Читать онлайн Единственный мужчина, автора - Дивайн Анджела, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственный мужчина - Дивайн Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственный мужчина - Дивайн Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственный мужчина - Дивайн Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Анджела

Единственный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Какое-то время все участники этой сцены хранили молчание.
Затем Джон первым нарушил тишину.
— Пенни, эта дама — Брэнда Сью Хартли. Брэнда Сью, позвольте представить вам Пенни Оуэн.
— Нет уж, увольте, — презрительно усмехнулась та. — Я не желаю путаться со всякими бедняками.
Пенни задохнулась от негодования, но не успела она вставить и слова, как Джон произнес.
— Правда? А Грэг Олден, с которым ты недавно провела ночь в горах?
Теперь пришел черед Брэнды краснеть от замешательства.
— Кто наболтал тебе о Грэге? — спросила она хрипло.
— Моя кузина Мэри Элен Мэннинг рассказала, — спокойно объяснил Джон. — Она останавливалась в том же отеле и встретила вас за завтраком.
— Какого черта она сует нос не в свои дела? — кипятилась Брэнда Сью.
— Видимо, она решила, что я непременно должен знать это, — разъяснения Джон давал даже с некоторым сожалением. — Я вообще-то не очень люблю, Брэнда, когда меня водят за нос. Особенно с такими ничтожествами, как этот Олден.
— И вот теперь ты думаешь, дорогой, что отомстил мне? — в голосе Брэнды звучали насмешливые и оскорбительные нотки. — Ты мог бы для этого найти кого-нибудь поприличнее, чем эта…
В течение всего этого обмена любезностями Пенни хранила молчание. Ее охватили негодование и смущение. Сейчас она и представить себе не могла, как могла доверять всем признаниям Джона. Как она могла подумать, что он искренен в этих признаниях! Ведь он затеял все это только ради того, чтобы досадить своей… подружке! Чтоб они оба провалились! Тут Пенни немного пришла в себя и решила вмешаться в милую беседу будущих супругов.
— Как я вижу, два голубка страстно мечтают вернуться друг к другу в объятья после небольшой размолвки, — заявила она решительно. — А потому позвольте мне покинуть вас и не мешать вашему счастью. Вижу, вы оба действительно очаровательные люди и стоите друг друга.
Помедлив с минуту, она, не сдержав внезапного порыва, влепила Джону очередную пощечину, на этот раз по другой щеке. После этого, подобрав юбки, устремилась через лужайку к дому.
— Пенни! — голос Джона гремел в полуночной тишине. — Вернись! Вернись, черт побери!
Но Пенни, удаляясь, видела, как Брэнда вцепилась в руку Миллера и что-то яростно втолковывает ему. Лишь на миг промелькнули перед ее глазами борющиеся при свете фонаря фигуры и она ускорила темп бега. Выскочив на гравийную дорогу, перед парадным, она чуть было не угодила под колеса подъезжающей машины.
— Бог мой! — раздался испуганный голос водителя. — Это ты, Пенни?
— Лэнни! — радость мешалась в голосе девушки с отчаяньем. — Пожалуйста, не спрашивай меня ни о чем сейчас. Только отвези домой поскорее! Прошу тебя!
И только на полпути к Мерривиллю Лэнни удалось вытянуть хоть что-то из молчавшей до этого гостьи.
— Послушай, дорогая, — подступилась она уже наверное в четвертый раз. — Не хочу навязываться, но, может, ты все-таки расскажешь, что там у вас вышло с Миллером? За что он колотил эту Брэнду, там, у пруда? Ну давай же, выкладывай. А все эти пикантные подробности можешь, если пожелаешь, опустить…
— Я ненавижу его! — голос Пенни дышал яростью. — Грязная свинья! Я не могла оставаться с ним рядом ни минуты!
— Да? Пожалуй, тебе следовало бы быть с ним поосмотрительнее. Придется сочинить для маман какую-нибудь историю, объясняющую причины твоего столь внезапного исчезновения.
Потрясенная Пенни на какой-то миг прекратила свои причитания.
— Твоя мама? О Лэнни, я начисто забыла о ней! Что же в конце концов сказать ей?
— А, не бери в голову, — ободряюще ответила смягчившаяся собеседница. Навру, что у пруда у тебя опять подвернулась нога, и мне пришлось снова везти тебя в Кингсвуд на рентген. Как, сгодится версия?
Пенни поморщилась, но ничего лучшего в таком состоянии ей в голову не пришло.
— Хорошо, — согласилась она в отчаянье. — Ты настоящая подруга, Лэнни!
— Нет проблем! — беззаботно ответила та. — Ну а теперь, давай, выкладывай — что там у вас вышло. Только правду!
— Я не могу, — запротестовала Пенни. — Это все слишком гадко!
Но Лэнни была настойчива, и все-таки ей удалось вытянуть из своей страдающей пассажирки все, даже самые мельчайшие подробности инцидента. Конец расспросам наступил только в предутреннем сумраке, тогда они допивали уже по второй чашке кофе, расположившись в тесной кухоньке обиталища Пенни. Поведение Джона вызвало бесспорное осуждение мисс Кокс, и она просто кипела благородным негодованием.
— Да уж, все эти мужики — такие скоты, — подвела она итог печальной исповеди хозяйки Мерривилля. — Ну а теперь, что ты собираешься делать, Пенни?
— Делать? — озадаченно переспросила та.
— Конечно. Все, что ты мне поведала, наводит на мысль, что не пройдет и нескольких часов, как Миллер будет тут как тут, под твоей дверью. Он станет требовать отдать ему твою собственность или твое тело, или то и другое вместе! Так что ты станешь делать?
— Я понимаю, что ты имеешь в виду, — потерянно произнесла Пенни и вздрогнула, представив себе нарисованную подругой картину.
Лэнни задумчиво покачивалась на стуле.
— Я, кажется, придумала, — сказала она наконец. — Ты поедешь со мной. У нас есть бунгало неподалеку, на Мертл-бич, и я как раз собиралась удрать туда от предков для разнообразия. Никто кроме меня не будет знать, где ты скроешься. И этот пакостник тебя не выследит!
— А твоя мать не скажет ему, что я там? — в голосе Пенни появилась надежда.
— Мама? Да она там и не появляется. Она сейчас прямо дрожит над Стивом и не оставит его без опеки до отъезда. А ты пошлешь ей открытку. Напишешь, что встретила друзей из Австралии и отправилась с ними поглядеть страну. Адрес, разумеется, не пиши. А тем временем, возможно, страсти слегка поутихнут.
Пенни в восхищении уставилась на свою новую приятельницу.
— Лэнни, из тебя вышел бы гениальный гангстер! — произнесла она с благоговением. Та только усмехнулась.
— Знаю, — вздохнула она. — Ужасно, не так ли? Особенно для меня. Ведь в колледже я специализируюсь в области управления бизнесом. Ну так что, решилась?
Пенни затравленно вздохнула.
— Да! — согласилась она.
* * *
Бунгало Коксов на Мертл-бич поразило Пенни своим видом. Он совсем не соответствовал этой пляжной местности, где она ожидала увидеть что-то вроде одноэтажного сарайчика с деревянными кроватями, примусом и удобствами на улице. Но вместо этого перед ее взором предстал роскошный миниатюрный особняк. Пять спален, три ванные комнаты, огромная гостиная и прекрасно оборудованная кухня. Террасы. Солярий. И много-много другого, говорившего о достатке и вкусах хозяев. Дом выглядел как иллюстрация из журнала «Лучшие сады и виллы». Вскоре стало очевидным, что стиль жизни ее новой подруги соответствовал всему увиденному.
Первые пару дней девушки провели в окрестных магазинах, совершая массу нужных и бесполезных покупок, играли в мини-гольф, развлекались в ярмарочных балаганах и на аттракционах, которых в округе было множество. Вечера завершали обычно в каком-нибудь ресторанчике. Но уже на третий день Пенни решила положить конец подобной расточительности. И вот, когда Пенни, вымотавшись за день, развалилась в домашнем халате на роскошном диване и, готовясь к вечернему выходу, принялась за маникюр, она решилась наконец объясниться.
— Так какие у нас планы на вечер? — вернулась Лэнни к обсуждению своей излюбленной темы. — Здесь неподалеку есть действительно стоящее местечко ресторан с рыбной кухней в Марлзинн. Там неплохо кормят, и мы можем закатиться туда, если тебе хочется.
— Извини, дорогая, — вынужденное признание доставляло Пенни немало неприятных переживаний, она чувствовала, что обязана сказать это. — Я просто не могу позволить себе бывать в ресторанах каждый вечер.
— Ах, милочка, ну почему же ты сразу не сказала мне об этом, — ужаснулась наследница большей части капиталов семьи Кокс. — Впрочем, мне самой следовало бы догадаться. Но… послушай, пусть тебя это не волнует. Я буду счастлива угостить тебя!
— Нет, Лэнни, нет. Мне нечем отблагодарить тебя, и поэтому я не могу принять твоего приглашения. Большое спасибо, и пусть мой отказ тебя не останавливает.
Долгие уговоры хозяйки не оказали никакого воздействия на Пенни, и, наконец, созвонившись с друзьями, Лэнни умчалась в намеченный ресторан. А Пенни, первый раз за эти дни предоставленная сама себе, предалась горестным размышлениям, разместившись на изысканной расшитой цветами софе. Впервые с той сумбурной ночи на балу у нее появилась возможность осмыслить сложившуюся ситуацию. В мыслях ее царили отчаянье и полная неразбериха.
— О Господи, я совсем запуталась, — простонала она. — И во всем виноват этот Джон Миллер!
Но как она ни пыталась, ей не удавалось прогнать будоражащие воспоминания о тех сладостных минутах, когда он нежно целовал ее. Даже во сне это возбуждающее ощущение навязчиво преследовало ее. Правда, во сне события развивались совсем не так, как наяву. Она не отбивалась с яростью и гневом, а со всей страстью отвечала на его ласки. Самое унизительное было то, что она хотела близости с Джоном. Жаждала ее ежеминутно, и это настойчивое желание каждый раз пробуждалось вновь при первой же мысли о нем. Не то чтобы она влюбилась, успокаивала она себя, нет. В конце концов, его поведение с Брэндой Сью показывало, какое он бессердечное, двуличное мстительное чудовище. Подлец! Видимо, просто он обладает каким-то примитивным животным магнетизмом, заставляющим женщин трепетать от одного его взгляда. Даже таких разумных и рассудительных, как она — Пенни Оуэн.
— Я просто должна быть от него как можно подальше, — рассуждала Пенни сама с собой. — Приехать сюда — это была неплохая идея, но сейчас необходимо придумать что-нибудь получше. Может быть, рвануть в горы и там сделать серию набросков? Или еще что-то в таком же духе? Или попытаться найти работу?
Новая идея, как всегда, вернула Пенни интерес к жизни. На следующее утро, она, искупавшись, сообщила своей подруге, что собирается предпринять. Еще не отошедшая от вчерашних похождений, Лэнни пожелала ей удачи. И когда Пенни, вернувшись к ленчу, застала ее еще в пижаме и стала рассказывать о своей удаче — ее взяли с испытательным недельным сроком официанткой в небольшую пиццерию, она лишь с отвращением поморщилась.
— Ах, дорогая, — воскликнула она. — Ты просто возненавидишь эту работу, вот погоди, увидишь!
Но мрачные предсказания мисс Кокс на этот раз не оправдались. Первые четыре рабочих дня промчались для Пенни со скоростью курьерского поезда. По утрам она купалась и рисовала на пляже, после обеда судачила с Лэнни, а вечерами носилась между столиками с подносами в руках, уставленными тарелками с пиццей, спагетти и сандвичами. Все шло прекрасно, пока не наступил субботний вечер, окончательно и бесповоротно прервавший эту кажущуюся идиллию.
В этот день ее попросили перенести время ленча, и часам к четырем Пенни уже начала понемногу приходить в себя, так как толпа посетителей пошла на убыль. Ее ноги гудели от усталости, белый с оборками передник был весь перепачкан кетчупом, волосы выбились из-под форменной шапочки. Но Антонио, хозяин заведения, казалось, был доволен ее работой и, разрезая очередную порцию горячей пиццы, сказал ей:
— Ты неплохо справляешься для начинающей, — он уложил пиццу в пакет и протянул ее клиенту. — Так ты собираешься продолжать работать и на следующей неделе?
— Да, если вы не против, — согласилась Пенни.
— О'кей, выходи. Я думаю, на сегодня ты свободна. Впрочем, обслужи-ка еще вот этих. — И он указал ей на только что вошедшую парочку.
— Конечно, — сказала Пенни и, взяв меню, повернулась, собираясь направиться в зал.
И тут лицо ее окаменело. Потому что прямо перед собой она увидела Джона Миллера и Брэнду Сью, усаживавшихся за стол. Много бы дала она сейчас, чтобы стать невидимой. Она осторожно попятилась назад, скрываясь в кухне. Антонио подозрительно взглянул на нее.
— Ты не могла бы прекратить ломать комедию, выйти и обслужить этих людей? — спросил он сухо.
Предчувствуя непоправимое. Пенни все-таки с меню в руках двинулась к тому интимному уголку зала, который выбрали себе ее враги. Подойдя поближе, она разглядела, что отлично наманикюренная рука Брэнды по-хозяйски покоится на волосатом запястье Джона. Она о чем-то ворковала вполголоса, но замерла на полуслове, когда узнала в подошедшей официантке ненавистную соперницу. Изменившись в лице, она заговорила с нескрываемой злобой.
— Ну-ну. Маленькая сиротка Энн собственной персоной! Знаешь, Джон, нам, пожалуй, лучше пойти поесть куда-нибудь в другое место. Здесь, кажется, не очень разборчиво относятся к найму персонала.
И она уже было привстала со своего стула, но могучая рука Джона властно сжала ее запястье.
— Сядь, Брэнда Сью, — повелительно произнес он.
На какое-то мгновение воцарилась тишина. Пенни чувствовала его взгляд, оценивающе изучавший ее — с ног до головы. Она мучительно покраснела.
— Я разыскивал тебя, — в голосе Джона слышалась непривычная мягкость.
Краем глаза заметив встревоженный взгляд хозяина, Пенни швырнула меню на стол.
— Может быть, вы бы хотели обсудить заказ, — пробормотала она, озираясь в поисках пути к отступлению.
— Ну, может быть, ты сама нам что-нибудь предложишь, — пропела Брэнда Сью. — Работая в такой забегаловке, ты должна знать толк в здешней дрянной еде!
Пенни сдерживалась из последних сил.
— Я могу порекомендовать вам спагетти, — стараясь сохранить достоинство, ответила она.
Взгляд Брэнды уперся в пятно кетчупа, украшавшее передник Пенни.
— Да, видно, ты очень разборчива в еде, — согласилась она.
— Или вы можете попробовать сандвичи с моллюсками, — мягко предложила Пенни. — Мы делаем их большими и маленькими. Тем, у кого такая здоровая глотка, мы обычно рекомендуем большие.
Тонкие черты лица Брэнды исказил гнев, а Джон внезапно зашелся в приступе кашля. Антонио с испуганным выражением на лице оставил кассовый аппарат и устремился к столику.
— Ваша подавальщица оскорбила меня! — в бешенстве закричала Брэнда, как только он приблизился. — Я не желаю оставаться в этом гадюшнике ни секунды! бушевала она. — Пойдем отсюда, милый! Давай заглянем в Марлзинн!
— У меня есть идея получше, дорогая, — прервал ее вопли Джон, лениво растягивая слова. — Ты одна отправишься подкрепиться в Марлзинн, а я останусь здесь. Нам с Пенни есть о чем поговорить.
Брэнда яростно фыркнула в ответ.
— Знаешь, что я думаю о твоей драгоценной Пенни… — начала было она, но Джон властно оборвал ее.
— Еще слово, и ты об этом пожалеешь, Брэнда, — с угрозой в голосе предостерег он.
— Черт тебя побери, Джон Миллер, — яростно прошипела его спутница. — И чтоб ты провалилась, мисс Замарашка, — она слегка повысила голос, обращаясь к Пенни.
Она ринулась вон из ресторана, и уже через секунду треск захлопнувшейся двери возвестил, что поле боя осталось за ее соперницей.
— Все в порядке, Пенни, — сказал Джон вставая. — Пошли.
— А как же обед, сэр? — Антонио размахивал меню, видимо не понимая всей серьезности ситуации.
— Две неаполитанские пиццы навынос, — в задумчивости произнес Джон. — И официантку. Несчастный Антонио испуганно заморгал.
— Простите, сэр? — голос его осел до шепота. Джон внезапно улыбнулся своей обворожительной улыбкой.
— Я сказал, что официантку тоже забираю, — объяснил он, подхватив Пенни под руку. — Она заставила меня подергаться, и теперь я не намерен упускать ее.
— Заставила подергаться? — переспросил Антонио. — А как насчет того, что она устроила мне? Я верчусь здесь уже три года, но ни разу в этих стенах не было сцены, подобной сегодняшней!
Он устремил свой исполненный гнева и презренья взгляд на Пенни.
— Вы уволены, — его слова прозвучали, как приговор. — С завтрашнего дня.
Пенни попыталась сказать что-то в свое оправдание, но Джон не дал ей и рот раскрыть.
— Нет, она не уволена. Она бросает работу. Прямо сейчас. Не забудь захватить свою сумочку, Пенни.
Девушка была настолько потрясена всем случившимся, что не имела сил протестовать, и только минут десять спустя, когда они уже двигались в направлении припаркованного невдалеке автомобиля, она, шумно вздохнув, произнесла.
— Ну ты и нахал! Я с таким трудом нашла эту работу, а теперь, из-за тебя и твоей подружки, меня вышвырнули на улицу.
Без тени раскаянья Джон рассмеялся, уложил пиццу в багажник, открыл дверцу и, придерживая ее, сделал приглашающий жест.
— На твоем месте я бы не беспокоился об этом, — беззаботно сказал он. — Я не думаю, что там — твое место. Ну а теперь, ты, может быть, прекратишь нытье и сядешь в машину?
— Нет! — возразила Пенни. — Почему я должна садиться в твою дурацкую машину?
— Да потому что я люблю тебя, глупая девчонка! — на крики Джона уже стала собираться небольшая группа любителей скандалов. — Ну, садись же, тебе говорят!
Голова у Пенни пошла кругом.
— Что ты сказал? — прошептала она.
— Я сказал, что ты глупая девчонка, — устало ответил Джон.
— Нет, перед этим, — настаивала девушка, смахивая накатившуюся слезу.
На лице его заиграла одна из тех обаятельнейших улыбок, которыми так славился Джон Миллер. Он опустил руки, прижимая ее к дверце, а затем судорожно вздохнув, как ныряльщик, слишком долго находившийся под водой, набрал полные легкие воздуха и на выдохе произнес:
— О, как я скучал без тебя! Знаешь ли ты, как я тосковал без тебя. Пенни?
Девушка только недоверчиво покачала головой.
— С того самого вечера, будь он неладен, я сбился с ног, разыскивая тебя, — продолжал он, устало вытирая рукой потный лоб. — Послушай, почему бы нам сейчас же не отправиться ко мне и не обсудить все наши проблемы?
— К тебе? — удивленно переспросила Пенни. — Ты имеешь в виду Уотерфорд-холл? Джон отрицательно покачал головой.
— Нет, у меня есть бунгало милях в десяти отсюда. Я постоянно испытывал ощущение, что ты где-то здесь, поблизости. Ну я и переехал сюда в надежде отыскать. Поедем, съедим пиццу, а я расскажу тебе все про это… — в голосе его появились непривычные просящие нотки.
— Хорошо, — робко согласилась Пенни. Похоже, она совсем утеряла способность говорить что-то кроме самых простых, обыденных вещей. Ей показалось, что мир утратил свою реальность. Вырвавшееся у Джона признание заставило ее по-новому смотреть на окружающее. Неделями она страдала от ненависти к нему. А теперь она осознала, как глубоко заблуждалась. Ведь если бы она не влюбилась в него с самой первой минуты, разве могла бы его показная враждебность так задевать ее? Придя к этой мысли, Пенни счастливо рассмеялась.
— В чем дело? — Джон вопрошающе уставился на нее.
— Я только что поняла, что безумно люблю тебя. И что ты свел меня с ума, широко улыбнувшись, сказала Пенни.
Джон вытянул руку и до боли сжал ей пальцы.
— Я опередил тебя, милая, — ответил он. — Я понял то же самое в ту злосчастную ночь на балу.
Они обменялись многообещающими улыбками. Машина быстро набрала скорость и перед глазами Пенни замелькали вывески магазинов, укрытые зеленью живых изгородей особняки. После столь откровенного признания Джона голова у нее просто пошла кругом. Постаравшись собраться с мыслями, она мучительно размышляла — чего же в действительности она ожидает от их отношений? Наконец она сформулировала свои желания. И они были до удивительного просты. Единственное, о чем она мечтала — это о его объятиях и ласках, об обручальном кольце, о детях от Джона Миллера. Она мечтала о долгой и счастливой жизни с ним в Уотерфорд-холле, в этом старинном особняке под сенью вековых дубов.
Пенни, робко улыбнувшись, взглянула на Джона, а он ответил ей таким страстным многообещающим взглядом, от которого у нее даже онемели кончики пальцев.
— Очень скоро наступит день, когда я наконец смогу сжать тебя в своих объятьях и покрыть поцелуями каждый сантиметр твоего прекрасного тела, сказал он голосом, полным скрытого огня. — Что ты об этом думаешь, Пенни?
— Я готова на все, — в голосе Пенни не чувствовалось никаких сомнений.
— Ваше откровенное бесстыдство просто очаровательно, — глухо рассмеявшись, отметил Джон.
Вскоре они вырвались из городской сутолоки на шоссе и, проехав немного, свернули на дорогу, ведущую на Поллиз-Айленд. Вместо буйной растительности за окнами автомобиля замелькали болотистые пространства. Сквозь золотистые заросли камышей пробивались бледно-голубые протоки. Невысоко над машиной пролетела снежно-белая цапля и, сложив свои царственные крылья, гордо уселась в конце мола. Позднее послеполуденное солнце еще заливало всю округу золотистым светом, но вдалеке уже сгущались предвечерние тучи, несшие за собой зловещий сумрак.
— Похоже, гроза надвигается, — сказал Джон, пристально вглядываясь в горизонт. — Но я думаю, мы должны успеть домой до того, как она разразится.
И он оказался прав. Не прошло и пяти минут, как машина затормозила у входа в просторный желтый дом на сваях, возвышающийся над океаном. Когда Пенни поднималась вверх по лестнице, внезапный порыв ветра чуть не сбил ее с ног. От поднятого в воздух песка зарябило в глазах. Влажный предгрозовой воздух заставлял одежду прилипать к телу.
— Я надеюсь, с Лэнни Кокс все в порядке, — прокричала Пенни, стараясь перекрыть нарастающий шум ветра. — Сегодня она с друзьями отправилась ловить макрель.
— Все будет нормально, — постарался успокоить ее Джон. — Любой шкипер, находящийся в здравом уме, немедленно повернет в гавань, заметив хотя бы малейшие признаки надвигающейся непогоды. А сейчас, марш наверх, а я займусь пиццей.
Через несколько минут Пенни уже была в холле и приводила себя в порядок перед зеркалом в золоченой раме. Джон уже успел за ее спиной проскользнуть на кухню и поместить пиццу в духовку, а она все еще продолжала освобождать глаза от попавшего в них песка, и собиралась заняться растрепанными волосами. На свою забрызганную кетчупом униформу она старалась не обращать внимания.
— Выгляжу я просто ужасно, — пожаловалась она своему отражению в зеркале.
В этот момент Джон вышел из кухни, встал позади нее и ласково положил руки ей на плечи. В зеркале отражалось его улыбающееся лицо.
— Да, это точно, — согласился он. — Давай посмотрим, что можно здесь исправить… Начнем, пожалуй, с этого?
Легким движением он освободил ее от нелепого форменного колпака, убрал шпильки, скалывающие прическу, и волосы теплой густой золотистой волной упали ей на плечи. Джон зарылся в них лицом, нащупывая губами ее шею. Глубоко вздохнул.
— М-м-м, намного лучше, — одобрительно заметил он. — Ну, а как быть с этой ужасной одеждой?
Обняв Пенни, он повернул ее к себе лицом и окинул ее мрачным взглядом. Заметив огромное пятно кетчупа, украшавшее передник, он прищелкнул языком.
— Что случилось? — спросил он. — Ты с опасностью для жизни отражала атаки разъяренных посетителей?
— Нет, — смеясь ответила Пенни. — У меня было совсем безопасное для жизни столкновение с тарелкой спагетти под соусом… Джон, что ты делаешь?
Последние слова она произнесла в некотором замешательстве, так как в этот момент ее фартук, одним движением освобожденный Джоном от завязок, уже летел в дальний угол комнаты. Более того, его опытные пальцы уже потянулись к застежкам ее форменного платья. И несмотря на нарастающие толчками возбуждение Пенни сообразила, что сейчас у нее единственный шанс, когда еще можно было что-то предпринять. Собрав всю свою волю в кулак, она освободилась от объятий Джона.
— Немедленно прекрати это!.. — повелительно потребовала она.
— Да я вот собирался покрыть поцелуями каждый сантиметр твоего тела. Думал, что ты тоже хочешь этого, — произнес он, скрывая за насмешкой свое разочарование. В это время его трепещущие пальцы касались ее обнаженной шеи.
Пенни решила проявить твердость и отвела его руку.
— Может быть, я и хочу, — ответила она с прохладцей в голосе, — но не сейчас. Для начала, нам надо кое-что обсудить. Джон, не могли бы мы присесть где-нибудь и чего-нибудь выпить?
— Как хочешь, — беззаботно пожав плечами, согласился он.
В этот миг Пенни была охвачена ужасными опасениями. Если бы не неожиданное признание Джона, ее и ноги тут никогда бы не было. Но в конце концов, это были только слова. А если он говорил это только чтобы соблазнить ее? Терзаемая мрачными предчувствиями, она прошла за Джоном в гостиную, подозрительно наблюдая, как он, склонившись, колдует над баром.
— И что ты будешь пить? — спросил он.
— Только колу, пожалуйста, — натянуто ответила Пенни.
— Садись, пожалуйста, — пригласил Джон. — Подожди минутку — и все будет готово.
Стараясь скрыть охватившую ее тревогу. Пенни разместилась на краешке накрытой пледом софы. У нее было время, чтобы осмотреться. Гостиная была отделена от кухни высокой бежевой пластиковой стойкой. С ее места было видно Джона, готовящего напитки на кухонной половине среди изобилия сияющих никелем приспособлений и аппаратов, которыми американцы так любят оснащать свои дома: огромный холодильник с морозильной камерой, микроволновая печь, кухонный комбайн, какая-то хитрая конструкция, видимо, для приготовления кофе.
«Как замечательно все устроено, — подумала Пенни. — И как бы мне хотелось однажды попробовать все это в действии!» Но в этот момент раздумья о ее будущих отношениях с Джоном вновь обеспокоили ее. И она снова переключила свое внимание на окружавшую ее обстановку.
Все вокруг хранило на себе незримый отпечаток характера хозяина. Чувствовалось, что мебель подбирал мужчина — она была и простая, и в то же время выдержанная в едином стиле. По обе стороны камина стояли уютные кожаные кресла. Темно-красные и зеленые пледы на диванах гармонировали с цветом штор. В комнате витал густой смолистый аромат от сосновых чурок. Побеленные стены украшали гравюры со сценами охоты и фотографии, напоминавшие об удачной морской рыбной ловле. Старинный кедровый столик перед софой был завален журналами для деловых людей и фермеров. Она так увлеклась осмотром, что слегка вздрогнула, когда Джон поставил перед ней высокий бокал с кока-колой, на дне которого мерцали кубики льда.
— Какая у тебя милая гостиная, — воскликнула Пенни. Голос ее прозвучал на два тона выше обычного и так неестественно, что Джон в испуге уставился на нее.
— Черт побери, да что с тобой происходит? — вопрос его прозвучал доброжелательно и озабоченно.
— Н-ничего, — запинаясь, выдавила из себя Пенни. — Не знаю, что ты имеешь в виду.
Джон одним махом проглотил полстакана виски и поставил его на каминную полку.
— Не надо играть со мной, Пенни, — произнес он нетерпеливо. — Ты ерзаешь так, как будто сидишь на иголках. Ты что, решила, что я сейчас повалю тебя на эту медвежью шкуру и стану насиловать?
Тут Пенни заметила устилавший пол роскошный ковер из медвежьих шкур, и ее охватило чувство возбуждения, к которому примешивались и некоторые опасения. Она покраснела и опустила глаза.
— Нет, конечно, нет, — прошептала она.
— Не думай, что мне бы этого не хотелось, — в голосе Джона звучало ожесточение. — Но если мы дойдем до этого, думаю, мы оба непременно будем знать, на что решились. Говоря о том, что нам есть, что обсудить, ты абсолютно была права. Так что начинай!
И в этот решительный момент Пенни с ужасом осознала, что ей совсем нечего сказать. Да она и говорить-то не могла! Чувствуя себя совершенно потерянной, она нервно сжала в руке стакан и в отчаянии улыбнулась Джону.
— А о чем бы ты хотел поговорить? — дрожащим голосом спросила она.
— О боже! — взревел Джон, и со всего маху врезал кулаком по каминной доске так, что стоявший на ней стакан с недопитым виски высоко подпрыгнул и чуть не лишился своего содержимого. — Я потерял целую неделю! Забросил все свои дела! Искал тебя! Нашел! А ты ведешь себя как деревенская идиотка! Где, черт побери, тебя носило все это время?!
Пенни внимательно вслушивалась в его выкрики, пытаясь найти в словах Джона какой-то скрытый смысл. Целую неделю? Неужели он потратил целую неделю, чтобы отыскать ее?
— Я-я была з-здесь, — запинаясь сказала она. — Ну, на Мертл-Бич.
— Так я и думал! — воскликнул Джон, меряя комнату огромными шагами. Вильма сказала, что получила от тебя открытку без обратного адреса. Но она была отправлена из этих мест. Но ведь в округе тысячи домов. Была даже мысль, что ты прячешься у Лэнни, но она отрицала это, когда я говорил с ней по телефону. Она сказала, что не встречала тебя с того самого вечера.
— Лэнни так сказала? — переспросила Пенни, и голос ее дрогнул.
Ей пришлось подавить накативший приступ смеха, чтобы не заводить Джона еще больше. Но того было трудно провести. Услыхав сдавленный смешок, он в три шага пересек комнату, оказался возле нее и сгреб ее в охапку.
— Лгала, не так ли? — взбешенно допытывался он. — Черт возьми, да вас линчевать за это мало обеих! Ты что, не понимаешь, что ты делаешь?
— А что я делаю? — стараясь придать себе невинный вид, спросила она. — Что собственно такого я делаю?
— Ты что, оглохла? — резко спросил Джон. — Я не знал, черт побери, где тебя носит. И только по чистой случайности я наткнулся на тебя сегодня. Ты исчезла из моей жизни, не объяснив ничего!
— А почему ты думаешь, что я обязана что-то объяснять? — вдруг на Пенни накатила волна раздражения. — В последний раз, когда я видела тебя, вы обнимались с Брэндой. Ну вот у меня и возникли вполне серьезные основания полагать, что тебе безразлично — где я нахожусь и что со мной…
— Какой абсурд! — продолжал бушевать Джон. — Да кто тебе дал право думать так обо мне. Да и в тот раз не я обнимал Брэнду, а она — меня. А это — большая разница.
— Правда? — Пенни постаралась вложить в свой голос как можно больше приторной сладости. — Похоже, что я заблуждалась, и заблуждаюсь до сих пор. Но мне совершенно ясно, что ты целовал меня в тот вечер только по двум причинам. Первая в том, что ты хотел унизить меня. А вторая — отомстить Брэнде.
— Это самая нелепая чушь, которую я слышал когда-либо! — возмутился Джон. — Отомстить? Месть? Меня не интересует месть! И Брэнда Сью меня больше не интересует!
— Правда? — сладко пропела Пенни. — Ну и что же ты делал с ней сегодня?
Джон остановился как вкопанный. Поднял голову. Лицо его посуровело.
— Тебя это не касается, — отрезал он.
— Да что ты говоришь? — воскликнула Пенни. — Как это интересно! Ты требуешь от меня объяснений — где я была, что делала. И в то же время не хочешь сказать, почему встречаешься с другой женщиной. И при этом еще заявляешь, что любишь меня! Ведь это называется двойной игрой!
— Здесь я ничего не могу поделать, — упрямо ответил Джон. — Придется тебе мне довериться, Пенни.
— Но почему я должна тебе слепо доверять? — теперь пришел черед Пенни разрядить сдерживаемые эмоции. — Знаешь, Джон, до сего дня я даже и представить себе не могла — насколько ты высокомерен. И это довольно глупо с моей стороны, ведь твоя собственная экономка предупреждала меня об этом.
— Сара? — в замешательстве переспросил ее Джон.
— Да, — продолжала Пенни. — Никогда не извинится, никогда ничего не объяснит — в этом весь мистер Джон! — стараясь подражать голосу миссис Маккендрик произнесла Пенни. — Это были практически первые услышанные мною от нее слова. И я была просто обязана к ним прислушаться.
Вздохнув, Джон скрестил руки на груди. Его каменное лицо и жесткий взгляд слегка смягчились.
— Послушай, милая, — нерешительно начал он, ласково взглянув на Пенни. Знаю, я — не пай-мальчик, с которым всегда так легко и просто. В какой-то степени это все издержки воспитания. В юности я был еще тот шалопай, и отец решил наставить меня на путь истинный. И каждый раз, когда я возвращался домой, он приставал с расспросами: «Где тебя носило? Что ты натворил на этот раз?..» И если я начинал ему дерзить в ответ, он бил меня. Ну, терпел я это лет так до девятнадцати, да и сбежал. В армию. Отслужил. Закончил колледж. С шалопайством было окончательно покончено, но с того времени я поклялся себе, что никто и никогда не заставит меня когда-либо снова отчитываться в своих поступках. И я строго придерживаюсь этих правил.
Пока Джон рассказывал о своей непростой юности, на лице Пенни попеременно отражались и потрясение от услышанного, и сочувствие.
— Понимаю, — сказала она, громко вздохнув, и положила руку ему на плечо. Но это — разные вещи. Я не хочу расспрашивать тебя ни о чем более, но мне важно знать — что же связывает тебя и Брэнду?
— Послушай, Пенни, — в голосе Джона вновь зазвучали предостерегающие нотки. — Оставь это, слышишь! Есть вещи, о которых лучше не знать. Неужели ты не можешь понять этого?
— Нет, не могу, — горячо возразила Пенни. — Все это заставляет меня думать, что в твоем поведении действительно есть что-то двуличное. И это беспокоит меня.
— Ну, если на то пошло, — сказал он, скрипнув зубами, — в тебе есть тоже кое-что, чего я принять не могу. Например, твоя непредсказуемость, твоя безответственность и то, как ты распоряжаешься своей собственностью.
Последние его слова привели Пенни в состояние полнейшего негодования.
— Мне вообще не следовало бы сюда приходить! — вскакивая на ноги, решительно произнесла она. — Ты сказал, что хочешь поговорить со мной. Но все, чего ты хочешь — это побольнее оскорбить меня. Я могу распоряжаться своим наследством так, как пожелаю! Это ведь все мое, не так ли? И почему я не имею право жить в имении моего отца?
— Продолжай в том же духе, — сухо посоветовал Джон. — Старый Уильям Эллиот был бы очень доволен тобой.
— Что ты имеешь в виду? — горячо спросила Пенни.
Внезапно лицо Джона вновь обрело сходство с непроницаемой каменной маской.
— Ничего, — ответил он. — Ничего. Забудь это. Пенни едва могла дышать от ярости после того, как Джон оскорбил ее, да к тому же и ее отца. Она бросила на него быстрый оценивающий взгляд, и былая враждебность вновь захлестнула все ее существо.
— Знаешь, Джон, — сказала она мягко, но решительно, — похоже, это самое разумное предложение за весь сегодняшний день. Давай все забудем. Особенно эту нелепую идею, что между нами может быть что-то общее.
Гордо вскинув голову, она поднялась с софы и направилась прочь из комнаты, но была внезапно остановлена Джоном, который властно удержал ее за запястье.
— Это все, что ты можешь мне сказать? — в его голосе послышалась едва сдерживаемая ярость.
— Нет! — выдохнула его пленница. — Я могу еще добавить, что твоя пицца горит!
Затем она с удовлетворением захлопнула за собой дверь.
* * *
Ветер на улице все крепчал, небо постепенно затягивали зловещие тучи. Ухватившись за перила деревянного настила, Пенни вздрогнула и на минуту остановилась. Как же ей теперь добраться до города? Невдалеке внизу она увидела несколько сбившихся в кучу автомобилей. Среди них выделялся один черно-белый с синей мигалкой на крыше. Полицейская машина! Может быть, ее водитель подскажет ей, где она сможет найти такси, чтобы добраться до дома?
Поспешно спустившись по лестнице, она помчалась к небольшой группе людей, окружавших полицейского. Было видно, что он говорит что-то в мегафон, но слова его уносил ветер. Наконец он закончил, и слушавшие начали расходиться. Охваченная внезапным беспокойством, Пенни прибавила ходу.
— Простите, сэр, — еле отдышавшись, обратилась она к полицейскому. — Не могли бы вы сказать, где здесь можно найти такси?
Полицейский медленно обернулся. Прямо на Пенни смотрели усталые доброжелательные глаза крупного пожилого сизолицего мужчины. На лице его ясно читалась тревога.
— Куда вы хотели бы поехать, мадам? — спросил он.
— На Мертл-Бич.
Полицейский, озабоченно нахмурившись, покачал головой.
— Лучше вам этого не делать, мисс, — сказал он. — Мы только что получили штормовое предупреждение. Приближается ураган. И мы советуем всем покинуть побережье как можно скорее. Ради вашей же безопасности уезжайте сейчас же!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Единственный мужчина - Дивайн Анджела

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Единственный мужчина - Дивайн Анджела



сюжет интересный. вроде все прекрасно, но...есть ощущение, что не хватает глубины...автору не совсем удалось передать эту глубину в словесной форме. а во всем остальном - все хорошо.
Единственный мужчина - Дивайн АнджелаНиэль
7.06.2012, 16.23





слова одни слова, как то не раскрыто,нет чувтсв
Единственный мужчина - Дивайн АнджелаМарго
8.09.2012, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100