Читать онлайн Нескромные желания, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нескромные желания - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нескромные желания - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нескромные желания - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Нескромные желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Алекс не собирался оставлять ее ни на минуту. А Франческа не намерена была идти с ним в комнату.
Воцарилось напряженное молчание. Франческа перебирала в памяти все ошибки, совершенные ею с момента встречи с Сарой.
Только чудом она сможет выбраться отсюда, в отчаянии думала Франческа. И что это за завещание, о котором они говорили? Новое осложнение, которое помешает ей уйти?
Сто фунтов в кармане и враждебное отношение его семьи значительно облегчили принятие ею решения. Конечно, Сара не спасовала бы так, как она, и, возможно, уже согревала бы постель Миэра...
О Боже... Жаркая волна прокатилась по телу. Нет, ей необходимо обдумать эту идею: Сара не отличалась застенчивостью и теперь, когда ее больше не связывали узы брака, должна была уступить – ради внимания, ради острых ощущений, ради денег... Как же Франческа сможет объяснить свой отказ?
И как далеко она ушла от Сары, если позволила Алексу заплатить ей за то, что танцевала перед ним обнаженная?
Каким-то непостижимым образом ей удавалось сохранять хладнокровие и спокойствие. Однако она чувствовала, что чем больше сопротивляется Миэру, чем меньше говорит, тем больше завораживает его. Разумно ли она поступает? Но все же это лучше, чем его ярость и угрозы.
Сейчас они на нейтральной территории. Но если ему удастся заманить ее в свою комнату, невозможно предсказать, что произойдет.
Примерно такие же мысли одолевали Алекса. Перед ним женщина, сотканная из одних противоречий. Ее ум так же остр, как и язык, именно поэтому он до сих пор не может соединить в одно целое то, что слышал и читал о ней, с тем, какой она сейчас предстала перед ним.
Слишком много несоответствий, в том числе ее красота и элегантность. Он не может отвести взгляд от ее лица, от этих черных, бездонных глаз, в которых может утонуть любой мужчина.
Но только не он. Он – никогда.
А ее кожа, ее теплая, бархатная кожа! Прошлой ночью он видел почти каждый ее сантиметр и жаждал погладить ее, так, чтобы она застонала от его прикосновений.
Она – воплощение куртизанки...
В то же время она не куртизанка.
Уильям... Алекса вдруг пронзило острое чувство горечи. Ему не следовало думать о ней подобным образом, но по-другому он просто не мог.
Она невероятно соблазнительна, и если он безжалостно использовал ее прошлой ночью, то у него не было никаких угрызений совести. В конечном итоге Саре придется расплачиваться за свои грехи, но прежде он собирался получить от нее все, что пожелает, любой ценой.
Даже заняв место Уильяма.
Нет, просто непостижимо, до чего спокойна и холодна эта женщина. Как великолепно владеет собой! Кажется, будто ничто не имеет для нее значения – ни жизнь, ни смерть, ни возлюбленный. Для этого нужен огромный опыт. При мысли об этом его гнев вспыхнул с новой силой.
Сара Тэва держит себя так, словно ее совершенно не интересуют его богатство и титулы.
Она могла бы повелевать королями... А предпочла Уильяма.
Почему?
В этом загадка Сары Тэва, и не единственная. Он должен их разгадать. Должен знать о ней все: он хочет ее, жаждет овладеть этим телом, чтобы она никогда не забыла о том, кому принадлежит...
Необузданность вспыхнувшего желания потрясла Алекса. Он думал о ней так, словно она вот-вот станет его любовницей. Его – нет. Нет! Да и что в ней такого соблазнительного? Окружающий ее ореол тускнел, притягательность исчезала, стоило ему вспомнить о ее развратной жизни.
И все же Уильям принял ее, простил и сделал своей женой.
И сейчас Алекс понимал его: Уильяма пленили те же противоречия в ней, что и его самого. Уильям, видимо, надеялся спасти ее. Но у него не было для этого ни средств, ни характера. И потом, невозможно спасти такую женщину, как Сара Тэва; в лучшем случае ее можно приструнить, пока есть силы удовлетворять ее в постели.
Если вообще это возможно.
Если...
Он сможет, черт побери, и сделает это. Он будет вонзаться в ее извивающееся тело бесконечно долго, пока она не станет молить о пощаде.
Он один может это. Он заставит ее ползать у своих ног, заставит умолять его. Сара Тэва, обнаженная, на спине, извивающаяся, жаждущая, умоляющая единственного мужчину, который способен довести ее до самозабвения.
В этом вся Сара Тэва – в стремлении ощутить всплеск наслаждения с любым способным на это мужчиной.
С ним.
Скоро.
Очень скоро.
– Вы все еще здесь? – нарушил Маркус размышления Алекса.
– С места не сдвинулись, – лениво протянул Алекс. – Так что наступил тот долгожданный момент, когда ты можешь поближе познакомиться со своей невесткой. Присаживайся. – Он появился очень кстати. Пока Маркус будет с ней говорить, сам он сможет дать волю воображению. Он и так уже весь горел, представляя ее обнаженной в постели.
Он был возбужден до предела, и если бы Маркус не появился, он овладел бы ею прямо здесь, у камина. Алекс просто поверить не мог, насколько безумно он хочет ее. Неуловимая сучка!
А Маркус сидел, словно рыба на крючке, пока она опутывала его своими сетями.
– Не стоит обижаться на Алекса, – говорил Маркус. – Он так долго парил в небесах... тяжело пережил смерть Уильяма.
– Неужели? – Франческа задумчиво взглянула в сторону Алекса. – Почему?
– Потому что он должен был сделать больше, о чем я не раз ему говорил.
Франческа лучезарно улыбнулась Маркусу, и Алексу тут же захотелось придушить их обоих.
– Вы совершенно правы, – тихо произнесла она. – Он должен был сделать гораздо больше.
– Его будут мучить угрызения совести. Но некоторым утешением ему может служить то, что он все же поехал за вами.
– Большое утешение для нас обоих, без сомнения. Но мне кажется, что... Алекс... никогда ничего не делает просто так.
– Вы очень проницательны, Сара, – могу я вас так называть?
– Конечно, – улыбнулась Франческа, коснувшись руки Маркуса. Алекс стиснул зубы, борясь с желанием вышвырнуть брата из комнаты.
– Очень проницательны, и это после столь краткого знакомства.
– Но у нас были продолжительные беседы, – заметила Франческа. – Ведь можно узнать человека достаточно хорошо и за короткое время, не правда ли, Маркус? Если, конечно, говорить о серьезных вещах, а не просто вести светскую болтовню.
– Вы совершенно правы. – Маркус уже поддался ее чарам, совершенно не понимая, что она для него недосягаема.
– И мы много говорили по пути сюда, – добавила Франческа. – Это было очень... полезно.
– Да, разумеется. Надеюсь, у нас будет время узнать друг друга, что тоже принесет пользу, – поспешно сказал он. – Несмотря на понятные, в какой-то степени, возражения матушки, вы – жена Уильяма, и вам рады в Миэршеме.
– О да, – вмешался Алекс, – ну-ка расскажи нам, Маркус, что там еще наговорила мама.
– Ее можно убедить взглянуть на ситуацию разумно.
– И она способна устроить скандал, – язвительно заметил Алекс. – Ты лучше присматривай за ней, Маркус. Жена Уильяма – это мое личное дело; ни ты, ни мама к этому отношения не имеете, а маме лучше держаться от меня подальше.
– Неблагодарное чудовище.
– Да. Как и ты, мой дорогой викарий. Ты, наверное, забыл, кто тебя кормит и что матушкины посулы ничего не стоят.
– Прекрасно, – сдержанно ответил Маркус. – Мы все обязаны тебе и своей жизнью, и своим кровом. Неудивительно, что Уильям уехал отсюда, как только достиг совершеннолетия. Но... – он повернулся к Франческе, – вы знали, что на его имя открыт счет? Он должен был получить деньги по достижении тридцати лет.
Сердце у Франчески упало.
– Нет, – медленно ответила она, чувствуя, что Маркус в отличие от Алекса ей поверит. – Нет, не знала.
– Ха, – фыркнул Алекс.
– И то, что после смерти Уильяма половина его денег переходит к его наследникам?..
О Боже... Она закрыла глаза.
– Я не знала.
– Лгунья. – Алекс вновь обрушился на нее, на Сару. Но Сара могла знать, подумала Франческа, охваченная дурным предчувствием. Она вполне могла знать об этом. Однако не предполагала, что заразится той болезнью и умрет.
Но она могла знать кого-нибудь, кто способен на убийство...
Нет... нет... это исключено.
Невероятно... Она послала за Миэром после смерти Уильяма, когда еще была здорова...
...нет...
...нет...
Она даже думать об этом не желает.
– Неужели тебе не интересно, о какой сумме идет речь? – вкрадчиво поинтересовался Алекс.
– Нет, – ответила она резко.
– Она замечательная актриса, – сказал Алекс брату. – Ты только посмотри на нее. Можно было бы поверить ей – если не знать ее истории.
– Люди меняются, – сказал Маркус назидательным тоном. Он верил ей, он действительно верил.
– Сумма большая, – уговаривал ее Алекс. ...достаточная, чтобы кто-то захотел смерти Уильяма.
Ей стало нехорошо. Она не нашлась, что ответить и почувствовала приступ тошноты.
Большая сумма.
Для нее сто фунтов – большая сумма.
Как же она сможет претендовать на то, что ей не принадлежит?
А если бы даже решилась на такой шаг, он передал бы ее в руки властей. Она видела по хищному выражению его глаз, что он только и ждет этого.
– Я не знала, – повторила Франческа.
– Ради Бога, прекрати изводить ее, – сказал Маркус. – Она не знала. Я верю ей. Уильям выглядел настоящим оборванцем. Откуда ей было знать?
– В постели узнала, – промурлыкал Алекс. – Сара, должно быть, очень хороша в постели, как ты полагаешь? Разве тебе не хочется услышать этот медовый голосок в постели, Маркус?
Маркус уставился на Алекса, как на умалишенного.
– Право же, Алекс, ты, как всегда, слишком далеко заходишь. Проклятый деспот. Он говорит так специально, чтобы шокировать нас, Сара. Вам надо к этому привыкнуть. Послушайте, старина Экерли прибудет сюда в три, чтобы зачитать завещание, и на этом все закончится. Тогда вы все узнаете, Сара. И не позволяйте Алексу устроить из этого фарс, как обычно. А теперь прошу простить, я удалюсь. Не стесняйтесь, приходите ко мне, если Алекс станет невыносимым. Или же приходите к нам вместе с Филиппой.
– Клянусь, ты только об этом и мечтаешь: попробовать втроем, – ехидно заметил Алекс.
– А ты хочешь, чтобы она осталась в твоей постели одна? – тут же парировал Маркус. – Право же, Алекс, ты извращенец, ведешь себя так, словно ты – единственный жеребец в мире. – Он склонился над рукой Франчески. – До встречи, моя дорогая.
Наступила гробовая тишина.
– До встречи, моя дорогая, – передразнил Алекс Маркуса. Она совершенно очаровала его брата, этого растяпу, и Алексу это совсем не нравилось.
Маркус больше не считает, что она воплощение греха и нуждается в очищении.
Нет, Маркус воспринимает ее так, как любой другой мужчина, – как сосуд для его плоти, в который он будет до умопомрачения вонзаться.
С ее опытом она может часами доить мужчину и все равно оставить его с носом.
Но Маркус этого не понял. Маркус видел лишь глаза сирены, слышал грудной голос, боковым зрением заметил натянутый шелк на ее пышной груди, забыл, что женат на этой ведьме, Филиппе, и позволил себе помечтать об искусительнице, не понимая, что она не для него.
Так она действовала на всех. Наблюдая за тем, как она провожала взглядом удаляющегося Маркуса, Алекс поклялся запереть ее в кладовке, вырвать у нее все ее секреты и овладеть этим грешным телом.
Сэр Эдмунд Экерли, баронет и стряпчий семьи Девени с тех пор, как Алекс себя помнил, прибыл ровно в три часа.
– Это чистая формальность, – сказал он, перебирая бумаги на столе в библиотеке. – Я хочу, чтобы присутствовала леди Джудит, поскольку все финансы Уильяма формировались по материнской линии. – Он поднял голову как раз в тот момент, когда Джудит, опираясь на руку Маркуса, вплыла в комнату, бледная и разгневанная. – Моя дорогая Джудит. Я понимаю, как это будет больно для вас. Но процедура не займет и десяти минут. Я полагаю, это жена Уильяма.
– Так «оно» себя называет, – рявкнула Джудит, усаживаясь как можно дальше от Франчески, так, чтобы даже не видеть ее. – Неужели это необходимо, Эдмунд? Я готова дать деньги, если только «оно» исчезнет.
– Мы должны соблюдать букву закона, моя дорогая. – И Экерли стал читать завещание Уильяма, по которому все его наследники имеют право на половину его имущества, остающегося на момент смерти, независимо от того, достиг он тридцати лет или нет. – Ключом, разумеется, является слово «остающееся», и этот пункт был внесен для того, чтобы обеспечить жену и ребенка, если таковой будет. Однако леди Джудит контролировала средства Уильяма при его жизни, и я с сожалением должен констатировать, что его супруге почти ничего не осталось.
– Что? – воскликнул Маркус, которого это вовсе не касалось. – Как это возможно, мама?..
– Я отдала их ему, – холодно заявила Джудит. – Он просил, а я давала. Когда он уехал в Германию. И потом. Мальчику нужно было на что-то жить, не так ли? Я не могла допустить, чтобы он умер с голоду. Или попал в руки ростовщика.
Сэр Эдмунд откашлялся.
– Именно. Оставшаяся сумма составляет менее ста фунтов.
– И, – добавила властно Джудит, – я увеличу сумму до первоначальной, если это создание подпишет бумаги, отказываясь от претензий к моей семье, и если пообещает покинуть Англию.
Сара не могла этого знать, подумала Франческа. Не могла. Они были бедны, словно церковные мыши. Что же сделал Уильям с деньгами?
У нее голова пошла кругом. Она не сомневалась, что Миэр сорвет любые планы Джудит, которая стремилась избавиться от нее.
– У меня здесь чек, – сказал сэр Эдмунд. – Если леди Уильям будет так добра и представит мне свидетельство о браке...
Документы находились среди вещей, которые Франческа еще не распаковала. Если Миэр разрешит ей подняться наверх, у нее будет целых пятнадцать минут, чтобы сложить вещи и бежать.
– У меня есть документы, – сказала она, с трудом сдерживая волнение.
– Если вас не затруднит, миледи...
– Нас не затруднит, – заявил Алекс. – Я не оставлю ее ни на минуту.
Разумеется. Франческа встала.
– Я вернусь через несколько минут, сэр Эдмунд. – Когда они поднимались наверх, у Франчески мелькнула мысль, не столкнуть ли Алекса с лестницы, чтобы он умер ужасной, мучительной смертью.
– Это унизительно, – сказала она. Алекс так не считал.
– Переживешь.
Сара хранила документы в зеленом дерматиновом портмоне. Когда они вернулись, сэр Эдмунд открыл портмоне, не сумев скрыть неприязнь при виде дешевого материала. Опытным взглядом пробежал бумаги.
– Все, похоже, в порядке, Джудит. Остальные распоряжения вы должны сделать сами.
– Это создание не станет слушать. И Алекс не станет.
– Моя дорогая... – сказал сэр Эдмунд, обращаясь к Франческе. – Я вовсе не намерен вмешиваться в дела моих клиентов, но, полагаю, в ваших интересах лучше позволить леди Джудит обеспечить вам безбедное существование где-нибудь в другом месте. Надеюсь, вы подумаете над моим советом. – Он вручил ей чек.
Франческа взяла его, чувствуя себя мошенницей, что, по сути, было правдой. Ей понравилось, что сэр Эдмунд относится к женщине, которую считает Сарой, как к леди.
– Я подумаю, – прошептала она.
А почему бы нет? Как сказала Филиппа, сумма будет кругленькой, и на эти деньги она сможет долгое время жить припеваючи. А вот сто семьдесят пять фунтов. Но сейчас у нее всего семьдесят пять фунтов. А их на длительный срок не хватит.
– Алчная распутница, – прошептал Алекс ей на ухо. – Такая же, как мой никчемный братец. Куда же девались все деньги, Сара? Сколько из них потрачено на твои наряды и на твою еду?
– Видимо, именно по этой причине вы так долго не откликались, когда я умоляла вас приехать? – парировала она, потрясенная до глубины души. Она знала, как жили Уильям и Сара в Берлине, и не сомневалась, что никаких средств у них не было. Теперь совершенно ясно, почему Джудит так торопится откупиться от нее. – Вы не поверили, что мы испытывали нужду? Сколько же могло быть денег, если Уильям так быстро их промотал? Я не имела и пфеннига, чтобы оплатить счет врача в Берлине. Я не видела ваших денег. Вообще.
Алекс скептически взглянул на нее.
– Ах, как горячо ты себя защищаешь, Сара. Но ты знаешь, этот номер со мной не пройдет. Я все равно докопаюсь до правды. И это еще одна причина не отпускать тебя отсюда, по крайней мере, в ближайшее время.
Она должна, во что бы то ни стало покинуть Миэршем-Клоуз, забыть о Джудит с ее злобой, Алексе Девени с его магнетизмом и тайнах, окружающих Сару Тэва.
Она больше не может притворяться. А если это Сара организовала убийство Уильяма, чтобы завладеть долей его наследства, и украла все деньги, которые Джудит давала ему?
Откуда ей знать? Ее нервы на пределе. Она ни минуты больше не вынесет пристального внимания и пронзительного взгляда Алекса Девени.
– Вы останетесь на ранний обед, – сказал Маркус сэру Эдмунду. – Об этом уже позаботились. А, вот и Уоттен, его пунктуальность как всегда безупречна. – Он взял сэра Эдмунда под руку. – Присоединяйтесь к нам.
Алекс насмешливым жестом пригласил Франческу пройти вперед, и она неохотно последовала за Маркусом и Джудит, гадая, что труднее: высидеть этот нескончаемый обед в присутствии исходящей злобой Джудит или же остаться наедине с Алексом и стать единственной мишенью его яростного гнева и подозрений.
Но этот момент все равно наступит, как бы она ни старалась его оттянуть. Однако сейчас ей необходимо выяснить, совершила ли Сара предательство, хотя это никак не было vсвязано с приездом Алекса в Берлин.
Франческа почти ничего не ела за столом, хотя обед подали роскошный. У Джудит тоже пропал аппетит, и она вяло передвигала еду с одной стороны тарелки на другую. Бросив злобный взгляд на Франческу, она отвернулась и заговорила с сэром Эдмундом.
Франческа попробовала всего понемногу – белый суп а 1а reine, пирог с куропаткой, утиное фрикасе. Шпинат в кляре, тушеный лук, фаршированные огурцы, рисовые пончики. Затем принесли вторую перемену – копченый язык, яблочный пудинг, бланманже и кофейный крем. На десерт подали свежие фрукты, бисквит, миндальные пирожные и смородиновый пирог. А после этого чай, вино и кофе.
Алекс ел от души. Джудит испепеляла его взглядом. Маркус и сэр Эдмунд поддерживали беседу, по-рыцарски не касаясь вопроса об уменьшившемся состоянии Сары и стараясь не замечать враждебности Джудит.
В конце концов, Джудит грохнула ложкой по столу и встала.
– Прошу меня извинить, джентльмены... – Маркус попытался жестом задержать ее:
– Мама...
– У меня разболелась голова, – холодно заявила она. – Пойду отдохну.
– Я провожу тебя.
– В этом нет необходимости.
– Я отведу тебя, – твердо сказал он и поднялся, в свою очередь, принеся извинения.
Алекс проследил за ними взглядом, полным цинизма, не двинувшись с места, не произнеся ни слова, потягивая вино и все это время остро ощущая присутствие Сары.
Она хорошо держится, подумал он со злобой. Очень хорошо. Ни словом, ни жестом, ни выражением лица не выказала разочарования после того, как Эдмунд прочел завещание.
Неудивительно. У нее столько вариантов, что какие-то пятьсот фунтов ее мало волнуют. В то же время он терялся в догадках. Чего она ждала, если послала за ним, чтобы он увез ее в Англию? Ведь единственной ее целью могло быть желание получить эти земли.
Нельзя верить ни единому слову этой хитрой бестии. Совершенно ясно: все вертится вокруг денег, и совершенно не важно, как она их получала и что должна была сделать для этого.
Зачем она связалась с Кольмом? Зачем тогда танцевала для него? Она, вероятно, сейчас в отчаянии: он чинит ей препятствия на каждом шагу, а она этого не ожидала. Никаких денег от Кольма. Никаких денег из наследства Уильяма. И вырваться от него она не может, чтобы поймать в свои сети других очарованных ею мужчин...
Сейчас она в его власти. Целиком и полностью. И он не отпустит ее, пока не сочтет нужным, пока не сломит ее, не овладеет ее телом, не разоблачит.
Франческа со страхом ждала момента, когда придется подняться наверх с Алексом. Джудит давно ушла; сэр Эдмунд галантно раскланялся и удалился, Маркус отправился к себе, и теперь остались лишь она, Алекс Девени, вино и напряженное молчание.
И броситься прочь она не могла, потому что повсюду были слуги, а взгляд его красноречиво говорил: «Только попробуй».
О чем он думает?
О чем она думает? Что Сара была хитрой вымогательницей, которая вышла замуж за Уильяма ради его наследства? Он, должно быть, сказал ей, что, если с ним что-нибудь случится, ей следует обратиться к его брату, что о ней позаботятся, что все будет хорошо...
Но все это никак не вязалось с ее репутацией, ее карьерой или ее связью с Кольмом. К тому же до самой смерти Уильяма она выступала на частных вечеринках.
Ради денег. Это был единственный вывод. Пока болезнь не сломила ее.
Где же, правда, о Саре, а где – ложь?
Ожидала ли она этого наследства и совершила ли ради него убийство?
Может, Уильям отказался обратиться к семье за материальной помощью, потому что все это время пользовался деньгами, которые поклялся не трогать, и поэтому не хотел, чтобы Сара об этом знала?
Но почему?
Может, Сара знала, что больна, еще до смерти Уильяма и поэтому пыталась устранить то, что стояло между ней и безопасностью, комфортом, в которых отказал ей Уильям?
Одни вопросы. В довершение ко всему Алекс Девени много знал о Саре, а она – нет.
Поэтому Алекс так смотрел на нее. Вот что он думал: Сара, обнаженная танцовщица. Сара и ее мужчины. Сара и его брат. Сара и Кольм.
Кольм.
Сердце ее учащенно забилось. Она закрыла глаза, представив его.
И все это ради Кольма.
Она должна узнать о Кольме все. Господи, если она этого не сделает, то вся ее затея окажется напрасной.
Она знала, совершенно точно знала, что ее единственным оружием в борьбе с Алексом и его семьей было ее молчание, и понимала, что Алекс воспринимает это молчание как нечто совершенно иное. Возможно, как чувство вины или как молчаливое признание всех ее грехов, потому что Алекс Девени, конечно же, считал ее обольстительницей, какой и была Сара.
С другой стороны, она никогда не думала о последствиях своей затеи. Она ведь не сможет бесконечно держать Алекса на расстоянии, особенно теперь, когда он намекнул ей о своих намерениях.
...в его постели...
Тем больше оснований не оставаться с ним наедине – но это невозможно. Так близки, как сиамские близнецы, сказал он, и если Алекс сумеет преодолеть свою неприязнь к ней, то есть к Саре, ей от него не спрятаться.
Франческа поняла, что настал решающий момент. Если ей хватит находчивости и хитрости, она наплюет на убытки и скроется. Чем быстрее она уедет от этих злобных людей, тем лучше. Ей вовсе не нужно, чтобы они вымещали свою ненависть к Саре на ней.
Она уже испытала, что это такое, и сыта по горло.
По правде говоря, не было необходимости узнавать о том, что связывало Сару с Кольмом; просто она хотела защитить его, так, как он защищал и оберегал ее от тети Иды, пока жил в ее доме.
Но она оказалась беспомощной под натиском неудержимого потока, имя которому Алекс Девени. Она не может бороться с ним, может только молчать. Какая ирония судьбы, думала она – то, что она больше всего презирала в те несчастные годы в доме тети Иды, теперь могло сослужить ей службу, дать силу и власть.
Итак, она будет хранить молчание. Не этого Алекс ожидал от Сары теперь, когда они остались одни, подумала Франческа.
Конечно, она снова оказалась загнанной в угол. Если она восстанет против предательства Уильяма, он ей не поверит. Если же будет молчать, он укрепится во мнении, что она знала о возможности Уильяма получать деньги, и что эти деньги он тратил на нее.
Невозможно! Уильям и Сара были бедны, словно церковные крысы, даже Алекс считал, что Сара была единственным источником средств их существования, благодаря своему таланту. И Алекс полностью прекратил помощь Уильяму.
Так, где же деньги?
Нет. Это была ловушка, в которую она попала с самого начала, пожелав узнать, при чем здесь Кольм.
Больше ее это не касается. Пусть Алекс разгадывает тайны. Пусть захлебнется всеми этими противоречиями и несоответствиями.
С нее достаточно. У нее есть сто фунтов, и их хватит на осуществление ее плана. Для этого нужно лишь выбраться из Миэршем-Клоуз живой.
Алекс встал со стула. Последние полчаса он изучал безмятежное лицо Сары и то, как она спокойно ела, маленькими кусочками, целиком сосредоточившись на еде и совершенно игнорируя его.
И когда его мать, Маркус и сэр Эдмунд ушли, она продолжала молчаливо изучать комнату, еду, и он совершенно не представлял, какие мысли сейчас обуревают ее. Более бескорыстную и бессердечную женщину ему еще не приходилось встречать.
Он ожидал бури, а не бесстрастного молчания в ответ на вероломство Джудит. Если бы он контролировал деньги Уильяма, они до сих пор лежали бы в банке, и никакая самая умелая, самая хищная искусительница не увидела бы и фартинга.
Но теперь все это в прошлом, и назад ничего не вернуть. Он совершенно не представлял, как действовать дальше, как разгадать эту загадку по имени Сара Тэва.
Но он нуждался в ее обольстительных талантах. Хотел полупить то, что отдал ей Кольм. И еще кое-что, чему не собирался давать определение.
– Время, Сара.
Она быстро взглянула на него.
– Время для чего, милорд?
– Время для отчета, для расплаты, для объяснений. Время сказать правду.
– Вашу правду. – Она встала, чтобы он не нависал над ней, словно скала.
– Мне не терпится услышать твою.
– Мне больше нечего сказать.
– Расскажи еще какую-нибудь историю. – Он схватил ее за запястье. – Сказочку на ночь.
– Я не устала, – сказала она, хотя чувствовала себя совершенно обессиленной.
– Я расскажу тебе сказку. – Он потянул ее, и она вынуждена была последовать за ним.
– Вы рассказали мне столько сказок, что на всю жизнь хватит.
– Как будто вы не вели жизнь, полную фантазий, миледи. – Они подошли к лестнице, и он бесцеремонно подтолкнул ее вперед. – Как будто ты не старалась стать воплощением фантазий мужчин. Давай, поднимайся...
Она стала торопливо подниматься, ощущая, как сжимается вокруг нее кольцо исходящей от него враждебности.
Он втащил ее в комнату и толкнул на постель. Она упала ничком, но тут же села, чтобы лишить его преимущества.
Едва взглянув на ее растрепавшиеся волосы, строгое траурное платье и бездонные глаза, он почувствовал, что может утонуть в них, раствориться в этом теле и, если не проявит сдержанности, потерять душу.
Он знал, что ничем не отличается от тех мужчин, с которыми она была близка. Он проклинал их – этот сонм мужчин, познавших ее тело, испытавших ее ласки, – а ведь он ничем не лучше, такой же раб похоти. И так же готов забыть о ее прошлом, лишь бы получить желаемое.
И это он, всегда презиравший слабость в мужчинах.
– Вечерняя сказка, – рявкнул он, сдерживая желание броситься на нее. Он стал метаться по комнате, чтобы дать выход обуревавшим его чувствам. – У меня есть сказка для тебя, Сара Тэва. С чего же начать? Давным-давно... хотя это было не так давно – в одной стране правил император, старый-престарый, и был у него внук, достаточно... молодой и достаточно дальновидный, который думал о том, каковы его шансы оказаться на троне после кончины отца. Свои планы, к ужасу его матери-англичанки, он изложил на бумаге и стал ждать.
После смерти деда на трон взошел отец, но вскоре заболел раком горла. Спасти его не удалось, и, когда он умер, трон занял сын. Жена кайзера поместила все его личные бумаги в черную шкатулку, которая должна была быть отправлена в Англию на хранение королеве.
И подумать только: черная шкатулка таинственно исчезает примерно в то же время, когда танцовщица ритуальных танцев, пользующаяся дурной славой, появляется в качестве жены младшего сына сановного пэра, живущего в этой стране.
Конечно, можно предположить, что связь между профессиональной танцовщицей и королем маловероятна. Но ведь она танцевала во всех странах. Среди ее друзей и поклонников были самые влиятельные люди мира. Ее с почетом принимали в замках и загородных домах.
Она была падка на деньги, зная, что ее притягательность, ее тело, ее загадочность могут очаровывать мужчину до определенного предела.
Что произойдет, когда аплодисменты стихнут? Куда она пойдет, когда не сможет больше обольщать публику и любовников своим телом? Как сможет она жить без щедрых подношений, драгоценностей, элегантных, дорогих особняков?
Что станет делать женщина, привыкшая зарабатывать на жизнь своим умом и телом?
Алекс резко повернулся и указал на Франческу, дрожавшую на постели.
– Что бы ты сделала, Сара?
Слишком близко к истине, подумала она, крепко прижавшись к спинке кровати.
Надо уйти со сцены, сказала Сара, пока еще помнят твое имя...
Нет, Сара никогда не будет забыта, если все получится так, как хочет Алекс.
Но она, Франческа, сейчас уже почти знала ответы на мучившие ее вопросы.
Молчание... молчание было единственным ответом на все вопросы Алекса. И она молчала. А он неистовствовал – ведь его «сказка» не поколебала ее спокойствия, и она не собиралась ни в чем признаваться, особенно ему.
Он намеренно затягивал молчание и следил за ее реакцией, пытаясь обнаружить хотя бы малейший признак того, что ей знакома ситуация, которую он обрисовал.
Но она оставалась невозмутимой.
До чего же она бездушна!
Женщина, торговавшая всем, что попадало ей в руки! У нее нет души. Нет совести. Ее ничем не проймешь. Молчание и секс – вот оружие, против которого почти ни один мужчина не может устоять.
Даже Алекс, уж на что стойкий, проявил слабость. Потерял контроль над собой.
Сучка. Он знает о ней так много и так мало, но он заставит ее заговорить. Добьется своего.
Он снова зашагал по комнате.
– Не нужно забывать, что это сказка, моя дорогая Сара. И вот что придумала наша «прославившаяся» танцовщица – стала передавать информацию в обмен на деньги.
Информацию она получала от любовников, воздыхателей, из их случайных разговоров, от придворных, которых она очаровывала во время своих выступлений.
Она тратила деньги так же стремительно, как и зарабатывала, живя на широкую ногу и потом, затихая, когда любовники, сообразив, что к чему, отворачивались от нее.
Но это были всего лишь подозрения – ничего нельзя было доказать. Ее Посредник забеспокоился, видя, что от нее уже мало пользы, по крайней мере, в Европе, а она была ему нужна еще для одного дела. Хотя бы одного.
О Боже! Алекс замер, бросив взгляд на Сару, на ее прекрасные лживые губы. Неудивительно, что Уильям женился на ней.
Да, все дело в ее красоте, Алекс готов был поспорить на все свое состояние, что дело именно в этом. Ему не терпелось увидеть ее лицо, когда он заговорит о Посреднике.
Но признается ли она? Эта сучка лучше умрет, чем заговорит.
– Одно последнее дело. Танцовщица должна была доставить в Англию важные бумаги в некой черной шкатулке, которую ее Посреднику предстояло взять в некоем месте. А чтобы сделать это и отвести подозрение от себя и своего задания, она получила приказ соблазнить моего брата Уильяма и выйти за него замуж.
Легко догадаться, что произошло дальше. У него были деньги, которые она украла. И она должна была получить еще больше в случае его смерти. К тому же был я, всегда готовый привезти тело и бедную вдову в Англию, ради семьи.
Какой хитрый план, Сара! Как успешно ты его выполнила! Если моя догадка верна, то, возможно, Уильям и не знал, что Джудит посылает ему деньги, и что это ты взывала к ее материнским чувствам, если таковые у нее существуют.
Ну, как, я попал в точку? Я все учел? Мы теперь знаем, кто такая Сара Тэва, почему она вышла замуж за моего брата и, возможно даже, почему его убили?
Единственное, что мне нужно, моя дорогая Сара, это узнать, где бумаги, которые дал тебе твой Посредник, и кому их следует передать.
И вот тут быль вмешивается в эту вечернюю сказку, полную тайн и интриг. Если ты не передашь мне эти бумаги, Сара, тебя арестуют, и будут судить как агента иностранной державы, и я пальцем не шевельну, чтобы спасти тебя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нескромные желания - Дивайн Тия



Концовка просто жесть - какая-то ферма по оплодотворению, супер-семя, безумная абатисса... Не читайте, пустая трата времени.
Нескромные желания - Дивайн ТияВаря
18.10.2012, 0.19





Не согласна. Книга достаточно интересна. А что касается такой фермы, то вы даже не можете представить, на что способны сумашедшие, особенно зацикленные на сексе. Такое вполне могло быть в реальности. А наше ЭКО, банки спермы, суррогатные матери - разве это не реальное сумашедствие ?
Нескромные желания - Дивайн ТияВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.25





я ожидала большего от книги. простинький сюжет, и мало пикантных сцен
Нескромные желания - Дивайн ТияАнна
25.04.2013, 20.57





Что за гадость король это семя фу фу фу
Нескромные желания - Дивайн ТияRia
28.06.2013, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100