Читать онлайн Цыганские глаза, автора - Диксон Хелен, Раздел - Одиннадцатая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цыганские глаза - Диксон Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цыганские глаза - Диксон Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цыганские глаза - Диксон Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Диксон Хелен

Цыганские глаза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Одиннадцатая глава

Оказавшись в своей комнате, Пруденс, обиженная, униженная и оскорбленная до глубины души, ощутила всю тяжесть своего горя и дала волю слезам. Она оплакивала собственную глупость, доверчивость и время, потраченное на попытки разобраться в мешанине чувств, которые пробуждал в ней Лукас.
После ночи, полной слез и горьких терзаний, не думая ни о чем, кроме своего унизительного положения, она сразу же направилась к конюшне.
Когда позади появился Томас, девушка повернулась к нему.
Брат с сочувствием взглянул на ее бледное лицо и сдвинул брови.
– Надеюсь, ты не собираешься уезжать слишком далеко, Пруденс. Может начаться гроза.
– Я только до деревни прогуляюсь.
– Ты кажешься взволнованной, и это неудивительно. Ты до сих пор расстраиваешься из-за вчерашнего разговора?
Пруденс покачала головой.
– Нет. Уже нет. Но лучше бы ты не скрывал ничего от меня, Томас. Это было нечестно с твоей стороны.
– Прости, Пруденс. Но Лукас считал разумным не разглашать свои намерения… дождаться, пока ты лучше его узнаешь.
– Теперь я поняла, почему он был так внимателен ко мне в последнее время. – Она нахмурилась, пристально глядя на брата. – Томас, я не знаю, что мне делать.
Томас улыбнулся, понимая, что все это пройдет. Наконец-то Пруденс повзрослела.
– Я вижу. Ты что-то чувствуешь к Лукасу?
На ее лице появилось выражение печали. При каждой их встрече Лукас ухитрялся найти отклик в ее душе. Даже сейчас, пока она пыталась найти ответ, мысли о нем пробуждали в ней влечение. Чуть не плача от унижения, она задумчиво покачала головой.
– Я сама не знаю, что чувствую. У меня все мысли перепутались. Знаю только, что очень его уважаю… и… он невероятно меня волнует.
Томас глубоко вздохнул, читая правду в ее глазах.
– Если ты скажешь, что любишь его, я отвечу, что у тебя прекрасный вкус. Лукас – самый верный друг, о котором только можно мечтать, и я не знаю мужчины с более сильным характером. Пойми, Пруденс, он прекрасный человек. Я не встречал никого лучше. Очень немногие женщины могли устоять перед его очарованием. Любая придворная дама была бы польщена его предложением… почему же ты сомневаешься?
Пруденс подняла глаза и взглянула на брата так умоляюще, что он взял ее за руки.
– В чем дело? Что тебя отталкивает?
Судорожно сглотнув, она еле слышно прошептала.
– Я боюсь, Томас.
– Лукаса?
Девушка кивнула.
– Он такой противоречивый человек – солдат, искатель приключений. Жизнь, которую он вел, я даже представить себе не могу. Он намного меня старше, у него огромный опыт, и он бывал в таких местах, которые я никогда не увижу. Я не понимаю, что он во мне нашел.
Лицо Томаса смягчилось.
– Не понимаешь? Зато я понимаю и знаю, как стремится он к браку с тобой. У вас целая жизнь впереди, чтобы лучше узнать друг друга, и я советую тебе не торопиться с выводами. Просто помни, что он предпочел тебя всем прочим женщинам, и радуйся этому, даже если тебе не нравятся методы, которыми он воспользовался, чтобы завоевать тебя. Ты права. Я и сам многого не знаю о Лукасе. Он не самый откровенный человек, но в его душе есть целый океан любви, который он подарит своей избраннице. И я искренне верю, что ты и есть та самая единственная его избранница. Никто так не мечтает о счастливом браке, как Лукас. Вопреки своей репутации он очень чувствительный и нежный человек. Но я обещал ни к чему тебя не принуждать, Пруденс.
– А ты хочешь, чтобы я вышла за него, да, Томас?
– Я мечтаю, чтобы ты искренне полюбила его и согласилась принять его предложение. Все могло сложиться гораздо хуже, ведь многие молодые девушки твоего положения не знают до свадьбы своих женихов. Обычно за них решают родители, а дочери не смеют противиться родительской воле. Но твоя судьба сложилась иначе. – Неожиданно глаза Томаса лукаво заблестели. – Не скажешь же ты, будто тебе не нравится дразнить и изводить моего друга.
Пруденс повеселела, и на ее щеках вновь появились ямочки.
– Да, иногда. Это бывает забавно.
– Ну вот. – Его лицо вновь стало серьезным. – Мы с Арабеллой очень тебя любим, Пруденс, и не хотим, чтобы ты была несчастна. Решение останется за тобой. Но можешь кое-что мне пообещать?
Догадываясь, что Томас хочет попросить, девушка тихо ответила.
– Да. Что?
– Вчера ты отказалась выйти за Лукаса в сердцах. Я прошу тебя подумать еще.
– Я ведь была очень рассержена, правда? Я выполню твою просьбу, но ты должен понять, что означает для меня это решение. С тех пор, как ты рассказал мне о намерениях Лукаса, я не могу думать ни о чем другом. Мне трудно сосредоточиться, Томас, и мне нужно время. Я считаю брак слишком важным и серьезным шагом, к которому нельзя относиться легкомысленно.
На губах брата появилась улыбка.
– Конечно. Но не затягивай с решением. Терпением Лукас никогда не отличался. – Томас взял поводья и вывел Лисичку во двор, мрачно взглянув на ползущие с запада тучи. – Не нравятся мне эти облака, и, похоже, где-то уже грохочет. Не исчезай надолго, и дальше чем до деревни не заезжай.
Пруденс и не собиралась далеко заезжать, но, промчавшись через деревню, она не удержалась от искушения заехать в Марлден-Холл и лично побеседовать с мужчиной, который имел наглость договариваться о браке без ее ведома. И все же, когда вдали показались высокие трубы Марлден-Холла, ее решимость развеялась. Спешившись, девушка уселась на бревно, сняла шляпку и, обхватив руками колени, принялась размышлять о том, каково ей было бы стать хозяйкой этого дома.
Девушка сидела, не двигаясь, около получаса, пытаясь отвлечься от волнений и призвать на помощь здравый смысл. Томас, конечно, в чем-то прав. Титул Лукаса, его великолепный дом и сады, не говоря уже о состоянии, позволят ей купаться в роскоши до конца своих дней. Она ни в чем не будет нуждаться, а Томас получит свои пятьдесят акров пастбища.
В ветвях зашумел ветер, и первые капли дождя упали на землю, но Пруденс так глубоко ушла в свои мысли, что ничего не замечала. Она восстанавливала в памяти образ мужчины, пожелавшего взять ее в жены, и вспоминала свои встречи с ним. По ее щекам текли слезы.
Девушка печально вздохнула. Естественно, она неравнодушна к Лукасу и не умеет притворяться. Пруденс даже не ожидала, что станет так скучать по нему в разлуке. Но почему ей так претит мысль о замужестве? Способна ли она проглотить свою гордость, пойти к нему и заявить, что уступает безо всяких условий… просто сказать, что согласна выйти за него? Конечно, ему будет приятно. Как жаль, что это так непросто сделать.
Небо угрожающе потемнело, и налетел ветер, разметавший волосы девушки и подхвативший ее шляпку, взлетевшую чуть ли не к верхушкам деревьев. Мерный перестук дождевых капель сменился сплошным потоком воды, обрушившимся из тяжелых туч. В первые же мгновения Пруденс промокла до нитки. Вскочив на ноги, она в отчаянии огляделась по сторонам. До дома было слишком далеко, а деревья не давали никакого укрытия.
Вскарабкавшись на спину лошади, Пруденс поняла, что ей придется обратиться за помощью к своему будущему жениху. Какие-то сомнения еще оставались, но девушка упрямо вскинула голову и, сжав в руках поводья, направила Лисичку к Марлден-Холлу.
Лакей впустил ее, и Пруденс вошла, сознавая, что представляет собой жалкое зрелище. Застыв посреди прихожей, она окинула взглядом ряд дверей, пытаясь понять, за которой из них скрывается владелец дома.
– Вы сообщите лорду Фоксу о моем прибытии?
Лакей уставился на ее промокшее платье, не в силах поверить, что это та самая красивая дама, с которой хозяин приезжал в Марлден-Холл неделю назад.
– Он в кабинете, госпожа Фейрворти, – ответил лакей, пытаясь сохранить невозмутимый вид, и указал на дверь напротив. – Я объявлю.
– Спасибо, не надо, – заявила Пруденс и, не замечая его изумленного лица, направилась к двери. Постучав и собравшись с духом, она вошла и прикрыла за собой дверь.
Лукас сидел за столом и что-то писал. Его белая рубашка была расстегнута у ворота, открывая мощную шею и часть груди, поросшую темными волосами. Пруденс решила, что с этими широкими плечами, темной вьющейся шевелюрой, загорелым лицом и ленивой улыбкой он похож на самого красивого пирата на свете.
Если бы он только не действовал за ее спиной и не строил планов жениться…. Разве можно простить его тщеславную уверенность в том, что она будет так польщена его предложением, что уступит без спора? Это лишь доказывает, как мало он ее знает, и что волнуют его вовсе не ее чувства, а лишь собственные желания.
Когда Лукас поднял глаза и увидел стоящую перед его столом Пруденс, промокшую насквозь, он буквально застыл от изумления.
– Пруденс! Что, во имя всего святого, ты делаешь здесь… и в такую погоду? – воскликнул он, вскочив и обойдя вокруг стола.
Он насмешливо выгнул бровь, окинув девушку пристальным взглядом. Несмотря на испачканную и мокрую одежду, ее хорошенький носик был нахально вздернут, а глаза гневно сверкали. Но теперь с нее исчез всякий налет легкомыслия. Она казалась встревоженной и серьезной.
– Ну и ну, – произнес Лукас, нахмурившись. – Ты застала меня врасплох.
– Не сомневаюсь, что ты очень рад моему появлению, но я всего лишь каталась верхом и попала под дождь. К несчастью, я заехала слишком далеко и оказалась ближе к Марлден-Холлу, чем к Уиллоу-Хаузу. Я вынуждена просить твоего гостеприимства, – объяснила Пруденс.
– Ясно. Я думал, тебя привела сюда иная причина.
– Я признаю, что действительно хотела повидаться с тобой, но затем передумала. Гроза заставила меня переменить решение.
– Какая же причина чуть было не привела тебя к моим дверям… до того, как ты струсила и передумала встречаться со мной?
Пруденс высокомерно вскинула голову и окинула его ледяным взглядом.
– Я не струсила. Между прочим, меня привели сюда две причины, – сообщила она, ежась от холода. Ее мокрые юбки казались страшно тяжелыми и липли к дрожащим ногам, но она делала вид, будто не замечает этого. – Во-первых, я хотела вернуть твою лошадь. Во-вторых, собиралась сказать, что я не в восторге от твоих способов сватовства. Ты действовал подло и недостойно, а твои происки не делают тебе чести.
Лукас восхищенно смотрел, как она с достоинством идет по комнате, оставляя на ковре мокрые следы. Ему следовало понять, что эта дерзкая Пруденс Фейрворти с ее упрямым нравом и непредсказуемым настроением будет возмущена его тайными переговорами с Томасом. Естественно, это удар по ее гордости, и гордость заставляет ее мстить.
– Томас тебе сказал, – заключил Лукас.
– Между прочим, это была Арабелла. В отличие от брата, она считает, что я должна была знать о твоих намерениях.
– Итак… тебе известно, что это я купил Лисичку в подарок на день рождения?
– Да… и ты должен был признаться. Как ты мог дать мне понять, будто это подарок от сестры и брата? Это было подло, коварно и неискренне.
– Согласен. Но ты приняла бы такой подарок, если бы знала, что он от меня?
– За какую цену? – Пруденс взглянула на Лукаса с обидой и вновь вспыхнувшим гневом. Внезапный блеск в его глазах подсказал ей ответ. – Я не хочу быть чем-то тебе обязанной, Лукас.
– Я тоже не хочу этого. Разве я не сумею убедить тебя оставить Лисичку?
Ноги сами несли девушку к нему. Лукас Фокс мог убедить ее в чем угодно.
– Меня мало волнуют твои действия и твой способ сватовства. Ты оскорбил меня Лукас…. Пятьдесят акров земли и лошадь? – воскликнула Пруденс, заносчиво вскинув голову и обдав его брызгами. – Я ценю себя гораздо выше. Томас мог заключить и более выгодную сделку… стадо коров в придачу к земле, к примеру? Целый табун чистокровных лошадей? Ты ведь можешь себе это позволить, – с горькой иронией заявила она.
Лукас заметил, что ее прекрасные темные глаза, глядящие на него с таким презрением, полны обиды.
– Ты права, – мягко согласился он. – Любой знающий тебя человек подтвердит, что ты достойна большего.
– Когда ты говорил о женщине, на которой хочешь жениться, почему не сказал, что это я? – спросила Пруденс, пристально глядя на Лукаса.
– Потому что было слишком рано.
– Да, рано. Надо быть очень самонадеянным, чтобы полагать, будто я соглашусь выйти замуж за совершенно незнакомого человека. У меня тоже есть голова на плечах, Лукас.
Он смотрел ей прямо в глаза, не позволяя отвести взгляд.
– Знаю. И это нравится мне больше всего.
Звучащее в его словах восхищение раздражало девушку.
– И я прекрасно могу сама о себе позаботиться.
Лукас склонился к ней, глядя на нее с насмешкой.
– Если бы могла, то не оказалась бы сейчас здесь.
Пруденс вспыхнула. При всем желании ей нечего было возразить. Ее надменность сменилась выражением глубокой печали.
– Ты думаешь, что изучил меня, Лукас, но это не так. Тебе еще многое предстоит узнать. – Ее голос был тихим и напряженным. – Ты не сможешь купить меня за пятьдесят акров земли и лошадь.
Отказываясь поверить в крушение своих романтических планов, Лукас скрестил руки на груди и присел на краешек стола, глядя на ее мокрые волосы, облепившие лицо.
– Когда я просил у Томаса твоей руки, Пруденс, у меня и в мыслях не было тебя покупать. Если у тебя сложилось подобное мнение, то это моя вина, и я прошу у тебя прощения. Я был груб и слишком торопился. Я должен был отнестись к вопросу брака более серьезно, и не спешить, не посоветовавшись с тобой. Естественно, моя опрометчивость возмутила тебя, и я не могу осуждать тебя за твой гнев. Я влюбился в тебя с первого взгляда. Я считал это обычным увлечением, но когда вернулся в Марлден-Холл и приехал к тебе в гости в тот день, то понял, что кроме тебя мне никто не нужен.
Пруденс бросило в жар. Ее глаза наполнились слезами.
– Эй… Пруденс Фейрворти! – воскликнул Лукас. – Что я вижу? Слезы? И это та самая молодая девушка, которая так храбро возражала мне и высказывала свое мнение, обзывала меня развратником и посылала к дьяволу при каждом удобном случае?
– Да, – прошептала Пруденс. Ее слезы высохли, и гнев прошел, сменившись ощущением тяжести в груди.
– Неужели мое предложение так сильно тебя расстроило, малышка?
Пруденс была так удивлена нежностью его голоса, что уставилась на Лукаса, тщетно пытаясь отыскать на его лице признаки насмешки. Не осмелившись ответить, она отвела взгляд. Ей хотелось казаться холодной и равнодушной, но уж никак не расстроенной, к тому же мысль о том, чтобы стать женой Лукаса, совершенно ее не расстраивала. Да и сам Лукас прекрасно это понимал. Они оба знали, как откликается ее тело на его ласки.
Заметив ее дрожь и сообразив, что ей холодно в мокрой одежде, Лукас решительно заявил.
– Довольно. Мы поговорим позже, когда ты примешь ванну. – Широкими шагами он направился к двери. – Надо вытащить тебя из этого мокрого платья, пока ты не простыла.
– Не беспокойся об этом, – прошептала Пруденс. – Я не собираюсь раздеваться. Я вернусь домой, как только кончится дождь.
– Не похоже, чтобы погода улучшилась, а ты не можешь оставаться в промокшей одежде. Томас знает, что ты поехала сюда?
– Нет, – ответила девушка с угрюмым видом. – Я… никому не сказала. Он бы и не отпустил меня.
– Глупышка, – проворчал Лукас.
К ее ужасу, он открыл дверь и вышел, оставив ее стоять посреди комнаты. Вскоре он вернулся с полотенцем. Пруденс взяла его с благодарностью и принялась вытирать волосы.
– Миссис Уайтем, моя экономка, уже готовит для тебя ванну. Я отправил Соломона в карете, чтобы он сообщил Томасу, где ты находишься, и попросил у твоей сестры сухую смену одежды. Возможно, тебе придется остаться здесь до утра.
Слова Лукаса, несмотря на его мягкий тон, резали ее, как ножом. Ее приводила в ужас мысль о том, чтобы остаться с ним наедине на целую ночь.
– Пожалуйста, не утруждай себя, – торопливо сказала Пруденс. – Как только дождь кончится, я уеду. Я настаиваю на этом. – Словно в насмешку, струи дождя ударили в оконное стекло, и оглушительный грохот прокатился по всему дому. За ним последовала ослепительная вспышка молнии. Девушка вздрогнула.
Лукас тяжело вздохнул.
– Пруденс, подумай сама. Я всего лишь пытаюсь тебе помочь. Тебе придется остаться здесь, пока буря не стихнет. Идем, я покажу тебе, где ванна. Чем скорее ты избавишься от мокрой одежды, тем лучше. Не глупи, – добавил он, когда девушка отступила на шаг.
– Пусть это глупо, но я отказываюсь.
– Тебе же хуже.
– Хуже? Почему?
– Потому что я сейчас сам тебя раздену… прямо здесь.
Пруденс покачала головой и попятилась, испуганно глядя на Лукаса. На ее щеках выступили яркие пятна румянца.
– Лукас! Ты этого не сделаешь.
– А ты проверь. Странно, что ты до сих пор так плохо меня изучила. Я слов на ветер не бросаю, так что, может, позволишь мне отвести тебя к ванне?
Пруденс замялась, зная, что он вполне способен исполнить свою угрозу. Конечно, неплохо было бы развернуться и уйти, наплевав на бурю, но уж очень не хотелось покидать теплое помещение. Поняв, что от Лукаса так просто не отделаешься, она тяжело вздохнула.
– Хорошо. Но ты обещаешь отпустить меня сразу же, как только закончится дождь?
Лукас рассмеялся.
– Даю слово. – Он не сомневался, что гроза продлится всю ночь.
– И ты все это время будешь вести себя, как джентльмен? – спросила Пруденс, повернувшись и нажав на дверную ручку.
Протянув руку, Лукас захлопнул дверь, уже начавшую открываться.
– Я готов согласится на любые разумные условия, но это, моя радость, совершенно другое дело, – прошептал он.
Пруденс, испуганная, повернулась к нему, но тут же поняла свою ошибку. Лукас стоял к ней слишком близко. Удерживая дверь одной рукой, второй он обнял девушку за талию и привлек к себе. Губы Лукаса прикоснулись на мгновение к ее щеке. Его приводила в восторг ее нежная кожа и очаровательный ротик, такой заманчивый.
– Пруденс, пойми, – прошептал он. – Ты совсем одна в моем доме, и если я захочу взять тебя, ты ничего не сможешь сделать. Но где-то в глубине души я все еще остаюсь джентльменом и человеком слова.
– Что ты имеешь в виду? – прошептала Пруденс, не в силах унять бешеный стук сердца, и застенчиво опустила густые ресницы.
– Я обещал Томасу не переступать границ приличия в отношениях с тобой. Но это не помешает мне тебя переубедить.
Пруденс бросило в дрожь, когда ладонь Лукаса скользнула по ее щеке. Его глаза блестели, а ласки становились все более настойчивыми. Теперь пальцы Лукаса поглаживали ее шею. Изумленный вздох застрял у нее в горле. Ей хотелось избежать этих обжигающих прикосновений, и в то же время хотелось, чтобы они продолжались.
– Вряд ли брат позволит мне остаться у тебя на целую ночь, – задыхаясь, прошептала девушка. – Наверное, Арабелла вернется сюда вместе с Соломоном, чтобы быть моей компаньонкой.
– Не вернется, – прошептал в ответ Лукас, прикоснувшись кончиком языка к ее уху.
Пруденс словно огнем опалило.
– Откуда ты знаешь? – выдохнула она.
– После твоей последней выходки, – пробормотал Лукас, вновь проведя языком по ее щеке, – Томас придет в ярость и будет думать лишь о том, как бы избавиться от тебя навсегда. Арабелла лишь помешает его планам, если захочет вернуться с Соломоном.
Пруденс почти не слушала. Лицо Лукаса было так близко, что она могла различить мельчайшую его черточку, а его взгляд пробуждал в ней невероятно волнующие воспоминания. Девушка отвернулась, пытаясь скрыть свои чувства. Этот коварный мошенник не успокоится, пока она не растеряет остатки самообладания и не упадет, дрожа, к его ногам.
Охваченная страхом, причин которого не понимала, Пруденс отодвинулась как можно дальше и решительно покачала головой, требуя, чтобы Лукас отпустил ее, и в то же время отчаянно желая его поцелуя.
– Пожалуйста, – прошептала она, чуть дыша, – позволь мне уйти. Ты забыл, что мы здесь одни, а слуги любят сплетничать.
– Меня это не так уж сильно волнует, любовь моя. Ты ведь хочешь меня, Пруденс, признайся.
– Я сама не знаю, чего хочу, – прошептала девушка, жмурясь от удовольствия, когда его губы вновь прикоснулись к ее коже.
Лукас желал ее все сильнее, а ее сопротивление разжигало в нем страсть. Он знал, что должен стыдиться своего порыва, что Пруденс обратилась к нему за защитой, но был совершенно одурманен ее красотой и собственной страстью. Понимая, что вот-вот потеряет голову, он неохотно разжал объятия и глубоко вздохнул.
– Пруденс, мы должны остановиться. Идем. Твоя ванна остынет.
Девушка медленно возвращалась к реальности. Она кивнула, позволила ему открыть дверь и, взяв его за руку, поднялась вместе с ним на второй этаж.
– Вот твоя ванна, – сказал Лукас, остановившись в дверях. – Если я могу что-то еще сделать для тебя, чтобы твое пребывание в Марлден-Холле было более приятным, спрашивай, не стесняйся.
Выйдя в коридор, Лукас покачал головой, зная, что ему следовало сразу же запихнуть Пруденс в карету и отправить в Уиллоу-Хауз. Он убеждал себя, что не мог выставить ее из дома в подобном состоянии, прекрасно понимая, что на самом деле руководствовался лишь собственным эгоизмом.
Лукас с самого начала не сомневался, что Пруденс не уступит ему без боя, но был искренне убежден, что ее сопротивление будет очень легко сломить. И вот она здесь, под крышей его дома, в его собственной спальне, и впереди у него целая ночь, чтобы соблазнить ее.
За окнами снова громыхнуло, и Лукас расхохотался. Никогда еще в своей жизни он так не радовался грозе.
Миссис Уайтем оказалась маленькой седой старушкой, одетой во все черное, с белым чепцом на голове.
– Лучше бы вам снять мокрое платье, пока вы не простудились. Пока будете принимать ванну, я поищу для вас какую-нибудь одежду, – сказала она. Ее глаза и улыбка светились радушием. – К ужину Соломон должен вернуться с вашими вещами.
– Я… наверное, ужинать не останусь, миссис Уайтем. Если дождь закончится, я отправлюсь домой.
– О, но хозяин сказал, что вы непременно поужинаете с ним, и приказал приготовить для вас спальню. Я вас оставлю, чтобы вы могли раздеться… если только не хотите, чтобы я вам помогла.
– Нет. Я разденусь сама. Спасибо, миссис Уайтем.
После ухода экономки Пруденс с восторгом взглянула на ванну. Окутанная облаком пара, она так и манила насладиться теплом. Сбросив мокрую одежду, девушка торопливо намылилась, а затем с блаженным вздохом окунулась в горячую воду. Ощущение холода, пропитавшее все ее тело, постепенно начало проходить.
Опустив голову на край ванны, Пруденс принялась рассматривать комнату, обставленную с безупречным вкусом. Она обратила внимание на причудливость и непривычную пышность мебели и украшений. Несколько вещей казались привезенными с востока. К примеру, эти зеленые и голубые вазы с замысловатыми изображениями павлинов и цветущих деревьев.
Огромная кровать вишневого дерева с шелковыми покрывалами с красно-коричневым бархатным балдахином, производила внушительное впечатление. Взгляд девушки упал на герб, вышитый золотом на тяжелой ткани – олень и сокол, поддерживающие щит. На окнах висели такие же шторы, а стены была покрыты искусно выполненными гобеленами, изображающими сцены охоты.
Спальня явно предназначалась мужчине… владельцу дома.
Лорду Фоксу!
Как только Пруденс поняла, в чьей комнате она находится, буря чувств, поднявшаяся в ее душе, заставила ее вскочить. Его спальня, черт возьми! В этом огромнейшем доме столько комнат, а он поместил ее именно сюда. Он обманул ее, одурачил, а теперь смеется над ней, зная, что она, голая, оказалась в его спальне… и в его ванне.
Девушка густо залилась краской, но ее гнев схлынул так же быстро, как и разгорелся, и она с ленивой улыбкой вновь улеглась в ванну. Стоило ей вспомнить точеное лицо Лукаса и теплые зеленовато-карие глаза, как всякое желание враждовать с ним пропало. Она все еще чувствовала жар его взгляда, воспламеняющий ее кровь, возносящий ее на вершину страсти.
Выйдя из ванны, Пруденс насухо вытерлась и взяла алый бархатный халат со спинки кресла. Засунув руки в широкие рукава, она надела его прямо на голое тело. Халат был слишком просторным и длинным, его мягкая ткань ниспадала широкими складками до самого пола. Девушка чувствовала запах, пропитавший ткань. Приятный, острый аромат сандалового дерева казался ей очень знакомым и напоминал о владельце этого халата, о его объятиях и поцелуях. Пруденс вздохнула. Широкая кровать казалась очень заманчивой, но, побоявшись измять шелковое покрывало, девушка свернулась калачиком в кресле у камина.
– Боже мой, – прошептала она вслух. – Что я делаю? Какими же чарами обладает этот мужчина?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цыганские глаза - Диксон Хелен



читайте отличный роман восхитительный получите массу удовольствия чудесное укрощение строптивой
Цыганские глаза - Диксон Хеленнаталия
30.04.2012, 9.14





понравился
Цыганские глаза - Диксон Хеленкэт
30.04.2012, 16.36





мое мнение- героиня глупенький ребенок.дочитывать не стану
Цыганские глаза - Диксон Хеленанна
30.04.2012, 18.49





Приятный легкий роман !
Цыганские глаза - Диксон ХеленМари
30.04.2012, 22.04





Согласна с Анной,а так роман на девяточку с натяжкой.
Цыганские глаза - Диксон ХеленЛёля
8.07.2012, 16.14





Роман небольшой, можно прочитать, но в начале героиня постоянно обзывает героя всеми плохими словами, которые она только знает, а он постоянно говорит, как она прекрасно, и как он хочет, чтобы она стала его женой. Постепенно она в него влюбляется, а он как выяснилось влюбился с первого взгляда, и соглашается с его предложением. rnНа мой взгляд, сюжет очень хороший, но хорошего романа не вышло, чего-то хватает. Когда я дочитала роман у меня было такое чувство, что я прочитала пару страниц в начале, пару в конце и в середине. Да и какой-то он черезчур слащавый, а как все хорошо начиналось. rnПрочитать можно, но никаких восторгов, думаю, он не вызовет. 6/10
Цыганские глаза - Диксон ХеленЗлата
12.07.2012, 9.18





Роман состоит из сплошных литературных штампов этого жанра. Неужели ничего больше нельзя придумать, кроме злодея кузена, пытающего убить ГГ за поместье. Уже тошнит от этих кузенов,кочующих из романа в роман. Главная героиня - инфантильный ребенок.Эта книжка является ярким представителем книжки -презерватива: использовал, получил удовольствие, и выбросил на помойку.
Цыганские глаза - Диксон ХеленВ.З.,64г.
8.10.2012, 15.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100