Читать онлайн Жажда наслаждений, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда наслаждений - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда наслаждений - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда наслаждений - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Жажда наслаждений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Пора было прекращать играть в игры. Дураки.
Заперли, думая, что смогут удержать его. Что он не сможет их всех перехитрить.
И вот в четыре утра он уже находился в библиотеке, просматривая содержимое стола Уильяма, а они все спокойно спали на полу в его комнате.
Среди бумаг Уильяма он не нашел ничего достойного внимания. Ничего, что могло опровергнуть его право на наследование. А с прибытием Гиддонза сегодня днем их сомнения исчезнут, и все перейдет в его безраздельное владение. «Мое». А Элизабет?.. «Моя».
Нет. Не следует так думать. Она была лишь развлечением, приятным времяпрепровождением.
Забавой.
Нет. Она не успела еще так глубоко запасть ему в душу.
В любом случае он не мог позволить себе такой роскоши.
Достаточно того, что он заявил свое право на Шенстоун, тем самым поставив свою жизнь в еще большую опасность. Его миссия еще не была завершена: необходимо было доставить пакет с драгоценностями в Лондон, сестре императрицы Александры — своего рода страховой полис царской семьи, если ей когда-либо понадобится искать убежище.
В ходе операции уже погибло пятеро людей, пять невинных душ, и он сам подставил себя под удар Невидимой Руки.
А он уже было решил, что все кончено.
Он много чего передумал до приезда в Англию, и все его предосторожности, все планы оказались разрушенными.
Всегда есть враг, известный или неизвестный…
Часы в холле пробили пять. Были слышны движения прислуги, начинавшей утренние приготовления. Откинувшись в кресле Уильяма, Николас видел серо-голубую полоску неба.
Нет. Теперь кресло Уильяма было его, как и стол.
Его дом.
— Где он? Черт… — В его доме поднялся шум. Топот ног вниз по лестнице. Звук голосов. Неожиданно в библиотеку с дикими глазами ворвался Виктор и закричал:
— Сюда — он здесь…
Вслед за ним появились Питер и отец Элизабет.
— Черт бы меня побрал, — выпалил отец Элизабет. — Мы думали, вы пропали.
— Надеюсь, вы проверили сохранность столового серебра, — любезно сказал Николас.
— Но каким образом… — начал Виктор.
Питер предостерегающим жестом поднял руку:
— Теперь уже не важно. Николас нас всех обвел вокруг пальца. Он слишком самодовольно выглядит. Так что нам, вероятно, остается только пойти завтракать.
— Так мы, оказывается, планировали завтрак? — Николас развернулся в кресле. Его кресле… — А я думал, мы играем в прятки. Найди настоящего Николаса Мейси и получи приз. А что за приз, господа? Монетка в овсянке? Джайлс знает о том, что кормит свору голодных ищеек?
— Какой ты разговорчивый, — раздраженно заметил отец Элизабет. — Судя по всему, мы неправильно подошли к решению проблемы. Мы ведь всего лишь защищаем интересы Элизабет. И вообще, я голоден. У меня затекло все тело от лежания на полу. И еще я чертовски хотел бы узнать, каким образом тебе удалось выбраться из комнаты, когда Питер лежал у окна, а мы с Виктором у двери?
— Профессиональные секреты, джентльмены.
Черт. Непроизвольно вырвавшиеся слова. Их нужно отвлечь.
— А где же Элизабет?
— Следит за тем, чтобы завтрак был подан вовремя, — холодно ответил отец. — Что еще она может делать в такой час?
Николас смог бы, не задумываясь, назвать еще дюжину других занятий, но всего лишь проводил всех к дверям.
— Тогда прошу всех пожаловать в столовую. Обожаю обсуждать неудачи ночной стражи за чашечкой чая.
Отец Элизабет пронзил его взглядом. Николас проигнорировал его, отметив про себя, как легко ему удалось их провести.
— А вот и Элизабет. Доброе утро. Ты сегодня рано поднялась. Хорошо ли ты спала?
— Не совсем. У меня был ночной кошмар.
— Неужели? А я видел интереснейший сон про то, как я объезжаю молодую кобылку. — Он проследовал во главу стола вместе с Элизабет. Их руки соприкоснулись, когда они оба взялись за спинку одного и того же стула.
Николас ласково посмотрел на нее.
— Прошу всех садиться. Элизабет?
Она неохотно заняла стул справа от него. Он уселся на место и оглядел стол.
— Ну что ж, Кук превзошла саму себя. Яйца с куриной печенкой. Холодная ветчина. Копченый лосось. Овсянка. Фруктовый компот. Горячий шоколад. Чай. Прошу всех не стесняться.
Все смотрели на него.
Маска радушного хозяина вновь надета, с обидой подумала Элизабет. Он ведет себя как хозяин.
Он и впрямь был хозяином. Или по крайней мере станет им, как только приедет мистер Гиддонз.
Она первая последовала его совету, взяла свою чашку и обратилась к отцу:
— Отец, чаю? Или шоколада?
— Чай подойдет, — пробормотал отец, протягивая руку за яйцами и овсянкой.
Итак, завтрак начался, цинично подумал Николас. Всем им нравится обильный стол, приятное окружение, внимательное обслуживание. Поэтому они все будут притворяться, что не запирали его сегодня ночью.
Что ж, пусть наслаждаются. Сегодня будет достаточно времени для нарушения их покоя. После того как они насытятся и обретут самодовольство.
Все молчали. Каждый был занят едой. У них и ранним утром был великолепный аппетит.
Даже Виктор, несмотря на все свои радикальные заявления, пожирал свою порцию с жадностью крестьянина, будто думал, что у него отберут пищу, даже если он на мгновение перестанет жевать.
Минна так и не объявилась к завтраку.
— Я распоряжусь, чтобы Минне отнесли поднос с завтраком, — сказала Элизабет.
Никто не обратил на ее слова внимания. Всех мало волновало, даже если бы Минна вдруг уехала в Лондон. Тем лучше, подумал Николас, иметь под ногтем Четверых, сидящих за столом.
…всегда есть враг…
Он еще не задумывался о странных совпадениях. А они были очевидны: его раздражали крепкие связи семьи Элизабет с его родиной.
Отец Элизабет инвестировал средства в России и искал поддержки у Григория Краснова — преданного сторонника царя. Элизабет была влюблена в члена царской семьи. Они пригрели у себя на груди известного революционера. Великая герцогиня была постоянной гостьей в их доме…
От всех можно было ожидать неприятностей. Часы пробили семь. Николас отбросил салфетку.
— Мои комплименты мастерству Кук. Великолепно. Все насытились? Никто не желает совершить утреннюю конную прогулку? Нет? Тогда позвольте ознакомить вас с моими планами на сегодня. Необходимо, чтобы Элизабет сегодня утром представила мне полный отчет о состоянии хозяйства. Хорошо бы до приезда мистера Гиддонза. Скажем, часов в девять, чтобы мы все успели отдохнуть и переодеться. Как мое предложение соотносится с твоими планами, Элизабет?
— Я в твоем распоряжении, — мрачно ответила она. Ей совсем не хотелось передавать управление домом ему или нанятому им управляющему.
Она любила Шенстоун. Раньше она считала, что останется здесь на всю жизнь, окруженная благами, оставленными ей Уильямом. Сейчас же не осталось практически ничего, кроме увеличения доходов для покрытия трат ее отца и призрачной возможности замужества с Питером.
Или можно было остаться в Шенстоуне в распоряжении Николаса, пока он от нее не устанет.
Все будет как прежде.
— Прекрасно, — сказал Николас, поднимаясь и тем самым сигнализируя, что завтрак подошел к концу.
Ее обязанности закончились, работа была сделана; обещание было нарушено, и ничто уже не будет по-прежнему.
— Увидимся в девять часов. — Он, не оборачиваясь, вышел из комнаты.
Питер взял ее за руку и отвел в противоположный конец комнаты, где ни Виктор, ни ее отец не могли их слышать.
— Мы обыскали его комнату. Ты была права. Там ничего нет. Ни одной зацепки. Он чертовски умен, Элизабет, чертовски умен; трое мужчин не смогли его удержать; трое мужчин не смогли найти у него в комнате ни волоска. Поэтому визит нотариуса представляет для нас особую важность. Нельзя допустить, чтобы Николас увиделся с Гиддонзом до того, как тот переступит порог дома. Поэтому ты должна занять его до прибытия Гиддонза. Я встречу его на станции и привезу сюда. И тогда… тогда, моя дорогая Элизабет, ты узнаешь правду, и мы решим, что будем делать.
Занять Николаса. Ей совсем не хотелось видеться с Николасом, тем более водить его по дому и занимать его. После предыдущей ночи она не хотела проводить ни минуты в его обществе. Предыдущая ночь стала рубежом, темным и запретным.
Ей казалось, она до сих пор могла чувствовать жемчужину, спрятанную глубоко внутри ее; могла ощущать его жар, энергию… темную, как ночь… мимолетную, как сон… Воспоминание возбуждало страсть, желание, наслаждение.
Мужские фантазии сталкивались с жестокой реальностью.
Теперь она уже знала достаточно. И он наверняка получил свое. Она больше не нуждалась в его «уроках».
Возможно, после приезда Гиддонза и подписания бумаг она сможет уехать в Лондон и найти место в новом обществе. Вместе с Питером они составили бы звездную пару, которой самой судьбой было предначертано воссоединиться после долгих лет разлуки.
Такова была ее мечта. Ее фантазии, не имеющие ничего общего с реальной жизнью в Шенстоуне и грядущими переменами.
Однако ей еще оставалось закончить некоторые дела. Она дала указание, чтобы поднос с завтраком отправился наверх, в спальню Минны, распорядилась насчет обеденного меню и пополнения запасов; проверила список домашних дел на следующую неделю. Нужно было отполировать все медные и серебряные предметы, а также мебель в спальных комнатах, протереть хрустальные люстры в холле, бальной комнате и столовой, сменить постельные принадлежности в каждой спальне, протрясти покрывала, заново набить подушки. Когда в Шенстоуне были гости, такая работа слуг производилась практически ежедневно.
Слуги вынесут ковры на открытый воздух, выбьют и проветрят; натрут полы, прочистят мраморные камины, сведут пятна и грязь с мебельной обивки.
Со следующего дня все обязанности такого рода лягут на Николаса, и ей уже не нужно будет знать о ходе выполнения работ.
Черт побери. Она даже не думала, как будет ей не хватать хозяйских хлопот. Она любила Шенстоун и заботилась о нем. На протяжении семи лет замужества Шенстоун давал ей кров, комфорт. Управление домом помогало ей не сойти с ума.
Как теперь она могла расстаться с ним?
— Ты готова для нашей экскурсии? Внезапно раздавшийся за спиной голос заставил вздрогнуть.
— Ты слишком легко возбуждаешься, — сказал он, и тембр его голоса придал словам несколько иное значение.
— Чепуха, — бодро сказала она. — Я просто задумалась. Ведь мне так много надо тебе поведать о том, как управлять Шенстоуном.
— С удовольствием послушаю. Давай начнем с фойе перед входом. У меня так и не было возможности по-настоящему осмотреть мой дом.
— Как скажешь, — сухо сказала она. Его дом. Шенстоун принадлежит ему…
Они проследовали из столовой в холл, который вел к лестнице. Здесь располагался главный вход, обозначенный длинной ковровой дорожкой. На противоположной стене висели две картины в позолоченных рамах, с потолка свисала великолепная люстра, а в изгибе лестничного колодца находились старинные часы, равномерный ход которых Элизабет всегда ощущала, как биение сердца.
Затем они проследовали в гостиную, длинную комнату прямоугольной формы, обставленную во французском стиле и занимающую всю ширину дома. Здесь группками были расставлены небольшие диваны и столики. Далее они прошли в основной зал с расписанными фресками стенами, полированной мебелью из красного дерева и обеденным столом на пятьдесят мест. Оттуда — в библиотеку с темно-зелеными стенами, книжными полками до потолка, массивным столом и стеклянными дверями, выходящими на террасу. Затем они вернулись в небольшую столовую, где на стенах были развешаны картины. Далее они перешли в кабинет с камином и стенами, обшитыми панелями, обставленный удобными диванами и маленьким столом у окна, идеально подходящим для написания писем и различных бумаг.
Поднявшись по лестнице, они заглянули в каждую из спален, прошли по коридору, одолели еще несколько ступенек, ведущих в гостевое крыло, оказались еще в одном коридоре, откуда спустились в бальный зал с расставленными около стен позолоченными стульями. Здесь находились мраморный камин под потолок, возвышение в дальнем конце для оркестра и передняя с маленькими столиками и стульями для закусок. Над залом располагались комнаты прислуги, а еще выше — чердак, забитый ненужной мебелью, трубами, картинами, ящиками с бумагами, которые отчаянно нуждались в каталогизации. Отсюда Элизабет провела Николаса на кухню, находящуюся в пристройке, где в данный момент Кук начинала составлять меню на ленч и обед.
Николас сказал теплые слова поварихе, и они проследовали в огород, откуда вышли на солнечный свет позднего утра.
— Как видишь, для одного только дома нужно большое количество слуг. — Элизабет продолжала свое скучное перечисление необходимых для управления домом вещей. — Еще есть садовник и его помощники. Работники конюшен. Водители: у нас их двое. Подковщик лошадей и кузнец, также занимающийся починкой всего в имении. Если понадобится, в Эксбери есть еще рабочие руки. И еще…
— А подвал здесь есть? — прервал ее Николас.
— Прошу прощения?
— Подвал.
— А. Подвал. Да. Здесь есть подвал, но он никогда не используется.
— Тем не менее я хотел бы осмотреть подвал.
Элизабет встряхнулась. Она обрекла себя на утомительный поход по всему имению, а теперь он хочет спуститься еще и в подвал. В темноту. В запретную темноту.
Чепуха. Он просто хочет осмотреть подвал.
— Пойдем. — Она направилась к фронтону здания, и они вошли в холл. В противоположном конце, сбоку от лестницы и прямо рядом со старинными часами, находился вход в подвал. — По-моему, есть еще вход через кладовую, но тут тоже можно войти. Нам понадобится свет.
Ее голос звучал смелее, чем она себя чувствовала; она ненавидела подвал. Там было сыро, холодно и темно; он напоминал ей о нарушенном обещании. Нельзя было позволить ему пройти слишком далеко, в глубь темноты, чтобы он не обнаружил секрета.
Николас ушел и вернулся с парой свечей и спичками, которые он взял в столовой.
— Я думаю, будет достаточно?
— Достаточно, чтобы ты убедился, что там не на что смотреть, — ядовито сказала она. — Сюда.
Она открыла дверь и высоко подняла свечу, которая отбросила тень от Элизабет вниз, во тьму.
— Здесь узкий проход. Перила очень хрупкие, так что будь осторожен. Тебе хорошо видно?
— Достаточно, — пробормотал он. Призрачный свет, грубые каменные стены и лестница, спиралью уводящая в бесконечность, напоминали средневековые легенды о замках. Но никакой романтикой здесь и не пахло.
— Следи за потолком, — предупредила Элизабет, нащупывая следующую ступеньку. — И осторожнее с воском… — Она почувствовала, как горячая капля с его свечи попала ей на волосы.
— Похоже, мы пришли. — Она выпрямилась и развернулась к Николасу, чтобы осветить ему дорогу. — Здесь есть фонари, но они уже очень давно не использовались.
Лгунья.
Она помахала свечой перед собой.
— Проход ведет к складским помещениям. Желаешь их осмотреть?
— Желаю.
— Но зачем?
— Чтобы подумать, что я при случае смогу здесь хранить.
Она глубоко вздохнула.
— Тогда пойдем.
Проход расширился. По обеим сторонам находились складские помещения, разделенные толстыми деревянными перегородками.
— Здесь нет ни окон, ни вытяжки. Сюда нет другого хода, помимо того, через который мы спустились. Таким образом, здесь нельзя хранить дрова, сено или даже домашнюю утварь, — заметил Николас. — Что же здесь должно храниться, если не считать вина?
— Уильям никогда не использовал подвал для хранения чего-либо, — сказала Элизабет. — У него не было склонности, интереса заниматься хозяйством. Уверяю тебя, здесь больше не на что смотреть.
— Но ведь подвал простирается подо всем домом, не так ли?
— Полагаю, да.
— Тогда пройдем дальше. У меня есть еще пара свечей.
Она с усилием сдержалась, чтобы не сорваться на грубость.
— Как пожелаешь.
Она не надеялась убедить его действовать, как ей было нужно, поэтому оставалось только подчиниться воле судьбы, пока он не обнаружит маленькую комнатку, в которой она даже не удосужилась уничтожить следы пребывания бывшего обитателя.
В той комнатке была койка, стол, раковина для умывания, свечи, котелок с водой. И у нее не было ни малейшего понятия, как предотвратить обнаружение.
Она будет отрицать все. Нельзя допустить, чтобы Николас решил, что она имеет отношение к такого рода делам.
Все будет как прежде…
Кто мог предположить, что Николас пожелает обследовать подвальный этаж здания?
С другой стороны, только так можно было его «занять».
Они продвигались вперед довольно медленно из-за неровностей земляного пола и хромоты Николаса.
— Никогда не видел столько пустого, неиспользуемого пространства, — заметил он, держа свечу высоко над головой.
Вскоре они увидели ряд дверей, вделанных в стену напротив складских помещений.
— Куда ведут двери? Элизабет задержала дыхание.
— Понятия не имею. — Еще один шаг ко лжи. — Думаю, я раньше так далеко не заходила.
— Проверим. — Он схватился за ручку ближайшей двери и потянул. — Хмм… Заперта. Или заклинило. Или…
Он перешел к следующей двери, затем к следующей, везде добиваясь того же результата. Элизабет с замиранием сердца наблюдала, как он продвигался все дальше и дальше, ожидая, что он в любое мгновение обнаружит ее секрет.
Ее сердце подпрыгнуло; рука дрогнула, отчего пламя свечи заметно покачнулось. Нужно было остановить его.
— Держи свечу ровно, — попросил он, продолжая попытки открыть двери.
— Здесь холодно.
— Разве? — Он продолжал дергать за дверные ручки.
Она подсчитала: он успел проверить десять дверей, при свете свечи можно было разглядеть еще пять. За границей тьмы находится еще как минимум десяток дверей.
— Николас, ты же видишь — двери не открываются, за ними ничего нет. Можно предположить, что там еще множество дверей, которые тоже не откроются. Так зачем мы теряем время?
— Чтобы удовлетворить мое любопытство. — Он прервал исследования и повернулся к ней. — Удовлетворить меня.
Нужно его отвлечь.
— Думается, твое любопытство должно уже быть удовлетворено, — сказала Элизабет в надежде поскорее увести его отсюда.
— А я думаю, все еще только начинается. В зависимости от того, какие у нас будут планы на сегодня.
Она почувствовала приступ боли. Ее тело желало, страстно хотело чего-то.
Своей подписью она продаст свое тело за тысячу кусков золота.
— Я выполню свою часть сделки, — сказал Николас, — если ты выполнишь свою.
Он обошел ее и направился обратно к лестнице.
— Кстати, я также имел в виду мистера Гиддонза. Ты прекрасно понимаешь. Все заканчивается… и начинается здесь и сейчас. Твой выбор. Твои деньги. Твоя жизнь. Думаю, обход на сегодня закончен. Уверен, что закончен.
Нижний край ее юбки был испачкан землей с подвального пола.
Ее нервы были на пределе. А Николас вел себя так, будто утомительный поход по подвалам был всего лишь прогулкой в парке.
Ничто уже не будет по-прежнему: как сказал Джайлс, мистер Гиддонз уже направлялся в имение. Питер встретил его на железнодорожной станции.
Она взбежала вверх по лестнице, чтобы успеть переодеться. Умывшись холодной водой, она расчесала волосы и забрала их заколкой. Затем она сменила блузку и юбку, надев сверху жакет, чтобы выглядеть по-деловому.
А каким именно делом она занималась? Продавала свое тело за то, чтобы финансировать расходы своего отца. Взмах волшебной палочки, и Золушка получит своего Принца.
Или дядю.
Откуда вдруг у нее появились такие мысли?
Она собралась и спустилась в библиотеку, где ее уже ждали Николас и ее отец. Плохой знак. Отец выглядел разозленным, а Николас стоял у дверей на террасу, глядя в небо.
Она опустилась в одно из кресел у стола.
Ожидание… снова ожидание. Такое напряжение могло расшатать нервы даже у канатоходца. Разве она постоянно не занималась бесконечным ожиданием, шагая по тонкой линии между моралью и жадностью? Один росчерк пера, и она получит деньги и комфорт.
Только не нужно упоминать про «слухи». Даже при мистере Гиддонзе — именно слухи имел в виду Николас там, в подвале. Особенно при мистере Гиддонзе.
Такой упор на слухи позволял предположить, что в них есть доля правды, подумала она, глядя на спину Николаса. Итак, предстояло сделать дьявольский выбор: деньги или ее жизнь. Он заключал сделку, прекрасно зная, как обстоят финансовые дела в имении, так что ей оставалось только подписать бумаги и больше ничего.
Звук хлопающей входной двери и звучный голос Джайлса возвестили о прибытии мистера Гиддонза. Мгновением позже Джайлс появился, чтобы объявить посетителя. За ним следовал Питер, зорко следящий за выражением лица мистера Гиддонза и реакцией Николаса, повернувшегося к двери.
— А, Николас, вот и ты. Рад тебя видеть. — Они пожали друг другу руки. Мистер Гиддонз был на целый фут ниже Николаса, и казалось, что рукопожатие последнего переломает нотариусу все кости. — Элизабет, здравствуй. Фредерик, как поживаешь? Все в сборе. Прекрасно.
Он положил на стол свою кожаную папку и повернулся к Николасу:
— До отправления лондонского поезда остается не так много времени, так что давайте приступим к делу.
Николас отвесил поклон Питеру и отцу Элизабет,
— Господа? Вы удовлетворены?
— Ты, наверное, заплатил какому-нибудь актеру за нынешнее представление, — ехидно сказал отец Элизабет. — Но, полагаю, мы должны сдаться.
Питер многозначительно посмотрел на Элизабет.
— Допустим, что все в порядке. Элизабет, подойдешь ко мне позже?
— Хорошо, — сказала она, испытывая смешанные чувства от ухода Питера и ее отца.
— А теперь, — обратился Николас к мистеру Гиддонзу, — мы перейдем к цели вашего визита. Элизабет? Продолжим… или ты тоже предпочтешь удалиться?
— Как галантно с твоей стороны, — проворчала она, чувствуя, что Николае блефует, бросает ей вызов.
— Мы все знаем, что стоит на кону, — загадочно сказал он. — Выбор за тобой.
Но она уже слишком далеко зашла, слишком много ему отдала, чтобы теперь сокрушаться.
— Я сделала свой выбор три дня назад, — жестко сказала она. — Я исполняю свои обязанности по сделке.
— Мудрый выбор, — проговорил Николас, подходя к столу и придвигая стул. — Тогда давайте начнем.
— Мне тут пришла в голову одна мысль, — сказал отец Элизабет Питеру, когда они расположились в кабинете. — Мы не знаем наверняка, зачем сюда пожаловал мистер Гиддонз. То есть у Элизабет нет никаких сомнений насчет личности Николаса, значит, не она вызвала нотариуса. Она у меня слишком доверчивая. Так зачем же Николасу понадобился нотариус, сразу после того как он заявил права на титул?
— Уверен, Элизабет нам все расскажет, — ответил Питер. — Я знаю, что для нее его появление было настоящим шоком. Очевидно, он сумел доказать свое право по рождению мистеру Гиддонзу. Так что у нас нет ни малейшего повода сомневаться в нем.
— Я все же сомневаюсь, — изрек отец Элизабет. — И с прибытием мистера Гиддонза стал сомневаться еще сильнее. В конце концов, что он за человек? У него даже нет никаких личных вещей! Кто он такой на самом деле? Говорю тебе, Питер, Элизабет должна выяснить ответы на эти вопросы.
Какое-то время они молча смотрели друг на друга.
— Знаешь, здесь есть определенный смысл. Элизабет красивая женщина. А как известно, мужчины любят доверять тайны красивым женщинам.
Отец Элизабет вопросительно взглянул на Питера.
— Что конкретно ты имеешь в виду?
— Послушай, мы оба желаем Элизабет только добра. Следовательно, будет вполне логичным, раз уж вы все равно оба остаетесь в Шенстоуне, если она… познакомится с Николасом поближе. Может, она разузнает что-нибудь такое, что сможет использовать в своих целях?
— Я тоже так думал, — согласился отец Элизабет. — Возможно, ей удастся узнать нечто, что докажет несостоятельность его претензий на титул.
— Точно.
— Бесспорно, — добавил отец Элизабет.
— Она должна знать все. И у нее больше всего шансов что-нибудь раскопать. В конце концов, будут моменты, когда нас просто не будет в Шенстоуне.
— Верно. Бывают вещи, о которых джентльменам лучше не знать.
— Да, ты совершенно прав, Фредерик. Думаю, мы сможем убедить Минну остаться здесь в качестве компаньонки. Чтобы присматривать за Элизабет.
— Великолепная идея, — воскликнул отец Элизабет. — И если у нас все получится, что-нибудь обязательно произойдет. И тогда ты сможешь…
— Тогда я буду чувствовать себя спокойно, — сказал Питер. — Важно, насколько спокойно я буду себя чувствовать.
— Вполне, — согласился отец Элизабет. — Одна маленькая вещь может вызвать крупные последствия. Что ж, тебе остается поговорить с Элизабет, а потом мы просто подождем и посмотрим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жажда наслаждений - Дивайн Тия



Где взять такого мужика?
Жажда наслаждений - Дивайн ТияКатя
18.10.2012, 23.18





неплохо выписаны эротические сцены и есть элемент фетиша. достаточно интересно, рекомендую
Жажда наслаждений - Дивайн ТияПлеяда
25.04.2013, 21.02





Вау!!! Откровенно порнографические сцены в сочетании с детективным сюжетом и романтикой. Необычно;-)
Жажда наслаждений - Дивайн ТияМари
26.08.2014, 22.39





Вау!!! Откровенно порнографические сцены в сочетании с детективным сюжетом и романтикой. Необычно;-)
Жажда наслаждений - Дивайн ТияМари
26.08.2014, 22.39





Кто это писал, знал о чём пишет? ГГерой облил её всю спермой, а потом Э. обнималась с Питером, который не унюхал того что его дама пропахла вся с...rnПолучить от мужчины крышу, деньги, всепоглашающий секс и ещё думать как бы его полюбить.Даа, есть ли такие женщины?
Жажда наслаждений - Дивайн ТияВ.А.
28.08.2014, 18.53





много откровенных порнографических сцен. отличная детективная линия. мне все понравилось.
Жажда наслаждений - Дивайн Тиялёлища
26.12.2015, 8.45





Фу-фу-фу-фу-фу!!!!!! Нимфоманка-минетчица, маньяк, параноик, игрок-лох, халявщики - герои как на подбор. Открыла биографию автора и посмотрев на ее фото, поняла откуда взялась мудрость этого романа, о том, что мужской член нельзя игнорировать. Да - с таким фэйсом нужно ловить любую возможность подержаться.... Обилие откровенных сцен, практически порнографических, не спасает роман, собственно, как и детективная загадка. rnУжасно, когда западные авторы пишут о русских, это также правдоподобно, как рассказы бушмена о полярном сиянии или об айсбергах. Роман затянут, местами пафосный - три дня мучилась. Бред - читать не советую.
Жажда наслаждений - Дивайн ТияНюша
30.12.2015, 0.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100