Читать онлайн Гадкий утенок, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 10. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гадкий утенок - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 1468)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гадкий утенок - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гадкий утенок - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Гадкий утенок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10.

– Еще один забор? – спросила Нелл у Танека, который вылез из джипа и направился к воротам. – Уже третий. Это не ранчо, а настоящая крепость.
– Хочу остаться в живых. Но этот забор – последний.
Танек набрал комбинацию на электронном замке, и ворота бесшумно открылись.
– Забор под напряжением, – сказал Николас и посмотрел на Питера. – Не прикасайся к нему, иначе ударит током.
– А собакам не больно? – озабоченно спросил мальчик.
– Сэм знает, что к забору подходить нельзя, а стадо и остальные собаки находятся по ту сторону ограждений. Здесь моя резиденция, а само ранчо в нескольких милях к северу.
– Это хорошо, – успокоился Питер и с любопытством огляделся по сторонам. – Здесь так… непривычно.
Нелл поняла, что он имеет в виду. На горизонте возвышались величественные горы, а все остальное пространство занимала плоская безбрежная равнина. И все же этот пейзаж не создавал ощущения заброшенности. Казалось, природа здесь не спит вечным сном, а чего-то ждет.
– Какой у вас тут простор, – сказала она вслух.
– Это уж точно. Я ведь вырос в Гонконге, среди людских толп, и всегда мечтал о чем-то в атом роде.
«Я хочу остаться в живых», – так он сказал.
Нелл покосилась на Танека. Вспомнила, как в аэропорту Риардон сказал, что Танек не любит садиться в такси. Для этого человека закон бытия – выживание. Лишь теперь, увидев его обиталище, настоящую крепость, Нелл до конца осознала, в каком опасном мире живет Танек.
– Здесь вы должны чувствовать себя спокойно, – негромко произнесла она. – Ваш замок неприступен.
– Неприступных замков не бывает. Конечно, я сделал все что мог. – Он нажал кнопку на приборной панели, и ворота за ними закрылись. – Через этот забор никто не перелезет. Однако один хороший ракетный удар с вертолета, и от дома ни черта не останется.
– Ракетный удар? – недоверчиво улыбнулась Нелл. – По-моему, это уже попахивает паранойей.
– Возможно. Но такая вероятность не исключена. У южноамериканских наркобаронов ракет сколько угодно.
– Значит, от воздушного налета вы не застрахованы?
– Никто не вечен, – пожал плечами Танек. – Может быть, ракетный удар, а может просто налететь торнадо. Человек готовится к неприятностям как может. – Он коротко взглянул на нее. – Жить нужно так, словно каждый миг – последний.
Он затормозил перед домом и крикнул:
– Михаэла!
– Здесь я, здесь. Нечего кричать!
Из дома вышла высокая худая женщина лет сорока пяти. Она была в джинсах и просторной ковбойской рубашке, но держалась так величественно, что этот незамысловатый наряд казался на ней изысканным и элегантным.
– Я слышала звонок, когда ты открыл ворота. – Женщина посмотрела на Нелл, на Питера. – Вижу, у тебя гости. Что ж, добро пожаловать.
В ее сдержанной вежливости было что-то странное, чужеземное.
Нелл присмотрелась к женщине повнимательней. Волевое, решительное лицо, чем-то напоминающее древнеегипетские миниатюры.
– Это Михаэла Этчбаррас, – сказал Танек. – Она считается тут экономкой, но на самом деле главнее человека на ранчо нет. – Он помог Нелл выбраться из машины. – Михаэла, это Нелл Калдер и Питер Дрейк. Они поживут у нас.
– А ты? – спросила у него Михаэла. Он кивнул.
– Хорошо. Сэм по тебе соскучился. Не нужно заводить собаку, если все время бросаешь ее одну. Пойду, выпущу его.
Она скрылась в доме.
– Этчбаррас, – внезапно воскликнул Питер. – Вот как его звали – того человека, у которого овчарки.
– Джин – муж Михаэлы, – объяснил Танек. – Она правит в доме, а Джин – на ранчо. Два раза в неделю Михаэла отправляется к мужу, а вместо нее по хозяйству помогает одна из ее дочерей.
– А сколько у нее дочерей? – спросила Нелл.
– Четыре.
– Меня удивляет, что к вам так запросто приходят и уходят посторонние люди. В гостинице вы вели себя куда осмотрительней.
– Они не приходят, они жили тут всегда и опасности не представляют. Семейство Этчбаррас пасет здесь овец уже лет сто. Они баски, приехали из Испании. Тут вообще много басков. У них своя община, своя жизнь. Я здесь чужак.
– Но вы хозяин.
– Хозяин? Я заплатил деньги за землю. Они же платят за право существовать здесь всей своей жизнью. – Танек стиснул зубы. – Но вы правы, это моя собственность, и я учусь ею управлять.
Решительность, с которой были произнесены эти слова, удивила Нелл. Оказывается, у Танека очень развито чувство собственности. И ранчо для него – не просто крепость, а нечто большее.
– У вашей экономки фантастическое лицо, – сказала Нелл рассеянно. – Вот с кого портреты писать.
Николас иронически приподнял бровь:
– Неужто в этой жестокой груди зародилось нежное чувство любви к искусству? Живопись – пустая трата времени.
Нелл и сама на себя поражалась. Впервые после Медаса она вспомнила о своем давнем увлечении.
– Просто так, к слову пришлось. Я же не говорила, что буду писать ее портрет. Вы правы, у меня нет времени на такую ерунду.
– Как знать. – Танек взглянул в сторону гop. – Время здесь движется совсем иначе.
В ату секунду дверь распахнулась, и прямо Танеку на грудь обрушилось серо-коричневое мохнатое торнадо. Николас едва удержался на ногах под натиском овчарки устрашающего размера.
Пес захлебывался от восторга, пытаясь лизнуть Танека в лицо.
– Сэм, сесть!
Но овчарка не слушалась.
Тогда Танек обреченно вздохнул и присел на землю, чтобы овчарка могла облизать его как следует.
– Ладно, давай. Только быстро.
Нелл не верила своим глазам, видя такую покорность.
Танек скривился, пытаясь закрыть лицо, но у него не очень-то получилось.
– Ну, что вы на меня уставились? – сварливо спросил он. – Я же не дрессировщик. Единственная команда, которую выполняет этот зверь: «Иди обедать!»
Властный, самоуверенный Танек не может справиться с собакой! Невероятно!
– Красивый пес, – сказала Нелл.
– Да, я его люблю. – Танек потрепал собаку за уши.
Никогда еще Нелл не видела его таким довольным и расслабленным.
– А можно мне его погладить? – спросил Питер.
– Не сейчас. Он не любит чужих людей.
Нелл отнеслась к атому высказыванию с недоверием: Сэм развалился на спине, раскинув лапы, и блаженно повизгивал – Танек послушно чесал ему грудь.
Но стоило Нелл приблизиться к овчарке на один-единственный шаг, и она тут же вскочила на лапы, ощерив зубы.
Нелл испуганно замерла.
– Отставить! – тихо приказал Танек. – Все в порядке, дружище.
– Вы говорили, он не натренирован, – воскликнула Нелл.
– Жизнь научила, – объяснил Танек. – Сэм не доверяет людям. Когда мы познакомились, он был тощим, злым и умирающим от голода. – Танек с улыбкой взглянул на Питера. – Дай ему привыкнуть к тебе.
Питер кивнул, но вид у него был явно разочарованный.
– Я хочу, чтобы он меня полюбил.
– Полюбит. – Николас направился к двери. – Завтра утром Михаэла отвезет тебя на ранчо. Овчарки там гораздо дружелюбней, чем Сэм.
– И я могу там на какое-то время остаться? – просиял Питер.
– Нет, – покачал головой Танек. – Через несколько дней пастухи начнут перегонять отары на зимовку в горы.
– Но ведь потом они вернутся?
– Все будет зависеть от того, понравишься ли ты Джину.
Питер взглянул на Нелл и, как бы оправдываясь, сказал:
– Только не подумайте, что я хочу от вас сбежать. Вы такая добрая… Просто…
– Там собаки, – улыбнулась Нелл. – Я все понимаю.
– Ну что вы тут застряли? – В дверях появилась Михаэла. – Мне прохлаждаться некогда. Нужно показать вам ваши комнаты, а через час уже стемнеет. Сегодня вечером возвращается Джин, надо ужин приготовить.
– Немедленно идем, – шутливо поклонился Танек. – Михаэла, ты отведи Питера в его комнату, а я пока покажу нашей гостье дом. Вот увидишь, никаких хлопот с нами у тебя не будет.
– Это уж точно. Кастрюля в духовке, обслуживайте себя сами. Идем со мной, Питер.
Мальчик послушно кинулся за ней следом. Сразу за прихожей находилась гостиная.
– Дом гораздо больше, чем кажется снаружи, – удивилась Нелл. – Он как бы разрастается во все стороны.
– Да, я его перестроил и расширил. Люблю пространство – но об этом я вам уже говорил.
Нелл увидела большую комнату с огромным каменным камином, обставленную кожаной мебелью в мягких песочных тонах. В бронзовых вазах стояли белые цветы, в углу возвышалась напольная китайская урна с золотыми хризантемами. А стены! Они были сплошь увешаны картинами – да какими!
Нелл остановилась возле камина как вкопанная.
– Это Делакруа?
– Неужто вы думаете, что я такой эгоист и варвар? Прятать от людей подлинного Делакруа – фу, как некрасиво.
Нелл вспомнила, каким неистовым инстинктом собственника светились его глаза еще недавно.
– Да, вы именно такой, – с убеждением сказала она.
– Вы правы, – усмехнулся Николас. – Сокровища нужны тем, кто умеет их находить и ценить.
– Находить? Вы хотите сказать, что эту картину…
– Нет, я ее не крал. Купил на аукционе. В своей нынешней жизни я исключительно законопослушен. – Он уже вел ее длинным коридором. – Тут пять спален, в каждой своя ванная. В другом крыле кабинет и скромный, но хорошо оснащенный спортзал. – Танек распахнул дверь. – А вот и ваша комната. В доме всего один телевизор – в кабинете. Зато книг всюду полным-полно. Надеюсь, вам здесь будет удобно.
Комната выглядела просто, но уютно: двуспальная кровать с легким пуховым одеялом, кресло-качалка с мягкими подушками; книжные полки вишневого дерева, сплошь уставленные томами и цветочными горшками.
– Здесь очень мило. Гости, наверно, не хотят от вас уезжать.
– У меня редко бывают гости. Это мой дом, и я не люблю его ни с кем делить.
Нелл взглянула на него искоса:
– Представляю, как вас раздражает мое присутствие. Обещаю, что не буду путаться у вас под ногами.
– Я сам принял это решение. И привез вас сюда, верно? – Он показал на дверь в углу. – Там ванная. Перед ужином советую принять душ.
* * *
– Что это он задумал? – прошептала Нелл, глядя на Питера.
Мальчик сидел, поджав под себя ноги, и не сводил глаз с Сэма, который мирно лежал на полу возле камина.
– Он что, хочет собаку загипнотизировать? Тоже дрессировщик змей нашелся!
– Если Питер не соврал, то дрессировщица змей как раз вы, – сухо заметил Николас.
Она покачала головой:
– Он тогда так расстроился. Решил, что я слишком грубо обошлась со змеей. Неужели Питер думает, что он может заставить собаку полюбить его?
– Всякое бывает. – Танек подлил ей кофе. – Если чего-то очень хочешь, можно творить чудеса. А собаки очень чутко улавливают настроение человека.
– Но весь ужин Сэм на Питера даже не смотрел.
Николас наклонился вперед:
– Вам-то что? Что вы все брюзжите?
– Я не брюзжу. Мне просто… Мне просто жаль Питера. У него жизнь и так нелегкая. Не хочу, чтобы он расстраивался. Что стоит вашей чертовой псине хотя бы вильнуть хвостом?
– У Сэма своя голова. Он знает цену осторожности. – Как и вы. Со всеми вашими электрическими заборами.
– Невзирая на ваше нынешнее умонастроение, жизнь не такая уж плохая штука. Я не собираюсь лишаться ее преждевременно и намерен барахтаться до последней возможности.
Нелл знала, что он говорит правду. За невозмутимой внешностью в Николасе таились энергия и страсть. Он был умен, силен, полон жизненных сил. Ничего не скажешь, завидная комбинация. Нелл с трудом оторвала взгляд от собеседника.
– Но вы готовы рискнуть жизнью ради того, чтобы сразиться с Гардо.
– Постараюсь обойтись без риска. – Он поднес чашку к губам. – Я хочу быть победителем.
– А если не получится?
– Получится. – Он немного помолчал. – И я не позволю все испортить из-за того, что вы так нетерпеливы.
– Вы не понимаете. Я решила, что должна сделать это, и сделаю. Ожидание дается мне нелегко. – Она крепко сжала чашку. – Думаете, я не понимаю, зачем вы меня сюда привезли? Вы все надеетесь меня переубедить.
– Это одно. Но есть и другое: мне надоело гоняться за вами и бояться, что вы попадете в ловушку.
– Никто не заставлял вас за мной гоняться.
– Как бы не так.
– Я ведь сказала вам, что вы не виноваты в случившемся.
– Каждый сам решает, в чем он виноват, а в чем нет.
– Значит, вы чувствуете себя ответственным за меня?
– До поры до времени, – улыбнулся Танек. Нелл вовсе не хотела, чтобы кто-то брал на себя ответственность за нее, уж, во всяком случае, не Танек. Ответственность означает определенную близость.
У Нелл и так уже появились близкие люди – Таня и Питер. Николас же пусть остается для нее чужим.
– Не нравится? – насмешливо улыбнулся Танек. – Но вы ведь сами хотели, чтобы я взял вас под свою опеку. Нужно быть последовательной.
Пожалуй, с Танеком проблем не будет. Он не из тех, кто легко сходится с людьми.
– Я хочу отвечать за себя сама, – отрезала Нелл и сменила тему разговора: – Почему вы хотите убить Гардо?
Улыбка моментально исчезла с лица Танека.
– Он это заслужил.
– Отвечайте на вопрос.
Танек молчал. В конце концов сказал:
– По той же самой причине, что и вы. Он убил близкого мне человека.
– Кого? – Нелл вновь подумала, что почти ничего о Танеке не знает. – Жену? Ребенка?
– Нет, друга.
– Наверно, очень близкого?
Нелл видела, что Николас замкнулся в себе.
– Да, очень, – коротко ответил он. – Хотите еще кофе?
Нелл мотнула головой. Было ясно, что больше говорить о себе он не станет.
Тогда она попробовала зайти с другой стороны:
– Расскажите мне о Гардо.
– Что именно вас интересует?
– Все, что знаете.
Танек криво улыбнулся:
– Уверяю вас, вряд ли мой рассказ доставит вам удовольствие.
– Когда вы с ним впервые столкнулись?
– Несколько лет назад, в Гонконге. Мы занимались одним и тем же бизнесом, хотя сфера его интересов была шире, чем у меня.
– То есть и вы, и он были преступниками, – подытожила Нелл.
Танек пожал плечами:
– Однако моя организация была компактней. Это мой стиль работы.
– Почему?
– Я вовсе не собирался заниматься такого рода бизнесом всю свою жизнь. – И Танек с важным видом добавил: – Вообще-то я всегда мечтал стать нейрохирургом.
Нелл недоверчиво уставилась на него, и Танек хмыкнул:
– Шучу. На самом деле я хотел заработать побольше денег и уйти на покой. Когда человек слишком успешно делает карьеру в незаконном бизнесе, он рискует впасть в одну из двух крайностей; либо заняться наркотиками и навсегда увязнуть в войне с обществом, либо свихнуться на жажде власти, а это еще хуже. Вот почему я всегда действовал крайне деликатно.
– В это трудно поверить, – скептически заметила Нелл.
– О, я был весьма деликатен. – И Танек добавил: – Насколько это было возможно.
– А Гардо, стало быть, деликатным не был.
– Нет, Гардо с самого начала хотел стать Господом Богом. – Николас немного подумал и поправился: – Или же Цезарем Борджиа. Не знаю точно. Возможно, все-таки именно Богом. Таинственность и интриги, окружавшие Цезаря Борджиа, нашему другу, несомненно, импонируют, но вряд ли ему нравится конец жизненного пути прославленного герцога.
Нелл нахмурилась, чувствуя, что Танек пытается увести разговор в сторону.
– Как же вы с ним все-таки встретились?
– Там была одна древнекитайская ваза, на которую мы оба положили глаз. И Гардо велел мне посторониться. Гардо был сильнее, а начнись война, мне это обошлось бы дороже, чем дюжина ваз.
– Понятно.
– Нет, вряд ли вам это понятно, – покачал головой Танек. – На моем месте вы приняли бы вызов и сцепились с оскорбителем не на жизнь, а на смерть.
– Я этого не говорила.
– Я еще в раннем возрасте уяснил: прежде чем ввязываться в драку, нужно прикинуть все «за» и «против». Мне было что терять, и к тому же от меня зависели мои друзья.
– Такие, как Фил Джонсон?
– Да, он был одним из них.
– Он ведь и сейчас работает на вас?
– Время от времени. Когда я скопил достаточно денег, я распустил свою организацию. Кое-кто из моих товарищей не захотел переходить на работу в другие аналогичные организации, где бы их приняли с распростертыми объятиями.
– И вы помогли им начать новую жизнь, да?
– Конечно, не мог же я их просто взять и бросить, – пожал плечами Танек. – Я за них отвечал.
Итак, Танек не предает друзей. Жаль. Нелл не хотела, чтобы этот человек вызывал в ней восхищение. Затеяв разговор, она надеялась как можно больше узнать о Гардо, но получилось так, что одновременно она как бы узнавала и Танека. Решив вернуться к главному, она спросила:
– Вы уступили ему, но он не угомонился и убил вашего друга, да?
– Нет, это произошло позднее. – Танек встал, потянулся. – Однако пора спать.
Снова он от нее отгородился.
– Вы мне почти ничего не рассказали о Гардо, – быстро сказала Нелл.
– Ничего, времени у нас еще много.
– Я не хочу тратить его попусту. – Она встала. – Я знаю, у вас обширные связи. Если мы будем сидеть здесь без дела, не могли бы вы пока выяснить, зачем Гардо понадобилось меня убивать?
– Почему вас это интересует? – То есть как «почему»? Я должна разобраться в той истории. Мне надоело блуждать в потемках.
– Это что, может изменить ваши планы?
– Нет.
– Тогда не отвлекайтесь на второстепенные вещи.
– Для меня это не второстепенная вещь.
Танек смотрел на нее и ничего не говорил. Она поняла, что ее просьба выполнена не будет.
– Ладно. Но прямо с завтрашнего дня вы станете учить меня. Я хочу уметь драться так же, как и вы.
– Вы никогда от своего не отступаетесь, верно?
– Если бы я могла за себя постоять, Марицу не удалось бы сбросить меня с балкона.
И Джилл осталась бы жива…
Эти непроизнесенные слова подразумевались сами собой.
– Начнем послезавтра, – коротко сказал Танек. – Завтра я должен съездить с Джином на ранчо.
– Вы что, тянете время? – с подозрением взглянула на него Нелл.
– Ничего подобного. Успеете еще научиться убивать и калечить. Правда, Гардо и Мариц преподали бы вам эту науку лучше, чем я.
– С меня хватит и вас.
– Не хватит. Кстати говоря, вы подумали, что с вами будет потом? Не так-то просто жить, чувствуя себя убийцей.
– Это будет не убийство, – возразила Нелл.
– Вот видите, вы уже сейчас занимаетесь самообманом. То, что вы намерены предпринять, – самое настоящее убийство. Вы хотите лишить жизни другого человека. Неважно, какими при этом вы руководствуетесь мотивами. Люди с вашим воспитанием приучены с самого детства относиться к акту убийства с отвращением.
– Люди с моим воспитанием нечасто получают такой стимул, какой получила я.
– Это верно. Вы не похожи на ту женщину, с которой я познакомился на Медасе. Но душа-то у вас та же самая. Себя не переделаешь.
– Чушь собачья.
– Вот как? Вы хотите быть холодной, жесткой и решительной. Но с Таней и Питером у вас, по-моему, не очень-то получилось.
– Таня и Питер – одно, Мариц и Гардо – совсем другое.
– Но вы есть вы.
– Вы думаете, у меня это не получится? Ошибаетесь.
– Хотелось бы думать, что не ошибаюсь, – устало вздохнул Николас.
Нелл упрямо покачала головой.
– Послезавтра в восемь утра начинаем. Будьте в спортивной одежде. Завтрак не ешьте. – С этими словами он повернулся и вышел.
Он ошибается, сказала себе Нелл. Она не проявит слабости. Даже если не удастся сохранить холодную отчужденность, ее главную опору и защиту, обратного пути все равно нет.
– Питер, – позвала она. – Пора идти спать…
Оказывается, овчарка и Питер за это время успели отлично подружиться: голова Сэма покоилась на коленях мальчика, и лицо Питера лучилось счастьем.
Значит, если чего-то очень хочешь, может произойти чудо. Танек прав.
Нелл была очень рада за Питера. Парнишка ужасно хотел подружиться с овчаркой, и ему это удалось.
Я тоже своего добьюсь, подумала она. Вспомнила, с какой уверенностью возражал ей Танек, и нахмурилась. Николас – человек с железной волей, он сделает все от него зависящее, чтобы прав оказался он, а не Нелл.
Но ведь Нелл – не овчарка. Она к нему ластиться не будет.
– Идем, Питер, – резко сказала она. – Пора спать. Поиграешь с Сэмом завтра.
* * *
Отлично. Оказывается, баба сдохла.
Мариц положил трубку и удовлетворенно улыбнулся. Все устроилось самым наилучшим образом. Правда, Нелл Калдер умерла не на Медасе, а чуть позже, но это, в сущности, неважно. Можно доложить боссу, что работа выполнена.
А вдруг это не так?
Довольная улыбка сползла с его лица. Гардо говорил, что баба осталась в живых. Надо отдать ему должное – ублюдок редко ошибается.
Мариц будет выглядеть полным идиотом, если окажется, что на самом деле Нелл Калдер жива, а запись о ее смерти – липа. Гардо не любит идиотов.
На всякий случай нужно проверить.
Мариц сосредоточенно стал изучать собранные данные. С чего начать? С больницы?
Нет, там слишком много народа.
Лучше начать с погребальной конторы Джона Бирнбаума, занимавшейся похоронами и кремацией.
Приняв решение, Марнц вновь заулыбался.
* * *
– Вот подарок. – Танек бросил на диван рядом с Нелл большой сверток.
Она удивилась:
– Я думала, что вы поехали на ранчо.
– Поехал. Но на обратном пути завернул в город. Разворачивайте.
Развязывая ленту, Нелл сказала:
– А Питер еще не вернулся.
– Он и не вернется. Парень понравился Джину, и тот разрешил ему остаться на несколько дней. Если они споются, Джин возьмет его с собой в горы.
– С Питером там ничего не случится?
– С ним все в порядке. Он просто счастлив – там ему и овцы, и собаки.
Да, подумала Нелл, перед таким искушением Питеру трудно было устоять. Наконец она развернула пакет. Холст, краски, кисти.
– Что это?
– Вы же сами сказали, что с Михаэлы нужно портреты писать.
– Я не говорила, что буду заниматься этим сама.
– Но вам ведь этого хочется.
– У меня не будет для этого времени.
– Ах да, мы же будем готовиться к убийству, я совсем забыл. Кстати, мои уроки небесплатны. В качестве вознаграждения вы должны написать несколько картин, которыми я украшу стены своего дома.
– И повесите их рядом с Делакруа? – ехидно осведомилась Нелл.
– А что такого? Я люблю и поощряю искусство родного края. Мои горы, мои слуги и все такое.
Опять тот же инстинкт собственника.
– Наймите себе другого художника, – сказала Нелл, кладя холст на пол.
– А я хочу, чтобы художником были вы. Условия такие: один час подготовки к убийству за два часа работы с холстом. Договорились?
– Зачем вам все это нужно? – возмутилась Нелл. – Вы что же, думаете, что целительная сила искусства сотворит в моей душе чудо?
– Как знать. Хуже от этого, во всяком случае, не будет.
– Не хочу попусту тратить время.
– Когда-то вы не считали искусство пустой тратой времени. – Он смотрел ей прямо в глаза. – Я дал вам слово, и я его сдержу. Один час тренировки в день вы получите от меня бесплатно. Но, если хотите иметь дополнительные задания, придется расплачиваться работой.
– На моей живописи вы не разбогатеете.
– Но и не разорюсь. – Он улыбнулся. – Вам от этого тоже хуже не будет.
Нелл отрицательно покачала головой.
– Ну так что, договорились? – настаивал он.
А собственно, почему бы и нет? Можно будет самой регулировать продолжительность тренировок. Нелл взглянула на холст и краски, сердце ее сжалось от волнения. С кухни доносился грохот посуды – Мнхаэла готовила ужин. Какое интересное у нее лицо…
– С одним условием: вы сами убедите Михаэлу чтобы она согласилась мне позировать.
– Ну уж нет. Вы художница, вы ее и уговаривайте.
– Это что, очередной сеанс психотерапии?
– Нет, просто я до жути ее боюсь, – улыбнулся Танек.
* * *
Похоронная контора Бирнбаума сияла в темноте огнями, похожая на помещичью усадьбу: классические колонны были подсвечены прожектором, установленным на аккуратно подстриженном газоне.
Пустая трата денег, подумал Мариц. К чему покойникам столько церемоний?
Хотя, конечно, дело не в покойниках. Избавляясь от трупов, гробовщики зарабатывают кучу денег. Кровососы проклятые! Сколько на них деньжищ ушло, когда нужно было похоронить отца.
Но у «Максвелла и сына» заведение, конечно, было попроще. Оно находилось на шумной улице в самой гуще детройтских трущоб. Мариц тогда был слишком беден, чтобы его сочли важным клиентом. Папаша Максвелл до Марица не снизошел, отправил голодранца к сыну. Мариц сидел напротив прыщавого сосунка, вознамерившегося обобрать его до последнего цента, и кипел от беспомощной ярости.
Больше всего он хотел в тот момент вцепиться ублюдку в горло руками, пока у того глаза из орбит не вылезут.
Тогда еще Мариц не умел обращаться с ножом.
Двери конторы распахнулись, оттуда вышла группка скорбящих. Заплаканные глаза, приглушенные голоса, а сами, поди, не нарадуются, что возвращаются из мира мертвых в мир живых.
Мариц взглянул на часы. Девять. Контора должна закрываться. Еще пятнадцать минут подождать, и можно приступать к делу.
Скорбящие расселись по машинам, и через пару минут стоянка опустела. Мариц тоже когда-то был скорбящим. Ведь он любил своего отца. Жалко, что отец умер так рано. Лучше бы мамаша сдохла, подлая сука. Все произошло само собой, Мариц ни в чем не виноват. Он лишь слегка толкнул папашу, а тот уж сам грохнулся с лестницы. Эх, надо было мать-стерву спихнуть.
Из здания вышел молодой человек в темном костюме, свернул на служебную автостоянку. Должно быть, какой-нибудь из подручных вампира. А может, у Бирнбаума тоже есть сын. Насвистывая, молодой человек уселся в голубой «олдсмобиль», припаркованный возле роскошного «кадиллака».
Между прочим, «кадиллак» совершенно новый. Судя по полученной информации, куплен всего через неделю после предполагаемой кремации Нелл Калдер. За покупку Бирнбаум заплатил наличными.
Интересная деталь, ее Мариц сразу отметил.
В вестибюле погас свет.
Мариц подождал, пока «олдсмобиль» скроется за углом, затем вышел из машины, подошел к дверям и позвонил.
Никакого ответа.
Он позвонил еще раз, потом, минуту спустя, еще.
Свет в вестибюле зажегся, дверь приоткрылась. Изнутри пахнуло холодом и терпким ароматом цветов.
Джон Бирнбаум оказался толстячком в строгом сером костюме, с прилизанными седыми волосами.
– Вы что, хотели попрощаться с телом? Сожалею, но мы уже закрылись.
Мариц покачал головой:
– Нет, хочу задать кое-какие вопросы. Я знаю, что уже поздно, но все-таки позвольте войти.
Бирнбаум заколебался. Не хочет куш упускать, подумал Мариц. – У вас утрата? – сочувственно спросил Бирнбаум и посторонился.
Мариц вошел, плотно закрыл за собой дверь, улыбнулся.
– Вот-вот, утрата. Об атом мы и потолкуем.
* * *
Нелл стояла в дверях, наблюдая, как Михаэла орудует в кухне. Руки Михаэлы по локоть были перепачканы мукой. Она раскатывала на доске тесто быстрыми, четкими, грациозными движениями.
– Вам что-нибудь нужно? – спросила она, не поднимая головы.
От неожиданности Нелл ляпнула первое, что пришло в голову:
– Что это вы делаете?
– Бисквиты.
– За завтраком вы угостили нас превосходным печеньем.
– Знаю.
Разговор обещал быть нелегким.
– Вы очень заняты, да?
Михаэла кивнула.
– Очень мило с вашей стороны, что вы позволили Питеру пожить у вашего мужа на ранчо.
– Он там никому не помешает. – Михаэла отложила скалку и стала нарезать тесто. – Если бы он мешал, его бы не оставили. У Джина нет времени на глупости. Мальчишка простоват, но он совсем не дурак. Он как ребенок, а детей можно учить. – Она говорила короткими, отрывистыми фразами, в такт движениям рук. – А что нужно вам?
– Ваше лицо.
Михаэла на миг замерла.
– По-моему, ваше лицо будет получше моего, – ответила она.
– Я имела в виду… Мне хотелось бы сделать ваш портрет.
Михаэла уже раскладывала бисквиты на противне.
– У меня нет времени позировать.
– Я могу делать наброски, пока вы работаете. Это займет не так уж много времени.
Михаэла ответила не сразу.
– Вы что, художница?
– Не совсем. У меня нет на это времени. Я пишу картины, только когда…
Нелл запнулась, поймав себя на том, что автоматически дает точно такой же ответ, как в прежней жизни, до Медаса. Но ведь у нее теперь нет ни Ричарда, ни Джил. Подавив приступ боли, она поправилась:
– Да, я художница.
Ей самой показалось странным, как прозвучали эти слова.
Михаэла испытующе посмотрела на нее и кивнула:
– Валяйте, рисуйте. Только под ногами не путайтесь.
Нелл обрадовалась:
– Сейчас, только альбом принесу.
– Я ради вас на месте стоять не буду.
– Ничего, я приспособлюсь.
Однако это было легче сказать, чем сделать. Михаэла ни секунды не стояла на месте. Для женщины с таким бесстрастным лицом она обладала слишком неуемной энергией. Испортив несколько листов. Нелл решила сделать наброски отдельных деталей лица. Начала она с глубоко посаженных глаз.
Дело сразу пошло на лад. Потом она соединит детали вместе…
– Что вы здесь делаете?
Нелл вздрогнула. Впервые за последний час Михаэла разомкнула уста.
– Ничего. Я здесь в гостях.
Михаэла чуть качнула головой:
– А Николас сказал, что вы останетесь до зимы. Столько времени не гостят.
– Я постараюсь вам не мешать.
– Мне-то что? Если Николасу так лучше, я могу и потерпеть. – Он сказал, что настоящие хозяева здесь вы и Джин.
– Так оно и есть, но Николас постепенно обвыкнется. Должно пройти время.
– Обвыкнется?
Михаала пожала плечами:
– Ему трудно прикипеть душой к месту. Но он этого хочет, а это главное. Поживем – увидим.
– Вы хотите, чтобы он здесь остался?
Михаэла кивнула.
– Он нас понимает и не мешает нам. А другой хозяин может оказаться глупым и неподдающимся воспитанию.
– Значит, вы воспитываете Николаса? – Удивилась Нелл.
– Конечно. Его воспитывать легко. Он человек волевой, умный. Со временем приноровится.
– А мне казалось, что сила волн мешает человеку приспосабливаться к обстоятельствам.
– Здешняя земля слабаков не любит. – Михаала взглянула на Нелл. – Пережевывает их и выплевывает.
Карандаш замер над листом бумаги.
– Вы думаете, что я слабая?
– Не знаю. А вы сами-то как думаете?
– Я не слабая.
– Тогда вам не из-за чего тревожиться.
– Вы ведь не хотите, чтобы я здесь оставалась.
– Мне все равно. – Михаэла достала из духовки противень. – Только не увозите отсюда Николаса. Можете с ним разговаривать, улыбаться, даже спать с ним. – Теперь она взялась за сковородку. – Но когда уедете, оставьте его здесь.
Нелл возмущенно встрепенулась.
– Я не собираюсь с ним спать! Я прнехала сюда не за этим.
Михаэла пожала плечами:
– Рано или поздно это произойдет. Он мужчина, а до вас ближе, чем до женщин в городе. – Она потыкала спичкой в бисквиты. – Такая женщина, как вы, не оставит мужчину равнодушным.
– Он смотрит на меня другими глазами.
– Все мужчины смотрят на женщин одинаковыми глазами. Естественная реакция. Уже потом они понимают, что, кроме тела, у нас еще есть и душа.
– С вашей точки зрения, решать будет Николас, а не я?
– Вам нравится на него смотреть. Вы все время на него смотрите.
Неужели? Ну разумеется, Михаэла права. На Николаса трудно не смотреть. Он и в толпе-то сразу обращает на себя внимание.
– Это неважно. Между нами ничего такого нет.
– Ну, вам виднее. – Михаэла отвернулась. – Некогда мне болтать. Обед скоро. Нужно посуду расставлять.
Нелл вздохнула с облегчением. Конечно, Михаэла ошибается, но разговор принял слишком уж щекотливое направление.
– Вам помочь? – спросила она.
– Нет. – Михаэла доставала из шкафа посуду. – Сходите лучше в конюшню, позовите Николаса.
Нелл отложила альбом, встала.
– Иду.
* * *
Когда она вошла в конюшню, Николас чистил скребницей гнедого жеребца.
– Пора обедать, – сказала Нелл, останавливаясь в дверях.
– Сейчас приду.
Нелл смотрела, как он ровными, аккуратными движениями расчесывает коню гриву. Он всегда действует так – расчетливо и эффективно, подумала она. В старых джинсах и свитере Танек выглядел не хуже, чем в смокинге. Сразу было видно, что работой конюха он ничуть не гнушается. Можно подумать, он всю жизнь только этим и занимался. Как мало был похож Танек, которого Нелл впервые увидела на Медасе, на этого ковбоя.
– Что это вы затихли? – спросил Николас, не поднимая головы. – О чем вы думаете?
– У вас хорошо получается. Вы разбираетесь в лошадях?
Он улыбнулся.
– Учусь. До того как я здесь поселился, лошадей я видел только в британском клубе по конному поло.
– Вы состояли в британском клубе?
– Не совсем. Мальчишкой я работал там на кухне, мыл посуду.
– Трудно себе представить вас, моющим посуду.
– Правда? А в то время это было для меня большой удачей. До того я мыл полы в борделе, где работала моя мать.
– О Господи…
Танек оглянулся через плечо.
– Весьма вежливый комментарий с вашей стороны. Я вас смутил?
– Нет, но я… – Нелл запнулась и тут же разозлилась сама на себя. – Это не мое дело. Я не собиралась вмешиваться в вашу частную жизнь.
– Ничего страшного. Я свою мать почти не помню. Гораздо лучше ко мне относились другие шлюхи. Мать была американкой, приехала в Китай с другими хиппи, чтобы найти «истинный свет». К сожалению, «истинный свет» она видела, лишь когда накачивалась наркотиками, поэтому пребывала в этом состоянии почти все время. Она умерла от слишком большой дозы, когда мне было шесть лет.
– И долго вы прожили в публичном доме?
Танек призадумался.
– Мне было лет восемь, когда я перебрался в клуб. А в двенадцать лет меня оттуда вышибли.
– Почему?
– Повар сказал, что я украл три коробки черной икры и продал ее на сторону.
– Это правда?
– Нет, повар сам стащил икру, но на меня свалить вину было проще. – Голос Танека звучал совершенно бесстрастно. – Я не мог за себя постоять, заступиться за меня тоже было некому.
– И вы можете говорить об этом так спокойно?
– Дело давнее. К тому же я получил ценный урок. Во-первых, я научился себя защищать, а во-вторых, стал осторожным.
– Что произошло потом? Вам было куда податься?
– На улицу. – Танек отложил скребницу и погладил жеребца по морде. – Там мне преподали еще более полезные уроки, но вам о них лучше не знать. – Закрывая двери конюшни, Танек поправился: – Хотя теперь мои знания могут вам и пригодиться. В основном это были всякие гнусные трюки и способы делать другим больно.
Нелл попыталась представить, что такое – жить в гонконговских трущобах одинокому мальчику двенадцати лет.
Танек насмешливо заметил:
– Вы смотрите на меня так же жалостно, как на Питера. И глаза стали добрые-добрые.
Нелл быстро отвернулась.
– Я ненавижу тех, кто измывается над детьми. Вы, насколько я помню, того же мнения.
– Но я, в отличие от вас, при этой мысли не раскисаю.
– Я и не думала раскисать.
– А то я не видел. Не думайте, что все дети похожи на Джилл. Я был маленьким жилистым ублюдком с острыми зубами и цепкими когтями. – Он смотрел ей прямо в глаза. – Вам кажется, что вы сильно изменились, но в глубине души вы остались такой же чувствительной. А чувствительность означает слабость. Слабость же приводит к смерти.
– Значит, я избавлюсь от чувствительности. –
Нелл направилась к дому.
– Если обед остынет, Михаэла оторвет нам голову.
– Этого мы не допустим. – Танек ускорил шаг. – Как вы с ней уживаетесь?
– Неплохо. Она позволила мне рисовать ее. – Нелл поморщилась. – При условии, что я не буду путаться у нее под ногами.
– Ну и как, получается?
– Вроде бы ничего. – Нелл покосилась на него. – Но не надейтесь, что за этим приятным занятием я забуду о главном.
– Надеяться никогда не вредно. Пока все идет по плану.
– Я сегодня рисовала три часа. Это значит, что за вами должок.
Танек саркастически улыбнулся, открывая перед ней дверь.
– Значит, вот чем объясняется ваша любовь к искусству.
Нелл отрицательно покачала головой. Странный человек Танек: холодный, жесткий, но в то же время с твердыми представлениями о справедливости и ответственности. Поразительное сочетание, особенно если учесть, в каких условиях формировался его характер.
Поистине Танек – человек незаурядный.
«Вы на него все время смотрите».
Кажется, именно так сказала Михаэла. Нелл передернулась от одной мысли, что между ней и Танеком может возникнуть близость. Полнейший абсурд! Если Танек – человек незаурядный, это еще не означает, что она хочет с ним переспать. В ее нынешней жизни нет места для секса. Что же касается Танека, то ни в качестве любовника, ни даже в качестве друга он ей не нужен. Танек для нее – всего лишь средство расквитаться с Марицом. Не надо было расспрашивать Танека о прошлом. Чем меньше она о нем знает, тем лучше.
Нет, это неправда. Она не случайно стала задавать ему вопросы. Ей было интересно узнать, как сформировался такой человек. Интерес, любопытство – качества естественные, ничего криминального в них нет. Тут ей в голову пришел еще один вопрос – опять из любопытства:
– А тот повар. Вы с ним с тех пор не встречались?
– Почему же? Встретились.
И Танек улыбнулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гадкий утенок - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Гадкий утенок - Джоансен Айрис



horosho mne nravitsea
Гадкий утенок - Джоансен Айрисzoia
22.09.2009, 22.45





замечательный, не слюнявый роман,детективного плана
Гадкий утенок - Джоансен Айрисарина
4.02.2012, 8.31





Очень интересно.
Гадкий утенок - Джоансен Айриселена
13.02.2012, 23.25





Перечитывала роман несколько раз))) оооочень понравился...
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЕкатерина
15.06.2012, 18.55





почему скачивание файлов не корректно?
Гадкий утенок - Джоансен АйрисМиколашка
15.06.2012, 19.52





Неплохо, но очень много криминала, убийств, насилия, в общем, моральных уродов!Как-то необычным показался поступок героини в конце (уехала на целый год-осмысливать и искать себя).
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЮлия
1.08.2012, 18.15





Очень хороший роман, хотя насилия слишком много и героиня что-то долго себя искала:): 8/10.
Гадкий утенок - Джоансен Айрисязвочка
9.10.2012, 20.44





ОООЧЧЧЕЕЕНННЬЬЬ рекомендую прочитать .это просто супер!!!Поверьте !!!!
Гадкий утенок - Джоансен Айристатьяна
18.03.2013, 14.58





Рекомендую всем почитать.Люблю этот роман и перечитывала его несколько раз
Гадкий утенок - Джоансен АйрисИрина
21.03.2013, 19.02





ГГ-ой просто супре!!
Гадкий утенок - Джоансен Айрисmia
24.03.2013, 12.29





Отличный роман с сердцевиной.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисОльга
16.04.2013, 3.48





Совершенно не понравился! Начала читать из-за восторженных отзывов и высокого рейтинга. Поверхностный, даже не роман,а пересказ. все надуманно, еще и убийство ребенка приплели, но внутренние чувства не раскрыты ни у одного героя. Оценка 6.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисАнна
17.04.2013, 9.12





Очень хороший роман - но романтики не много - больше детектив!
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЕкатерина
20.05.2013, 8.40





Не любовный роман, но читать было интересно.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисVenera
14.06.2013, 10.10





Замучилась на 2 главе. Слишком много было кин про таких не пойми откуда красавиц, которые мстили за убитых. Не роман, а просто набор трюков для толпы: превращение гадкой утки в лыбедя, жестокая злая мать, убивство невинного дитяти ни за что, эдакий проницательный мужественный и мудрый мужик etc. Но дело ы том, что это не талантливо, надумано, спроектированно и непрочувствованно.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисГертруда Степановна
16.06.2013, 10.27





Для хорошего настроение можно и нужно прочитать,останитесь только в выигрыше.Роман прикольный чувственный смеялась аж до конца, как непослушная школьница.Очень понравилось,читайте обязательно,и хахатайте вместе с героями, очень полезно для здоровья.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисSia
1.07.2013, 17.07





неплохо, читать можно...
Гадкий утенок - Джоансен Айристори
12.07.2013, 17.12





Не поняла из-за чего восторги. Очень примитивный детектив с затасканным сюжетом, нудно и не интересно рассказанный. Все повороты и события романа предсказуемы с первой строчки.Еле дотянула до конца.Вот ни одно событие, которое, как автор полагал должно удивить читателя, меня не удивило.Слабая троечка роману от меня.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисДуся
28.07.2013, 23.19





А ТАК ВСЁ ЗАХВАТЫВАЮЩЕ НАЧИНАЛОСЬ!!..
Гадкий утенок - Джоансен Айрисюлия
12.12.2013, 20.37





Первый раз прочитала роман году в 2006, с тех пор периодически перечитываю.
Гадкий утенок - Джоансен АйрисАРИ-Я
16.12.2013, 23.51





Книга очень понравилась.Читается легко.Кто ждет сплошной романтики с херувимчиками и единорогами-книга не по адресу. Диалоги-просто супер,бес заезженных и бессмысленных фраз,с юмором.Прочитала с удовольствием.Рекомендую
Гадкий утенок - Джоансен Айрисирина
5.01.2014, 18.08





Бред.Мрак. Как может нравиться роман где так страшно убили ребенка.? Потерянное время.Где какой-то юмор? На вкус и цвет....
Гадкий утенок - Джоансен АйрисЕЛЕНА
7.01.2014, 23.01





Довольно скучно, без эмоций. Читала через страницу-две...
Гадкий утенок - Джоансен АйрисСвета
15.02.2014, 20.04





Стиль написания.... оставляет желать лучшего. Главная героиня за 2 мес из женщины-плюшки становится бойцом невидимого фронта... плюс главная героиня посылает всех и вся, кто помогает ей в нелегкой ситуации (читай, тварь неблагодарная)... и чему так многие радуются???
Гадкий утенок - Джоансен АйрисIrina
11.06.2014, 5.17





Неплохой роман. Хорошие герои. Но героиня могла бы не мучить героя ожиданием целый год!
Гадкий утенок - Джоансен АйрисВикки
13.04.2015, 9.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100