Читать онлайн Игра наслаждения, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра наслаждения - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.21 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра наслаждения - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра наслаждения - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Игра наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 6

На этом неприятности не кончились. Почти сразу после ухода Ансиллы появился отец, вернувшийся из клуба. Узнавший последние новости, он гневался на дочь, беззастенчиво поправшую все правила приличия.
— Все только и говорят о книгах пари, — бушевал он, — и, что хуже всего, в любом клубе, если не считать одного, твое имя склоняют на все лады! Ставки просто астрономические, но до чего невыносимо слышать, как о моей дочери рассуждают, словно о племенной кобыле! Ни один отец не заслужил такого!! И теперь уже слишком поздно гасить пожар, дитя мое! Ну почему ты не можешь вести себя так же сдержанно, как Ансилла? Вот девушка, от которой слова лишнего не дождешься! И о которой никто слова худого не обронил! Все ее любят, все уважают!
— Если не считать мужчин, — пробормотала Реджина и тут же возненавидела себя за столь колкое замечание, да еще о любимой подруге. — Что ж, ты победил. Я постараюсь во всем подражать нашей святой Ансилле!
— Можешь издеваться сколько угодно, но женщина строгая и со вкусом всегда ценится выше. А ты доказала, что не обладаешь ни тем ни… Как оказалось, тебе нельзя доверять.
Реджина насторожилась:
— Прошу прощения?
— Твоя беспечность, неосмотрительность, нежелание прислушиваться к моим просьбам… до сих пор я считал все это своеволием, присущим даже самым воспитанным девушкам. И что же? Выходит, что ты стала предметом пересудов всего города. Помоги мне Боже, неужели все, к чему ты так стремилась, сбывается? И все же вчера вечером ты решительно отрицала свое увлечение Ролтоном. Так что же прикажешь делать отцу? Мне следовало бы запереть тебя в подвале Шербурна, пока все это не уляжется!
Ну, есть ли на свете что-то унизительнее?! Гнев отца, предположение, что она тайно встречается с Ролтоном, в противном случае никто бы не догадался заключать на нее пари… Что бы он сказал, если бы обнаружилась ее связь с Джереми?!
Умер бы, просто умер от разрыва сердца! У него уже сейчас угрожающе багровеет лицо! Очевидно, подыскивает ей достойное наказание, частью которого непременно станет изгнание из Лондона. Как теперь убедить его, что она никогда не увлекалась Ролтоном? Поздно! Весь Лондон уже судачит об этом.
Подумать только: она сама, своими руками устроила весь этот позор! Господи, как она устала…
— Только не отсылай меня в Хартфордшир, — пробормотала она.
— Именно это я и намереваюсь сделать, девочка моя. Надеюсь, ты понимаешь, что натворила? Твое имя связывают с Ролтоном! Заключаются пари на твою репутацию и то, что именно он тебе предложит! Кто в здравом уме и твердой памяти предложит тебе руку после такого скандала? Это твой третий сезон без единого приличного предложения. Теперь ты наверняка останешься старой девой, украшением стен на балах! Трудно подыскать более справедливую кару за столь непристойные деяния! И возможно, ссылка будет лучшим для тебя уроком.
Скоро явился Джереми, Реджинальд встретил его на пороге.
— Значит, и ты слышал новости.
— Новости?
— Книги пари.
— Да… только сейчас.
— Значит, наш маленький план не сработал, — пробурчал Реджинальд.
— Дорогой Реджинальд, у нас почти не было времени. Прошло всего три недели с тех пор, как она объявила о своих намерениях. Полторы недели, как мы приняли решение, и только пять дней назад я начал претворять его в жизнь. События вышли из-под контроля. Все только и судачили о том, как мило они болтают на вечере прошлой ночью.
— Тебе следовало тоже прийти, — мрачно заметил Реджинальд. — Мог бы отвести ее в сторону и предотвратить несчастье.
Он не сумел бы ничего предотвратить.
— Нет. Пари в «Хитоне» начали заключаться на прошлой неделе. После этого ничего уже нельзя было исправить, Реджинальд.
— Так вот, позволь рассказать еще кое-что: Ролтон позволил себе приехать сюда, в мой дом! Что скажешь на это?!
— Ублюдок посмел вломиться сюда?!
А, чтобы ему пусто было! Если он хотя бы дышал одним воздухом с Реджиной, Джереми прикончит его!
— Здесь была Ансилла, так что ничего не произошло. Но все же злые языки… Поговори с ней, Джереми! Я вне себя!
«И не только ты, Реджинальд!»
Реджинальд вылетел за дверь, а Джереми уселся в кресло и стал ждать. Но при мысли о том, что Ролтон был в этой комнате и, вероятно, сидел в том же кресле, немедленно вскочил. Дьявол, почему Ансилла не остановила ее? Но что знала Ансилла? Вероятно, много, если учесть, что она всегда в курсе. Да где же Реджина?!
— А вот и мой повелитель, чтобы вынести мне очередной приговор.
Она возникла внезапно и, стоя в дверях, вызывающе уставилась на него, неприступная и взбешенная.
— Отцу недостаточно было топтать меня ногами! Позвал на помощь лучшего дружка, чтобы довершить начатое. Ну же, начинай, Джереми! Я и без того уничтожена!
— Он был здесь.
Реджина на мгновение растерялась.
— Он?!
— Ролтон… здесь, в этой комнате…
— Вместе с Ансиллой, все было абсолютно пристойно.
— Он был в библиотеке. С тобой. И где же сидел?
— Джереми…
Как ни странно, он не сердился… нет, это не то слово. Под всем этим безразличием кипела безумная ярость, а она не могла рассказать ему о визите Ролтона того, что он жаждал услышать.
— Повторяю: где он сидел?
— Какое это имеет значение?
— Имеет.
Слишком он хладнокровен, слишком собран, ей следовало бы убежать и спрятаться в подвалах Шербур н-Хауса. Но она уже прикована к его желанию. И его гнев ничто по сравнению с ее жаждой.
— Мы с Ансиллой сидели на диване. Он — в кресле.
— В кресле. В этой комнате. В твоем доме. Понятно. И какие же неотложные дела привели его сюда? Почему он полетел к тебе, как только узнал о пари?
— Я…
Он открыл ей глаза. До этой минуты она и не предполагала, что появление Ролтона не просто обычный визит, что, возможно, он хотел, чтобы все знали о его приезде, поняли, куда он метит. Теперь ставки взлетят до небес. Скорее всего именно этого и добивался Ролтон.
Вот тебе и тщеславие… Но есть вещи, неизвестные женщинам, те самые, в которых мужчины такие знатоки!
— Он и в самом деле хитер, опытен и умеет манипулировать обстоятельствами, — вздохнула наконец Реджина. — Не следовало его принимать. Мне нет извинения, тем более что отец не верит ни единому моему слову и за все обманы готов отослать домой.
— Не за все, — пробормотал Джереми, чувствуя, как стихает гнев. Он никак не ожидал от Реджины подобного смирения! В конце концов, тут есть немалая доля и его вины. Он ничего не сделал для осуществления замыслов Реджинальда, в противном случае Ролтон не посмел бы приблизиться к Реджине и ее имя не трепали бы сейчас на всех углах.
— Не за самые страшные, — согласилась она, и эти четыре слова мгновенно зажгли почти угасшее пламя. Она страстно хотела его и видела, что и он хочет ее. Немедленно, и к черту ночь! До ночи еще далеко!
— Мне нужно знать, что ты носила мою цепь.
— Носила и ощущала ее каждую минуту, в присутствии другого.
— Мне необходимо видеть самому.
— Здесь? Сейчас?
— Запри дверь.
Она задвинула засов.
— Подними платье.
Реджина, не задумываясь, схватилась за подол и потянула вверх, пока не осталась голой до талии, одетой только в тонкий ручеек золота. Цепь тускло посверкивала на белоснежной коже. Знак того, что Реджина существует только для его наслаждения.
«Пусть делает со мной все, что захочет».
Джереми встал на колени и зарылся губами в густые завитки, целуя и посасывая ее женскую суть, задевая языком цепь, символизировавшую его обладание.
Стиснув ее попку, он впился жадным ртом в нежную плоть. Она уже была мокрой… для него, открытой его ласкам, носила цепь в знак покорности любому его желанию. А он, пробыв всего одно утро без нее, изголодался, измучился желанием. Неустанно работая языком, высасывая из нее все соки, ощущая каждое подрагивание упругих ягодиц, Джереми задыхался от счастья владеть этой женщиной. Найдя набухший бутон между ее бедер, он стал лизать его, покусывать, вытягивать, пока не увлек ее за собой в пропасть экстаза.
Реджина сползла на пол, но Джереми продолжал жадно впиваться в нее губами, толкая в водоворот нескончаемого наслаждения. Опрокинув ее на спину, он вонзил :вой ненасытный член в ее распростертое тело и немедленно исторг фонтан густого белого семени в ее жаркую влажную тьму. Затем рывком поднял ее на ноги, отворил дверь и обернулся:
— Сегодня ночью.
Самое чудесное в мире ожидание — ожидание возлюбленного. Ну а пока она разыгрывала сотни сцен, чувственных, откровенных, непристойных… Реджина лежала в постели. На ней оставалась только его цепочка. Груди отяжелели и набухли, тело томилось похотью. Часы мерно тикали. Фантазии становились все более обжигающими. Все более буйными. И такими сладострастными, что она умирала от желания ощутить в себе его плоть. Немедленно. Все, то она может взять… и больше.
Но разве длительное ожидание не усиливает желания? О, Джереми хорошо знал, что делает с ней. Заставляет изголодаться, чтобы потом исполнить каждую его эротическую грезу. Заставляет терзаться, пока она не вспыхнет от первого же его прикосновения.
Реджина нетерпеливо извивалась. И не могла думать ни о чем другом. Не могла чувствовать ничего, кроме трения золотых звеньев его клейма. Она — его собственность. Грешные мысли только подстегивают ее желание. Скорее бы он пришел, погрузился в нее до основания… не оставлял до рассвета…
Дверь скрипнула, и Джереми скользнул в комнату. Он уже успел снять сюртук, расстегнуть рубашку и панталоны. Еще минута, и он, оставшись голым, стащил ее с постели, прижал к своей пылающей, пульсирующей плоти и ошеломил поцелуем.
— Уже ночь, — прошептал он в ее губы. — Ты моя. Реджина вздрогнула.
— Это единственное, чего я хочу…
Джереми отступил и поднял руки. Запястья его были обмотаны лентами мягкой ткани.
— Отдай мне свое тело, чтобы я мог делать с ним все, что пожелаю.
Он поцеловал ее снова: грубо, жестко, страстно.
— Позволь связать тебе руки.
Еще поцелуй — глубокий, огненный, опьяняющий.
— Позволь взять твое тело.
Он стал сосать ее нижнюю губу.
— Позволь дать тебе все, что можешь взять… и больше.
Реджина растаяла под мощным натиском. Но он чересчур много говорит, а его восхитительно твердый пенис зря трется о ее живот, когда все это время он мог бы буйствовать внутри ее! Все, что ему угодно, все на свете, лишь бы заставить его сдержать свои эротические обещания.
Джемери размотал ленту с запястий и привязал ее руки к кроватному столбику, сначала правую, потом левую, так, чтобы узы удерживали Реджину на месте, но не терли кожу.
Теперь она полностью принадлежит ему. Теперь он владел этим соблазнительным телом, которое сам же заковал в цепи. Только от одного ее вида можно с ума сойти!
И Реджина не могла им насытиться. Есть что-то магическое в том, чтобы лежать под его взором голой и связанной. Она выгнулась ему навстречу. Груди ныли от приятного волнения, сознания того, что сейчас он будет ласкать ее, а она не сумеет его остановить. Реджина понимала и то, что своей уступчивостью сумела покорить его. Ее тело неодолимо притягивает его, всегда готовое, послушное, жадное, ненасытное… молящее о его ласках. Теперь он напоминал хищника, сжавшегося перед последним прыжком. Каждый дюйм ее тела принадлежал ему. Он хотел видеть ее связанной и закованной… навсегда. Хотел вонзиться в нее и больше не выходить.
Джемери подошел к ней, наклонился, сжал соски, и она немедленно затрепетала. Он потянулся, чтобы открыть замочек на цепи ключом, который висел у него на запястье. Еще минута, и он ворвался в свои владения, глубоко и решительно. Он слился с ней так тесно, что непонятно было, где начиналась она, а где он. Тело к телу, бедро к бедру, ее соски трутся о его волосатую грудь. Он кусает ее губы, он сжал ее крутые ягодицы. Он крепко поцеловал ее и ощутил, как она извивается, словно пытаясь крепче сжать его. Ах, его плоть так сильна, так могуча… Все. Неутомимый поршень остановился, выбросив струю мутной жидкости.
Он по-прежнему был в ней. Оба продолжали стоять обнявшись. Он прижимал ее к себе. Целовал долго, исступленно, страстно. Ощущал, как распрямляется, твердеет набухает в ее тесном, истекающем влагой гроте. И хотел еще, но она его измотала.
А ночь еще только начиналась.
Она оказалась такой же жадной, как и он, неутолимо жадной, ненасытной. А он исследовал каждый дюйм ее тела, куда только мог дотянуться. Заставлял ее кончать, сунув пальцы в узкую щелку, терзая соски, брал сзади, пока она стояла, покорная всем его желаниям.
— Тебя следовало бы посадить под замок, шлюха. Ты опасна.
— Почему?
— Эти соски, как ты их выставляешь напоказ!
— Потому что хочу, чтобы ты сделал их твердыми.
— Вы высосали меня, миледи.
— Неужели? После всех твоих хвастливых обещаний, что тебя хватит на двоих? Да ты и со мной едва справляешься!
— Похоже, миледи опять жаждет схватки.
— Ты сам сказал: все, что я смогу получить. Мне нужно еще.
Это все, в чем он нуждался, — алчное требование.
— К вашим услугам, миледи.
Он снова подошел к ней и встал так, чтобы его подрагивающий пенис уперся в пока еще сомкнутые врата лона. Ей никогда не надоедало смотреть, как он проникает в ее жаркие глубины. И ему тоже.
— Готова принять его?
Реджина задохнулась, когда Джереми проник, казалось, в самое ее сердце. Господи, подумать только — всю ночь он будет наполнять ее своими соками! Ничто не волновало ее, даже это добровольное рабство. Даже путы на руках. Они совокуплялись уже несколько часов, и трудно сосчитать, сколько раз он ее брал.
Джереми был окончательно измотан: сил хватило только на то, чтобы снова взорваться в ней, только на то, чтобы развязать ей руки, толкнуть в кровать и заснуть.
Какая нега! Все тело казалось расслабленным, обмякшим, сытым. Реджина хотела только одного: валяться с ним в кровати после того, как отец отправится с утренними визитами. Лежать в его объятиях весь день, всю ночь, всегда. И уж совсем не хотелось никого видеть и отправляться на обычную утреннюю прогулку верхом.
Но у дверей уже стоял экипаж Ансиллы, явившейся с новостями, и не было никакой возможности отделаться от нее, даже при том, что Джереми все еще одевался в спальне. Как же он выберется через черный ход?
— Говорят, мистер Ролтон примет решение в течение этого месяца, — объявила Ансилла, усаживаясь на кушетку и наливая себе чай. — Ставки двадцать к одному. Так по крайней мере сказал отец.
— Ты поразительно хорошо информирована о передвижениях и матримониальных планах Ролтона, — заметила Реджина, почти не слушая.
— Весь Лондон взбудоражен его замыслами. Вообрази, такой повеса, как он, вдруг стал подумывать о женитьбе! Ищет девушку богатую, желающую выйти замуж, скромную, и такую, которая станет смотреть сквозь пальцы на его похождения. Это не твой портрет, дорогая Реджина.
— Верно, — пробормотала та, — не мой. Тот, кто ставит на меня, потеряет денежки.
А что бы поставила она на то, что ее роман с Джереми продлится больше месяца? Как женщина может жить такой насыщенной плотской жизнью час за часом, день за днем? После этой ночи она уже не уверена, что хочет продолжать все это. Только мрачные предсказания отца относительно ее судьбы подталкивали ее. А теперь еще и общая уверенность в том, что Ролтон поведет невесту к алтарю меньше чем через две недели!
Что ж, людям просто нечего делать в перерывах между балами, раутами и приемами, а также еженедельными сборищами в «Олмэкс». Почему бы не сделать личную жизнь Ролтона всеобщим достоянием? Светское общество позабавится, и никому не причинят вреда, кроме невинных, имена которых стали предметом игры.
Но она, Реджина, больше не была невинной.
Она велела подавать экипаж и захватила книги, которые предстояло вернуть в библиотеку, самое безобидное место, где она наверняка не встретит Ролтона. И все же он оказался именно там. Неужели следит за ней?
Ролтон сегодня был воплощенной вежливостью.
— Какой приятный сюрприз! Значит, вы часто здесь бываете? У Хатчарда прекрасный выбор! Кто ваши любимые писатели?
Дьявол, и Ансилла тут! Скептически посматривает на них!
Мыслями Реджина была с Джереми и поэтому запиналась на каждом слове. И даже не обращала внимания на попытки мистера Ролтона увлечь ее. Ей вдруг стало душно, тяжело, и Ролтон показался чересчур назойливым.
Однако Ансилла была другого мнения, и когда вечером подруги встретились в доме Уайдинсов, дававших званый ужин, она безостановочно расхваливала мистера Ролтона.
— Он может быть очень милым, когда захочет, — прошептала она, усаживаясь за стол. — По зрелом размышлении я сказала бы, что он вообще очень милый.
Реджина втайне надеялась, что уж сюда он не проберется. Однако надежды оказались напрасны. Ролтон прибыл поздно и рассыпался в извинениях. Интересно, каким образом он втерся в доверие к Уайдинсам?! И все же ответ был ясен: в комнате присутствовали две завидные невесты, имена которых связывали с ним.
В следующую среду он пробрался в «Олмэкс» и, конечно, подошел к Реджине, вместе с Салли Джерси, одной из патронесс, дававших разрешение на вальс.
— Мистер Ролтон!
— Прошу!
Он улыбнулся, протянул руки, и Реджина нерешительно ступила в его объятия под звуки музыки.
— Это уж слишком! — свирепо прошипела она. — Интересно, какие ставки делаются на то, с кем вы предпочтете вальсировать?!
— Во всяком случае, повышение на полпроцента обеспечено, — дружелюбно ответствовал он. — Но почему это вас так волнует, леди Реджина? Ведь вы сами любите шокировать общество.
— Уже нет. — И без того невероятно утомительно сохранять равнодушный вид в ответна все эти знаки внимания. — Не делайте мне предложения, мистер Ролтон. Я чересчур требовательна и дерзка для вас.
— Как раз это меня и привлекает.
Реджинальд, стоя у стены, выжидал. Они беседуют! Все, что она обещала две недели назад, исполнилось! Репутация не имеет значения. Она сумеет укротить его! И вот теперь они танцуют, как старые друзья, и выбрали притом самый неприличный танец, в котором он имеет право держать ее за талию! И они достаточно близко друг к другу, чтобы беседовать!
— Реджинальд! Слава Богу, Джереми!
— Вон они, видишь?! Хранители книг, должно быть, уже потирают руки от восторга! Он наверняка сделает ей предложение, и что будет со мной? Впереди ничего, кроме позора и разорения.
Джереми воззрился на кружившуюся по залу парочку. Похоже, Ролтон решил окончательно скомпрометировать Реджину. Его руки судорожно сжались в кулаки. Ролтон не получит ее, будь он проклят!
— Он использует ее, — повторил он вслух, словно пытаясь убедить себя. — Представляете, как взлетят ставки! Не волнуйтесь, Реджинальд, все не так уж плохо.
— Мне кажется, что она искренне наслаждается каждой минутой общения с ним, и, клянусь Богом, я скорее запру ее в монастырь, чем увижу, как она идет с ним к алтарю. Дьявол, да я скорее увижу, как она выходит за тебя…
И он рассерженно выбежал из зала, оставив Джереми ошеломленно смотреть ему вслед. Жениться на ней?
«Он никогда не женится на мне… вот и конец игры. Результат всех глупостей, которые я наделала… разве мало предупреждали женщин: мужчина не будет верен той, которую может получить даром, без особых просьб и усилий.
Даже брак с мистером Ролтоном предпочтительнее участи одинокой старой девы…
Существование содержанки отнюдь не радостно.
И самое лучшее… Но разве об этом говорят вслух?»
Эти мысли окрашивали черным цветом все связанное с мистером Рол тон ом.
— Но ты сама говорила, что это твое единственное желание, — подчеркнула Ансилла. — Твердила, что бросишь его к своим ногам и сделаешь своим мужем. И вот он практически стоит на коленях и молит тебя о любви, а ты вдруг отказываешься!
— Это была всего лишь шутка, Ансилла. Я и представить не могла, что неприятности покатятся, как снежный ком!
— Но он откровенно ухаживает за тобой, благоразумно оставляя про запас и других кандидаток. Но при этом, заметь, постоянно возвращается к тебе. Вне всякого сомнения, он готов сделать предложение.
У Джереми руки чесались прикончить кого-нибудь, его трясло от злости и бешенства.
«…Жениться на ней…
Брать ее постоянно… в любое время… не бояться, что надоешь ей… изматывать ее… иначе конец их связи… и кто будет пользовать ее после него… ее верность… все достанется ему, и только ему…
Разве теперь он сможет жить без этого?!
Жениться на ней… естественное завершение игры в наслаждение.
Жениться на ней…»
— Если он посватается, — нерешительно начала Реджина, — а шансы на это, очевидно; велики, я соглашусь.
Реджинальд устало прикрыл глаза.
— Вероятно, ничего другого не остается, но не такого мужа я желал бы своей дочери.
— Слишком уж большая шумиха поднялась. Не вижу другого выхода, тем более что, как ты и предсказывал, вся эта суматоха скоро не уляжется.
Так и случилось. До конца месяца оставалось всего два дня, и светский Лондон затаил дыхание. Ролтон готовился объявить о своем решении.
Кошмар какой-то! Подумать только, что можно заставить кого-то пойти под венец против желания, потому, что окружающие этого и ждут! О, если бы не проклятое пари и не ее злосчастный план! И теперь всякие отношения с Джереми должны прекратиться.
Но если Ролтон все же не решится? Следует ли расставаться с Джереми?
После короткого разговора с отцом Реджина долго мерила шагами библиотеку. Достойный урок, ничего не скажешь. Свобода, к которой она так стремилась, сексуальная или любая другая, существует только в мечтах. Она такая же рабыня, как и остальные женщины, рабыня приличий и законов общества. А не темных, исступленных ночей с Джереми. И кроме того, она все же хотела замужества и детей. И не желала проводить дни и ночи, страшась той минуты, когда надоест ему, и того, что за этим последует.
Ей нужна жизнь, не ограниченная стенами спальни!
Обнаружилось, что у нее неподходящие характер и темперамент для содержанки. Воля, тело, желание, ненасытная потребность, но не темперамент. Она так же прозаична, как и любая провинциальная мисс. Она не способна отринуть чувства, страхи, опасения… В этом, должно быть, и кроется различие между примерной женой и содержанкой.
И если ее мужем суждено стать Ролтону, что ж, пусть так и будет. Она скажет об этом Джереми… сегодня ночью.
Идея медленно обретала формы, становилась все настойчивее, и Джереми внезапно осознал, что больше не видит в ней озорного ребенка, которого знал столько лет. Перед ним женщина — упрямая, умная, гордая, отличающаяся необычайной красотой и элегантностью. Личность.
Она чувственна, неотразимо притягательна. Настолько, что сама мысль о ней возбуждает его. Вот и сейчас он едва не излился прямо в панталоны… Как можно жить с сознанием, что своими руками отдал ее в руки другого?! Что этот другой долбит ее днями и ночами?!
Он пришел, как всегда, словно ночная тень, и, как покорная любовница, она ждала его, ждала в последний раз, чтобы насладиться им, оставить бесценные воспоминания, прежде чем попрощаться навсегда.
Джереми не нуждался в постельных играх; она уже ждала его, обнаженная и нетерпеливая. Оставалось только сунуть ключ в замочную скважину, а свой пенис — в ее жаркую плоть, чтобы снова и снова стать единым целым. Он извергся. Кончил. Снова взял ее. До изнеможения, до беспамятства, брал и брал. И когда они оба уже задыхались, измученные, удовлетворенные, он опять взял ее. Словно хотел навсегда поставить на ней клеймо своего владения, заполнить до такой степени, чтобы ни один мужчина не смог занять его место.
Даже в самый разгар ослепительного блаженства Реджину преследовала страшная мысль: он откуда-то знает, что это их последняя встреча. Он же не знал ничего, кроме того, что не желает покидать ее или отдавать другому. Он хотел остаться в ней навечно, замучить до потери сознания. Жениться на ней!
Рассвет настал слишком рано.
— Джереми…
— Не сейчас, мне нужны твои соски.
— Тебе всегда нужны только мои соски.
— Верно, и над этим стоит серьезно задуматься.
Свет, проникавший сквозь щель между шторами, знаменовал начало и конец.
Реджина затаила дыхание, когда он стал перекатывать языком ее удлинившийся сосок.
— Джереми…
— Ш-ш…
Сейчас она должна сказать об этом, но говорить не было сил. Однако ему пришлось остановиться, потому что в дверь яростно стучали.
— Джереми…
— Реджина!
— О Боже, отец!
Она попыталась прикрыть груди, но Джереми не отпускал ее.
— Ш-ш…
— Реджина, ты спишь? Проснись! У меня новости… совершенно невероятные новости…
— Джереми! — прошептала она, вырываясь. — Я должна ему ответить!
— Сначала ответь мне.
— Что? — Она спустила ноги с кровати, схватила первую попавшуюся под руку тряпку и завернулась в нее. — Что ответить?
— Выходи за меня замуж.
— Что?!
— Реджина! Скорее же!
— Джереми, ты…
— Просто скажи «да».
— О Боже! Минуту, отец! Ты с ума сошел?
Он направил свой пенис на нее.
— «Да», скажи «да».
— Реджина! Я вхожу!
— Иду, папа, иду! Сейчас оденусь…
— А я заставлю тебя кончать, — тихо обещал Джереми, — снова и снова…
— Да, отец, да, да, да, сейчас! Заканчиваю…
Она трясущимися руками толкнула дверь, загораживая Джереми от случайного взгляда отца.
— Что за шум с утра, папочка? В чем дело? По-моему, еще и девяти нет!
— Ха! Взгляни на это! — завопил Реджинальд, сунув ей в руку конверт с надписью: «Реджине от Ансиллы. Я сбежала и тайно обвенчалась с мистером Ролтоном. Читай записку».
— О, небо!
Реджина поспешно разорвала конверт, вытащила записку и, пробежав глазами, стала читать вслух:
Дорогая Реджина, надеюсь, ты найдешь в себе силы простить меня. Мне необходим муж; Ролтону необходима жена, чьи интересы совпадают с его собственными, но которая готова при этом позволить ему вести прежнюю жизнь. Моя природа такова, что я удовольствуюсь управлением его поместьями и званием супруги. К тому времени как ты будешь читать письмо, мы уже поженимся по специальному разрешению. К тому же Ролтон неимоверно рад, что навсегда покончил с брачным рынком и сорвал огромный куш по ставкам в лондонских клубах. Впрочем, я разделяю его чувства.
Твоя верная подруга Ансилла.
Да что же это творится?!
— У меня нет слов, — выговорила наконец Реджина.
— Все кончено! — торжествующе пропел Реджинальд. — Ансилла спасла всех порядочных женщин столицы! Слава Богу, теперь город свободен от воплощения порока! Мы в вечном долгу у этой славной девушки. Ты не сердишься?
— Я?
Скорее шокирована! Но ведь она согласилась стать женой Джереми… или нет? Что произошло в спальне?
— Нет. Я счастлива за нее. Несмотря на все свои уверения, она сумеет взять его в руки. Поверь, для нее эта сделка куда выгоднее, чем для него. И может, в конце концов ей удастся сделать из него примерного мужа. Так что, отец…
Она отдала ему письмо и попыталась закрыть за собой дверь.
— Вот как? Что ж, возможно…
Он уже повернулся, чтобы отойти, но неожиданно остановился.
— Кстати, Джереми у тебя?
— Как ты…
— Дорогая девочка, я же не слепой и не идиот. Джереми! Теперь ты просто обязан жениться на ней!
— Не беспокойтесь, так и будет, — откликнулся Джереми без всякого стыда.
— Превосходно. Именно это я и задумал с самого начала. Все вышло как нельзя лучше.
Реджина бессильно прислонилась к двери.
— Что ты задумал?!
— Дочь моя, я искал рыцаря, способного спасти тебя, с того момента как подслушал тот ужасный разговор, в котором ты выражала совершенно сумасбродное желание выйти за мистера Ролтона. Правда, я считал Джереми человеком, который прежде будет долго ухаживать за женщиной, соблюдая все правила приличия, но… ах, нельзя же получить все сразу, не так ли? Необходимо как можно скорее договориться об оглашениях. Больше я не потерплю того безобразия, которое творится под крышей моего дома! Поздравляю, дорогая! Лучшего мужа, чем Джереми, я бы не пожелал.
Реджина хлопнула дверью и, обернувшись, обнаружила Джереми на кровати, определенная часть его тела была наготове — прямая и гордая.
— У меня голова кругом идет. Что тут творится?
— Ничего страшного. Ансилла сбежала с мистером Ролтоном. Я просил тебя стать моей женой, и твой отец с самого начала все это спланировал. Будь моей…
— Ты не…
— Ошибаешься.
— Тебе не обязательно делать предложение. Ты не обязан жениться на мне.
Реджина должна была сказать это, но сейчас затаила дыхание. Зачем ему жениться после того, что она ему дала?!
— Обязательно, и ты сама это знаешь и хочешь стать моей. Реджина шла по тонкому льду, по лезвию ножа. Не настаивал, не просил. Теперь между ними ничего не стояло.
Но раз он просил ее выйти за него, значит, не испытывал ни растерянности, ни малодушия, ни сомнений. Только ждал.
— Скажи «да».
— Я должна так сказать?
Джереми улыбнулся:
— А как же иначе?
Значит, он совершенно искренен. Реджина улыбнулась в ответ, уронила пеньюар и оседлала Джереми.
— Только если ты… — она схватила нетерпеливо подрагивающий пенис, приподнялась и ввела его в себя, — сделаешь это.
Он сделал это, врезавшись в нее, бездумно, страстно, и она приняла его, вобрала в себя и вздохнула:
— Да…




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра наслаждения - Дивайн Тия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Ваши комментарии
к роману Игра наслаждения - Дивайн Тия



как выйти замуж через постель, или грубо выражающиеся аристократы... на любителя
Игра наслаждения - Дивайн Тияgabriella
10.10.2011, 23.46





Хрень полная (((
Игра наслаждения - Дивайн ТияПсихолог
16.09.2012, 20.03





Для любителей порнофильмов и когда много спермы. Книги этого автора надо отнести к жанру фантастики - ее герои буквально заливают героинь спермой (на сленге автора "сливками", причем как правило сперма бьет ни иначе как фонтаном чуть не до потолка)) с ног до головы и кончают по сто раз за ночь. На любителя.
Игра наслаждения - Дивайн ТияДестини
18.10.2012, 23.06





Не советую читать на ночь!!!
Игра наслаждения - Дивайн ТияЭвелина
31.01.2013, 15.01





совсем не плохо))))и на ночь в самый раз ,не на работе же это читать .
Игра наслаждения - Дивайн Тияанна
31.01.2013, 21.55





Бееее, какая гадость. Не знаю что это, но точно не ЛР.
Игра наслаждения - Дивайн ТияЛунтик
15.06.2013, 8.59





одно могу сказать ЖЕеееееСТЬ.....НО НА НОЧЬ ОЧЕНЬ ВООДУШЕВЛЯЕТ
Игра наслаждения - Дивайн Тияюлия
16.07.2013, 15.35





Сподобилась прочитать. В сексе, Эротике и Порно ничего нового не узнала. Но узнала, как евнухи могут заниматься любовью. Раньше читала, что евнухи в гаремах отнюдь не скучали. Да и наложницы, ожидающие своей очереди к повелителю, пользовались их услугами. Замечу, что вдова была далеко не молоденькая. Ради новеллы о евнухе следует почитать.
Игра наслаждения - Дивайн ТияВ.З.,66л.
11.03.2014, 11.33





Емааа. Это не ЛР. Это бздец полный. Книга на грани "абзаца": герои "пыжутся" прямо под носом отца ГГ-ни и с его одобрения, ГГ-ой женится на ГГ-не чтобы устроить дома официальный тра**дром без боязни быть уличенным в извращениях.
Игра наслаждения - Дивайн ТияПожиратель обуви
25.07.2014, 20.02





Смеялась от души!!!!!! Такое ощущение что это все написал мужчина. Книгу надо назвать-"фантазии мужика"
Игра наслаждения - Дивайн Тиялуиза
13.08.2014, 21.19





Смеялась от души!!!!!! Такое ощущение что это все написал мужчина. Книгу надо назвать-"фантазии мужика"
Игра наслаждения - Дивайн Тиялуиза
13.08.2014, 21.19





БРЕД!!!!!
Игра наслаждения - Дивайн ТияЮлия
13.08.2014, 22.34





Да уж, это точно фантазия озабоченного мужика.Невинная благородного девушка, которая умоляет взять ее, и которую он все время поносит то сукой, то шлюхой, непонятно как кому то может понравиться такое...Даже дочитывать не стоит
Игра наслаждения - Дивайн ТияJane
14.12.2014, 15.26





все такие приличные, просто жуть.rnа мне роман понравился. эротично, чувственно, коротко.
Игра наслаждения - Дивайн Тиялёлища
1.01.2016, 9.38





Согласна с Лелищей,что роман приакольныйrnа девицы,написавшие,что роман пошлый и rnбредовый,закоплексованные заучки.
Игра наслаждения - Дивайн ТияКатерина
2.01.2016, 22.23





Согласна с Лелищей,что роман приакольныйrnа девицы,написавшие,что роман пошлый и rnбредовый,закоплексованные заучки.
Игра наслаждения - Дивайн ТияКатерина
2.01.2016, 22.23





2674rnайканыш
Игра наслаждения - Дивайн Тияайканыш
17.02.2016, 10.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100