Читать онлайн Властитель души и тела, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Властитель души и тела - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Властитель души и тела - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Властитель души и тела - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Властитель души и тела

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 8

– Где она?
Уик запер дверь на засов, его рев гулким эхом разносился по пустому коридору. Где-то в доме в мертвой тишине часы пробили пять. Гулкое безмолвие.
– Уилтон! – Он не слишком церемонился с ней и даже не спешил одеться, когда она вошла в комнату. Он даже не пытался скрыть свою ярость. – Где женщина?
– Сэр? – Она не боялась его. Уже много лет она справлялась со всеми его капризами, прихотями и вспышками гнева. – Откуда мне знать?
– Как откуда знать? – взревел он. – Ты знаешь все, что происходит в этом доме. Где она?
– Я не знаю.
– Найди ее, – отрезал он и пошел за штанами, рубашкой и сапогами. Он даже не стал купаться или умываться, так был разъярен. Он хотел сохранить на себе ее запах и впитать всеми порами ее предательство.
А теперь к Эллингему, этому сукину сыну.
– Мой дорогой Уик, – произнес Эллингем укоризненно, срочно вытащенный из кровати. – Нельзя так обращаться с гостями, особенно с лучшим другом и главным сводником. – Он покачал головой, начав понимать волнение Уика. – Что значит – где она? Прежде всего, кто она?
– Эта целомудренная штучка, которую ты представил мне как чистую и невинную. Так вот, она ушла, ты слышишь меня? Она бросила мою постель, мой дом и мой член – и кто знает, куда она направилась и какие россказни будет распространять. Черт бы ее побрал со всеми ее прелестями… Вылезай из постели, Эллингем! На кону твоя башка в прямом и переносном смысле. Я тебе ее оторву, если ты не скажешь, кто она и куда делась.
– Погоди, Уик. Ты же ведь еще не знаешь, может, она в доме – на кухне или в библиотеке…
Уик бросил на него злобный взгляд, но Эллингем не смотрел на него, занятый одеванием.
– В пять утра, понимаешь, болван ты этакий? Кто она, Эллингем?
– Великий Боже, ты выбираешь себе малышку в жены и до сих пор не спросил ее имени? – ужаснулся Эллингем.
Это не укладывалось ни в какие рамки и было слишком даже для Уика. День и ночь развлекаться с девушкой и даже не поинтересоваться, кто она. Хотя бы потому, что она может зачать от него? Это просто неприлично. Ему не хотелось даже думать об этом. Девушка была в доме, она должна быть здесь.
– Ты что, даже ни разу не снял вуаль с ее лица?
– А зачем? – небрежно бросил Уик. – Она мила, доступна, а ее тело жаждет удовольствий. Что еще нужно знать?
– Ее чертово имя, ты, кусок дерьма! Бога ради, ты же собираешься жениться на ней!
– Я хочу вернуть ее… – Уик перевел дыхание и поправился: – В мою постель.
– Ты хочешь заполучить ее жаркое тело, – процедил Эллингем. – А для этого тебе придется хорошенько потрудиться.
– Я… хочу… ее.
– А-а-а… – протянул Эллингем. – Значит, ее.
– Кто она?
– Она – Весталка, и она улетела.
– Эллингем… – Его тон не допускал возражений, его руки сжались, словно он собирался раздавить сводника о ближайшую стену. – Кто… она?
– Насилие никуда тебя не приведет, – огрызнулся Эллингем. – Помни, на кону большие деньги, а также честь королевы и страны.
– Кто она?
– Некая девушка, которая, судя по всему, слишком хороша для тебя.
– Я… убью… тебя… Я душу из тебя вытрясу.
Эта женщина вернется в мою постель в течение дня, а через месяц станет моей женой. Хочет она того или нет. Таковы были условия соглашения, и я не думаю, что это была неудачная шутка с твоей стороны, поскольку ее последствия ты и представить себе не можешь.
Эта угроза подействовала на Эллингема. Вес Уика в обществе был намного выше влияния ангелов небесных. За ним стояли деньги, титул, родословная, связи, наконец. И множество совершенно неосязаемых вещей, главная из которых – свет, который сотрет в порошок любого, неугодного ему.
Будучи приспешником и наперсником Уика, Эллингем получал массу удовольствий и развлечений, и он, конечно же, не будет защищать Весталку, раз это угрожает его дружбе с Уиком.
В конечном счете всему есть пределы.
Но видеть Уика таким возбужденным в высшей степени забавно. И он сможет шантажировать его в любое время, когда захочет взять верх над ним.
– Не горячись, Уик. Еще не время идти на баррикады. Ты ведь не знаешь наверняка, что она ушла. Давай сначала посмотрим, позавтракаем, успокоимся, а уж потом, если потребуется, схватимся со львицей в ее логове.
– Он целовал тебя?
Теперь пришло время ей искать прибежище в грустной голубой комнате. Хотя грусть – это не то, что она чувствовала тем утром, когда она добралась до дома, полураздетая, раздираемая угрызениями совести.
Боже, как она осмелилась бежать из владений Уика? И даже тогда ее удача зависела от какого-то чудака, который решил, что побег не вызовет гнева Уика.
Она поспала, позавтракала, еще поспала, и вот теперь, в этот предвечерний час дня, когда она покинула Уика, у нее было ощущение, словно прошло не меньше месяца.
Да к тому же была Джулия, такая заботливая, которая знала Уика и просто умирала от любопытства, желая узнать подробности кровопролития.
Ладно, уж по крайней мере от них она ее оградит.
– Нет, не целовал. Поцелуй лучше ты меня. Лгунья… ведь он же целовал ее, но разве слизывание спермы с языка можно назвать настоящим поцелуем? А его пальцы, требовательные, тонко чувствующие… не думать об этом… не позволять себе вспоминать…
– Он ласкал тебя? – с дрожью в голосе задала ей вопрос Джулия.
Дьявольщина! Но ведь ей же следовало ожидать этого вопроса, подумала Дженис растерянно.
– Мне не понравилось, – ответила она как можно более равнодушно. Ни малейшего намека на то, как страстно желала она этих его ласк. – Не стоило терпеть мучения, которым он подверг нас, чтобы обнаружить, что пятьдесят тысяч годовых окажутся недостаточной компенсацией за замужество.
– Значит, он ласкал тебя, – произнесла Джулия погасшим голосом.
– А чего ты ожидала? – потеряла вдруг терпение Дженис. – Он ищет себе жену, женщину, которой он предложит руку. Которую он будет ласкать, целовать и…
«…ему будет наплевать, кто она, лишь бы она без устали и с удовольствием раздвигала для него ноги…
…и эта женщина – я.
и я никогда не смогу сказать об этом…»
Он даже не снял вуаль с ее лица. И не хотел от нее ничего, кроме полного и неограниченного доступа к самым интимным местам ее обнаженного тела. Даже сейчас, день спустя после возвращения, ее тело хранило его запах.
Ей не хотелось забывать его. Но она не желала признаваться в этом даже себе самой.
– О, – чуть слышно произнесла Джулия. – О-о-о.
– Ты же сказала… – начала Дженис.
– Да, я сама сказала. Прости меня. Я только хочу… знать, – закончила за нее Джулия.
– Конечно, ты желаешь знать, поскольку он едва не уничтожил тебя. Он несет в себе смертельную опасность и зло, он обольстителен, он безнадежно развращен и испорчен. И я-то как раз довольна тем, что смогла избежать несчастной судьбы – оказаться той, кого он выберет в жены.
– И кто же тогда стала его избранницей? – просияла Джулия. Это была новость, свежая сплетня, и, возможно, она первая узнает ее.
О Господи. Опять ловушка… На этот вопрос не было ответа. Перед ней разверзлась непроходимая трясина, и ей нужно было найти обходной путь, чтобы достичь другого берега.
– Знаешь, он держал нас в уединенном месте, изолированно. Мы не знали имен друг друга. Он общался с нами поодиночке. Это был самый разумный и мудрый способ, потому что неизбранные могли вернуться в свет с незапятнанной репутацией. Это был единственный положительный момент во всей этой затее… – Дженис уводила разговор в сторону. Такая ложь… Даже сейчас ее тело сгорало от желания. В тот раз, той ночью перед зеркалом, она, голая, лежала в его постели, став рабыней его волшебных рук, и это было все, что она собиралась помнить всегда.
Проклятие! Ее тело жаждало его рук и настойчивых, требовательных толчков его члена, и никакая правда о нем ничего не изменит и никогда не заставит ее забыть это. И он хорошо знал это.
Как она могла сотворить такое с собой? Храбрая, отчаянная авантюристка Дженис отважилась замахнуться на чудовище лишь для того, чтобы самой оказаться безвозвратно соблазненной им.
Как глупо! Как это невыразимо наивно с ее стороны!
– Дженис?..
А теперь она была потеряна для любого другого мужчины, навсегда…
– Да, Джулия? – Это был ее голос? В мыслях она слышала только его, ее соски заранее затвердевали в ожидании, все ее тело млело.
– Хочешь чаю?
Реальность напоминает о себе. Она поступила как самая безрассудная женщина во всей Англии, сбежав из его постели, отвергнув его секс и отбросив шанс, который, возможно, был предоставлен ей единственный раз в жизни.
– Мой дорогой Уик, будем называть ее Весталкой до тех пор, пока не узнаем, чего ей хочется, чтобы обращаться к ней как-то иначе.
– Я предложил ей мое имя, – буркнул Уик. – И она примет его, даже если мне придется связать ее по рукам и ногам и в таком виде доставить к алтарю. Я оправдаю все ожидания и не стану посмешищем. Я исполню свой долг. А она уже наверняка забеременела. Черт побери ее глаза – кто же эта женщина, да кто она такая, что посмела бросить мне вызов?
Был ранний вечер, а они уже проехали добрых два часа и только что добрались до лондонского городского дома Уика. Всю дорогу он бранился не переставая.
Эллингем еще не знал, говорило ли в нем оскорбленное чувство собственника, потерявшего приглянувшуюся ему вещь, которую он уже считал своею, или эта женщина на самом деле затронула его душу. Что бы это ни было, Уик не скучал, а это уже было нечто, что говорило в пользу эксперимента.
– Мы прямо сейчас заскочим в дом ее отца, – заявил Уик, когда они вышли из экипажа и вслед за кучером сделали несколько шагов к дому.
– Ну уж нет, – бурно запротестовал Эллингем. – Мы проведем здесь ночь, а я посмотрю, действительно ли ты хочешь связать себя узами брака с этой женщиной. В конце концов, что может случиться за одну ночь? Не удерет же она к чертовой матери с кем-нибудь?
– Не удерет? – прорычал Уик. – Она сбежала от меня…
– А наутро, – продолжал невозмутимо Эллингем, – мы пошлем записку, и уж тогда, если она соизволит, мы посетим ее.
– Если… – взревел Уик. – А если не мы, то кто посетит ее…
– Ну конечно. А тем временем ты спокойно переберешь в уме все ее дурные качества, дабы быть готовым бросить ее в любой момент. Или же, наоборот, ты вспомнишь все ее достоинства и настроишься должным образом, чтобы повести ее под венец.
– Если ты мне не скажешь, кто она, – произнес Уик, и в его голосе прозвучала опасная нотка, – те хотя бы приставь кого-нибудь следить за ее домом, чтобы быть уверенным, что она не сбежит с кучером.
Эллингем выглядел несколько растерянным, словно эта просьба застала его врасплох.
– Как пожелаешь, мой дорогой Уик. Поручим это Максу. Он ни разу не подводил меня в таких делах. Давай я пошлю ему срочную записку, чтобы моя леди ни на минуту не оставалась без надзора.
– Моя леди? – Уик ухватился за это замечание, пока Эллингем нацарапал записку, позвал дворецкого Уика и отправил ее.
– Она настоящая леди, Уик. Иначе и быть не могло.
– Меня хотели заставить в это поверить. Но леди не ударяются в бега среди ночи.
Именно бегство убивает его. Эллингем задавался вопросом, что больше оскорбило Уика – предательство или то, что его отвергли. А может, и то и другое. На его памяти еще не было женщины, у которой хватило бы духа отвергнуть графа. Все они падали к его ногам. Черт побери, даже эта невинная штучка таяла, как воск, в его руках.
И все же она проявила характер. Она не последовала примеру двух других девиц. Она осмелилась высказать свое мнение. А когда что-то ее не устроило, приняла меры. Может, она оказалась именно той, у кого хватит ума и силы, чтобы укротить распутника? Уик на поводке, о Господи…
Уик мерил комнату большими шагами. Пылал камин, дворецкий принес портвейн, который оставался на столе нетронутым. А Эллингем сидел перед камином и ликующе смотрел на огонь.
– Ты ужасно доволен, верно ведь? Боже, если узнаю, что это твои проделки, я вытащу тебя и оторву тебе кое-что внизу. Это ведь была твоя идея, да и осуществление тоже.
– Причем блестящая идея, – буркнул Эллингем. – Я, пожалуй, выпью портвейна. И вообще я испытываю чувство азарта, глядя на твое волнение.
– Мое… что? – Уик остановился как вкопанный. – Я не просто взволнован, я в ярости оттого, что эта штучка взяла все, не оставив мне ничего взамен, отказав даже в возможности стать моей женой. А ведь у меня самое большое состояние во всей Англии. Так кто же она такая, чтобы пренебречь подобной честью? Кто? Выставить меня на посмешище публике… Клянусь Богом, Эллингем, если ты не скажешь мне…
– Уика публично унизили тем, что отвергли? Да ты можешь исправить это в мгновение ока. Стоит лишь послать за Инночентой. Она не доставит никаких хлопот, она все отлично поймет, и ни одна душа ничего не узнает. Уж она-то точно никому не расскажет. Да и Виртуоза достаточно умна, чтобы понять, какому она подвергнется остракизму, если будет распускать сплетни.
– Я – не хочу – Инноченту. Я – хочу – Весталку.
Эти слова эхом разнеслись по дому. Вопреки всем правилам, по которым жил Уик. Они вырвались из глубины души, потому что ему претила сама мысль о том, что кто-то иной окажется в его постели.
«…Я хочу Весталку…»
Ему никогда и в голову не могло прийти, что он скажет такое вслух о какой-либо женщине. И в тот момент, когда он произнес эти слова, он вдруг испытал настоящий шок. Ему немедленно захотелось взять их назад. Ибо, прозвучав, они обрели реальность. Да к тому же при свидетеле.
«…Я хочу Весталку…»
В течение нескольких секунд эти слова вертелись у него в голове.
Что же такое было в этой Весталке? Он с самого начала задавался этим вопросом, выделив ее из трех женщин, оказавшихся у него, казалось бы, на равных основаниях.
Оставался бы он столь же задетым, если бы, скажем, Инночента бросила его?
Что же все-таки было в Весталке?
Красива, умна, элегантна… Сознававшая, что сам факт быть избранной и представленной пред его светлые очи уже означал признание ее высокого уровня. Готовая на все, и тем не менее сдержанная. Храбрая, но доопределенного предела. Хорошо чувствующая свое тело, несмотря на всю невинность и наивность. Настоящая девственница, хотя и жаждущая и воспринимающая все, что хотел проделать с ней, дабы лишить невинности. И все же было в ней что-то неуловимое. Что она удерживала при себе, даже когда раскрывала свои самые интимные места перед его алчущим сексом?
Да, в этом была вся Весталка. Та, при одном только имени которой его бросало в жар, а его член моментально восставал. Весталка с безгранично волнующим телом, которое он не уставал ласкать. С твердыми, как камень, сосками и жаркой тесной расщелиной с неизведанными, зовущими глубинами.
Где, возможно, его семя уже пустило корни…
Или все же ему нужно дождаться, чтобы убедиться в реальности этого? Заставить ее прийти к нему после всего того, что она уже совершила?
Да, именно так и должно быть. Он заставит ее ползать перед ним, просить милосердия…
Да, но если вдруг вместо этого она окончательно отвергнет его и кто-то другой женится на ней, получит его ребенка и будет ласкать это гибкое податливое тело…
Нет! Сама мысль об этом казалась ему невыносимой.
Это было непостижимо. Он выбрал ее. И плевать ему на то, чего захочет она сама.
Эллингем отлично понял его. Все точки были расставлены.
Чего уж никак не ожидала Дженис, была записка на жирном пергаменте с печатью Уика с просьбой, предусмотрительно подписанной Эллингемом, рассмотреть возможность встречи с графом.
От семьи ничего нельзя скрыть. Особенно карету Уика с кучером и вообще весь аристократический церемониал, с которым было обставлено вручение записки.
Джулия прямо-таки подпрыгивала, заглядывая ей через плечо и пытаясь прочитать, что написал Эллингем.
– Нет, это не от Уика, – отрезала Дженис, когда мать в очередной раз пристала к ней с расспросами.
Уику требуются посредники даже для этого. Он не может унизиться до того, чтобы самому публично выбрать себе спутницу жизни. Похоже, что он не может ручаться за себя.
Мать Дженис удивленно подняла бровь, однако воздержалась от комментариев. Ее просто разбирало любопытство по поводу того, что касалось Уика, однако все это было лишь слухами и сплетнями. И никто, замешанный в этом, включая Дженис, никогда ничего не скажет.
Однако записка была послана уже после всего свершившегося, и потому она питала большие надежды на будущее Дженис. Хотя то, что Дженис свернулась клубочком на диване в голубой комнате и временами бросала мрачные и уязвленные взгляды, было не слишком обнадеживающим признаком.
– Даже если я увижу его – повторяю, если, – то мы встретимся наедине, – заявила она наконец матери. – Даже не пытайся навязываться мне в провожатые. Тебе ведь было на все наплевать, когда я в прошлый раз отправилась в Хоулком.
– Но ведь Уик рассыпался в уверениях, что эту роль будет играть его мать.
– Да, конечно, из своего вдовьего дома милях в двадцати оттуда. Или около того. Он с очаровательной улыбкой заверит тебя, что все просто прекрасно, мама. Но теперь я имею некоторое представление о том зле, что он причинил Джулии и другим женщинам, попавшим в его сети, и никогда не уступлю. И ничто не сможет поколебать меня после пагубных дней, проведенных в его обществе, в чем бы ни пытался убедить меня этот монстр.
Эллингем все же пришел. Уик и не думал, что ему удастся удержать его в стороне отдела. И только когда они были уже всего в двух кварталах от дома Весталки, Эллингем назвал ему ее имя.
– Траубридж? Мне кажется, я знаю это имя…
– Ну конечно же, знаешь, – подтвердил Эллингем. – Но мне придется напомнить тебе, кто это был.
– Ненавижу игры. Весталка ведет свою игру. Траубридж, Траубридж… погоди-ка… стройная, худенькая блондинка… О Господи… это одна из тех холодных недотрог, которых обхаживаешь, добиваешься, а они не дают, надеясь выжать из тебя предложение руки и сердца. Это та маленькая ледышка? Да я оказал ей большущую услугу, отбросив ее, как раскаленный камень. Дьявольщина и проклятие! А Весталка, значит, ее сестра?
– Именно так. Может, поэтому она и сбежала?
Уик на минуту задумался. Сценарий был ясен: Весталка сбежала, чтобы насладиться местью. И она сервировала ее вкуснейшим пикантным соусом и полной миской обещаний, которые никогда не собиралась выполнять.
– Черт!
– Ну что ж, разворачивай карету, и… давай навестим Инноченту. Она будет в восторге.
– Ну уж нет. – В голосе Уика прозвучала стальная решимость и уверенность, и ни намека на досаду.
На этот раз Весталке не уйти, весело подумал Эллингем. Он ждет не дождется, когда снова увидит ее.
Но вот чего он не ждал, так это появления Джулии. Однако она ничем не напоминала ту раненую голубку, что Уик безжалостно бросил на обочине.
Кто была эта Джулия, высокая и уверенная в себе, щеки которой заливал легкий румянец, а светло-голубые глаза блестели вызовом, когда она отвела Уика в голубую комнату, а Эллингема проводила в гостиную?
Он не мог оторвать от нее глаз.
– Милорд, – тихо произнесла она глубоким мелодичным голосом. Он никогда не замечал этого у Джулии за те несколько недель, что обхаживал ее. Или ее округлых форм, ее горделивой осанки, ее милых манер, ее врожденной фации.
Она была так элегантна, горда и прелестна! Что-то в ней изменилось, она извлекла уроки из тех переживаний. Она повзрослела и стала достойной его внимания. Однако это уже не имело к нему никакого отношения. Все, что он когда-либо искал, нашло воплощение в этой девушке, даже с учетом того, что он никогда не знал, чего искал. Но конечно же, он искал – просто не нашлось женщины, которая пробудила бы в нем интерес.
И все же Джулия была в кильватере прошлых завоеваний Уика. Проклятие на голову мужчины, который не оценил того, чего не имел!
И вот она оставила его в момент слабости, безвольного, размышлял разъяренный Уик, вне себя меряя комнату большими шагами, и не было рядом Дженис, чтобы излить на нее свой гнев. Он уже начал подумывать, не слишком ли много времени и энергии затратил он на эту особу.
Так всегда бывает с женщинами. Они абсолютно уверены, что мужчина бросается к их ногам ради того, что у них между ног.
Ха-ха. Только не он. Он перепробовал массу женщин. И все безуспешно. А единственная причина, по которой он был здесь, это развязанная Эллингемом кампания, чтобы найти ему жену и обеспечить наследника. И если бы все это не носилось в воздухе вот уже несколько месяцев, а все светское общество не ожидало с нетерпением развязки, если бы он не использовал доброе имя матери в споре о том, что он развратит и обрюхатит девственницу, Весталка не имела бы ни малейшего шанса носить его имя.
Наконец, была же у него хоть какая-то совесть, подумал он. Он не был совсем уж паршивой овцой. И у Весталки есть свои хорошие качества. Возможно, он смог бы вынести жизнь с ней, пока она не родит ему наследника. Они бы договорились о своего рода сделке. Она бы вела свой собственный образ жизни, а он продолжал жить как обычно.
Какая женщина сможет устоять перед таким предложением? Ни одна из сотен тех, кого он соблазнил в разное время. И кто такая эта Весталка, чтобы поступать иначе?
Его вновь охватила ярость.
И в этот момент дверь медленно открылась, и Весталка тихо вошла в комнату.
То есть он подумал, что это Весталка, но поскольку она с ног до головы была закутана в длинный, до пола, плащ с капюшоном, закрывавшим ей голову и лицо, он не мог быть уверен до конца. Это мог быть тот воробышек, именуемый ее сестрой, хотя, подумал он, та была чуть пониже ростом.
И тогда она распахнула полы плаща, и он обнаружил, что под ним она абсолютно голая.
– …Весталка?
Вопрос был излишним. Он узнал этот лобок, эти соски.
– Просто тело, милорд. Какое имеет значение, Весталка это или Инночента, или одна из ваших женщин, ждущих своей очереди…
– Это Весталка, которую я выбрал себе в невесты.
– Нет, всего лишь выбранное вами тело, милорд. Место, куда бросить семя, и сосок для кормления, и ничего больше. А потому сойдет любое. Так что идите и выбирайте какое угодно из длинного списка жаждущих тел, а это уж оставьте в покое.
Она была слишком спокойна и тиха. Это даже отдаленно не походило на то, что он себе воображал. Значит, все враки в романах, когда пишут, что женщина капитулирует, когда ее возлюбленный приходит за ней? Что случилось с Весталкой? Неужели ей непонятно, до какой степени ему пришлось переломить свой характер, превозмочь свою гордость, чтобы прийти сюда?
Черт, куда подевался Эллингем? Это из-за его дурацкого конкурса он оказался в столь двусмысленном положении. Ну что за пытка – он видит перед собой груди и живот Весталки, ее покрытый шелковистым пушком вход в райские кущи – и не может тронуть их… обладать ими. Да любая другая женщина на ее месте давно уже лежала бы на спине, пытаясь завлечь, соблазнить его. Но это была Весталка, и она отвергала его.
Только настоящий мужчина мог вынести подобное.
И женщина. Дженис готова была умереть от страха. С Уиком нельзя так обращаться… Инночента была тысячу раз права. Но ей не оставалось ничего другого. Раз ему удалось с такой легкостью завладеть ею, то, решила она, на чужой для него территории они должны быть на равных. Уступить сейчас означает потерять остатки гордости и собственного достоинства, и уже никогда потом ей не удастся кем-то стать для него.
Пока ему окончательно не надоест играть в поиски жены, она не должна уступать ему ни в чем. И тогда Эллингем потащит его к Инноченте, не собиравшейся вкладывать в него душу, зато имевшей предостаточно опыта общения с другими мужчинами, которая ради его денег вполне комфортабельно уживется с ним в качестве жены.
– Я выбрал тебя, Дженис, и мой выбор не подлежит обсуждению.
О! Он произнес это таким тоном, что, услышав, как он произносит ее имя… О Господи, она поверила, что он говорит это всерьез.
– Я уже сказала «нет».
– Нет. Ты сказала, приди и возьми меня, когда по-настоящему захочешь этого. Ты выиграла, Весталка. Я здесь и сгораю от нетерпения, видя твою наготу и зная, что в этом доме я не могу тронуть тебя, не могу насладиться тобой. А ведь вполне возможно, что ты уже носишь моего ребенка.
– Воистину это единственное, что ты действительно хочешь, – произнесла она ледяным тоном. – Наследник. А все остальное может катиться к черту.
– И ты тоже, Весталка? Ты требуешь, чтобы я изменил свою натуру?
– Я бы хотела, чтобы ты почувствовал какую-то ответственность. Недостаточно носить знатный титул и на этом основании оставлять ублюдков по всей стране, пока избранная тобой жена молча созерцает это. С этим я никогда не смирюсь. Впрочем, – она опустила глаза на свое тело, – кому дано узнать, может, я, такая благовоспитанная, столь возлюблю сексуальные удовольствия, что полностью, без остатка захочу предаваться им. И очень может так случиться, что именно я буду оставлять ублюдков по всей округе, а ты окажешься задвинутым на задний план… вот ведь какие мысли возникают. У меня будет масса любовников, которых я не могла бы заполучить, не будучи женой графа Уика. Разве что при таком условии стоило бы передумать…
От этих ее слов у него кровь застыла в жилах. Это была не она. Она никогда не была такой. Он не знал, как он узнал это, но он это знал. Она никогда не поступила бы так не только с ним, но и с любым другим мужчиной, которому дала слово. Он знал это так же твердо, как то, что его имя – граф Уик.
Уик стремительно пересек комнату и схватил ее за плечи.
– Ты не Инночента… Я знаю тебя…
Эти слова отозвались громким эхом… хотя он и произнес их перед ее лицом, закрытым капюшоном. Он понимал, что это правда, но она застала его врасплох.
– Ты совсем не знаешь меня. – Слова Дженис падали, словно тяжелые камни.
Они молча стояли друг против друга. Он не делал попытки открыть ее лицо.
– Я знаю тебя, – вымолвил он наконец хрипло. – Я сам выбрал тебя.
– Пока я тебе не надоем.
– Я не скажу тебе, что это неверно.
– Я вижу, что верно: ты говоришь с моим телом, словно самой меня здесь нет.
Он поднял руку и отбросил капюшон с ее лица и посмотрел ей прямо в глаза, мягко коснулся пальцами ее щеки, ее губ. Красива. Умна. Чувственна. Просто создана для него.
– Я вижу тебя насквозь, Дженис. Я знаю, кто ты. Я знаю тебя.
– Отличные слова, чтобы получить то, что желаешь.
– Я хочу тебя. – Это было правдой, которая испугала его.
Она была совершенна, в ней все было пределом его мечтаний о женщине, образцом жены, какой он ее себе представлял.
Ему вдруг стало страшно потерять ее, при одной мысли об этом его охватывал разъедающий душу холод. И это не имело ничего общего с его социальным положением или деньгами.
– Ты хочешь меня. Мы, возможно, уже зачали ребенка. И это только начало. А всему остальному, по-видимому, нам обоим предстоит научиться. И это я могу обещать тебе: я постараюсь.
У Дженис вдруг пересохло в горле. Он говорил серьезно. Он обдумал свои слова, он сделает это ради нее, поскольку ни разу еще так близко не подходил к тому, чтобы иметь жену и ребенка, которые бы всецело принадлежали ему.
Она заглянула ему в глаза и там впервые обнаружила его ранимость. В нем было что-то от ребенка, избалованного, рано повзрослевшего, возможно, нежеланного, который нуждался в любви, жаждал ее и которому еще предстояло обрести это чувство, – она увидела в нем человека. Разве при всех его эротических авантюрах не жаждал он любить кого-то, отбросив все наносное и эфемерное?
В это мгновение она увидела его одиночество и растерянность и поняла, что должна беспрестанно бросать ему вызов, дабы он выполнял обещания, хранил верность и творил жизнеутверждающие дела, которые навсегда изменят его к лучшему. И она поняла, что испытывает к нему чувство более глубокое, чем просто физическое влечение. Если раньше она думала, что ей придется жить без его ласки, и уже оплакивала утрату их чувственного единения, то сейчас все возродилось.
Не последнюю роль сыграло и то, что он пришел сам. Разыскал ее. Избрал ее и был намерен держаться своего выбора. Он постарается стать лучше.
А уж любовником он был несравненным. И ей вдруг показалось, что они заключили лучшую сделку во всей Англии.
– Дженис? – Он крепко взял ее за руки, подвел к дивану и усадил к себе на колени. Она почувствовала железную твердость его члена, неопровержимое свидетельство того, что он по-прежнему желал ее превыше всего и находился в плену ее сексуальности.
Этого им оказалось достаточно. А также его клятв и обещаний на будущее. Немногие женщины могли похвалиться и этим.
Она не могла больше обходиться без него ни минуты. Властителя ее души и тела. Он значил для нее все. Она так долго ждала его. Она тесно прижалась лоном к его члену, раскрыла перед ним торчащие груди, и… к обоюдному удовольствию, сделка состоялась.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Властитель души и тела - Дивайн Тия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Властитель души и тела - Дивайн Тия



ДА...СЛИШКОМ ОТКРОВЕННО.ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ЭРОТИКИ.Единственное, что мне не понравилось,что мстила ГГ за родную сестру -это уж слишком.Лучше бы автор заменил сестру на подругу или дальнюю, малознакомую родственницу.Как-то неприятно,когда родные сестры делят одного мужчину.
Властитель души и тела - Дивайн ТияНАТАЛЬЯ
12.02.2012, 0.25





Слишком много эротики. Уже приелось,в каждом романе постель. Но так детально описано,я с таким ещё не сталкивалась.
Властитель души и тела - Дивайн ТияЛеди луны
26.08.2012, 8.53





ерунда!!!! чушь!!!!!
Властитель души и тела - Дивайн Тиялия
17.10.2012, 15.52





Три девицы - Дженис, Импотента и Вискоза - борятся за честь быть ё**нутыми богатым знатным развратником. Выбрав Дженис, он имеет ее во все дыры (дав ей милое прозвище "сладкая дырочка") всю ночь и целый день, при этом судя по всему кончяет он каждые десять минут. Кончив напоследок прямо ей на грудь и живот, наш герой решает: "Женюсь". Немного помучив героя, девица соглашается. Что порадовало - ни слова о любви. Так что стиль исторического порно выдержан идеально. Наличие зеркала во время жаркого секса весьма возбуждает. В общем, дамы, это ПОРНО, но хорошее. :-)
Властитель души и тела - Дивайн ТияЭксперт ~
17.10.2012, 18.34





Какая фигня... мерзкая, пошлая, бессмысленная чушь. Не осилила - пошла блевать. Нолик поставить можно?
Властитель души и тела - Дивайн Тия89
17.10.2012, 22.07





Конченный извращенный бред. Автору нужна консультация сексопатолога. Дальше 5 главы не осилила
Властитель души и тела - Дивайн ТияЕлена
18.10.2012, 11.53





Пошлятина!Странная месть-я кладу свою девственность на алтарь справедливости!Меня трахнули,и я и моя сестра отомщены!А где логика???Хотя какая логика,если ГГ называют "сладкая дырочка"???брррр
Властитель души и тела - Дивайн ТияНаталья
20.10.2012, 17.03





Это мужик что ли писал под пседонимом женщины???
Властитель души и тела - Дивайн ТияЯдвига
20.10.2012, 20.51





Так показалось, что автор пыталась спародировать Декамерон. При всем диком эротизме это невозможно читать без улыбки. Думаю, так и нужно воспринимать: эротическая комедия. Потому что если автор писала это на полном серьезе... В общем, это было забавно.
Властитель души и тела - Дивайн ТияЛиана
30.03.2013, 21.33





неплохо выписаны эротические сцены, но есть сомнения в их реальности.... хотя если говорить о "извращениях" то "Тайные желания" вне конкуренции. для разнообразия это именно то, что надо
Властитель души и тела - Дивайн ТияАнна
16.04.2013, 11.41





Мдааа, Коментарии просто восхитительны)). Даже книгу читать не интересно, я угараю)))
Властитель души и тела - Дивайн ТияНина
6.05.2013, 22.36





Я с вами согласна.После таких комментариев пропало желание читать.
Властитель души и тела - Дивайн ТияВ.А.
31.08.2014, 16.16





Для разнообразия можно почитать. Мне больше всего понравилась последняя глава.Справедливость восторжествовала!Даа, фантазии у автора прямо скажу зашкаливают.Такие подробные описания сцен, как в кривом зеркале!!!rnВпервые на этом сайте встретила такое изложение.У меня шок!
Властитель души и тела - Дивайн ТияVintik
31.08.2014, 18.27





пошлятина сплошная,зря потратила время!
Властитель души и тела - Дивайн ТияОльга П.
11.12.2014, 17.37





ммммда уж . это что любовный роман. раз прочесть только . я читала и всю книгу была с больщими глазами . это пипец полный .
Властитель души и тела - Дивайн Тиясашок
23.10.2015, 16.43





Болтливый мужик с фонтаном между ног.Порнуха с элементами раскаянья.Даже оценку ставить не буду- это не оценивается.
Властитель души и тела - Дивайн ТияНина
3.11.2015, 13.35





Вот если бы ещё и мама г.г-ни в конце романа переспала с г.героем что бы отомстить,то получился бы чудесный сценарий для индийского кино.Главный герой эгоист и извращенец, героиня девственница, но такое чувство, что в детстве вместо сказок ей читали камасутру. Ужас.
Властитель души и тела - Дивайн ТияНаталья
3.11.2015, 14.44





не буду говорить свое громкое "фи". потому что мне понравилось.) очень зажигательная книжонка.)
Властитель души и тела - Дивайн Тиялёлища
25.04.2016, 8.40





Ещё ни разу не читала на столько пошлую и совершенно безыскусную книжонку.Весь сюжет крутится вокруг чистой,грубой порнографии,далёкой от лёгкого любовного романа .Смогла прочитать только 1 и последнюю главы.Наверно писательница страдала нимфоманией...
Властитель души и тела - Дивайн Тияassortima
25.04.2016, 13.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100