Читать онлайн Надежды и радости, автора - Дин Элисса, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Надежды и радости - Дин Элисса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Надежды и радости - Дин Элисса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Надежды и радости - Дин Элисса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дин Элисса

Надежды и радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Роксана проснулась рано утром. Слишком рано, если вспомнить, что накануне она, хотя и очень устала, но спать легла поздно. В доме чувствовалось какое-то движение. Скорее всего это были слуги. Ибо солидную поступь полковника Стентона Роксана узнала бы сразу. Равно как и шарканье мягких туфелек его супруги. Юнити в это время, конечно, еще спала, лежа на спине с открытым ртом и блаженно посапывая.
Роксана чуть раздвинула шторы и посмотрела через стеклянную дверь веранды в сад. Солнце еще не взошло, и в саду царил предрассветный полумрак. Не было слышно и привычного жужжания насекомых. На востоке у самого горизонта неясная белесая линия, похожая на пену во время прибоя, как бы проводила границу между прибрежными водами и необъятным простором лазурной глади океана. Легкий прохладный бриз слегка теребил полы халата и волосы Роксаны. Она с наслаждением подставила ему лицо.
Роксана вышла на веранду, подошла к перилам и оперлась на них локтями. Простояв так минуту или две, она заметила какое-то шевеление в саду. Потом до нее донесся чуть слышный шорох. Роксана насторожилась. Она много читала о страшных ядовитых змеях, длиной более трех метров, которые водятся в Индии. Может быть, и сейчас к дому подползает одна из них? Но ведь в книгах говорится, что они охотятся только по ночам, а сейчас вот-вот взойдет солнце. Однако в саду под сенью деревьев и особенно в высокой траве все еще очень темно... А может быть, это просто безвредный уж, пытающийся переползти от цветочной клумбы через тропинку, но натыкающийся на мельчайшие осколки ракушечника, которым она посыпана?
Роксана подумала, что неплохо было бы при первой же встрече подробно расспросить Колльера о здешних змеях. Или нет! Она не сделает этого. Надо пойти в библиотеку и все узнать самой! И вообще, почему она должна полагаться на сведения почти незнакомого человека, когда легко может все выяснить самостоятельно?
Раздраженно смахнув с перил сухой лист, Роксана прошлась по веранде, неслышно ступая босыми ногами по полу, и остановилась у боковых перил. Некоторое время она рассеянно смотрела на восточное крыло дома, в котором не было ни одного окна. Нет, она не будет больше думать об этом человеке! И не станет впредь изобретать предлогов для встреч с ним! Что ей до его прикосновений, пусть даже очень приятных? Или до завораживающего голоса? Совершенно незачем и зачарованно смотреть в его прекрасные глаза или на густые волосы. Что же касается заявления Гаррисона о любви к ней, то она больше никогда не позволит ему говорить что-либо подобное! А в следующий раз... Боже, о чем она думает?! Никакого следующего раза просто не должно быть! Тихий скрип за спиной заставил Роксану обернуться. Полковник Стентон, тяжело опустившись на металлический стул у двери, разминал пальцами сигару.
– На редкость приятное утро! – улыбнулся он Роксане, чиркнул спичкой и, затянувшись, выпустил в воздух большое облако дыма.
– Надеюсь, я вас не очень побеспокоил?
– Не очень, – услышал он.
– Гм-м... – протянул Стентон, не зная, как воспринимать этот ответ.
– Но и мне не хотелось бы нарушать вашего одиночества, мистер Стентон, – заметила Роксана. – Если не возражаете, я пойду к себе.
Роксана хотела уйти, но полковник жестом остановил ее:
– Прошу вас, останьтесь. От вас я могу ожидать куда меньше беспокойств, нежели от всех остальных домочадцев.
Роксана снова оперлась локтями на перила. Еще раз окинув взглядом сад, она спросила через плечо:
– В этом саду много змей, мистер Стентон?
– Немного, – ответил полковник.
– Мне показалось, что я только что слышала шорох одной из них.
– Гм-м.
– Если вы слышали какой-то шум, – неожиданно раздался за спиной Роксаны другой мужской голос, – то, уверяю вас, это была вовсе не змея!
Роксана чуть не подпрыгнула от неожиданности, но успела взять себя в руки и холодно произнесла:
– Вот не думала, что вы здесь, капитан Гаррисон.
– Я забежал на минуту, чтобы кое о чем поговорить с полковником, прежде чем заступить на дежурство.
– Тогда не стану вам мешать.
Роксана повернулась, чтобы уйти в дом, но полковник сказал, усмехнувшись:
– Ерунда. Никому вы не помешаете. Тем более что он пришел поговорить со мной о вас, моя девочка.
– Обо мне?!
От неожиданности Роксана закрыла глаза.
– Да, о вас, – рассмеялся полковник.
Переведя дыхание, Роксана с трудом оторвалась от перил веранды и зачем-то принялась лихорадочно разглаживать складки халата. За спиной она слышала учащенное дыхание Гаррисона и чувствовала запах сигары полковника, перемешанный с плывущим из сада благоуханием цветов.
– Ну что ж, у меня сейчас есть срочное дело, которым необходимо заняться, – неожиданно объявил Стентон. – Поэтому я вынужден оставить вас здесь вдвоем. И надеюсь, что могу положиться на здравомыслие обоих. Так?
– Конечно, сэр! – ответил Гаррисон.
Роксана промолчала. И только когда до нее донесся стук колес отъезжающей коляски полковника, она повернула голову и посмотрела на капитана:
– Не рановато ли для визита, мистер Гаррисон?
– Может быть, в Англии это и было бы рановато. Но не в Индии. Здесь распорядок дня чаще всего диктуется солнцем, а точнее – духотой и полуденным зноем. А рано утром бывает прохладно.
– Понятно.
Роксана не смотрела на Колльера, но по скрипу стула догадалась, что он поднялся и идет к ней. Действительно, в следующее мгновение Гаррисон уже стоял рядом, также опираясь локтями на перила.
– Я пришел попросить у полковника разрешения покатать вас сегодня по городу. Помните, мы с вами говорили об этом в первый день знакомства? Так вот, мистер Стентон согласился, что это неплохая мысль. С нами поедут Юнити с няней и мой слуга. Надеюсь, вы не откажетесь от такой прогулки, Роксана?
Гаррисон стоял совсем близко, чуть наклонив к ней голову и прищурив глаза. Роксане даже показалось, что она чувствует тепло и запах его сильного, здорового, мужского тела.
Чувство покинутости и полного одиночества, охватившее девушку минувшей ночью, испугало ее. И Роксане вдруг захотелось окунуться на какое-то время в опасное ощущение близости к этому человеку и доверия к нему.
– Пожалуй, не откажусь, – прошептала Роксана. Гаррисон тихо рассмеялся, повернулся к ней, положил ладони девушки себе на плечи, а подбородком прижался к ее лбу.
– Роксана, я хотел бы вам кое-что показать прямо сейчас. Только вы должны стоять совершенно спокойно, не двигаясь... Нет, я говорю абсолютно серьезно и не собираюсь вас разыгрывать... Итак, стойте спокойно и чуть поднимите голову. Так. Теперь смотрите на восточную половину неба и ждите.
Ничего не понимая, Роксана все же сделала то, о чем просил Гаррисон, и уставилась в небеса на уровне чуть выше линии горизонта. Она едва сдерживала нервную дрожь. Наверное, чтобы успокоить ее, Гаррисон погладил руку Роксаны, лежавшую на его плече.
– Только не бойтесь, – прошептал он.
– Я не боюсь...
– Тогда ждите... Тс-с!..
Из-за горизонта медленно поднималось солнце, подобно огромной золотой монете, бросая огненные отблески по всей земле.
– Тс-с! – снова прошептал Гаррисон у самого уха Роксаны. – Вот оно!
И тут солнце как бы взорвалось. Его золотые лучи, отразившись от голубой глади океана, преломились всеми цветами радуги, превратившись в сказочную иллюминацию, съевшую последние остатки ночи и приветствовавшую рождение нового дня. Роксана вздрогнула, ослепленная волшебным ярким блеском, но не отвела взгляда. А солнце, подобно растопленному золоту, разливалось в обе стороны горизонта, вызывая к жизни и другие краски – изумрудно-зеленые, светло-желтые, серебристые, голубые... Весь мир перед взором Роксаны предстал таким разноцветным и сияющим, каким она никогда и не думала его увидеть.
Роксана не могла вымолвить ни слова. Пальцы ее лежащих на плечах Гаррисона ладоней переплелись с его. Она чувствовала, как его губы коснулись ее волос. В следующий миг Гаррисон поцеловал мочку ее уха. И отступил на шаг. Роксане сразу же стало холодно...
– Я знаю, что не должен так поступать, – тихо сказал он. Гаррисон наклонился и прижался губами к затылку Роксаны, вдыхая аромат ее волос.
– Мне бы очень хотелось показать вам все прекрасное, что существует в мире, – шепнул он. – Если только вы позволите мне это сделать.
Не дожидаясь ответа, Гаррисон повернулся и спустился в сад. Задержавшись на последней ступеньке лестницы, он с улыбкой оглянулся и сообщил Роксане, что вернется через час с экипажем.
Время шло, а Роксана все стояла в сосредоточенной позе, скрестив руки на груди и боясь пошевелиться, чтобы не упасть в обморок. Какой-то жук упал с потолка веранды ей на плечо. Роксана досадливо повернула голову и сдула его на пол. На дорожке, ведущей к дому, появился садовник с ведром воды в руках. Увидев стоящую у перил веранды Роксану, он улыбнулся и поприветствовал ее на языке хинди. Садовник принадлежал к касте браминов, наиболее почитаемой в Индии. Накануне Юнити предупредила Роксану, что к этому человеку нельзя подходить близко, когда он принимает пищу в своем доме. Ибо существует поверие, будто бы даже человеческая тень, упавшая на блюдо с едой брамина, может отравить ее и сделать несъедобной.
– Роксана! – услышала она знакомый женский голос. Роксана повернулась и увидела Августу.
– Что, капитан Гаррисон уехал? Я видела, как он отвязывал лошадь.
– Да.
– Извините, Роксана, я не знаю, как это принято в Лондоне, но здесь я бы посоветовала вам принимать гостей в более приличном виде.
Роксана только теперь заметила свой полураспахнутый халат и обратила внимание на босые ноги. Смутившись, она поспешила вернуться в дом...
Машинально теребя уголки подстеленного для мягкости одеяла, Роксана досадливо хмурилась, слыша голос Юнити. Та сидела на задней скамейке коляски между няней и слугой Гаррисона и о чем-то болтала с ними. Раздражение у Роксаны вызывали отнюдь не слова, к которым она даже не прислушивалась, а просто дурное настроение в то утро.
Искоса взглянув на сидевшего рядом Гаррисона, Роксана, как и в первый день их знакомства, обратила внимание на беззаботность и небрежность, с которыми капитан управлял коляской, свободно держа вожжи в руках. Его пробковый шлем лежал рядом с Роксаной. Волосы стали забавой для теребившего их легкого ветерка. Время от времени Колльер поднимал руку и пытался навести на голове хотя бы видимость порядка.
Роксана отвернулась и спрятала ладони в широких складках юбки.
– Роксана! – услышала она голос Гаррисона, бросившего на нее чуть насмешливый взгляд.
– Что?
– Ничего. Просто я могу пообещать вам, что все будет очень хорошо.
– Куда мы едем?
– Для начала я хотел бы провезти вас мимо наиболее значительных в городе резиденций и учреждений – мимо ратуши, городского суда – и, если позволит время, мимо дома клерков, где бедные молодые писцы отрабатывают свои перья для будущей работы в местных компаниях. Все эти здания считаются здесь образцами классической архитектуры. Насколько я помню, в день вашего приезда по пути к Стентонам мы проезжали мимо некоторых из них. Потом мы побываем на восточном базаре и прокатимся по городским окраинам. А дальше... Право, не знаю!.. Может быть, вы захотите посмотреть военные построения, выполняемые солдатами нашего полка? Что вы думаете об этом?
– Звучит очень заманчиво!
– Что именно? Последнее или вообще все?
– Да все!
Гаррисон издал звук, похожий на лошадиное фырканье, видимо, чем-то недовольный. После некоторой паузы он вновь посмотрел на профиль Роксаны и добавил:
– Я заказал завтрак в Иден-Гарден. Там бывает много поклонников леди Эмили. Кстати, вы читали ее последние опубликованные письма?
Несмотря на свое плохое настроение, Роксана сразу же оживилась:
– Да, конечно! Я считаю Эмили Иден женщиной с выдающимся интеллектом и огромным чувством юмора. Как-то раз мне довелось с ней встретиться. Наверное, в юности Эмили была просто удивительной женщиной. Конечно, сейчас она заметно сдала. По-моему, она очень переживает смерть брата.
– Лорда Окленда? Я слышал об их необычайной преданности друг другу.
– Думаю, что Эмили любила его.
– Вы знаете, что она никогда не была замужем? Но мне кажется, что любая преданность человеку, будь то муж, брат, сын или возлюбленный, достойна самого глубокого уважения.
Роксана вдруг почувствовала, как кровь приливает к ее щекам.
– Вы намекаете на что-то неприличное, капитан Гаррисон?
Колльер рассмеялся и отрицательно покачал головой:
– В данном случае это не совсем точное слово, Роксана. Нет, я просто полагаю, что Эмили должна была безраздельно принадлежать мужчине, с которым не могла иметь более близких отношений. Ведь она так и осталась старой девой. И я далеко не уверен, что брат по достоинству оценил эту жертву.
– Жертву, капитан? – нахмурилась Роксана. – Вы считаете, что женщина не выполняет своего предназначения, навсегда отказавшись от брака?
– О, я никогда бы не осмелился утверждать ничего подобного, дорогая! – воскликнул Колльер, вновь перенеся все внимание на дорогу.
Казалось, он сдерживался, чтобы не позволить себе какую-нибудь колкость или ехидное замечание. Роксана бросила на Гаррисона негодующий взгляд, сложила руки на груди и откинулась на спинку сиденья. Закрыв глаза, она вспомнила слова Августы, сказанные утром за завтраком, когда обсуждалось предложение Гаррисона устроить эту поездку: «Советую вам, Роксана, внимательно продумать все возможные варианты. Я не сомневаюсь, что у вас имеется богатейший выбор на сей счет. Это меня радует. Но... Но тем не менее вы уже давно достигли... Как бы это помягче сказать?.. Ну, что ли, зрелого возраста. Ведь по современным светским традициям вы могли бы выйти замуж уже четыре года назад».
Могла бы выйти замуж уже четыре года назад!..
«Боже мой, – с иронией подумала Роксана, – если так, то совсем скоро меня будут называть старой девой!»
Заметив, что коляска замедляет ход и вот-вот остановится, Роксана посмотрела по сторонам. Прямо перед ними возвышалось огромное здание типично английской архитектуры, огороженное высоким забором. Последний, видимо, должен был отделить его от соседней постройки, которую никак нельзя было причислить к архитектурным шедеврам, тем более английским. Обшарпанное строение скорее напоминало руины. Или же развалины какого-то старинного замка. Но в нем жили люди, о чем свидетельствовали привязанная к столбу коза и огромная куча всякого рода мусора.
Колльер начал подробно рассказывать историю обоих строений, что тут же было поддержано Юнити. Оказалось, что мисс Стентон была неплохо знакома с теми историческими фактами, на которые ссылался в своем рассказе Гаррисон. К тому же она придавала всему сказанному капитаном особую красочность, приводя примеры из литературы и всякого рода восточных сказаний, которых тоже, как оказалось, знала немало. Особенно много цитат и примеров было из «Тысячи и одной ночи» – книги, изданной в Индии на многих языках.
Роксана повернула голову и увидела, что няня Юнити с раскрытым ртом слушает эту импровизированную лекцию по истории, разложенную на два голоса. Что же касается слуги Гаррисона, то на его лице читалось критическое выражение. Но, проследив за его взглядом, Роксана обнаружила, что недовольство слуги объяснялось темным пятнышком, которое он заметил на белоснежном рукаве хозяина. Сам же Колльер с удивлением смотрел на Юнити и не без интереса слушал ее дополнения к своему рассказу, время от времени высказывая ей свое одобрение легким кивком головы.
Закончив рассказ, Гаррисон взял в руки вожжи, и повозка тронулась дальше.
Следующие два часа они провели примерно так же, рассматривая и подвергая горячему обсуждению все, что видели. Однако, когда коляска проезжала через грязные, узкие улочки, населенные полуголыми, нищими людьми, расположенные по странной прихоти судьбы совсем по соседству с богатыми особняками и дворцами, Юнити замолкла. И Роксана догадалась, почему: контраст между нищетой и роскошью был ошеломляющим.
На одном из поворотов Роксана посмотрела на Гаррисона.
– Спасибо вам, Колльер! Но признайтесь, ведь вы с какой-то целью устроили нам все это, не правда ли?
– Что именно?
– Столь подробную и интересную экскурсию.
– Я возлагаю на нее большие надежды, Роксана, – улыбнулся Гаррисон. – Видите ли, вы одна из немногих женщин, которые могут понять и оценить действительность. А в Индии много варварства и дикости. Но гораздо больше прекрасного. Вот это прекрасное я и хотел вам открыть. Причем вы видели лишь ничтожную его часть!
– Должна признаться, вы совершенно правы! Возможно, я не смогу сразу все охватить и осознать. Не в последнюю очередь в силу предрассудков, полученных вместе с европейским воспитанием. И все же я вижу, что Юнити уже очень многое поняла. Ведь она все же прожила здесь какое-то время!
Роксана поймала взгляд Гаррисона, направленный на тихо сидевшую сзади младшую Стентон, полный горячей симпатии к этой умной, любознательной девушке. Но уже в следующий момент он смотрел прямо в глаза Роксаны. Она смутилась и покраснела. А он чуть нагнулся к ней и еле слышно прошептал:
– Вам лучше пересесть на заднее сиденье. Иначе я буду не в силах сдерживаться и зацелую вас до полусмерти! Сознаюсь, я получил бы от этого огромное удовольствие. А Юнити при ее романтичной натуре, несомненно, простила бы меня, да и вас тоже. Но боюсь, что три женщины, сидящие сейчас в нагоняющем нас экипаже, могут понять все совершенно превратно. Обернитесь!
И Роксана увидела пролетку, почти поравнявшуюся с их коляской. В ней сидели миссис Пибоди и обе ее дочери. Их сопровождали двое белых слуг. Лошадью же правил индиец...
– Доброе утро, уважаемые дамы! – картинно раскланялся с ними Гаррисон.
Миссис Пибоди ответила столь же галантным поклоном.
– Доброе утро, капитан Гаррисон, мисс Шеффилд, мисс Стентон.
Анастасия покраснела и невнятно пробормотала какое-то приветствие. Роуз же одарила Гаррисона лучезарной, а скорее – обольстительной улыбкой.
– Мы знакомим мисс Шеффилд с достопримечательностями города, – объяснил Колльер.
– Неужели? – всплеснула руками миссис Пибоди. – Боже мой, какая прелесть! Ну и как, мисс Шеффилд, вам начинает нравиться Индия?
Роксана выпрямилась и затянула ленточки шляпки у себя под подбородком.
– Я увидела очень много интересного, – сказала она и тут же возненавидела себя в душе за столь банальный ответ.
– Серьезно? – спросила Роуз и посмотрела на Роксану, выгнув дугой выгоревшие брови.
Миссис Пибоди, наклонившись за спиной дочери к борту коляски, многозначительно посмотрела на Гаррисона:
– Извините, капитан, вам разве не передали мое приглашение отужинать с нами сегодня вечером? Я почему-то так и не получила подтверждения.
– Боюсь, – не пытаясь уклониться от честного ответа, сказал Гаррисон, – что у меня на сегодня совершенно другие планы.
При этом Колльер так выразительно посмотрел на Роксану, что та густо покраснела.
Миссис Пибоди хмыкнула и убрала голову, украшенную пышной прической, под козырек коляски. Роуз же посмотрела на Гаррисона сузившимися от ярости глазами и с сарказмом процедила сквозь зубы:
– Дорогой капитан! Если вы намерены и далее катать этих дам по городу, то послушайтесь моего совета.
– Да, мисс Пибоди?
– Избавьте их скорее от этого ужасного солнца. Или вы не замечаете, что Роксана уже стала пунцовой?
С этими словами Роуз сделала знак вознице, чтобы он ехал дальше.
– Ну что ж, – усмехнулась Роксана, демонстративно высовывая голову из-под козырька коляски и развязывая ленточки шляпки. – Как видите, меня не пугает солнце.
Гаррисон громко расхохотался и добавил:
– Я тоже не очень боюсь загореть. Так что, мисс Пибоди, поберегите лучше свою собственную рыженькую головку!
Лошадь дернула коляску, и та покатилась по булыжной мостовой. Роксана со вздохом облегчения откинулась на спинку сиденья...


Как и обещал Гаррисон, завтрак был устроен в Иден-Гарден под прохладной тенью развесистого дерева, ветви которого отражались в бассейне с чистой речной водой.
После еды всех стало клонить ко сну. Для дам были принесены подушки. Юнити вместе с няней уже через несколько минут мирно посапывали. Слуга Колльера отошел покурить. Гаррисон же с умилением смотрел, как Роксана расправлялась с содержимым своей тарелки. Однако чувствовал себя не совсем уверенно. Ибо намеревался тотчас же вскочить на ноги, как только она поднимется из-за стола, но истома брала свое. И Колльер всерьез опасался, что в нужный момент у него просто не хватит сил подняться.
– Где бы вы хотели передохнуть, Роксана? – спросил он.
Роксана сверху посмотрела на него и грациозно пожала плечами. Потом сдвинула на лоб шляпку, слегка затянув ленточки.
– Вы пойдете со мной? – с вызовом спросила она. Гаррисон лениво вытянул ноги.
– Дайте мне еще минутку полежать! Это просто необходимо для пищеварения.
Роксана кивнула и сделала несколько шагов по направлению к бассейну, бросив через плечо:
– Вы намерены спать, капитан?
– Я бы этого не сказал.
Гаррисон встал с подстилки, отряхнул пыль с брюк и последовал за ней. Роксана уже стояла у перил бассейна и наблюдала за двумя зелеными попугаями, сидевшими на дереве. Безоблачное небо отражалось в зеркальной поверхности бассейна, где, блестя чешуей, метался гигантский карп.
Колльер подошел к Роксане и встал чуть сзади, наблюдая за биением пульса на ее шее. Он видел пушистые ресницы Роксаны, рассматривал оценивающим взглядом ее легкий летний костюм. Она же продолжала стоять неподвижно, даже когда оба попугая вдруг сорвались с ветки и с громким криком пролетели над ее головой.
Гаррисон неожиданно почувствовал острую потребность защитить Роксану, охранять ее. Он подошел к ней вплотную и коснулся коленом складок широкой юбки. В следующее мгновение он полуобнял девушку за плечи, повернул к себе и прижался к ее щеке.
– Боже мой, Роксана! – промолвил Колльер с болью, страхом и радостью, чувствуя, как слезы подступают к его глазам.
Роксана подняла руку и нежно провела ладонью по волосам, лбу, бровям Гаррисона. А он целовал ее в очаровательную ямочку у подбородка.
– Роксана, – прошептал он, прижимаясь щекой к ее руке и глядя на сверкающую серебром воду в бассейне.
Роксана отняла руку от его лица и, расслабившись, прижалась к нему всем телом. Гаррисон обнимал Роксану, прислушивался к ее частому дыханию и голосу, который, казалось, он начинал слышать еще до того, как Роксана начинала говорить, а вернее – шептать...
– Колльер... Я не... Не знаю, чего вы от меня ждете...
– Тс-с! Я ничего от вас не жду...
– Я очень неопытна в сердечных делах. Но у меня нет причин им доверять...
– Тс-с! Я буду о вас заботиться.
– Я не хочу, чтобы обо мне заботились, Колльер!
Гаррисон посмотрел в глаза Роксаны и прочел в них боль, смущение и растерянность. У него защемило сердце.
– Я не хочу чувствовать себя обязанной, – продолжала шептать Роксана. – Не хочу, чтобы меня считали вещью, принадлежащей мужчине. Не хочу везде следовать за ним. Не хочу оказаться покинутой. Наконец, не хочу отдать свое доверие и любовь незнакомцу, ибо мы, по сути дела, не знаем друг друга, Колльер Гаррисон!
– Нет, – отрицательно покачал головой Гаррисон, – мы с вами не чужие.
– Нет, Колльер. Мы чужие! То немногое, что мы друг о друге знаем, может легко пересказать Юнити за какой-нибудь час. Кто может поручиться, что взаимное увлечение не пройдет и все не изменится?
– Я отдаю себе отчет в своих чувствах, Роксана! К тому же сама жизнь заставляет меня серьезно ко всему относиться. Ведь нет никакой гарантии, что меня завтра не убьют в бою или я не умру от какой-нибудь страшной болезни, подхватить которую здесь ничего не стоит!
Роксана положила ладонь ему на грудь. Гаррисон тут же сжал ее пальцы, поднес к губам и приник к ним долгим поцелуем.
– Не говорите об этом! – прошептала она.
– О смерти? Она постоянно бродит рядом. Но пока я живу и дышу, клянусь, никогда не обижу вас и не причиню боли, Роксана!
Гаррисон посмотрел в ее глаза и с тревогой увидел, как они наполняются слезами. Роксана же безнадежно покачала головой. По ее лицу пробежала слабая улыбка. С дрожью в голосе она тихо проговорила:
– Поверьте, Колльер, я никогда не была трусихой.
– Я знаю это, милая!
– Если хотите убедиться, то спросите у Гарри Гроувнера.
Слезы в глазах Роксаны сразу высохли, и она рассмеялась над собственной шуткой.
Колльер тоже улыбнулся. Он нежно смотрел на стоявшую перед ним женщину. Для Гаррисона было совершенно новым то ощущение, что он не является для себя центром Вселенной, как он считал раньше. Над ним раскинулся совершенно другой небосвод, на котором ярко сияла новая, прекрасная звезда...



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Надежды и радости - Дин Элисса



Жаль, что ГГ. изуродова, но у его есть жеа и дочка.
Надежды и радости - Дин ЭлиссаЛале
17.02.2013, 8.38





Роман вполне читабелен,но и только.6
Надежды и радости - Дин Элиссас
29.07.2015, 14.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100