Читать онлайн Нескромные желания, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нескромные желания - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нескромные желания - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нескромные желания - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Нескромные желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Франческа знала, что у ее двери дежурят два лакея, и еще двое под ее окнами.
Уоррен приносил ей еду, а сам Алекс бесследно исчез.
Джудит и Филиппа наверняка рады до смерти, мрачно думала Франческа. Сара Тэва больше не будет им докучать, а совсем скоро и Франческа Рэй исчезнет из их жизни.
Боже милостивый, зачем только она впуталась в эту историю?
Франческа провела ночь без сна, оцепенев от обвинений Алекса, от его недоверия, от того, как ее ложь обернулась против нее самой.
Одно совершенно ясно: Алекс намерен избавиться от нее любым способом. Даже бросить ее в тюрьму. Туда, где Кольм не сможет ее найти. Если действительно он задался целью не допустить ее встречи с Кольмом. С другим Кольмом.
Она должна выбраться из этого дома. Глубокой ночью Франческа стала обдумывать план побега. Она должна хорошо есть, чтобы сохранить силы. И следить за тем, как меняются лакеи, и сторожат ли они дверь, когда Уоттен приносит еду.
Еще надо выяснить, сочувствует ли Уоттен ее беде.
Алекс не отнял у нее деньги – пока. Она носила их с собой, прикрепляя к одежде. И, как оказалось, не напрасно, учитывая тот разгром, который учинил в комнате неизвестный злоумышленник. Она ведь могла спрятать деньги под матрас – и тогда распростилась бы с ними.
Франческа упаковала банкноты в небольшой чемоданчик, умылась, оделась.
Времени на размышления нет. Нужно действовать быстро.
Совершить побег лучше всего, разумеется, ночью. Но не в ее случае. Ночью темно, а Франческа не ориентируется на окружающей местности и может сбиться с дороги. К тому же в ночное время наверняка увеличивалось количество охранников.
Так что придется ей бежать на рассвете. Меньше риска.
Мысли об Алексе, Саре и том кошмаре, который ей пришлось пережить, исчезли. Их вытеснили мечты о свободе, о доме, где она сможет жить в безопасности. И на душе стало легче.
Она никогда не думала о Брейдвуде как о доме, но сейчас он привлекал ее своей надежностью и покоем. На тетю Клариссу и даже тетю Иду всегда можно положиться.
Кольм наверняка сейчас там или оставил ей записку. И рассказал тетушкам, как разминулся с ней в Берлине. Да, именно так он и скажет, чтобы их успокоить. И сообщит, что Франческа уже едет домой.
День был на исходе, и волнение Франчески все нарастало. Она прикинула в уме время смены охранников, посмотрела, где именно они стоят. Пододвинула чемодан к самой двери. И сейчас ей нужен был всего один шанс, чтобы освободиться.
Но что, если появится Алекс?
Нет, он больше не желает ее видеть, и дал ей это ясно понять. Она не станет ждать, когда он, наконец, решит от нее избавиться.
На рассвете Франческа была уже готова и только ждала удобного момента, чтобы выскользнуть за дверь. Все в доме еще спали.
Она тихонько постучала в дверь. Дверь приоткрылась, и показалось лицо лакея.
– Да, мэм?
Франческа улыбнулась ему самой очаровательной улыбкой, на какую только была способна.
– Я... мне... нужно – вы понимаете...
– Да, мэм. – Он открыл дверь.
Он один! Надо действовать немедленно!
Она ударила его по коленям и, когда он со стоном согнулся, нанесла удар в пах, схватила чемодан и побежала.
Вниз по ступеням, слыша, как разозлившийся охранник зовет на помощь. Господи, у нее и трех минут нет, но она все равно успеет, успеет.
Еще один слуга бежал ей навстречу по лестнице. Франческа толкнула его чемоданом в грудь, и он, потеряв равновесие, кубарем покатился вниз.
Топот, крики – дом проснулся.
Вниз в приемную, ей навстречу несся еще один слуга. Франческа схватила чемодан обеими руками, с размаху ударила его, и он тоже покатился вниз.
Дверь, дверь... О Господи, если дверь закрыта, все кончено... Она открылась легко, без скрипа – петли были хорошо смазаны... Скорее, туда, во влажный серый рассвет. Вслед ей неслись крики и шум.
Как спрятаться от погони?
Франческа обогнула дом, держась в тени, и укрылась под аркой.
Погоню возглавил Уоттен.
Они растянулись в цепь, чтобы охватить побольше территории, уходя все дальше в поле, пока не превратились в маленькие точки.
Лишь тогда она выбралась из-под арки, бросилась в тень стоявших неподалеку деревьев и крадучись перебиралась от куста к кусту к дороге.
Из комнаты наверху Алекс и Маркус наблюдали за ней.
– Ради Бога, Алекс, не дай ей уйти.
– У слуг есть инструкции. Они пропустят ее. Я знаю, куда она направляется, Маркус. И использую ее, чтобы убить сразу двух зайцев.
Филиппа не знала, радоваться ей или злиться. Сучка исчезла из комнаты Алекса, из дома, из их жизни.
Она пробралась в маленький коттедж пораньше, чтобы сообщить новость Аполлону.
Она не переставала поражаться тому, что он всегда там, всегда обнаженный и всегда ждет ее.
– Не говори ни слова, дорогая. Расскажи про бал.
– Все было очень, очень... мило.
– И ты была прекрасна, – прошептал он. – Я знаю.
– Откуда? – испугалась Филиппа. Что, если он видел ее с Маркусом? Что, если он понял... если решил... Что, если ее идиллия закончится?
– Намного прекраснее той шлюхи, моя амазонка. В своем синем платье ты была центром внимания. Но ведь тебе это нравится, да?
Он уже раздел ее и уложил на постель.
– Да. – Филиппа сразу раздвинула ноги. – И ты это знаешь. – Она наслаждалась, ощущая в себе его плоть. – Эта сучка исчезла.
– Ты о ком? – рассеянно спросил он.
– Ты знаешь, о ком. О ней. – Он оцепенел.
– Правда? Как это произошло?
– Он... – начала она, – мне сказали, что он, наконец, ее отослал.
– Так, так. Значит, и у великого Алекса Девени есть предел терпению. И действительно, эта шлюха может, кого угодно довести до белого каления. Ее можно выносить и держать рядом с собой лишь в том случае, если она незаменима в постели.
– Как я, мой Аполлон, – прошептала Филиппа, и тело ее затрепетало.
– День только начинается, моя распутница. Так почему бы тебе не попробовать снова?
– Что ж, Алекс. Насколько я понимаю, ты, наконец, одумался.
– Бал был прекрасный, мама, благодарю.
– И ты получил то, что хотел? – спросила Джудит. Алекс вопросительно взглянул на нее.
– Ты никогда ничего не делаешь просто так, ты что-то задумал.
– Хотел представить Сару нашим друзьям и соседям, чтобы выразить ей то уважение, которого она заслуживает, как жена Уильяма. Вот и все.
– И поэтому она убежала.
– Похоже, что так.
Уоттен подал завтрак позднее обычного; все слуги участвовали в погоне за Франческой, и Джудит, услышав новость, сочла возможным за завтраком присоединиться к Алексу.
– Ты несносен, Алекс, всегда поступаешь, как тебе заблагорассудится, ни с кем не считаешься.
– Хорошо, что ты это понимаешь, мама, потому что я отправлюсь за ней уже на этой неделе.
– Клянусь Богом, у меня участился пульс. С какой стати?
– Это мое дело.
– Я не собираюсь больше обсуждать эту тему, – возмущенно заявила Джудит.
Собственно, и у Алекса не было ни малейшего желания говорить о случившемся. Он еще не пришел в себя после всех откровений и предательства.
– Ты все равно поступишь по-своему, – сказала напоследок Джудит. И Алексу стало даже как-то спокойнее, что все вернулось на круги своя.
Поднявшись к себе, Алекс почувствовал аромат Франчески. Никогда больше он не поддастся ему. Его так ловко провели, заманив в чувственные сети, ни один нормальный мужчина не смог бы устоять перед ней.
Ну что ж, теперь все предельно ясно, и он готов встретиться с Сарой Тэва – Франческой Рэй – еще один раз.
Но он даст ей время добраться до Стоунборна. Чтобы она успела встретиться со связным.
Шахматные фигуры. Он рассчитывал на них. Кольм – не единственный, кто умеет играть в эту игру.
Деньги значительно облегчили ее положение. Фунт здесь, шиллинг там – никто не смотрел косо на женщину с чемоданом, у которой имелись наличные.
Франческа все время была начеку. Даже садясь в карету у пивной «Меретон», все еще была уверена, что Алекс настигнет ее. Но этого не случилось. Проведя весь день в пути, Франческа благополучно добралась до Рилстона, где пересела в почтовую карету до Вернон-Вейл.
Путь был долгий, утомительный, с ужином и ночевкой в гостинице, но деньги избавили ее от некоторых неудобств.
Прошел еще целый день, прежде чем она доехала до Стоунборна. И тут вдруг ее охватила тревога. Как ее встретят дома? Ведь она отсутствовала чуть ли не год.
Столько всего случилось за это время. Она очень переменилась. И, кажется, она совершила глупость, сказав Алексу, где живут ее родные.
Господи, кажется, сказала.
Но теперь уже поздно сожалеть. Она едет домой.
Алекс был терпелив, он умел ждать. Но не прошло и двух дней после побега Франчески, как ему уже захотелось отправиться за ней следом.
Ему так и не удалось изгнать из своих мыслей ее образ. Даже сейчас, лежа в постели, он мог думать только о Саре Тэва. О противоречивости ее натуры, которая теперь легко объяснялась.
Но совершенно невероятно, чтобы история, которую рассказала Франческа, оказалась правдой. Он просто не может поверить в эту сказку, иначе снова окажется в дураках.
Нет, все совершенно ясно: она – марионетка Кольма, его возлюбленная, его агент, и ее главной и единственной задачей было соблазнить Алекса и шпионить за ним.
Он был готов отправиться в Стоунборн в любой день. Но надо дать ей время оценить там обстановку и составить план действий. Он был уверен, что Сара, то есть Франческа, отлично с этим справится. Будь она наивной, ей не удалось бы свалить его, как старый гнилой дуб.
В ночной тишине на Алекса снова нахлынули воспоминания о ней, о ее поцелуях и ласках, сводивших его с ума.
Он испытал облегчение, когда на следующий день появился Аластэр.
– Ты действительно отпустил ее, Алекс? Как жестоко с твоей стороны!
– Все когда-нибудь кончается.
– Но, право же, дорогой мой, она была невероятна. Я приехал сказать тебе, какой замечательный был бал. И прелестная шлюха. Я надеялся заполучить ее для закрытого вечера, который собирался устроить.
Алекс вскинул бровь.
– Правда? Сожалею, но должен тебя разочаровать: она оставила свое ремесло.
– Да будет тебе, Алекс! Оставила? Эта распутница? Не верю. Нет, правда, куда она отправилась? Я сам договорюсь с ней. На тех же условиях, что и Селфридж. И, конечно же, приглашу тебя.
– Я бы рад помочь, но не знаю, где она.
– Ах, Алекс, Алекс. Бережешь ее для себя. Так-так. Ну ладно, все образуется само собой. Прощай, дорогой, – И, махнув фалдами сюртука, Аластэр ретировался.
Они желали ее. Даже Аластэр. Господи, она стала своего рода развлечением для мужских компаний. Новый трюк с участием прелестной распутницы, готовой снять с себя одежду.
Проклятие, проклятие, проклятие...
Вот и еще один день прошел. Завтра он отправится в путь.
Вдруг он заметил, что в его комнате горит свет. Наверное, Уоттен укладывает вещи.
– Закрой дверь, Алекс.
Филиппа, обнаженная, лежала на его постели; в неярком свете свечей он увидел ее налитое желанием тело, пышную, красивую грудь. Белокурые волосы струились сверкающим водопадом по ее плечам.
Она подвинулась, приглашающе похлопав по подушке рядом с собой.
– Филиппа, прекрати! Ты не должна была этого делать.
– Почему? Ведь эта тварь исчезла. А я хочу тебя. Маркус меня совершенно не удовлетворяет. Не бойся, никто ничего не узнает. – Она пошевелила бедрами, выставляя все свои прелести напоказ. – Ты знаешь, я давно этого хотела.
– Но я не хотел.
– Ты все еще одурманен этой сучкой. Но это пройдет, а пока я тебя утешу. – Она встала на колени. – Иди ко мне, Алекс. Я хочу тебя!
Алекс не был каменным. Его плоть напряглась. Воображение разыгралось. Он представил себе Сару, ее тело в цепях.
– Филиппа, не заставляй меня повторять дважды. Я не хочу тебя. Ты – жена Маркуса.
Ее охватило отчаяние. Алекс не хочет ее. А ведь Аполлон клялся, что ни один мужчина не устоит перед ней, что ее тело может любого свести с ума.
Филиппа спустила ноги с постели.
– Я обуза для Маркуса. Алекс, подумай. Ну, кому от этого плохо? С ней ты был, а со мной не хочешь? Поверь, я гораздо лучше в постели и всегда буду рядом с тобой.
Алекс, конечно, не был ни святым, ни монахом, но не мог себе позволить спать с женой родного брата. А Сара Тэва не в счет.
– Оденься, Филиппа. И иди домой.
– Ты не представляешь, от чего отказываешься.
– Почему же, представляю, – ответил он, чтобы не обидеть ее.
– Ну, тогда попробуй. Попробуй меня.
– Филиппа...
Ее губы задрожали от боли и обиды.
– Я тебе этого не забуду, – заявила она, решительно направившись к гардеробной за платьем и туфлями. – Я не прощу. – Слезы бежали по ее щекам.
– А ты сможешь после этого смотреть мне в глаза, когда мы будем сидеть за обеденным столом?
– Не надо шутить. Я предложила себя.
– Тебе пора домой.
Униженная его отказом, она пронеслась мимо своего дома, не заботясь о том, что ее могут увидеть.
Ей нужен был сейчас Аполлон, тот, кто предпочел ее всем остальным женщинам.
В полной темноте она бежала через деревню по длинной, извилистой дороге, которая вела к коттеджу.
Но в доме было темно.
– Аполлон, Аполлон... – Она подергала ручку. – Открой! – Она еще раз подергала ручку. Дверь была заперта. – О Боже... Аполлон... – Ее голос дрогнул, когда она обошла коттедж и попробовала открыть переднюю дверь. Закрыта.
Она заглянула в окно гостиной, освещенной светом камина.
Кровати возле камина не было, на ее месте снова стояли стулья и диван.
Филиппа стала Громко стучать, и дверь медленно отворилась.
На пороге появилась старушка, согбенная и морщинистая, как ведьма из сказки.
– Мужчина, что жил здесь... – в отчаянии произнесла Филиппа.
– Уехал, моя дорогая. Уехал вчера. А я слежу за домом, пока его снова не сдадут. Он – он уехал. И даже адреса не оставил.
Тетя Ида встретила Франческу так, словно та ненадолго отлучалась по делу в деревню:
– А, это ты. Входи, Фрэнсис.
– Франческа, – произнесла она, готовая к новым стычкам с тетей Идой, и поставила чемодан у вешалки.
Тетя Ида направилась в гостиную. В Брейдвуде мало что изменилось. Плотные бархатные шторы по-прежнему закрывали окна, не пропуская в комнату воздух и свет. Мебель была под стать тетке – такая же чопорная и надменная. В общем, комната не сулила радушного приема.
– Присядь, – сказала тетя Ида.
Франческа села, искоса взглянув на тетку; та тоже ничуть не изменилась, только морщинки стали поглубже, особенно возле поджатых сейчас губ.
– Итак, Фрэнсис...
– Франческа.
Тетя Ида проигнорировала поправку.
– Это просто визит или ты одумалась и, отказавшись от легкомысленной идеи стать художницей, вернулась домой насовсем?
– И то и другое... Ни то ни другое... Не знаю. – Она снова почувствовала себя десятилетней девочкой, но тут же взяла себя в руки. Не затем она приехала в Брейдвуд, чтобы все повторилось.
– Понятно, – сказала тетя Ида. – И все же, какие у тебя планы? Как долго ты здесь пробудешь?
– Пока не знаю.
– Моя дорогая Фрэнсис, здесь тебе не пансион, хотя, полагаю, ты уже привыкла к такой жизни. Либо ты здесь, Фрэнсис, либо тебя нет. Середины быть не может.
– Франческа, – машинально поправила она тетку. – Ну, тогда я здесь – пока.
Последовало долгое молчание, видимо, тетя Ида обдумывала услышанное. Что было, мягко говоря, удивительно.
– Ну что же, – наконец сказала она, – придется тебя принять, раз денег у тебя нет, в чем я почти не сомневаюсь.
Франческа уже открыла рот, чтобы возразить, но передумала. Тете вовсе не обязательно знать о надежно спрятанных нескольких сотнях фунтов, которые ей удалось заработать.
Впрочем, можно и чуть-чуть соврать...
– Вообще-то я получила немного денег. Генерал, чей портрет я писала... – тетя Ида фыркнула, – очень щедро мне заплатил, и я сумела скопить немного денег. Так что я не буду для вас обузой, тетя Ида. Думаю, вам интересно это узнать.
На самом деле Франческа была уверена, что тетя Ида предпочла бы увидеть ее нищей, а не самостоятельной и независимой.
– Что же, слава Богу, и за малые милости. Очень хорошо. Будешь жить в своей прежней комнате. Едим в то же время. Надеюсь, ты не откажешься помогать по дому.
– Конечно.
– И реши, наконец, что ты предпочитаешь – жить богемной жизнью или выйти замуж?
– Мне претит и то и другое, тетя Ида.
– Я смотрю, Фрэнсис, ты так же остра на язык, как и прежде. Год, прожитый вдали от дома, не расширил твой кругозор.
– Но и не сузил его. Спасибо, тетя Ида. Приятно оказаться дома. Кстати, где тетя Кларисса?
На мгновение Ида растерялась.
– А, Кларисса. Она сейчас придет, Фрэнсис. Должно быть, она в саду. Или еще где-то. Почему бы тебе пока не пойти к себе? Там осталось кое-что из твоей одежды. Надеюсь, ты снимешь это тоскливое черное платье.
– Да, тетя Ида.
Она взяла чемодан из холла.
– Когда ты уезжала, у тебя было намного больше вещей, Фрэнсис. Где они?
– Франческа. Когда придет время, скажу, тетя Ида. – Она уже поднималась по лестнице, ощущая знакомые запахи духов и шариков от моли.
Она снова почувствовала себя десятилетней девочкой. Франческа открыла дверь своей комнаты, выходившей окнами на север. Здесь тоже ничего не изменилось – все та же узкая кровать, крашеный туалетный столик, обгоревшие свечи. У окна – ее мольберт, на книжной полке – засохшие, потрескавшиеся краски... ее первые миниатюры с изображением дома, ее теток... портрет Кольма.
Господи, Кольм... ну почему же ты не появился?
В гардеробной на вешалках висели ее полотняные платья. Она увидела свои туфли, нижнее белье. Яркие ленты и кружева высыпались из коробки. Ее стол у окна казался невероятно маленьким.
Или она выросла с тех пор, как уехала?
Ей нужно как следует спрятать деньги, чтобы тетя Ида, когда будет здесь рыться, их не нашла.
Услышав торопливые шаги в коридоре, Франческа засунула чемодан подальше.
– Франческа, Фрэнни, милая... – послышался воркующий голосок тети Клариссы, и через мгновение она вбежала в комнату, заключив Франческу в объятия.
– Ну, вот и ты, – воскликнула она. – О, мы так волновались за тебя, но, слава Богу, ты здесь, и теперь все хорошо. – Кларисса выпустила Франческу из объятий и вгляделась в ее лицо. – Ты похудела, дорогая, но, по-моему, тебе это идет. И выглядишь ты совсем взрослой.
Франческа всегда чувствовала себя счастливой в обществе тети Клариссы.
– Я просто стала на год старше. Так хорошо вернуться домой!
– И надолго? – спросила Кларисса.
– Поживу здесь какое-то время.
– Вот и хорошо. Ида сказала, что ты снимешь это траурное платье и спустишься вниз к чаю.
– Ты хочешь сказать – на допрос.
– И это тоже, – засмеялась Кларисса. – Ну, давай, Франческа, поторопись.
И она оставила племянницу одну.
Так – теперь деньги... нет, сначала переоденусь. Это проще и быстрее. Но старые платья ей уже не годились. Стали короткими, может быть, она выросла? Она выбрала платье из голубой саржи с широкой подпушкой, которую потом можно будет отпустить.
Ей опять десять лет.
Так, где же спрятать деньги?
В Брейдвуде к дому была пристроена небольшая веранда, и именно там они обычно пили чай летом, вопреки упорным возражениям тети Иды. Тетя Ида не любила свежий воздух, в отличие от тети Клариссы.
Тете Клариссе хотелось узнать все сразу.
– Ну, расскажи, как там было в Берлине? Ты попутешествовала. Мы получили твою открытку. И знаем, что Кольм поселил тебя в пансионе. Там было прилично? А как еда? Как генерал? Остался, доволен твоей работой?
– Настолько доволен, что даже заплатил Фрэнсис, – сказала тетя Ида недовольным тоном.
– Заплатил! Это замечательно, Франческа, – воскликнула тетя Кларисса, нарочно назвав ее именем. – Заплатил? Боже! И каков он собой?
– Ну, его представление о собственной персоне явно расходилось с моим, – сказала Франческа, – но мы с этим разобрались. Деньги помогают убеждать. Пансион чистенький, в оплату входил и стол. Все обитатели держались особняком.
– А Кольм...
– Я его ни разу не видела. Он так и не появился. Надеялась застать его здесь.
Тетя Кларисса покачала головой.
– Это в высшей степени странно. Ну да ладно. Он – мужчина и, скорее всего, приедет сюда, когда пожелает. Выпей чаю, дорогая.
Чаепитие оказалось довольно приятным, и Франческа обнаружила, что питает симпатию, по крайней мере, к тете Клариссе. А тетя Ида сидела с сердитым видом, свежий воздух явно портил ей настроение.
Франческа рассказывала о Берлине, о том, как легко понимала язык, учтиво поклонившись при этом теткам за их дальновидность, за то, что обучили ее языкам.
Она вспомнила несколько забавных историй о генерале и упомянула, о царящей в Берлине неразберихе после смерти императора.
– Полагаю, Кольм все еще занимается этим делом. Они продолжают обвинять врачей! – воскликнула тетя Кларисса с негодованием. – Ну, ничего, Кольм – самый лучший из них, у него все в порядке, и он наверняка скоро приедет домой.
Вот именно, подумала Франческа, ликуя. Кольм не имеет никакого отношения к агентам и пропавшим бумагам. Он просто занят, устанавливая причину смерти Фридриха.
Франческа чувствовала себя отмщенной. Она ликовала. Наконец-то она дома.
Тетя Ида, извинившись, ушла, а Франческа еще долго болтала с тетей Клариссой, радуясь, что за время ее отсутствия ничего не изменилось.
– Интересно, о чем мы будем говорить за обедом? – спросила Кларисса. – Мне кажется, мы исчерпали все темы. Ступай наверх, отдохни.
О, она отдыхала с того самого момента, как переступила порог этого дома, в котором в свое время ей было так неуютно. Сейчас она чувствовала себя здесь, словно в раю.
Опасения Франчески оказались не напрасными. Вернувшись в свою комнату, она обнаружила там тетю Иду, рывшуюся в ее вещах.
– Одно платье? Одна ночная рубашка? Один чемодан? А где все твои краски и кисти? Знаешь, сколько денег мы на них потратили? И что это за ужасные кольца? Право же, Фрэнсис, свобода вскружила тебе голову. Ты совершенно не ценишь то, что для тебя делали.
– Перед отъездом я оставила все в пансионе. Его владелица хранит мои вещи у себя.
– Да? Ты что, вернешься туда? Проклятие, сама себя загнала в угол.
– Возможно.
Тетя Ида вздохнула.
– Ты нисколько не изменилась, Фрэнсис.
– Франческа. Да и вы тоже, тетя Ида. Не могли бы вы покинуть мою комнату?
Вот от таких изматывающих стычек и убежала Франческа в Берлин. Она отодвинула лежавшие на кровати колечки и легла, заложив руки за голову.
Хорошо, что она спрятала деньги, прежде чем спуститься вниз.
Она нашла для них идеальное место: прямо над дверью, в небольшом углублении между стеной и дверной рамой. Тете Иде туда будет трудно добраться, да это ей и в голову не придет.
Но все остальное тетушка тщательно проверила.
Франческа подскочила на постели. Колечки!
Единственное, что осталось от Сары Тэва. Напоминающие о том, что натворила Франческа. Незачем вызывать у тети Иды подозрения.
Пора похоронить мертвых.
Она взяла ножницы и принялась резать пояс. Подкладка оказалась мягкой и податливой. Она засунула палец в одно из атласных колечек, но там вообще не оказалось подкладки.
Странно.
Потянув, Франческа обнаружила, что это свернутая в кольцо тончайшая бумага.
Франческа осторожно развернула ее и, подняв к свету, увидела ряды цифр и букв, четко написанных убористым почерком.
Дрожащими руками Франческа распорола еще одно колечко и вытащила еще один рулон бумаги. Потом еще один. И еще.
Не в каждом колечке была бумага, но таких рулонов набралось достаточно. Франческа разложила их на кровати. Сомнений нет: перед ней те самые многострадальные бумаги из черной шкатулки, о которых Сара якобы ничего не знала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нескромные желания - Дивайн Тия



Концовка просто жесть - какая-то ферма по оплодотворению, супер-семя, безумная абатисса... Не читайте, пустая трата времени.
Нескромные желания - Дивайн ТияВаря
18.10.2012, 0.19





Не согласна. Книга достаточно интересна. А что касается такой фермы, то вы даже не можете представить, на что способны сумашедшие, особенно зацикленные на сексе. Такое вполне могло быть в реальности. А наше ЭКО, банки спермы, суррогатные матери - разве это не реальное сумашедствие ?
Нескромные желания - Дивайн ТияВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.25





я ожидала большего от книги. простинький сюжет, и мало пикантных сцен
Нескромные желания - Дивайн ТияАнна
25.04.2013, 20.57





Что за гадость король это семя фу фу фу
Нескромные желания - Дивайн ТияRia
28.06.2013, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100