Читать онлайн Река блаженства, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Река блаженства - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Река блаженства - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Река блаженства - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Река блаженства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Ш-ш-ш! Она только что пришла.
– Не может быть. Еще очень рано, моя дорогая. И мне это не нравится. Я не был уверен в этом человеке…
– Она все тебе расскажет утром. Пойдем, мы еще не закончили.
– Но почему он не оставил ее у себя?
– Мортон, дорогой, забудь о ней, моя киска изголодалась по твоим сливкам. Займись лучше мной.
– Это совсем нетрудно, дорогая. О-о-о! Ну вот… Надеюсь, ты почувствовала.
– О-о-о! М-м-м…
– Верно… но позволь мне дать тебе больше…
– Да, да…
– Тебе все еще мало? Ты никогда не бываешь удовлетворена?
– Никогда.
– Ну вот, моя дорогая.
– Да, да… Вот так до самого утра… Ш-ш-ш… до утра.
* * *
Жара. Казалось, она изнуряла не только тело, но и душу. Как он посмел ее унизить, счесть недостойной?
Она не могла этого забыть, не могла успокоиться. Он только и делал, что оскорблял ее. Но легче следовать правилам Мортона, чем бунтовать против них. Ведь он может ее прогнать. «Ступай, – говорил он. – Собери свои вещички и отправляйся восвояси, посмотришь, будет ли тебе лучше вдали от нашего Эдема».
Попробуй-ка убеги – без одежды, без денег, совершенно одна. Мортон нашел бы способ привести ее к повиновению. Да и кто захочет отсюда бежать? Здесь можно осуществлять свои самые необузданные фантазии. Можно жить, не зная забот. Мортон мастер пробуждать в человеке самые низменные страсти и убеждать всех в том, что удовлетворить их – все равно что найти Святой Грааль.
Он основал это поселение Блисс-Ривер-Вэлли, эту трясину, в которую все они погрузились следом за ним. И детей тащили с собой. Здесь они получали своеобразное крещение.
О Господи… а она самая большая грешница, потому что мечется между искушением погрязнуть в этой трясине окончательно и стремлением к спасению. Вот и сейчас она гнала прочь мысль о побеге. Все они как лемминги, все без исключения, и она должна бежать, выбраться отсюда, пока не загубила свою жизнь. Она лежала в постели голая, изнывая от жары и неудовлетворенного желания. Чуть ли не с самого детства ей внушали, что надо совокупляться с каждым, кто окажется рядом, не важно, нравитесь ли вы друг другу.
И это желание не исчезло даже после того, как она потерпела поражение в поединке с незнакомцем. Ей достаточно было прокрасться по узким, похожим на проходы между стеллажами улицам Вэлли, чтобы найти желающего удовлетворить ее. А еще можно было отправиться в загородный дом, который посещали с единственной целью: найти столько партнеров, сколько пожелаешь, и заниматься любовью всю ночь или весь день.
С того момента, как она стала женщиной, жажда соития росла в ней с каждым днем. Она испытывала досаду при мысли, что не смогла обрести власть над чужеземцем и что влачила это жалкое существование. Она была рабой желания, не в силах им управлять, несмотря на все доводы разума.
Почему он не пожелал ее взять? Ведь он мужчина!
Нет, он не поможет ей. Проведет здесь пару месяцев в соответствии с контрактом, научит их ездить верхом и хлопать маленький мячик на игровом поле и уедет. А она останется.
А может быть, ему не понравилось ее тело? Значит, оно может и еще кому-нибудь не понравиться.
От этой мысли у нее пропало желание. Нет, это невозможно. Она слишком красивая и очень опытная. Знает, что и как делать. Или ей это только кажется? Но на этот раз ее опыт не сработал. На этот раз ее грудь не вызвала у мужчины яростного желания обладать ею. На этот раз…
Что же именно ему не понравилось? Неужели груди? Она села на постели и взяла их в ладони. Ни у кого из здешних женщин не было таких соблазнительных сосков. Сосков, которые так любили ласкать языком мужчины.
И все-таки он отверг ее.
И она не могла с этим смириться.
О, если бы чужеземец был сейчас рядом и вошел в ее лоно!
Но сейчас она готова отдаться любому, только бы утолить эту мучительную жажду.


– Сколько времени мы провели вместе? – спросил Мортон утром, когда они с Оливией еще лежали в постели.
– По-моему, с момента возвращения Джорджи. Неужели Лидия не догадывается?
– Она ничего не знает о нас, дорогая. Во всяком случае, не подает виду. Она мне до сих пор благодарна за то, что я спас ее от Бахтума.
– Это хорошо. И все же тебя что-то тревожит, не думаю, что дело в Джорджи.
– Но это правда. Джорджи слишком рано вернулась. А также реакция этого чужака, когда мы прошлым вечером гуляли по аллее свиданий. И письмо Генри, в котором он просит развода…
– О, дело в этом…
Мортон поспешил сменить тему:
– И еще я устал воспитывать этих крошек, буквально кормить их с ложечки и следить за каждым их шагом, когда правила нашей общины яснее ясного.
– И эта змея, – пробормотала Оливия, – моя Джорджи.
– Надо что-то менять. Мы стареем, а заменить нас некому. Иногда я с сожалением вспоминаю спокойную жизнь в Англии.
– Где разнообразия ради тебе каждое утро приходилось путаться с горничной, – сказала Оливия.
– Это если она вытирала пыль совершенно голая.
– Не говори глупостей, Мортон. Что может быть лучше жизни в Вэлли? Мы устроили ее по своему вкусу.
– Это была всего лишь фантазия второго сына в семье на двадцатом году жизни, который мечтал купаться в сексе, – сказал Мортон. – Не важно. Забудь то, что я сказал. Что ты ответишь ему насчет развода?
– Я все эти годы хотела развестись.
– Но в этом случае, – осторожно возразил Мортон, – ты потеряешь все.
– Джорджи взрослая. А о чем еще может идти речь?
– Элинг обречен.
– Мой милый Мортон. Неужели ты говоришь всерьез о своей ностальгии? Неужели тоскуешь по своему сельскому дому? Да ты бы мгновенно превратил Элинг в бордель. Лучше его продать и получить кругленькую сумму.
– Бордель – недурная идея, чтобы расплатиться с долгами. Ты могла бы стать мадам. Нанимала бы девушек и сама обслуживала клиентов. И откладывала бы деньги в кубышку. Это было бы что-то вроде Блисс-Ривер-Вэлли, только не бесплатно. Подумай об этом, Оливия. Возможно, это оказалось бы прибыльным делом.
– Может быть, ты и прав, – ответила Оливия, – и в этом есть смысл, если бы только ты взял на себя организационную часть и я могла бы поверить в серьезность твоих намерений.
– Сколько бы ты запросила за утреннее развлечение? – игриво спросил Мортон, снова овладевая ею.
У нее захватило дух:
– А-а-а-х! Я начинаю понимать…


Наступил новый яркий, ослепительный, обжигающий день. Беспощадное солнце изливало на игровое поле потоки света, подобные расплавленному стеклу.
На дальнем конце поля столпились четверо из восьми игроков, пытаясь ударить по мячу и понукая лошадей, чтобы те заняли правильную позицию. Зрители расположились по периметру поля. Зонтики в их руках подпрыгивали. Джорджиана с матерью находились недалеко от центра поля и наблюдали за Мортоном, пытавшимся повернуть лошадь. Ему это удалось, он вырвался вперед, ударил по мячу и поскакал по полю рядом с Чарлзом Эллиотом, выкрикивая команды.
– Мортон разобьется, – причитала Оливия, – он погибнет. Что за чертова игра, что за нелепый спорт! Взрослые люди готовы убить друг друга из-за какого-то дурацкого мяча.
Минутой позже Мортону удалось заставить мяч проскочить в ворота и забить гол. Все закричали, зааплодировали.
– О, это было отлично! – воскликнула Джорджи, хлопая в ладоши. – Но, вероятно, он сжульничал. У мистера Эллиота не очень довольный вид.
– Верно, – отозвался один из наблюдавших, услышав замечание Джорджи. – Ему следовало бы изменить направление и уступить мяч Смиту. Наш Мортон не умеет играть в команде.
– Вижу, – пробормотала Джорджи, наблюдая, как две команды снова выстраиваются и ждут, когда рефери подаст сигнал.
И тотчас же Мортон бросился за мячом, словно за своей игрушкой.
– Он не любит уступать, – сказала Оливия. – А кто любит? Пойдем со мной, Джорджи, расскажи, как прошла ночь.
Инстинкт подсказывал Джорджи, что лучше солгать.
– Все прошло хорошо, – сказала Джорджиана неохотно.
– Да, судя по виду, он великолепен в постели. Какие бедра! Как он сжимает ногами круп коня! А руки…
– Да, – прошептала Джорджи.
– Но ты вернулась очень рано. Он потерял к тебе интерес?
Джорджи вся сжалась. Оливия намекала на то, что Джорджи могла быть поласковее и поискуснее.
– Поверь, мистер Эллиот не остался ко мне равнодушен. Он мужчина удивительных пропорций, мама, только молодая женщина может приспособиться к его мощи и получать удовольствие. – Джорджи была молода и вынослива, однако он отверг ее. Интересно, отверг бы он Оливию?
– И все же ты пришла домой слишком рано.
– Мистер Эллиот имеет обыкновение спать в одиночестве, и тут уж я ничего не могла поделать. – Даже Оливии понадобилось время, чтобы переварить столь чудовищную ложь.
– Хм, – фыркнула Оливия. – Придется тебе идти к нему и нынешней ночью.
– Это то, чего он больше всего желает.
– Хорошо, а то Мортон обеспокоен.
– Нет причин для беспокойства. Ему, как и любому мужчине, сладок запретный плод, и он в восторге оттого, что в этом Эдеме нет змей.


Джорджи не сомневалась в том, что ее ложь дорого ей обойдется. Мать уже поговорила с Мортоном. Но прошел день, игроки в поло собрались в классе, чтобы прослушать указания инструктора, а потом пообедать, но ни Мортон, ни мать не обвинили ее во лжи, и Джорджи теперь размышляла, идти ли ей нынче вечером в бунгало Чарлза снова.
От нее ждали повиновения. Особенно после того, что она рассказала Оливии. Мортон потребует очередного отчета и заверений, что все в порядке.
Ей снова придется пережить унижение, потому что Чарлз ее прогонит. В то же время она получит еще одну возможность соблазнить его. Умаслить и заставить переспать с ней. При мысли об этом ее охватило возбуждение.
Ничего подобного не могло с ней случиться за пределами Вэлли.
Для того, кто попадал в сети Эдема, остальной мир не существовал. И Мортон об этом хорошо знал.
– Пора, – крикнула ей Оливия.
– Знаю, – ответила она и стала одеваться, точнее было бы сказать – раздеваться, так выглядело ее платье, едва прикрывавшее тело.
– Завидую твоей груди, – сказала Оливия, выйдя из своей комнаты.
Джорджи вздохнула. Не надо было волновать Оливию, рассказывать ей о Чарлзе, лгать.
– Где Мортон?
– На прогулке. То, что он много часов подряд, сидя верхом на лошади, гонялся за мячиком, не отбило у него желания развлечься ночью.
– А у тебя? – процедила Джорджи сквозь зубы. – Ну, я пошла.
– Как это мило с твоей стороны, – одобрила Оливия. – А знаешь, я тебе завидую.
– Не стоит.
– Конечно, не стоит. Ну иди… – Оливия смотрела вслед Джорджи, пока та шла мимо ряда бунгало, выстроившихся по обе стороны улицы. У каждого была широкая веранда, и оно было скрыто от соседнего густой зеленью деревьев и частоколом.
Бунгало Чарлза было погружено во мрак. Быть может, он уже выбрал себе партнершу и развлекается с ней в постели?
Но она сама его хочет. И не только потому, что он привлекателен. Сказал «нет». Нарушил установленные в Вэлли правила.
Желание сломить сопротивление Чарлза Эллиота возрастало с каждой минутой. Она сбросит одеяние и придет к нему в чем мать родила. Застанет врасплох. Джорджи сорвала платье, бросила в кусты и смело постучала в дверь. В окне мелькнул свет. Дверь распахнулась.
– Входите. О Боже! Да вы совсем не ведаете стыда.
Она переступила порог и оказалась в полосе света от лампы, стоявшей на низеньком столике у двери. Теперь он мог видеть ее всю. Он стоял позади этого столика, воплощение ночи, широкоплечий, источающий враждебность и отвращение. По ее телу побежали мурашки. Он был полностью одет, если не считать расстегнутого ворота рубашки, видимо, собирался отдохнуть. И вероятно, здесь не было другой женщины. Хорошо. Возможно, она теперь не спасует, несмотря на это уничтожающее презрение в его взгляде. Она глубоко вздохнула:
– Но, Чарлз, в Эдеме, где все равны, никто не стыдится своих желаний, чувств, потребностей. Я здесь, чтобы дать вам то, чего вы хотите.
– Мы уже обсудили это прошлой ночью. Ты не знаешь, чего хотят мужчины. Тем более я.
Он сорвал с себя рубашку, бросил ей:
– Прикройся!
Она не подняла рубашку с пола. Взгляд его оставался холодным, когда он смотрел на нее, словно не замечая ее наготы.
Она прикусила губу, чувствуя, что сейчас он вышвырнет ее вон. Что же ей делать? Вернуться в дом матери? Покаяться или снова лгать? Но на этот раз ей никто не поверит. Придется выслушивать упреки.
– Надень рубашку! – приказал он.
Она повиновалась.
– Когда они спросят, я скажу, что вы остались мной довольны, что пожелали меня.
– У меня нет жалости к шлюхе. Убирайся.
– Я не хочу уходить.
Он повернулся к ней спиной.
– Они удивились, что я вчера так рано вернулась от вас.
Он с такой силой ударил кулаком по столику, что замигала и затряслась керосиновая лампа.
– Куда, черт возьми, я попал? – Он резко повернулся к ней: – Они, они, они. Кто они? Почему, черт возьми, их интересует, переспал я с тобой или нет?
– Так здесь заведено.
Его ошарашил ее безразличный тон, и он внимательно посмотрел на нее. Королева! Гордая. Не такая, как все. Однако предлагает себя без стыда и стеснения, без угрызений совести.
Здесь так заведено.
Нет. Эти законы установил Мортон Истабрук.
Даже наследников королевства он научил жить так, как живет сам. И эту тоже. Он провел бессонную ночь, не в силах забыть ее руки, ласкавшие его плоть, и это сводило его с ума.
Ведь это было всего лишь прикосновение умудренной опытом девки, а ее слова – словами обольстительницы, без какого бы то ни было намека на чувство. Она имитировала страсть, потому что от нее этого требовали.
Развращенная, пропащая душа. Но у него нет к ней жалости. Она неглупа и хорошо понимает, что делает.
– Верно, – произнес он, – так заведено. Иначе Мортон не смог бы выйти сухим из воды!
– Никто отсюда не бежит, – сказала Джорджи. – И в этом нет ничего удивительного.
– Особенно мужчины. А женщины – существа слабые и готовы подчиниться зову плоти.
– Но вы не хотите здесь остаться, – дерзко возразила Джорджи, – я только хотела вас спасти!
Чарлз был в шоке. Королеву ввели в заблуждение. Спасти его!
– Я просто сражен вашим благородством. Спасти меня! Забравшись ко мне в постель? Спасти от чего?
Она и сама не знала. Еще никто не отказался от образа жизни, принятого в Вэлли. Да и зачем?
– Что сделал бы Мортон, если бы безоблачной жизни этой общины попытался помешать какой-нибудь незваный гость?
– Не знаю, все так поступают.
– И вы тоже. Без колебаний отдаете свое тело любому беспутному гостю.
Губы ее тронула слабая улыбка.
– Нет, нет, но я предлагаю себя вам!
Ее самонадеянность возмутила его.
– Черт возьми! Шлюха! Потаскушка! Уличная девка! Сука! Вон отсюда! Вон… ВОН!
Она повернулась и побежала. В нем закипела беспричинная ярость. Она просто хотела его, и он мог удовлетворить ее желание. И свое собственное тоже. Она не могла понять его гнева, раздражения, антипатии к ней и терялась в догадках, почему Мортону понадобилось узнать о мотивах его появления в Вэлли.
Значит, она не могла его спасти, а он – ее. Эта мысль заставила ее содрогнуться. Зачем она снова пошла к нему? Ведь, как и накануне, ничего, кроме унижения, не испытала.
Она никогда не сможет покинуть это место, никогда. Ей суждено оставаться рабой страстей, кипящих в Вэлли. Такова горькая правда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Река блаженства - Дивайн Тия



Интересная история. Можно почитать.Не понимаю только, как могут заниматься сексом двоюродные брат и сестра, а потом ещё и пожениться.
Река блаженства - Дивайн ТияVintik
31.08.2014, 15.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100