Читать онлайн Река блаженства, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Река блаженства - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Река блаженства - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Река блаженства - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Река блаженства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Первое, что она заметила, – это шпиль церкви, возвышавшийся над лесом мачт в гавани. Близился полдень, небо было обложено тучами, когда «Малабар», пыхтя, вошел в гавань и оказался среди множества кораблей.
Складские помещения, такие же серые, как небо, выстроились возле верфи, где кипела жизнь. Каждую минуту нагруженный корабль готов был выйти в море, а бочки и ящики, от которых он только что освободился, укладывали на повозки и ломовые телеги.
Гребные лодки спешили к кораблям, бросившим якорь, а дальше, за якорем, плыли грациозные лебеди. Шум портового города доносился даже до палубы «Малабара», и натужный скрежет старой машины не мог заглушить его, когда корабль преодолевал последние несколько саженей по пути к докам.
Вблизи гавань представляла не слишком привлекательное зрелище, вдобавок воздух был пропитан запахом гниющей рыбы и всепроникающей сырости.
От обилия кораблей, людей и оглушающего шума ее била дрожь. Здесь было еще хуже, чем в Дар-эль-Рабате. И к тому же холодно!
Это было ужасное место, чудовищное! А она так стремилась сюда. Она просто не сможет здесь жить. Ей захотелось вернуться обратно. Чарлз смог бы это устроить. Она вернется, и все пойдет так, как было до его появления в Вэлли. Вот только Лидии больше нет. О Господи! Она совсем забыла о ней и о том, что произошло, – забыла о матери и Мортоне. Все это отступило на задний план перед их нескончаемыми ласками, потому что она изо всех сил старалась отблагодарить его за то, что он взялся привезти ее в Англию.
И все же она ни за что не вернется в Вэлли. К Мортону… Она заставила себя снова взглянуть на гавань.
Пожалуй, все не так уж плохо. Только холодно. И конечно, жаль, что их ласкам пришел конец. «Теперь он будет одним из многих, кто побывал в моей постели, когда я жила в Вэлли, которых я даже не помню в лицо. Начинается новая жизнь. Не знаю, что меня ждет. Вот и запаниковала».
Может быть, зря. Она озябла в своей экзотической одежде и выглядела, мягко говоря, странно, особенно рядом с англичанами.
В Сьерра-Леоне ее вид не так бросался в глаза.
О, как давно это было – остановка в Либерти-Тауне. Неужели прошло всего две или три недели? А кажется, будто целая вечность! Окружающее вызывало тоску и уныние. Будущее страшило.
Она попыталась прогнать мрачные мысли.
Где-то вдали, над мачтами бесчисленных кораблей, гавань, видимо, выглядела получше. Она различала дома, высокие деревья, извилистые улицы, шпиль церкви, уходящий в серое небо.
Название Грейбурн как нельзя лучше подходило городку.
Люди здесь жили, работали, обзаводились семьями, не потворствовали своим страстишкам и похоти. Это был реальный мир. Так, может быть, Вэлли и была настоящим раем на земле? Она попыталась избавиться от наваждения. Ей не станет лучше оттого, что она будет идеализировать жизнь в Вэлли. Разница заключалась в том, что там все оплачивалось сексуальными услугами. Секс был валютой Вэлли.
Чарлз прав. Она не может появиться в Элинге в таком виде. Ей нужна была приличная одежда. И соответствующие манеры. Она должна доказать отцу, что он сможет ею гордиться.
Правда, здесь, в гавани и на верфи, хорошим манерам не научишься. Люди здесь грубые, простые, толкаются, пробираясь к трапу.
Чарлз пошел узнать о высадке и пропал. Бросил ее одну в этом ужасном месте.


– Видишь, дорогая? Я был прав? – Они оказались в представительстве Трансафриканской судовой компании, претендующей на роль богатого импортера, в ведении которой находились корабли, чаще бросавшие якорь здесь, в Грейбурне, а не в Брайтоне. Этот порт в основном принимал корабли и пассажиров из Западной Африки.
Клерк отправился за главой компании, а они стояли у окна с видом на верфь и увидели то, что и рассчитывали увидеть. «Малабар», входящий во внутреннюю гавань, только что прибывший из Западной Африки.
– Итак, лорд Истабрук. – Джентльмен плотного сложения вошел в комнату, потирая руки. – Имеете в виду товары и услуги? О чем, собственно, вы хотели поговорить?
– Нам надо поскорее выбираться отсюда, – прошептала Оливия. – Если мы хотим их поймать…
– Предоставь это мне, – пробормотал Мортон и повернулся к джентльмену, который уселся за письменный стол и шелестел бумагами, готовясь к долгому рабочему дню.
Мортон тотчас же поспешил разуверить его:
– Мистер Кэйбл, очень рад знакомству. Вот какая история: у нас есть товар – декоративные предметы из Агонджо из железа и слоновой кости, и нам нужно место для их ввоза и хранения. Поэтому мы отнимем у вас совсем немного времени. От вас мы хотели бы получить только расписание погрузки кораблей и узнать цены и возможности ваших услуг.
– Но я… – начал было джентльмен, однако Мортон перебил его:
– Нет, нет. Вот моя карточка. Пришлите мне информацию, я изучу ваши условия, и мы договоримся о встрече. А сейчас нам пора. Идем, дорогая.
Он взял Оливию за руку и двинулся к двери.
– Буду ждать весточки от вас, – бросил он через плечо. Они покинули офис и устремились вниз по лестнице.
– А теперь давай поспешим…
– Ты просто гений, Мортон…
– Ну, это все очень просто, – пробормотал Мортон, когда они выходили из здания пароходства. – Сюда…
– А что, если они уехали? – всполошилась Оливия.
– Нет, какое-то время они пробудут в Грейбурне, – уверенно заявил Мортон. – Им предстоит много формальностей. К тому же у нее нет необходимой одежды. Кстати, и денег у них не много. Они еще здесь, и надо их пощипать. Мы все правильно рассчитали. Найти их нетрудно. Главное, заставить их поспешить домой.


В Грейбурне были десятки дешевых гостиниц для моряков. Они выбрали ту, что почище, в стоимость комнаты входило и питание, а главное, хозяева не задавали лишних вопросов.
Они поселились в сырой маленькой комнатенке под самой крышей в гостинице недалеко от набережной и совсем близко от товарных складов, очень похожей на ту, в которой ночевали в Дар-эль-Рабате. И меблирована она была почти так же: одна кровать, один шкаф, один потертый ковер, пара керосиновых ламп, стол и два стула. За горячую воду пришлось доплачивать шиллинг. Окно выходило в чахлый садик за домом.
Это был конец их путешествия.
И вряд ли стоило заниматься на прощание любовью. Тем более что, поглощенный своими мыслями, он не обращал на нее внимания. А ей хотелось от обиды кричать. Хорошо еще, что в комнате оказалось тепло – вдоль одной из стен проходила печная труба.
Она уселась на кровать, сжавшись в комочек, и уставилась на стену.
На обед им прислали суп, бисквиты и чай. Они молча поели, а потом Чарлз изложил ей свои дальнейшие планы:
– Сначала одежда. В городе есть несколько портних, торгующих готовым платьем. Необходимы также башмаки, чулки, корсет и нижнее белье, ночная рубашка. Кроме того, шляпа, плащ, саквояж и сумочка.
Он говорил какие-то непонятные вещи. Что такое чулки? Нижнее белье? И уж вовсе непонятно, что такое ночная рубашка. И к чему она ей, спавшей голой с момента инициации под опахалом из павлиньих перьев? Он продолжал перечислять предметы одежды, не обращая внимания на ее растерянность, – щетка для волос, гребень, перчатки, носовые платки, мыло…
В ответ она не проронила ни слова. Он посмотрел на нее. Она выглядела потрясенной, сердитой и несчастной. Но чего, собственно, он ожидал? Он выплеснул на нее целый поток информации, перечислил необходимые предметы туалета, которыми она никогда не пользовалась. Как еще она могла на это реагировать?
Ну, пусть отец позаботится о том, чтобы она одевалась должным образом. Его задача – доставить ее к нему, а вовсе не одеть как королеву. Но по какой-то ему самому непонятной причине он намеревался одеть ее как королеву.
– Джорджиана…
Ей захотелось сорвать с себя абейю и повернуть стрелки часов назад. Хотелось остаться обнаженной и соединиться с ним в жарком объятии. Хотелось почувствовать его глубоко в себе.
«Ведь я всегда была именно так одета в обществе мужчин…»
Может быть, он тоже вспомнил об этом?
– Ты не можешь приехать в дом отца в таком виде.
«Могу, – подумала она. – Я могу, черт возьми, делать все, что хочу».
Нет, она не могла. Если хотела жить в доме отца. Такова суровая реальность.
– К тому же здесь холодно.
«Ты мог бы согреть меня…» Она отвернулась. Нет смысла думать об этом. Может быть, просто убить его?
Пора стать достойной дочерью своего отца, а с остальным распрощаться.
Слова застревали у нее в горле:
– Конечно, ты прав. Мне не следует привлекать внимание.
«Это неизбежно», – подумал Чарлз. Она чувствовала себя не в своей тарелке, его королева. Почва уходила у нее из-под ног. Стоило ли ей искать отца? И все же, после целого месяца их путешествия, когда их связывали сексуальные отношения, она вела себя по-королевски, и ничто в мире, даже эта чертова хламида, не могло скрыть ни ее красоты, ни ее горделивой осанки.
Она просто создана для жизни в Англии, более подходящего места ей не найти. Что же! Оденем ее и посмотрим.
Проснувшись, она удивилась, что так долго спала. По крайней мере на какое-то время освободилась от мыслей о будущем. И всех навалившихся на нее неприятностях.
Солнце сочилось сквозь пыльные окна, наступал новый день, и теперь уже не имело значения, в каком мире ей предстоит жить. Все равно от судьбы не уйдешь.
Вдруг она обнаружила, что Чарлза нет в комнате. На столе стоял чайник с чаем, должно быть, уже остывшим, и тарелка с лепешками. Вода в кувшине на умывальнике была чуть теплой. Значит, Чарлз ушел давно, дав ей возможность выспаться.
Чтобы чем-то заняться, она налила себе чаю и снова легла, закутавшись в одеяло. В Вэлли сейчас жарко, ее обитатели после завтрака разошлись кто куда. Одни предпочли секс, другие – игру в карты, а потом секс. После обеда опять секс, сплетни, игра в поло, правда, теперь без Чарлза. И все же она испытывала некоторую ностальгию по жизни в Вэлли.
Куда же все-таки исчез Чарлз?
Она нервничала, чувствовала себя неуверенно. Им ничего больше не грозило, и ничто не должно было удерживать Чарлза здесь. Они покончили с сексом, покончили с Вэлли, покончили со всем – оставалось только сопроводить ее в Элинг. Нет, он не сбежал от нее. В этом она совершенно уверена. Должно быть, он искал для нее подходящую одежду. Ей пора было забыть о газе и шифоне, о полупрозрачных платьях и тонких, как бумага, туфельках, которые можно мгновенно сбросить. Но сексу между ними пришел конец… И это был ее выбор. Но почему в Вэлли все казалось таким ясным, а теперь – размытым, искаженным, будто она смотрит сквозь затуманенное стекло.
Все сходилось на нем. Все было из-за него, такого загадочного, неуловимого, недосягаемого. В этом было все дело.
Нет, нет, нет. Он был всего лишь средством добраться до цели, а она для него – неким предметом, обеспечивающим комфорт в пути. И теперь наступил конец их истории.
Кем же он все-таки был?
Пора остановиться, перестать думать о нем, думать о сексе, об их сплетенных телах…
В дверь постучали.
– Да? – Ее голос слегка дрожал. Кто это мог быть? Ответила женщина:
– Ваша ванна, миссис. Господин просил согреть для вас воду, прежде чем ушел нынче утром.
Значит, он не забыл о ней. Джорджиана спрыгнула с кровати и отперла дверь. Двое дюжих малых внесли медную ванну. За ними следовали две служанки и хозяйка гостиницы. Все они несли огромные кувшины с горячей водой.
– Поставьте их возле печной трубы, на приступочку, – скомандовала хозяйка, – чтобы ей было теплее. И поаккуратнее с водой. Ее мало, это большая ценность. Здесь у меня немного мыла и чистые полотенца для вас, миссис. В такую погоду вода остывает быстро. Так что распорядитесь ею с пользой.
Она не могла дождаться, когда они уйдут, но хозяйка медлила, не в силах скрыть свое любопытство. Наконец Джорджиана нарочито сильно хлопнула дверью, закрыв ее за хозяйкой и служанками, сорвала с себя абейю, схватила мыло и прыгнула в ванну.
Ах – вода горячая! Слава тебе Господи! Будь она благословенна! Именно тепла ей и недоставало. Она погрузилась в воду по самую шею и стала намыливать тело. Интересно, во сколько ему обошлась такая роскошь в этом холодном, похожем на склеп доме. Она ни за что не спросит его об этом. Достаточно и того, что он дал ей возможность насладиться горячей водой и ароматным мылом.


О да, она все знала о женской одежде. И все же была шокирована увиденным. Уродливое нижнее белье и корсет в придачу, сорочка, нижние юбки…
Этот корсет! Настоящее орудие пытки, но он все же втиснул ее в него. А эти кошмарные чулки! И негнущиеся дамские ботинки! Во всем этом она перестала ощущать себя женщиной, не говоря уже о том, что они были угрозой самой ее жизни.
– Так вот, значит, как должна выглядеть дочь моего отца, – тихо произнесла она.
Он тоже считал святотатством прятать такое тело в корсет и другие тряпки, но не сказал бы ей этого даже за все сокровища мира.
– Именно так должна одеваться настоящая леди, – сказал он уклончиво.
– Знала бы, что мне придется носить все это каждый день, не приехала бы сюда.
– Не падайте духом, миледи. По крайней мере вы не замерзнете и явитесь к отцу в приличном виде.
Даже во всех этих сковывающих движения тряпках она излучала сексуальность. И он с трудом сдерживался, чтобы не дотронуться до нее. Правда, мешал корсет. У него возникло яростное желание сорвать с нее все. Он уже забыл, как возбуждающе действуют нижние юбки. Надетые, разумеется, на соответствующее женское тело.
И чьей же достойной подругой она станет теперь? Он не должен об этом думать. Должен забыть обо всем, что было.
– Что еще мне придется вынести ради соблюдения этикета? – спросила она язвительно.
Он махнул рукой в сторону сложенной на кровати одежды: юбки цвета глины, блузки цвета янтаря и короткого жакета с капюшоном, тоже желтого.
Она с недовольным видом надела все это. Прелестно. Простенько. Но эти наряды буквально пригибали ее к земле, и ей казалось, что она уже пустила в нее корни. Она ненавидела эту одежду, ненавидела его. Ей хотелось немедленно вернуться в Вэлли. Он ни о чем не забыл: она увидела гребень, шляпу и небольшой чемоданчик. Себе он тоже купил европейскую одежду. Только поэтому она не стала скандалить. По крайней мере не одна она страдала. Он больше не был похож на разбойника, сына пустыни. Перед ней был обычный джентльмен, если не считать его опаленной солнцем кожи, резко контрастировавшей с белой рубашкой, темным костюмом и долгополым пальто.
– Ты стал Чарлзом Эллиотом, – пробормотала она, приводя в порядок волосы.
– А ты – дочерью благородного Генри Мейтленда, миледи. Итак, мы поменялись ролями.
Да, поменялись, думала она, все плотское исчезло под гнетом обязательств, налагаемых обществом. Такого она не ожидала.
Но Чарлз, судя по его виду, чувствовал себя в этой одежде неплохо, ему даже нравился его новый облик. А как же те вольные и бесшабашные дни и недели, что они провели вместе? Будь она в силах это понять, примирилась бы с неизбежностью.
Отбросила бы свой опыт в Вэлли, как сбрасывает кожу змея, и стала бы дочерью своего отца.
Но она отчаянно хотела снова стать шлюхой, его шлюхой, в самом сердце пустыни. И не ради плотских утех, они были вторичны. А ради того, чтобы быть рядом с ним, ее господином, ее повелителем.
Это единственное, чего она желала.
Но он собственными руками втиснул ее в эти проклятые тряпки, способные уничтожить все чувства и желания, будто специально для этого были изобретены.
Но он недооценил ее. Ничто не могло убить в ней жажды наслаждения. Ее чувственность могла пробиться через любую преграду, клокотала в ней и гудела днем и ночью, как барабаны Нгано, рвалась наружу. Даже сейчас, когда, стоя рядом с ним, она расчесывала волосы. И он это чувствовал. Атмосфера вокруг них накалилась до предела, казалось, еще немного, и произойдет взрыв, как на солнце.
Она взяла булавку и закрепила на макушке тяжелый узел волос.
– Через час есть поезд на Лондон, – сказал он с подчеркнутой холодностью. – Пора собираться.
– Я не хочу ехать.
Он почувствовал, как все в нем напряглось. Так легко сдаться на ее милость, капитулировать. Ну задержатся они на день, пусть даже на год. Какое это имеет значение? Зато ее тело снова принадлежало бы ему, и он смог бы им наслаждаться.
Но существовало одно «но». Правда, он не был уверен в том, что воображение не сыграло с ним злую шутку. Однако рисковать он не мог.
Утром ему показалось, что он видел Мортона. Вряд ли такое было возможно. Мортон никогда не покидал Вэлли. Словно прилип к ней.
К тому же тот, кого он принял за Мортона, мелькнул и пропал. Он даже не успел его как следует разглядеть. И потому не мог сказать этого Джорджиане.
Но теперь время стало для него решающим фактором. Остальное отошло на второй план. Он должен доставить ее в Элинг.
– Ты так хотела в Англию, миледи. Думаю, нам пора.
Он сказал это столь решительно, что она поняла: возражать бесполезно. Она засунула в чемодан гребень, абейю, кусок мыла и сапоги. Все, что осталось от ее прежней жизни.
Да и было ли между ними что-нибудь, кроме животной тяги, когда волею судьбы они оказались изолированными от всего мира? Любая женщина в подобных обстоятельствах вела бы себя точно так же, как она. Ей следовало помнить об этом и примириться с настоящим.
Она надела шляпу с плоской тульей, просто кусок фетра, украшенный перьями, завязала ленты под подбородком. Набросила накидку. Взяла чемодан. Они спустились вниз, заплатили хозяйке. Чарлз взял ее под локоть, и они вышли на улицу.
Солнце ярко светило, пробившись сквозь облака. Но было по-прежнему холодно. И так же шумно и многолюдно, как накануне. Джорджи не замечала солнца, так тоскливо было у нее на душе. Они стали подниматься по длинной извилистой улице, нависающей над гаванью. Джорджи трудно было идти в новых ботинках. Даже магазины и лавчонки не могут отвлечь ее от печальных мыслей. Она устала, солнце слепило глаза. Наконец они преодолели подъем и добрались до самой верхней точки улицы, откуда открывался потрясающий вид на гавань. Ла-Манш казался широким, как океан. Вода сверкала на солнце, корабли качались на волнах, как игрушечные, а высокие мачты напоминали спички, царапающие небо.
Здесь, на вершине холма, улица стала ровной и перешла в широкий бульвар, по обе его стороны тянулись дома, учреждения и склады. Железнодорожная станция была запружена народом, вокруг сгрудились коляски и кебы. Надо было пробиться через толпу, чтобы добраться до своего вагона. Вглядываясь в лица, он помог ей войти в переполненный вагон, усадил на свободную скамью возле окна и оглядывал толпу в ожидании минуты, когда поезд тронется. Теперь уже недолго. Море незнакомых лиц. И снова Мортон. Он смотрит прямо на него. Голова его возвышается над толпой. На губах Мортона змеится злобная усмешка.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Река блаженства - Дивайн Тия



Интересная история. Можно почитать.Не понимаю только, как могут заниматься сексом двоюродные брат и сестра, а потом ещё и пожениться.
Река блаженства - Дивайн ТияVintik
31.08.2014, 15.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100