Читать онлайн Желанная, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Желанная - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Желанная - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Желанная - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Желанная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Флинт лежал рядом с ней, закинув ногу на ее бедра. Дейн раскраснелась от приятного тепла и чувствовала себя одновременно утоленной и изнеможенной, и все же она была бы не против испытать нечто похожее, повторить то, что было, или даже что-то большее; ей только не хотелось больше двигаться.
Свободной рукой он водил по ее телу: поглаживал ягодицы, плечи, ногу, смахнул прилипшую ко лбу прядь, избегая, намеренно, как она подумала, касаться искушающей полной груди – того единственного места, где бы ей всего сильнее хотелось почувствовать его ладонь.
Было очень тихо и очень жарко.
Дейн закрыла глаза и погрузилась в ощущения, наслаждаясь его лаской.
Губы Флинта коснулись ее губ... один раз. Пальцы раздвинули ягодицы, провели по разделявшей их полоске, продвинулись дальше, погружаясь во влажное лоно.
Да, вот там... Дейн судорожно вздохнула, когда Флинт коснулся ее в том месте, и снова почувствовала возбуждение. Как можно так скоро вновь захотеть его?
Дейн скользнула рукой по его бедру, к пульсирующей силе его мужества. Он успел ожить.
Она закрыла глаза – наверное, было что-то большее, должно быть. Она хотела чувствовать.
– Ах, Изабель, – шепнул Флинт, – совершенная Изабель, нагая и жаждущая моих ласк, не побоявшаяся ценой маленького наказания купить всю полноту удовольствия... Не шевелись, нагая Изабель, не шевелись...
Дейн могла бы поклясться, что его клинок стал еще тверже, еще сильнее вжался в ее влажный плоский живот.
И тогда она поняла почему.
Рука его скользнула к ее груди, и он начал легонько водить подушечкой большого пальца по ее отвердевшему соску. В то же время он подтянул Дейн ближе к себе, чтобы получить наилучший доступ к ее телу.
Ей казалось, будто она сама предлагает ему грудь, тело ее ликовало в экстазе, отзываясь на каждое его неспешное движение. Он продолжал водить пальцем по соску вверх и вниз, вверх и вниз, и вдруг Дейн показалось, что больше она не выдержит.
Каждая клеточка ее тела напряглась, отзываясь на его ленивые движения.
Она хотела большего, чего-то большего. Но она не знала чего. Давление. Дейн нуждалась в том, чтобы он надавил на ту другую точку, тот другой узел наслаждения, что находилась в тайнике ее тела... она хотела...
Его рука коснулась того места и вдруг, не отдавая отчета в том, что делает, Дейн выгнулась навстречу его руке, его ищущим пальцам.
Там, да!.. Там, о, там!..
Затем его божественный язык – горячий, влажный и быстрый – прикоснулся к тверди ее соска. Он захватил его губами, да, именно так, как она хотела...
Дейн застонала, когда он стал одновременно ласкать эти две точки, потирая и всасывая. И затем случилось то, что уже было – словно она дрейфовала в черной патоке, уносимая густым, тягучим потоком. И снова он делал это с ней, какое сладкое, какое тягучее наслаждение!
Дейн чувствовала, что оргазм приближается, что вот-вот Вселенная взорвется и начнется спиралевидное падение в бездну. Она лишь не знала, с какой стороны ждать этого. Оно пришло внезапно, из ниоткуда, из жара его рта и требовательного пальца. Оно волной прокатилось по ее телу, порывом вихря, стремительным потоком, сгустилось до невозможности, заставило отрешиться от всего...
И только тогда он остановился. Убрал руку, разомкнул губы. Тишина поразила ее как гром.
Они были одни на Земле, Адам и Ева – первые люди, которым было дано познать наслаждение.
Дейн открыла глаза и встретила его мерцающий взгляд.
– Лучшее еще впереди, Изабель.
– Я не могу дождаться, – выдохнула она.
– Девственная искусительница. Господи, я не могу ничего с собой поделать. Мои руки так и тянутся к тебе.
– Я не хочу, чтобы ты убирал руки, – прошептала она, прижавшись губами к его груди.
– У тебя замечательные соски, – пробормотал Флинт, проведя рукой по ее груди. – Твое нагое тело словно создано для мужской руки.
Она вздрогнула от удовольствия, услышав его слова. Оказывается, даже слова имели силу возбуждать. Все, что касалось отношений мужчины и женщины, имело власть дарить сладострастие. Но только в том случае, если женщина была готова отдать все, без утайки.
Она была готова. Дейн еще не нашла утоления.
– Мое тело – твое, – прошептала она.
Он перекатился на нее и приподнялся, опираясь на колени и локти.
– Ты можешь сказать «нет» сейчас, сладкая, и это будет конец...
– Я говорю «да», – прошептала она, при этом испытывая легкий страх и чувство вины из-за того, что так быстро сдалась.
– Ты знаешь, что это значит...
– Думаю, что да... – Знала ли она на самом деле? Знала ли она вообще что-нибудь в этой жизни? Станет ли это заметно по ее лицу, по походке? Заметит ли отец или Найрин? Сможет ли определить это тот, кто на ней женится?
Дейн посмотрела Флинту в глаза и поняла, что ей все равно. Она капитулировала безоговорочно. Она с самого начала этого хотела.
Он опустился и скользнул по ней своим клинком. Дейн вздрогнула. Он был такой большой.
А потом, она не знала... просто было уже поздно...
Она чувствовала, что он у нее между ног, там, где был тот узелок – сплетение наслаждения, там, где она была влажной и готовой. Она дрожала от предвкушения. Он легко вошел в нее и остановился. Дейн почувствовала его там, между нежными губами... Да...
Еще один толчок, и затем сопротивление... Но да, он ожидал этого, а она нет, и ее больно задело то, что он знал ее тело лучше, чем она знала свое.
– Будь со мной, сладкая, – прошептал Флинт, схватив Дейн за бедра и подтягивая ее к себе за ягодицы.
Он поднимал ее все выше, пока ей не пришлось балансировать, повинуясь команде его рук. Флинт сделал новый толчок, ломая сопротивление. И тогда она почувствовала боль – несильную, как будто что-то в ней оказалось снесено мощным движением его тела. Она застонала.
Флинт тут же прекратил движение.
– Все кончено, сладкая, – пробормотал он, поглаживая ее дрожащие бедра. – Все плохое позади, осталось самое лучшее. Скажи мне когда. Я не стану шевелиться, пока ты мне не разрешишь.
Лучшее? Что может быть приятного в этой тянущей несильной боли, как будто ее с силой ущипнули за самое интимное место?
Неужели она так сглупила? Ничего похожего на прошлые разы, кроме... кроме... этого ощущения наполненности. Внезапно боль кончилась. Он оказался так глубоко, что у нее перехватило дыхание. Чего еще она могла хотеть – он был весь в ней, весь, целиком.
– Я дома, сладкая моя.
– Ты обещал, – слегка задыхаясь, произнесла она. И в тот же миг у Дейн родилось желание убежать от него, как-то избежать этого нежданного, всеобъемлющего и немного постыдного обладания. Убежать, чтобы ее жизнь продолжала оставаться только ее жизнью.
– Все закончено, боли больше не будет.
Внезапно она поняла, что он говорит правду. Пощипывание полностью прекратилось, , оставив после себя головокружительное чувство от того, как тело сливается с телом.
– Господи, – выдохнула Дейн. – О Господи...
Этого было достаточно – было ли это на самом деле все? Но она знала, что для него по крайней мере этого было мало. Он пульсировал и дрожал в ней, он жил своей жизнью. Он хотел большего, еще большего...
– Ты таешь вокруг меня, – пробормотал Флинт, прижимая Дейн к себе еще теснее. – Давай со мной, сахарная...
Да...
Ее тело уже поняло все, и это выражение благоговейного ужаса в расширенных зрачках. Она поняла, что он начинает брать ее по-настоящему.
Флинт приподнялся на локтях, чтобы видеть перемены эмоций на ее лице.
Он хотел бы продолжать вечно, вечно чувствовать этот ее жар, эту влагу...
Всегда, всегда...
Он чувствовал приближение, он хотел заставить себя остановиться, чтобы отшвырнуть себя от точки высшего наслаждения, продлить удовольствие, но не мог.
Один взгляд на ее возбужденные соски, на грудь. Нет, он не смог.
Флинт вошел в нее еще раз, другой – его наслаждение достигло высшего накала, охватило его, опустошило до той степени, когда он не мог больше ничего дать... Флинт готов был бушевать от ярости, что все это кончилось так скоро.
Затем он взглянул в ее блестящие глаза и почувствовал нежное подрагивание бедер. Флинт прижался к Дейн, вонзился в нее в последний раз, чтобы отдать свое тепло и свою твердость.
О да, он нашел опять эту точку, и Дейн застонала, схватила его за мускулистые плечи, чтобы отдать себя целиком под ласковые нашептывания одобрения...
– Раскинь ноги пошире, сладкая, иди ко мне, иди, не держи ничего в себе, давай, сладкая...
И она пришла, оно пришло, в жаркой волне, прокатившейся по телу. На этот раз не было взрыва, не было фейерверка, лишь медленное соскальзывание вниз, приятное ощущение тепла, исходящее из центра ее существа.
Вместе с ним, вот так...
...да...
Теперь она знала.
– Мы можем оставаться здесь весь день, сладкая моя.
Она тоже могла быть надменной, как королева.
– Я так не думаю, мистер Ратледж. Я думаю, с нас вполне довольно.
Дейн снова почувствовала себя Изабель.
– Что ты имеешь в виду под этим «вполне довольно»?
Она лучезарно улыбнулась.
– Довольно, на сегодня.
– Черт побери, девчонка! Ты ничего не знала об этом до сегодняшнего дня. Могла бы быть и поблагодарнее. Я потратил на тебя немало времени.
– Черта с два дождетесь от меня благодарности! Человек должен трудиться, добывая свой хлеб. Если ты меня хотел, тебе надо было потрудиться. Я этого стою, сладкий.
– Возможно, возможно. Все равно ты неблагодарная сучка...
– Держите, мистер Ратледж, мою подачу: я благодарна за то, что узнала силу своего пола... – Дейн отошла от него, поджав губы. – И силу желания мужчины. Вы меня весьма просветили в этом вопросе. А все остальное, как мне показалось, я усвоила самостоятельно.
Она открыла дверь на веранду и вышла на свежий воздух. Там, в дальнем углу, валялась плеть. Дейн медленно нагнулась, намеренно предоставляя Флинту роскошный обзор.
– Увидимся, мой сладкий, – бросила она через спину.
– Возможно, – пробурчал он.
– Все верно: возможно. Когда-нибудь. После дождичка в четверг.
– Тебе захочется чего-то большого и твердого между ног, Изабель, и нигде в другом месте ты этого не получишь...
– Может, и так, – пробормотала она и величавой походкой отправилась прочь – за угол веранды, подальше от его глаз.
– Ты придешь, – пробормотал Флинт, опираясь на перила и глядя ей вслед. – Теперь, когда ты все узнала, ты точно придешь, и тебя ничто не остановит.
Гарри принудил Дейн нанести визит семейству Пайпс, живущему в поместье Ля-Бруссар.
Шаг был весьма предусмотрительный. Будучи в гостях, Дейн, в силу полученного воспитания, просто не могла поставить Гарри в неловкое положение. А значит, она могла бы произвести хорошее впечатление на потенциального ухажера.
Звали его Тевис Пайпс. Он был высок, темноволос, с глазами навыкате и полными, сочными губами – губы были самой отличительной чертой его внешности.
Теперь, вооружившись новым знанием, Дейн, глядя на него, то и дело задавалась вопросом, каково это – целоваться с мужчиной с такими губами.
Впрочем, они были слишком толстыми и мокрыми, и на нижней губе у него постоянно висела сигара, да к тому же возможность поцеловаться с ним ей бы все равно не представилась: он обращался с ней так, будто она была эдаким тепличным растением.
Мать Тевиса была близкой подругой покойной матери Дейн и всегда относилась к ней ласково. Честно говоря, девушке было приятно встретиться с Тевисом, хотя жить в их доме ей не слишком хотелось. Она чувствовала себя странно. Ее воспринимали здесь как невинную девушку, и она должна была вести себя соответственно, при этом явственно ощущая произошедшую в ней перемену. Оказывается, осведомленность в вопросах пола сильно меняет взгляды на людей и на жизнь.
Люсинда собрала вещи Дейн и вызвалась сопровождать хозяйку в качестве личной горничной.
О том, чтобы одеваться так, как хотелось бы Дейн, не могло быть и речи. Дейн истекала потом и сильно страдала от удушливой жары.
Да и разговоры не улучшали положения. В разговорах с отцом Тевис тщательно избегал высказывать какое-то определенное мнение, а с Дейн вообще вел себя так, будто она была ангелом, спустившимся с небес.
Как ей хотелось сказать ему...
Нет! Не стоит! Она была леди и умела играть свою роль, и если в Оринде она была Изабель, то здесь играла роль примерной девочки.
– Она ведет себя как полагается, Гарри, – ликующим шепотом повторяла Найрин, тискаясь с любовником при каждом удобном случае за портьерами.
– Будем надеяться, – вторил ей Гарри, вне себя от счастья: наконец-то ему был дозволен допуск к телу.
– О Боже, Гарри, как ты думаешь, он ее возьмет?
– Я убедил его и родителей. Получить кусок Монтелета они не против. Если семейка на это купится, мне не придется пускать в ход последнее средство.
– Как скажешь, Гарри, – задыхаясь от вожделения, говорила Найрин.
– Что бы ни... – Гарри замолк на полуслове, после чего было слышно лишь тяжелое дыхание.
Дейн отошла от окна – она оказалась там случайно, в надежде скрыться от всех и побыть наедине с собой. Черт его подери! Черт подери его планы – кусок Монтелета...
То, что она узнала, оказалось недостаточным. Кроме того, никакие знания не упасут ее от того, что уготовил для нее отец.
Никогда еще она не испытывала такого отчаяния. Гнев и безнадежность – и больше ничего. Чем хорош каркас для платья: он удерживал Тевиса на почтительном расстоянии. Впрочем, он все равно обращался с ней как с хрупким и капризным растением.
Ля-Бруссар – фамильная усадьба Пайпсов – располагалась недалеко от реки, что в период разлива создавало трудности, как благодушно заметил хозяин дома.
Но именно сюда должен будет вернуться его сын, когда женится. Чтобы молодая пара могла уединиться, к дому пристроили два флигеля, с каждой из сторон. А до той поры там жили гости.
В этих кругах гостеприимство было в почете; впрочем, мать Тевиса ясно дала понять, что, когда молодые будут жить в доме, ее невестка должна будет активно помогать ей по хозяйству и большую часть времени проводить с ней – своей свекровью.
Найрин такое не грозило. Впрочем, что говорить про Найрин: Гарри сразу же без обиняков заявил, что она уже помолвлена. Дейн с тоской соглашалась на прогулки с Тевисом и вполуха слушала его воодушевленные речи, касавшиеся хозяйственных планов.
Прошло уже четыре дня, а конца визиту не было видно. Люсинда постоянно приглядывала за Дейн. Да и Гарри не спускал глаз с дочери. Дейн чувствовала себя марионеткой: отец дергал за ниточки, и она совершала желанные па.
– Да, Тевис, это было бы замечательно...
– О нет! Сегодня слишком жарко для прогулок. Я, знаете ли, должна беречь цвет лица...
– О, спасибо, миссис Пайпс. Лимонад – как чудесно! Слова вставали комом в горле.
– Когда мы возвращаемся домой, отец?
– О, дорогая, разве тебе здесь не нравится?
Она посмотрела Гарри в глаза.
– Нет.
– Мы уедем, когда Тевис выскажется в ту или иную сторону.
– Спасибо, что сказал мне об этом, отец, – с ноткой металла в голосе сказала Дейн. Она теперь знала, что делать. Надо было лишь настроить Тевиса против себя, и отъезд с бесчестьем им обеспечен.
Хуже всего ей приходилось ночью.
Ночью тело ее было открыто, оно истекало влагой и желанием. Она не могла подавлять свои чувства, не могла давить в себе новую потребность, не могла справиться с отравлявшим ее желанием.
Только ночью Дейн могла дать волю мечтам и воображению, которым запрещала себе предаваться днем. Она должна заставить Гарри вернуться в Монтелет. Она больше не могла терпеть. Он был ей нужен, она должна была быть тем, кем в действительности являлась, – распутницей, которая сперва играла со своим любовником, а потом падала в его объятия.
«Если бы это было так, – нашептывал ей тоненький и ехидный внутренний голосок, – с тебя хватило бы и Тевиса Пайпса, разве не так?»
А что, если?..
Дейн рывком села в кровати. Он подойдет, подойдет. Она просто применит философию Гарри к своему обретенному знанию. Любой мужчина сойдет, и Пайпс с его процветающей плантацией в этом смысле ничем не хуже другого.
Всяк лучше, чем отверженный сын из обедневшей семьи, чья плантация вот-вот будет продана с молотка...
На следующее утро Дейн оделась весьма тщательно и, как подобает барышне, мелкими шажками скромно спустилась к завтраку. Найрин, миссис Пайпс, Тевис и Гарри уже сидели за столом.
– Присаживайтесь рядом со мной, – сердечно предложил Гарри.
Дейн улыбнулась и томно опустилась на предложенный стул.
– Моя дорогая, что пожелаете? Кофе, печенье, ветчину, яйца, фрукты...
«Можно подумать, что сегодня они могут предложить мне что-то отличное от того, что было вчера или позавчера».
Дейн бросила на Тевиса оценивающий взгляд и передала свою тарелку мажордому.
Что ей так не нравилось в Тевисе? Крепкого сложения, любил поесть – это видно. Отлично сшитый костюм из самого дорогого материала. Благородного происхождения и богат, с представительной внешностью и безупречными манерами. Он обращался с ней как с принцессой, а с ее отцом и Найрин – как с самыми знатными придворными. Гостеприимство его не знало границ.
Может, лицо у него было простоватое и губы толстоваты, но зато целоваться с ним было бы сплошным удовольствием. Может, его бледноватые глаза тоже могли загораться тем же огнем страсти, как и у того, кого она в этом смысле знала получше?
Способен ли вообще этот мужчина на страсть?
Мажордом протянул ей тарелку с немыслимой по величине порцией яичницы с беконом, а другой слуга налил кофе.
– О, выглядит весьма аппетитно, – сказала Дейн, взяв в руки вилку.
Подразумевалось, что она съест совсем чуть-чуть и на настойчивые приглашения отведать еще станет возражать, ссылаясь на то, что совсем не голодна. Так она обычно и поступала, но на этот раз Дейн решила устроить Тевису испытание.
Она съела все подчистую. Отец был в недоумении, а мать Тевиса в настоящем шоке.
– Мне нравятся дамы с хорошим аппетитом, – игриво заметил Тевис, по-джентльменски сгладив неловкость, вызванную обжорством гостьи.
Дейн захлопала ресницами.
– Я так рада, Тевис: И кофе такой вкусный. Две-три чашки с утра, и все дела идут как по маслу. – Дейн успела допить ту чашку, что ей налили, и ждала продолжения.
Все в ужасе смотрели на то, как девушка, словно не замечая того, что больше за столом никто не ест, допила третью чашку кофе.
– Вы так вкусно умеете готовить кофе в Ля-Бруссаре. Найрин, дорогая, ты должна взять рецепт, чтобы мы сказали повару...
Кузина вспыхнула.
– Разумеется, Дейн, дорогая. Что еще ты хочешь, чтобы я для тебя выяснила?
Дейн лучезарно улыбалась.
– О, я еще хотела узнать... – Но тут, словно случайно заметив, что все смотрят на нее с явным неодобрением, торопливо добавила: – Но про это как-нибудь в другой раз. О, я даже встать из-за стола не могу. Набила себе живот, как индюшка перед Рождеством.
– Ну, мисс Дейн, позвольте предложить вам немного прогуляться...
– Дорогой Тевис, как мило, что вы меня об этом попросили! – заворковала она, перебив его в самом начале того, что должно было стать речью о пользе прогулок для здоровья. Особенно после обильной еды. – Я с радостью пойду с вами прогуляться.
Он явно пребывал в замешательстве, но хорошие манеры запрещали ему отказать даме. Тевису ничего не оставалось, как любезно проводить ее из-за стола. Было заметно, что он очень старается сохранить хорошую мину при плохой игре.
– Спасибо, Тевис. Я и шевелюсь с трудом. Но прогуляться мне не помешает. Куда пойдем? Может, к реке?
– Меня это вполне устроит, – сказал он, на сей раз несколько напряженно, без обычного благодушия, и не слишком охотно взял гостью под руку.
Они некоторое время прошагали в молчании. Дейн чувствовала, что доставляет ему серьезные неудобства. Хорошо, парень. Но то ли еще будет...
– Здесь так красиво в это время дня. Я понимаю, почему вам так нравятся эти места, Тевис.
– Мне в самом деле здесь нравится, мисс Дейн. – Казалось, он хочет еще что-то добавить, но то ли не решается, то ли у него на то другая причина. – В самом деле, – повторил он и замолчал.
Интересно, о чем он хотел заговорить? О том ли, что усадьба должна перейти к следующему поколению? Или о том, что, если бы она была воспитана как подобает быть воспитанной девушке с юга, он прямо сейчас предложил бы ей руку и сердце.
Но Дейн не была «правильной девушкой» и никогда не будет. Ее это вполне устраивало. А теперь пришло время украсить пирог...
– Тевис... – проговорила она тоненьким голоском.
– Да, мисс Дейн? – На этот раз выражение его лица оставалось непроницаемо-сумрачным.
Все лучше и лучше...
– Тевис! – В ее голосе появились командные нотки. Он остановился и посмотрел на нее.
– Да?
– О, Тевис!.. – Дейн распростерла руки ему навстречу. – Тевис, поцелуй меня... пожалуйста, поцелуй меня. Я только и думала день и ночь что о твоих губах и твоих объятиях. Прошу тебя, Тевис!
– Мисс Дейн!
Он был шокирован. Она обхватила его руками и прижала к себе, пользуясь замешательством. Он опомнился и стал отдирать ее руки.
– Прошу, Тевис... – Неужели правда получилось? Этот надрыв в голосе... Как она замечательно играет, будто и в самом деле погибнет без его поцелуя.
– Мисс Дейн...
– Как ты можешь мне отказать? – Она знала, как добиться своего. – Я столько дней ждала, пока мы сможем остаться наедине. Неужели поцелуй – между друзьями – такая шокирующая вещь?
– Между друзьями? – слабым голосом переспросил он.
– Мне так хочется, чтобы ты меня поцеловал, – прошептала она. Разве она не знала, как манипулировать мужчиной, который и так охотно ведется? – Маленький сладкий поцелуй, который я могла бы взять с собой в Монтелет, – наш маленький секрет, наша тайна?
– Тайна?
– Драгоценная маленькая тайна, – прошептала Дейн. – О которой знаем только мы с тобой. Ты не хочешь поцеловать меня, Тевис?
Господи, есть ли на Земле более неподатливый мужчина? Или он считает, что мать его детей никогда в жизни его не поцелует?
– Поцелуй меня, Тевис, – продолжала канючить Дейн, поднимаясь на цыпочки и стараясь дотянуться губами до его губ.
– Наш секрет? – недоуменно повторил он, почти касаясь губами ее губ.
– Вечная тайна, – поклялась она, покрепче прижимаясь губами к его рту.
Жирные, мокрые, скользкие, неумелые поцелуи...
Господи, зачем ей вообще пришла в голову эта идиотская мысль?
Все, что она могла, это заставить себя не отвернуться и не шевелиться после этого примерно с минуту, после чего она принялась яростно обмахиваться веером. Это ей было надо для того, чтобы собраться с духом и продумать план дальнейших действий.
– О, я в восторге, – пробормотала Дейн, наконец, потому что он ожидал услышать именно это.
Но она ошиблась. Он был похож на грозовую тучу.
– И это вполне на вас похоже, развязная вы девица, – припечатал он. – Этот поцелуй не был поцелуем невинной девушки, мисс Темплтон. Это был поцелуй женщины, которая, которая... имеет некоторый опыт...
Дейн опустила глаза.
– Ну, меня на самом деле целовали раз или два, Тевис. Но разве это имеет значение?
Но она знала, что это имеет самое решающее значение. – Мы возвращаемся домой, мисс Темплтон. Не думаю, что нам есть что сказать друг другу.
Но Гарри и мистеру Пайпсу было что сказать друг другу, и в конечном итоге, не напрямую, а, как это принято у южан-аристократов, обиняком, Гарри намекнули, что им пора уезжать, поблагодарив при этом за компанию.
«Нет, спасибо, Тевис не желает жениться на мисс Дейн, дают за нее Монтелет или нет, не важно».
Пять дней – шесть, если считать с дорогой, – это время показалось Дейн вечностью.
Гарри всю дорогу домой пребывал в состоянии тихой злобы. Он был уверен, что маленькая стерва что-то выкинула, потому что еще вчера утром он мог бы поклясться, что Тевис созрел для предложения.
Очевидно, его шлюха-дочь сделала что-то немыслимое, если смогла так резко отвадить от себя Тевиса. Но сути это не меняло. Жаль, конечно, потраченного времени и сил, но, с другой стороны, он с самого начала не надеялся на счастливый конец.
Две недели, что он обещал Найрин, подходили к концу. Но он и это предвидел. Очень скоро Дейн сделает предложение некто, кому она отказать не сможет.
В Оринде ничего не осталось, лишь запах после их занятий любовью все еще был там, висел в душном воздухе. Только в Оринде Флинт мог найти Дейн, нигде больше, а она там не появлялась уже неделю. Он готов был ее убить.
Не думал он, что окажется во власти чар луизианской красотки. Кто-то, но только не он должен был попасть в ее сети. Он думал, что знает все топи и мели в этих болотах.
Но человеку не суждено знать, где и когда осуществится его мечта, и человек никогда не бывает готов, когда его воплощенная мечта появляется у него на пути и со спины бьет плетью.
Он жил в глуши, был среди первопроходцев, привык довольствоваться малым, и это полунищенское существование он променял на другое, столь же убогое. Он привык называть вещи своими именами и знал, что двум смертям не бывать. Он считал себя неподвластным ни любви, ни смерти.
Но оказалось, что это не так. Флинт оказался столь же подвластен любви, сколь и другие смертные, и даже более. Он увидел свою мечту, он хотел только ее, и ничего больше.
Пять дней.
Пять дней без нее!
Пять дней он все еще ощущал на руках ее запах. Он отпечатался у него в ноздрях. Он не мог забыть Дейн, забыть того наслаждения, что подарил ей.
Он никогда ее не забудет! Он никогда не даст об этом забыть и ей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Желанная - Дивайн Тия



Сомневаюсь, что сей роман относится к эротическому любовному роману. О любви ни сказано ни слова. Одна похоть.Но тем не менее.роман привлекает своей детективной сюжетной линией.Согласна, что такое изложение имеет место быть.Но хотелось бы в конце немного нежности и любви в отношениях героев.Не очень поняла почему Ф. выстрелил в свою сестру.8/10
Желанная - Дивайн ТияПланета
30.08.2014, 8.54





интересный, лихо закрученный сюжет. и как всегда много секса.
Желанная - Дивайн Тиялёлища
26.12.2015, 8.39





Я далека от убеждения, что миром правит любовь (хотя хотелось бы, чтобы было именно так). Но романы этого автора кричат, о том, что похоть движет всем и каждым, в каждой главе сперма льется ручьем. У автора какая-то больная фантазия - почти каждый персонаж этого романа готов убивать. Героиня - бесила своими идиотскими поступками и тупыми разглагольствованиями. После двухнедельного траха с элементами БДСМ она вдруг размышляет о девичьей чести. Читать не рекомендую, после прочтения осталось впечатление, будто вступила в г...но. Хотя на вкус и цвет.....
Желанная - Дивайн ТияНюша
8.01.2016, 1.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100