Читать онлайн Завещание Сомервилля, автора - Диксон Хелен, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завещание Сомервилля - Диксон Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завещание Сомервилля - Диксон Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завещание Сомервилля - Диксон Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Диксон Хелен

Завещание Сомервилля

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Ева верхом на лошади по узенькой тропке между могучими деревьями, продвигалась к вершине холма. Торопиться ей было некуда, спустя час она достигла своей цели. Спешилась, привязала лошадь к дереву и уселась на траву — любоваться расстилающимся перед ней знакомым пейзажем, который действовал на нее умиротворяюще. Равно как и отсутствие людей вокруг и тишина, царящая в это время дня в природе.
За три дня пребывания в Растон-Хаузе, камбрийском доме бабушки, она впервые позволила себе целиком и полностью предаться мыслям о Маркусе. То, что он, обманывая ее, любит другую женщину, уже скверно, но всего ужаснее то, что эта женщина — предательница Анджела. После объяснения с Маркусом Еве казалось, что сердце ее разорвется от горя. Но плакать она сейчас не станет — просто потому, что все слезы уже выплакала.
Как же она тоскует о нем! Как хочется слышать его голос, чувствовать его близость, вглядываться в его лицо, которое она видела последний раз тысячу лет назад! Бабушка уверяет, что тоска пройдет, ибо время залечивает любые раны. Но Ева знает, что только смерть заставит ее забыть о любви к Маркусу. Никогда не избавится она от чувства одиночества. А какую обиду она нанесла Маркусу! Никогда и ни за что не захочет он снова встретиться с ней.
И тут из-за крутого поворота на открытую площадку, залитую солнцем, выехал верхом на коне Маркус. Действительно выехал или это лишь мерещится ее воспаленному воображению?
Ева пристально вгляделась в лицо всадника, черты которого глубоко врезались ей в сердце. И замерла, не веря своим глазам. Маркус все-таки пришел к ней. От волнения она не могла произнести ни слова. Ее широко раскрытые глаза засветились восторгом.
Ева встала. Они долго с любовью и желанием глядели молча друг на друга. Но, едва оправившись от неожиданности, Ева вспомнила, что расторгла их помолвку и именно это заставило Маркуса приехать в Камбрию.
— Маркус! Ты! Здесь!
С неописуемой нежностью глядя на Еву, он приблизился к ней. Обнять бы ее, притянуть к себе, осыпать поцелуями. Но он ласкал ее только взглядом.
— А ты и вправду думала, что я так легко расстанусь с тобой? Я же сказал тебе в Бернтвуд-Холле, что тебе не удастся отделаться от меня. Я явился в Растон-Хауз вскоре после твоего отъезда, и бабушка объяснила, куда ты направилась.
— Ну да, она знает, что я часто сюда наведываюсь.
— Что-то я не вижу на твоем лице ликования по поводу моего приезда, — нахмурился Маркус.
— Я… я так удивлена, — пробормотала Ева.
— Извини, если я тебя напугал.
— Да нет, не напугал. Но непонятно, зачем ты приехал после нашего объяснения в Бернтвуд-Холле.
И тут на Еву нахлынули воспоминания о том ужасном дне, о резких словах, которыми они обменялись, о страстном поцелуе Маркуса, вмиг обезоружившем ее.
«Дай мне, Господи, силы противостоять обаянию этого мужчины, который притягивает меня к себе как магнит», — взмолилась она молча.
— Помню, — сказал он, не отрывая от нее взгляда, — ты заявила, что уходишь от меня.
Но нам необходимо обсудить весьма важные для нас обоих вопросы.
— Так ты же мог написать, чтобы не утруждать себя поездкой.
— Мог, конечно. Но то, что я собираюсь тебе сказать, невозможно изложить на бумаге. Мне было необходимо увидеть тебя, объяснить, уговорить возобновить наши отношения.
— Исключается. Нет таких слов, которые убедили бы меня вернуться в Этвуд.
— Зачем же в Этвуд? В Неверли, в Брукленде, в качестве моей жены.
— Даже тебе, полагаю, не хватит самоуверенности думать, что я приму твое предложение, зная, что у тебя роман с другой женщиной. Эта женщина — Анджела, из-за которой я столько выстрадала…
Несмотря на свой зарок не говорить об Анджеле, Ева вдруг разоткровенничалась:
— Я тебе не стала объяснять, почему порвала нашу помолвку, но сейчас объясню, чтобы ты понял. Я видела вещественное доказательство твоих чувств к Анджеле — подаренный тобою веер с трогательной надписью, который она с торжеством показала мне. Всего лишь один из многочисленных подарков, которые ты, по ее словам, преподнес ей за время вашего знакомства. Я не желаю быть обманутой, Маркус. Да и в день нашего последнего объяснения ты у меня на глазах проявил к ней не просто любезность, а внимание увлеченного ею мужчины.
Лицо Маркуса приняло серьезное выражение.
— Да не влюблен я ни в какую другую… Выслушай меня, Ева, — нежно промолвил он, беря ее за руку и поворачивая к себе. — Никакого романа с Анджелой у меня нет и не было никогда. Она всегда была для меня просто знакомой. Прошу тебя, верь мне.
— Почему же ты так внимателен к ней? И ведешь себя так, будто вы близки? А как ты объяснишь твой подарок ей?
— С веером все очень просто. Он принадлежит моей маме — я ей его подарил два года назад, в день ее рождения. В тот день, когда ты с бабушкой была у нас дома на обеде, мама одолжила его матери Анджелы. Ты же помнишь, было очень жарко, а миссис Ламберт где-то забыла свой веер. Наш она увезла с собой, а вероломная Анджела воспользовалась им в своих целях.
Все объясняется очень просто, ахнула про себя Ева. Она снова попалась на удочку Анджелы. И ведь в надписи на веере имя того, кому предназначен подарок, не упомянуто…
— Понимаю, — промолвила она. — И я ведь уже хорошо ее знаю, могла бы и догадаться, с чего это она из кожи вон лезет, убеждая меня в том, что ты женишься на мне только ради шахты. Видя, что желанная добыча уплывает из рук, Анджела на все готова. Но из этого следует, что она к тебе, Маркус, неравнодушна.
— Весьма возможно, но это относится только к ней. Верь мне, Ева. В тот день, когда ты отказала мне, я, обозлившись, действительно был к ней чрезмерно внимателен в саду Бернтвуд-Холла, но вел себя так только для того, чтобы раздразнить тебя. Сейчас, когда я узнал, как подло она поступила и поступает по отношению к тебе, я сгораю от стыда за мое тогдашнее поведение. Понимаешь, я пытался сломить твое безразличие. Я видел — ты стоишь у окна своей комнаты и глядишь в сад. И попытался разжечь твою ревность, которая побудила бы тебя изменить свое решение. И как видишь, я оказался прав.
На дрожащих губах Евы появилась улыбка.
— Ты неплохо разыграл этот спектакль.
— Правда? Но мне надоело притворяться. Сделаю-ка я то, с чего следовало начинать, — пробормотал Маркус, придвигаясь к девушке как можно ближе и пристально вглядываясь в ее грудь, словно пытаясь себе представить, что скрывается под блузкой с высоким воротником. — Тебе, дорогая, предстоит узнать, каким примитивным самцом я могу быть.
— Неужели? — пробормотала еле слышно Ева, заливаясь краской смущения под его испытующим взглядом. Этот взгляд она помнила все три года после ярмарки в Этвуде.
— Да, и в самое ближайшее время. Но сейчас я удовлетворюсь только поцелуем.
Он положил руки ей на плечи и внимательно вгляделся в ее бархатные глаза, источающие нежность и ликующее сияние. Легкими движениями пальцев коснувшись ее щеки, он притянул Еву к себе и припал к теплым, влажным губам. Его рот, мягкий и нежный поначалу, становился все более твердым и настойчивым. От долгого, крепкого поцелуя по телу Евы разлилось блаженство, она таяла от наслаждения в его объятиях.
Вздохнув, Маркус поднял голову и взглянул на прекрасное лицо Евы. Прямо не верится, что он снова обнимает эту женщину, которая совсем недавно решительно прогнала его от себя. Он без ума от Евы. Уж не волшебница ли она, если сумела так околдовать его своими чарами? Против них не устоять ни одному мужчине, разве что в его жилах вместо крови лед.
Маркус медленно провел губами по ее щеке, прихватил зубами мочку уха и нежно потянул к себе. Ева замерла. Он поднял голову, улыбнулся и хотел было снова поцеловать ее, но Ева неожиданно отступила назад.
— Не искушай меня, Маркус, — проговорила она прерывающимся голосом, хотя по ней было видно, что она изнемогает от желания лечь с ним на траву и предаться любви. — Не то я забуду обо всем на свете, а ведь нам с тобой необходимо поговорить по душам. И выяснить очень многое. Мне надо столько тебе рассказать.
Маркус обвил ее руками за талию, не давая отстраниться от него. Ему хотелось целовать ее, целовать без конца.
— Все, что мне необходимо знать, я уже узнал, — сообщил он осипшим от желания голосом. — Об этом позаботилась твоя верная подруга Эмма Паркинсон.
— Эмма?!
— Да. После того как ты уехала к бабушке, она явилась ко мне и заставила выслушать ее.
Должен признать, если эта девушка возьмет себе что-нибудь в голову, будь спокойна — добьется своего. Она обвинила меня в том, что на ярмарке в Этвуде я вел себя недостойно, и я не пытался оправдываться. Но известно ли тебе, что в тот день ты произвела на меня неизгладимое впечатление? По твоему поведению мне стало ясно, что ты отнюдь не бесчувственная барышня, кичащаяся своей благовоспитанностью.
Воспоминания о том дне мигом нахлынули на Еву. Да она его никогда и не забывала, но, оглядываясь назад, никакой радости не испытывала — ведь она тогда вела себя глупо и даже безнравственно. Резко изменившись в лице, Ева вырвалась из крепких рук Маркуса, хотя не без удовольствия выслушала его слова — пусть и двусмысленные, они были очень близки к объяснению в любви.
— Маркус, — тихо произнесла она, — пожалуйста, больше никогда не заговаривай о том дне. Мне крайне неприятно вспоминать, как я, потеряв всякий стыд и совесть, бросилась к тебе в объятия. Я хочу одного — навсегда забыть об этом случае.
— Ну, я не так забывчив, — улыбнулся он. — Да и вовсе не желаю забывать, как приятно было тогда целовать тебя и ощущать твою ответную реакцию, побудившую меня снова оскорбить тебя своим поцелуем. Да, я вел себя непорядочно, — продолжал он уже серьезным тоном. — Будучи человеком тщеславным и высокомерным, я и не подумал, какие последствия мог иметь мой поступок для тебя. Поверь, я искренне раскаиваюсь в том, что причинил тебе столько страданий и унижений. До разговора с Эммой мне в голову не приходило, что из-за моего подлого поведения ты попала в такой переплет. Как ты должна была меня ненавидеть и проклинать за то, что по моей вине тебя не было рядом с умирающей матерью!
Да, Ева до сих пор не может себе этого простить. Сердце ее сжалось, глаза стали грустными.
— Не стану отрицать. Это было ужасно. Мама умирает, а я где-то далеко. Что сравнится с моим горем?… Но Эмма, видно, дала волю своему языку, разговор у вас вышел продолжительный и интересный. О чем еще она рассказала тебе, Маркус?
— О том, как Анджела пожаловала в Бернтвуд-Холл и наврала тебе с три короба, а Джеральд своими угрозами лишил тебя покоя. Уж он об этом не раз пожалеет, — гневно сказал Маркус, помрачнев. — Вот только вернусь в Неверли.
— Нет-нет, — встревожилась Ева. — Прошу тебя, не вмешивайся. Он меня пальцем не тронул, я предпочитаю забыть все, что он говорил. А вот расскажи-ка мне лучше о твоих отношениях с Анджелой.
Ева старалась отвлечь внимание Маркуса от Джеральда, не желая вспоминать его вызывающее поведение и угрозы, беспокоившие ее куда больше, чем она говорила.
— Мне надоело говорить об Анджеле, — вздохнул Маркус, не сводя глаз с губ Евы, таких соблазнительных.
— Только не вздумай уверять меня, будто ты безразличен к ее чарам, — выпалила Ева, стараясь не замечать его взгляда. — Что бы там ни было, Анджела красивая женщина.
Ева твердо решила не дать Маркусу уклониться от ответа. Чтобы изменить свое решение о расторжении помолвки, ей необходимо узнать всю подноготную, если таковая имеется.
— Красивая, но куда ей до тебя, — галантно возразил Маркус. — Тебе будет приятно узнать, что я порвал знакомство с ней. Объяснил, как я к ней отношусь, так что вряд ли она станет нам докучать.
— Ты был у нее?
— Побеседовав с мисс Паркинсон, я не мог игнорировать подлое поведение Анджелы по отношению к тебе.
— А ты с ней давно знаком?
— Мы встречались изредка в Лондоне. Вернувшись в наши края, она с родителями, которые, как тебе известно, дружат с моей мамой, зачастила в наш дом.
— Да, знаю. Так неужели же, общаясь с ней, ты не замечал за ее улыбкой змеиного жала? Маркус улыбнулся.
— Признаюсь, не замечал. Но ведь я особенно и не вглядывался в нее. Да и вообще знал ее несравненно меньше, чем ты.
Маркус вздохнул, опустился на траву и притянул Еву к себе. Девушка покорно прижалась к нему, по не преминула потребовать продолжения рассказа.
— Это было чисто светское общение, поощряемое моей матерью, которая спит и видит, как бы меня женить, — снова заговорил Маркус. — Если бы даже сэр Джон не вставил в завещание условие о шахте и я бы никогда не встретил тебя, дорогая, Анджелу я бы ни за какие коврижки не взял в жены. Никаких эмоций она во мне не вызывает, а на тебя мне стоит взглянуть, как сердце наполняется любовью и радостью.
И он посмотрел на нее с такой беспредельной нежностью, что она ощутила, как ее подхватила и понесла волна счастья и надежды.
— Ну вот, теперь я открыл тебе всю душу. Сама того не желая, ты стала неотъемлемой частью моей жизни. Если ты все же не захочешь выйти за меня, я буду несчастнейшим из людей. Чтобы тебе было хорошо, я готов весь мир положить к твоим ногам.
Даже эти слова, произнесенные чуть ли не шепотом, не рассеяли окончательно мучивших ее сомнений, как она ни старалась прогнать их прочь от себя. Где-то в подсознании копошилась подлая мыслишка — а только ли любовь питает его привязанность к ней?
Она вздохнула.
— Я буду счастлива возобновить нашу помолвку. И весь мир мне ни к чему. Титул и богатство меня не интересуют, да и то, что для тебя столь важно, потеряло для меня свое значение.
— Ты, полагаю, имеешь в виду шахту «Эт-вуд»?
— Да, — призналась она, отводя взгляд в сторону.
— Смотри мне в глаза, Ева, — серьезно попросил Маркус.
Она повиновалась.
— Разговор с Эммой заставил меня задуматься. И я решил, если ты, разумеется, не будешь возражать, отдать «Этвуд» под опеку с последующим возвратом нашим детям.
Ева, не веря своим ушам, молча глядела на Маркуса. Можно себе представить, как трудно далось ему это решение.
— Если ты согласна, я так и сделаю.
— Почему же… Я… Да-да… Конечно… — мямлила она вне себя от радости. — Но ты абсолютно уверен, что поступаешь правильно?
— Не сомневаюсь ни на одну секунду.
— Тогда… Ну что я тогда могу сказать?
— У тебя смущенный вид, — нахмурился Маркус.
— Нет-нет, — улыбнулась она. — Идея прекрасная. Но мне не хочется, чтобы ты потом пожалел о своем решении.
— Никогда, ни за что не пожалею. А наши дети от этого только выиграют.
— Выходит, ты делаешь это ради меня? — чуть ли не шепотом промолвила Ева, до глубины души растроганная его словами. Выходит, она значит для него больше, чем могла предположить даже в самых смелых своих мечтах.
— Ради тебя, дорогая, я готов на все.
— Но ведь это несправедливо. Ты так давно мечтаешь об этой шахте. О том, чтобы по примеру твоего отца, да и деда, работать на ней. Тебе будет тяжко наблюдать, как ею распоряжаются другие люди.
— Обрести желаемое не всегда лучший выход из тупика, Ева. Если шахта перейдет ко мне, у тебя будут основания сомневаться в искренности моего чувства к тебе. А я этого не хочу. И уверен, что поступаю правильно. К тому же опекунов отыщу таких, на которых можно положиться.
Ева глядела на Маркуса совершенно иными глазами. Сердце ее ликовало. Подумать только, какой подвиг он совершил ради нее! И разом устранил все мучившие ее сомнения. Глаза его выражали страстную любовь, какую она и не надеялась когда-нибудь увидеть в них. Да она и сама сияла от счастья.
— Что же я могу сказать?
— Что ты снова обещаешь выйти за меня замуж.
— О-о, — прошептала она, — нет для меня ничего желаннее.
— Джеральд наверняка интересовался, куда это ты так поспешно уезжаешь. Ты не сказала ему, что расторгла помолвку?
— Нет.
Маркус улыбнулся и медленно покачал головой.
— Значит, не считала свое решение таким уж окончательным.
— О нет, — лукаво взглянула на него Ева. — Тебе, понимаю, было бы приятно услышать от меня, что это так, но в действительности мне просто хотелось помучить Джеральда подольше. Имела же я на это право?
— Безусловно. В наказание за его безобразное поведение. Но я бы хотел, чтобы ты еще до свадьбы пожила в Бруклендсе.
— Лучше, пожалуй, у Эммы.
— В Бруклендсе, — нахмурился Маркус, — я с тебя глаз не спущу.
— Думаешь, Джеральд станет снова угрожать мне?
Ева похолодела при одном воспоминании о своем родственнике.
Маркус понимал, что мерзавец Джеральд может, не ограничиваясь угрозами, перейти от слов к действию, но промолчал. Зачем зря волновать Еву?
— Надеюсь, что нет.
— Тогда отвези меня прямо к Паркинсонам. Джеральду незачем знать, что я вернулась.
Маркус нахмурился. Ему не особенно нравился этот вариант, но раз Ева так хочет…
— Хорошо. Мне необходимо съездить в Лидс по делам, и там же я начну подыскивать опекунов. Они будут управлять шахтой, пока один из наших детей не достигнет совершеннолетия.
— А если у нас не будет детей? Случается же такое.
— Тогда шахта перейдет к моим племянникам. Но я надеюсь, что наша детская будет ломиться от детей, — пробормотал он, с нежностью касаясь губами ее щек. — Я намерен начать делать детей, как только мы обвенчаемся. И стану учить тебя искусству любви, ты же, уверен, окажешься способной и прилежной ученицей.
Ева одарила его лучезарной улыбкой.
— Думаю, лучше этого не может быть ничего. — Она вздохнула. — Я люблю тебя, Маркус.
Нет у меня таких слов, которые выразили бы, как я тебя люблю.
Он прижал Еву к себе.
— Понимаю. Потому что испытываю то же. Обещай мне, что, пока я буду в Лидсе, ты не станешь уходить далеко от дома Паркинсо-нов. Не то Джеральд, узнав, где ты, может явиться с визитом. — Глаза его потемнели. — Но сейчас мне не хочется говорить о Джеральде. Нам необходимо обсудить более важный вопрос.
— Это какой же, интересно знать?
— Можно ли мне еще раз поцеловать тебя?
— Разве я до этого возражала?
— Прекрасно. — И он припал к ее губам. Ибо сидеть рядом и взирать в бездействии на этот рот было невозможно. — Ты, вижу, не возражаешь, но ведь мы с тобой не так давно заключили соглашение о том, что наш брак будет фиктивным, пока мы не захотим сделать его подлинным. Я не намерен нарушать договоренность, и по первому твоему знаку остановлюсь.
И он снова запечатал поцелуем ее губы, не давая вздохнуть. Но никакого знака она не подала. Не могла. Воля ее была парализована. Ей хотелось одного — чтобы он продолжал ласкать ее.
— А если договоренность нарушу я? Ты не будешь возражать? — прошептала она.
— Полагаю, что нет, — улыбнулся он. — Даже буду приветствовать. А насколько легче жить, осознавая, что шахта «Этвуд» для тебя более не пуп вселенной. Особенно, когда ты объят неподвластными тебе чувствами.
— Значит, шахта теперь не самое для тебя важное?
— Нет, она на втором месте.
— Тогда будь добр, скажи, что же на первом?
— Тебе в самом деле хочется узнать?
— О да, — вздохнула Ева. — Это будет крайне интересно.
— Вы, мисс Сомервилль, ненасытны!
— Исключительно по вашей вине, сэр, — пробормотала она, обольстительно улыбаясь.
И он, только для того, чтобы удовлетворить ее любознательность, уложил ее на траву, а сам склонился над ней. Руки его нежно гладили Еву, доставляя ей неизъяснимое блаженство, губы целовали, не давая перевести дыхание. Охваченный неодолимым вожделением, Маркус безошибочно ощущал, что и ее пожирает пламя желания. Нежная его ласка уступила место более требовательной, он обхватил обеими ладонями лицо Евы и, с жаром поцеловав, стиснул в своих объятиях ее тело. Такое послушное, с такой готовностью отзывающееся на его действия.
Сомнений не осталось. Их взаимная любовь безгранична, они созданы друг для друга. И от счастья оба забыли обо всех и обо всем, что может ему помешать…
Наконец, с трудом оторвавшись друг от друга, они покинули травяное ложе любви и не спеша отправились верхом в Растон-Хауз. С нетерпением ожидавшая их миссис Пембер-тон по сияющему лицу внучки вмиг поняла, что между нею и мистером Фицаланом согласие и любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Завещание Сомервилля - Диксон Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Завещание Сомервилля - Диксон Хелен



интересный роман много трагедий но и любви все есть в этом романе благодаря завещанию отца дочь нашла свою любовь правда пережила много на пути к своему счастью
Завещание Сомервилля - Диксон Хеленнаталия
14.03.2012, 12.35





я бы сказала иначе: отец Евы совершенно не заботился о ней, причинил ей (вкупе с главным героем) немало горя при жизни,пренебрегал ее интересами, и лишь по случайности не испортил ей окончательно жизнь после смерти.
Завещание Сомервилля - Диксон Хеленнадежда
12.12.2013, 19.00





Все более чем предсказуемо.
Завещание Сомервилля - Диксон Хеленелена:-)
25.04.2014, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100