Читать онлайн Отчаянная охота, автора - Дайли Джанет, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отчаянная охота - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отчаянная охота - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отчаянная охота - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Отчаянная охота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Крупный серой масти жеребец несся по высокогорному лугу свободным широким аллюром. Теплое влажное дыхание животного вырывалось двумя облачками из розовых ноздрей. Конь от возбуждения грыз железный мундштук, кожаное седло на его спине скрипело под тяжестью седока.
Это был высокий сильный мужчина со стальными тренированными мышцами. В седле он сидел несколько расслабленно, но, несмотря на обманчиво небрежную позу, в повадке мужчины чувствовалась известная настороженность.
Сапоги всадника были покрыты пылью и грязью, каблуки их изрядно стоптались, а сталь шпор от времени сделалась тусклой. Старые, залатанные на коленях джинсы были еще вполне пригодными для носки, а вот потертую кожаную куртку он давно уже подумывал заменить. Сейчас воротник куртки был поднят, чтобы лучше защитить всадника от пронизывающего ветра, дувшего с гор. Пыльную фeтpoвyю шляпу он надвинул на самые брови, так что его густые длинные волосы были почти не видны.
За годы, проведенные под палящим солнцем, лицо всадника приобрело бронзовый цвет, его темные глаза и усы казались словно выцветшими. Солнце не только опалило кожу мужчины, но и проложило морщинки от уголков глаз к вискам. Густые брови всадника изгибались высокими арками, придавая его лицу выражение силы, мужественности и уверенности в себе. Это был человек того сорта, связываться с которым вряд ли бы кто согласился — себе дороже. Когда обстоятельства того требовали, он мог стать безжалостным, да и в обычное время бывал жестковат в обхождении, сдабривая к тому же свои не слишком приятные манеры изрядной порцией цинизма.
Внезапно зоркие глаза всадника разглядели какой-то предмет на расстоянии тридцати футов справа от дороги.
Легким движением кистей рук он направил туда своего коня, по мере приближения заставляя его перейти на шаг.
Яркая весенняя трава упруго прогибалась под толчеными ногами Серого, но там, где деревья сбегали по краю склона, в тени залегали белые клочки снега — наглядное свидетельство последней пронесшейся над Айдахо бури.
Останавливать жеребца не пришлось. Всхрапывая и поматывая головой, он замер рядом с наполовину истлевшими останками теленка.
— Вот дьявольщина! — негромко выругался Бриг Маккорд при виде костей.
Сколько раз за последнее время его глазам представало подобное зрелище? Сказать по правде, он потерял счет…
Маккорд отвел взгляд и внимательно осмотрел окрестности. Весенняя буря со снегопадом пришлась на самое неудачное время — на дни отела. Он еще не подсчитал убытки, но был бы рад, если бы уцелело сорок процентов новорожденных бычков и телочек. А ведь для того, чтобы снова выплыть на поверхность, ему требовался всего лишь один спокойный год! Но спокойного года не получилось. Теперь он считал бы себя счастливчиком, если бы у него не отобрали ранчо. Будь у него в запасе хотя бы ничтожная страховка…
— Черт, я не могу себе позволить даже заплатить налоги! — Выругавшись, Бриг заставил себя оставить эту мысль, пришпорил коня и отъехал останков несчастного бычка. Серый, всхрапнув, снова перешел на привычный ритм бега, который мог поддерживать часами.
У холодного горного ручья, питавшегося талой водой с гор, он придержал коня и дал ему напиться. Взгляд Брига машинально устремился к заснеженным вершинам.
Может быть, если объединиться с другими скотоводами, удастся хотя бы отчасти покрыть убытки? Впрочем, в этом году у всех в округе дела складывались далеко не блестяще…
Взгляд всадника упал; на высокую скалистую кручу, нависшую над ущельем. Там, у самого края, стояло, замерев, какое-то крупное животное. Бриг заметил тяжелые, закрученные спиралью рога, украшавшие его голову.
— Горный баран, — задумчиво пробормотал он. — Что он, спрашивается, делает на нашем плоскогорье?
Серый замотал головой, словно пытаясь ответить на вопрос хозяина; металлическая сбруя зазвенела. Тем временем потревоженный баран метнулся к скалам и, цокая копытами, принялся взбираться наверх, где никакие хищники были ему не страшны.
Бриг следил за бараном, пока тот не пропал из виду, после чего осторожно перевел коня через протоку. У него из памяти не выходили рога животного — ценный трофей, если учесть, что они описывали вокруг головы едва ли не полный круг. Впрочем, Бриг не особенно интересовался охотничьими трофеями. В год он убивал не больше двух таких баранов — на мясо. Иногда, для разнообразия, на месте барана оказывался олень. Хотя один трофей у него все-таки был. Два года назад в округе появился черный медведь-мародер, чья голова теперь украшала стену дома на ранчо Брига. Вот, пожалуй, и все. Так что убивать барана из-за рогов Бриг бы не стал — он видел достаточно мертвых в своей жизни, да и сам уложил немало живых существ, чтобы охотиться на них ради развлечения.
Бриг задумался, и Серый вес его теперь куда глаза глядят. Низко висевшая ветка едва не сбила с головы Брига шляпу, он перехватил ее в самый последний момент и только тогда в очередной раз огляделся.
Потратив минуту на то, чтобы сориентироваться, Бриг движением коленей направил коня вправо — туда, где густые заросли деревьев и кустарника образовывали темное пятно.
Конские копыта почти не извлекали звука из мягкого, покрытого толстым слоем хвойных иголок дерна. Нагнувшись к самой гриве лошади, чтобы не натыкаться на ветки, Бриг добрался до сердцевины зарослей, после чего спешился и, перекинув поводья через луку седла, повел коня к небольшой поляне, открывшейся среди тесно стоящих стволов.
На поляне, окруженной со всех сторон растительностью, скрывался ржавый фюзеляж, вернее, часть его — единственное, что осталось от разбившегося здесь когда-то частного самолета. В то лето Бригу исполнилось девять. Его взгляд остановился на нагромождении камней.
Наверное, посмотрев на эти камни и обломки скал, никто не догадался бы, что они представляют собой надгробие.
А между тем Бриг сам принес их сюда, чтобы закрыть могилу своих родителей, которые погибли при аварии самолета.
Бриг тогда остался жив каким-то чудом. Он сам и похоронил родителей — достаточно глубоко, чтобы их тела не достались зверью. Могилу он вырыл при помощи острого обломка крыла. А потом завалил ее камнями.
Задрав голову, Бриг посмотрел вверх. Ветви деревьев образовывали своего рода кровлю над этим своеобразным мавзолеем и не пропускали сюда солнечные лучи. Тогда эта природная кровля была почти столь же густой, а он, Бриг, — слишком маленьким, чтобы его можно было заметить с пролетавших на высоте двух тысяч футов самолетов, которые пытались отыскать место катастрофы.
Позже, услышав над головой шум самолета, Бриг старался выйти на открытое место, махал руками, кричал, но его все равно не замечали. А потом самолеты вдруг перестали летать, и он понял, что нужно уходить, нужно самому искать людей. Бриг попытался вспомнить маленького, умиравшего от голода мальчика, который дошел до того, что след в след крался за медведем и поедал остатки его трапезы. Признаться, он так никогда и не мог понять, как мальчику удалось выжить в тех условиях. Бриг не помнил толком, что именно этот мальчик ел, как укрывался от холода во время леденящих и темных — хоть глаз выколи — ночей, проведенных в горах.
Так или иначе, он провел там в полном одиночестве два месяца, постигая школу выживания с помощью беспощадного учителя — матери-природы. Затем Бриг по чистой случайности набрел на пастушескую стоянку и познакомился с дядюшкой Джоко. Теперь этот человек присматривал на ранчо за его овцами.
Мальчик прожил две недели с пастухами, которые не имели возможности покинуть стадо для того, чтобы вернуть ребенка в лоно цивилизации. За эти две недели он научился непростой науке ухода за овцами и нехитрой пастушеской философии. Потом в лагере появился владелец ранчо, который привез припасы для пастухов, а на обратном пути прихватил с собой мальчика. Сбивчивые показания малыша наконец-то позволили властям выяснить, где произошла катастрофа.
Бриг опустил глаза и снова воззрился на проржавевший остов самолета, наполовину скрытый зарослями. Радио, приборы да и вообще все, что можно было сиять и снова использовать, давно демонтировали. Его родители тоже уже не лежали в могиле, которую выкопал он. Их тела эксгумировали и отправили на самолете на Восток для перезахоронения.
Бриг с тех пор жил со своим дедушкой, но тем не менее не забыл этот дикий свободный край. Когда он наконец вернулся сюда четырнадцать лет назад, у него появилось чувство, что он вернулся домой. Бриг купил себе участок земли, выстроил ранчо и попытался зарабатывать на жизнь, разводя скот. Дело это оказалось непростым.
Большую часть времени ему удавалось лишь сводить концы с концами, но не более того. А потом подоспели два неудачных года с неожиданными заморозками и снегопадами, которые уничтожили практически весь приплод. Теперь на горизонте замаячило окончательное разорение.
Повернувшись к своему Серому, Бриг ухватился за луку и в мгновение ока взлетел в седло. С минуту еще потоптавшись на полянке, конь вынес седока через заросли на открытый зеленый простор луга. По всей горной долине распускались эдельвейсы, и их головки согласно колыхались под дуновениями ветра. Бриг знал: для того чтобы не лишиться всей этой красоты, ему придется спрятать гордость в карман и обратиться за помощью к человеку, которого он презирает всей душой…
Усталый и изнемогающий от жажды после долгой езды по ухабистой дороге, положительно не заслуживавшей громкого названия «шоссе», Бриг припарковал свой пикап около здания с неисправной неоновой рекламой хлопьев «Коорз». Взглянув на лежащий рядом потертый чемодан, он ухмыльнулся и выбрался наружу.
Улицы Сэлмона были полны народу; взгляд Брига с легкостью отличал туристов от немногочисленных аборигенов Сэлмона. Приближаясь ко входу в бар, Бриг по пути сбивал пыль со шляпы и костюма. А ведь он выходил сегодня поутру из дома, и одежда, и неизменный стентон были совершенно чистыми.
После яркого света июльского дня интерьер бара казался чересчур мрачным. Бриг даже остановился у дверей на минутку, чтобы глаза привыкли к темноте. Музыкальный ящик в углу наигрывал песенку в стиле «кантри» о человеке, который имел обыкновение каждое утро целовать ангела. В этот ранний час в» баре почти никого не было, только два посетителя сидели около стойки на высоких табуретах, положив локти на резную дубовую панель.
Они мельком взглянули на вошедшего, после чего возобновили прерванную беседу.
Бриг прошел к дальнему концу стойки и тоже опустился на высокий табурет, зацепившись каблуками за латунную подставку для ног. За стойкой тоже никого не было, хотя из служебного помещения доносились голоса.
Сдвинув шляпу на затылок, Бриг извлек из кармана рубашки смятую сигарету. Ловким движением руки он чиркнул спичкой о приклеенную к книжечке полоску серы.
Хотя в зале не чувствовалось ни малейшего движения воздуха, он прикурил, по привычке тщательно прикрывая огонек ладонью.
В центре уставленной бутылками стойки красовались часы с постоянно меняющейся в нижней их части рекламой. Каждые четверть часа реклама очередного местного учреждения сменялась новой. Бриг успел прочитать призывы пользоваться услугами местного похоронного агентства и городского банка. Когда в узкой щели появилось объявление, расхваливавшее местную страховую компанию, из служебного помещения вышла женщина с полудюжиной бутылок горячительных напитков в руках.
Желтоватые волосы женщины были явно обесцвечены пергидролем, на веках и ресницах лежал толстый слой краски. Избыток косметики придавал лицу женщины вызывающий вид, но даже чрезмерно яркая помада не могла скрыть от стороннего наблюдателя мягкую округлость ее. губ, а голубые глаза смотрели открыто и дружелюбно.
Искусственная блондинка обладала очевидной склонностью к полноте, треугольный вырез на ее блузке позволял любоваться парой весьма и весьма пышных грудей.
Черная прямая юбка обтягивала бедра, словно вторая кожа, отчего казалось, что швы на ней вот-вот лопнут. Иными словами, женщина имела довольно соблазнительный вид, и Бриг сразу почувствовал напряжение в паху. Очевидно, сказывалось длительное воздержание, кроме того, он хорошо знал, что в постели эта женщина — что надо.
Женщина принялась расставлять бутылки и не заметила Брига, сидевшего в самом конце плохо освещенной стойки.
— Привет, Труди, — произнес он, чтобы привлечь ее внимание.
Женщина на секунду замерла, а потом повернулась в его сторону. Ее расширившиеся от удивления глаза засветились от радости. Потом, правда, радость слегка потухла, и на лице Труди появилось привычное вызывающее выражение, отлично скрывавшее все прочие чувства.
— Кого я вижу! Наконец-то старый волк спустился вниз из своего логова в горах! — во всеуслышание объявила она и торопливо поставила последние бутылки на полку. — А я узки начала подумывать, что ты перебрался в края еще более отдаленные.
— И оставил свою девочку в одиночестве, даже не предупредив ее? Я бы никогда так не поступил, Труди! — Бриг с вожделением окинул взглядом ее соблазнительные выпуклости.
— Свою девочку? Ха! — Женщина громко расхохоталась, но на лице у нее затеплился румянец удовольствия. — Что будешь пить, Бриг?
— Пиво.
— Бочковое?
— Как всегда.
Труди поспешно наполнила кружку янтарной жидкостью и подвинула Бригу.
— Ну и как тут дела? — лениво поинтересовался он, потягивая пиво и время от времени смахивая пену с усов тыльной стороной ладони.
— Не так плохо. Ты, наверное, сам видел: город заполонили толпы туристов. Всем не терпится совершить путешествие по «Реке без возврата», — усмехнулась Труди. — А ты, наверное, приехал в город, чтобы подкупить припасов? Это что же — , последняя остановка перед возвращением на ранчо?
— Это моя первая остановка. Для покупки припасов я на прошлой неделе посылал в город Тэнди Барнса, — объяснил Бриг.
— Что же в таком случае привело тебя в город? — Труди удивленно подняла брови. — Только не говори, что хотел повидать меня. Вот уж чему никогда не поверю! — насмешливо добавила она.
— Я еду в Айдахо-фолз, а там сяду на самолет до Нью-Йорка.
Бриг раскрутил пиво в своей кружке и теперь наблюдал, как оседает пена. Хотя он всем своим видом пытался изобразить непоколебимое спокойствие, в его глазах промелькнула неуверенность.
— До Нью-Йорка? Это с какой же стати? — Труди от изумления округлила глаза. — Все местные владельцы ранчо переживают сейчас тяжелые времена, не успевают стакан пива до губ донести, а ты решил устроить себе каникулы?
— У меня тоже на разъезды времени нет. И никакие-то не каникулы. Это деловая поездка, — резко оборвал женщину Бриг, и на его губах появилась циничная ухмылка. — Надо навестить богатого родственника и выяснить, способен ли он оказать мне любезность.
— Вот уж не думала, что у тебя есть родственники!
Бриг пожал плечами, единым духом осушил кружку и отставил ее в сторону. Взяв сигарету, которая тлела в пепельнице, он привычным жестом приклеил ее к нижней губе, слегка прищурившись от попавшего в глаза табачного дыма, и потянулся за бумажником.
— Сколько я должен за пиво?
— Пиво за счет заведения! — Труди небрежно махнула рукой, отметая даже мысль об оплате, после чего понизила голос и прошептала:
— Все, что ты здесь ни закажешь, — всегда за счет заведения. Ты ведь знаешь об этом, Бриг.
— Что ж, — мимолетная улыбка несколько смягчила его обычно жесткую линию рта.
Бриг отлично знал, что представляла собой эта женщина. В каждом городе, даже в самом маленьком, всегда существует известное количество местных пьянчуг и шлюх — не важно, признают ли этот факт другие, более почтенные горожане, исправно посещающие церковь.
Труди, несомненно, относилась к категории шлюх. Однако, за исключением первого раза, Бриг не платил ей за услуги, поэтому за десять долгих лет знакомства постепенно перестал воспринимать ее подобным образом. Это была добрая, отзывчивая давалка, которая временами подрабатывала, используя свое тело, но никогда не была в этом смысле профессионалкой. Профессиональных шлюх Бриг не уважал.
— Не спеши, выпей еще кружечку, — предложила Труди, заметив, что Бриг поднялся. Она так быстро придвинула ему полную кружку, что Бриг не успел отказаться. Едва заметно пожав плечами, он снова уселся за стол.
Труди тем временем сходила за очередной порцией бутылок, извлекла из-за стойки деревянную лесенку и приставила ее к полкам на задней стене, собираясь лезть наверх.
— Эта зима была на редкость тяжелой, — заметила она — Всем досталось по первое число. Джейк Фелпс заходил к нам с месяц назад и сказал, что сено у него кончилось уже в марте.
— У меня-то как раз сена было вдоволь. Но майская буря пришлась на время отела. — Первую кружку Бриг уговорил сразу — требовалось промочить пересохшую в дороге глотку. Вторую же он пил не торопясь. — Я потерял почти две трети молодняка.
— Да что ты?!
Труди посмотрела на него через плечо, выразив всем своим видом понимание и сочувствие.
— Как ты уже сказала, всем досталось по первое число, — негромко произнес Бриг.
Раздавив в пепельнице окурок, он следил за тем, как Труди преодолела первые две ступени и оперлась коленом о третью, пытаясь добраться до самой верхней полки.
Одну бутылку она держала в руке, другую держала под мышкой. Тесная черная юбка задралась, обнажив стройные полные ноги, и Бриг снова почувствовал вожделение, которое уже посетило его, когда женщина появилась в зале.
Он не сразу обнаружил, что Труди повернулась и внимательно смотрит на него. Когда их взгляды встретились, в глазах женщины полыхнуло пламя, ее груди напряглись и еще явственнее обозначились под тонкой тканью блузки. Труди поняла, что выдала себя, но ничуть не смутилась и быстро спустилась с лестницы.
— Послушай, эта твоя поездка в Нью-Йорк очень срочная? — спросила она, снова поворачиваясь к нему— Неужели необходимо отправляться прямо сию минуту?
В ее голосе звучали откровенно призывные нотки, и Бриг почувствовал, что ему едва ли удастся устоять.
— Вряд ли я добьюсь чего-либо путного, откладывая отъезд. — нахмурился он.
— Но что изменится, если ты задержишься хотя бы до утра? — Даже не предоставив ему возможности ответить, Труди взглянула на двух других посетителей, примостившихся у стойки. — Вам ребята, еще что-нибудь нужно?
Мужчины разом оторвали головы от салфетки, на которой они набрасывали какие-то цифры. Один из них отрицательно покачал головой, а другой сказал:
— Нет.
— Я должна сходить в кладовку за продуктами. Если кто-нибудь придет, скажите, чтобы подождали, ладной — Ясное дело.
— Не поможешь мне принести бочонок пива? — обратилась Труди к Бригу, многозначительно взглянув на него.
Вместо ответа, Бриг поднялся со стула и обошел стойку. Труди провела его в подсобку и заперла дверь изнутри. Повернувшись, она прошла так близко от нее, что Бриг не мог не коснуться ее тела. Он почувствовал, как затрепетала ее плоть, ощутил исходивший от нее запах каких-то дешевых духов и внезапно услышал, как громко застучало его собственное сердце. Впрочем, в этом не было ничего удивительного: ведь всю зиму он просидел на своем ранчо в полном одиночестве.
— Бочонок вон там, — произнесла Труди и ткнула пальцем в тускло освещенный дальний угол кладовки, но в этот момент пальцы Брига крепко сжали ее руку у локтя.
— Черт с ним, с этим бочонком, Труди!
Он даже предоставил ей возможность посопротивляться — секунду, не больше, — , хотя и знал, что сопротивления не встретит. И лишь притянул ее к себе. Выяснилось, что он забыл, насколько она мала ростом, и подумал об этом, только когда нагнулся, чтобы запечатлеть поцелуй на ее губах, которые тут же с готовностью раздвинулись.
Кровь ударила Бригу в голову, когда Труди прижалась к нему всем своим щедрым телом. Он почувствовал сквозь рубашку прикосновение двух напряженных твердых сосков, услышал, как женщина застонала, ощутил у себя на шее ее пальцы. Язык Труди описывал влажные круги вокруг его рта, пытаясь пробиться внутрь.
Эта достаточно агрессивная демонстрация желания заставила Брига отпустить с поводка жившего у него внутри зверя. Он мигом перехватил инициативу, впился в ее губы жадным поцелуем и не отпускал до тех пор, пока хватало дыхания. Только тогда он слегка отстранился, чувствуя, что дышит тяжело и прерывисто. Между тем Труди дрожащими пальцами расстегнула несколько пуговиц у него на рубашке и коснулась жестких завитков на его груди.
— Не уезжай сегодня. Бриг! — прошептала она хрипловатым от желания голосом. — Оставайся до завтра, а?
Через два часа я уже закрою заведение.
Ее губы оставляли влажные отпечатки у него на груди, горячее дыхание опаляло, сводило с ума. Хотя в кладовке было прохладно, Бриг почувствовал, что у него на коже выступил пот. Его руки беспорядочно гладили плечи и грудь Труди. Наконец он подхватил ее за ягодицы и с силой прижал к себе. Желание одолевало его, и он чувствовал, что ему необходимо дать выход.
Когда Труди подняла голову и Бриг увидел, какие у нее полные и яркие губы, он протяжно застонал и снова жадно приник к ним.
— Оставайся, Бриг, прошу тебя! — говорила она в перерывах между поцелуями. — Ты так давно у меня не оставался…
— Уж не хочешь ли ты сказать, что с тех пор у тебя никого не было? — усмехнулся Бриг, на мгновение оторвавшись от нее.
— Но с тобой совсем не так, как с другими! — запротестовала Труди. — Это что-то особенное. Я просто… Короче, ты знаешь, что я имею в виду.
— Знаю, знаю… — нетерпеливо произнес он.
Теперь уже оба они не могли сопротивляться желанию.
— Возьми меня, Бриг! — молила Труди. — Я вся горю.
С этими словами она принялась расстегивать оставшиеся пуговицы на его рубашке.
Обтягивающая тело Труди одежда сделалась вдруг досадным препятствием. Но едва Бригу удалось задрать ее юбку выше бедер, как в тесное помещение кладовки донесся крик:
— Эй, Труди, тебя ждет клиент!
— Не обращай внимания! — прошептал Бриг, чувствуя, что она сразу же напряглась в его объятиях.
— Я не могу! — Труди попыталась освободиться из его стальной хватки. — Они пошлют кого-нибудь на розыски. Прошу тебя, Бриг, отпусти меня!
Негромко выругавшись, Бриг отпустил ее и отступил на шаг. В этот момент ему пришлось схватиться с самыми примитивными, даже животными чувствами, которые — стоило дать им волю — было не так-то просто обуздать.
Труди торопливо оправила на себе одежду, пригладила волосы и, бросив в его сторону виноватый взгляд, поспешила к выходу.
Бриг не мог последовать за ней. Ему пришлось ждать, пока взбунтовавшийся зверь, пытавшийся вырваться наружу, снова не сделался ручным и не улегся, подобно дрессированному льву, на место. Бриг еще раз выругался, вытащил из заднего кармана брюк носовой платок и тщательно отер себе рот, щеки и руки.
Прошло несколько минут, прежде чем он окончательно пришел в себя. Обнаружив в кладовке пивной бочонок, Бриг взвалил его на плечо и направился к двери. Когда он появился в баре, Труди одарила его любящим и благодарным взглядом.
— Куда поставить?
— Можешь пока поставить прямо здесь, у стойки, — она указала на пустое пространство под прилавком, куда тянулись шланги своеобразного «пивопровода». — Налить тебе? А то пиво, которое ты оставил, наверное, совсем выдохлось.
— Не стоит беспокоиться.
Вряд ли ту страсть, которая снедала его в этот момент, можно было залить пивом. Бриг поставил бочонок на место и, повернувшись на каблуках, двинулся к выходу.
— Куда же ты? — Труди выскочила из-за стойки и бросилась за ним.
— На прогулку!
Бриг знал, что его слова прозвучали резко и не слишком вежливо, а Труди такого обращения не заслужила.
Тем не менее он ничего не мог с собой поделать: охватившее его напряжение все еще сказывалось. Сейчас он походил на медведя-гризли, которого охотники разбудили от зимней спячки.
— Но ты еще вернешься? — Она вглядывалась в его лицо в надежде отыскать ответ на свой вопрос.
— Не знаю…
Не следовало ему заходить в это заведение — вот что!
Если бы он не забрел сюда, то находился бы уже на тринадцать миль ближе к Айдахо-Фолз, а значит — и к Нью-Йорку. Там должна была решиться судьба его ранчо, на процветание которого он потратил четырнадцать дет непрерывных трудов. Так неужели для него важнее минутное удовольствие? Бриг уже собрался уйти, но в этот момент Труди взяла его за руку, и он почувствовал, как в его мозолистую натруженную ладонь воткнулось что-то твердое.
— Черт бы тебя побрал, Труди, — пробормотал Бриг, сдаваясь: он уже догадался, что это такое.
— Учти, это мой единственный ключ от квартиры.
Если ты меня не дождешься, я не попаду домой.
Пальцы Брига автоматически сжались в кулак. Коротко кивнув, он в который уже раз двинулся к входной двери. На этот раз Труди не стала его задерживать.
Оказавшись на улице, Бриг остановился, чтобы немного прийти в себя. Воздух был прохладным и чистым.
«Интересно, — подумал он, — я взял ключ Труди потому, что хочу быть с нею, или потому, что мне подсознательно не очень-то хочется ехать в Нью-Йорк и я стараюсь отдалить момент отъезда?» Тяжело вздохнув, Бриг отметил про себя, что виной тому, пожалуй, обе эти причины.
Протянув руку, Бриг стряхнул пепел с сигареты в пепельницу, что стояла на прикроватном столике. Светлые волосы щекотали его шею, и он пригладил непокорные прядки на голове женщины, которая покоилась у него на груди, затем его рука снова легла на обнаженный живот Труди. Она в ответ подняла голову, нежно поцеловала Брига и провела пальцем по белому шраму на его левом плече.
— Почему ты так и не женился, Бриг? — задумчиво спросила она.
«Ox уж эти женщины! — лениво подумал Бриг, испытывая легкое раздражение. — Ну почему им так необходимо разговаривать после того, как любовные утехи закончились?» Он бы предпочел курить в полном молчании, нежели слушать лепет Труди. Однако не ответить ей было бы по меньшей мере невежливо.
— Скорее всего потому, что я предпочитаю общение с самим собой любому другому.
Он глубоко затянулся и выпустил из ноздрей две голубые струйки дыма.
— Ты что же, никогда не был влюблен?
— Боюсь, что не был…
Бриг давно уже пришел к такому заключению. Всякий раз, когда ему казалось, что он любит ту или иную женщину, это продолжалось лишь до тех пор, пока ему не удавалось с ней переспать.
— Послушай, а правда, что ты служил наемником? — задала она ему новый вопрос, не имевший никакого отношения к предыдущей теме.
Лоб Брига прорезала морщина. Неужели он когда-то ей об этом рассказал? Свою прошлую жизнь он крайне редко обсуждал с кем бы то ни было, хотя и не испытывал ни малейших угрызений совести за содеянное в прошлом.
— Да, это правда, — признал Бриг.
— Почему?
— Почему правда? — Брига несколько озадачил этот : вопрос, и он невольно улыбнулся.
— Да нет же, глупый! — Труди расхохоталась и подняла на него глаза. Теперь на, ее лице почти не осталось косметики, и она выглядела намного старше, зато без краски черты ее лица казались более естественными и привлекательными. — Почему ты стал наемником?
— Черт его знает. Наверное, я нафантазировал себе образ эдакого бравого «солдата: удачи» и мне захотелось на него походить.
Дело было давнее, и Бриг уже напомнил хорошенько, что заставило его поступить подобным образом. Во всяком случае, сейчас его это очень мало трогало.
— Но ведь твои родители наверняка… — начала было Труди.
— Мои родители умерли, когда я был ребенком, — нахмурился Бриг, вовсе не собираясь рассказывать об обстоятельствах гибели отца и матери и о том, как он сам чудом выжил после катастрофы. — Меня воспитывал дедушка — или, что вернее, пытался это делать. Мы с ним не особенно ладили. Я всегда был слишком свободолюбивым и не признавал над собой ничьей власти… Он же слыл человеком строгим. К тому времени, как мне исполнилось пятнадцать, на моем счету уже было семь попыток убежать из дому. В семнадцать лет я подписал контракт и служил в Юго-Восточной Азии — в Камбодже и Лаосе.
Когда я вернулся на родину, выяснилось, что дома ничего не изменилось. Дедушка продолжал существовать в том мире, где на первом месте стояли деньги. В дедушкином окружении достоинство человека определялось его счетом в банке и количеством влиятельных особ, с которыми он знаком. Дедушкиным друзьям было наплевать, что за душой у человека и каким способом он нажил состояние.
Бриг раздавил в пепельнице очередной окурок и выпустил в потолок последнее голубое колечко дыма.
— Но почему все-таки ты сделался наемником?
Труди даже приподнялась на локте, чтобы лучше видеть его лицо. Однако его выражение оставалось непроницаемым и мало что ей сказало.
Бриг провел загрубевшим пальцем по ее подбородку, потом по горлу и наконец сделал резкое движение вбок — словно это самое горло перерезал.
— Случилось так, что я с детства знал, как быстро и бесшумно убить человека. Я умел в совершенстве пользоваться практически любым видом оружия, которое изготовлялось в то время, и мог научить любого, как им пользоваться.
Бриг замолчал, заметив, «что в ее глазах мелькнул страх, который сменился недоверием, и понял, что зря затеял весь этот разговор.
— Короче говоря, это было единственное, что я умел делать в совершенстве. Когда же мне предложили неплохие деньги за это мое умение, я согласился. Очень может быть, что я таким образом хотел досадить своему дедуле, который полагал, что наемник сродни грязи под ногами и позор рода человеческого В голосе Брига звучала плохо скрытая горечь. В то время как большинство людей восхищалось деловой хваткой его деда и завидовало его богатству, Бриг испытывал отвращение к этому человеку, чье имя — Бригхэм — он в силу обстоятельств носил. Это имя основателя империи магазинов дешевых товаров.
Труди смотрела на него со страхом. Тяжелый взгляд придавал лицу Брига еще более жесткое выражение. Однако стоило ему взглянуть на Труди, как его глаза потеплели и некоторое подобие улыбки коснулось губ, почти полностью скрытых под густыми усами.
— Надо сказать, в значительной степени благодаря дедушке я вечно сражался на стороне тех, кто проигрывал. Поддерживал, так сказать, слабого, пытался хотя бы отчасти уравнять его шансы в борьбе с более сильным.
— Где. А где ты работал, когда вернулся из Азии?
Труди пугало прошлое Брига, но любопытство было сильнее.
— Я пробыл дома совсем недолго и снова заключил контракт. Воевал в Центральной Америке, в Африке, в Южной Америке… Ездить мне пришлось много. Как я уже говорил, мне редко доводилось сражаться на стороне сильных, поэтому все мои войны заканчивались довольно быстро. Как правило, у тон стороны, которую я защищал, кончались средства, а это означало, что ей было не на что купить боеприпасы, оружие… даже еду.
Бриг не стал вдаваться в такие детали, как смерть друзей, пища, которую нельзя было взять в рот, но есть тем не менее приходилось, поскольку другой просто не было.
Не упомянул он о ночевках на голой земле, когда нечем было укрыться от холода, о паразитах, которые кишели в окопах. Не сказал ничего и о солдатах, которые пали от его руки…
— Отчего же ты бросил это занятие? Ведь ты был тогда еще совсем молодым.
Труди уже отбросила все попытки скрыть свое любопытство и даже устроилась на кровати поудобнее, чтобы не пропустить ни слова.
Вокруг ее бедер была обернута простыня, массивные шары грудей тяжело колыхались при малейшем движении. Это зрелище на некоторое время отвлекло внимание Брига, он протянул руку и, словно тяжелый плод, приподнял одну из грудей на ладони.
— Однажды нам устроили засаду и мой патруль угодил в нее. Помню, как меня в плечо ударила пуля, я успел крикнуть своим, чтобы они ложились на землю, а потом наступила непроглядная ночь. Когда я пришел в себя, то увидел рядом врача, который был с ног до головы забрызган кровью и обличьем напоминал мясника. В руке он держал скальпель и собирался извлечь у меня из плеча пулю. Я лежал на земле, а над головой у меня был натянут кусок брезента — жалкое подобие крыши операционной. Вокруг жужжали мухи, запах стоял такой, что я чуть снова не потерял сознание. Доктор сунул мне в рот свинцовую пулю и велел сжимать ее зубами изо всех сил: в этом импровизированном госпитале не имелось даже подобия анестезии. Когда он начал кромсать мое тело скальпелем и сунул в рану пинцет, я вдруг понял, что никаких денег мне больше не надо. Я был сыт по горло их проклятой войной. Прежде чем погрузиться в беспамятство вновь, я дал себе слово, что, если мне доведется пережить эту, с позволения сказать, операцию, я уберусь из этих краев к чертовой матери. Моя жизнь стоила куда больше тех денег, которые мне платили!
— И тебе это удалось?
— Ты спрашиваешь, удалось ли мне пережить операцию? — с усмешкой осведомился Бриг. — Нет, я умер!
Но Труди, казалось, не заметила иронии.
— Да нет, я хотела спросить, уехал ли ты оттуда, как намеревался?
— Уехал. Как только у меня снова появилась возможность двигаться, я сразу же махнул в Штаты… и до сих пор нахожусь здесь. Хватит об этом, есть гораздо более интересные занятия.
Бриг обнял ее за плечи и притянул к себе, но Труди уперлась рукой ему в грудь, стараясь сохранить дистанцию.
— Подожди, ты еще не все рассказал. Ты съездил повидать деда?
— Нет. У него случился обширный инфаркт, и его похоронили за месяц до того, как я вернулся.
Бриг поднес руку Труди к губам, перецеловал кончики пальцев и услышал стон вожделения, сорвавшийся с ее уст. Уже сдаваясь, она все-таки спросила:
— А как же его дело, его деньги? Ведь он же, кажется, был очень богат?
— Он все завещал другому своему внуку — моему кузену.
По правде сказать, это было правдой только отчасти, но Бриг уже устал от ее расспросов. Кроме того, его семейные дела не имели к Труди ни малейшего отношения.
— Так ты, стало быть, едешь в Нью-Йорк к этому самому кузену? — внезапно догадалась она.
— К этому самому.
Бриг запечатал ей рот поцелуем. Как выяснилось, это был единственный эффективный способ заставить Труди замолчать. Пытаясь раздвинуть языком ее губы, Бриг вдруг ощутил сопротивление Бунт следовало подавить в зародыше! Зажав ладонями ее груди, он надавил большими пальцами на соски, которые сразу набухли и затвердели.
Тем временем его колено проникло между ее ляжек и развело их в стороны.
Когда его губы коснулись ее шеи, Труди прошептала ему на ухо:
— Какое же ты, в сущности, ненасытное животное, Бриг Маккорд!
Прозвучало это, правда, не слишком сурово — видно было, что и ее наконец разобрало желание. Бриг молча улыбнулся и снова жадно приник к ее губам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Отчаянная охота - Дайли Джанет

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

891011121314151617

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

18192021222324

Ваши комментарии
к роману Отчаянная охота - Дайли Джанет



Любовь на фоне природы,ещё присутствует детективная линия.мне понравился.такое реалестичное описание и поведение гг,что кажется ,что они списаны с конкретных личностей.хороший слог автора,приятно читать.
Отчаянная охота - Дайли ДжанетТаТьяна
20.12.2014, 5.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

891011121314151617

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

18192021222324

Rambler's Top100