Читать онлайн Золотой мираж, автора - Дайли Джанет, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой мираж - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой мираж - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой мираж - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Золотой мираж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

После артишоков, фаршированных креветками, утки с перцем и персиками из Джорджии и классического крем-брюле столы были убраны, и вместо орхидей и астр в серебряных вазах на них появились свечи в хрустальных подсвечниках. Приглушенный свет создавал более интимную атмосферу, послышались звуки музыки. Беннон, стоявший у стены, видел, как на паркет вышли первые пары. Сондра рядом с ним сделала легкое неопределенное движение, чем привлекла его внимание.
– Хочешь что-нибудь выпить? – спросил он, глядя на ее профиль и вдыхая острый своеобразный аромат ее духов.
Оторвав взгляд от толпы, которую внимательно разглядывала, Сондра повернулась к нему, и ее строгие губы тронула улыбка.
– Возможно, потом. Чудесный ужин, не правда ли? Хорошо, что на сей раз утка заменила надоевших кур. Она была отлично приготовлена.
– Да, неплохо, – согласился Старый Том. – Только порции скуповаты для того, чтобы накормить настоящего мужчину.
Сондра бросила многозначительный взгляд на солидное брюшко старого Беннона, перетянутое широким кушаком.
– По-моему, Том, вашему желудку жаловаться грех. Я бы сказала, вы чуточку переели.
Старик невольно расправил плечи и подтянул живот.
– Что ты понимаешь в этом? Вес у меня такой же, какой был сорок лет назад.
– Только распределился он теперь несколько иначе, не так ли, отец? – не выдержал Беннон и тоже поддел старика.
– Я тоже это заметила, – пробормотала Сондра и поймала на себе недовольный взгляд Тома.
Она знала, что он недолюбливает ее, как недолюбливал когда-то ее сестру. Но это мало беспокоило Сондру, не испытывающую особых симпатий к Старому Тому. В последнее время, однако, она старалась скрывать это от Беннона.
– Подожди, сынок, у тебя это не за горами, – включился Старый Том в привычную шутливую пикировку с сыном. Сондра тем временем вернулась к тому, что ее больше интересовало – она пыталась найти среди гостей Дж.Д. Лесситера.
Увидев, как Хеллен Колдуэлл вызывающе танцует шимми, она поняла, что та выпила еще до банкета. Причиной чрезмерно громкого смеха и развязных манер Хеллен был, очевидно, ее муж Ивен Колдуэлл, известный промышленник, у всех на глазах откровенно флиртующий с красивой блондинкой, знаменитой манекенщицей.
На сверкающем паркете среди зала потерявшая голову Хеллен, ухватив своего партнера за лацканы смокинга, старалась притянуть его к себе поближе. Сондра с раздражением смотрела на не умеющую себя вести женщину и ее мужа, ставшего причиной этого недостойного спектакля.
Не впервые Сондра холодным скептическим взглядом разглядывала оживленную публику – заправил большого бизнеса, финансов, прессы. Почти всем присутствующим она знала цену, знала их пороки, недостатки и высокомерно снисходительное отношение к смелым деловым женщинам, посмевшим составить им конкуренцию. Под маской вежливости им не удавалось скрыть своих предрассудков и предубеждений. Сондра давно смотрела на них с презрением и превосходством. Она не сомневалась в том, чтопо уму и деловой хватке среди них мало было ей равных. Но знала она и другое – этого мало. Деньги и власть – вот единственное, что они ценят.
Наконец она увидела Дж.Д. Лесситера. Он стоял у двери на террасу и, еле скрывая скуку, выслушивал то, что говорила ему жена.
– Беннон, прости, но я покину вас на минутку, – сказала Сондра, тронув Беннона за рукав. – Мне надо поговорить с Лесситером.
Беннон прекрасно понимал, что Сондра отнюдь не просила у него разрешения отлучиться, а просто ставила в известность, и тем не менее он кивнул головой в знак согласия.
– Зачем ей понадобился Лесситер? – проворчал Старый Том.
– Какие-нибудь дела, должно быть, – ответил Беннон, проводив Сондру взглядом. Он видел, как часто она останавливалась, здороваясь с многочисленными друзьями и знакомыми.
– Была бы твоя мать здесь, она давно бы притопывала ножкой от нетерпения и не позволила бы мне стоять здесь как истукану. Она любила музыку, а танцевать еще больше. Могла научить любого неумеху лихо отплясывать. А как она играла на фортепьяно! Жаль, что ей не довелось обучить этому свою внучку. – Старый Том предался воспоминаниям.
Беннон хотел было что-то сказать, как вдруг старик радостно воскликнул:
– А вот и Кит!
– Где? Она здесь?
– Вон там, рядом с Джоном Тревисом.
Он узнал актера, остальная компания, в которой находилась Кит, была ему незнакома.
– Я сразу узнал ее, – радовался старик, издали любуясь тем, как заразительно смеялась Кит. Он и сам, не замечая того, невольно расплылся в улыбке. – Подойдем-ка к ней, поздороваемся, – велел он сыну.
Беннон какую-то долю секунды помедлил, но потом двинулся вслед за отцом, который напрямик через зал шел к Кит.
Краем глаза заметив его, Кит обернулась и увидела за Старым Томом Беннона. Это был он, такой, как всегда. Десять лет разлуки показались мгновением. Испугавшись, что выдаст свое волнение, она быстро перевела взгляд на Старого Тома и, сделав шаг ему навстречу, радостно схватила его за обе руки.
– Ты отлично выглядишь, Том, – искренне воскликнула она, глядя на него. – Представляю, как на тебя заглядываются женщины.
– Ты всегда была лучшим лекарством для старика, Кит. – Свет, упавший на его старое лицо, сделал морщины еще резче, но Том с необыкновенной галантностью уже подносил к губам затянутую в перчатку руку Кит. Радующаяся встрече, она вдруг почувствовала, что этот старый скотовод как бы открыл крышку бабушкиного сундука, забытого на чердаке, где было спрятано далекое и дорогое ей прошлое. – Давно тебя не было в наших краях, – сказал он ей, и в его голосе был упрек.
– Я знаю, – с готовностью согласилась она и, держа его за руку, взглянула на Беннона, стараясь скрыть волнение.
– Беннон... – Опять она видела это открытое лицо и чуть насмешливый взгляд.
– Здравствуй, Кит. – Улыбка еще резче обозначила морщинки у его глаз.
Для Кит, как и для всех, кто знал их, было бесспорным, что отец и сын Бенноны сделаны из одного теста. Даже внешне они были чертовски похожи – тот же упрямый подбородок, широко расставленные глаза в глубоких глазницах, крепкие скулы.
Кит, заметив его свободно повязанный черный шелковый галстук, не смогла сдержать улыбку.
– Ты, как всегда, не поспеваешь за модой, Беннон.
– Пожалуй, – согласился он. Глаза его смеялись.
– Ты не познакомишь нас, Кит? – вдруг послышался требовательный голос Полы.
– Прости, – извинилась Кит и, не отпуская руки Старого Тома, стала их знакомить. – Это мои друзья из Лос-Анджелеса, Том, – сказала она, став между ним и Бенноном. Она постаралась казаться более веселой и непринужденной, чем на самом деле. – Это Джон Тревис, но вы сами хорошо его знаете, в особом представлении он не нуждается. Рыжеволосая леди – это Пола Грант. Мы снимались вместе в сериале «Ветры судьбы». Чип Фримен – режиссер фильма, который будет сниматься здесь, в Аспене, и, наконец, Мори Роуз, мой агент. – Затем, помолчав и взяв обоих Беннонов за руки, Кит продолжала ритуал знакомства. – Теперь, друзья, я представляю вам Тома Беннона, моего соседа и владельца ранчо «Каменный ручей». Он – истинный ковбой. Джентльмен слева от меня – его сын, Беннон.
Последовали, как положено, рукопожатия и возгласы приветствия. Испугавшись, что после этого наступит неловкое молчание, Кит решила во что бы то ни стало поддержать разговор.
– Вы, очевидно, заметили, как я подчеркнула, что старший Беннон – ковбой. Это означает не только, что он занимается разведением крупного рогатого скота, но и то, что в его стадах одни коровы. Мой отец тоже был скотоводом, но он покупал быков и выращивал их на мясо. Том Беннон выводит породу. У скотоводов есть поверье: коровы – к счастью и доходу, быки – к разорению.
– Теперь мало кто уважает этот труд, – заметил Старый Том.
– Возможно, – согласилась Кит, глядя на его изборожденное морщинами лицо. Воспоминания детства и юности согрели ее. – Я не думала, что увижу вас сегодня, Том. Но Энджи сказала мне, что вы с Бенноном здесь.
– Мы опоздали. Не все прошло гладко, когда мы перегоняли стадо на зимнее пастбище. Какой-то болван на самолете...
Кит испуганно зажала рот рукой и едва удержалась от восклицания.
– Знаешь, Том, – быстро нашлась она, – я должна тебе покаяться. Я была в этом чертовом самолете, который так напугал твоих коров. Прости, виновата во всем я. Мне захотелось пролететь над родным ранчо, и я попросила пилота сделать это. Извини меня, Том.
– Придется. Знаешь, сколько времени ушло на то, чтобы успокоить стадо? – сурово сказал старик и, прищурив глаза, строго посмотрел на нее.
– Кит ужасно волновалась, что вы не простите ей этого, – решил помочь ей Джон.
– А надо бы. Дурацкая выходка, ничего не скажешь. С другой стороны, откуда Кит было знать, что в это время мы начинаем перегон стада, – проворчал старик, сдаваясь.
Кит подмигнула Джону.
– Кажется, меня простили.
– Не будь самонадеянной, Кит, – предупредил старик, однако вполне миролюбиво.
В разговор вмешалась Пола.
– Признаюсь, когда я увидела внизу бегущее стадо и ковбоев, а вблизи ни камеры, ни съемочной группы, ни статистов, я вдруг поверила, что Дикий Запад еще существует.
– Он существует, мисс Грант, – улыбнувшись, спокойно подтвердил Беннон.
Кит не заметила иронической усмешки подруги, ибо была поглощена своими мыслями. Сегодня днем Беннон был одним из тех ковбоев, в лосинах и на коне, озабоченный лишь одним – как собрать разбежавшееся стадо. Сейчас, одетый в смокинг, в шикарном банкетном зале отеля, он свободно и непринужденно участвовал в светской беседе.
– С воздуха, мистер Беннон, мне показалось, что у вас отличное породистое стадо, – решился высказать свое мнение Джон. Это вызвало улыбку у Кит, сомневавшейся, что Джон способен разбираться в этом.
– Таковы условия рынка, – ответил Старый Том. – Я оплачиваю привилегию разводить породистый скот.
– Проще было бы продавать, – заметил прагматичный Мори.
– Мы, скотоводы, преданы своему делу, мистер Роуз. И не изменяем ему. Мы просто вымираем.
– Все, как в лучших традициях Запада, – не удержавшись, съязвила Пола.
– Вы не верите в традиции, мисс Грант? – посмотрел на нее Беннон.
– Разве вам не известно, что традиции умерли вместе с Джоном Уэйном, последним голливудским ковбоем. Сейчас это лишь сентиментальная чепуха. Кто теперь верит в это? – заметила Пола, глядя на него поверх поднятого бокала.
– Вы, молодежь, жестокий народ, – покачал головой Старый Том. – Ни во что не верите. Может, мое поколение и кажется сентиментальным, потому что не может без слез произносить слова: «Боже, благослови Америку»
type="note" l:href="#n_3">[3]
, но в наших чувствах мы искренни. Вы же не можете позволить себе такой роскоши, как искренность, потому что боитесь ее. Вот вы и стали холодными и быстро ломающимися.
Пола невольно поднесла руку к горлу.
– Может, мы такие потому, что в детстве нас сильно били по рукам линейкой.
Старый Том неодобрительно хмыкнул, уловив непочтительность в ее тоне.
– Не пытайтесь убедить меня вашими россказнями о том, какие вы реалисты. Вы мало что в этом смыслите. Я из того поколения, которое, строя города, в одном конце их возводило церковь и школу, в другом – публичный дом. Вот это я называю реализмом.
Кит хорошо знала Старого Тома и понимала, что для него это лишь легкая разминка. Смеясь, она шутливо подняла руки вверх.
– Все, мы сдаемся.
В это время оркестр заиграл медленный вальс.
– Послушай, Том, ведь это наша песня.
– Песня? – нахмурился старик.
– Наш вальс, – с невинным видом поправилась Кит, – первый вальс я отдаю тебе. Вашу руку, сэр.
– Ты все это придумала, чтобы заставить меня замолчать, не так ли? Боишься, что я обижу твоих друзей.
– Ты угадал. И еще – мне чертовски хочется танцевать.
– Хочешь одним ударом двух зайцев убить, не так ли, малышка?
– Что-то в этом роде, – усмехнулась Кит.
Старый Том, довольно хмыкнув, отдал должное ее сообразительности.
– В таком случае покажем им, как надо танцевать медленный вальс, – сказал он, обхватив ее за талию.
Беннон проводил их взглядом и снова вернулся к гостям Кит и, в частности, рыжеволосой женщине, с любопытством изучавшей его.
– Ваш отец... – начала Пола и запнулась в поисках нужного слова.
– ... личность? – тихо подсказал ей Беннон.
– Да. Это подходит. Спасибо, мистер Беннон.
– Можно просто Беннон. – Он снова посмотрел в зал на медленно вальсирующих отца и Кит. – У моего отца на все есть свое мнение, и он не боится его высказывать.
– Да, это видно, – медленно и сдержанно промолвила Пола. – Я ждала, когда он назовет нас самонадеянными молокососами или что-то в этом роде.
– Сколько лет вашему отцу? – поинтересовался Мори Роуз.
– Восемьдесят два.
– Неужели? – искренне удивился Чип. – Ему не дашь столько.
– Нам бы дожить до его возраста и остаться такими молодцами, – задумчиво промолвил Мори, похлопывая себя по животу, – у меня, боюсь, мало шансов на это.
– Прошу прощения, – извинился Джон. – Я выйду на террасу покурить.
Мори кивнул.
– Иди, Джон. В случае чего, я скажу Кит, где тебя искать.
Уход Джона прервал общий разговор, и Мори решил этим воспользоваться.
– Насколько я знаю, вы давно знакомы с Кит? – спросил он Беннона.
– Давно, – ответил Беннон и снова посмотрел в зал. – Мы выросли вместе.
– Ах, вот как это было! – невольно воскликнула прислушивающаяся к их разговору Пола.
Беннон с интересом взглянул на нее.
– Да, так это было, – спокойно ответил он и снова посмотрел на танцующие пары. Ему показалось, что лицо отца покраснело. – Простите, я должен выручать отца. Кажется, он переоценивает свои силы.
Старый Том, вальсируя с Кит, в который раз заставил другие пары потесниться к краю.
– Ты знаешь, что на нас все смотрят, – пожурила его Кит.
– Потому что я танцую с самой прекрасной женщиной в этом зале. Видела бы меня моя Бьюти. Она бы приревновала меня к тебе. Нет, вру. Она никогда бы этого не сделала. Она любила тебя как дочь.
– Я тоже ее очень любила.
– Мне так не хватает ее, Кит.
Тут старик впервые сбился с такта, но тут же поправился. Но он уже утратил прежнюю ловкость. Встревоженная Кит заметила бисеринки пота на его лбу.
– Ты устал? – спросила она заботливо и вдруг пожалела, что позволила старому ворчуну так лихо кружить себя.
– Бенноны – как сенбернары. Выглядят старыми с самого рождения, – сердито отшутился Том и, чтобы не дать ей далее проявить заботу о нем, спросил: – Ты надолго к нам, Кит? Или это один из твоих очередных коротких налетов?
– На этот раз надолго, пока не закончатся съемки. Я успею надоесть вам.
– Только не ты, Кит. Никогда, – с грубоватой искренностью в голосе проворчал он.
В эту минуту рука Беннона легла ему на плечо. Сын с вызовом посмотрел на отца.
– Теперь мой танец, отец, не так ли?
Старый Том с легким поклоном передал ему Кит с такой готовностью, что она уже не сомневалась, что старый упрямец порядком устал. Это встревожило ее.
Беннон, обхватив ее за талию, продолжил танец. Через тонкую ткань перчатки она чувствовала тепло и шершавость его мозолистой ладони. Обручальное кольцо, которое он все еще продолжал носить, тускло блестело на этой загорелой огрубевшей руке, напоминая Кит о том, как он сказал ей, что любит ее, и неожиданно женился на другой. Должно быть, он любил ее так сильно, как она его, грустно подумала Кит.
Повернувшись, она поискала глазами Старого Тома и наконец увидела его у стены. Он вытирал мокрый лоб носовым платком, и, когда прятал платок в карман, рука у него дрожала.
– Я не должна была заставлять его танцевать, – расстроенно прошептала Кит.
– Ты доставила старику огромное удовольствие, – успокоил ее Беннон.
– И все же я рада, что ты появился вовремя. – Она действительно была рада.
– Как же могло быть иначе, – улыбнулся Беннон. – «Еще один танец, еще один...» Помнишь эту пластинку? Мог ли я пропустить танец с тобой? Когда-то мы любили танцевать. Я не забыл этого.
– Ты помнишь все наши танцы, Беннон? – спросила Кит, подняв голову и глядя ему в глаза.
Господи, сколько раз она гадала – вспоминает ли он о ней когда-нибудь?
– Сейчас, танцуя с тобой, я вновь повторяю каждый из них.
– Но это было так давно! Более десяти лет назад.
Его сильная рука, уверенность, с которой он вел ее в танце, – все это было до боли знакомо. Только тогда, десять лет назад, он держал ее крепче и совсем близко, а кружились они в вальсе совсем медленно...
Кит, отбросив эти мысли и сделав глубокий вдох, беспечно улыбнулась Беннону.
– Нам было весело тогда, помнишь? – Только это ей хотелось сохранить в памяти.
– Хорошие были времена, – подтвердил он и, помолчав, задумчиво добавил: – Десять лет назад... – А затем неожиданно склонил набок голову и с деланной серьезностью уставился на ее переносицу. – Кажется, за это время у тебя появились новые веснушки, не так ли, Кит?
– Господи, как ты, бывало, изводил меня этими веснушками! Доводил прямо до слез. Я перепробовала все средства – от лимонного сока до перекиси водорода и даже наждачной бумаги, только бы избавиться от них.
– Я рад, что тебе это не удалось. Мне нравятся твои веснушки.
– Они свидетельствуют о моем несговорчивом характере, не так ли? – Она гордо вскинула голову. Кит решила, что вести беседу в таком легкомысленном шутливом тоне гораздо проще.
– Куда уж больше, – рассмеялся Беннон. – Но, кажется, когда-то мы вполне уживались, даже умели говорить друг другу правду. Хотя у нас и были размолвки.
Задумавшись, Кит кивнула.
– Странно, я не могу вспомнить причину ни одной из них. – Посерьезнев, она посмотрела на Беннона. – А ты помнишь?
– Теперь уже нет.
– Почему? – удивилась Кит.
– Потому что наши размолвки были из-за каких-то пустяков.
– И все же мы ссорились. Почему?
– Возможно, мы слишком много бывали вместе. Ведь нам чертовски хорошо было вдвоем. – Он и сам не знал, что хотел сказать. Кит Мастерс занимала слишком большое место в его прошлом. Было время, когда ближе нее у него никого не было. Отголоски прежних чувств все еще тревожили его, и теперь, танцуя с ней, он словно снова почувствовал прежнюю легкость и радость от ее присутствия. Ей ничего не надо было объяснять, она все понимала. – Мы были слишком молоды, Кит, хорошо знали друг друга, знали слабости и изъяны друг друга. Возможно, вспылив, мы пользовались этим и невольно нажимали не на ту пружинку и... вспыхивала ссора.
– Возможно.
По лицу Кит пробежала легкая тень.
– Я сказал что-то не то, Кит? Прости, я не хотел. – Однако он знал, что его слова чем-то задели ее.
– Я знаю, что ты не хотел обидеть меня, – ответила Кит и улыбнулась, хотя вскинутый упрямый подбородок говорил о том, что гордость ее уязвлена нелепым объяснением сути их размолвок. – Я давно все простила тебе, Беннон.
Простила, но, увы, не забыла. За беспечной улыбкой и наигранной веселостью гордая и волевая Кит умела скрывать свою боль и тревогу.
Предоставив звукам вальса заполнить внезапно возникшую паузу, он молча смотрел на губы Кит, видел спокойную глубину ее глаз, когда их взгляды встречались. Его охватило странное состояние, похожее на то, что он испытывал в те далекие дни, когда они с Кит были вместе, танцевали, целовались и он держал ее в своих руках, покорную и вместе с тем сопротивляющуюся.
Кит внезапно отвернулась, и чувство близости исчезло. От неожиданного поворота ее головы сверкнули подвески ее сережек. Чтобы сгладить резкость своего движения, Кит рассеянно улыбнулась какой-то паре, промелькнувшей мимо. Неужели они с Бенноном в плену одних и тех же воспоминаний?
Она снова повернулась к нему и спокойно встретила его взгляд.
– Возможно, в понедельник я зайду к тебе в контору за ключами от моего дома. Скорее всего это будет утром. Тебе это удобно?
– Вполне. Заодно мы посмотрим бумаги, касающиеся состояния твоего отца.
– Хорошо, если это необходимо. Только помни, я ничего не смыслю в делах. Для меня это – китайская грамота.
– А почему не, латынь? – засмеялся он. Кит тоже рассмеялась и пожала плечами.
– Пусть будет латынь или греческий – мне все равно. В делах я ничего не понимаю. Зная это, отец правильно сделал, что поручил все тебе.
– Ты прекрасно во всем разобралась бы, если бы пришлось.
Беннон еще быстрее закружил ее, и они обогнали какую-то пару.
– Едва ли, – ответила Кит, а затем, подумав, добавила: – Хотя после анкет и бумаг, которые мне пришлось заполнять и подписывать, когда заболела мама, я, пожалуй, могу считать себя экспертом.
– Как ее здоровье?
– Все так же, без перемен. Ремиссия. Врачи говорят, что в таком состоянии она может прожить не один десяток лет. Но ей уже никогда не вернуться домой.
– Кит...
Она увидела в его глазах боль и сочувствие. Он жалел ее мать, жалел и ее тоже.
– Не будем об этом, Беннон. Во всяком случае, не сегодня.
Едва улыбнувшись, она как бы поставила точку на дальнейшем разговоре на эту тему.
– Хорошо, – согласился Беннон, заметив, как она снова вскинула подбородок. Он понимал, что ей пришлось пережить за эти месяцы: смерть отца, резкое ухудшение здоровья матери, неожиданные перемены в собственной карьере. Он восхищался ее выдержкой и силой духа.
Не отдавая себе отчета, он невольно привлек ее к себе и с наслаждением вдохнул знакомый аромат ее духов. Они кружились легко и свободно, будто и не было долгих лет разлуки.
Сондра остановилась в дверях на террасу, увидев Дж.Д. Лесситера, теперь уже в компании банкира Джорджа Гринбаума. Она догадалась, о чем беседуют эти двое. Джордж успел порядком надоесть всем в этот вечер своими «конфиденциальными» сведениями о громком скандале в Вашингтоне. Однако по интересу, с которым слушал его Лесситер, Сондра поняла, что прервать их беседу было бы ошибкой.
Понимая, что если она будет торчать в дверях все время их разговора, то непременно привлечет всеобщее внимание, Сондра решила выйти на террасу.
В темноте светились огоньки сигарет, гости, собравшись группами, беседовали. Сондра могла бы присоединиться к ним, в каждой найти знакомых, но решила вернуться в гостиную. В эту минуту она заметила спешащего на террасу Джона. Видимо, Он вышел покурить, ибо сунул руку в карман. Сондра тут же изменила свое решение покинуть террасу.
– Джон, как я рада тебя видеть, – намеренно громко окликнула она его, делая вид, что не замечает гримасы недовольства на его лице.
– Сондра, – вяло промолвил Джон, вынимая пустую руку из кармана. Он коснулся щекой ее щеки в знак приветствия. – Ты, как всегда, неотразима. – Для пущей убедительности он даже отступил на шаг, будто хотел полюбоваться ею. – Черное тебе к лицу, да и к твоим волосам цвета лунного сияния.
– Ты все такой же очаровательный лжец, – заученно улыбнулась Сондра, зная цену его комплиментам. – Я как раз подумала, здесь ли ты. Теперь ты не часто наведываешься в Аспен. Я ни черта не выиграла, продав тебе Старвуд.
– Сама знаешь, как это бывает... Сейчас я очень занят.
Про себя Джон подумал, что Сондра почему-то напоминает ему кошку. Сиамскую кошку с наманикюренными ногтями.
– Да, все в Аспене только и говорят о фильме, который ты собираешься снимать здесь зимой. – Краем глаза Сондра уже заметила, что кто-то уже отвлек Гринбаума. Она сделала вид, что только сейчас заметила Лесситера.
– Кажется, это Дж.Д. Лесситер. Извини, Джон, мне необходимо поговорить с ним.
– О, конечно, Сондра, – промолвил Джон и вышел на террасу.
– Если для твоей съемочной группы понадобится жилье, позвони мне.
– Обязательно, – улыбнулся ей Джон, но Сондра уже забыла о нем и думала лишь о предстоящем разговоре с Лесситером.
– Джи Ди! – воскликнула Сондра, направляясь к нему и протягивая руку. – Поздравляю, великолепный вечер. Обстановка, еда, вино, развлечения, прекрасное общество – все безукоризненно. Гости в восторге. Даже я не смогла бы устроить лучше.
– Слышать это от тебя – высокая похвала, Сондра, – сдержанно ответил Лесситер.
Хотя его снисходительный тон заставил Сондру стиснуть зубы, губы ее заученно улыбались.
– Ты мне льстишь, Джи Ди.
– Ничуть. – Однако ироническая улыбка явно противоречила искренности слов. Сондра сделала вид, что не заметила этого.
– Кстати, я давно собираюсь заехать к тебе. Если бы не уверенность, что увижу тебя здесь, я бы обязательно это сделала.
– Да? – Брови Лесситера поднялись в легком удивлении.
– Мое агентство присмотрело лакомый кусочек недвижимости в деловой части города. Целый квартал. Разумеется, я сразу подумала о тебе...
Однако Лесситер тут же оборвал ее:
– Меня это не интересует.
Сондра не ожидала столь резкого ответа, во всяком случае, не в такой форме. Однако ее трудно было смутить, у нее был богатый опыт, и поэтому она и виду не подала, что его отказ застал ее врасплох.
– Тебя это заинтересует, когда ты узнаешь, о чем речь, – доверительно промолвила она.
– Нет, меня это не интересует, – ответил Лесситер равнодушно.
Сондра продолжала улыбаться.
– Этого не может быть, – не поверила она.
– Неужели? – рассердился Лесситер. – Вспомни, Сондра, сколько раз ты делала мне подобные предложения после того, как сосватала дом на Красной горе?
– Несколько раз, – согласилась она, твердо встретив его взгляд.
– И каждый раз получала один и тот же ответ, не так ли? Я надеялся, что ты наконец поймешь, что меня это действительно не интересует.
– Но...
Лесситер предупреждающе поднял руку.
– Избавь меня, Сондра, от лишних разговоров. Найди кого-нибудь, например, Марвина Дэвиса или Тремпа. Их, возможно, заинтересует целый квартал Аспена. Меня же интересует целый город.
Сондра уже поняла, что недооценила самолюбие этого богача.
– Я буду иметь в виду, Джи Ди, – тихо промолвила она.
– Вот и отлично. – Лесситер с поистине королевским величием заложил руки за спину. Покачиваясь на носках и надменно вскинув голову, он разглядывал танцующих.
– Скажи-ка, это не Беннон танцует с будущей звездой моего фильма?
Только тогда Сондра среди танцующих пар заметила Беннона. Ее взгляд, однако, лишь мельком скользнул по его белокурой партнерше, ибо ее внимание привлекло непривычно счастливое, улыбающееся лицо Беннона. Она внезапно почувствовала укол ревности.
– Да, это Беннон, – ответила она.
– Похоже, ему приглянулась наша Кит.
– Они друзья детства, – попыталась было пояснить Сондра и вдруг вспомнила пересуды в городе, возникшие после брака Беннона с Дианой. Все тогда считали, что Беннона и Кит Мастерс связывало нечто большее, чем дружба.
– Она, кажется, из Аспена, не так ли? – продолжал интересоваться Лесситер. – Во всяком случае, Джон собирается строить на этом всю рекламную кампанию своего фильма. – Губы Лесситера скривились в иронической ухмылке. – Впрочем, он знает, что делает. Не каждой из тех, кто приглянулся ему, он открывает такие возможности.
Сондру неприятно удивило откровенное злословие Джи Ди. Знает ли он, что, обливая грязью других, нельзя не испачкать собственные руки, недобро подумала она.
Звуки вальса умолкли, растворившись в гомоне и смехе. Прозвучали жидкие аплодисменты. Беннон, не отпуская Кит, сделал еще несколько па без музыки. Кажется, Кит что-то ему говорила, и он внимательно ее слушал. Сондре плохо было их видно издалека. Наконец все пары покинули середину зала и разошлись.
Глядя на улыбающегося Беннона, все еще державшего Кит за талию, Сондра, усилием воли стиснув зубы, задержала дыхание, чтобы ни движением, ни взглядом не выдать себя перед Лесситером, хотя ей хотелось кричать.
Нет, это не может повториться! Она не должна снова потерять его. Ни за что.
Быстро извинившись перед Лесситером, она смешалась с толпой гостей, поспешив навстречу Беннону и Кит. Беннон едва успел подвести Кит к ее друзьям, как к нему уже подошла Сондра. Лицо ее было спокойным, однако от ее внимания не ускользнуло, что рука Беннона все еще обнимала Кит за талию.
– Кит, ты знакома с моей свояченицей Сондрой Хадсон? – спросил он, представляя Сондру.
– Конечно. Мы уже встречались. Здравствуйте, мисс Хадсон.
Голос Кит был приветливым, но сдержанным, так же как ее глаза и улыбка.
– Можно просто Сондра, – это было сказано с любезной улыбкой.
– Хорошо, Сондра, – охотно согласилась Кит и представила ее своим друзьям. Сондра даже не пыталась запомнить имя кого-либо из них, а лишь каждый раз ограничивалась вежливым: – Очень рада.
Ей не терпелось поскорее уйти и увести Беннона, поэтому она тут же спросила у него:
– Где Старый Том?
Беннон, прежде чем ответить, окинул взглядом зал.
– Не знаю, – откровенно признался он.
– Кажется, он направился в бар, – охотно помогла им рыжеволосая Пола.
– Нам следует поискать его, – торопливо предложила Сондра. – Уже поздно.
– Разумеется, – Беннон кивнул, но тут же снова повернулся к Кит. От Сондры не ускользнуло то, как изменился его взгляд и подобрело суровое лицо. – Спасибо за вальс, Кит.
– И тебе тоже, – просто ответила Кит, и Сондра безошибочно ощутила близость, связывающую их. Это было видно по улыбкам, которыми они обменялись, и коротким доверительным словам. Их продолжали связывать старые воспоминания, в которых ей не было места. – Мы снова как-нибудь потанцуем, надеюсь, – сказала на прощанье Кит.
– Старые привычки не забываются, я же тебе говорил... – охотно согласился Беннон с медленной улыбкой.
Кит тихонько рассмеялась и, когда Беннон подходил к Сондре, бросила ему вслед:
– Увидимся в понедельник.
– Ладно, – коротко ответил Беннон и повел Сондру в бар.
Чувствуя вежливое безразличие его руки, Сондра вся напряглась. Беннон, взглянув на нее, увидел плотно сжатые губы и резкие морщинки на переносице.
– Что-то случилось, Сондра? – поинтересовался он.
– Нет, – ответила она быстро и резко и в коротком взгляде, который она бросила на него, он прочел что-то похожее на гнев и отчаяние. – Разговор с Лесситером не состоялся, вот и все.
Поскольку она не изъявила желания что-либо объяснить, он не стал расспрашивать. Беннон не вникал в дела Сондры. Мысли его поневоле снова вернулись к Кит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Золотой мираж - Дайли Джанет

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627

Ваши комментарии
к роману Золотой мираж - Дайли Джанет



Почитать стоит. Я бы подсократила, но это на любителя. 810
Золотой мираж - Дайли ДжанетЕлена
22.12.2012, 16.06





Супер книга. Любовный роман-детектив. Читала не отрываясь!!! 10 из 10!!!!!
Золотой мираж - Дайли Джанетелешка
1.09.2013, 17.11





Я тоже поставила 10. Интересный сюжет, но выхода из ситуации, как приизменении сценария, так и при урбанизации Аспена, я не вижу. Это жизнь и ты в конце концов должен вписаться в её рамки. Ещё раз удостоверилась, что ничего хорошего нет в том факте, что ты публичный человек, в данном романе - актеры.
Золотой мираж - Дайли ДжанетЛенванна
28.02.2016, 23.54





Очень затянуто.Концовка не раскрыта автором полностью.Осталось много вопросов... И ГГ любит странно:спит с другим и не скрывает этого,получает удовольствие от обьятий другого прямо при "любимом".Странно как-то.8 из 10
Золотой мираж - Дайли ДжанетЮлия
27.03.2016, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100