Читать онлайн Нескромные желания, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нескромные желания - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нескромные желания - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нескромные желания - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Нескромные желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Тем не менее, на следующее утро, когда состоялись похороны Уильяма на фамильном кладбище, все приличия были соблюдены. Пусть Миэр и запер Франческу в спальне на ночь, оставив наедине с ее стыдом, но он передал через Уоттена, чтобы она была готова к тому моменту, когда зазвонит колокол, особо оговорив, что именно он будет сопровождать ее в церковь и ей ничего не нужно делать – только лишь одеться подобающим образом, не забыть вуаль и не говорить ни слова.
Ей хотелось швыряться вещами, прибить кого-нибудь, но только не Уоттена. Бедняга был просто посредником и разбудил ее неприлично рано, чтобы передать издевательские поручения Миэра.
– Я принес вам завтрак, госпожа Уильям, но вы должны оставаться в постели, когда я войду. Его светлость особо подчеркнул это, кстати, меня сопровождает его камердинер, надеюсь, вы понимаете, что это значит.
Этот человек! Франческу передернуло, когда она села на постели, потуже запахнув халат. Как будто она могла что-то предпринять прежде, чем позавтракает и соберется с мыслями.
Всю ночь она сгорала от стыда из-за того, что натворила. А теперь умирала от голода и, кроме того, не хотела бежать из Миэршема, пока Уильям не будет достойно похоронен.
– Можете войти, – крикнула она, не сдержав раздражения. Ситуация была невыносимая, не говоря уже о том, что все здесь считали ее шлюхой.
Конечно же, Франческа Рэй никогда не оказалась бы в спальне мужчины, почти обнаженная, соблазняя танцем грозного графа.
Уоттен появился в дверях, неся поднос с чайником, тостами, джемом, маслом и булочками.
– На стол, – сдержанно распорядилась она, так, словно он подавал ей завтрак каждое утро. – Передайте его светлости, что я буду готова ровно в девять тридцать.
– Очень хорошо, мадам, – ответил Уоттен, подхватывая игру.
Она соскочила с постели, как только щелкнул замок, и набросилась на еду. Боже, в этот момент она не могла думать ни о чем другом, кроме еды. Франческа раздвинула гардины на окне, выходившем на обширные поля Миэршема.
За окном царил серый день; обрывки тумана запутались в верхушках деревьев, словно маленькие грозные облачка. Трава блестела от влаги, воздух был сырым и тяжелым.
На душе у Франчески тоже было тяжело. И тревожно. Почему, она и сама не знала. Ей ведь удалось исполнить танец, и у Миэра не возникло сомнений в том, что она Сара. Он ей поверил.
Таким образом она выиграла еще один день, получила возможность разузнать секреты Сары.
Теперь у нее есть деньги, но она ни за что не убежит, пока не узнает то, что ее интересует. Пусть даже повторится вчерашний спектакль. Теперь будет легче, размышляла Франческа, и она отнесется к этому спокойнее, потому что уверена, что может заставить его поверить.
Но тут же у нее возникли сомнения. Франческа не умела вести себя так, как Сара, хотя очень старалась. И он не мог не заметить этого, потому что знал о Саре все. Франческа танцевала перед ним обнаженная и в то же время вела себя как настоящая леди. Все это бесило Миэра. Он не знал, что и думать.
Сейчас она представила себе все достаточно ясно. Ему легче было бы справиться с настоящей Сарой, полной фантазий и иллюзий, словно дитя, и в то же время порочной.
И он делал все, что в его силах, чтобы увидеть Сару такой, какой он ее себе представлял.
Но у него не получилось. Этим и объяснялась его бешеная ярость.
И не получится. Франческа позаботится об этом.
Еще один день, думала она, жуя булочку и глядя в окно. Она останется еще на день, чтобы проводить в последний путь Уильяма и заставить Миэра заплатить за его жестокость. Сара хотела бы этого. Сара была бы счастлива, видеть его мучения.
И он будет мучиться. Это самое меньшее, чем я смогу отомстить за то, что он сделал с ними.
Она выплыла из комнаты, словно королева, с ног до головы одетая в черное, как и по пути из Берлина в Лондон.
Но сейчас его не обмануть. Он хорошо знает, что кроется под всеми этими одеждами; представляет, как двигается это бесстыдное тело, подчиняясь собственному чувственному ритму! Как стройны ее ноги, как плавен изгиб бедер, как округлы ягодицы. Он представлял все это, когда предложил ей руку и, спустившись вниз, они вышли из парадной двери Миэршема; все это время он был невероятно возбужден; его тело пульсировало плотским желанием, пугавшим его и сводившим с ума.
Их ожидала коляска, запряженная пони. Миэр, усадив Франческу, сказал:
– Церковь довольно далеко, чтобы идти пешком. Однако же сам пошел рядом с коляской, пока мальчик по имени Андреас осторожно правил к деревне, на окраине которой стояла красивая церковь; ее шпили, уходя в небеса, тонули в тумане.
Франческе стало нехорошо во влажной духоте, когда Миэр помог ей выйти из коляски и бесцеремонно подтолкнул к церкви.
Внутри, к счастью, было прохладно и просторнее, чем она предполагала. Она шла по длинной дорожке вдоль готических деревянных скамеек к алтарю с мраморным аналоем и резным иконостасом.
Гроб с телом Уильяма уже стоял там, дорогой, украшенный цветами; в первом ряду Франческа увидела две головы – белокурую и седую, а наверху, за кафедрой, худощавое, приятное лицо прелата.
Миэр подтолкнул ее к скамье напротив своей матери и Филиппы.
– Не говори ни слова.
Франческа, вздернув подбородок и распрямив плечи, проигнорировала его слова и села рядом с ним, заметив при этом, что викарий с любопытством разглядывает их.
В этом не было ничего удивительного. Он впервые видел скандально известную Сару Тэва. Однако она нисколько не походила на женщину, чью душу нужно спасать. Мысль ей показалась забавной. Но потом она догадалась, что это, должно быть, средний брат Уильяма.
Благочестивее Уильяма, говорила Сара. Старшие братья – чудовище и священник. Неудивительно, что бедному Уильяму пришлось убраться из Миэршем-Клоуз, пока жив.
И кто мог сделать его жизнь более полной, чем профессиональная танцовщица, сосредоточившая на нем всю свою энергию и весь свой чувственный пыл?
Она пристально смотрела на Маркуса, когда тот по знаку Миэра произнес:
– Мы собрались здесь, чтобы оплакать смерть и вспомнить жизнь нашего милого, заблудшего брата Уильяма, который почил совсем молодым.
Франческа замерла. Вряд ли он станет читать проповедь о грехе и соблазне при ней. Впрочем, кто знает? Члены этой семьи непредсказуемы.
К счастью, он заговорил о другом:
– Бедный Уильям. Младших детей в семье часто постигает такая участь. Они не могут найти свое место в жизни. Так случилось и с Уильямом. Мы, его родные, знаем, что его юная чувствительная натура никогда не воспринимала советов и наставлений; он шел своим путем, куда бы этот путь ни вел. Теперь мы можем лишь надеяться, что его душа, наконец вернувшаяся домой, обретет тот покой, который он искал. Помолимся же за него.
В словах Маркуса не было осуждения. Он соблюдал приличия, хотя никого, кроме членов семьи, в церкви не было. И все же он наверняка боролся с искушением осудить женщину, ставшую причиной падения его брата в глазах общества и церкви.
Маркус, чинно закончив службу молитвой Господней, возглавил процессию на кладбище, расположенное на холме, и отслужил у могилы краткую панихиду.
Да упокоит Господь его душу!
Франческа моргнула, чтобы не заплакать. Но ни на лице матери Уильяма, ни в ее манере держаться она не увидела даже намека на печаль. Ее лицо было каменным, а взгляды, которые она бросала на Франческу, полны яда.
Эта женщина ненавидела Сару так же сильно, как и Миэр. Вторая, блондинка, очевидно, жена викария, тоже время от времени поглядывала на Франческу, но это было, всего лишь любопытство.
Внизу, у холма их ждала коляска.
Не удостоив Франческу даже взглядом, Джудит забралась в коляску. За ней последовала Филиппа. Места для Франчески не осталось, как и рассчитывала Джудит.
– Андреас, поехали, – приказала она, и мальчик дернул поводья.
Миэр ничего не сказал, только сжал локоть Франчески.
– Мы пройдемся пешком, – пробормотала Франческа. Она действительно хотела пройтись, дать выход накопившейся энергии, готовой вырваться после пережитого напряжения.
Ей нужно было пространство. Она чувствовала, что задыхается среди этих людей, окутанная их яростью и коварным любопытством. Их вежливость была показной, и Франческа не стремилась вернуться в дом, потому что была уверена, что там непременно разыграется какая-нибудь неприятная сцена.
Мать явно стремилась к этому и только ждала подходящего момента.
Она готова была убить Сару.
Боже милостивый, какую еще беду она на себя накликала, затеяв этот маскарад?
Франческа тяжело вздохнула, как раз в тот момент, когда Маркус протянул ей руку.
– Я – Маркус.
– Да, – сказала она, пожимая ему руку. – Я знаю.
– Мы пройдемся, – заявил Миэр, не давая Маркусу продолжить разговор. – Ты потом присоединишься к нам позже?
– Могу и сейчас, – ответил Маркус. – Возможно, мне следует...
– У Джудит будет сердечный приступ, если она увидит нас обоих рядом с вдовой. Дай нам двадцать минут.
– Как пожелаешь, – пробормотал Маркус.
– Пошли. – Его тон не допускал возражений. Миэр взял ее за локоть, но она внезапно устремилась вперед, желая освободиться от его жестких пальцев и привести в порядок мысли.
Ситуация оказалась настолько рискованной, что избежать осложнений было почти невозможно.
Опрометчивый поступок. Ложный танец. Обман.
У нее есть сто фунтов, он дал их ей накануне вечером, продемонстрировав свое истинное отношение к Саре Тэва, точнее к Франческе, игравшей ее роль.
Пора выбираться отсюда. О Саре и Кольме она узнает потом. Кольм при встрече все объяснит.
Она отправится домой, в Брейдвуд, к тете Иде, где жизнь не так сложна, как здесь, рядом с переполненным злобой графом. И она будет ждать Кольма, потому что он ведь наверняка приедет за ней.
Иного выхода из этой неимоверно запутанной ситуации Франческа не видела. Конечно, оставался еще один вариант – она может сказать ему правду, но вряд ли он ей теперь поверит. Скорее всего, слушать не станет.
Он уверен, что она – Сара, и доказывать ему обратное бесполезно.
Ну и пусть думает, что она – Сара. Пусть вспоминает ее непристойный танец и ее аристократический вид.
Пусть он до конца дней своих терзается этими воспоминаниями...
Уоттен встретил их у входа.
– Миледи и леди Филиппа ожидают вас в гостиной.
Миэр фыркнул и подтолкнул ее в сторону лифта. Франческа вырвалась из его властных рук, возмущенная таким обращением и нервничая из-за предстоящей встречи с матерью Уильяма.
– Если вы не будете относиться ко мне с уважением, то и они не станут, – прошипела Франческа.
– А никто и не должен тебя уважать, – парировал Миэр. – Вся семья знает, что ты собой представляешь, и кое-кто даже желал твоей смерти.
Это так потрясло Франческу, что она не сразу нашлась что ответить. Этот «кое-кто», конечно же, Миэр, решила она, единственный жестокий и бессердечный... но тогда... почему он приехал за ней? Почему? Почему?
Нет, не только он мог пожелать смерти Сары, возможно, это была его мать.
И поэтому встреча с ней становилась еще более опасной.
Как же все они презирают Сару, чья любовь и забота сделали Уильяма счастливым.
Но этим утверждением не сразишь его мать. Она драконша.
И все же сам факт этой любви остановил даже Миэра. И уж тем более его мать не смогла бы окружить его такой любовью.
Возможно, у нее все же больше влияния, чем она предполагала, решила Франческа, когда лифт остановился и Миэр открыл дверь.
– После вас, миледи.
– Как пожелаете, милорд.
Она вдруг стала удивительно спокойной. После того как Миэр выплеснул на нее ушат грязи, чего она могла ожидать от его семьи? И что они могли с ней сделать? Сама мысль о том, что один из них желает ей смерти, придала Франческе силы.
А главное, к утру, она уже покинет Миэршем.
Будь Сарой. Говори то, что сказала бы Сара. Но всегда оставайся леди. Именно этого они и не ожидают.
Уоттен остановился перед массивной двойной дверью и повернулся к ней.
– Если желаете, миледи, я возьму вашу шляпу.
– Конечно. – Франческа хотела, чтобы они увидели ее лицо, ее глаза, ее манеры. Откинув вуаль, она вынула шпильки и передала шляпу Уоттену.
– Прекрасно, миледи. – Уоттен, подумала она, понимает больше, чем семья, больше, чем Миэр, больше, чем даже могла рассчитывать Сара.
Он открыл дверь и объявил:
– Милорд и миледи...
Миэр вошел первым, и Франческа с гордо поднятой головой последовала за ним. И тут же поняла, что ей предстоит испытать.
Комната была огромной, с высоченным потолком, здесь чувствовался простор. По сути, это был зал для приема гостей со светло-голубыми стенами, расписным потолком, где были изображены херувимы на облаках, стульями и столами, отделанными позолотой.
Французские окна были открыты. Их обрамляли голубые атласные шторы в тон стенам. У дальней стены уютный уголок с массивным мраморным камином в центре, двумя диванами и стульями, казавшимися воздушными.
Здесь восседала Джудит Девени, вдовствующая герцогиня Миэр, черное, мрачное пятно на фоне роскошного персидского ковра, сочетавшего в себе все оттенки цветов, присутствующих в комнате. Она выжидала момент, когда сможет распять женщину сомнительного поведения, у которой хватило наглости выйти замуж за ее сына, этого слабака.
И решение принять Франческу именно здесь явно свидетельствовало о ее намерении запугать и унизить Сару.
Пустая затея, Сара не испугалась бы, подумала Франческа, разглядывая эту черную ворону, норовившую выклевать ей глаза. Сара сочла бы это помещение бесполезным, в то время как Джудит Девени держалась как королева в тронном зале.
Ну что ж, пусть будет так.
Тишина была оглушающей, Франческа кожей чувствовала исходившую от Джудит злость и не заметила блондинку, сидевшую ближе к камину; та не выглядела столь ожесточенной. Скорее безразличной.
Франческа не собиралась заговаривать первой. Вот когда ей пригодился опыт общения с тетей Идой. Та никогда не сдавалась, стояла на своем до конца.
И она ждала. Джудит тоже ждала. Миэр не проронил ни слова; лишь наблюдал за ними, закипая гневом из-за наглости и невозмутимости этой женщины, какой-то ничтожной куртизанки.
А она держалась, как королева. Сидела, выпрямившись, в непринужденной позе, прекрасное лицо было абсолютно безмятежным, а глаза – обескураживающе честными.
И это под безжалостным взглядом его матери! Джудит не собиралась уступать Саре Тэва, хотя пока не поняла, что та собой представляет. Но это не имело значения. Джудит ненавидела ее так, словно она была воплощением самого дьявола, Грязью из помойной ямы – все они относились к ней так. Будь она вульгарной и грубой, этот эпизод уже сейчас был бы предан забвению и похоронен, как Уильям.
Джудит сдалась первой, потому что не знала, что делать, разве что убить мерзавку, но это могло испортить ее прекрасный ковер.
– Алекс! – не зная, что сказать, обратилась она к Миэру ледяным тоном.
– Это жена Уильяма, – спокойно сказал Алекс. – Наша мать, леди Джудит Девени, Сара. И моя невестка Филиппа, жена Маркуса.
Франческа внезапно тоже растерялась. Что бы она ни сделала, Джудит все равно осудит ее, зачем же давать ей в руки лишнее оружие? Вместо ответа она склонила голову.
– «Оно» умеет говорить? – требовательно спросила Джудит.
– Она прекрасно говорит.
– На приличном английском?
Щеки Франчески заалели. Оказывается, Джудит вовсе не леди, несмотря на все свои титулы и богатство. Она злобная старуха и никогда больше не причинит зла ни Саре, ни Уильяму. Франческа позаботится об этом.
– Разумеется, миледи. Я говорю так же хорошо, как и вы. Но мои манеры гораздо лучше.
Джудит опешила. Голос был приятным и мягким, словно мед, – Уильям явно поработал над ней или нашел кого-то, кто научил ее говорить. Или что-то в этом роде. Джудит приняла бы любой вариант, лишь бы объяснить несоответствие между своими ожиданиями и стоявшей перед ней женщиной, которая выглядела и говорила так, словно была дамой их круга.
– Ах, какая вы королева, Сара Тэва. Но здесь вы никого не обманете, – рявкнула Джудит, поворачиваясь к Алексу: – Что ты собираешься с «этим» делать теперь, когда Уильям достойно похоронен?
– Это не твое дело, мама.
– Убери «это» отсюда.
– Пока не время, мама.
– О Боже, я умираю, – простонала Джудит. – За что Он посылает мне такое наказание: сначала этот непостижимый брак, потом это извращенное создание в моем доме?.. А теперь Алекс, всячески старающийся перечить мне, намеревающийся постоянно держать здесь это напоминание о грехах своего брата...
Она встала с дивана; на ее лице появилось угрожающее выражение.
– Если ты не избавишься от этого создания, Алекс, не знаю, что я сделаю. Господь не может желать присутствия этой грязи в моем доме. Как мог Уильям жениться на этом... никогда не пойму. А где Маркус? Пусть он объяснит, как может сын быть таким жестоким, как может Господь не прислушиваться... – Она снова села на диван и откинулась на подушки, желая показать, что ноги ее не держат.
Однако Алекс остался равнодушным к ее выходке. И вместо того, чтобы броситься к матери, зааплодировал.
– Браво, мама. Замечательный спектакль. Знаешь, у вас с Сарой много общего. Вы обе превосходные актрисы. Великолепно умеете манипулировать публикой и устраивать скандалы. Ты никого не обманешь, мама, тем более меня. С этого момента жена Уильяма не будет иметь к тебе никакого отношения, и, если ты не можешь вести себя прилично в моем доме, отправляйся в дом вдовствующей герцогини и живи там.
– Я не позволю этой подстилке выжить меня из моего дома, – решительно заявила Джудит.
В этот момент в перепалку вмешался Маркус. Он появился ровно через двадцать минут после Алекса и Франчески и слышал весь разговор. На нем все еще было облачение священника, что придавало ему величавость, на фоне которой истерика Джудит выглядела совсем непристойно.
– Это очень разумно с твоей стороны, мама. И прекрати говорить о жене Уильяма как о вещи. Это тебе не к лицу, что бы ты о ней ни думала.
Он повернулся к Алексу, с единственной целью рассмотреть Сару.
Она стояла неподвижно, словно статуя; лицо побледнело от сыпавшихся на нее оскорблений. Она была прекрасна, как сам грех, какой и должна была быть женщина, выбранная Уильямом в жены. И как элегантна, как прекрасно держится, даже в этом логове. Густые черные волосы расчесаны на пробор и аккуратно уложены на затылке. Траурное платье модного покроя, без излишней вычурности. Изящные руки. Безупречная осанка. Бездонные черные глаза, непроницаемые, как ночь.
Франческе стало немного не по себе от его пристального взгляда, она еще не оправилась от откровенной попытки Джудит запугать ее. В его взгляде тоже не было доброты. Он, как и остальные, был потрясен ее необычностью, более того, хотел бы разобраться в том, что она собой представляет, если бы только Франческа дала ему такую возможность.
– Нельзя ли мне вернуться в свою комнату, – сказала она и ощутила реакцию викария на тембр ее голоса. Ничего подобного он не ожидал. Совершенно не ожидал.
– Ты хотела сказать – в мою комнату, – заявил Алекс без обиняков, желая еще больше разозлить мать.
Джудит вздрогнула.
– Ну конечно. Чего еще ожидать? Можно придать ей лоск, одев в дорогие туалеты и научив правильно говорить, но, в конце концов, все сводится к тому, чью спальню займет это создание и чем будет заниматься ночью. Теперь мы это знаем. Уильям лежит в холодной могиле, а Алекс уже опустился до его уровня. Объясни мне, Маркус, как такое могло случиться.
Она с трудом поднялась с дивана, Франческа не могла сказать, играет она или ей действительно тяжело. Франческа уже готова была ее пожалеть, пока не увидела в ее глазах жгучую ненависть.
– Если бы я могла убить тебя безнаказанно, я бы сделала это, – прошипела Джудит. – Чтобы ты не погубила еще одного моего сына.
– Мама!.. – кинулся за ней Маркус. – Мама... – Они услышали ее голос, гремевший на весь коридор:
– Это проклятие моей жизни. Вели ему отослать «это». Пусть даст денег, заставит подписать бумаги, чтобы «оно» больше никогда не смогло предъявлять претензии Миэру. Обещай мне, Маркус, что поговоришь с ним. Поклянись, что к утру «оно» исчезнет.
– Я... я не могу, – донесся до них голос Маркуса.
– Бедный Маркус. – Филиппа вяло поднялась с дивана. – Он так хочет быть безупречным в качестве священника, но ничего у него не получается, особенно с собственной матерью.
Она приблизилась к Франческе.
– Я – Филиппа. Мне вообше-то все равно. Я почти не знала Уильяма. Но я хорошо знаю Джудит. Вам никогда не привлечь ее на свою сторону.
– А я и не хочу этого, – сдержанно ответила Франческа.
– Ну, тогда пусть он откупится от вас, – заявила Филиппа, бросив взгляд в сторону Миэра. – Вы всю жизнь смогли бы прожить на деньги, которые они готовы заплатить, лишь бы вы исчезли отсюда. Пусть бы и мне заплатили, я была бы рада. – И снова этот взгляд, который скользнул по Алексу, словно стрела мимо мишени. – А впрочем... Вы, возможно, знаете о рае больше, чем Маркус о преисподней. Или же мы обе рождены для того, чтобы превратить жизнь Маркуса в ад, а?
С этими словами она не спеша, покинула комнату.
– Ну и сучка, – пробормотал Алекс.
– Я или она? – спросила Франческа нарочито милым голоском. С Филиппой приходится считаться, но она глубоко несчастна с Маркусом. Это ясно как день. – Так которая из нас, в конце концов, продалась за более высокую цену? – добавила она для ясности. – И которая из нас действительно любит мужа? Попробуйте поразмышлять над этим, милорд, а я пойду... – Она хотела сказать «в мою комнату», но, конечно, у нее не было своей комнаты. У нее была комната Миэра. Постель Миэра. Желания и прихоти Миэра.
Хватит Миэра. Она сыта по горло всеми ими с их злобой и подспудным чувством вины перед Уильямом. Всего час в этой спальне – и она исчезнет. Им даже не придется для этого выкладывать свои денежки.
– Никуда ты не пойдешь, – сказал Миэр с наигранным спокойствием. Казалось, он прочел ее мысли. И теперь знает, что она задумала.
– А куда я могу пойти, милорд? – парировала она. – Есть ли в этом обширном имении место, где мне были бы рады?
Он ответил не думая. Или же думал об этом, но ждал момента, когда сможет дать волю желанию, терзавшему его с той самой минуты, как он вошел в комнату Уильяма в Берлине. Во всяком случае, он сказал это. Каждое слово было для нее, словно удар камня и предвещало ее судьбу.
– В моей постели.
О Боже... Ей хотелось бежать, но куда. Слуги повсюду. Наступил момент, которого она так боялась, но он был неотвратим. И Франческа это поняла.
Ну конечно, он желал Сару. А почему бы и нет? Было бы наивно думать иначе. Что могло его удержать? С семьей он совершенно не считался, только с собственными прихотями.
Он пытался ее шантажировать, обвинив в предательстве. Повторится ли это снова? И насколько решительными будут его действия? Возможно, он сообщит ей подробности, которых она знать не желает: секреты Сары лучше бы оставить погребенными рядом с Уильямом.
Она должна ускользнуть от него.
Выпрямившись, Франческа приготовилась к самому тяжелому сражению.
– Думаю, нет, милорд.
И снова обескуражила его.
– Она думает «нет», – передразнил он ее. – «Миледи Уйатхолла» раздает милости, словно индульгенции. Нет, вы абсолютно правы, миледи. Я тоже думаю «нет», а поскольку здесь властвую я, то вы никуда не пойдете.
– Прекрасно. – Она опустилась на изящный диванчик. – Я могу отдохнуть и здесь. Гостиная вполне подойдет для этого. – Она действительно страшно устала; пообщавшись с Миэром, а потом еще с его матерью, любая нормальная женщина была бы близка к обмороку.
Придется покинуть Миэршем не так быстро, как хотелось бы.
Сто фунтов. Мысль о них грела и успокаивала. Он решил прошлой ночью, что ее можно купить. Она гадала, что он предложит сейчас, чтобы уложить Сару в постель.
Как она собирается осуществить это, будучи девственницей?
Вздор – до этого дело не дойдет. Она не допустит.
Неужели? При том, что она позволила ему запугать себя настолько, что, полуобнаженная, непристойно танцевала перед ним?
Он шантажировал ее и снова прибегнет к шантажу, чтобы получить то, чего хочет. Это прямая угроза ее нравственным устоям. Он безжалостен, неумолим, ей просто не хватит хитрости переиграть его.
Как она этого сразу не поняла?
Под его пристальным взглядом ее бросило в жар.
Но она взяла себя в руки и посмотрела ему в глаза. Потом не выдержала и отвела взгляд.
– Милорд? – произнесла она едва слышно. Какое-то мгновение Алекс колебался, не зная, следует ли быть с ней откровенным.
– Насколько мне известно, ты – распущенная, аморальная и алчная женщина, которая могла получить все, что хотела, ложась с мужчиной в постель. Ты неразборчива. Говорят, нет такого мужчины, который не захотел бы тобой овладеть, и теперь, освободившись от молодого и любящего, но никчемного мужа, ты можешь дать волю своей ненасытной натуре. Судя по вчерашней ночи, ты уже сделала это. Возникает вопрос: почему ты не хочешь спать со мной?
– Почему? – холодно спросила Франческа, дрожа всем телом от его оскорблений и намеков. – Неужели непонятно, милорд? Вы же сами перечислили мне моих любовников. Подумайте: что значит граф в сравнении с королем. Возможно, это вы недостойны меня...
– Так, так, так, показались маленькие острые коготки. Но... – он закатал рукав и показал ей руку, – никакой крови, миледи. А ведь все дело в крови, да? Голубой крови. Кровавые деньги. Или вы знали, что у Уильяма было завещание? Да, интересно, что вам известно – очень интересно. Но одно я знаю точно, Сара Тэва: очень скоро ты будешь лежать подо мной. А деньги, моя язвительная леди, можешь поместить в Английский банк.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нескромные желания - Дивайн Тия



Концовка просто жесть - какая-то ферма по оплодотворению, супер-семя, безумная абатисса... Не читайте, пустая трата времени.
Нескромные желания - Дивайн ТияВаря
18.10.2012, 0.19





Не согласна. Книга достаточно интересна. А что касается такой фермы, то вы даже не можете представить, на что способны сумашедшие, особенно зацикленные на сексе. Такое вполне могло быть в реальности. А наше ЭКО, банки спермы, суррогатные матери - разве это не реальное сумашедствие ?
Нескромные желания - Дивайн ТияВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.25





я ожидала большего от книги. простинький сюжет, и мало пикантных сцен
Нескромные желания - Дивайн ТияАнна
25.04.2013, 20.57





Что за гадость король это семя фу фу фу
Нескромные желания - Дивайн ТияRia
28.06.2013, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100