Читать онлайн Река блаженства, автора - Дивайн Тия, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Река блаженства - Дивайн Тия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Река блаженства - Дивайн Тия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Река блаженства - Дивайн Тия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дивайн Тия

Река блаженства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Никогда еще он не знал женщины, подобной ей. Никогда не видел подобного тела, способного наслаждаться, экспериментировать, жаждущего все новых и новых ощущений. Она была подлинным порождением Вэлли. Ни одна женщина на свете не стала бы восторгаться его экспериментами, отдаваться столь бездумно, столь самозабвенно и бесстыдно.
Не было такой эротической фантазии, которая не пришла бы ей в голову, когда она оказывалась рядом с ним. Она была прирожденной куртизанкой. Не подругой, не женой. И, осознав это, он понял, что легко расстанется с ней. Легко ли? Он сказал ей, что люди из племени его отца клеймили своих женщин и что он хотел бы поставить метку на ее груди, тем самым подтвердив свое право на обладание ею.
В Сефре он купил хну и кисть, а также крохотный алмаз на тонкой, как нить, серебряной цепочке.
Он принес все это в палатку, где они провели ночь, и смешал хну с водой.
– А теперь, ханум, согласно условиям нашей сделки предоставь мне свою левую грудь.
Сердце ее глухо забилось:
– Как пожелаешь, кади, – прошептала она, приблизившись к нему.
Он смочил кисть в горшочке с жидкой хной и принялся красить ее грудь. Окрасил сосок и ареолу, сделав ареолу удлиненной, и они теперь напоминали лепестки. Он нарисовал восемь лепестков вокруг соска, и язык его не отрывался от него, как колибри от цветка.
Это было самым эротичным из всего, что он делал с ней до сих пор. Тело ее расслаблялось и будто плавилось, когда она смотрела, как он покрывает хной ее кожу, все сильнее и сильнее возбуждаясь. Он уложил ее таким образом, чтобы хна не размазалась. Но даже это вполне безобидное прикосновение к ее телу дало бурный толчок фантазии, и он задохнулся от желания. О Господи, он желал ее постоянно. Это чувство терзало его, лишало воли.
Это становилось опасным. И все же он сделал еще шаг на этом пути. Серебряная нить…
Что, если украсить ее этой нитью? Тогда всю жизнь он будет помнить о том, что она надевает украшение для другого мужчины, который у нее появится, как только они покинут этот изолированный мир пустыни.
Пустыня стала самой их жизнью, и в оставшиеся пять дней его чувства к пустыне и их уединению приобрели почти иррациональный характер. Он был одержим желанием пометить ее, пусть каждый видит, что она принадлежит ему.
– Возьми меня, – умоляла она.
Но он даже не шевелился, только сказал:
– У меня кое-что есть для тебя.
– Разве этого украшения недостаточно? – спросила она.
– По-моему, нет. Хочешь посмотреть? Иди-ка сюда.
Она поднялась. Ее грудь, похожая на цветок, манила и искушала его, он с трудом удержался, чтобы не прикоснуться к ней губами. Ему следовало вооружиться терпением, однако это было выше его сил.
Он протянул к ней руку. На кончике его пальца болталась тончайшая цепочка и в тусклом свете сверкал крошечный алмаз.
– Ее носят на шее? – спросила она.
Он приподнял ее правую грудь и обвил сосок нитью.
– Носи эту цепочку ради меня. В пути я буду представлять себе, как она обвивает твой сосок вместо моих пальцев.
Мурашки побежали по ее телу, кровь забурлила.
– Я буду носить ее, кади, но она никогда не заменит мне твоих пальцев.
– А мне твоего соска. – Он едва не лишился чувств, взглянув на нее. Их отношения становились все сложнее. Пока еще он с ней не спал. Но что будет, если это произойдет? Через пять дней закончится их путешествие по пустыне. И все изменится, когда они доберутся до Дар-эль-Рабата. Лепестки на ее груди потускнеют. Она снимет серебряную нить и никогда больше не будет нагой и свободной. Еще пять дней – и все изменится. Всего пять дней.
В доме своего отца она поймет, что не все дозволено. Что следует вести себя достойно и скромно.
Поймет, что мужчина не игрушка, что не каждый пожелает спать с ней, очарованный ее прелестями. А если не поймет, ей все равно придется с этим считаться, как только они покинут пустыню, этот мир, полный иллюзий, совершенно особый мир.
Осталось четыре дня…
* * *
Они провели в оазисе последнюю ночь, искупались, напоили верблюдов, пополнили запасы воды, закопали в песок испортившуюся пищу. Прошли пешком первые десять – двенадцать миль, а дальше поехали на верблюдах. Следующую ночь они провели в пустыне, а время неумолимо летело вперед, и его не хватало на любовные игры. Осталось три дня.
Потом два.
Утром, когда настало время отправляться в путь, она вся была покрыта соками его тела, просто купалась в них. Он сдался. Но теперь это уже не имело значения. Оставалось несколько часов. Все было кончено. На горизонте уже виднелись постройки Дар-эль-Рабата и побережье. Это был конец их идиллии среди песков пустыни.


Дар-эль-Рабат примостился на самом берегу океана, и в его узкой гавани качались на волнах корабли, а от гавани устремлялись ярусами вверх глинобитные постройки.
Не проходило и часа, чтобы в гавань не вошел новый корабль, будь то рыболовное судно или торговый пароход. Это был город купцов и торговцев, рыбаков и капитанов.
Ворота Золотого побережья Западной Африки, золотая дверь, в которую устремлялись любознательные, праздные, алчные и богатые.
И тот, кто, расставшись с пустыней, входил в город, воспринимал его как ворота в страну свободы. Расположенный на травянистой равнине, окруженный пальмами и верблюжьей колючкой, он появлялся на горизонте, словно мираж. Они добрались до Дар-эль-Рабата ранним утром, но на улицах уже кипела жизнь, сновали погонщики мулов и верблюдов со своим рабочим скотом. Слышался разноязычный говор – сюда стекались путешественники со всех концов света.
Прежде всего Чарлз решил уладить дела с Рашми, а остальные, которых было немало, отложить на потом.
Услуги Рашми обошлись ему в пятьдесят монет, к тому же проводнику предстояло в ближайшую неделю отвести верблюдов назад, в Сефру.
Чарлз продал в разных лавках все купленное для путешествия через пустыню и выручил за это пятьсот монет. Таким образом, он получил возможность купить билеты до Камеруна. На следующий день им предстояло отплыть.
Джорджиана следовала за ним, отставая на несколько шагов, совершенно ошеломленная красками, звуками и запахами, а главное – океаном, изобилующим водой так же, как пустыня песками. И это была лишь часть мира за пределами Вэлли. Теперь Джорджи полностью зависела от Чарлза, и ей оставалось лишь наблюдать и ждать.
Закончив свои дела, Чарлз взял ее за руку и повел по запруженным толпами народа узким улочкам в поисках недорогого приюта на ночь.
Волшебное путешествие закончилось. Сейчас для него было главным отвезти ее в Англию, к отцу.
Теперь он обращался с ней как с хрупкой девственницей.
Господи, да была ли на свете женщина, менее похожая на девственницу, чем она? Впрочем, закутанная в свою абейю, она выглядела самой целомудренной из целомудренных, потому что вела себя, как восточная женщина, не поднимая глаз и стараясь не привлекать к себе внимания.
– Отвратительное место, – пробормотала Джорджи, когда они пробирались по узким улочкам, мысленно посылая проклятия попадавшимся на пути прохожим, затруднявшим их продвижение вперед. – Здесь очень тесно, шумно, грязно и слишком много народу…
Внезапно Чарлз осознал, что она никогда не бывала в городе и впервые в жизни увидела океан и корабли. Не говоря уже о таком скоплении народа, особенно на рынке.
В известном смысле Джорджиана Мейтленд действительно была девственной. Только сейчас Чарлз это понял и ощутил нечто вроде шока. Она не имела самого обычного и необходимого жизненного опыта, и любое путешествие было для нее открытием. А она так стремилась вырваться из Вэлли. Как же ей удастся справиться с тем, что ее ждет? Он даже ощутил жалость к ней. Черт возьми! Это все козни дьявола. Он не должен ее жалеть. Она могла и сама о себе позаботиться. Поскольку обладала умом, была осторожна, лукава и прагматична, и к тому же обольстительна.
У нее есть деньги. Его деньги.
Она не могла остаться невинной, пожив в волчьем логове. И его обязательства по отношению к ней весьма ограниченны. Он с лихвой заплатил ей за то, что она помогла ему бежать из Вэлли. По условиям сделки он обязался только доставить ее в Англию к отцу. Остальное вообще его не касалось. Черт возьми! Но ведь это путешествие через пустыню Калахари – только начало. Им еще предстоит плыть неделю до Камеруна, провести там два-три дня, затем не меньше недели добираться морем до Сьерра-Леоне и две недели пароходом до Англии. В общем, если повезет, весь путь должен занять не меньше месяца. А возможно, и больше.
Кроме того, она не может появиться в Грейбурне в таком виде, ей необходимо сменить одежду. А потом надо еще добраться до Элинга. И совершенно неясно, где сейчас Мортон. О Господи! Еще и Мортон! В последние две недели он не вспоминал об этом негодяе ни разу. А что, если он, бросив все, тоже отправился в Англию? Лучше бы остался на месте. Джорджиана его бы не предала, а Чарлзу теперь на него наплевать.
Но ведь это только начало… Он старался не думать о том, что будет дальше.
– Ты голодна, – сказал он. – Надо раздобыть свежей рыбы. Пообедаем по-человечески.
– Я не хочу есть. Впрочем, тебя я бы съела.
Он не ответил, и на некоторое время воцарилось молчание. Он все еще испытывал влечение к ней, но с этим надо было покончить.
– Ты не можешь оставаться в этой одежде, – продолжил он после паузы. – Одно дело пустыня, другое – цивилизованный мир.
– Почему не могу? – удивилась она.
– Надо подготовиться к следующему этапу нашего путешествия. Теперь нас ничто не должно отвлекать. И без того нам придется нелегко.
– Так ты больше не хочешь меня ласкать?
– Оглянись вокруг, ханум. Кроме твоих грудей полно интересного.
– Вчера вечером ты так не думал.
– Мы были в совершенно другом мире. Но он остался в прошлом, – возразил Чарлз.
Она оглядела шумную улицу и глинобитные постройки, мулов и ломовые телеги, тащившиеся с черепашьей скоростью по узким улочкам, преодолевая дюйм за дюймом.
– Этот мир мне не нравится. Давай вернемся в пустыню и останемся там навсегда.
Он покачал головой:
– Я же сказал, что этого не будет.
– Но ведь ты почти готов был на это, кади. Мои соски все еще хранят запах твоего тела и твоих жизненных соков. Почему же ты не?..
– Мы заключили сделку. Ты сдержала слово. И теперь я собираюсь отвезти тебя к отцу. Как же я посмотрю ему в глаза, если мы будем с тобой спать на протяжении всего пути по Южной Африке и дальше?
– Но целых две недели ты ласкал мое обнаженное тело. Это тебя не смущает?
– Такова была цена за мою помощь, за то, что я отвезу тебя в Англию, ханум. И я полностью вознагражден.
– Да уж, вознагражден. И ласкал меня с большой охотой. Ты так добросовестно занимался мной, что я хочу только одного – с утра до вечера купаться в соках твоего тела. Но не могу, потому что этого не хочешь ты, а почему не хочешь, я не понимаю.
– Я назначил цену за то, что препровожу тебя в Англию. Других обещаний я тебе не давал. Я не спал с тобой в полном смысле этого слова. И не клялся в вечной любви. Теперь выбор за тобой. Если хочешь продолжить наше путешествие, то перекусим и поищем какой-нибудь ночлег. А не желаешь, Рашми отвезет тебя обратно в Сефру за те же пятьдесят монет, и ты будешь заниматься там своим любимым делом. Мужчины рады будут угодить тебе, еще и заплатят. А со временем ты как-нибудь доберешься до Англии.
– Мерзавец! – бросила она ему в лицо. – Сукин сын… Ты поставил на мне клеймо. Сделал мне подарок.
– Женщины готовы поверить чему угодно, – возразил он безжалостно. – Все это было игрой. Краска потускнеет. Алмаз ничего не стоит. Просто я старался развлечь нас обоих, чтобы скоротать время. Есть много способов угодить женщине.
Она закричала и завыла, стоя посреди узкой улочки. На нее стали оборачиваться, несколько мужчин даже двинулись на Чарлза, чтобы защитить ее. Видно, поняли, что она за штучка. И она тотчас притихла.
– Теперь я поняла, – сказала она после паузы, – что была ослеплена. Что стала жертвой собственных желаний. За все всегда приходится расплачиваться женщине. – Она замолчала и не проронила больше ни слова, пока они шли. Но он понимал, что выбора у нее нет и что теперь она ни на йоту не доверяет ему.
Но это не имело значения. Или все-таки имело? Внезапно взгляд его уловил какой-то серебристый блеск в солнечном свете. Он мгновенно понял, что это было, но ему вовсе не хотелось анализировать свои чувства. Прежде чем он успел наклониться и поднять серебряную цепочку, Джорджи втоптала ее в грязь и бросила на него испепеляющий взгляд.
– Очень хорошо, кади. Пусть будет, как ты хочешь. Но ведь так будет не всегда? Ты отвезешь меня в Англию, к отцу, и тогда счет сравняется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Река блаженства - Дивайн Тия



Интересная история. Можно почитать.Не понимаю только, как могут заниматься сексом двоюродные брат и сестра, а потом ещё и пожениться.
Река блаженства - Дивайн ТияVintik
31.08.2014, 15.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100