Читать онлайн Под сенью виноградных лоз, автора - Дайли Джанет, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под сенью виноградных лоз - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под сенью виноградных лоз - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под сенью виноградных лоз - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Под сенью виноградных лоз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Такси свернуло на ближайшую к тротуару полосу движения и затормозило перед Трамп-Тауэр на Пятой авеню. Келли расплатилась, прибавив щедрые чаевые, и, выйдя из машины, окунулась в душную атмосферу летнего вечера. Подняв глаза, она немного замешкалась, созерцая архитектурное чудо из мрамора и стекла, вздымавшееся на высоту шестидесяти восьми этажей.
Она все-таки приехала, откинув последние сомнения и уделив особенное внимание своему туалету. Необходимо произвести хорошее впечатление, сказала она себе, все-таки теперь она – телеведущая программы центрального канала и неофициальная хозяйка приема, затеянного Хью. Но она лгала себе. Элегантная, модная одежда придавала ей уверенности. Разве можно испытывать комплекс неполноценности в туалете от Калвина Клейна?
Поверх короткого кружевного платья цвета старого золота, от изысканной простоты которого просто дух захватывало, Келли набросила золотистое атласное пальто, расширенное книзу, с узкими рукавами и стоячим воротником. Мягкие изящные золотые туфельки на высоком каблуке и сверкающие каскады камней в золотой оправе в ушах должны были добавить ей еще больше уверенности.
Сознавая свою привлекательность, Келли ступила в вестибюль здания, стены и пол которого были отделаны мрамором абрикосового цвета.
Шум бьющего фонтана мгновенно заглушил все городские звуки. Человек из охраны проводил ее к частным лифтам, которые развозили пассажиров по роскошным апартаментам, расположенным выше торгового комплекса на нижних этажах. Лифт быстро поднял ее на шестидесятый этаж.
За дверями квартиры Хью, вернее, двух квартир, перепланированных в одну громадную, слышались голоса – прием был в разгаре. Стараясь успокоиться, она сделала глубокий вдох и позвонила.
Почти мгновенно дверь открыл одетый в ливрею лакей из специально нанятого на вечер обслуживающего персонала. Он тут же узнал ее.
– Добрый вечер, мисс Дуглас. – Распахнув дверь шире, он отступил, пропуская ее внутрь.
– Добрый вечер. – Келли передала ему пальто и перед тем, как устремиться на шум голосов, перебросила через плечо цепочку вечерней сумочки.
В гостиной, длина которой составляла не менее сорока двух футов, она остановилась, переводя дух. Одна стена комнаты была целиком из стекла, раздвинутые тонкие шторы не скрывали огней ночного города. Это была типичная нью-йоркская квартира, современная по своему оформлению и духу, островок спокойствия и порядка в напряженной жизни города за окном.
Но сейчас, подумала Келли, гостиную не назовешь островком спокойствия – большинство приглашенных расположилось именно здесь. Люди сидели, стояли, переходя от одной группы к другой. Здесь были собраны сливки общества, знаменитости, политики, могущественные дельцы, богачи, влиятельные люди и, конечно же, виноделы, вознесенные волшебной силой вина в ранг полубогов и высоко почитаемые в некоторых кругах вроде этого.
Официант в белом кителе остановился около нее с подносом с копченой лососиной и канапе со шпинатом. Келли вежливо отказалась, в это время ее заметил Хью и тут же подошел, поцеловав в щеку.
– Ты опоздала, – сказал он, вдохнув запах ее волос. Сегодня Келли распустила их, и они густой волной падали на ее плечи в тщательно продуманном беспорядке.
– Лучше поздно, чем никогда, – отшутилась она.
– Возможно. Как прошли проводы? Вкусный был торт?
– Очень вкусный, но еще лучше была выскочившая прямо из него фигурка обнаженного мужчины, – ответила Келли с невозмутимостью девушки, которая не покраснеет ни при каких обстоятельствах. – Ребята говорят, что торт с подобным сюрпризом помогает решать полюбовно многие спорные дела известных фирм. Но я сомневаюсь.
– Почему? – Хью смотрел на нее с любопытством.
– Вид у него не очень-то боевой. Может, я не очень разбираюсь в спортивной терминологии, но, по-моему, бойцовских качеств у него маловато.
Рассмеявшись, Хью подозвал взглядом проходившего мимо официанта.
– Что будешь пить?
– А вина нет совсем? – На подносе не было ни одного бокала.
Хью недоуменно изогнул брови.
– В этом обществе? Разве это возможно! Какую бы марку я ни предпочел, кто-нибудь обязательно окажется в обиде. А выставлять все содержимое своего погреба, превращая квартиру в дегустационный зал, я не намерен. Наилучшим решением вопроса мне показалось – подать коктейли. Во всяком случае, практичным.
– Тонкий и дипломатический ход.
– Пожалуй, – согласился Хью со своим обычным обворожительным высокомерием.
– Сок лайма, разбавленный газированной водой, – сказала Келли официанту. Тот поклонился и отошел. – А теперь скажи, – проговорила она, склонившись к Хью и понизив голос, – с кем мне тут надо познакомиться, а с кем необязательно? – Говоря, она скользила взглядом по гостям, напряженно ожидая момента, когда ей вновь придется посмотреть в глаза Кэтрин Ратледж и ее внуку.
Хью улыбнулся несколько самодовольно и внимательно осмотрел собравшихся.
– Это сборище – находка для писателя типа Агаты Кристи. Жаль, что этой достойной леди больше нет в живых. – Он покосился на Келли. – На мою незатейливую вечеринку слетелись все – не только Кэтрин Ратледж и барон Фужер, но и Гил Ратледж. Ситуация, как говорится, накаляется.
– Надеюсь, скандала не будет.
– Интересная мысль, – одобрил он. – К сожалению, они для этого слишком хорошо воспитаны.
– Хью, ты невозможен. – Но она от души рассмеялась.
– Согласен. – Официант принес сок. Хью осторожно взял стакан с подноса и подал Келли. – Ты знакома с Гилом Ратледжем?
– Нет. Знаю его только по слухам. А где он?
– Вон стоит. – Хью незаметно кивнул в сторону седовласого мужчины, беседующего в углу с двумя гостями. – Пойдем, я представлю тебя.
Взяв Келли под руку, Хью бережно провел ее, словно лоцман, между собравшимися к Гилу Ратледжу. Если бы Келли не знала, что перед ней сын Кэтрин, она ни за что бы не догадалась. Но легкое сходство все-таки присутствовало: та же копна седых волос, тот же тип классической красоты, только у матери – более женственный. Келли догадывалась, что Гилу уже за шестьдесят, но он так же, как и мать, выглядел значительно моложе своих лет. Доставшиеся в наследство от матери голубые глаза, взгляд которых так же, как и у нее, мог в случае недовольства становиться ледяным или, напротив, излучать тепло и обаяние.
Однако сыну недоставало благородной сдержанности матери, некоей ауры врожденного величия. Гил был более открытым человеком – энергичный, напористый, яркий и очень обаятельный. Заметив, что к нему идут, он шагнул к ним навстречу со своей обворожительной улыбкой.
Опередив Хью, он первый протянул руку.
– Мисс Дуглас… – Без всякой нарочитости, изящным, естественным жестом поднес ее руку к губам. – Получил большое удовольствие от вашего выступления по телевидению сегодня.
– Вы очень добры, мистер Ратледж. – Келли было интересно знать, что он думает об интервью на самом деле, но задавать такой вопрос было бы бестактностью.
– Вы слишком уж скромничаете, – произнес Гил, не выпуская ее руки. – И зовите меня просто Гил.
– А меня Келли, – ответила она на его любезность.
– Келли. – Он широко улыбнулся. – Полагаю, не только я признаю ваш талант. Иначе телевизионное начальство не предложило бы вам стать ведущей новой программы.
– Этим я обязана Хью.
– Не верьте ей, – отозвался Хью.
– Я и не собираюсь, – весело подхватил Гилберт и затем, повернувшись к мужчине, стоящему слева от него, произнес: – Келли, разрешите представить вам моего сына Клея.
Обаяние личности Гила, его манер были настолько велики, что Келли до этого момента и не обращала внимания на стоящего рядом мужчину. А он – от русых волос на голове до кончиков лакированных итальянских туфель – был тем, кого называют «красавец-мужчина», голливудский герой-любовник. Бронзовый калифорнийский загар, оценивающий взгляд голубых с поволокой глаз, красивый чувственный рот. Он, несомненно, унаследовал обаяние отца, но другого свойства – оно было более приглушенное, интимное.
– Здравствуйте, мистер Ратледж. – Приветливо улыбаясь, Келли протянула Клею руку.
– Прошу, зовите меня Клей. – Он не поднес ее руку к губам, как отец, а просто легко пожал. Теплое, чувственное прикосновение.
– Хорошо, Клей. – Она поймала на себе его одобрительный взгляд.
В былые времена его внимание польстило бы ей, от его улыбки, красоты, прикосновения его руки голова могла бы пойти кругом. Но, работая на телевидении, особенно в Нью-Йорке, она привыкла к встречам с разными знаменитостями – политиками, руководителями разных рангов. Все они с блеском умели льстить и притворяться и прибегали к любым средствам, чтобы добиться желаемого.
– Примите мои поздравления с повышением, – продолжал Клей. – Теперь, когда мы знакомы, буду следить за вашими передачами.
Для Клея встреча с новой женщиной была каждый раз вызовом. Они, вернее, победы над ними, стали его страстью, манией. Стоило ему увидеть эту стройную, великолепно сложенную женщину, эти струящиеся, темные с золотым отливом волосы, как в нем тут же пробудился охотничий азарт, он весь напрягся, как породистый пес при виде дичи.
– Очень надеюсь на это, – спокойно ответила она. – Чем больше зрителей, тем выше рейтинг передачи. А значит, больше шансов на успех.
– У меня предчувствие, что ваша программа будет иметь грандиозный успех. – Он загадочно улыбнулся, словно знал нечто, известное только ему.
– Все, кто к ней причастен, сделают для этого все возможное. – Келли поблагодарила его еще одной улыбкой.
Она вежливо улыбалась, приветливо смотрела. Однако за внешней сдержанностью ощущалось скрытое напряжение, некая сила, вызывавшая в Клее жгучий интерес. Втягивая Келли в непринужденную беседу, он хотел вызвать ее на откровенность, пытаясь сыграть на ее гордости, тщеславии, амбициях или на романтических идеалах, он наблюдал за ее реакцией, которая подсказала бы ему путь к ее сердцу.
Клей никогда не торопил события, понимая, что этим можно все испортить. Поэтому, когда Хью Таунсенд, взяв Келли под руку, попросил их извинить – ему надо было познакомить Келли с другими гостями, – Клей воспринял это спокойно.
Он только проводил ее взглядом и, поворачиваясь к отцу, произнес:
– Умная, интересная женщина.
Тот скептически крякнул и, поднося ко рту стакан виски с содовой, пробормотал:
– Однако Кэтрин ее легко уделала. – Заключительная фраза Кэтрин «У вина «Ратледж-Эстейт» нет конкурентов» не давала ему покоя.
– Кстати, а где мадам?
– Да вон она. В окружении приближенных. – В голосе Гила Ратледжа звучали саркастические нотки; подняв стакан, он указал им в противоположную сторону гостиной.
Клей повернул голову и сразу же увидел свою бабушку. Она стояла – руки непринужденно сложены на груди, подбородок слегка приподнят – и что-то не говорила, а, казалось, вещала небольшой группе ловивших каждое ее слово людей.
Большинство женщин ближе к старости начинают питать слабость к дорогим украшениям, однако Кэтрин и здесь отличалась от других. Жемчужины в ушах и обручальное кольцо с бриллиантом – вот все, что она позволила себе.
Одета она была с изысканной простотой, выделяясь этим среди других дам в гостиной, и Клей не мог этого не заметить. Шарф всех оттенков розового, аметистового и цвета морской волны ниспадал с ее плеча, струясь по спине, как шлейф. Прямое платье цветного шифона почти касалось пола. Смотрелся этот наряд исключительно элегантно.
Клей незаметно от отца приветствовал ее.
– Не сомневаюсь, она думает, что сделка с бароном у нее в кармане, – пробормотал Гил.
– А разве не так? – равнодушно поинтересовался Клей.
– После моей встречи с бароном все может измениться. – Отхлебнув виски, Гил опустил стакан, выражение его лица стало решительным и даже суровым. – Нужно только открыть ему кое на что глаза.
– А именно?
– Рынок перенасыщен дорогими элитными винами. Предложение превышает спрос. Чтобы начать в этих условиях новое дело, необходима хорошо разработанная концепция сбыта, ловкие торговцы. У нас есть все: хорошая организация производства, необходимые средства, опыт. У нее этого нет: объем производства слишком мал. И не только это: не забывай, ей девяносто лет. Долго она не протянет. А без нее всему конец. «Ратледж-Эстейт» перестанет существовать.
– А про Сэма ты забыл? Гил презрительно фыркнул.
– Тряпка, как и его отец. Кэтрин, только она ведет дела «Ратледж-Эстейт», она единолично всем управляет. Не терпит никакого вмешательства. Компания чисто формально называется семейной. Что я и понял несколько лет назад, – с горечью произнес он, пальцы его сильнее сжали стакан.
– Все это так, – равнодушно отозвался Клей. Он уже не раз это слышал. Все, чего хотел отец, – закупить виноград у других владельцев, но бабушка стояла насмерть. Вино Ратледжей будет делаться только из собственного винограда.
У Гила и сейчас звучали в ушах ее слова.
– У нас из-под носа уплывала прибыль, а она и слушать меня не хотела. Даже когда я предложил выпускать вино с другой этикеткой – уперлась, и ни в какую. А другие виноделы делали такое сплошь и рядом. Но она ведь не такая, как все! Это же Кэтрин!
Гил замолчал, воспоминания нахлынули на него, и он неожиданно разъярился.
– Боже, чего только не было. В один год непрерывно лил дождь, и виноград недозрел, и что же ты думаешь?! Она весь его продала, чтобы упаси Бог не выпускать немарочное вино. Год пропал. И Джонатан с ней согласился. Он всегда был с ней заодно.
Гил бросил свирепый взгляд в сторону матери. Вечно вокруг нее вьются всякие людишки, смотреть тошно. Холодная, бессердечная стерва.
Ложь. Вся ее жизнь построена на лжи. Для нее семья – дешевая рабочая сила. И эта сказка, что во время «сухого закона» она делала вина для причастия. Еще одна ложь. Как и то, что она – жена, верная памяти мужа. Он-то никогда не забудет, в каком виде застал ее однажды – помада размазана, блузка расстегнута, грудь обнажена. И то, как она склонилась к нему и, крепко схватив, проговорила, сверкая глазами: «Никогда никому не говори об этом, Гил. Никому. Никогда. Ты понял?»
Непроизвольно он, как и тогда, быстро кивнул, испытав прежнее чувство потрясения и предательства. Он сдержал слово и никому ничего не сказал. Но и не забыл ничего.
– А вон там стоит в одиночестве Сэм, – лениво заметил Клей. – Пойду поздороваюсь со своим дорогим кузеном.
– Иди, – угрюмо проговорил отец и снова поднес стакан к губам.


Сэм стоял, привалившись к позолоченному пристенному столику в стиле Людовика XV. Пиджак небрежно расстегнут, одна рука – в кармане.
Он увидел, что к нему приближается Клей, и глотнул еще немного теплого пива, которое потягивал целый вечер. На Клея он смотрел без всякого интереса – они никогда не были друзьями, их отношения даже хорошими трудно было назвать. Поэтому Сэм и не подумал изображать на своем лице радость.
– Увидел, что ты пребываешь в одиночестве, и захотел составить тебе компанию, – приветствовал его Клей с улыбкой.
Такая улыбка могла бы покорить любую женщину без труда. И Сэм это знал. Он знал также, что за этой улыбкой ничего не стоит.
– Одиночество меня не тяготит, – ответил он, продолжая блуждать взглядом по комнате. Отыскав в гуще людей золотое пятно, он уже не сводил с него глаз.
Там стояла Келли Дуглас. Сэм увидел ее сразу же, как только она вошла в комнату, – ее невозможно было не заметить в этом горящем огнем кружевном наряде.
Линии платья подчеркивали небольшую грудь и гибкую талию и открывали взглядам мужчин ее великолепно длинные ноги. Немудрено, что от нее не могли оторвать глаз.
– Необыкновенная женщина, – заметил Клей, проследив направление его взгляда.
Сэм посмотрел на него, губы скривились в презрительной усмешке.
– Только не говори, что близко знаешь ее, – насмешливо произнес Сэм, так как видел со своего места недавнюю сцену знакомства.
Клей посмотрел на него с любопытством.
– Да я только словом с ней перемолвился. – Он не отрывал глаз от лица кузена. – Ты что, продолжаешь дуться на меня из-за жены? Прости, бывшей жены. Ты ведь развелся с Адриен?
Брак Сэма с Адриен Боллард распался спустя шесть месяцев после женитьбы еще до того, как он застал ее с Клеем при весьма двусмысленных обстоятельствах. Этот случай, естественно, не послужил сближению двоюродных братьев.
– Ты ни капельки не переменился, Клей, – Сэм поставил стакан на мраморную поверхность столика по соседству с фарфоровой статуэткой. – Все та же дешевка.
Клей только ухмыльнулся в ответ. Сэм пристально посмотрел ему в глаза и отошел. Он предпочитал находиться в одиночестве.


Хью шепнул Келли на ухо:
– А вот и еще один участник треугольника – барон Фужер. Заговори о его библиотеке в Шато-Нуар, и он будет навеки твой.
Келли улыбнулась про себя. Не впервые Хью наставлял ее таким образом, предоставляя информацию о важной персоне, с которой ее знакомил. Это, с одной стороны, создавало иллюзию близкого знакомства с человеком, облегчало контакт, а с другой – давало пищу для беседы, не сводя ее к банальным темам вроде погоды.
Барон Эмиль Жерар Кретьен Фужер поначалу разочаровал Келли, совершенно не соответствуя ее представлению о французском аристократе. Конечно, кольцо с печаткой, вечерний костюм ручной работы, туфли из великолепной кожи, тщательно отполированные ногти – все эти внешние атрибуты присутствовали, но на этом все и заканчивалось. У этого невысокого полноватого мужчины на шестом десятке, с намечающейся лысиной был рассеянный вид погруженного в думы степенного академика. Келли мысленно поблагодарила Хью – упоминание о библиотеке могло стать ключом к беседе.
– Очень рад познакомиться с вами, мисс Дуглас. – Барон приветствовал ее с привычной учтивостью, но даже улыбка не делала его лицо менее серьезным. Келли подумала, что, должно быть, многие ошибаются, принимая его внутреннюю сосредоточенность за равнодушие.
– Для меня это большая честь, барон Фужер, – ответила Келли, прибавив: – Так же, как и для всего Нью-Йорка.
Он рассеянно кивнул и тут с некоторым опозданием вспомнил о стоявшей рядом женщине.
– Простите, я не познакомил вас. Моя жена, баронесса Натали Евгения Магдалена Фужер. Мадемуазель Дуглас. А с нашим хозяином, мсье Таунсендом, вы уже знакомы.
Келли повернулась к его жене, стройной невысокой женщине, лет на двадцать моложе мужа.
– Очень рада познакомиться с вами, баронесса Фужер.
– Зовите меня Натали. – Живая, с ясной, как и ее глаза, улыбкой, темные, собранные в пучок волосы открывали маленькие изящные ушки, в которых покачивались серьги с бриллиантами и рубинами. Шифоновое платье, переливающееся всеми цветами радуги, говорило о ее пристрастии к насыщенной цветовой гамме. – Мы ведь в Америке, – продолжила баронесса. – Здесь не придают значения титулам. А я могу называть вас Келли?
– Мне будет приятно, – с готовностью отозвалась девушка. Контраст между характерами мужа и жены бросался в глаза.
– Ваш город чудесен, – сказала баронесса Келли. – Как, должно быть, приятно жить здесь.
– Как когда, – сдержанно отозвалась Келли. – Вы впервые в Нью-Йорке?
– Нет, я уже дважды была здесь, но ваш город неисчерпаем, он никогда не наскучит, – заявила Натали Фужер, не замечая, что барон уже не участвует в беседе. Но от внимания Келли не ускользнул отсутствующий взгляд барона.
– Так многие считают. Нью-Йорк может утомить вас, но наскучить – никогда, – заявила Келли, и баронесса согласно засмеялась. Серебристый смех ее звучал очень мелодично. Барон бросил на них рассеянный взгляд, не понимая, чему смеются.
– Вы очень метко заметили, Келли. И я бы сказала – остроумно.
– Просто наблюдение местного жителя, – отшутилась Келли и проговорила, обращаясь к барону: – Я слышала, барон, что у вас в Шато-Нуар совершенно уникальная библиотека?
При упоминании о библиотеке глаза барона зажглись, выражение лица стало почти одухотворенным.
– В моем собрании действительно есть прекрасные и редкие издания. Но это не моя заслуга. Библиотека собиралась в течение долгих лет. Столетий. Она подлинный источник наслаждения для меня.
И, сев на свой любимый конек, он начал перечислять произведения величайших мировых писателей и философов – некоторых Келли помнила еще со времен колледжа.
– Вы должны побывать в Шато-Нуар, и я покажу вам сокровища моей коллекции, – закончил барон, и слова его звучали как приказ.
Прежде чем Келли успела ответить, к ним подошел Гил Ратледж и ласково обнял барона за плечи.
– Эмиль, – приветливо начал он, – я вижу, ты уже познакомился с прелестной мисс Дуглас.
– Совершенно справедливо.
Гил ослепительно улыбнулся Келли.
– Барон говорил вам, что мы познакомились, когда он еще ходил в коротких штанишках?
Келли улыбнулась, пытаясь представить этого стоящего перед ней ученого мужа маленьким мальчиком.
– Нет, не говорил.
– Это было в сорок пятом, – поспешил начать свой рассказ Гил. – Война в Европе закончилась, а за сутки до этого первая атомная бомба была сброшена на Японию. В то время я в чине лейтенанта находился во Франции. Мне как раз предоставили месячный отпуск, и дедушка Эмиля пригласил меня провести его в Шато-Нуар.
– «Шато-Нуар» сорок пятого года, – пробормотал Хью почти благоговейно. – Поистине царское вино.
– Горжусь тем, что присутствовал при его рождении, – заметил Гил. – Его будущее величие можно было угадать еще в процессе брожения. А через несколько лет, когда выдержка вина закончилась, дедушка Эмиля, проявив поистине королевскую щедрость, прислал мне в подарок ящик с драгоценным содержимым. «В память о вашем пребывании в Шато-Нуар», – писал он. У меня до сих пор сохранилось несколько бутылок. Я открываю их только в исключительных случаях. – Он повернулся к Эмилю. – Возможно, нам вскоре представится случай откупорить одну, Эмиль.
– Возможно, – кратко отозвался барон.


Клей Ратледж со своего места незаметно наблюдал за оживленной беседой барона и Келли Дуглас. Он следил за ней восхищенным взглядом, и только судорожно сжатые губы говорили о том, что его больно ранили прощальные слова Сэма.
Когда к ним подошел отец, взгляд Клея переместился на него. Отец был готов на все, только бы сорвать сделку Кэтрин с бароном. Еще много лет назад Клей понял, что у Гила Ратледжа в жизни только одна цель – превзойти Кэтрин в искусстве виноделия. Бабушка всегда присутствовала в их жизни – даже после того, как отлучила отца от себя и выставила его с молодой женой и ребенком из собственного дома. Это Клей помнил с юных лет. И понимал, и разделял ненависть к ней отца.
Тем временем жена барона рассмеялась каким-то словам Келли. Клей окинул ее оценивающим взглядом, заметив, как улыбка на ее лице сменилась вежливым интересом, когда в беседу вступил муж. Натали была второй женой барона. Значительно моложе своего мужа, она любила светские удовольствия и прочие развлечения и, как заподозрил Клей еще в прошлый раз, мечтала о страстной любви, которую ее тишайший муж не мог ей дать.
Клей подумал о союзе, которого так отчаянно жаждал отец. Здесь можно было при желании убить двух зайцев. Отец мог бы заниматься делами с бароном, а он – любовью с его женой.
Подождав, когда Келли и Таунсенд отошли, смешавшись с другими гостями, Клей присоединился к барону и отцу. Обменявшись приветствиями, он минуту-другую поболтал с бароном о винном аукционе и о винах бордо, отобранных для аукциона бароном. Потом, слегка повернув голову в сторону Натали Фужер, улыбнулся ей и кивнул – ничего больше.
Барон рассеянно скользнул по ним взглядом, затем вдруг встрепенулся, словно кто-то напомнил ему о хороших манерах.
– Вы ведь знакомы? – спросил он жену.
– Да. – Она слегка улыбнулась. – Виделись два-три раза.
– Сегодня – третий, – как бы между прочим вставил Клей.
– Мы слишком часто выезжаем. Трудно всех запомнить, – сделал попытку оправдаться барон.
– Я понимаю, – кивнул Клей.
Гил, заговорив, отвлек внимание барона. Клей немного отошел в сторону – казалось, он не хочет мешать беседе, но сам поглядывал на Натали, а она, в свою очередь, украдкой наблюдала за ним. Он видел, как в ямочке на ее шее учащенно пульсирует жилка, и не сомневался, что его присутствие волнует ее. Инстинкт и опыт подсказали ему, что лучший путь к ее сердцу – держаться спокойно и серьезно, говоря больше интонацией, чем словами.
– Вам нравится Нью-Йорк? – спросил он ее.
– Здесь очень интересно. Вы не находите? – Она продолжала изучать его, выражение ее лица говорило, что ее увлекает скорее не беседа, а он.
– Если вам скучно и одиноко, то место мало что может изменить. – Клей держался невозмутимо, но старался, чтобы его поза, голос, взгляд выдавали, как трудно ему дается эта сдержанность.
– Думаю, у мужчины здесь достаточно много способов приятно развлечься, – проговорила она как бы вскользь.
– А если хочется невозможного? – Он посмотрел ей прямо в глаза. – Как, например, вам.
Глаза ее удивленно расширились. На какое-то мгновение баронесса потеряла контроль над собой, весь жар ее сердца, жажда любви отразились на ее лице, она почти принадлежала ему, но опасная минута прошла, и она овладела собой.
– Многие хотели бы оказаться на моем месте, мсье Ратледж.
– Не сомневаюсь, – ответил он и вновь повернулся к отцу и барону, не желая форсировать события. Он явно вызвал ее интерес. Пока этого достаточно. Завтра у барона свидание с Кэтрин, а всем известно, что на деловые встречи он является без жены. Значит, она будет предоставлена самой себе. Или ему.


Келли проскользнула в дверь слабо освещенной библиотеки. После утомительного часа, проведенного среди людей, где ей приходилось все время болтать и улыбаться, она нуждалась в отдыхе. Она всегда чувствовала себя не особенно уютно на больших сборищах, тем более в качестве гостьи.
Келли подошла к окну, за которым светился огнями Эмпайр-Стейт-Билдинг, а в отдалении высились башни-близнецы Всемирного торгового центра. Открыв сумочку, она достала сигареты и закурила.
– Разве вы не знаете? Курение вредно для здоровья.
С улыбкой на лице она обернулась и увидела прямо перед собой Сэма Ратледжа. Сердце ее бешено забилось, нервы напряглись. Сэм удобно устроился в мягком низком кресле. Неуловимая усмешка на губах, туго обтянутые бронзовой кожей скулы.
Защелкнув сумку, она затянулась, пустив дым в потолок.
– Вредны также яйца, свиные ребрышки, пышки и еще – вредно бродить ночью по городу. – Сделав над собой усилие, она улыбнулась.
– Вы забыли об алкоголе.
– Если начать перечислять все, что не советуют делать врачи, список будет бесконечным.
– Ваша правда. – Поднявшись с кресла, он подошел к ней и встал рядом.
Она была высокого роста, но он был выше. Чтобы посмотреть ему в глаза, ей пришлось бы запрокинуть голову – Келли это не нравилось. С большинством мужчин она была одного роста. Она чувствовала, как в ней нарастает напряжение, и сопротивлялась этому.
Сэм прислонился плечом к стеклу, бросив взгляд в сторону открытой двери, за которой мелькали силуэты нарядных гостей. Шум голосов проникал в комнату. Он перевел взгляд на Келли. Металлические нити, вплетенные в кружевную ткань ее золотистого платья, мерцали в полутьме комнаты. Ему вдруг стало интересно, есть ли у нее под платьем белье…
– Вам, наверное, захотелось побыть в тишине? – спросил он, отхлебывая пиво.
Она улыбнулась и кивнула.
– Сегодня у меня был трудный день.
– Догадываюсь.
– У вас, впрочем, тоже, – прибавила Келли. Внешне она выглядела спокойной, но в ее взгляде таилась какая-то затаенная тревога. Почему? Это была вторая вещь, которую ему захотелось выяснить. – Вы прилетели сегодня?
– Вчера. Кэтрин необходимо было отдохнуть перед аукционом.
Подняв голову, Келли встретилась с ним взглядом. Темные спокойные глаза, в которых чувствуется внутренняя сила. Келли не сомневалась, что он будет защищать до конца то, что ему принадлежит.
Ощущая некоторое внутреннее беспокойство, Келли отвела глаза.
– Ваша жена приехала с вами?
– Я не женат.
Келли посмотрела на него с удивлением.
– Мне казалось, я где-то читала, что вы женились.
– Давние дела. Мы разошлись.
– Никогда не знаю, что говорить в таких случаях. – Она крутила в руках сигарету. – Проявить сочувствие и сказать, как мне печально это слышать, или, напротив, радоваться.
– Радуйтесь. – Он улыбнулся. – Я радуюсь.
– Хорошо. Я рада за вас.
– Спасибо.
– Похоже, что Кэтрин прекрасно проводит время. – Келли на какое-то мгновение увидела главу семейства Ратледж среди плотно обступивших ее людей. – Она все время окружена людьми. – Келли это устраивало: достаточно поймать взгляд Кэтрин, улыбнуться и кивнуть – и правила этикета были соблюдены.
– Кэтрин рада любой возможности поговорить о виноделии. Думаю, в этом нет ничего удивительного. Для всех Ратледжей жизнь – это каберне. – Он криво усмехнулся.
Его шутка рассмешила Келли. Посмотрев на него с интересом, она не удержалась и сказала:
– Но ведь вы тоже Ратледж.
Улыбка сильней проступила на его лице, а в глазах заиграли озорные огоньки.
– Кэтрин сказала бы, что я из тех сортов каберне, которые долго созревают, в которых слишком много дубильных веществ. Она любит сравнивать людей с разными винами. Для нее вина – как живые существа со своими характерами. Вот вас, например… – Он задумался, изучающе глядя на нее, взгляд его стал слишком уж откровенным. – Думаю, ей было бы трудно охарактеризовать вас. Хотя вы скорее принадлежите к сухим винам, чем к сладким. Пожалуй, белое сухое…
– Надеюсь, вы ошибаетесь, – перебила его Келли с нарочито легкомысленной интонацией. – Эти вина долго не живут.
– Все зависит от сорта винограда и года сбора. Некоторые из них прекрасно сохраняются.
– Что ж, тогда все в порядке. – Она стряхнула пепел в хрустальную пепельницу. – Надеюсь, Кэтрин не рассердили мои вопросы в интервью?
– Думаю, что нет, иначе вы бы уже знали об этом, – успокоил ее Сэм, понимая, что Келли сознательно уходит от разговоров о себе. – Я думаю, она почувствовала в этих вопросах вызов, а это ей всегда нравится. Как и любому виноделу. Иначе не следует связывать свою жизнь с винами.
– Значит, и вам тоже нравится?
– Конечно. – И тут же сам задал вопрос: – А вы долго жили в Напа-Вэлли до переезда?
– Не очень. – Она медленно выпустила дым. – В Айове подростку неплохо живется. Свежий воздух. Никакого смога, загрязнения атмосферы. Все друг друга знают, все время что-нибудь да происходит – футбол по пятницам, катание на санях, конкурсы в День поминовения, летние спортивные игры, ярмарки, уборка урожая…
– Вы тоже в детстве собирали кукурузу?
– Намекаете на мой рост? – Она вызывающе посмотрела на него.
– Просто пытался представить вас в синих джинсах, ковбойке, в соломенной шляпе и, наверное, короткие косички. – Он наклонился к ее лицу. – У вас очень белая кожа, веснушки не досаждают?
– Вовсе нет. Я обычно становлюсь красной, как вареный рак.
– Видимо, вы и вправду собирали кукурузу.
– Только одно лето. Потом я устроилась работать на местную станцию, сначала секретарем и одновременно курьером, спустя два месяца меня стали выпускать в эфир как диск-жокея, если надо было кого-нибудь заменить. Ну и, наконец, мне дали собственные часы.
– С таким-то голосом… Ничего удивительного.
– Голос, конечно, помог. Но к тому времени я уже могла заменить звукооператора, ведущего «Новостей», метеоролога, пробовала интервьюировать. Приходилось программу составлять и рекламой заниматься.
– Наверное, тогда же стали подумывать о телевидении? Я имею в виду, когда стали вести «Новости» на радио.
– Не совсем. – Келли заметила, что Сэм не притрагивался к пиву, а просто держал в руке стакан, иногда перекатывая в нем жидкость. – Ведь это была маленькая радиостанция, – напомнила она. – Прочтешь последние новости с телетайпа – вот и все. Мы называли это «жареным», «прямо со сковородки». Тогда я мечтала работать в газете, писать. Телевидением я заинтересовалась только на втором курсе колледжа, проходя стажировку на местной телестанции. Там мне и предложили место репортера – еще до окончания колледжа. Я согласилась. – Она повела плечами. – Остальное – уже отдельная история.
Рассказывая о своей работе на радио, Келли говорила с удовольствием, но когда она упомянула о телевидении, Сэм почувствовал, как ее голос изменился, потеплел, выражение лица стало мягче, а глаза заблестели. Сомнений не было: Келли Дуглас обожала свою работу. Эти чувства были знакомы Сэму, так как напоминали ему ту радость и удовлетворение, которые дарила ему работа на виноградниках и в винодельне.
– Семья, должно быть, гордится вами.
– У меня никого нет. – Келли загасила сигарету в пепельнице. – Мама умерла, когда мне только исполнилось восемь, а отца я потеряла вскоре после окончания школы. А больше у меня никого не было – ни братьев, ни сестер, никого.
– Вам, наверное, пришлось несладко.
– Жизнь вообще трудная штука, но альтернатива – еще хуже.
– Верно, – согласился он, и улыбка слегка тронула его губы. И тут же спросил, склонив на плечо голову: – А чем занимался ваш отец?
– Всем понемногу. Как говорят в Айове: вез, что предлагали.
Сэм понимающе кивнул, но по прорезавшей лоб складке чувствовалось, что его мысли уже заняты другим.
– Как я понял, родились вы в Напа-Вэлли. В какой ее части? В Сент-Хелен? Рутерфорде? Напа? Калистога-Спрингс?
Стоило ему начать перечислять города в долине, как Келли почувствовала, что надо срочно что-то придумать, чтобы остановить его. Скрестив на груди руки, она запрокинула голову, окинув его удивленным взглядом.
– Это что? Допрос? – Слова ее прозвучали упреком. – Если вам интересно, сколько мне лет, я и так скажу: двадцать девять. Рост – пять футов восемь дюймов, вес – сто двадцать пять фунтов, волосы каштановые, глаза зеленые, не замужем. Училась в университете Айовы, окончила его пятнадцатой на курсе. Люблю пастельные тона, одежду от Калвина Клейна, музыку Кола Портера, особенно если поет Синатра. Предпочитаю йогурт «Йоплет», а не «Дэннон», обожаю немецкий шоколадный торт и не люблю острые жирные блюда. Пью минералку «Эвиан», а не «Перье», иногда позволяю себе пропустить стаканчик вина, но никогда не пью ничего крепкого. Курю, хотя борюсь с этой привычкой. Может, я что-то упустила?
– Неужели у вас нет никакого хобби? – В его глазах она прочитала нечто среднее между восхищением и удивлением.
– Вы настойчивы, – заявила Келли, досадуя, что ее усилия положить конец вопросам напрасны.
– Просто любопытен, – поправил ее Сэм, усмехаясь, – Очевидно, вы не любите разговоры о вашей личной жизни. И очень умело отшиваете особо назойливых. – Он отстранился от окна. – Я не хотел вас обидеть.
– А я вовсе не обижена. – Она поразилась, как он легко раскусил ее уловки.
– Вот и хорошо. – Он упорно не сводил с нее глаз. – Человеку, как вы, который постоянно на людях, уединение необходимо.
– Это правда.
Он широко улыбнулся.
– Так какое же у вас хобби? Вы так и не сказали. Келли беспокоил его пристальный взгляд, но она ответила почти без колебаний:
– Не знаю, можно ли это считать хобби, но я люблю реставрировать старую мебель. Раздобуду что-нибудь в царапинах и выбоинах, сниму лак, зачищу, выровню, отполирую и вновь покрою лаком, чтобы вещь заиграла и стала как новая. Началось это по необходимости: мне нужно было обставить квартиру, которую я сняла, переехав в Сент-Луис. А теперь делаю это для собственного удовольствия. Сейчас, например, я восстанавливаю старинный столик с черепаховым покрытием, который откопала на распродаже на аукционе неподалеку от моего дома на Грэмерси-Парк. Сам он из красного дерева. Я уже удалила с него старую краску, отчистила, теперь следующий этап – покрыть несколькими слоями воска.
– Ясно. – Он с пониманием улыбнулся ей. Келли почувствовала волнение.
– Что еще сказать? Это занятие доставляет мне удовольствие. – Келли старалась говорить непринужденно.
– Понятно. – Он замолчал и, потянувшись, взял ее правую руку и, повернув ладонью кверху, стал внимательно разглядывать нежную розовую кожу. – Я полагаю, что всю работу – чистку, полировку и прочее – вы производите в перчатках.
От ласкового прикосновения у нее перехватило дыхание и по телу пробежали мурашки. Ни разу ни одно мужское прикосновение так не волновало ее. Несправедливо, что виной этому был Сэм Ратледж, и в его глазах она видела, что и он испытывает нечто подобное.
– Действительно, для работы я надеваю перчатки. – Келли высвободила руку, пытаясь справиться с охватившим ее волнением.
– Странно, – пробормотал он.
– Что именно? – Она стиснула ремешок вечерней сумочки, мучительно соображая, как бы побыстрее завершить беседу.
– Я тоже люблю старые вещи. Только в моем случае это аэропланы.
– Аэропланы? – не смогла удержать удивления Келли. – Вы умеете летать?
Он кивнул.
– Летаю, когда есть время, но это случается нечасто. У меня есть «Малыш». – Видя ее недоуменный взгляд, Сэм пояснил: – Старый двухместный биплан с открытой кабиной.
– Биплан? Вроде того, на котором летает Снупи в поисках Красного Барона? – спросила она с улыбкой, вспомнив персонажа из мультяшки.
Сэм улыбнулся в ответ.
– Малыш не до такой степени старомоден, но некоторое сходство есть. Мой биплан построен лет сорок назад для фигурных полетов. Купил я его в жутком состоянии. Возился с ним все свободное время в течение двух лет, и теперь на нем снова можно летать.
– Представляю, какая это была радость для вас, когда он оторвался от земли. – Келли было знакомо это чувство гордости и удовлетворения, которое испытал в тот момент Сэм.
– Большая радость, – согласился он.
Она смотрела на него в задумчивости.
– Никогда бы не подумала, что вы увлекаетесь авиаспортом. Скорее уж теннисом, бадминтоном или поло. Все эти виды спорта больше подходят для мужчины из винодельческого клана. Наверное, там, в воздухе, вы испытываете огромное чувство свободы.
Он согласно кивнул.
– Свободы, власти. И более того, ощущение абсолютного владения ситуацией. Того, что начинаешь особенно ценить, когда трудишься на земле, завися от причуд матушки-природы.
– Понимаю вас. – Из гостиной донесся взрыв хохота. Келли посмотрела в сторону двери. – Кто-то от души веселится.
– Похоже на то.
Она воспользовалась подходящей ситуацией.
– Думаю, мне пора возвращаться к остальным.
– Кэтрин, наверное, тоже потеряла меня. Вернемся вместе.
Молча наклонив голову в знак согласия, Келли пошла к двери, ощущая некоторый дискомфорт от того, что Сэм идет следом за ней. Выйдя в гостиную, она, обернувшись, послала ему улыбку и, кивнув на прощание, направилась к ближайшей группе гостей.
Но ее тут же перехватил Хью.
– Келли, а я уже подумал, что ты совсем покинула нас.
– Честно говоря, я тебя ищу как раз для того, чтобы сказать: я скоро ухожу. Очень скоро.
– Я не удивлен, зная твой сегодняшний день. – Глаза Хью светились пониманием. Келли захотелось обнять его. – Я вызову тебе такси.
– Не стоит связываться с такси. – Рядом с ними стоял Сэм Ратледж. Оказывается, он никуда не отошел, как она надеялась. – Мы на машине. Я мог бы отвезти мисс Дуглас домой.
– Спасибо, но, право, в этом нет необходимости, – стала отказываться Келли, повернувшись к нему.
– Необходимости, может, и нет, но если позволите, то это доставит мне удовольствие, – спокойно заметил он.
– Воспользуйся предложением, – сказал Хью. – Когда я последний раз садился в такси, оно еще раскачивалось от предыдущего пассажира.
– А если Кэтрин захочет раньше ехать домой… – начала было Келли.
– Почему я должна захотеть уехать раньше? – вступила в разговор Кэтрин Ратледж, на лице которой не было никаких следов усталости. – И куда?
– В гостиницу, – ответил Сэм.
– Зачем? Никто пока не разъезжается, – спокойно заметила она.
– Кроме мисс Дуглас, – объяснил Сэм. – И поэтому я предложил отвезти ее домой в нашей машине, но она беспокоится, что ты можешь захотеть покинуть прием до моего возвращения.
– Очень любезно с вашей стороны, мисс Дуглас, но вам вовсе не стоит волноваться по этому поводу. Я прекрасно провожу время и не собираюсь пока уезжать. И настаиваю, чтобы Джонатан проводил вас домой.
– Джонатан? – удивленно наморщила лоб Келли. – Разве речь шла не о Сэме?
– Разве я сказала Джонатан? – Кэтрин пребывала в замешательстве лишь мгновение, а затем небрежно отмахнулась. – Ну конечно, я имею в виду Сэма. Он отвезет вас.
У Келли не оставалось выбора. Поблагодарив Кэтрин, она прихватила пальто и вышла из квартиры. Сэм шел рядом. После навеваемой кондиционерами прохлады летняя ночь казалась особенно душной. Окинув взглядом ряд машин перед подъездом, Сэм жестом указал на одну.
– Вон наш автомобиль. – Он сделал знак шоферу, и тот распахнул заднюю дверцу.
Скользнув на сиденье, Келли расправила складки своего атласного пальто. Никакой надежды на то, что Сэм отправит ее домой одну с шофером, не оставалось – этот гигант протиснулся за ней следом и теперь сидел рядом. Келли назвала водителю свой адрес и устроилась поудобнее на сиденье.
– Вы могли бы и не утруждать себя. – Она произнесла это, чтобы как-то разрядить обстановку.
– Мог бы, – охотно согласился Сэм. – Но мне хочется убедиться, что вы благополучно добрались домой.
Как вы сами заметили, находиться ночью на улицах города небезопасно.
– Рискованно, – уточнила Келли. Работа на телевидении выработала у нее привычку выражаться точно.
– Рискованно. – Он принял поправку.
Келли откинулась назад, охваченная сильным желанием наконец-то расслабиться. Сделав долгий глубокий выдох, она закрыла глаза, уголки ее губ на мгновение приподнялись.
– Должна признать, что здесь намного комфортабельнее, – сказала она. – Нью-йоркские такси – далеко не самый чистый и удобный вид транспорта.
– И не самый безопасный.
Она искоса посмотрела в его сторону, встретив улыбающийся взгляд.
– Вы правы.
Свет уличных фонарей пробегал по салону автомобиля. Сэм молча следил за игрой света и тени на ее лице. Оно было прекрасным при любом освещении – смелая лепка, чистые линии, волосы то вспыхивают ярким пламенем, то черны как ночь.
– Вы придете завтра вечером на винный аукцион?
– Нет. – Она слегка покачала головой. – Завтра я веду вечерние «Новости», – обзор за неделю. Руководство центрального канала хочет, чтобы я почаще мелькала в эфире, зрители должны запомнить мое лицо. Так будет продолжаться, пока моя программа не выйдет в эфир.
– Вам придется нелегко.
– Еще бы. Особенно когда подготовительная работа закончится и начнутся съемки. Хью становится тогда тираном.
– Вы давно с ним знакомы? – Сэма интересовало, какие их связывали отношения. Простое любопытство – не более того.
– Мы дружим уже более двух лет.
Дружим. Слово легко и непринужденно сорвалось с ее губ, не было повода подозревать, что за ним скрывается нечто большее.
Автомобиль, замедлив ход, остановился перед кирпичным зданием начала века, где снимала квартиру Келли. Шофер вышел, открыл перед ней дверцу. Выбираясь из машины, Келли услышала, как хлопнула противоположная дверца, и увидела, как темный силуэт Сэма движется к ней.
Неожиданно Келли осенило: ведь это один из Ратледжей привез ее домой. И теперь провожает до подъезда. В этом таилась тонкая ирония, и Келли не могла не испытать сладостное чувство торжества и пьянящую уверенность в собственном могуществе.
Сэм сделал знак шоферу подождать и, поддерживая Келли за локоть, поднялся с ней по ступеням. Вход освещали два старинных фонаря с чугунными переплетами. Сэм потянулся за ключом, который Келли держала в руке. Она передала ему ключ, он взял его, но не сделал попытку вставить ключ в замочную скважину.
– Спасибо, что проводили меня, – поблагодарила его Келли, переполнявшее ее торжество прорвалось наружу улыбкой.
– Может, встретимся еще как-нибудь?
– Может быть. – Она сомневалась в этом.
Сэм и сам понимал, что это маловероятно. Он повернул ключ в замке и распахнул перед Келли дверь. Шагнув вперед, она замешкалась и, придерживая одной рукой дверь, вторую протянула, слегка обернувшись, за ключом. Он передал ей ключ.
И тут, повинуясь внезапному порыву, Сэм запустил руки в ее дивные волосы, привлек к себе и прижался губами к ее губам. Она не сопротивлялась, губы ее мягко раскрылись навстречу.
Он почувствовал нежный жар ее губ, ответное движение.
Но ему уже хотелось большего, он все плотнее прижимал ее к себе. Нежный запах духов, шорох кружев, длинные сильные ноги, гибкий стан, вся она – теплота и желание. Поцелуя было мало. Ему хотелось погрузиться в нее, потеряться в ней. И все же он нашел в себе силы и разжал объятия. Однажды, как ему казалось, он уже встретил свою любовь и женился. Но это был всего лишь сексуальный порыв. Ошибиться во второй раз он не хотел.
– Спокойной ночи, Келли. – Сэм осторожно отступил от нее, как если бы сделал шаг назад от крутого обрыва.
– Спокойной ночи. – Не взглянув на него, она повернулась и захлопнула за собой дверь.
Задвигая засов, Келли не испытывала больше внутреннего торжества. Она чувствовала себя потерянной и несчастной. Сэм пробудил в ней сдерживаемые дотоле желания, и ей не удавалось их погасить. И это пугало ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Под сенью виноградных лоз - Дайли Джанет

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Под сенью виноградных лоз - Дайли Джанет



Очень понравилось!
Под сенью виноградных лоз - Дайли ДжанетЛюдмила
4.10.2011, 21.47





Роман понравился
Под сенью виноградных лоз - Дайли ДжанетМаруся
15.01.2013, 10.16





прочитала на одном дыхании. жаль эпилога нет.
Под сенью виноградных лоз - Дайли Джанетиришка
13.03.2013, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100