Читать онлайн Завещание Сомервилля, автора - Диксон Хелен, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завещание Сомервилля - Диксон Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завещание Сомервилля - Диксон Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завещание Сомервилля - Диксон Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Диксон Хелен

Завещание Сомервилля

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

Ева стояла совершенно неподвижно, боясь шевельнуться — так велика была опасность подпасть под обаяние, исходившее от этого высокого, сильного тела и склонившегося над ней красивого лица.
— Не такой я дурак, чтобы считать наш брак лишь средством получения шахты, — пробормотал он, встретив ее взгляд.
Заметив в нем удивление и страх, он слегка отстранился.
— Считайте, мисс Сомервилль, что я как бы щупаю ногой воду, перед тем как войти в реку.
— Мой вам совет — не заходите слишком далеко, а то, не ровен час утонете.
Маркус насмешливо поднял брови.
— О, это меня не страшит. Я хорошо плаваю. Но вот что: если разрешите, я часть пути в Бернтвуд-Холл проеду с вами.
Ева поймала себя на том, что говорит не то, что думает.
— О нет! В этом нет нужды. Я и сама прекрасно доберусь.
— Не сомневаюсь.
Он приблизился к ее лошади и ощупал ее — достаточно ли она остыла.
— На шахте какое-то время обойдутся без меня, а мне будет приятно проводить вас.
Видно, его не отговорить. Ева протяжно вздохнула.
— Ну, если вы настаиваете.
— Настаиваю. — Нахмурившись, он смотрел, как она ловко перекинула свою длинную красивую ногу через седло и уселась в нем. — Мисс Сомервилль… Ева, — начал он серьезным тоном, — зачем нам быть врагами? Почему вы склонны видеть у меня лишь дурные намерения? Не заключить ли нам лучше перемирие и начать беседовать так, как полагается взрослым людям?
Ева невольно взглянула на него. Доброта в его глазах была для нее намного опаснее, чем гнев, — считать его врагом становилось крайне трудно.
Она вздохнула, смягчаясь и чувствуя, как напряженность спадает с нее.
— Вы, пожалуй, правы, — ответила она. — И прежде всего, конечно, мне следует поблагодарить вас за то, что вы поспешили мне на помощь. Лошадь и в самом деле могла меня сбросить.
— Да дело не только в этом, — продолжал Маркус. — Ездить одной вообще не стоит. В лесах вокруг Этвуда полно всякого сброда.
— Вы меня поражаете, мистер Фицалан. Выходит, вы провожаете меня, чтобы в случае чего защитить?
— Да.
Она улыбнулась ему.
— Как любезно с вашей стороны.
— То-то же, — в свою очередь улыбнулся он. — Теперь, когда вы знаете, что я не такой уж отпетый злодей, может, станете относиться ко мне получше?
— Ну, пока рано об этом говорить. Я еще так плохо знаю вас. Но мне кажется, что вы по натуре захватчик.
— Если вы хотите этим сказать, что я не упускаю встречающихся на моем пути возможностей, то вы правы. Но при этом я не забываю о своих принципах и вероятных последствиях.
— А шахта «Этвуд»? Она для нас важнее личных отношений?
— Да, сказал бы я до смерти вашего отца. Мне всегда казалось, что романтическая любовь — удел мечтателей и дураков.
— А сейчас? Что заставляет вас думать иначе?
— Вы!
— Я вас уже предупреждала, мистер Фицалан, лестью меня не возьмешь. Не так я наивна. И хорошо знаю цену шахте «Этвуд». А вам так хочется ее заполучить, что вы не брезгуете никакими средствами, лишь бы склонить меня к замужеству.
— Да пропади она пропадом, эта шахта! — нахмурился Маркус. — Из-за нее любое мое чувство к вам вызывает у вас подозрение. Как бы мне хотелось ухаживать за вами, не опасаясь услышать обвинения в низменных мотивах!
От изумления Ева смотрела на Маркуса во все глаза, не зная, что ответить на его слова.
— Надеюсь… надеюсь, вы подумали по поводу столь серьезного для нас «обоих шага? — нарушил молчание Маркус.
— Да, разумеется, но вы придаете ему гораздо больше значения, чем я, мистер Фицалан, — ответила Ева, кривя душой. На самом деле шахта «Этвуд» — огромная ценность и для нее, но ему-то зачем это знать?
Но не так-то просто провести Маркуса! По ее реакции на завещание отца он прекрасно понял, как ей необходима шахта.
— Постарайтесь войти в мое положение, оно далеко не из легких, — продолжала Ева.
— Знаю, — твердо заявил Маркус, отметив про себя, что, несмотря на заключенное перемирие, Ева по-прежнему держится отчужденно. — Рано или поздно к этому вопросу придется вернуться, и я не стану делать вид, что шахта «Этвуд» меня совсем не интересует.
— То же можно сказать и обо мне, — ехидно заметила Ева. — Я надеялась, что отец оставит мне большую часть своего состояния, в том числе и шахту «Этвуд».
Маркус криво усмехнулся.
— А я давно взял себе за правило ни на что не надеяться.
Снова наступило молчание.
— Ну а как вы вообще поживаете? — спросил он вдруг с участливостью, какой Ева никак от него не ожидала.
Простой вроде бы вопрос, но такая искренность звучала в нем, что удивленная Ева резко повернулась к Маркусу и пристально вгляделась в его голубые, кристально ясные глаза; в них светилась сила горного потока, преодолевающего на своем пути скалы и долины. Какую-то долю секунды она, словно загипнотизированная, смотрела на Маркуса, затем, вздрогнув, опомнилась.
— Хорошо, насколько это возможно при нынешних печальных обстоятельствах. Но ничего, время, уверена, возьмет свое, — беззаботно произнесла она.
— Вам, думаю, будет нелегко расстаться с Бернтвуд-Холлом. С ним связано столько воспоминаний.
На помягчевшем сразу лице Евы появилось грустное выражение. Она расслабилась, и Фицалан впервые за время их знакомства увидел растерянного ребенка. Сердце его сжалось при виде страдания в ее глазах, ставших чуть ли не черными.
— Да, — призналась она, — вы правы. Честно говоря, до сих пор я и не предполагала, что Бернтвуд-Холл так много для меня значит. И огорчаюсь при мысли о том, как с ним расправится Джеральд. Но ведь и вам, должно быть, нелегко примириться с мыслью, что шахта «Этвуд» может уплыть из ваших рук.
— Лишь в том случае, если вы откажетесь стать моей женой.
Этот человек считает, что она легко забывает обиды, подумала Ева.
— Но, помнится, вы как-то проговорились, мистер Фицалан, что жена вам нужна не больше, чем мне муж. Теперь же, если я не заблуждаюсь, стараетесь убедить меня в том, что не в силах противостоять моим чарам и не можете жить без меня. Но я не могу примириться с тем, что, если мы поженимся», мне придется делить любовь мужа с угольной шахтой.
— Я тоже, — немедленно ответил Маркус. — Не забывайте, у нас с вами равные права, мы партнеры.
Не поддавайся, сказала себе Ева, а вслух произнесла:
— Но в отличие от меня вам шахта нужна, очевидно, позарез, иначе зачем бы вы стали связывать свою жизнь с совершенно незнакомой женщиной? А почему? У вас, слышала, есть еще несколько шахт, да и акции чужих предприятий такого рода, свои деньги вы вкладываете столь осмотрительно, что их вам хватит на то, чтобы жить как принц до конца своих дней.
Маркус улыбнулся.
— Истинная правда, но шахта «Этвуд» дорога мне как фамильная собственность. Обладая неисчерпаемыми залежами угля, она может приносить огромные доходы, но не это я в ней ценю. Мой дед ее заложил, мой отец в ней скончался. Я тогда был в школе, вдалеке от дома. Мама, ничего мне не сообщив, продала аренду на участок с шахтой вашему отцу. Когда я узнал, уже ничего нельзя было сделать.
— Понимаю, — задумчиво протянула Ева.
Шахта для Маркуса — это символ многолетнего тяжелого труда, вложенного в нее его родными. Неудивительно, что он жаждет вернуть ее семье.
— А я этого не знала. И вы не испытывали к моему отцу антипатии?
На лице Маркуса отразилось искреннее удивление.
— Ничуть. Он был бизнесменом и не сделал ничего дурного. Да вы же знаете: отец ваш и я были друзьями, он очень помог мне освоиться в угольном промысле, за что я буду век ему благодарен. И я неизменно восхищался им. Мне будет его очень недоставать!
Как искренне он говорит, чувствуется, что от всего сердца! А отец также питал к Маркусу Фицалану самые дружеские чувства! По сравнению с ними ревность и антипатия, которые давно испытывает к этому человеку Ева, показались ей мелочными.
Возникли они у нее к нему, когда она была еще ребенком, заочно. Маркус начал проявлять интерес к угольной промышленности, и сэр Джон, угадав его способности, взял Маркуса под свою опеку. Дома отец расхваливал расторопного молодого человека, к которому стал в конце концов относиться как к родному сыну. Он рассказывал, что и как тот делает. Еве казалось, что увлеченный Маркусом отец больше ни о ком не думает. И о ней — тоже.
— Жаль, что мы не познакомились раньше, — сказал, улыбаясь, Маркус, не подозревая, естественно, какие мысли сейчас у нее в голове. — Быть может, мы бы еще тогда стали друзьями.
Навряд ли, подумала Ева, но промолчала.
— Я видела вас однажды, когда отец привел вас к нам домой. Мне тогда было четырнадцать лет. Мы с моей подругой Эммой стояли на внутреннем балконе и глядели вниз на прихожую, через которую вы проходили.
— И какое же впечатление я на вас произвел?
— Да никакого. Помню, даже сказала Эмме, что не понимаю, в чем секрет вашего успеха. Да-да, не удивляйтесь. Время от времени до Этвуда доходили слухи о ваших связях с женщинами и победах над ними.
— Итак, вам все обо мне известно. Я — гнусный бабник, обманщик. Так, что ли? Да не стесняйтесь, выкладывайте все, нам надо быть откровенными друг с другом.
На щеках Евы появился легкий румянец.
— Ну что ж, извольте. Эмма сказала, что такого красивого человека она еще не видела.
Маркус расхохотался, не скрывая своего удовольствия.
— Вот это мне нравится. Познакомьте меня как-нибудь с Эммой, только не забудьте. А вы? Что сказали обо мне вы?
Ева уже справилась с замешательством.
— Я не так легко, как Эмма, прихожу в восторг. Заметив, что я осталась равнодушной к вашей красоте, она сказала, что вы бы могли в один миг съесть меня со всеми потрохами.
— А что вы ей ответили? Ева фыркнула.
— Что у вас началось бы несварение желудка.
— Да, вы правы, — мягко согласился он, демонстративно обводя ее фигуру глазами, — но, прежде чем есть, пожалуй, немного подкормил бы вас. Чтобы вы пополнели. Итак, — продолжал он уже серьезным тоном, — вы дали мне понять, что находите во мне много такого, что вам не нравится. Но как вы пришли к подобному выводу, совершенно меня не зная?
— На основании того, что о вас говорят… Маркус помрачнел.
— Иными словами, на основании сплетен.
— Да назовите это как хотите, дело в другом. Говорят, где бы вы ни находились, женщины к вам липнут, как мухи на сладкое. А для вас любовь и любовные связи всего лишь игра, из которой вы неизменно выходите победителем. Простите меня, мистер Фицалан, за откровенность, но ведь вы сами просили меня быть искренней. К тому же если нам суждено пожениться, то должна же я знать о вас всю правду. А вам что, неприятно узнать, что о вас думают и говорят окружающие?
— Да я давно перестал обращать на это внимание, — сказал он с иронией, подняв брови. — Но, — тут голос его смягчился, — я польщен тем, что вы на протяжении стольких лет испытывали интерес к моей персоне. Что он такое говорит!
— Ах, вы к тому же еще и тщеславны! Но Маркуса нелегко было смутить.
— Да, в детстве меня часто упрекали в этом. Надо сбить с него спесь, решила Ева.
— Детство прошло, а тщеславие осталось.
— И оно вам не нравится?
— Да, не очень.
— Если это все, что вам обо мне известно, то этого, скажем прямо, маловато.
Еве эта пикировка уже казалась ребяческой или, того хуже, смахивающей на флирт, но остановиться она уже не могла..
— Достаточно, чтобы не иметь желания узнать больше.
— Жаль. Очень жаль. А ведь плохо знать человека бывает и опасно.
Маркусу, похоже, их препирательство пришлось по вкусу.
— О, не беспокойтесь, опасности мне не страшны.
— Вы уверены?
— Абсолютно.
Маркус насмешливо улыбнулся.
— Сознайтесь, мисс Сомервилль, вы боитесь выйти за меня замуж?
Ева высокомерно вскинула голову.
— Нет, мистер Фицалан, еще не родился тот мужчина, которого я стала бы бояться.
— Можете возражать, сколько вашей душе угодно, меня вы не переубедите: я вас чем-то пугаю.
— Да нисколечко, — ответила Ева чуть дрожащим голосом. Ей уже совершенно не нравился этот разговор, а еще больше — его взгляды и манящая улыбка, возбуждавшие ее чувственность.
— Нет, пугаю, — настаивал он. — Вот сейчас вы покраснели.
— И не думала! — заявила она, хотя чувствовала, как под его пристальным взглядом кровь прилила к щекам:
— Покраснели, покраснели! Но не беспокойтесь — это вам очень к лицу.
Они умолкли, глядя в глаза друг другу. Маркус с удовольствием задержал взгляд на прелестном личике Евы. Человек сильный и гордый, он всегда шел напрямик к цели. Всегда знал, чего хочет, и всегда этого добивался. И сейчас ему было ясно — он хочет Еву Сомервилль… С шахтой или без нее.
Характер у нее, правда, строптивый, но со временем он его обломает, и она станет именно такой женщиной, какой он хотел бы видеть свою жену. Пора ему переходить в наступление. Чтобы она умоляла его стать ей мужем.
— Смею вас заверить, напрасно вы считаете меня бабником. Не советую слушать всяких сплетников. На развлечения такого рода у меня просто нет времени. Я занят более важными делами, связанными с бизнесом.
Ева скептически улыбнулась.
— А что дает мне основания верить вам?
— Мое слово. Но почему это для вас так важно?
И тут у нее вырвались слова, о которых она сразу же пожалела:
— Потому что, если уж я решусь выйти за вас замуж, мне не хотелось бы стать мишенью для шуточек.
— Не беспокойтесь, не станете, мисс Сомервилль. Но что это мы с вами все болтаем о каких-то пустяках, когда есть более серьезные проблемы. Если мы поженимся, то оба выиграем. Если нет — оба окажемся в проигрыше. Вы согласны с этим?
Ева, слегка помявшись, кивнула:
— Да.
Маркус обрадованно продолжал:
— Я, в частности, потеряю шахту.
— Не шахту, а полшахты.
— Да, да, полшахты. Вам же придется жить у бабушки в Камбрии — не очень-то веселая перспектива. Выйти замуж, даже за меня, и то лучше.
В его словах есть резон. Но какое самомнение!
— Я бы предпочла сама выбрать себе супруга.
— Но ведь в нашем кругу принято, чтобы девушке находили суженого ее родные.
— Так-то оно так, но без условий, поставленных мне отцом, которые связывают меня по рукам и ногам.
— Понимаю. А вы еще никого себе не присмотрели?
— Нет. Но считаю своим долгом сообщить вам, что мне сделал предложение Джеральд.
Лицо Маркуса потемнело.
— И что вы ему ответили? Как вы знаете, этого ваш отец не хотел ни за что на свете.
— Сказала, что не согласна. Ничто не заставит меня выйти замуж за Джеральда. Но я, по-видимому, стала выгодным товаром на рынке невест. Мой избранник, кто бы он ни был, окажется в выигрыше. Чего не скажешь обо мне. А у вас нет на примете женщины, на которой вы хотели бы жениться?
— Нет! — отрезал Маркус, не задумываясь ни на секунду.
Он излучал неколебимое спокойствие, но у Евы его ответ вызвал сомнения. А что, если он ради шахты готов порвать уже существующую связь с какой-то женщиной? И с таким человеком, готовым на все ради достижения своей цели, она будет обречена жить до конца жизни?
— Давайте пойдем на компромисс, — предложил он. — Если вы согласитесь стать моей женой, заключим для начала фиктивный брак. До поры до времени.
— То есть отношения у нас останутся платоническими? И каждый будет продолжать жить по-своему?
— Вот именно. — Он улыбнулся, заметив, как Ева сразу просветлела. — О помолвке мы можем объявить немедленно, а брак заключим после окончания траура по вашему отцу, но в пределах шести месяцев, предусмотренных завещанием.
— Вы не любите зря тратить время, мистер Фицалан? — поинтересовалась Ева сухо. Подумать только, ей делают предложение, но это не объяснение в любви, а сугубо деловое приглашение участвовать в сделке.
Ну что ж, подумал Маркус, если ей удобно иметь о нем именно такое мнение, пусть будет так.
— Да, если уж мне чего захочется, медлить я не стану.
— А вам хочется заполучить шахту, ну, половину шахты. А меня в качестве неизбежного приложения.
— Да, но это приложение мне весьма и весьма нравится, — проговорил он нежно, глядя на нее так, что она опять покраснела.
Они уже оказались у ворот Бернтвуд-Холла. Маркус спешился, она тоже». Он взял ее за плечи и повернул лицом к себе.
— Каково бы ни было ваше решение, Ева, — мягко произнес он, — я все равно буду на вашей стороне. Прошу вас, верьте мне. Вы обо мне плохого мнения, но я вам, клянусь, не враг. Так что вы мне ответите на мое предложение? Согласны ли вы стать моей женой?
Ева себя не узнавала. Казалось, за нее думает и говорит кто-то другой.
— Не могу решить. Для начала я должна больше узнать о вас и вашей семье, мистер Фицалан.
— Разумеется. Я так и предполагал. Итак, у меня двое младших братьев, оба служат во флоте. Средний, Уильям, женат, у него двое детей, живет в Лондоне. А младшему, Майклу, двадцать лет, он при малейшей возможности приезжает к нам с матерью в Бруклендс.
— А ваша мать? Как она ко мне отнесется?
— Хорошо, если вы ей понравитесь и она будет знать, что я вас выбрал. Впрочем, что может быть проще? Приезжайте-ка к нам в гости, прежде чем дать мне ответ, посмотрите, как мы живем и что собой представляет наш дом.
— Без каких-либо обязательств?
— Абсолютно.
— Тогда приеду. Мне эта идея нравится.
— Вот и хорошо. Мама пригласила гостей на обед в эту среду. Если у вас нет иных планов, то будем рады вас видеть.
— Планов у меня никаких, но одна я ведь не могу приехать.
— Зачем одна? С бабушкой. Вы не возражаете?
— Нет, нисколько.
Он долго и серьезно смотрел ей в глаза, медленно поглаживая ее щеку тыльной стороной пальцев. Ева не пыталась отстраниться, напротив, у нее возникло желание поцеловать их.
— Вы не обязаны выходить за меня, Ева, но я искренне надеюсь, что это произойдет. Я хочу на вас жениться. Хочу, чтобы вы стали моей женой. Если вы скажете «да», я буду счастлив. И не сомневаюсь, что смогу завоевать вашу любовь.
Эти слова, произнесенные необычайно серьезным тоном, тронули Еву до глубины души. Но ответила она не сразу.
— Да, — промолвила она раздумчиво, — наверное, сможете.
Маркусу показалось, что ее гложут сомнения.
— Вы на редкость красивая и соблазнительная женщина, говорю вам это искренне, от всего сердца. Ради Бога, не берите себе в голову, будто я льщу вам, лишь бы уговорить вас выйти за меня. Говорю я, поверьте, от чистого сердца и только правду. Не отталкивайте меня, Ева. Не бойтесь подпустить меня к себе поближе.
Ева задорно вскинула голову.
— Да разве я боюсь?
— Боитесь. Потому что помните о старой обиде и опасаетесь, как бы она не повторилась. Порицать я вас не могу, но поверьте, меньше всего мне хочется обидеть вас или огорчить.
Да, в проницательности ему не откажешь. — Впечатление такое, будто вы меня хорошо знаете.
Маркус мягко приподнял ей подбородок и заглянул в глаза.
— Достаточно для того, чтобы многое в вас понимать и желать на вас жениться. С шахтой или без нее.
— Мне… мне пора домой, — пробормотала она, стараясь избежать его взгляда, не дававшего ей разумно мыслить и действовать. — Спасибо за то, что вы меня проводили.
— Мне это было в радость.
Уже вскочив в седло и выехав на дорогу, он сдержал коня и взглянул на нее.
— Меньше всего я хочу вас пугать, но обещайте мне, что будете соблюдать осторожность.
Его слова озадачили Еву.
— Осторожность? О чем это вы?
— Меня крайне беспокоит, что около вас нет мужчины, который мог бы вас защитить, а Джеральд может вот-вот объявиться. Он, разумеется, чувствует себя обманутым и мечтает заполучить шахту. И понимает, что, если наш с вами брак не состоится, она достанется ему. Насколько я его себе представляю, жалость ему чужда, он способен на все, лишь бы завладеть ею. Первый шаг он уже сделал — предложил вам выйти за него замуж. Обещайте, что, если он, приехав, начнет вам угрожать, вы немедленно обратитесь ко мне.
Сколько искренности и тепла в его голосе! Как трогательно, что он так заботится о ней!
Она улыбнулась в ответ, промолчав, что Джеральд уже угрожал ей. К чему говорить об этом, если она твердо решила покинуть Бернтвуд-Холл, прежде чем он приедет?
— Обязательно обращусь, — обещала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Завещание Сомервилля - Диксон Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Завещание Сомервилля - Диксон Хелен



интересный роман много трагедий но и любви все есть в этом романе благодаря завещанию отца дочь нашла свою любовь правда пережила много на пути к своему счастью
Завещание Сомервилля - Диксон Хеленнаталия
14.03.2012, 12.35





я бы сказала иначе: отец Евы совершенно не заботился о ней, причинил ей (вкупе с главным героем) немало горя при жизни,пренебрегал ее интересами, и лишь по случайности не испортил ей окончательно жизнь после смерти.
Завещание Сомервилля - Диксон Хеленнадежда
12.12.2013, 19.00





Все более чем предсказуемо.
Завещание Сомервилля - Диксон Хеленелена:-)
25.04.2014, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100