Читать онлайн Столичные каникулы, автора - Дайли Джанет, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Столичные каникулы - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Столичные каникулы - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Столичные каникулы - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Столичные каникулы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

В пятницу, в половине пятого вечера, через несколько минут после того, как президентский кортеж отправился в Кемп-Дэвид, Джоселин вышла из Белого дома и проскользнула внутрь темного седана неопределенной модели. С одним-единственным чемоданом в багажнике автомобиль отъехал от особняка и понесся по городским улицам, сопровождаемый второй машиной, в которой ехали двое охранников, приставленных к Джоселин.
Джоселин откинулась в своем кресле назад и ленивым взглядом смотрела через тонированные стекла, всем своим видом показывая, что не расположена к беседе. Но как раз лености она в себе не ощущала. Внутри Джоселин была вся на нервах, ее пульс участился, мышцы напряглись. Но, к счастью, никто этого не замечал. Маска, которую она научилась носить на публике, сейчас пришлась как нельзя кстати. Хотя Джоселин осознавала, что если она будет выглядеть чересчур спокойной и отвлеченной, то для правдоподобности ей придется извиниться за свое неважное самочувствие.
– Устали? – Вежливый вопрос Майка Бассета оторвал ее от созерцания окрестностей.
– Очень, – вздохнула она, и в этом вздохе чувствовалось больше напряжения, чем усталости.
– Это означает, что сегодня вечером вы останетесь дома? – попробовал он угадать.
– И сегодня и завтра, – сообщила Джоселин. – Дело в том, что я не планировала на выходные ничего большего, чем чтение или игра в скрабл.
– А какие планы у вашей бабушки? Это меня тоже волнует. – Казалось, Бассет обращается больше к себе, чем к Джоселин.
– Какими бы они ни были, бабушка может не внести в них меня, – пояснила она. – Я ее предупредила, что если она пригласит кого-нибудь на выходные, то ей придется их развлекать самой! Все, чего я хочу, – это немного тишины и спокойствия. – Откинув голову назад, Джоселин закрыла глаза.
– Я удивлен, что вы не поехали вместе с отцом в Кемп-Дэвид, – заметил охранник.
Почувствовав на себе его пытливый взгляд, Джоселин, не открывая глаз, отозвалась:
– Я подумала, что этот выходной ему лучше провести только в мужском обществе. Тогда они с доктором Джимом смогут посидеть за столом, наслаждаясь сигарами и рыболовными историями, в свое удовольствие поиграть в покер, не отвлекаясь на меня.
По-видимому, полностью удовлетворившись ее объяснением, охранник замолчал.
Проезжая объездными улицами, избегая наиболее загруженные магистрали и минуя пробку на Дю Понт Серкл, они пересекли мост через Рок Криик и въехали в район Джорджтаун. Редфорд Холл располагался в дальнем уголке одной из самых фешенебельных частей района, но легко доступной. Это расположение нравилось Секретной службе.
Высокие стойки ворот на въезде в Редфорд Холл были обвиты плющом. Его бордовые осенние листья сливались с их красным кирпичом.
Черные металлические ворота с искусной резьбой были открыты, ожидая прибытия Джоселин. Недалеко от закрученной дороги стоял особняк в георгианском стиле. Еще двое охранников, Донна Траверс и Дон Хуббард, ожидали снаружи перед входной дверью. Они приехали двумя часами раньше, чтобы тщательно проверить дом.
Но внимание Джоселин привлекло кое-что другое. Это был взгляд высокого, сутулого Декстера Каммингс-Гоулда, который держал распахнутой водительскую дверцу бирюзового «Мерседеса», припаркованного на стоянке. А возле этой распахнутой дверцы автомобиля стояла пожилая, чуть приземистая женщина, одетая в неэффектный фиолетовый костюм. Ее седые локоны были выкрашены в цвет шампанского.
Джоселин чуть не застонала, узнав Мод Фарнсворс. Дама рылась в своей сумочке, усиленно делая вид, будто ищет ключи от машины. Правильно или нет, но Джоселин была уверена, что это ее обманная тактика. Мод, безусловно, было известно о прибытии Джоселин если не от самой Блисс, то на это указывало присутствие службы охраны. Как только она увидела, что машина Джоселин въезжает во двор, ее ключи чудесным образом тут же отыскались.
Седан остановился напротив Редфорд Холла, и Джоселин подождала, когда агент Хуббард откроет ей дверцу. Она не могла позволить себе не перекинуться парой слов с подругой бабушки (хотя и не была уверена, что слово «подруга» подходит к их отношениям). Она вышла из машины, подав руку коренастому агенту. Хотя Мод и не опустилась до приветствия вроде «Ох, надо же!», она выкрикнула: «Джоселин, не видела тебя сто лет! Как поживаешь?»
– Спасибо, хорошо. Передайте привет судье, ладно? – откликнулась Джоселин, имея в виду мужа Мод. И сразу же направилась в дом, чтобы сократить беседу с ней до минимума.
Но Мод и не думала так скоро закругляться.
– Я уже сказала твоей бабушке, что мы с мужем рады пригласить тебя к нам завтра на ланч, – сообщила она, вынудив Джоселин остановиться возле ступенек. Агенты застыли по обе стороны от Джоселин. – Но Блисс сказала, что у тебя другие планы.
– Да, это так. Может, в другой раз получится, – отозвалась Джоселин без особого энтузиазма.
– Прекрасно, – произнесла Мод, услышав в ее ответе нечто большее, чем та намеревалась сказать. И, помахав на прощание рукой, проскользнула в «Мерседес».
Декстер поспешил захлопнуть за ней дверцу и важно зашагал к дому. Джоселин машинально дождалась его. Лицо Декстера напоминало морду бульдога: уголки губ строго опущены вниз, щеки складками опустились до шеи так, что стали похожи на челюсти.
Джоселин поцеловала era в щеку. И это вовсе не было обычным жестом признательности, выраженной прислуге на людях в соответствии со строгими правилами, которые Декстер принял много лет назад.
– Рада видеть тебя, – искренне сказала она, в то время как Декстер открывал перед ней дверь. – Я уже давно не проводила выходные в Редфорд Холле.
– Да. – Он растянул слово на британский манер, вложив в него совершенно другой смысл. – Жаль, что вы не можете остаться дольше, чем на выходные.
В его колком взгляде чувствовалось порицание, на что Джоселин могла только улыбнуться.
– Я уверена, что замечательно проведу здесь время, не так ли?
– В самом деле. Ведь кто знает, когда – если вообще когда-нибудь – вы вернетесь сюда снова. – Он осознанно придал тону своего голоса зловещий оттенок.
– Ты такой паникер, Декстер, – хихикнула Джоселин и вошла в просторный холл, откуда наверх вела величественная лестница из полированного дуба.
Она имела единственный консольный пролет, где разделялась на две другие лестницы.
– А где Гаг?
– Мадам ожидает вас в солнечной гостиной. – Так громко он называл одну из самых маленьких комнат с окнами в парк.
Предоставив Декстеру заботы о багаже и охране, Джоселин пересекла холл с полом из мраморной мозаики и завернула в боковой коридор. Когда она вошла в солнечную гостиную, бабушка суетилась возле наклонившегося бостонского папоротника и что-то бормотала себе под нос.
– Ты разговариваешь со своими растениями, Гаг? – удивилась Джоселин, больше не в силах сдерживать чувство юмора ни на минуту. Она слишком сильно нервничала, и в ней было слишком много энергии, чтобы его утаивать.
Выпрямившись в безупречную позу, Блисс отвернулась от папоротника. И даже в широких брюках и длинном струящемся жакете поверх простой водолазки ей удавалось выглядеть по-царски.
– В данный момент да. Я говорила этому больному папоротнику, что если он не выздоровеет в ближайшее время, то я его выкину. – Она взглянула на Джоселин. – Куда делись твои тени?
– Я оставила их с Декстером. – Джоселин вошла в комнату, которая казалась веселой, благодаря приятному желтому цвету стен и узорчатой обивке мебели в пастельных тонах.
– Пусть разговаривают на кухне, как обычно. Если нам повезет, мы не увидим их до того, как тебе придет время возвращаться в Белый дом. – И бабушка скрестила пальцы на удачу.
– Будем надеяться, – согласилась Джоселин. – Угадай, кто меня поприветствовал, когда я подъехала к дому?
– Мод только зря потратила так много времени, ожидая тебя снаружи, не так ли? – Блисс высказала догадку, состроив при этом еле заметную гримасу отвращения.
– Вот именно, – поддержала бабушку Джоселин.
– Я потеряла целых двадцать минут, чтобы выставить ее за дверь. Иногда эта женщина просто отказывается понимать намеки, – поделилась Блисс с нотками раздражения в голосе. – Не знаю, почему я терплю ее шумное поведение?
– Посмотри правде в глаза, Гаг! У тебя доброе сердце! – Джоселин в беспокойстве приблизилась к стеклянной двери балкона, выходящего в сад.
– Нервничаешь? – угадала бабушка и пристально посмотрела на внучку изучающим лукавым взглядом.
– Есть только один способ успокоиться. – Джоселин вздохнула, но этот вздох не облегчил ее внутреннего напряжения.
– У тебя, случаем, не замерзли ноги? – спросила с порицанием Блисс.
– Нет, нет. – Джоселин отвернулась от окна и криво улыбнулась. – Хотя, мне кажется, Декстер хочет, чтобы я сильно заболела.
Но бабушка отвергла эту мысль:
– Не обращай внимания на этого старика. Он слишком консервативен. Честь для него превыше всего. Поверь мне, он нам очень полезен.
– Декстер? – Джоселин засомневалась, что они имеют в виду одного и того же человека.
– Да. – И бабушка улыбнулась лучезарной улыбкой победителя.
– Как тебе удалось его убедить? – удивилась Джоселин. Она была убеждена, что Декстер относится к той категории людей, которые если уж вобьют себе что-то в голову, то ничто не заставит их изменить своего мнения.
Блисс села в одно из удобных кресел с высокими спинками.
– А я его ни в чем не убеждала. За меня это сделали Одри Хепберн и Грегори Пэк.
– Погоди минутку. Что ты сказала? – Джоселин помотала головой, не понимая смысла бабушкиного ответа.
– Одри Хепберн и Грегори Пэк из фильма «Римские каникулы». После того как Декстер умыл руки и напрочь отказался принимать участие в твоей маленькой затее, я попросила его отвезти меня в видеопрокат и взяла кассету с этим фильмом. Мы посмотрели его вечером в среду. – Она наклонила голову, изучая озадаченное выражение лица Джоселин. – Ты ведь видела этот фильм?
– На самом деле даже никогда не слышала о нем. – Джоселин прилегла на мягкую софу и внимательно посмотрела на бабушку.
– Как все запущено! Это же классика, Джоселин. Это первая роль Одри Хепберн, – добавила она. – Она там играет принцессу, прибывшую в Рим с официальным визитом из какой-то маленькой страны. Но ее утомили бесконечные церемонии, протокол и заученные речи. Как и ты, принцесса мечтала хотя бы на один день стать обычным человеком, смеяться и петь, осматривать достопримечательности. Она убежала из дворца, или, может, это была вилла; не знаю точно. И одним из первых, кого встретила оказался Грегори Пэк. Он играет циничного репортера, – пояснила Блисс, затем замолчала и улыбнулась. На ее щеках появились ямочки, а глаза засверкали озорным блеском. – Но об этом излишне упоминать, правда? Как много репортеров ты знаешь, которые не страдают избытком цинизма?
– Немного. – По правде сказать, Джоселин не вспомнила ни одного, чьи суждения не имели бы циничного оттенка.
– Во всяком случае, Грегори Пэк узнает принцессу и понимает, что это будет сенсация. Он приглашает своего друга фотографа, который сопровождает их по городу и фотографирует. Но, разумеется, к концу дня он в нее влюбляется, а она в него. Но у принцессы свои заботы и обязанности. Поэтому она возвращается во дворец, а Грегори Пэк плачет. – Блисс закончила свой рассказ и вздохнула. – Это поистине сказочная история, легкая, веселая, очень теплая и трогательная.
– Надо полагать, если она так повлияла на мнение Декстера.
– Декстер только с виду такой скряга, милая. В душе он настоящий романтик. – Блисс бросила острый взгляд через дверной проем, ведущий в холл, и жестом предложила Джоселин сделать то же самое. Затем нагнулась вперед и перешла на шепот, хотя поблизости не было никого, кто мог бы их подслушать: – Знаешь, Декстер питает надежду, что и ты встретишь Грегори Пэка во время твоих маленьких каникул.
Джоселин моментально отреагировала:
– Тебе не кажется, что он немного староват для меня?
Блисс запрокинула голову и громко рассмеялась.
– Ты абсолютно права, – произнесла она, пытаясь контролировать свое веселье и слегка касаясь кончиком пальца своих влажных глаз. – Он больше подходит мне, правда? Грегори Пэк – одна мысль о чем заставляет мое сердце учащенно биться.
– Гаг! – Джоселин сделала вид, будто она шокирована, чтобы скрыть свое удивление.
– Ты находишь это забавным? – Блисс ухмыльнулась, показавшись скорее мудрой, чем обиженной. – Милая, полюбить никогда не поздно. Даже в восемьдесят три твое сердце сможет трепетать перед мужчиной. Может быть, и в девяносто три! Я скажу тебе, если со мной это произойдет.
– Гаг, ты настоящее сокровище, – абсолютно искренне восхитилась Джоселин.
– Все старики такие, – с веселой уверенностью заявила бабушка. – К сожалению, большинство людей замечают только седые волосы, морщины и не понимают, что внутри этих людей спрятано золото. Просто оно прикрыто толстым слоем прожитых лет. К слову о сокровищах. – Блисс встала с кресла. – Пойдем посмотрим, что я для тебя купила. Я спрятала все покупки в своей комнате. Агенты не удивятся ничему, что обнаружат в моих чуланах. Быть чудачкой – одно из преимуществ старости.
В этот момент Джоселин задумалась. Она представила, как было бы замечательно, если бы ей не нужно было давать объяснения своим поступкам и судить о них. Но бабушка уже увлекла ее из комнаты, не оставив времени на пустые размышления. И она поспешила за ней вверх по лестнице.
Поднявшись на второй этаж, они увидели Декстера, который вышел из комнаты, когда-то принадлежавшей хозяину дома. Сейчас это была комната для гостей, и именно в ней находилась потайная лестница.
– Мисс Джоселин, ваш багаж в вашей комнате, – сообщил он очень формальным тоном. – Вы хотите, чтобы я распаковал ваши вещи?
– Нет, я это сделаю…
Но прежде чем Джоселин успела закончить фразу, ее прервала бабушка:
– Багаж может подождать, Декстер. Я как раз собиралась показать Джоселин кое-что из наших ценных покупок. – Она произнесла это почти самодовольным веселым тоном.
Он вздрогнул, как будто эта новость причинила ему боль:
– Жаль, что вы считаете их таковыми, мадам.
Прикрыв рот ладонью, так чтобы ее слова не долетели до Декстера, Блисс поведала внучке:
– Он их не одобряет, милая.
– Я так и думала, – ответила та, но эта новость вдруг ее расстроила.
Блисс Уэйкфилд отличалась безупречным вкусом. И, тем не менее, в ее комнате стояла бронзовая статуя Венеры Милосской с циферблатом на животе.
– Подождите, вы их еще не видели. – Декстер высказал свою суровую критику, высоко приподняв брови. – Они абсолютно никуда не годные.
– Ерунда. Они замечательные. – Блисс в возмущении кивнула головой и пошла впереди всех.
– Не забудьте, – пробормотал Декстер на ухо Джоселин, пока они шли за бабушкой, – я вас предупредил.
Джоселин вообразила себе красную кожаную юбку, открытые кожаные туфли на высоченном каблуке и белое потрепанное пальто из искусственного меха. И с этими мыслями вошла в спальню. Она изо всех сил старалась убедить себя, что бабушке никогда и в голову не пришло бы одеть ее как продажную женщину, но ей достаточно было просто засомневаться, чтобы немного забеспокоиться.
Интерьер комнаты был уютным. Стены оклеены обоями ярко-голубого цвета с золотыми узорами. Но хватало лишь причудливых штрихов, как, например, Венера с часами на животе, чтобы невозможно было угадать, кто здесь обитает.
– Что именно ты мне купила, Гаг? – Джоселин уставилась на голубой светильник на ночном позолоченном столике.
Декстер осторожно закрыл за ними дверь, и они остались втроем.
– Ты не должна позволять Декстеру влиять на твое мнение, Джоселин. – Блисс открыла дверь огромного чулана и исчезла в его глубине. Ее голос стал звучать приглушенно. – Если бы я его слушала, то твой гардероб состоял бы из одежды точь-в-точь как в «Римских каникулах»: длинных платьев и накрахмаленных нижних юбок.
Декстер проявил такт, слегка покраснев:
– Ну что вы, мадам. Мне прекрасно известно, что накрахмаленные юбки вышли из моды.
– Однако ты до сих пор носишь носки пятидесятых годов. – Бабушка высунула седую голову из чулана, и ее глаза округлились в предвкушении новой идеи. – А может, нам устроить маскарад? Это было бы весело.
– Моя одежда, Гаг? – не выдержала Джоселин, ее любопытство достигло высшей точки.
– Заходи. – Блисс нырнула обратно в чулан, и затем последовало шуршание бумажных пакетов.
Уловив этот звук, Декстер презрительно фыркнул:
– Мне кажется, вам следует знать, мисс Джоселин, – мадам купила все эти вещи в секонд-хенде.
– Но только не парики. – Блисс вышла из чулана, держа в руках две шляпные коробки и коричневый бумажный пакет. – Это абсолютно новые модели, причем высшего качества.
– Парики! – Джоселин обратила внимание на множественное число, в то время как бабушка свалила вещи кучей на свою кровать. – Ты купила несколько париков?
– Конечно. – Она открыла одну из коробок и вынула оттуда парик с длинными волосами светло-рыжего оттенка, точь-в-точь как у Джоселин. – Этот останется на манекене, который сейчас стоит в чулане. Не вижу никакого смысла вытаскивать его оттуда.
Джоселин уставилась на нее, сморщив лоб в изумлении.
– Извини, наверное, я что-то упустила. Что ты собираешься делать с манекеном и этим париком?
– Я надену на манекен твою пижаму и положу его в кровать, разумеется, просто для подстраховки. В случае, если кто-нибудь из твоих верных псов будет настаивать на том, чтобы заглянуть в твою комнату, дабы удостовериться, что ты действительно там.
И они увидят твои волосы и, может быть, руку, выглядывающую из-под одеяла.
– Отлично! – Джоселин одобрила эту хитрую идею.
– А этот, – Блисс положила рыжий парик обратно в коробку и достала другой, – для тебя.
Это был парик темно-каштанового цвета с кудряшками, ниспадающими до плеч, и густой челкой – почти такой, как и представляла себе Джоселин. Она подошла к зеркалу и надела его.
Перемена в ее зеркальном отражении оказалась мгновенной и разительной. Благодаря темным локонам, обрамляющим лицо, карие глаза стали казаться почти черными, в то время как завитки и квадратная челка вообще изменили лицо.
– Я совсем на себя не похожа. – Джоселин с изумлением уставилась на свое отражение. Проигнорировав рыжие волосинки, выглядывавшие кое-где из-под парика, она сосредоточила внимание на своем образе в целом.
– И будешь еще меньше похожа, после того, что мы с тобой сделаем, – пообещала Блисс.
Джоселин отвернулась от зеркала, от ее сомнений не осталось и следа.
– Это сработает, Гаг. Меня никто не узнает. Никто! – В течение минуты она ликовала, потом внезапно спросила: – А что еще ты собираешься со мной делать?
– Под эти волосы тебе нужен более темный макияж. Одного взгляда на твою чистую кожу достаточно, чтобы понять, что ты в парике. – Блисс вынула из коричневого бакалейного пакета маленький сверток. – Вот я купила для тебя кое-какую косметику. Правда, она больше напоминает краску для боди-арта.
– Боди-арта? Тебе не кажется, что это зашло слишком далеко? – Джоселин с подозрением посмотрела на сверток.
– Милая, но мы же не можем раскрасить твое лицо и при этом ничего не сделать с руками или другими неприкрытыми частями тела, – пояснила бабушка. – Но не переживай, мне сказали, что все легко смывается водой с мылом.
– Она купила это в театральной лавке, – вмешался в разговор Декстер, с упреком глядя на свою хозяйку. – Сказала им, что приглашена на бал-маскарад в честь Дня благодарения и собирается нарядиться индианкой.
Блисс не заставила себя ждать с ответом.
– Он обиделся, потому что про него я сказала, что он нарядится главным консерватором.
Слушая с улыбкой этот обычный обмен любезностями, Джоселин сняла каштановый парик и разгладила рукой свои волосы.
– Даже боюсь спросить, что я надену под этот парик. Надеюсь, не оленью шкуру с бусами? – пошутила она.
– В оленьей шкуре ты будешь слишком заметна в толпе, – хихикнула Блисс.
– Это утешает, – выдохнула Джоселин, в то время как ее бабушка снова сунула руку в коричневый пакет.
– В секонд-хенде я купила для тебя вот это. – И она достала бирюзовый тренировочный костюм с вертикальными белыми полосами на каждой штанине и с такой же горизонтальной полосой на груди курточки. Костюм выглядел несколько поношенным.
– Он чистый, – поспешил сообщить Декстер. – Я все сразу же выстирал, как только мы вернулись в Редфорд Холл.
– Спасибо, Декстер. – Джоселин удивил и растрогал одновременно его поступок. – Это было очень обдуманно с твоей стороны.
– Не все люди аккуратны. – Его зрачки вспыхнули, когда он посмотрел на костюм. – Мы же не знаем, что за люди носили эту одежду. Лично я считаю, что вам лучше купить новый спортивный костюм.
Но Блисс категорически отвергла это предложение:
– Новая одежда не менее подозрительна, чем оленья шкура.
Подойдя ближе, Джоселин внимательно осмотрела костюм критическим взглядом.
– Мне кажется, он слишком большой для меня, Гаг.
– Он не будет таким, когда мы наполним его набивочным материалом, – произнесла она беззаботно.
– Набивочный материал? Зачем мне какая-то набивка? – Джоселин поморщилась от одной этой мысли.
– Чтобы сделать тебя чуть полнее и тяжелее, конечно. – Блисс снова нырнула в пакет и вытащила оттуда длинные подштанники, утолщенные в области бедер, ягодиц, и толстый пояс шириной в двадцать сантиметров, чтобы обвязать им талию.
Джоселин отпрянула назад, замотав головой:
– Мне не нужно этого, Гаг!
– Конечно, тебе это нужно, милая. Мужчина не посмотрит дважды на толстую короткую женщину, совершающую пробежку. Но обязательно заметит высокую и стройную, как ты. А нам не надо, чтобы кто-то смотрел на тебя дважды, когда ты покинешь этот дом. – И она передала Джоселин подштанники для более близкого изучения. – Это обеспечит тебе полную маскировку. Изначально они предназначались худому актеру, игравшему Санта-Клауса, но я немного вынула из них поролона, сделав тоньше.
– Спасибо. – Джоселин взяла подштанники и приложила их к себе. – Дай-ка я угадаю, их ты тоже купила в театральном магазине?
Блисс буркнула «угу» и принялась за изучение новой полноты, которую приобрела Джоселин с помощью подштанников.
– Ни один человек – даже твой отец – не сможет тебя узнать, когда мы закончим маскировку! Но тебе надо будет также проявить немного актерских способностей, Джоселин. Просто переодеться недостаточно, надо создать другой образ! Повернись-ка спиной; изобрази одышку; выдохни, – командовала Блисс. – И что бы ты ни делала, не поднимай так высоко голову, это так же бросается в глаза, как и цвет твоих волос.
– Откуда ты все это знаешь, Гаг? – Джоселин в изумлении смотрела на бабушку, увидев в ней новую сторону, о существовании которой раньше даже не подозревала.
– Совсем юной я всерьез подумывала о карьере актрисы, – призналась Блисс, и глаза ее весело сверкнули, когда Джоселин издала удивленный возглас. – Я воображала себя второй Таллулой Банкхед, то есть это когда я не видела себя Маэ Вест. – Тут она встала в знаменитую позу этой актрисы: одно бедро в сторону, рука, держащая длинную воображаемую сигарету, поднята вверх. И, сложив губы в сексуальную улыбку, произнесла знаменитую фразу: – «А почему бы вам как-нибудь не навестить меня?»
Подражание было просто безупречным, и тем смешнее оно выглядело в исполнении этой благородной женщины. Джоселин прикрыла рот рукой, не в силах сдерживать хохот.
Только высокомерного Декстера это ничуть не удивило и не развлекло.
– Мадам, вы не будете выглядеть более нелепой, если изобразите Бетти Буп.
– Ты не знал меня в молодости, Декстер, – заявила Блисс высокомерно. – Я была энергичнее всех энергичных. В джазе и чарльстоне мне не было равных. Я могла танцевать без устали все дни недели, «буп-буб-и-туп» и все танцы.
Пока бабушка, сама себе подпевая, показывала, как надо танцевать чарльстон, мысли Джоселин вернулись к ее обещанию что-то с ней сделать.
– Подожди минутку, Гаг. Что ты хотела со мной сделать? Что еще ты купила в этой театральной лавке? – Она бросила утолщающие подштанники на кровать и подошла к пакету. – Неужели нос как у Барбары Стрейзанд?
– Разумеется, я не купила тебе накладной нос. – Эта идея показалась Блисс нелепой. – Чтобы одурачить кого угодно, достаточно и макияжа.
– Это утешает, – язвительно промолвил Декстер.
– А где же остальная одежда? – Кроме пары кроссовок для бега и пары носков Джоселин больше ничего в пакете не нашла. – Неужели ты думала, что я буду носить этот костюм все выходные!
– Конечно нет! Этот спортивный костюм тебе нужен только для того, чтобы выбраться из Редфорд Холла, не вызвав подозрений, – объяснила Блисс. – Остальная одежда вместе с туалетными принадлежностями лежит в самсонитовом чемодане в камере хранения на центральной автобусной станции.
– На автобусной станции? – Джоселин подумала, не совершила ли она ошибку, доверив бабушке все приготовления.
– Это лучший вариант. Люди не совершают пробежки с чемоданами в руках. Во всяком случае, в этом районе. Для аэропорта ты тоже одета неподходящим образом. Но на автостанции таких полно. Поверь мне, я знаю. Декстер возил меня туда специально, чтобы удостовериться.
Это было вполне логично. И, не найдя аргументов для возражения, Джоеелин спросила:
– А где эта автостанция?
– На Первой Северо-Восточной улице, на углу Эль, я думаю, – ответила Блисс рассеянно.
– Сомнительный район, – с подозрением вставил Декстер.
– Я нахожу его интересным и разнообразным, – с упреком возразила бабушка, одарив Декстера сахарной улыбкой.
Тот недовольно фыркнул:
– Я жалею, что отвез вас туда утром, а не вечером. Увидев этот район под покровом ночи, вы, возможно, были бы другого мнения.
Ее уверенность немного пошатнулась. Но, быстро сосредоточившись, Блисс отвергла его замечание и, чуть приподняв подбородок, произнесла:
– Пусть будет таким, какой он есть. Сумка все равно уже в камере хранения, и поздно перевозить ее в другое место.
– А как я доберусь до автостанции? – спросила Джоселин с беспокойством. – Ты же не думаешь, что я должна бежать всю дорогу?
– Думаю, что можешь и пробежаться при желании, – небрежно пожала плечами Блисс. – От Редфорд Холла до ближайшей подземной станции пять – десять минут. Ты можешь поехать на метро хотя бы до станции Юнион.
– На метро?.. – задумчиво протянула Джоселин, заинтригованная этой идеей. – Я еще никогда не ездила в метро.
– О! Тебе понравится! – уверенно заявила бабушка.
Джоселин удивленно посмотрела на нее:
– Только не говори, что ты ездила в метро.
– Да, как раз в прошлую среду. Когда задумала спустить тебя в метро, Декстер настоял на том, чтобы сначала мы сами все проверили. – Блисс сложила ладони и прошептала внучке на ухо: – Ты знаешь, он волнуется, что тебя могут ограбить.
– Я слышал множество страшных историй, происходящих на подземных железных дорогах, мадам, – заявил в свою защиту Декстер.
– Это не о нашем метро, – резко заметила Блисс и успокоила Джоселин: – Ты увидишь, оно, на удивление, чистое и безопасное. И никто не просит милостыню. Я расспросила несколько человек из других городов, которые пользуются метро, и они сказали, что спуститься в наше метро – это все равно что умереть и подняться на небеса. – Она взяла Джоселин за руку и сообщила: – Между прочим, я заставила Декстера купить тебе проездной на один день. Он действителен на неограниченное число поездок.
– Это хорошо, но… остальная одежда, которую ты купила для меня и которая лежит в чемодане на автостанции… – начала осторожно Джоселин, взглянув на подштанники.
– Что, милая? – спросила бабушка.
– Я хотела уточнить, что ты еще для меня купила? Надеюсь, ничего похожего начато? – Она указала большим пальцем на кровать, где лежали костюм и подштанники.
– К сожалению, остальные вещи вполне обычные, – поведала Блисс с неподдельным сожалением. – Коричневые вельветовые джинсы, бесформенный светло-коричневый свитер, бежевая водолазка и довольно потрепанная клетчатая куртка. Ну, конечно, пижама, чистое нижнее белье и хорошие ботиночки.
– Ничего из этого не нужно набивать? – спросила Джоселин, сомневаясь, какой будет ответ.
– О Боже, нет! – расхохоталась бабушка. – Если выходные будут такими жаркими, как предсказывают, то ты поджаришься!
– Слава Богу, – выдохнула Джоселин с облегчением.
– И еще… – Блисс снова порылась в пакете. – В дополнение к этим кроссовкам и носкам я купила тебе одну из таких сумок, которые прицепляют на талию. Ее длина регулируется, поэтому ее можно повесить даже на толстую талию. После того как заберешь свои вещи из камеры хранения, ты проскользнешь в дамскую комнату и переоденешься.
Она передала Джоселин кожаную сумочку. – Тебе могут понадобиться наличные деньги. Они там во внутреннем отделении на молнии вместе с проездным билетом. Еще там есть карманчик, в котором лежат ключи от потайной двери, ведущей на лестницу и в туннель.
Достав ключи, Джоселин снова почувствовала безудержную радость, охватившую ее от прикосновения к холодному металлу.
– Ты, разумеется, их проверила?
– О да! Я заставила Декстера сделать это до прихода Гарриэт, – сообщила бабушка, имея в виду женщину, приходящую готовить и убираться. – Видела бы ты, как он собирался спуститься в туннель, чтобы вымести паутину! Нарядился точно пчеловод для проверки своих ульев!
Джоселин улыбнулась, представив эту картину.
– Спасибо, Декстер, за то, что ты это сделал.
– Пожалуйста. – Он наклонил голову в знак признательности, затем бросил острый взгляд на свою хозяйку и фыркнул: – Приятно сознавать, что кто-то ценит мои старания.
– Декстер, я всегда ценю твои старания, – высокомерно произнесла бабушка и позволила себе слабо улыбнуться. – Просто иногда меня очень забавляет то, каким образом ты их совершаешь.
– Забавляет?! – возмутился Декстер.
– Не кипятись, – хихикнула Джоселин, – она говорит это, чтобы позлить тебя.
В тот самый момент, когда Джоселин хотела положить барсетку обратно в мешок, ее пальцы наткнулись на какой-то угловатый, продолговатый предмет, лежащий в одном из отделений.
– Что это? – пощупала она его пальцами через кожу и расстегнула молнию.
– Мобильный телефон, – пояснила бабушка. Джоселин вынула его из барсетки и спросила почти со злобой:
– Зачем он мне? – Ей показалось, что ее снова хотят посадить на поводок, с которого она пыталась сорваться.
– Это идея Декстера. – Блисс дала ему право все объяснить.
– Мисс Джоселин, в случае чрезвычайного происшествия мы должны иметь возможность связаться с вами, чтобы вернуть обратно, – угрюмо сообщил Декстер. – Телефон – лучшее средство для этого.
– Но этого слишком много, чтобы побыть свободной всего лишь один день, – жалобно пробормотала Джоселин.
– Джоселин, я обещаю, что мы побеспокоим тебя, только если случится что-нибудь действительно ужасное! – Блисс взяла из ее рук телефон, барсетку и положила его в отведенный для него кармашек. – А в остальное время забудь о его существовании. Если все сложится удачно, он тебе не понадобится, правильно?
– Правильно. – Джоселин улыбнулась, немного застыдившись.
– Когда вы приступите к осуществлению вашего плана? – поинтересовался Декстер. – Вы уже решили?
– Да, – кивнула Джоселин. – Начну завтра утром.
Что-то ей подсказывало, что этой ночью она заснет очень быстро.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Столичные каникулы - Дайли Джанет



милая сказочка:)
Столичные каникулы - Дайли Джанетeris
30.08.2011, 10.22





Милая сказка) Как раз то, что нужно почитать перед Новым годом)
Столичные каникулы - Дайли ДжанетЕлена
26.12.2013, 19.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100