Читать онлайн Тысяча свечей, автора - Дингуэлл Джойс, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тысяча свечей - Дингуэлл Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тысяча свечей - Дингуэлл Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тысяча свечей - Дингуэлл Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дингуэлл Джойс

Тысяча свечей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В последующие дни она также не видела доктора Берта, хотя он регулярно навещал их. С дядей случился очередной удар.
Кузина ее явно избегала, но в одну из редких встреч Пиппа все же спросила:
– Рена, что с твоим отцом?
Та лишь беззаботно пожала плечами:
– Не знаю, может быть, сердце.
Такой ответ никак не соответствовал ее наряду, крахмальному медицинскому халатику и такой же шапочке, которую она надевала каждый раз, когда приезжал доктор. Рена оправдывалась, что ей мешают волосы, ее прекрасные золотистые волосы, которые она кокетливо заправляла под шапочку, становясь просто неотразимой, и в то же время небрежно говорила об отце:
– Подумаешь, в старости всякое бывает.
Нельзя сказать, чтобы Рена Франклин была крайне жестокой и бессердечной, просто она любила только себя. Как и Пиппа, она рано лишилась матери, однако в отличие от своей троюродной сестры у нее не было добрейшей тетушки Хелен. Оставалось лишь пожалеть ее, и только. Конечно, у Рены был отец, правда, он постоянно занимался бизнесом, не то что их с Дэйви папа. При воспоминании об отце у девушки защемило сердце. Бесспорно, Престон Франклин обожал единственную дочь и заботился о ней, как умел, впрочем, чаще всего его родительские чувства сводились к одной лишь гордости, безграничной гордости за то, что Рена носит его фамилию, что она тоже Франклин.
В целом же дядя Престон производил впечатление цепкого, напористого человека – если что взбредет ему в голову, так он обязательно доведет дело до конца, чего бы это ни стоило. Взять, к примеру, его нынешнее финансовое и общественное положение (хоть и слегка покачнувшееся, по его собственным словам). Одному Богу известно, сколько терпения, сил, смекалки потребовалось, чтобы достичь таких высот. А он добился своего. И мало того, передал дочери свое колоссальное упорство, так что она камня на камне не оставляла, если чего-то очень хотела или, лучше сказать, кого-то, поскольку очевидно, что этим кем-то был не кто иной, как доктор Берт.
Как ни странно, но частью задуманного Реной плана стала Пиппа, а вернее, ее отсутствие. Дальняя родственница уже не была безобразным очкариком и явно представляла интерес для мужчин, пусть даже сама этого не осознавала. В душе она чувствовала себя «маленькой дурнушкой», точь-в-точь такой, какой ее представляла Рена.
Не желая видеться с сестрой, очаровательная мисс Франклин тем не менее была с ней крайне обходительна. Теперь, когда отец заболел и прекрасно выполнял свою роль в задуманном Реной спектакле, Пиппа, равно как и Дэйви, потеряла для нее всякий интерес. Она любезничала с ними лишь для того, чтобы порисоваться перед доктором.
Теперь Пиппа поняла причину столь неожиданной щедрости и внимательности со стороны кузины. Рена хотела заполучить неуловимого доктора Берта и, испробовав все возможные способы, не преминула воспользоваться и последним, для чего, Собственно, и понадобился Дэйви. Хладнокровно и неторопливо она выстраивала декорации для будущего великолепного спектакля, потратила уйму денег, пригласила их обоих из Англии, хотя реально требовался только мальчик… Она никогда не любила Дэйви… И даже не то чтобы не любила, ей просто было все равно. Он оказался в нужное время в нужном месте, и Рена не задумываясь вцепилась в него. Но теперь она могла играть роль матери Терезы и без больного мальчика, ее отец чудесно заменял его. А когда дядя поправится, Дэйви снова станет нужен и займет его место, в чем, в чем, а в этом Пиппа не сомневалась. Начнется второе действие; более живописное и трогательное, поскольку действительно есть что-то неотразимо привлекательное в нежной заботе о маленьком несчастном ребенке.
Интересно, какой он, этот доктор Берт, раз Рена так увлеклась? Увлеклась настолько, что согласна выполнять то, что испокон веков называлось недостойным словом «домашняя работа», согласна встречаться и разговаривать с Пиппой, просить у нее совета.
– Рена, я работала только машинисткой, – отмечала та.
– Но ты же ухаживала за Дэйви.
– Но не профессионально.
– Скажи мне, что может выглядеть убедительно.
– Смотря кого ты хочешь убедить.
– Только не тебя, ты здесь по доброй воле, живешь за мой счет, так что…
– Я не о себе. Этот человек разбирается в обязанностях сестры-сиделки?
– Это Глен Берт, – без тени смущения призналась Рена, – я выйду за него замуж.
Не «я хочу» или «я надеюсь», а просто «я выйду». Должно быть, дядя Престон вел себя так же, когда добивался успеха в бизнесе.
– Глен особенный, – продолжала она, – не такой, как, например, Домрей Харди.
Домрей Харди работал управляющим в усадьбах мистера Франклина и Крэга (просто Крэга), расположенных по разные стороны одного холма. Поместья были небольшие, и он прекрасно справлялся с обоими.
Однажды на прогулке Пиппа столкнулась с ним и была приятно удивлена. Домрей был прирожденным фермером, именно таким, кто одинаково хорошо справлялся и со свиньями, и с птицей, и даже с садом – всем тем, что буйно растет на благодатной австралийской почве. Будь у него больше средств, он обязательно завел бы собственную ферму, но, увы, бодливой корове Бог рогов не дает.
– Домрей прост, как инфузория. Сразу видно, о чем он думает, а думает он обо мне, – без малейшего удовольствия, как все красавицы, якобы уставшие от внимания мужчин, протянула Рена и уже более оживленно добавила: – Вот Глен не такой, он бесконечно предан своей работе, просто светится и совсем меня не замечает. Я такого еще не встречала.
– Рена, ты испорчена до мозга костей, – беззлобно улыбнулась Пиппа и вдруг вспомнила своего недавнего попутчика.
Как только раньше она не замечала, насколько и он прост, если пользоваться терминологией Рены. Ведь именно из-за нее, этой неприступной красавицы, своей соседки по другую сторону холма, он покинул свою бескрайнюю родину и приехал в Томбонду – выяснить, что же между ними происходит. Неужели и Крэг слишком прост для нее, неужели она отказалась стать хозяйкой соседнего поместья? С Рены станется. Бедный мистер Крэг, нет, просто Крэг, поправилась она.
Сама Пиппа не видела его с того момента, как они расстались на станции, хотя Дэйви без конца вспоминал о нем и просился в гости. Мальчик чуть ли не бредил своим новым знакомым, она бы отвела его, но ей строго-настрого запретили показываться по ту сторону холма.
Это случилось утром, в первый же день, когда Рена позволили ей навестить дядю – доктора ждали только к обеду, так что визит был вполне безопасен. На обычный вопрос: «Ну как дела, что поделываете?» – девушка простодушно ответила, что собирается с братом навестить их ближайшего соседа.
– Это Крэга?
– Ну да.
– Не ходи к нему.
– Не ходить? Но почему?
– Не ходи.
– Но, дядя…
– Я сказал, не ходи. Ты слышишь?
– Да, слышу. – Пиппа ничего не понимала.
Смешно и глупо запрещать ей, взрослому человеку, поступать, как ей вздумается. Но дядя болен, И ему нельзя расстраиваться и много говорить, только поэтому девушка не стала спорить и оставила все как есть.
Хорошо, хоть Рене все равно, где она и с кем – лишь бы не рядом с ней, когда приезжал доктор. Почему же дядя так однозначно против?
– Думаю, ты права, я действительно ужасно избалована. – Высокий голос Рены вернул ее к действительности. – Я знаю, что я очень симпатичная, а Глен… он меня не замечает. Это вызов.
– Так ты не любишь его, тебя забавляет борьба? – ужаснулась Пиппа.
– Не вижу разницы, и ты бы не видела, если бы ты жила как я. Тоска зеленая.
– Господи, Рена…
Но та не дала сестре договорить, раздраженно буркнув:
– Ну, посоветуй же что-нибудь.
Пиппа хотела было отказаться, напомнив, что сама ничего не знает, курсы сиделок мало чем помогли, но, заметив, что Рена начинает злиться, согласилась.
– Сестра должна быть доброй, тактичной и очень сдержанной.
– Нельзя ли конкретнее, тактичность я и так разыграю.
– Ну хорошо… – И Пиппа рассказала ей о температуре в комнате больного, хранении медикаментов, значении хорошего настроения и прочих мелочах, а Рена все еще не успокоилась:
– Расскажи в деталях.
– Пойми меня, я ухаживала только за Дэйви.
– Это-то мне и нужно. Отец очень скоро встанет на ноги, и мне придется использовать твоего брата. Да не смотри ты волком. Я желаю ему только хорошего, а если заодно смогу получить выгоду и для себя, а я всегда своего добиваюсь, ничто меня не остановит. Пиппа, ну не молчи же.
– Больного ребенка надо развлекать, – вяло ответила девушка. И зачем она только приехала?!
С присущей ей проницательностью Рена поняла, что перегнула палку, поэтому тут же сменила тему:
– Расскажи мне о Дэйви, чем он болен?
– Это неизлечимая болезнь крови, по крайней мере, пока неизлечимая.
– Ты думаешь, что-то могут изобрести?
– Надеюсь. Ничего нельзя знать наверняка, – порывисто смахнув со щеки слезу, Пиппа отвернулась, а Рена продолжала весело щебетать о своем.
– Ты знаешь, Глен собирается писать исследовательскую работу. Случай Дэйви его заинтересует, и я помогу с деньгами. Исследования ведь стоят недешево. – Она оценивающе обвела взглядом добротное поместье. – В Томбонде я не задержусь, Глен скоро уедет в Европу или в Америку, а я с ним подальше отсюда, в общем, куда-нибудь.
Последние слова прозвучали чуть ли ни с ненавистью, и Пиппа удивленно уставилась на сестру. Странный она человек! Любовь и борьба для нее одно и то же, родительский дом она терпеть не может, умирает от скуки, когда кругом столько дел… Наверное, Глен был единственным, кто устоял перед ее чарами, чье сердце она не смогла разбить… А Крэг не устоял, поэтому и потерпел неудачу. Если бы он вернулся на свою бескрайнюю родину, в свою Янтумару, «Падающую Звезду», Пиппа сочла бы его мудрым. Это лучший выход для бедняги. Грустно наблюдать, как человек серьезный, состоятельный, боготворящий семейные узы растрачивает жизнь, которая все же не вечна, впустую.
Этим же вечером Пиппа впервые увидела Глена Берта. Она собирала в саду цветы, чтобы хоть как-то украсить свою убогую каморку, когда его машина тихо подкатила к главному входу.
Зная, что Рена будет недовольна, окажись Пиппа рядом с доктором, девушка поспешно зашла за густой куст сирени. Впрочем, оттуда она прекрасно разглядела молодого мужчину.
Он ей сразу же очень понравился, захотелось поговорить с ним… о Дэйви, конечно. В нем чувствовалась сила и мягкость и… она понимала Рену…
Троюродная сестра разыскала ее чуть позже и откровенно призналась:
– Отец очень скоро поправится, собственно, уже завтра ему разрешат встать, так что я принимаюсь за Дэйви. – Она сделала предупреждающий жест, и Пиппа замолчала на полуслове. – Я не спрашиваю, против ты или нет, потому что, даже если ты против, я все равно сделаю по-своему, вспомни нашего любимого Домрея.
«Зачем она все время приплетает этого Харди?» – подумала Пиппа, а вслух заметила:
– Я не возражаю, если Дэйви будут уделять внимание.
– О, не волнуйся, уж чего-чего, а внимания ему будет хоть отбавляй.
Как и предполагалось, на следующее утро дядя Престон вышел погулять и первым делом устремился к племяннице:
– Ты сделала, как я просил? Не ходила к соседу?
– Ну конечно, дядя. А что такое?
– Ты можешь объяснить, зачем он тебе понадобился?
– Не мне, а брату. Видите ли, мы познакомились в поезде, по пути сюда, и Дэйви без конца о нем спрашивает.
– Пусть тогда Рена отведет его.
– Рена?.. – Девушка призадумалась.
– Да, Рена, почему бы и нет? По-моему, это идеальный вариант. Крэг сказал, что хочет утрясти с ней какие-то детали. Они почти помолвлены, – устало проворчал дядя Престон. – Это случилось сразу после того, как Рена упала с Бантика. (Бантиком звали одного из пони.) Я, старый дурак, надеялся, что зять у меня в кармане. – Он тяжело вздохнул. – Хороший зять, да, хороший, потому что Крэг может обеспечить ей ту жизнь, к которой она привыкла… А потом появился этот тип, доктор… – Дядя гневно сверкнул глазами.
– И Рена в него влюбилась?
– Какая еще любовь? Ничего я про нее не знаю, – раздраженно заворчал старик, но Пиппа не сдавалась:
– Как не знаете, вы же женились на тете Мили-сент.
– Она была подходящей парой.
Как это похоже на дядю, дельца до мозга костей! Девушка невольно улыбнулась и тихо спросила:
– А доктор Берт не подходящая пара?
– Он мечтатель. Достаточно одного взгляда, Чтобы понять, из какого он теста.
– Ну, мне одного взгляда было мало, – шутливо призналась Пиппа. – По крайней мере, сквозь кусты.
– Ты его еще увидишь, обещаю.
– Ваша дочь почему-то не хочет, чтобы мы встречались.
– Не строй из себя дурочку, – разозлился старик. – Ты хорошенькая. Не красавица, как Рена, но многим мужчинам именно такие и нравятся. Она боится, что Глен не исключение, вот и не подпускает тебя на пушечный выстрел, – он задумался, – а меня бы это устроило… Да, моя дорогая, ты обязательно увидишься с Бертом.
Как относиться к его словам, смеяться или плакать, Пиппа не знала. Никогда она не надеялась обрести в Австралии безоблачного счастья, лишь бы Дэйви был доволен, больше ей ничего не нужно, но оказаться меж двух огней, между Реной и ее отцом, это уж слишком, вот уж чего бы она и врагу не пожелала!
Но самое страшное случилось в саду вскоре после их разговора с дядей. Рена налетела на нее как ураган, глаза ее метали молнии.
– Я знаю, что он сказал тебе!
– Рена, это все ерунда.
– Не для меня. Я же говорила тебе, что собираюсь за Глена замуж.
– Помню, но не понимаю, при чем здесь я?
Рена метнула в сестру один из своих испепеляющих взглядов, впрочем, на вопрос так и не ответила.
– Пиппа, я совершенно серьезно. Глен будет моим мужем, лучше не вмешивайся.
– Я и не собираюсь. Я лишь хочу спокойно жить здесь с братом, и только.
– Попробуй сунуться, и ты пожалеешь. Я знаю, папе не нравится Глен, и он решил пойти окольным путем. Так знай, с рук тебе это не сойдет. Ты меня слышишь?
На это Пиппа с невинным видом ответила абсолютно невпопад:
– Дядя не позволил нам с Дэйви пойти к Крэгу, – и, проигнорировав безразличный взгляд сестры, добавила: – Ты требуешь держаться подальше от доктора, твой отец – от соседа. Так что же делать мне?
– Конечно, то, что говорю я.
– То есть…
– Иди к Крэгу. Делай с ним, что хочешь. Мне он не нужен. – Рена элегантно встряхнула золотистыми волосами.
Вместо того чтобы спокойно ответить «И мне тоже», Пиппа вдруг как с цепи сорвалась.
– А ведь когда-то был нужен!
– Ну, не знаю… – бессердечная красавица даже и глазом не моргнула, – я думала это… пройдет… – Она лишь вновь безразлично тряхнула головой.
Ну, что тут скажешь! Усилием воли Пиппа вернула себя к более насущным проблемам.
– Рена, ты должна меня понять. Твой отец запрещает мне встречаться с Крэгом, ты – с доктором Бортом. Лично мне не хочется видеть ни того, ни другого, так что же дальше?
Что же дальше? Именно так и говорил Крэг, вспомнила Пиппа. Почему ей вдруг вздумалось повторять дурацкое выражение этого Циклопа из Страны Великанов?
– Тогда довольствуйся Домреем, раз те двое тебе не по вкусу. – Резкий голос Рены вмиг выпел девушку из задумчивости, и она заметила, что управляющий как раз направляется к ним по главной аллее.
Гордая красавица бесцеремонно развернулась и пошла прочь, предоставив Пиппе самой расхлебывать эту кашу.
К счастью, объяснять ничего не пришлось, Домрей, как всегда, философски отнесся к случившемуся.
– Я хотел только спросить разрешения на покупку новых свиней, а Рена бегает от меня, как от бубонной чумы. Естественно, свиньи – это такая проза.
– Однако вы так не считаете, не правда ли? – Пиппа понимающе улыбнулась.
– Верно, я люблю свою работу.
– И хотели бы работать на себя?
– На себя и… – Он смущенно опустил глаза, а Пиппа внезапно поняла, что именно этот добрый юноша и поможет ей выйти из глупого положения, В котором она очутилась, из смертельной схватки между упрямцем дядей и его дочерью.
– Мистер Харди! – заискивающе начала она.
– Зови меня просто Дом, хорошо? Сказать по правде, здесь законы построже, чем на Западе.
– В Стране бескрайних просторов?
– Да. Впрочем, и тут излишняя вежливость не в почете.
– Тогда, я – Пиппа, – улыбнулась девушка. Молодой человек ей нравился все больше и больше. – Послушай, Дом…
Вездесущий, пронзительный голос Рены не дал ей продолжить, слова так и застряли на языке.
– Где Дэйви? – Наполовину высунувшись из окна, австралийская родственница словно хотела испепелить взглядом свою непутевую сестру. – Я спрашиваю, где мальчик?
Наспех попрощавшись с Домреем, Пиппа бросилась к крыльцу, где ее уже поджидала Рена.
– Глен пришел, чтобы в последний раз осмотреть отца. Потом он уйдет, и его уже никаким калачом сюда не заманишь. Он не из тех людей, кто понапрасну тратит время. А папа совсем поправился, это и младенцу ясно. Глен больше не придет. Ну что за человек! Обязательно нужен повод! – Она натянуто улыбнулась. – Мне нужен Дэйви, сегодня, сейчас. Начинается новое действие, а мерзкий мальчишка как сквозь землю провалился!
На мгновение Пиппа лишилась дара речи.
– Что… Дэйви нет в доме?!
– Ой, только не надо трагедий, никуда он не денется. – Рена уже говорила сама с собой. – Далеко он уйти не мог, но вот куда? Через полчаса Глен уедет…
– Мне безразлично, когда уедет Глен! – Пиппа, словно фурия, набросилась на сестру. – Ведь Дэйви пропал, неужели ты не понимаешь?! Ты смотрела в его комнате?
– И в его и в твоей – везде! Во дворе, в саду, даже зашла в курятник! Бестолковый мальчишка… Может, убежал в посадки?
Как и в большинстве имений, в поместье Франклинов небольшой участок был засажен хвойными деревьями. Хотя это место все еще называлось посадками, деревья там давно подросли, особенно сосны, и образовывали над головой тенистый зеленый полог. Однажды Пиппа сама чуть не заблудилась в этом колючем лабиринте, а вдруг Дэйви там…
Оттолкнув сестру, Пиппа стремглав выбежала во двор и понеслась мимо грядок, конюшни, свинарника, загона для скота, мимо сада, все дальше и дальше, выкрикивая на ходу его имя:
– Дэйви, Дэйви, пожалуйста, отзовись!
Девушка прекрасно понимала, что Рена, в сущности, права, никуда он не пропадет. В таком небольшом лесочке невозможно потеряться. Но с другой стороны, даже маленькое расстояние может стать губительным для больного ребенка. А кроме того, мальчик мог запаниковать, обнаружив, что бродит кругами и не находит выхода. У него не хватит, как у взрослого, здравого ума сообразить, что посадки – лес, как он их называл, – скоро кончатся, и он обязательно выйдет на открытое пространство.
Уже добежав до рощи, Пиппа продолжала отчаянно звать брата:
– Дэйви, Дэйви! Это я, Пиппа. Остановись и аукни, Дэйви, пожалуйста! – Она прислушалась, но ответа так и не последовало.
Оставалось одно – прочесать лес. В любое другое время Пиппа наслаждалась бы свежим запахом сосен, их прохладной тенью и мягким ковром опавшей хвои под ногами, но только не сейчас. Она лихорадочно крутила головой то влево, то право, спотыкалась о корни. Ветви били ее по лицу, а она продолжала бежать, пока не оказалась у подножия небольшого холма.
Невдалеке весело журчал ручеек, и сердце девушки сжалось от неожиданной страшной догадки. Лишь подбежав поближе и заметив, что он неглубок, она облегченно вздохнула, но тут же перепугалась снова. Ведь маленькие речушки часто образуют довольно глубокие заводи. Куда же теперь идти, вверх или вниз? Пиппа растерянно оглянулась по сторонам.
Не сделай она этого, так и не заметила бы небольшого красного лоскутка на ветке немного впереди. Должно быть, она вышла к владениям их соседа. Его имение как раз по другую сторону холма.
Крэг! Ну конечно же Крэг! Пиппа чуть не разрыдалась от нахлынувшего вдруг счастья. Как она не догадалась раньше?
Все еще всхлипывая, девушка бросилась вперед, не разбирая пути, пронеслась по распаханному полю, на котором кое-где уже виднелись нежные светло-зеленые росточки, и наконец увидела дом. Приземистое длинное строение резко контрастировало с элегантным, почти воздушным двухэтажным особняком Франклинов. Правда, чего еще ждать от человека из Страны бескрайних просторов. Строгий западный стиль.
Едва переведя дыхание, Пиппа помчалась дальше, как вдруг острая боль в груди остановила ее, и девушка упала на землю. Она слишком долго бежала, слишком много пережила. Сердце бешено колотилось, из последних сил пытаясь справиться с нахлынувшим потоком крови.
Отказываясь признать поражение, девушка попыталась продолжить поиски, правда, встать уже не смогла. Она лежала без сил, пока чьи-то шаги поблизости не зародили в ней новую надежду.
Через минуту Крэг Крэг и Дэйви уже заботливо поднимали ее, и Дэйви сердито распекал сестренку:
– Зачем ты так неслась? Мне вот никогда не разрешаешь быстро бегать!
Милый братик! Его ворчание музыкой звучало и ушах, а глаза наполнялись предательской влагой Пиппа никогда не плакала при мальчике, да и сейчас не стоит, вот только невозможно сдержать, жаркие слезы радости.
Крэг как будто прочитал ее мысли и отвел Дэйви в сторону. Для такого непоседы, как он, в траве всегда найдется что-нибудь интересное. К моменту, когда эта пара вернулась, девушка окончательно отдышалась и вытерла глаза, и все трое медленно двинулись к дому Крэга.
Что касается Дэйви, он весело вышагивал впереди, размахивая какой-то былинкой, и уже не злился на сестру, а вот Крэг фамильярно заметил:
– А ведь мальчишка-то прав, ты поступила очень опрометчиво. Но почему?
– Я думала, вы все понимаете, – разочарованно протянула Пиппа, многозначительно кивая в сторону брата, – я же говорила вам в поезде.
– Ах, ты об этом. Послушай, что я тебе скажу. Ты беспокоилась о себе, не о брате. А что в этом хорошего?
Пиппа чуть не лопнула от злости.
– Я беспокоилась о брате! Он мог заблудиться и побежать от страха. А ему категорически запрещено бегать. А потом, здесь недалеко ручей…
Она запнулась и остановилась. Спутник, казалось, совсем ее не слушал, он занимался своей неизменной трубкой, любовно протирая и набивая ее.
Пиппа почувствовала, что вот-вот взорвется. Да как он может быть таким спокойным, таким безразличным. Вот Дэйви убежал далеко вперед, и она уже не может догнать его и отвести обратно, к доктору. А этот несносный тип стоит и пялится на бездушную деревяшку.
– Знаешь, – Крэг Крэг ни на минуту не оторвался от любимого занятия, словно не замечая настроения девушки, – ты не должна была так бежать. Это никому не принесет никакой пользы, тем более Дэйви, твоя забота о нем тоже порой вредит ему. Дети живут настоящим, не будущим, не прошлым, а именно настоящим. Они, как маленькие дикие зверушки, счастливы тем, что имеют, им не о чем сожалеть и нечего бояться. Они счастливы. Да и потом, тебе это тоже не приносит пользы. Посмотри, ты до сих пор не можешь отдышаться. И от этого плохо мне. – Мужчина замолчал.
Почти тихо чиркнула спичка, и табачная церемония перешла в новую стадию. Трубка взлетела вверх и очутилась во рту Крэга, так что девушка получила возможность вставить слово.
– Что-то не пойму, при чем здесь вы? – съязвила она.
– Сейчас объясню. – Он пошел к дому, увлекая ее за собой, но почти сразу резко остановился.
– В чем дело? – испугалась девушка, но, убедившись, что с Дэйви все в порядке, принялась за старое. – Не надо ничего объяснять, – грубо бросила она, – я все понимаю. Действительно, было бы очень досадно, испусти я дух на вашем участке, вот на своем – пожалуйста, сколько угодно. Простите, что сразу не догадалась.
Пиппа вызывающе вскинула голову. Однако ответа не последовало. Сосед еще долго изучал ее лицо, прежде чем ответить.
– В школе таких, как ты, мы называли змеюками. Черт возьми! Ты прекрасно знаешь, что ничего подобного у меня и в мыслях не было.
Как ни странно, их перебранка совершенно не волновала Дэйви. Мальчик беззаботно подбежал к дому и, поджидая взрослых, остановился на крыльце.
Самое удивительное, что дом назывался весьма странно, просто «Ку», это, естественно, не ускользнуло от внимания молодой англичанки.
– Хм, «Ку». – Пиппа презрительно скривила губы.
– Это значит «приют». Мой дом далеко на севере, а здесь временное убежище для одинокого странника.
– Не слишком ли оно пышно для временного убежища? – Маленький дьявол внутри нее никак не хотел униматься. – О, Дэйви, ужасный мальчишка, он зашел внутрь!
– Ничего страшного, он бывал здесь и раньше, так почему сейчас нельзя? Знаешь, ведь это он увидел тебя бегущей по полю, и мы пошли навстречу.
К этому времени оба уже стояли у веранды, и Крэг кивком пригласил Пиппу войти. Поднимаясь по низким ступеням, девушка думала только об одном: «Как он не похож на дом дяди. Ну совершенно не похож». И вот уже в который раз Крэг словно угадывал ее мысли:
– Он точь-в-точь как наш дом на севере. Жители Страны бескрайних просторов знают лишь один стиль – длинный коридор с комнатами по обе стороны да веранда вокруг дома. Там веранды спасают нас от жары, здесь они не нужны. – Он коротко невесело хохотнул. – Мой отец был упрямым человеком. Нет чтобы снести веранду, так он понастроил везде каминов. Видишь, трубы торчат во все стороны. А впрочем, я рад, что он построил именно такой просторный деревенский дом. Тут холодновато, и приходится все время топить, но я люблю огонь.
– Я тоже, – пискнул Дэйви, присаживаясь возле камина, – а еще мне нравится жарить хлеб.
– Почему ты убежал? Разве можно так поступать?!
– Там врач, а я все время хожу к врачам, – захныкал мальчик. – Я думал, Крэг пойдет со мной, а он начал рассказывать мне о Мастере и его больной ноге.
– Мастере с фермы? – вежливо поинтересовалась Пиппа, и Дэйви чуть не лопнул от смеха.
– Да нет же, глупая, Мастер – это лошадь, он гнедой. Такой же, как Майор, а Матрос – серый, а Ирландец…
– Иди к Мастеру, – перебил его Крэг.
– Сейчас. Знаешь, Пиппа, Мастеру нужен ветеринар. Он придет сегодня, и завтра, а потом еще, и еще… – Он торопливо облизал губы и торжественно закончил: – А потом он выиграет скачки с препятствиями.
– Скачки с препятствиями?
– Да, на севере они часто проводят скачки. С настоящими жокеями. Ну и с ненастоящими. У настоящих – красивые шелковые костюмы, а остальные носят джинсы, комбинезоны и иногда даже строительные каски, – он хихикнул, – а Мастер обязательно выиграет, его вылечат. Крэг сказал, что ветеринар очень хороший, а еще он сказал, что я тоже могу выиграть…
Крэг сказал то, Крэг сказал это… Тоненький голосок звенел без перерыва, не давая Пиппе ни малейшего шанса вставить: «Это очень интересно, милый, а теперь пойдем домой».
Наконец она перебила, укоризненно взглянув на брата:
– Между прочим, твой ветеринар сейчас ждет нас у Рены, и, если он не сможет тебя осмотреть, ты никогда не выиграешь скачки.
– Держу пари, что выиграет, – намеренно растягивая слова, вмешался Крэг. – Он будет помнить историю Мастера, да, малыш? – Прищурив глаза, мужчина повернулся к Пиппе: – Этот ветеринар – Глен Берт? Да.
– Тогда, уверен, мне нет резона отвозить вас обратно. Клянусь могилой отца, с минуты на минуту здесь появится Рена – прибежит как миленькая, – Грустно добавил он.
В другом конце комнаты Дэйви увлеченно просматривал каталог скачек, так что взрослые могли говорить без утайки. Пиппа прекрасно знала, что если брат что-то читает, то читает взахлеб, все остальное просто прекращает существовать для него.
– Думаю, вы правы, – согласилась Пиппа, – она использует Дэйви.
– И ты не против?
– Пока брату уделяют достаточно внимания, нет.
– А как же ты?
– Не понимаю, о чем вы?
– Разве тебе не нужно внимание? Внимание этого доктора? Видишь ли, я знаком с Гленом Бертом, – многозначительно улыбнулся он.
– А я – нет, – заливаясь краской, выпалила она.
– Когда познакомишься, тебе уже не будет безразлично, что творит Рена.
– Да неужели?
– О, поверь мне. Он исключительный человек и какой красавчик! Неужели ты добровольно согласишься стоять в стороне, пока наша мисс Австралия разыгрывает роль безутешной матери да расставляет повсюду капканы. Один ее медицинский чепчик чего стоит!
– По-моему, вы вмешиваетесь не в свое дело, – вспылила Пиппа. – Конечно, вам не нравится, что Рена увлеклась другим.
– Мне? – Он был явно удивлен.
– О, пожалуйста, не разыгрывайте комедий. Вы же сами сказали в поезде, что должны повидаться с ней и выяснить, что же дальше.
– Ты помнишь, что я сказал? – на удивление возбужденно воскликнул Крэг, или Пиппе только показалось.
– Между прочим, – холодно продолжала она, – дядя рассказал мне о вашей неудавшейся помолвке.
– Он здесь ни при чем. Как раз с его-то стороны не было возражений. Да, старик Престон руками и ногами был «за», это уж точно. – Его речь становилась все медленнее и медленнее, и, наконец, он замолчал. И Пиппа решила, что самое время подлить масла в огонь.
– Да неужели? – насмешливо улыбаясь, повторила она свой излюбленный вопрос.
– О Господи, – взмолился Крэг. – Забудь ты свое «да неужели?», это меня убивает. Лучше послушай, я все тебе объясню. Я чертовски устал от холостяцкой жизни и не боюсь в этом признаться. Да, мы с Реной чуть было не обручились.
– Ага, значит, все-таки время бежит, а вы до сих пор один!
– Вот именно. Хотя до сих пор я жалею, что связался с ней. На самом деле я и не связывался, меня втянули.
– Как вам не стыдно лгать! Вы же мужчина!
– Девочка моя, тебя вводят в заблуждение. Лжет обычно Рена. Она гонялась за мной, как ты только что за братом. Я был польщен, совершенно потерял голову, и однажды она выскакивает на меня прямо из кустов, такая красивая…
– Неправда, – перебила Пиппа. – Это вы налетели на нее и сбили на землю. За Реной все бегают, кроме Берта, и поэтому…
– Ты в это веришь? – ухмыльнулся он.
– Верю, а что?
– Как ты не понимаешь, вместо того чтобы идти навстречу, она убегает.
– Вы только что сказали, что она гналась за вами.
– Да, только не собиралась ловить. Нет, только не наша Рена.
– Ничего не понимаю. – Пиппа тупо уставилась на собеседника. – Вы противоречите сами себе. То она наскочила на вас, то она убегала. Бессмыслица какая-то. Мой вам совет… – она быстро опустила глаза, – ухаживайте за ней иначе. Вы ведь как на ладони, лучше не показывайте свою влюбленность. Тогда, возможно, Рена будет вашей.
– И ты думаешь, что именно этого я хочу?
– Вы же сами признались, разве нет? Вы говорили о промысле Божием, о мужчине и женщине, и о том, как жизнь продолжается в детях, – слегка покраснев, скороговоркой выпалила она.
– Да, говорил, – кивнул он. – Правда, позабыл одну важную деталь, то, о чем однажды рассказал мне старик.
– Дядя Престон?
– Нет, мой старик, мой отец. Я хотел бы жить так, как они с мамой. – Он потянулся за трубкой. – Как-то я спросил, откуда… в общем, откуда он знает… как надо. – Повертев трубку в широких ладонях, он положил ее на прежнее место.
Для Крэга Крэга, которого знала девушка, он выглядел крайне смущенным.
– Да? – мягко спросила Пиппа, подбадривая собеседника.
– Он сказал… он сказал, что ему подсказала тысяча свечей.
– Зажженных? – заинтересовался Дэйви, мгновенно забыв про каталог.
– Да, малыш, зажженных. На время я забыл эти слова. – Трубка опять оказалась у него в руках. – А сейчас память вернулась.
– Да, Рена умеет лечить душевные раны. Она, оказывается, медсестра со стажем, а еще спрашивала у меня совета, – язвительно фыркнула девушка.
– Да при чем здесь Рена?
Пиппа готова была поклясться, что в его голосе прозвучало столько же безразличия, как если бы он говорил о дереве или камне. Она и сама редко думала о сестре, а о ее отношениях с доктором и подавно, но Крэг, ему-то не все равно.
– А вот и она собственной персоной. – Дэйви наполовину высунулся из окна и заговорщицки прошептал: – Красная от злости, как помидор.
Подойдя к брату, Пиппа отметила про себя, что он абсолютно прав. Рена, злая и растрепанная, размашисто шагала к дому.
– Пойдем. – Девушка заботливо обняла брата за плечи.
– Она шипит, но не кусает, – спокойно отозвался из своего угла Крэг. – Однажды в «Падающей Звезде» у меня была дикая кошка, я знаю.
– Правда? – встрепенулся Дэйви. Рена была забыта. Фантазия уже рисовала мальчику удивительные картины. – Расскажите мне о ней, – мечтательно попросил он.
– Потом, в другой раз. Проводи сестру на кухню и помоги ей заварить чай. А я тем временем постараюсь кое-кого умаслить.
Лишь оказавшись на кухне – опять этот деревенский стиль, простор, основательность, вместительность, – Дэйви тихо спросил:
– Пиппа, а где он возьмет масло? Я его не видел.
– Да, – рассеянно отозвалась сестра. – Я тоже.
В тихой огромной комнате, которую они только покинули, Пиппа отчетливо представляла себе тысячу свечей. Не важно, что Крэг Крэг думал в тот момент о Рене. Тысяча свечей и две неподвижные фигуры, молча глядящие в глаза друг другу.
Как это красиво, тысяча зажженных свечей!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тысяча свечей - Дингуэлл Джойс

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Тысяча свечей - Дингуэлл Джойс



Какой то не нормальный роман, иногда казалось что его писал человек с шизофренией. Наверно стоит прочитать если время не жалко
Тысяча свечей - Дингуэлл ДжойсИрина
4.10.2013, 12.34





Хаосное какое-то написание романа , сумбурное перескакивание с одного на другое ....мысли , истори, разговоры ...все переплелось ...мне не понравился .
Тысяча свечей - Дингуэлл ДжойсВикушка
14.02.2014, 11.51





Мда...
Тысяча свечей - Дингуэлл ДжойсОксана
22.03.2014, 22.59





А я прочитала с удовольствием, необычный, познавательный. Думаю написан в 60-70 -х годах. Спокойное повествование о жизни, о любви, о гордости \ не дающей нормально жить\.
Тысяча свечей - Дингуэлл Джойсиришка
16.07.2014, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100