Читать онлайн Цыганские глаза, автора - Диксон Хелен, Раздел - Пятая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цыганские глаза - Диксон Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цыганские глаза - Диксон Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цыганские глаза - Диксон Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Диксон Хелен

Цыганские глаза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Пятая глава

Через полтора месяца жизнь в Уиллоу-Хаузе вошла в привычную колею. Ковры были выбиты, комнаты – проветрены, вычищены и наполнены благоуханием. Рабочие чинили крышу и красили стены. Томас пропадал на полях вместе с Недом, а Арабелла, умеющая распоряжаться и деньгами, и слугами, вместе с двумя нанятыми в деревне женщинами творила в доме чудеса.
Пруденс все свободное время проводила в саду, где большую часть работы выполняла сама. Двое сыновей Неда, Саймон и Джон – рослые парни шестнадцати и четырнадцати лет, помогали ей расчищать клумбы и грядки и обрезать деревья.
Однажды ранним утром к ним пришел первый посетитель. Теплый, нежный ветерок шелестел листвой, на ярком голубом небе не было ни облачка, а из сада, в котором работала Пруденс, открывался чудесный вид на лес и залитые водой луга. Повязав платком непокорные волосы, она с яростной решимостью выдирала сорную траву, мешающую расти ноготкам. Томас опять куда-то уехал с Недом, а Арабелла отправилась в деревню, чтобы повидать их старую экономку и убедить ее вернуться.
Краем глаза Пруденс заметила всадника, проехавшего через ворота и свернувшего к дому. Решив, что это Томас, она продолжила выкапывать длинный корень одуванчика.
Чья-то тень упала на нее, и Пруденс подняла голову. Это был лорд Фокс; спешившись и привязав лошадь, он снимал перчатки. Девушка мгновенно ощутила на себе всю силу его обаяния, которое так поразило ее при прошлых встречах на Стрэнде и во внутреннем дворике Мэйтленд-Хауза.
Так как солнце светило ему в спину, Пруденс пришлось прищуриться, чтобы лучше его разглядеть. Он был без шляпы, и его черные волосы блестели на свету. После целого десятилетия, в течение которого людям приходилось носить только самые неброские одежды, приятно было увидеть человека в роскошном и пышном наряде. Внимание Пруденс привлекла перевязь, усыпанная бриллиантами.
Она вспомнила рассказы Томаса о странствиях его друга, и почему-то эта перевязь навеяла ей мысли о блеске и сиянии Востока, об экзотических ароматах, пальмах и синих морях. Девушка с завистью взглянула на бриллианты, решив, что одного из них хватило бы на покупку пони, чтобы ездить в Доркинг за саженцами и цветами для сада.
– Итак, любезная Пру, вот и вы. Я думал о вас, – без обиняков начал Лукас, уставившись на ее залитое солнцем лицо. Любая другая девушка была бы чрезвычайно смущена, представ перед гостем с грязными руками, растрепанными волосами, выбивающимися из-под криво повязанной косынки, и в стареньком линялом платье, но только не Пруденс Фейрворти. Ее это совершенно не волновало, и Лукас не мог скрыть восхищения.
Пруденс удивленно на него взглянула.
– Это еще почему? Зачем вам думать обо мне? Я полагала, наша последняя встреча отбила у вас всякое желание меня вспоминать.
– Напротив. Такую красоту невозможно забыть. – Он говорил тихо и без обычной насмешки в голосе.
Пруденс онемела от изумления. Она привыкла считать себя хорошенькой, но уж никак не красавицей. Хотя комплимент лорда Фокса нельзя было назвать особенно щедрым, девушка густо покраснела.
– Вы могли бы смотреть на меня не так пристально, лорд Фокс?
– Давай обойдемся без формальностей. Меня зовут Лукас. И ты действительно мне очень нравишься. А теперь ты встанешь, наконец? Или предпочтешь, чтобы я уселся на землю рядом с тобой.
Зная, что этот несносный человек способен на все, Пруденс отбросила лопатку.
– Я встану. – Не добавив ни слова, она поднялась на ноги, и вдруг с замиранием сердца услышала звук рвущейся ткани. – Черт! – тихо выругалась девушка, наклоняясь и осматривая зацепившийся за колючую ветку подол.
Лукас взглянул на нее.
– Это из-за меня ты так разволновалась.
– Вы меня нисколько не волнуете, лорд Фокс, – ответила Пруденс, не решаясь назвать его по имени.
– Я же сказал, меня зовут Лукас, и ты взволнована. Ты покраснела.
– Вовсе нет, – отрезала девушка, жалея, что надела старое платье, которое давно уже стало ей слишком тесным.
– Но у тебя румянец на щеках.
Пруденс знала об этом, и при всем желании ничего не могла поделать. Она со злостью взглянула на гостя.
– Вы всегда так назойливы?
К ее удивлению, колкость его не задела. Напротив, он развеселился еще сильнее.
– Всегда. Правда, это бесит?
– Очень, – с каменным лицом ответила Пруденс. Взглянув в его зеленовато-карие глаза, она не могла не отметить, что он невероятно хорош собой. Ее сердце бешено забилась, а вся напускная храбрость куда-то улетучилась. – Если вы приехали к Томасу, то его здесь нет.
– Ясно, но у меня была и другая причина.
– Да?
Лукас ответил ленивой, белозубой улыбкой, при виде которой у Пруденс комок подступил к горлу.
– Да. Я приглашаю вас троих поужинать со мной в Марлден-Холле в следующую среду. – Он пристально взглянул на девушку. – Будут и другие гости, в том числе Адам Лингард и его жена, которая должна приехать в Марлден-Грин вместе с Верити со дня на день.
Пруденс ощутила некоторое беспокойство при мысли о предстоящей встрече с женой Томаса. К тому же ей неприятно было вспоминать о преподнесенном Адаму букете цветов. Теперь она горько сожалела о своем глупом и опрометчивом поступке.
– О, – только и смогла она произнести, надеясь, что лорд Фокс не станет упоминать о том случае.
К счастью, ее молитвы были услышаны. Вместо этого Лукас взял ее за руки, и, нахмурившись, взглянул на испачканные землей ладони и кровоточащую царапину на правой кисти.
– Такие изящные ручки требуют более бережного отношения. Тебе стоило бы надевать перчатки, – посоветовал он.
Его прикосновение напомнило Пруденс об их последней встрече. Она резко отдернула руки.
– Я знаю, но они очень толстые, и в них трудно полоть.
– И все же ты должна их надевать. Тебе обязательно этим заниматься? – спросил Лукас, с отвращением глядя на кучу вырванных сорняков.
– Почему нет? Может, вам было бы скучно, а мне это дело очень нравится. Я обожаю цветы. Надеюсь, вскоре сад будет выглядеть так же, как до моего отъезда.
Лукас рассеянно стряхнул с ее рукава пучок засохшей травы.
– Ты не считаешь, что садоводство – неподходящее занятие для женщины?
Пруденс обиделась.
– Неподходящее? Нет, конечно. У меня очень скромные запросы. Я счастлива жить здесь, заниматься хозяйством и заботиться о людях, которые преданно служили нам на протяжении долгих лет. Вам это кажется неестественным?
– Напротив. Я восхищен. Могу я чем-нибудь помочь?
– Чем? Землю копать?
Его глаза заискрились весельем.
– Глупая мысль. Садоводство явно не для меня. Но в Марлден-Холле у меня есть несколько садовников. Я с радостью уступлю одного тебе в помощь.
У Пруденс потеплело на душе, и она с благодарностью улыбнулась.
– Спасибо. Вы очень великодушны, но я справлюсь сама. Как видите, здесь еще много работы, – сказала она, заметив, как смотрит Лукас на заросший сорняками сад, облупившуюся краску на стенах дома и несколько окон, оставшихся не застекленными. – Дом оставался заброшенным с тех пор, как умер мой отец, а мы с Арабеллой переехали к тете Джулии в Лондон.
Лицо Лукаса помрачнело.
– Я был знаком с ним, и меня очень огорчило известие о его смерти. Ты знаешь, наверное, что мой отец погиб под Марстон-Муром.
– Знаю. А мой папа был ранен под Эджхиллом в тот год, когда я родилась. Тогда роялисты здорово отлупили пуритан, но, к несчастью, папа не оправился от раны и не смог участвовать в дальнейших сражениях.
– Ты рада, что вернулась домой?
– Да, очень. А вы?
– После девяти лет скитаний я просто счастлив. В Лондоне у меня были дела, и я смог вырваться в Суррей только на прошлой неделе.
– А как же дядя?
– Боюсь, мое неожиданное возвращение пришлось дяде Джорджу не по душе, – сказал Лукас, вспомнив их встречу. – Он считал меня погибшим и намеревался провести остаток жизни в Марлден-Холле, пока не узнал, что я прибыл в Англию вместе с королем Карлом.
Пруденс взглянула на него с любопытством.
– А почему он считал вас погибшим?
– Это долгая и слишком скучная история, – ответил Лукас, представив себе, как воспримет юная наивная девушка рассказ о последних пяти годах его жизни. – К несчастью, во время Гражданской войны дядя оказался в числе наших врагов. Марлден-Холл перешел к нему в качестве вознаграждения за верную службу. У него даже имелся документ на право собственности, подписанный самим Кромвелем. К несчастью, если я умру бездетным, поместье все равно унаследует дядя.
Поскольку уходить Лукас не спешил, правила хорошего тона обязывали предложить ему угощение.
– Не желаете освежиться… может, лимонада? – робко спросила Пруденс, втайне надеясь, что он откажется.
Лукас с радостью принял ее предложение. Вместе они поднялись по невысокой лестнице и прошли по обсаженной деревьями очаровательной аллее, ведущей к дому. Пруденс ввела его в гостиную.
– Простите. Я вымою руки и налью лимонада.
Кухня содержалась в идеальном порядке. Стены были недавно побелены известью. Отблески ярко горящего пламени играли на латунных и медных кастрюлях, и выставленных на подоконнике цветочных горшках. Пруденс торопливо умылась и наполнила два стакана из огромного глиняного кувшина, охлаждающегося в кладовой. Повернувшись, она неожиданно обнаружила рядом Лукаса.
– Ой! – воскликнула девушка, едва не врезавшись в стол в попытке избежать столкновения. – Вы меня напугали.
– Я не нарочно. – Он взял стакан у нее из рук, с любопытством осматривая кухню. – В доме так тихо. Где все?
– Томас в поле, а Арабелла ушла в деревню… но скоро вернется, – торопливо добавила Пруденс. Она сама не понимала, почему ей так страшно признаться, что в доме никого больше нет.
– А экономка и слуги?
– У нас еще нет экономки. А слуги, покончив с дневной работой, разошлись по домам.
В ее словах звучала такая детская беззащитность, что Лукас не мог не улыбнуться.
– Правда? Значит, милая Пру, ты совсем одна?
Его голос был завораживающим и мягким, словно бархат. Пруденс густо покраснела под его пристальным взглядом.
– Я… да, – пробормотала она, потупившись, и направилась в гостиную со стаканом в руках. Лукас последовал за ней, словно хищник, бросившийся за добычей. Поставив стакан на стол, девушка повернулась к нему, опасаясь, что он может воспользоваться случаем и поцеловать ее.
Лукас отошел к окну. Казалось, он погружен в глубокую задумчивость. Медленно потягивая лимонад, он не сводил глаз с девушки. Пруденс чувствовала притягательную силу его взгляда и, смутившись окончательно, пожалела, что пригласила его в дом. Она чувствовала, что за его внешним спокойствием скрывается огромная мощь, готовая в любой момент вырваться наружу.
– И часто ты приглашаешь в дом мужчин, когда остаешься одна? Разве тебе не кажется, что это непристойно и может повредить твоей репутации? – спросил Лукас. На его лице не было ни упрека, ни осуждения, но Пруденс невольно ахнула, совершенно забыв о вежливости.
– Нет, не кажется. Я впустила вас потому, что вы все-таки не первый встречный. Вы мой знакомый и лучший друг моего брата. Было бы крайне нелюбезно не пригласить вас, но теперь я поняла, что совершила ошибку. – Она собиралась выгнать его вон, но неожиданно заметила, что он едва удерживается от смеха.
Лукас направился к ней, и теперь в его голосе звучала нежность.
– Нет, это не было ошибкой, и я не осуждаю тебя. Я рад, что ты пригласила меня и угостила лимонадом. Я очень благодарен… честно. День очень жаркий, а я долго ехал верхом. – Он быстро допил остатки лимонада и отставил стакан. – Спасибо.
Неожиданно Пруденс заметила, что он стоит к ней слишком близко, а от его высокой мускулистой фигуры так и веет чувственностью. Ее бросило в дрожь.
Сжалившись над ее невинностью, Лукас нежно погладил ее по щеке.
– Боже, как ты мила, – пробормотал он. – Ты похожа на полевой цветок. Выкопай его, пересади, и он высохнет и умрет.
Пруденс удивленно на него взглянула, догадавшись, что он скорее обращается сам к себе, чем к ней. Но его слова запали ей в сердце. Неожиданно он нахмурился и направился к двери. На пороге оглянулся.
– Ты ездишь верхом?
– Да. А что?
– Я собираюсь разыскать Томаса. Хочешь поехать со мной?
– Боюсь, не получится, – ответила Пруденс, огорченная тем, что не может принять его предложение. – Пока у нас только две лошади. Одну взял Томас, а вторую – Нед.
Лукас кивнул.
– Значит, в другой раз?
– Да.
Пруденс проводила его взглядом, смущенная чувствами, которые он пробудил в ней. Пускай ее восхищает зрелая красота Лукаса, его очаровательные разбойничьи глаза и чувственные губы, но только это и ничто иное.
И все же, опустившись на колени и продолжив выкапывать неподдающиеся корни одуванчика, девушка замерла на мгновение, вспомнив его нежный взгляд и простую ласку, вызвавшую в ней такой отклик, что она едва удержалась, чтобы не уткнуться губами в его ладонь.
Пруденс начала перебирать в памяти прошлые встречи. С негодованием вспомнила, как Лукас отыскал ее в питомнике мистера Роуэна и отчитал за безрассудство. Но ее гнев развеялся, как только она поняла, что его упреки были справедливы. Яркий румянец вспыхнул на ее щеках при мысли о его страстном поцелуе и стал еще гуще, когда воспоминание всколыхнуло ее обиду и ярость. Возможно, Лукас Фокс действительно самый красивый мужчина из всех, кого она встречала, но с другой стороны он слишком тщеславен и самоуверен.
Девушка печально вздохнула и покачала головой. Чем глубже она исследовала природу своих чувств к Лукасу Фоксу, тем в большее смятение приходила. Теперь ей казалось, что ее обида на Лукаса была не только глупой, но и неоправданной. Да и за что обижаться? Если не считать его поцелуя при первой встрече, вызвавшего жгучую зависть всех окружающих женщин, он ничем не заслужил ее враждебность и злобу.
Пруденс встревожилась бы еще сильнее, если бы узнала о мыслях Лукаса. Встретившись с ней снова, он понял, что ее не так-то просто забыть.
Пруденс Фейрворти – соблазн, перед которым невозможно устоять. Очаровательная и прелестная, влекущая… и девственная. Лукас находил ее невинность странно волнующей. Притягательность этой юной незнакомки не поддавалась объяснению. После возвращения в Марлден-Холл он начал серьезно подумывать о женитьбе, и все попытки выбрать подходящую невесту приводили к тому, что перед его мысленным взором возникала Пруденс Фейрворти. Казалась, она окружена неким магическим ореолом, и Лукас чувствовал исходящую от нее силу и жажду жизни.
Причины его не волновали. Лукас желал ее, и этого было достаточно. Никогда раньше он не встречал женщины, с которой хотел бы разделить свою жизнь и это, а также несомненные достоинства Пруденс Фейрворти подтолкнули его к окончательному решению.
Лукас понимал, что Пруденс может воспротивиться, но, не сомневаясь в своей способности ее укротить, не особенно задумывался об этом. Но с мудростью, вытекающей из жизненного опыта, он понимал, что должен быть осторожным. Если поспешить со сватовством, Пруденс наверняка заупрямится.
Он рассмеялся. Добиваться благосклонности Пруденс все равно что добиваться благосклонности бочонка с порохом. Он должен будет скрывать свою договоренность с Томасом, пока не завоюет ее сердце. Но и тянуть не стоит. Ухаживание за женщиной может быстро наскучить.
Лукас нашел Томаса на заливных лугах, исчерченных серебристыми протоками, где утки и лебеди плавно скользили среди тростника. Друзья с радостью обменялись приветствиями и продолжили свой путь, разговаривая о приятелях, о политике, Лондоне и короле.
Лукас намеренно направил Томаса к участку земли, некогда принадлежавшему семейству Фейрворти. Он с любопытством поглядывал на своего друга, любующегося пологим пастбищем, навевающим воспоминания о тех временах, когда здесь паслись тучные стада коров и овец. Более подходящий момент трудно было найти.
– Я хочу предложить тебе сделку, – тихо сказал Лукас, когда они остановили лошадей в тени плакучей ивы.
– Я слушаю.
– Эта земля много значила для вашей семьи, не так ли, Томас?
– Да. Как ты знаешь, это лучшее пастбище. Я очень жалею о том, что отец продал его твоему дяде.
– По-моему, дядя не оставил ему выбора, – мрачно заметил Лукас.
– Знаю. В те времена, отчаянно нуждаясь в деньгах, отец вынужден был продать несколько лучших наделов.
– Я готов вернуть тебе землю, которую твой отец продал дяде Джорджу, Томас… но за определенную цену.
– Естественно, – хмыкнул Томас. – Но тебе придется подождать. Сейчас я ограничен в средствах.
– Не могу поверить, что ты настолько беден. Арендную плату ведь ты получаешь.
– Верно, но этого мало. Когда ситуация выправится, я хочу вложить деньги в деловые предприятия, которые инвестировал мой отец до междуцарствия. Как видишь, Лукас, все остальное придется отложить до лучших времен.
– Ты справишься. У тебя есть и ум, и деловая хватка. Но я не могу ждать, Томас, и цена, которую я прошу за эту землю, выражается не в деньгах.
В Томасе проснулось любопытство.
– О? Я весь внимание. Что же такое я могу предложить тебе в обмен на землю?
– Пруденс.
Томас не мог скрыть удивления.
– Пруденс? Ты хочешь Пруденс?
– Я готов уступить тебе землю, если ты позволишь мне жениться на ней.
– Но почему Пруденс? Прости за нескромный вопрос, но у тебя было столько женщин, что мне и не снилось, и я просто не понимаю, что заставило тебя выбрать именно Пруденс.
– Я действительно знал многих женщин, и поэтому уверен в правильности своего выбора. Я знаю, что это неожиданное предложение, даже очень неожиданное, но Пруденс прекрасно мне подходит. Соглашайся, Томас. Я жених не из последних. Я еще не стар, здоров и сохранил все свои зубы. Честно говоря, достоинств у меня столько, что аж самому удивительно, – пошутил Лукас.
– И ты хочешь мою сестру.
– Да.
– Но Пруденс еще ребенок, Лукас.
– Если ты так думаешь, то у тебя что-то с глазами, – с улыбкой возразил он. – Твоя сестра – красавица, настоящее сокровище.
– Я знаю. Она многое умеет. Арабелла научила ее вести дом. Она отлично ездит верхом, может поддерживать любую беседу, бесподобно играет на клавикордах и прекрасно танцует. Когда я назвал ее ребенком, я имел в виду вашу разницу в возрасте и твою искушенность в любви.
– Мне двадцать девять лет, а мой любовный опыт не намного больше твоего, Томас. – Лукас хищно улыбнулся. – Разве я виноват, что женщины находят меня неотразимым? Какие еще возражения?
– У тебя репутация развратника.
– Да ты же сам знаешь, что моя репутация не так уж плоха, как кажется с первого взгляда. Не вся моя жизнь была посвящена погоне за удовольствиями, особенно последние пять лет, – серьезно добавил Лукас. Не обратив внимания на вопросительный взгляд Томаса, он продолжил, – Я был совершенно искренен, когда говорил, что собираюсь жениться и посвятить остаток жизни воспитанию детей.
– Но почему именно Пруденс? Прости меня, Лукас, я восхищаюсь твоим вкусом, но, по-моему, согласиться на твое предложение, все равно что отдать ее на растерзание волкам.
– Не пытайся недооценивать свою сестру, Томас. Я уверен, что у нее хватит духу противостоять любому мужчине, в том числе и мне. Я выбрал Пруденс себе в жены и признаю, что это решение было не из легких. Несмотря на все ее достоинства, которые ты с такой готовностью перечислил пару минут назад, позволь мне указать на ее недостатки. Я познакомился с ней совсем недавно, но уже убедился, что она с норовом. Она непредсказуема, вспыльчива, упряма и своенравна.
Томас был полностью с ним согласен.
– Это вина отца. Пруденс была его любимицей. Он потакал ее капризам и предоставлял слишком много свободы. Мы с мамой его предупреждали, но он лишь смеялся в ответ и заявлял, что его маленькая Пруденс вырастет такой красавицей, что никому не будет дела до ее строптивого нрава. – Он вопросительно взглянул на друга. – А если я дам тебе разрешение жениться на ней, ты попытаешься искоренить ее упрямство?
Лукас заметил блеск в глазах Томаса и невольно улыбнулся.
– Нет, Томас. Было бы глупостью переделывать такое сокровище. Именно ее нрав и привлекает меня. Я хочу, чтобы она уважала мои желания, но упаси меня Бог от попыток ее изменить. Итак, что еще тебя не устраивает?
– Лишь то, что мы с Арабеллой намеревались отвезти ее в Лондон и представить ко двору. Не сомневаюсь, что у нее появится множество поклонников.
– И все нищие, как церковные мыши, – справедливо заметил Лукас. – Зачем утруждать себя, когда я могу дать ей свое имя и положение в обществе? Приданое мне не нужно. Решайся, Томас, земля станет твоей, а ты лишь должен дать согласие на брак и пообещать молчать об этом в течение нескольких месяцев. Мне потребуется некоторое время, чтобы добиться расположения Пруденс. Я не хотел бы отпугнуть ее прежде, чем она начнет испытывать ко мне какие-то чувства.
Лукас взглянул на друга, погруженного в размышления. Вдохновленный молчанием Томаса, он продолжил.
– Я обещаю тебе, что, став моей женой, она ни о чем не пожалеет. Я никогда ее не обижу и дам ей все, что она только пожелает.
Томас мрачно взглянул на него. Он знал, что Лукас известен своим вспыльчивым нравом и острым языком, и что многие его враги живут в постоянном страхе. Однако его храбрость на поле боя, его ум и преданность долгу вызывают всеобщее восхищение.
Теперь, когда первое удивление прошло, Томаса согревала мысль о браке между его лучшим другом и сестрой. Более того, лорд Фокс имел длинную родословную и был одним из крупнейших землевладельцев. Хотя красота Пруденс могла бы привлечь множество поклонников, у большинства роялистов, вернувшихся с разных концов света, действительно не было ни гроша.
Став женой Лукаса, Пруденс ни в чем не будет нуждаться… хотя об источнике его богатства Томас мог только догадываться. В изгнание он отправился таким же нищим, как и остальные, но после пяти лет странствий по востоку явился в Бреду очень состоятельным человеком. И все же Томаса бросало в дрожь при мысли о том, как воспримет Пруденс намерения Лукаса.
– Должно быть, ты очень хочешь жениться на ней.
– Да.
– Тогда что я могу сказать? У меня нет возражений. Наверное, ты самый упрямый и настойчивый человек из всех, кого я знаю. Если Пруденс согласится, я дам вам свое благословение. Но ты должен понять, что окончательный выбор за ней. Ее не так-то легко убедить. Она питает множество иллюзий относительно брака, и любовь значит для нее очень многое. Я не стану силой принуждать ее к замужеству.
Лукас насмешливо взглянул на друга.
– Тебе и не придется.
– Ты слишком самоуверен, Лукас. В детстве Пруденс была очень самостоятельной и никому не подчинялась. С малолетства она знала, как заставить людей плясать под ее дудку. – Он хохотнул. – Будь осторожен. Боюсь, как бы она и из тебя не сделала подкаблучника. К тому же, я заметил, что моя сестренка тебя недолюбливает. Она шарахается от тебя, как от зачумленного.
– Знаю. Сейчас я для нее хуже чумы, – с оттенком иронии согласился Лукас.
– Однако, – добавил Томас, насмешливо выгнув бровь, – любопытно будет посмотреть, как ты станешь ее завоевывать.
– Завоюю, – отозвался Лукас, скрывая свою радость. – Я буду ухаживать за ней, как самый страстный из поклонников.
– Не слишком страстный, надеюсь, – многозначительно заметил Томас. – Мне бы не хотелось, чтобы у Пруденс не осталось другого выхода, кроме как выйти за тебя замуж.
– Я постараюсь вести себя безупречно. И начну со следующей среды, когда ты, твоя жена и очаровательные сестры станете моими гостями в Марлден-Холле. Я устраиваю у себя званый вечер в честь всех наших соседей, недавно вернувшихся из изгнания. Адам Лингард и Люси тоже приглашены.
Томас нахмурился.
– Зря, ведь Пруденс влюблена в Адама.
– Ну и что? Меня это совершенно не беспокоит.
– А стоило бы побеспокоиться. В сравнении с Пруденс Люси совершеннейшая простушка. Поверь, Лукас, если бы Адам не был женат, не ты один обратился бы ко мне с подобным предложением. Пруденс не слишком расстраивается, и надеюсь, вскоре забудет о своем увлечении, но неизвестно, как поведет себя при встрече с Адамом. Может возникнуть неприятная ситуация.
– Поэтому, я хочу, чтобы эта встреча состоялась как можно скорее, – заявил Лукас тоном, не допускающим возражений. – Я знаю, что Пруденс переживает, что она обижена и отчаянно хочет восстановить свою уверенность в себе. Я буду снисходителен. Чем раньше пройдет ее детская влюбленность в Адама Лингарда, тем лучше.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цыганские глаза - Диксон Хелен



читайте отличный роман восхитительный получите массу удовольствия чудесное укрощение строптивой
Цыганские глаза - Диксон Хеленнаталия
30.04.2012, 9.14





понравился
Цыганские глаза - Диксон Хеленкэт
30.04.2012, 16.36





мое мнение- героиня глупенький ребенок.дочитывать не стану
Цыганские глаза - Диксон Хеленанна
30.04.2012, 18.49





Приятный легкий роман !
Цыганские глаза - Диксон ХеленМари
30.04.2012, 22.04





Согласна с Анной,а так роман на девяточку с натяжкой.
Цыганские глаза - Диксон ХеленЛёля
8.07.2012, 16.14





Роман небольшой, можно прочитать, но в начале героиня постоянно обзывает героя всеми плохими словами, которые она только знает, а он постоянно говорит, как она прекрасно, и как он хочет, чтобы она стала его женой. Постепенно она в него влюбляется, а он как выяснилось влюбился с первого взгляда, и соглашается с его предложением. rnНа мой взгляд, сюжет очень хороший, но хорошего романа не вышло, чего-то хватает. Когда я дочитала роман у меня было такое чувство, что я прочитала пару страниц в начале, пару в конце и в середине. Да и какой-то он черезчур слащавый, а как все хорошо начиналось. rnПрочитать можно, но никаких восторгов, думаю, он не вызовет. 6/10
Цыганские глаза - Диксон ХеленЗлата
12.07.2012, 9.18





Роман состоит из сплошных литературных штампов этого жанра. Неужели ничего больше нельзя придумать, кроме злодея кузена, пытающего убить ГГ за поместье. Уже тошнит от этих кузенов,кочующих из романа в роман. Главная героиня - инфантильный ребенок.Эта книжка является ярким представителем книжки -презерватива: использовал, получил удовольствие, и выбросил на помойку.
Цыганские глаза - Диксон ХеленВ.З.,64г.
8.10.2012, 15.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100