Читать онлайн Ночной путь, автора - Дайли Джанет, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночной путь - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночной путь - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночной путь - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Ночной путь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

Cокола разбудил встревоженный птичий щебет. Он открыл глаза, с досадой осознав, что все же задремал. Птицы напомнили ему о том, что опасность не миновала.
На какое же время он потерял контроль за происходящим? Первые лучи солнца только-только озарили горизонт. Взглянув на восток, Сокол прикинул: может быть, часа на два, не больше. Дыхание спящей в его объятиях Ланны было глубоким и ровным.
Его руки онемели от неудобного положения. Однако птичий гомон его насторожил, они явно чего-то испугались. Поэтому Сокол продолжал сидеть неподвижно, прислушиваясь к происходящему вокруг. Прошло несколько секунд, прежде чем он смог выделить из шороха листьев в кустах и кронах деревьев шелест высокой травы под чьими-то ногами. По тропинке шел человек. Потом Сокол различил звонкие удары копыт лошади о камни. Звуки доносились снизу. Там явно был не один человек.
Сокол осторожно закрыл девушке рот ладонью, чтобы та случайно не вскрикнула или не заговорила. Ланна сначала напряглась от неожиданности, но когда, окончательно проснувшись, поняла, чья это ладонь, расслабилась.
Вслед за негромким пофыркиванием лошади послышался скрежет гальки под тяжелыми ботинками. Сокол посмотрел на своих лошадей. Но они не проявляли никакого интереса к этим звукам.
После этого послышался плеск воды. Значит, некто находился уже возле ключа.
– Ничего вкуснее этой воды нет на свете! – Сокол узнал голос Билла Шорта.
– Набери поскорее во фляжки, пока лошади не замутили воду, – распорядился Ролинз.
– Каким образом ему удалось исчезнуть, не оставив ни единого следа? – недоуменно спросил Шорт. – Мы уже должны были нагнать его.
– Это лишний раз доказывает, как он ловок и хитер. Нисколько не сомневаюсь, что это входило в его замысел: направить нас по ложному следу, заставив кружить здесь, в то время как он сам уже давно и далеко отсюда.
– Но куда же он мог ускользнуть?
– Большинство навахо на лето строят хоганы где-нибудь в холмах. Сдается мне, что его с девчонкой надо искать именно там, – заметил Ролинз. – А, может, он где-нибудь тут, поблизости. Смотрит на нас и посмеивается… Ничего, ему будет не до смеха, когда мы отыщем их..
– Ты так говоришь, будто знаешь, где он, – недоверчиво проговорил Шорт.
– Я запомнил, как мистер Фолкнер рассказывал, что в этих горах только два места, где есть вода. Значит, его надо искать либо в одном, либо в другом. Следы покажут, – самоуверенным тоном закончил Ролинз. – Вставай, пора трогаться.
Легкий скрип кожи… Это Шорт взгромоздился на седло. Затем поcлышался плеск воды. И наконец он услышал, как задрожала земля, – лошади галопом поскакали вперед. Выждав, когда затихнет стук копыт, Сокол разжал объятия, отпустив Ланну, и приподнялся, глядя вслед удаляющимся всадникам.
– Нам повезло, они уехали? – спросила Ланна с надеждой.
– Не знаю. Напои лошадей и дай им поесть, – попросил он, заворачиваясь в одеяло.
– А ты куда?
– Может быть, я чересчур подозрителен, – пожал он плечами, – но хочу убедиться, что они на самом деле уехали. И что этот разговор они затеяли не для того, чтобы выманить нас. Я ненадолго, – пообещал он, скользнув на узкую тропу, ведущую к кромке каньона.


Приблизительно через полчаса Сокол вернулся.
– Ускакали в сторону холмов на Запад, – ответил он на безмолвный вопрос Ланны. – На этот раз, как ни странно, Ролинз промахнулся. Через пару дней мы уже будем вне опасности. – Ланна слышала, что голос его оставался по-прежнему напряженным. Но морщинка меж бровей разгладилась, когда он улыбнулся. – Как насчет кофе? Надо перекусить чего-нибудь горячего.
Пока Ланна нарезала бекон, который прихватил Сокол, он развел небольшой костерок. Кофе они выпили из одной чашки, пока бекон поджаривался в маленькой кастрюльке. Ланна взбила пару яиц и залила ими жирные куски мяса. Ничего вкуснее на свете ей еще не доводилось есть.
– Тут еще осталась пара глотков кофе, – протягивая ей кружку, сказал Сокол.
– У нас уже не осталось ни капли воды, – сказала она, допивая остаток показавшегося ей необыкновенно вкусным напитка. Кофе сразу взбодрил ее и придал силы, хотя все тело еще ломило. Спать, сидя на земле, она не привыкла.
– Пойду наберу, – Сокол перекинул фляжки через плечо. – Все равно лошадям надо как следует подкрепиться перед дорогой.
– Подожди, – Ланна в последний раз тряхнула кружку, чтобы на дне не осталось ни единой драгоценной капли. – Я пойду с тобой.
– Ну вот еще, ноги ломать, – пошутил Сокол.
Ланна вспомнила про едва заметные выбоины, выдолбленные в скале, и пожала плечами:
– Когда мы жили в Колорадо, я ходила в горы. Конечно, никуда особенно я не забиралась и по отвесным скалам не лазила, но если сможешь ты, то почему мне это не удастся? – И прибавила самый веский довод: – Мне страшно надоела эта пещера. У меня уже начинается клаустрофобия.
Это было легким преувеличением, но ей не хотелось оставаться одной. Помедлив немного, Сокол кивнул в знак согласия:
– Ну хорошо, если тебе так будет лучше. Только сначала спущусь я.
– Чтобы поймать меня, если я начну падать? – пошутила Ланна.
– Ну да, – улыбнулся ей Сокол и показал на одеяло. – Сбросишь мне, чтобы я мог набрать травы для лошадей.
Ланна подошла вместе с ним к выходу из пещеры и смотрела, как он лег на живот и соскользнул вниз, нашаривая опору для ног, а затем исчез. Дыхание у нее невольно перехватило. Она облегченно вздохнула только после того, как увидела его стоящим внизу. После чего сбросила ему одеяло.
– Теперь твоя очередь, – крикнул Сокол, вытягивая руки вперед. – Но если ты раздумала, то можешь подождать там. – Это уже был вызов.
– Ну уж нет, – отозвалась она, и, повторяя то, что делал Сокол, легла на живот ногами к обрыву и, постепенно сползая, начала нашаривать опору.
Особой уверенности она не чувствовала, но коли уж начала спускаться, деваться было некуда. Оставалось отыскивать следующую опору. Все-таки это лучше, чем рухнуть вниз.
Ноги у нее предательски дрожали, когда она ощутила, как Сокол подхватил ее, помогая преодолеть последние метры. Желая поддразнить его, она собиралась было заявить, что он слишком преувеличил трудность спуска. Ничего особенного в этом не было: в скале находилось множество выступов и впадин, за которые можно было ухватиться рукой и куда можно было поставить ногу. Но она так обрадовалась, когда наконец, почувствовала твердую почву под ногами, что тотчас забыла о своем намерении.
– Сердце все еще бьется? – спросил Сокол, улыбаясь одними глазами.
– Сто ударов в минуту, – пришлось согласиться Ланне.
– Набери воду, пока я нарежу травы, – предложил он, протягивая фляжки.
– А ты не боишься, что я наслежу при этом? Они сразу заметят это, когда вернутся? – спросила она.
– Они ускакали и будут кружить вокруг каньона еще долго. Роллинз упрям и самолюбив, ему хочется понять, где я сумел обмануть его. В ближайшее время мы их здесь не увидим, – убедил он Ланну.
Вынув нож из ножен, он расстелил одеяло и начал срезать слегка пожелтевшую траву под деревом. А Ланна с пустыми фляжками направилась к источнику. Чистая свежая вода снова заполнила довольно глубокую выемку в скале. На дне этого природного бассейна переливались разноцветные камни. Игра воды и света делала их ярче и привлекательнее, чем они были на самом деле. За долгие годы вода успела пробить узкую дорожку в скалах там, где кончалась выемка, и скользила вниз серебристой лентой. Взгляд Ланны невольно устремился за этой тоненькой струйкой, которая питала буйную зеленую поросль травы.
А потом, приставив фляжку к падающей серебряной струйке, она слушала, как с легким музыкальным шумом наполняется емкость. Вода была холодной как лед. Набрав в горсть воды, она отпила этой чистой и необыкновенно вкусной воды, а потом плеснула себе в лицо. Студеная вода будто обожгла кожу.
Когда фляжки наполнились, Ланна присела на камень, глядя, как Сокол занимается своим делом. Затем она перевела свой взгляд на небольшое полуосевшее строение среди деревьев. Оно показалось ей странным. Ланна никак не могла понять его назначения.
– Сокол, а это для чего? – указала она на небольшую хижину, которая была маленькой копией хогана. – Сарай?
Посмотрев в ту сторону, куда она указывала, Сокол вновь склонился к траве, продолжая работу, но она успела заметить ухмылку, скользнувшую по его лицу.
– Нет, это дом для потения.
– Не поняла? – Ланна ничуть не удивилась, что ее вопрос развеселил Сокола.
– Только то, что означает слово «потеть» и ничего более. Дом, где человек потеет, – он на миг приостановился. – Считай, что это своего рода баня или парилка.
– Но звучит все же несколько иначе, согласись, – проговорила она, раздумывая над чем-то. – Неужели там и в самом деле можно купаться? Сомневаюсь.
– Да нет. Можно. Особого труда это не составит, – срезав еще несколько пучков, он бросил их на одеяло.
Ланна снова повернулась в сторону невысокого строения:
– Непохоже, чтобы… – она снова взглянула на него и увидела, что в глазах его пляшут озорные искорки.
– Туда могут ходить только мужчины, – добавил он.
– А женщинам не разрешается? – с вызовом спросила Ланна.
Сокол посмотрел в сторону запада. Ланна догадывалась, что он прикидывает: где сейчас может быть Ролинз. Она только на секунду позволила себе расслабиться и забыть о преследователях. Но тотчас же откинула шальную мысль о купании, понимая, насколько рискованна сейчас подобная затея.
– Можешь пока нарезать травы, – он положил нож, – а я разведу огонь и нагрею камни.
– А ты не боишься, что… – начала Ланна.
– Более подходящего времени нам уже не удастся выкроить, – перебил ее Сокол. – Завтра они могут снова появиться, чтобы еще раз проверить, нет ли нас здесь.
– Ты собираешься впустить меня туда? – на щеках Ланны обозначались ямочки, когда она широко улыбнулась.
– Похоже, ничего другого мне не остается, – суховато заметил Сокол.
Он исчез довольно надолго. А когда вернулся, Ланна успела нарезать целый ворох травы. Над одеялом возвышалась внушительная куча. В руках у него были тыквы, по форме напоминающие кувшины. Отложив их в сторону, Сокол связал четыре угла одеяла в тугой узел.
– Сначала отнесу траву, – объяснил он, просовывая голову сквозь перевязь так, чтобы груз остался за спиной, а руки были свободными. – А ты пока набери воды в эти тыквы.
– Хорошо.
Но она не сразу пошла к ручейку, а некоторое время встревоженно смотрела, как он карабкается вверх, потому что боялась, что тяжелый груз может помешать ему. Только когда он наконец достиг небольшой площадки перед пещерой и встал в полный рост, она облегченно вздохнула и пошла набирать воду.
Поскольку к тому времени, когда она заполнила все тыквы до самого горлышка, Сокол так и не спустился вниз, Ланна сама отправилась в ту сторону, где стояла баня. Вход в глинобитную хижину закрывало пыльное одеяло. Когда Ланна отодвинула его, в лицо ей сразу пахнуло сухим жаром. Ступив внутрь, она снова опустила за собой одеяло. Небольшие размеры домика позволяли камням разогреть его довольно быстро, а глиняные стены хорошо держали тепло. Гладкие валуны стояли в центре. Ланна набрала в горстку немного воды и плеснула на один из них. Капли воды зашипели, запрыгали и почти сразу же испарились.
Оставив тыквы в хижине, Ланна вышла наружу и взглянула на пещеру. Но не заметила никаких признаков Сокола. Ей не терпелось опробовать баню, и, не дожидаясь его, она быстро разделась, аккуратно свернула белье, джинсы, блузку и положила все это у самого входа.
И прежде, чем осенний холодок успел куснуть ее обнаженное тело, она уже скользнула внутрь. Теперь, когда на ней не было ничего, она смело плеснула побольше воды на камни, так что воздух в баньке сразу же наполнился паром. Ланна села, блаженно вытянула ноги и закинула руки за голову. И через секунду почувствовала, как влажный пар проникает в тело, сквозь каждую пору кожи. Тело, уставшее от напряжения за эти сутки, начало обмякать. Прикрыв глаза, она отдалась этому приятному чувству.
Легкая волна холодка вдруг коснулась тела. Ланна открыла глаза и посмотрела на вошедшего Сокола. На нем была только легкая набедренная повязка. Ланна почувствовала, как сердце ее забилось сильнее, а в горле застыл непонятный комок, и волна возбуждения прошла по телу.
– Камни страшно горячие, – пробормотала она. – Надеюсь, ты ничего не имеешь против того, что я вошла первой, не дождавшись тебя.
– Нет, конечно. – Сокол плеснул еще пригоршню воды, и со всех сторон их окружили клубы пара.
Завороженная тем, как капельки пота блестят на его коже, Ланна упустила тот момент, когда он развязал набедренную повязку и аккуратно положил ее на пол. Она мгновенно почувствовала, как жар одновременно охватил ее и снаружи и опалил изнутри – ей стало трудно дышать.
С грацией, присущей только животным, Сокол лег на полу рядом с ней, не отрывая взгляда от ее глаз. Дикая простота хижины, их нагота и близость растопили корку, под которой таилась вулканическая лава. Сокол протянул к ней руку, погрузив пальцы в пену каштановых волос, глядя прямо в пылающее лицо Ланны. Только легкий вздох желанного облегчения сорвался с ее губ, когда Сокол прижался к ним своими губами.
Проведя ладонью по гладкой шелковистой коже Сокола, Ланна ощутила, как налились его мускулы на спине и на руках. Губы их жадно искали друг друга, не в силах утолить жажды близости.
Он провел рукой по ее возбужденному телу, и под его ладонью оно становилось как будто еще горячее. Казалось, что Сокол продлевает муку наслаждения, желая настроить каждую клеточку тела на нужный лад. Запах, исходящий от Сокола, – запах степи, травы, солнца, еще более обострял чувства, заглушал все, кроме нарастающей и ноющей боли в теле.
Когда губы Сокола прильнули к ее груди, Ланна подалась вперед, выгнувшись к нему навстречу, не в силах вынести эту пытку наслаждением. Теперь он открыл рот, чтобы принять в себя розовый бутон набухшего соска. Почти животный стон сорвался с ее губ, когда она почувствовала, как ее лоно в ответ на это прикосновение сжалось. Рука Сокола скользнула ниже, чтобы немного унять мучительную боль желания, но только новая волна истомы разлилась по телу медовой сладостью желания. Мечущиеся пальцы, трепещущее тело Ланны молили его об одном: унять эту боль, которую причиняли и его губы, и его руки.
И тогда он снова накрыл ее губы поцелуем, заполнив ее рот затвердевшим языком, а сам лег сверху и медленно вошел в нее, заполнив ее лоно так же, как оказался заполненным и ее рот. Влажный жар снова опалил ее изнутри. И тяжесть его тела еще более затруднила дыхание.
Ей с трудом удалось освободить свои губы, чтобы проговорить:
– Сокол, это слишком тяжело для меня. Я задыхаюсь от жара и от тяжести!
Одним неуловимым движением он перевернулся, так что Ланна оказалась сверху. Слегка приподняв ее над собой, он жадным взором окинул ее обнаженное тело, ее округлые груди.
– Думаю, так тебе будет намного легче, – с легкой насмешкой проговорил он.
И снова его руки скользнули по телу – нежные, возбужденные и жадные одновременно. Медовый жар опять заполнил лоно. Тела их рванулись навстречу друг другу и слились в одном бешеном ритме. Страсть захватила Ланну целиком. Странным образом она чувствовала единство слияния не только их тел, но и духа.
И когда она, обессиленная, лежала в объятиях Сокола, магия этого переживания не покидала Ланну. Ей никак не удавалось найти подходящих слов, чтобы выразить свои чувства. И, закрыв глаза, она наслаждалась непередаваемым ощущением пережитого. Сокол шевельнулся под ней, проведя рукой по вспотевшей коже. Она что-то пробормотала протестующе, не желая выходить из этого блаженного состояния.
– Этот пар высосет из нас все соки, – слегка осевшим голосом предупредил он.
Ланна отодвинулась в сторону, давая ему подняться, но не отрывала взгляда затуманившихся глаз от него. Он помог ей встать и взял на руки. Ланна обвила его шею руками, прижимаясь к его груди, и принялась покрывать быстрыми поцелуями теплую влажную кожу.
Сокол, откинув одеяло на двери, по плечи высунулся наружу. После влажного жара и полумрака яркое солнце ослепило их. Ланна прикрыла глаза и еще теснее прильнула к его теплому телу. Сокол не опустил ее на землю, а продолжал нести на руках.
– Куда мы идем? – спросила Ланна, на самом деле нисколько не задумываясь над этим.
– Ты знаешь, что шведы после сауны ныряют в ледяную прорубь? – спросил он.
Только через какую-то долю секунду до нее дошел смысл сказанного. Она, слегка повернувшись, увидела, что он несет ее к импровизированному бассейну, который создала природа. Переведя взгляд на Сокола, она заметила в его глазах прыгающих чертиков.
– Сокол! Прошу тебя! Не вздумай этого делать! Ты ведь не станешь? – Ланна понимала, что Сокол не замедлит выполнить задуманное. – Нет! Пусти меня! – Она в панике пыталась вырваться из его рук. – Пожалуйста, Сокол! Не надо!
– Я опущу тебя только на минутку, – смеясь, проговорил он.
– Нет! Не хочу! – Она протестовала не столько из-за того, что боялась или сердилась, а потому что это тоже было частью игры.
– Хорошо. – Он остановился возле источника. – Не стану тебя окунать с головой, – пообещал он.
Чувство облегчения охватило ее, и она расслабилась, поверив Соколу. Но он вдруг разжал руки, и она выскользнула из его объятий прямо в ледяную воду. И когда она коснулась ее разгоряченного тела, Ланне показалось, будто это был кипяток.
– Разве она холодная? – смеясь, спросил Сокол и плеснул водой на ее бедра.
– Ты же обещал! – укорила она его, вставая и пытаясь сохранить рановесие, чтобы не упасть на скользкие камни.
– Я пообещал, что не стану опускать тебя, – напомнил он и обдал ее водой теперь уже выше бедер.
В отместку она подняла ногой фонтан брызг, забрызгав его с ног до головы. Сокол отпрянул в сторону. Но Ланна уже набрала пригоршню воды и плеснула ему прямо в лицо, рассмеявшись, когда он откинулся назад.
И вдруг он, опустив голову, закрыл глаза руками, словно от боли. Тут же забыв про все на свете, она бросилась к нему:
– Что с тобой?
Но как только она оказалась в пределах досягаемости, он схватил ее и притянул к себе. Его крепкие губы прижались к ее губам, и сердце Ланны ухнуло вниз. Губы ее открылись, подчиняясь его настойчивой просьбе. Его мужская плоть прикоснулась к ее лону, и Ланна почувствовала, что он снова желает ее. И ответное желание сразу же вспыхнуло в ней.
Приподняв ее над собой так, что грудь оказалась на уровне его губ, он одной рукой удерживал ее, прижимая к себе, а другой гладил и сжимал ее ягодицы. Ланна впилась руками в его плечи, боясь потерять равновесие, и обвила ногами его поясницу.
И он вместе с ней пошел к громадному тополю. Около него Сокол остановился и прислонил ее к теплой шелковистой коре. Но по-прежнему его руки не желали выпускать Ланну из объятий.
Прошло Бог знает сколько времени, прежде чем она наконец почувствовала твердую землю под ногами. Но руки ее все еще продолжали обнимать его. Он глубоко вздохнул, так что шевельнулась прядка волос на ее голове:
– Ты моя, Ланна, – голос его дрогнул от переполнявшего его чувства. – И ни один мужчина не посмеет прикоснуться к тебе. – Обхватив ладонями ее лицо, он изучающе посмотрел на нее, ожидая возражений.
Но Ланна не в состоянии была возразить ни слова. Сияющие глаза все равно предали бы ее, выразив согласие.
– Да, – шепотом выдохнула Ланна.
С трудом переведя дыхание, он расслабился. И снова пробежал по ней взглядом.
– Ты же замерзла! – спохватился он.
И в самом деле, она вся покрылась мурашками. Но только сейчас она заметила это.
Схватив девушку за руку, Сокол увлек ее за собой к баньке, где лежала одежда.
– Оденься, пока не простудилась.
– А как же ты? – возразила она.
– Я более толстокожий, чем ты, во всех отношениях.
И скользнул внутрь хижины. Ланна уже застегивала «молнию» на джинсах, когда он появился оттуда в своей набедренной повязке. Одеваясь не менее споро, чем Ланна, Сокол тем не менее не проявлял никакой суетливости или торопливости в движениях.
– Как тебе кажется: ты сможешь снова взобраться наверх, в пещеру? – спросил он.
– Вверх всегда идти легче, чем спускаться, – ответила она.
И в самом деле, Ланна быстрее находила выбоины, и поэтому путь в пещеру прошел без того напряжения, которое она пережила во время спуска. Следом за ней в пещере появился и Сокол с фляжками на боку. К темноте пещеры прибавился и осенний холод.
– Может, приготовим немного кофе? – предложила она.
– Это было бы очень кстати, – он протянул ей фляги.
Когда кофе в кружке закипел, Ланна плеснула в него немного ледяной воды из фляжки, чтобы он скорее осел. Сев возле костерка и тесно прижавшись друг к другу, они передавали кружку из рук в руки, что усиливало чувство близости.
– Допивай ты, – сказал Сокол, когда кофе подошел к концу. – А я пойду немного вздремну. Последние двое суток мне почти не удавалось сомкнуть глаз.
Поднявшись с легкостью кошки, он вытащил попону из-под седла, расстелил ее и лег. Но прежде, чем накрыть лицо шляпой, он коротко взглянул на Ланну:
– Не думаю, что в ближайшее время могут нагрянуть визитеры, но на всякий случай постарайся не засыпать.
Он сразу же погрузился в глубокий сон. И Ланна двигалась как можно бесшумнее, чтобы не разбудить его. Найдя в седельной сумке гребень, она села у входа и принялась расчесывать свои спутавшиеся волосы. Когда солнце стало садиться, она заметила, что Сокол лежит, скрестив руки на груди, словно ему холодно. Вытряхнув траву из одеяла, она осторожно укрыла его. Сокол шевельнулся, но не проснулся.
Прежде чем солнце скрылось за горизонтом, Ланна приготовила ужин, памятуя о том, что Сокол будет против того, чтобы разжигать огонь в темноте. И это объяснимо, ведь в таком месте, где воздух чист и ясен, его будет видно за мили отсюда. И до тех пор, пока ужин не был полностью готов, она не будила Сокола. Но стоило ей едва коснуться его ладонью, как он сразу встрепенулся и открыл глаза.
Когда с едой было покончено, Ланна приготовила последнюю чашку кофе. Небо окрасилось розовым закатным светом, и девушка погасила костерок. Остановившись у выхода из пещеры, Сокол пристально вглядывался в темноту. Она протянула ему кружку.
– Как ты думаешь, где они? – спросила она.
– Не знаю, – ответил Сокол, слегка пожав плечами.
В тот момент, когда он принял из ее рук кофе, она ощутила тепло его рук и по телу пробежала чувственная волна.
– Ты собираешься снова сидеть здесь всю ночь и сторожить?
В розовато-оранжевом свете Ланна уже с трудом могла разглядеть крышу хогана.
– Да нет. Не вижу такой надобности. – И, глядя в кружку с темно-коричневой жидкостью, продолжил: – Вряд ли им захочется возвращаться сюда посреди ночи.
– Интересно, как ты рос здесь? – сказала она, чувствуя потребность узнать о нем как можно больше.
– Беспечно. А случалось, и проявлял жестокость, когда в том возникала необходимость, – ответил Сокол. – Благодаря тому, что мое детство прошло среди навахо… у меня навсегда осталось чувство устойчивости. Как-нибудь я покажу тебе эти земли – Фор-Корнерс.
– Буду рада, – кивнула она, готовая принять к сердцу все, что близко ему.
– Эти горы, меж которых тянутся долины, заросшие шалфеем, заваленные камнями и совершенно пустынные. – Он смотрел перед собой, внутренним чутьем пытаясь угадать, что творится в сумерках. – Извилистые каньоны, темно-рыжие пески, унылые красные скалы. Как передать это волнующее ощущение того, как все сияет при свете дня и как медленно погружается во мрак ночи? Эти земли полны особой вибрации и скрытого движения, они полны той силы, что создала их.
Ланна угадала волнение в голосе Сокола, сразу ставшего низким и гортанным.
– Каждый клан или племя, оторванные от его древних земель, вымирают. Это произошло с чиппевасами, могиканами, чикасавами. Только навахо, пуэбло и апачи остались жить там, где они жили в прежние времена, и поэтому им удалось сохранить свою цельность. – Он замолчал, искоса посмотрев на нее, словно только сейчас вспомнив, что она находится рядом с ним. – Прости.
– Не стоит, – покачала она головой.
– Ты, наверное, понимаешь это и без моих слов. Я бы никогда не уехал отсюда, если бы не знал о том, что всегда смогу вернуться назад. Но я не могу и оставаться здесь, потому что знаю, как много всего существует за пределами этих мест. Во мне всегда останется эта раздвоенность. И поэтому постоянно приходится находить компромисс, чтобы сохранить целостность.
– Две частицы одного тебя, как и твое имя: Джим и Сокол – одно американское, а другое индейское, – подтвердила Ланна.
– Полное имя – Джим Белый Сокол, – поправил он.
– Джим Белый… – начала она, и вдруг ее осенила догадка. – Те же самые первые буквы, что и у твоего отца, – Джон Буканан.
– Ты попала в самую точку. Я брал себе имя, когда был еще мальчиком. Наверное, отец обратил на это внимание. Может быть, это позабавило его, а, может, он даже проникся чувством гордости. Не знаю, – он пожал плечами, показывая, что сейчас это уже не имеет для него значения.
– Но у тебя так много общего с ним. Гораздо больше, чем у Чэда. Единственное, что тот унаследовал от своего отца, – так это слабость, а может, и поверхностность. – Ланна признавала, что Джону могли быть присущи свойственные всем людям слабости. – А тебе достались его сила, его ум. Брать ответственность на себя – твое естественное состояние. Я сразу это поняла, когда вы перегоняли скот. И вот сейчас – то же самое. Одно мне непонятно: почему ты никак не хочешь воспользоваться своим талантом? И все время, когда я задавала тебе этот вопрос, ты пытался уйти от ответа.
– Мне нравится приходить, когда хочется, и уходить, когда вздумается. А боссы имеют привычку проверять по часам, все ли на местах.
– Но ты сам себе начальник и можешь установить такой распорядок для себя, какой тебе больше по душе, – заметила она.
Ответив неторопливой улыбкой, Сокол протянул Ланне кружку.
– Я как-то уже сказал тебе, что ты слишком много ломаешь себе голову над такими пустяками, – пошутил Сокол и отошел от входа. – Пойду напою лошадей и проверю, как они устроились отдыхать. Надо бы придумать, как прогулять их завтра утром, иначе они застоятся и начнут беспокоиться.
Ланна так и осталась стоять у входа, прислушиваясь к тем звукам, что долетали до нее снизу. Она задумчиво смотрела на небо, на котором сначала высыпали звезды, а потом выкатила и большая луна. Допив до конца кофе, она вошла в пещеру и увидела, что Сокол уже лег.
Похлопав по расстеленному одеялу, на котором он лежал, Сокол предложил:
– Принеси свое, чтобы укрыться.
Она отметила, что он был полностью одет, и тоже не стала раздеваться. Поставив кружку на дорожный мешок, она прихватила одеяло и легла рядом с ним, положив голову ему на плечо.
– Устал? – спросила она.
– Если ты спрашиваешь насчет того, не болит ли у меня голова, то отвечу тебе: нет, – в голосе его слышалась мягкая насмешка.
Ланна почувствовала тепло на щеке, в том месте, где к ней прикасались его губы.
– Как ты сам понимаешь, я спрашивала тебя не о том. – Тело ее ощущало близость Сокола и откликалось, независимо от ее воли.
Вздохнув, он повернулся, глядя на нее, и ласково погладил по талии и бедрам.
– Твоя ненасытность любого мужчину может довести до изнеможения, – с шутливой ворчливостью заметил он.
– Да ну? – приподняв голову с его плеча, Ланна вызывающе посмотрела на него.
– Навахо убеждены, что предаваться сексуальным излишествам – опасно для жизни, – проговорил он, пока его рука продолжала скользить по ее телу.
– Почему? – с любопытством глядя ему в глаза, спросила Ланна.
– Потому что это может вызвать – если дословно перевести с языка навахо – повреждение позвоночника в том месте, где он соединяется с головой. Профессор по анатомии объяснил бы тебе, что речь идет о срединном энергетическом канале. Ты что-нибудь слышала о йоге?
– Нет. – Ланна расстегнула пуговицы его рубашки и распахнула ее, чтобы тела их касались друг друга, передавая тепло.
– Для того, чтобы достичь запредельного озарения, йог должен направить сексуальную энергию вверх по срединному каналу прямо в мозг. Физическая сила приходит из духовной силы и мощи, – объяснил Сокол. – Многие буддисты считают, что душа покидает тело через отверстие в голове, где имеется выход центрального канала. Вот почему они бреют головы. И после смерти для подстраховки полагается выдернуть несколько волосков, чтобы дать выход душе. – Нащупав пальцами на макушке Ланны точку, он прижал ее пальцами. – Кстати, именно этим объясняется, почему индейцы снимали скальп со своих врагов. Тогда, как они считали, дух воина непременно покинет тело и никогда не вернется отомстить им.
– Завораживающая лекция, – пробормотала Ланна.
Умом она понимала, что сказанное им, может быть, и верно. Но тело отказывалось подчиняться.
– Терпеть не могу, когда твои чудесные волосы стянуты в узел ремешком, – он сжал ее бедра.
– Даже если это твой ремешок? – прошептала Ланна, выжидая, когда он расстегнет пуговицы на блузке.
– Даже мой, – закончил Сокол у самых ее губ. Они перешли на тот способ общения, который не нуждался в словах. И Ланна нежным вздохом показала, что одобряет выбор, сделанный им.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночной путь - Дайли Джанет

Разделы:
1234

Часть вторая

56

Часть третья

789101112

Часть четвертая

1314151617181920

Ваши комментарии
к роману Ночной путь - Дайли Джанет



Книга великолепная! из редких книг, которые потянет перечитать.
Ночной путь - Дайли ДжанетЕлена
27.06.2011, 15.34





А мне наоборот книга показалась ужасной. Более депрессивного ЛР мне ещё не встречалось. А ещё у этой писательницы мне довелось прочесть "Гордые и свободные". Вообще вздёрнуться можно...Больше похоже не на ЛР, а на просто исторический роман.
Ночной путь - Дайли ДжанетМарина
8.06.2012, 4.51





Эта же книга идет еще и под названием "Мастер поцелуев".
Ночной путь - Дайли ДжанетМаруся
7.01.2013, 7.26





Читала без отрыва, отлично. Много нового и интересного можно узнать. Гг-и нормальные люди, без соплей. Советую
Ночной путь - Дайли Джанетиришка
18.07.2013, 13.50





Хорошая книга, интересный сюжет!!!
Ночной путь - Дайли Джанетjana
9.10.2013, 20.44





Действительно любовный роман, а не эротический рассказ. Характеры-весьма интересные, сюжет захватывает. Читается легко.
Ночной путь - Дайли ДжанетЛеля
27.02.2014, 22.15





Мне очень сильно понравился рассказ) я готова читать и читать его( у них была такая любовь , я ни как не могу выразить свои чувства об этом рассказе он суперский, и мне жаль что это конец, и не будет продолжения
Ночной путь - Дайли Джанетазиза
14.04.2014, 10.55





Интересно а не выдет фильм об этом рассказе? Я бы очень хотела посмотреть
Ночной путь - Дайли Джанетазиза
14.04.2014, 10.58





Прекрасный роман!Прощай домашние дела!
Ночной путь - Дайли ДжанетНаталья 66
25.10.2014, 15.44





этот роман-как глоток нектара
Ночной путь - Дайли Джанетрамирва
23.11.2014, 18.07





Прочитала книгу за один день.Считаю, что не зря потратила время и получила удовольствие от романа. Начало немного затянуто,а развязка очень стремительная. Все получили то, что заслужили.
Ночной путь - Дайли Джанетелена
8.11.2015, 20.22





роман хороший,о настоящем мужчине,борце.отец Сокола дерьмо
Ночной путь - Дайли Джанетаксинья
11.11.2015, 19.38





Интересный роман, начало и середина интригующие, но конец слишком стремительный, целый роман ждешь чего то ждёшь, а он бац- и закончился. Это уже второй роман , который читаю у этой писательницы (первый был "Похищение по-мексикански")все интересно, но конец смазан
Ночной путь - Дайли ДжанетЕ
1.05.2016, 22.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234

Часть вторая

56

Часть третья

789101112

Часть четвертая

1314151617181920

Rambler's Top100