечно-конечно. Я и так отняла у вас слишком много времени. Вы были очень добры ко мне.
– Ерунда. Я очень приятно провела вечер. Спасибо вам.
Нелл не кривила душой. Когда Элиза Гере преодолела смущение, она оказалась интересной собеседницей – наблюдательной и остроумной. За разговором время пролетело незаметно.
– Если мы сегодня уже не увидимся, я зайду к вам завтра после завтрака, – сказала Нелл.
Элиза кивнула и осмотрела зал, выискивая мужа.
– Да, мы, наверное, тоже скоро уйдем. Анри хотел встретиться с Кавинским, других дел у него здесь нет.
С подносом в руках Нелл осторожно пробиралась через толпу.
А как же вино?
У самых дверей она остановилась.
Почему бы, собственно, и нет? Несколько капель девочке не повредят. Европейцы преспокойно дают детям пить вино, и ничего страшного не происходит. Пусть Джилл сегодня почувствует себя счастливой. Неизвестно, сколько времени они еще проведут вместе.
Она обернулась лицом к залу. Шампанское? Это еще лучше. Мимо как раз проходил официант с подносом, и Нелл подцепила бокал. От резкого движения она покачнулась и чуть не рассыпала все свои сокровища.
– Позвольте, я помогу вам. – Кто-то взял у нее поднос с трофеями.
Арнольд Шварценеггер. Собственной персоной. Нет, вблизи этот человек был похож только на самого себя, больше ни на кого. Высокая концентрация энергии, предельная уверенность в себе. Инстинктивно Нелл подалась назад, отвела глаза.
– Спасибо, не нужно.
Она хотела вернуть себе поднос, но мужчина ей не позволил.
– А я настаиваю. Мне это совсем нетрудно. – Он первым вышел из зала, и Нелл была вынуждена последовать за ним. – Какой пункт назначения?
– Пункт назначения?
Незнакомец кивнул на поднос:
– У вашего друга отменный аппетит.
Нелл вспыхнула. Подумать только – дожила до двадцати восьми лет, а краснеет словно школьница.
– Это для моей дочки, – пробормотала она. Мужчина улыбнулся.
– Значит, ваш путь лежит наверх, в одну из комнат. Вам ни за что не добраться туда с подносом в одной руке и с бокалом в другой. – Он уже поднимался по лестнице. – Меня зовут Николас Танек. А вас?
– Нелл Калдер. – Она едва поспевала за этим решительным господином. – Но я не нуждаюсь в вашей помощи. Верните мне, пожалуйста…
– Калдер? Вы жена Ричарда Калдера?
Вид у него был удивленный. Вечно все удивляются, что у Ричарда такая жена.
– Да.
– По-моему, ваш муж слишком занят и помочь в настоящую минуту не может. Позвольте, я заменю его.
Отступать он явно не собирался. Что ж, решила Нелл, пусть поступает как знает. Проще уступить, чем ввязываться в долгую дискуссию. Поднимаясь по ступенькам, она не могла оторвать глаз от широких плеч и поджарого зада Танека. До чего же хорошо он сложен.
– Сколько лет вашей дочке?
Нелл поспешно подняла глаза, но, к счастью, Танек на нее не смотрел.
– Джилл почти пять лет. А у вас есть дети, мистер Танек?
Он покачал головой.
– Теперь куда?
– Направо.
– Вы тоже работаете в «Континентал-Траст»?
– Нет. А чем вы занимаетесь?
– Так, ничем. То есть я воспитываю дочь. – Когда Танек ничего на это не сказал, Нелл, словно оправдываясь, добавила: – У меня масса всяких светских обязанностей.
– Ничуть в этом не сомневаюсь.
Конечно, подумала Нелл, женщины его круга занимаются делами поважнее. Должно быть, они такие же стройные, самоуверенные и знающие себе цену.
– Вы американка?
– Да, я выросла в Ралее, штат Северная Каролина.
– Кажется, это университетский город, да?
– Совершенно верно. Мои родители преподавали в Гринбрайарском университете. Это близко от Ралея. Отец был ректором колледжа.
– Должно быть, ваша семья вела очень… размеренный образ жизни.
Он хочет сказать «скучный», догадалась Нелл и обиженно ответила:
– А мне нравятся маленькие городки.
Танек обернулся через плечо:
– Но теперь вы ведь живете совсем иначе, верно? Я слышал, что европейский филиал «Континентал-Траст» расположен в Париже.
– Да.
– И часто вы совершаете поездки в такие очаровательные местечки, как это? Отличная штука – роскошь.
– В самом деле?
– Я тут поговорил с вашим мужем. Мне показалось, что дворцовая обстановка ему по вкусу.
– Мой муж много работает и вполне достоин того образа жизни, который имеет, – огрызнулась Нелл. Танек начинал ее раздражать. К чему все эти вопросы? Ведь на самом деле ему абсолютно неинтересны ни Ричард, ни она сама.
– А чем вы занимаетесь, мистер Танек? – сменила она тему разговора. – Финансами?
– Нет, я уже отошел от дел.
Нелл удивилась:
– Не может быть! Вы ведь еще так молоды.
Танек хмыкнул:
– У меня достаточно денег, и я могу себе позволить не дожидаться пенсионного возраста и золотых часов на память о вечной и беспорочной службе. Видите ли, у меня собственное ранчо в Айдахо.
Еще один сюрприз. Трудно предположить, что такой тип живет не в большом городе, а в глуши.
– Странно. Вы не похожи на…
– Люблю одиночество. Я вырос в Гонконге, среди людского скопища. Когда у меня появилась возможность выбирать, я предпочел дикую природу.
– Извините, мне не следовало совать нос не в свое дело.
– Ничего страшного. У меня секретов нет.
Нелл была уверена, что чего-чего, а секретов у этого человека хватает. За невозмутимым выражением лица могут таиться любые омуты.
– А чем вы занимались раньше?
– Товарами потребления, – коротко ответил он. – Какая дверь?
– Последняя слева.
Танек быстро зашагал вперед по коридору, возле двери остановился.
– Спасибо, – поблагодарила его Нелл. – Я обошлась бы и сама, но…
Танек преспокойно открыл дверь и вошел внутрь. Горничная-гречанка, сидевшая на стуле, поднялась на ноги.
– Вы больше не нужны, – сказал ей Танек по-гречески. – Идите. Понадобитесь – вас позовут.
Горничная вышла, прикрыв за собой дверь, а Нелл так и стояла на пороге, ничего не понимая.
– Вам не о чем беспокоиться, – улыбнулся Танек. – Мои мотивы абсолютно чисты. – Он подмигнул. – Просто мне захотелось удрать с этого занудного приема. Я увидел, что вы направляетесь к выходу, и воспользовался удобным предлогом.
– Мама, ты принесла мне?.. – Из спальни высунулась Джилл, увидела незнакомого мужчину и замолчала. – Ты кто?
– Николас Танек, – поклонился мужчина. – А ты, должно быть, Джилл.
Девочка настороженно кивнула.
– Тогда это тебе. – Он показал на поднос. – Нектар и амброзия.
– А я просила эклер.
– Эклеры у нас тоже есть. Где устроим пир?
Джилл испытующе посмотрела на него и капитулировала:
– Мы с мамой хотели устроить пикник. Я уже расстелила на полу одеяло.
– Прекрасная идея. Я вижу, ты времени даром не теряла. – Танек принялся сгружать с подноса на одеяло бумажные тарелки. – Вы забыли салфетки, – с упреком сказал он Нелл. – Но ничего, что-нибудь придумаем.
Он заглянул в ванную, принес оттуда бумажные салфетки и два полотенца.
– Позвольте, мадам?
С этими словами он завязал одно из полотенец у Джилл на шее.
Девочка захихикала.
Досадно было видеть, как легко принимает она знаки внимания от совершенно незнакомого человека. Этот Танек, кажется, вознамерился похитить у Нелл драгоценные минуты общения с дочкой.
– Спасибо, что помогли мне, мистер Танек, – сухо сказала она вслух. – Полагаю, вам пора вернуться на банкет.
– Правда?
Танек взглянул на нее, улыбка сползла с его лица.
– Да, должно быть, вы правы. – Он поклонился девочке. – Однако я подожду, пока вы вернете мне поднос, мадам.
– Не стоит, – поспешно сказала Нелл. – Горничная уберет его утром.
– Но я настаиваю. Я подожду в гостиной. Позовите меня, когда закончите.
Он вышел из спальни.
– Это кто? – прошептала Джилл, проводив его взглядом.
– Никто. Просто один из гостей.
Нелл удивилась, что Танек так легко уступил. Впрочем, не совсем – возвращаться вниз он явно не собирался. Зачем-то ему понадобилось отсидеться у них в номере. От кого-то прячется? Должно быть, от женщины. За такими типами бабы вечно табуном бегают. Но это не ее дело. Лишь бы только не путался под ногами и не мешал общаться с дочкой.
– Он мне понравился, – объявила Джилл.
Еще бы! Обращался с ребенком как с императрицей.
Но тут Джилл увидела хрустальный бокал с шампанским и тут же забыла о новом знакомом.
– Это вино, да?!
– Шампанское. – Нелл села на пол по-турецки. – Как было велено.
Лицо девочки просияло улыбкой:
– Ты все-таки принесла его!
– У нас же пикник. – Нелл протянула дочке бокал. – Один глоток, не больше.
Джилл постаралась набрать в рот как можно больше шампанского и сморщилась:
– Какое кислое! Но зато с пузырьками. И горло согревает. – Она вновь потянулась губами к бокалу. – А Жан-Марк говорит, что…
Нелл отобрала у нее бокал.
– Все, хватит.
– Ладно. – Джилл схватила эклер. – Какой же это пикник, если музыки нет?
– Правильно.
Нелл на четвереньках подобралась к столику, взяла музыкальную шкатулку и завела пружину. На крышке закружились две маленькие панды и заиграла мелодия.
– Гораздо лучше, чем оркестр, – сказала Нелл.
Джилл подобралась к матери поближе, уткнулась головой ей в бок. Она сосредоточенно поглощала эклер, и крошки сыпались на гипюровое платье. Надо бы отодвинуться – иначе весь подол будет в шоколаде.
Ладно, наплевать. Нелл обняла дочку покрепче. Что может быть дороже таких вот моментов счастья?
Может быть, их осталось не так уж много.
Ну нет, без боя она не сдастся. Ричард не прав, нужно убедить его, что Джилл нельзя разлучать с матерью.
А если не удастся?
Стоять до последнего! Паника и отчаяние стиснули сердце. Всякий раз, когда Нелл была не согласна с мужем, он вел себя так, словно она поступает жестоко и неразумно. Ричард всегда и во всем уверен, а Нелл вечно терзается сомнениями…
Но она твердо знала: отдавать дочь чужой женщине плохо и неправильно.
– Ты меня слишком стиснула, – пожаловалась Джилл.
Мать убрала руку с ее плеча:
– Извини.
– Ладно, ничего, – пробурчала девочка с набитым ртом и великодушно добавила: – Было совсем не больно.
Как же быть? Где взять силы? Нужно дать Ричарду отпор.
* * *
Впустую потраченное время, раздраженно думал Николас, глядя в окно, на белую полосу прибоя, разбивавшегося о скалы. Кому понадобится убивать Нелл Калдер? Чем может она мешать Филиппу Гардо? Ей-богу, она не более опасна, чем большеглазая девчушка, которая сейчас в соседней комнате объедалась пирожными.
Если тут и готовится акция, то мишенью наверняка является Кавинскнй. Как президент одной из бывших советских республик, недавно получивших независимость, он может стать для Гардо либо дойной коровой, либо опасной помехой. Миссис Калдер же никому опасна быть не может. Задавая ей вопросы, Танек заранее знал все ответы, но ему нужно было последить за ее реакцией. Весь вечер он наблюдал за этой женщиной, и у него сложилось о ней вполне ясное представление: милая, скромная, очень мало похожая на всех этих акул, собравшихся в банкетном зале. Да и к коррупции она вряд ли причастна. Где уж такой тягаться на равных с Филиппом Гардо?
Конечно, может, она совсем не такая, какой кажется. Это возможно, хоть и маловероятно. Какую неожиданную настойчивость она проявила, когда выставила незваного гостя из комнаты!
Всякий человек, даже самый кроткий, способен дать отпор, если покушаются на нечто, имеющее для него первостепенную важность. А для Нелл Калдер, судя по всему, очень важно ни с кем не делить общество ее маленькой дочки.
Имена в списке Гардо явно значат что-то другое. Нужно спуститься вниз и держаться поближе к Кавинскому.
Мы взлетели, мы взлетели
Прямо в небо ясное,
Мы упали, мы упали
Прямо в розы красные.
Нелл пела колыбельную. Танек испытывал к колыбельным особую слабость – в них ощущалось умиротворение домашнего очага, то самое, чего он в жизни был лишен. С незапамятных времен матери пели своим детям эти песенки. Пройдет тысяча лет, а эта традиция сохранится.
Нелл тихонько засмеялась, сказала что-то вполголоса.
Несколько минут спустя она вышла в гостиную, бесшумно прикрыв за собой дверь. У нее было счастливое, безмятежное выражение лица.
– Никогда раньше не слышал эту колыбельную, – сказал Танек.
Нелл вздрогнула – очевидно, ока забыла, что в гостиной сидит посторонний.
– Это очень старая песенка. Мне ее пела еще бабушка.
– Ваша дочь уснула?
– Нет, но скоро уснет. Я ей завела музыкальную шкатулку. Под нее Джилл обычно и засыпает.
– Очаровательный ребенок.
– Да. – Некрасивое лицо Нелл просияло лучезарной улыбкой. – Она очень милая.
Танек заинтересованно смотрел на женщину. Если бы только она улыбалась почаще…
– И умненькая, да?
– По временам даже чересчур. У нее слишком живое воображение. Но вообще-то она рассудительная, и с ней всегда можно договориться. – Нелл запнулась и потускнела. – Но вам все это, конечно, неинтересно. Я сейчас вынесу поднос.
– Не нужно. Вы только разбудите ребенка. Горничная заберет поднос утром.
Нелл негодующе посмотрела на него:
– То же самое я сказала вам еще недавно.
Танек улыбнулся:
– А я вас не послушался. Теперь же я вижу, что вы были абсолютно правы.
– Просто вы поступили так, как вам удобнее.
– Истинная правда.
– Мне тоже нужно спуститься. Я не успела познакомиться с Кавинским.
Нелл двинулась к двери.
– Погодите, Сначала нужно отчистить ваше платье от шоколада.
– Черт! – Нелл, нахмурившись, разглядывала пятно. – Я совсем забыла. – Она повернулась к ванной, а Танеку сухо сказала: – Вы можете идти. Уверяю вас, с этой проблемой я справлюсь и сама.
Он заколебался.
Нелл бросила на него через плечо весьма нелюбезный взгляд.
У Танека больше не было предлога для того, чтобы оставаться. Это обстоятельство его, правда, само по себе ничуть не смутило бы, но, что более существенно, он не видел причины оставаться. Николас привык доверяться своим инстинктам, а в данном случае чутье подсказывало ему, что эта женщина для Гардо никакого интереса представлять не может. Нужно держать под наблюдением не ее, а Кавинского.
Танек направился к двери:
– Я скажу горничной, что она может вернуться.
– Спасибо, это очень любезно с вашей стороны, – автоматически ответила Нелл.
Вежливость, подумал Николас, результат хорошего воспитания. Симпатичная, мягкая женщина. Весь мир для нее сконцентрирован в ее ребенке. Время потрачено впустую – это яснее ясного.
В коридоре горничной не оказалось. Танек решил, что пошлет кого-нибудь из слуг снизу.
Он начал спускаться по лестнице, когда из зала донеслись выстрелы.
О Господи!
Танек стремительно бросился вниз.
* * *
Какой-то грохот. Вот и фейерверк, рассеянно подумала Нелл. Салли предупреждала, что вечер завершится салютом. Должно быть, Нелл провела наверху больше времени, чем ей показалось. Опять Салли будет ругаться.
Пятно на платье оказалось не таким уж злокачественным. Намочила, немного потерла – оно и сошло. Слава Богу, а не то пришлось бы переодеваться.
Где-то чуть слышно скрипнула дверь.
Должно быть, это горничная. Как ее звали? Гера.
– Гера, я в ванной. Сейчас выйду. Мне нужно затереть… – Нелл подняла глаза и внезапно увидела в зеркале бледное, странным образом размытое лицо.
– Это еще что такое? Взметнулась рука с занесенным ножом.
Нелл стремительно шарахнулась в сторону, клинок опустился, обжег болью плечо в взметнулся вновь. Грабитель!
– Нет! – вскрикнула Нелл. – У меня нет драгоценностей! Ради Бога!
На сей раз лезвие полоснуло ее чуть выше локтя. Нелл увидела, как под капроновой маской блеснули зубы. Нападающий забавлялся с жертвой – ему нравилось видеть ее страх и боль. Это не грабитель!
По руке и плечу ручьем стекала кровь, а боль была такая, что у Нелл закружилась голова.
Почему он это делает?
Сейчас она умрет…
Джилл!
Джилл в спальне. Если Нелл погибнет, он доберется и до девочки.
Человек в маске снова замахнулся.
Неожиданно для самой себя Нелл с размаху двинула его коленом в пах.
Убийца согнулся пополам и вырубился.
Воспользовавшись моментом, Нелл бросилась вон из ванной. Она коснулась нападающего плечом – прикосновение было каким-то странным, словно человек был не настоящий, а резиновый. На подгибающихся ногах Нелл выскочила в гостиную, чувствуя, что сейчас упадет.
– Сука! – Человек с ножом следовал за ней по пятам.
Оружие! Чем защититься?
Она схватила настольную лампу, вытянула шнур, швырнула лампу в преследователя.
Едва уловимым движением руки тот отбил импровизированный метательный снаряд.
Нелл попятилась к стене. Говорят, в таких случаях лучшее средство защиты – крик.
И она пронзительно закричала.
– Давай-давай, ори, – ухмыльнулся человек в маске. – Никто тебя не услышит, никто тебе не поможет.
Он был прав. Снизу доносился треск фейерверка, громкие крики.
Оказавшись возле дверей балкона, Нелл сорвала шелковую портьеру и швырнула ее в убийцу. Пока он барахтался под тканью, женщина попыталась прорваться в гостиную, но не успела – убийца схватил ее за руку и рывком швырнул на колени. Вновь взметнулся нож.
Нелл ударила его головой в живот и, воспользовавшись тем, что пальцы убийцы разжались, откатилась в сторону.
– Мама!
В дверях спальни стояла Джилл.
– Беги отсюда, детка!
Балкон! Если выманить маньяка на балкон, Джилл сможет убежать.
Нелл с размаху ударила человека в маске кулаком по лицу, потом стремительно развернулась и выбежала на балкон.
Убийца последовал за ней.
– Джилл, беги! Беги к папе! Девочка плакала и не трогалась с места.
– Детка, беги!
Блеснул нож, вновь полоснуло болью. Нужно сопротивляться. Накатывала слабость. Ударь его, сделай ему больно. Дай Джилл время убежать. Беги!
Но бежать некуда.
Каменные перила балкона врезались ей в спину. Нужно спихнуть его вниз. Она схватила убийцу за плечи, попыталась толкнуть его.
– Ну уж нет, подлая ты шлюха.
Убийца без труда высвободился, схватил Нелл за талию и перекинул через перила.
С отчаянным криком она рухнула вниз.
Падение.
Смерть.
* * *
Николас протолкался через перепуганных гостей в вестибюль, схватил Салли Бренден за руку.
– Что случилось?
– Пустите! – заверещала она с остекленевшими от ужаса глазами. – Это безумие! Все убиты! Кошмар!
Танек крепко стиснул ей руку.
– Кто стрелял?
– Откуда я знаю? – Она рванулась к полному мужчине, выскочившему из зала. – Мартин!
Мартин Бренден был бледен и обливался потом.
– Кавинского подстрелили! И еще двоих! Я видел, как упал Ричард. Его тоже убили!
– Сколько нападающих? – спросил Николас. – Откуда стреляли?
– Откуда-то из окна. За ними гонятся телохранители Кавинского. – Он схватил жену за руку. – Идем отсюда!
– Как это могло произойти? – лепетала Салли. – Мой чудесный банкет…
– Ничего, им не уйти, – похлопал ее по плечу муж. – На причале Кавинский оставил охрану. Никто не сможет отплыть с острова.
Салли дала себя увести, все время повторяя:
– Мой банкет, мой банкет…
Николас подбежал к окну.
Он увидел, как вдали стремительно несутся двое. Их тела странно поблескивали в лунном свете. Водолазные костюмы!
Значит, они бегут вовсе не к причалу.
Ну конечно же, Гардо не настолько глуп, чтобы пользоваться проторенными тропами. Нанеся удар по цели, его люди уходят безопасным путем.
Цель!
Нелл Калдер!
Танек развернулся и бросился вверх по лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гадкий утенок - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Гадкий утенок - Джоансен Айрис



horosho mne nravitsea
Гадкий утенок - Джоансен Айрисzoia
22.09.2009, 22.45





замечательный, не слюнявый роман,детективного плана
Гадкий утенок - Джоансен Айрисарина
4.02.2012, 8.31





Очень интересно.
Гадкий утенок - Джоансен Айриселена
13.02.2012, 23.25





Перечитывала роман несколько раз))) оооочень понравился...
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЕкатерина
15.06.2012, 18.55





почему скачивание файлов не корректно?
Гадкий утенок - Джоансен АйрисМиколашка
15.06.2012, 19.52





Неплохо, но очень много криминала, убийств, насилия, в общем, моральных уродов!Как-то необычным показался поступок героини в конце (уехала на целый год-осмысливать и искать себя).
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЮлия
1.08.2012, 18.15





Очень хороший роман, хотя насилия слишком много и героиня что-то долго себя искала:): 8/10.
Гадкий утенок - Джоансен Айрисязвочка
9.10.2012, 20.44





ОООЧЧЧЕЕЕНННЬЬЬ рекомендую прочитать .это просто супер!!!Поверьте !!!!
Гадкий утенок - Джоансен Айристатьяна
18.03.2013, 14.58





Рекомендую всем почитать.Люблю этот роман и перечитывала его несколько раз
Гадкий утенок - Джоансен АйрисИрина
21.03.2013, 19.02





ГГ-ой просто супре!!
Гадкий утенок - Джоансен Айрисmia
24.03.2013, 12.29





Отличный роман с сердцевиной.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисОльга
16.04.2013, 3.48





Совершенно не понравился! Начала читать из-за восторженных отзывов и высокого рейтинга. Поверхностный, даже не роман,а пересказ. все надуманно, еще и убийство ребенка приплели, но внутренние чувства не раскрыты ни у одного героя. Оценка 6.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисАнна
17.04.2013, 9.12





Очень хороший роман - но романтики не много - больше детектив!
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЕкатерина
20.05.2013, 8.40





Не любовный роман, но читать было интересно.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисVenera
14.06.2013, 10.10





Замучилась на 2 главе. Слишком много было кин про таких не пойми откуда красавиц, которые мстили за убитых. Не роман, а просто набор трюков для толпы: превращение гадкой утки в лыбедя, жестокая злая мать, убивство невинного дитяти ни за что, эдакий проницательный мужественный и мудрый мужик etc. Но дело ы том, что это не талантливо, надумано, спроектированно и непрочувствованно.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисГертруда Степановна
16.06.2013, 10.27





Для хорошего настроение можно и нужно прочитать,останитесь только в выигрыше.Роман прикольный чувственный смеялась аж до конца, как непослушная школьница.Очень понравилось,читайте обязательно,и хахатайте вместе с героями, очень полезно для здоровья.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисSia
1.07.2013, 17.07





неплохо, читать можно...
Гадкий утенок - Джоансен Айристори
12.07.2013, 17.12





Не поняла из-за чего восторги. Очень примитивный детектив с затасканным сюжетом, нудно и не интересно рассказанный. Все повороты и события романа предсказуемы с первой строчки.Еле дотянула до конца.Вот ни одно событие, которое, как автор полагал должно удивить читателя, меня не удивило.Слабая троечка роману от меня.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисДуся
28.07.2013, 23.19





А ТАК ВСЁ ЗАХВАТЫВАЮЩЕ НАЧИНАЛОСЬ!!..
Гадкий утенок - Джоансен Айрисюлия
12.12.2013, 20.37





Первый раз прочитала роман году в 2006, с тех пор периодически перечитываю.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисАРИ-Я
16.12.2013, 23.51





Книга очень понравилась.Читается легко.Кто ждет сплошной романтики с херувимчиками и единорогами-книга не по адресу. Диалоги-просто супер,бес заезженных и бессмысленных фраз,с юмором.Прочитала с удовольствием.Рекомендую
Гадкий утенок - Джоансен Айрисирина
5.01.2014, 18.08





Бред.Мрак. Как может нравиться роман где так страшно убили ребенка.? Потерянное время.Где какой-то юмор? На вкус и цвет....
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЕЛЕНА
7.01.2014, 23.01





Довольно скучно, без эмоций. Читала через страницу-две...
Гадкий утенок - Джоансен АйрисСвета
15.02.2014, 20.04





Стиль написания.... оставляет желать лучшего. Главная героиня за 2 мес из женщины-плюшки становится бойцом невидимого фронта... плюс главная героиня посылает всех и вся, кто помогает ей в нелегкой ситуации (читай, тварь неблагодарная)... и чему так многие радуются???
Гадкий утенок - Джоансен АйрисIrina
11.06.2014, 5.17





Неплохой роман. Хорошие герои. Но героиня могла бы не мучить героя ожиданием целый год!
Гадкий утенок - Джоансен АйрисВикки
13.04.2015, 9.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100