Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 43 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

43

Маккрей витал между сном и реальностью, упиваясь пьянящим блаженством. Ему не хотелось просыпаться, чтобы не разрушать чар, от которых ему было так хорошо. Однако кто-то теплый отодвинулся от него, и его ноге сразу же стало холодно. Инстинктивно он снова привлек к себе это теплое тело. Прикосновение вернуло его к действительности. Маккрей открыл глаза, чтобы убедиться, что это не сон. В его объятиях была Эбби. Она спала, уютно прижавшись к его боку.
Во сне она очень походила на Иден: те же густые волосы, окутывающие лицо темным облаком, те же длинные ресницы и чуть оттопыренная нижняя губа. Окончательно стряхнув с себя остатки дремы, Маккрей в волнующих подробностях вспомнил минувшую страстную ночь и, не в силах сдержаться, прильнул к сладостно изогнутым губам любимой.
Эбби, заворочавшись, сквозь сон ответила на его поцелуй. Приподняв голову, он внимательно вгляделся в нее. Она же, словно ненадолго вздремнувшая кошка, выгнула спину и потянулась, плотно прижавшись к нему грудью. Затем, снова свернувшись калачиком, Эбби чуть-чуть приоткрыла глаза.
– Уже утро? – спросила она голосом, немного осипшим от сна.
– Разве это имеет какое-нибудь значение? – Опершись на локоть, Маккрей провел рукой по ее животу и груди. Его пальцы прикоснулись к мягкому после сна соску, который под ними сразу же налился новой силой.
– Конечно, имеет, – ответила она, однако ее тело говорило ему совершенно другое.
– Именно таким должно быть для нас каждое утро, Эбби: мы с тобой в одной постели, а Иден – в своей кроватке в соседней комнате.
– Мне нужно срочно подниматься. Не хотелось бы, чтобы она испугалась, проснувшись одна в незнакомой комнате. – Потянувшись к тумбочке, Эбби взяла его часы и взглянула на циферблат. – Восемь часов. Времени осталось в обрез – только и успею, что поднять Иден, закончить собирать вещи и тут же выехать в аэропорт, чтобы не опоздать на самолет.
Маккрей удержал ее в кровати.
– Ничего, полетишь более поздним рейсом. Побудь со мной еще немного.
На какое-то мгновение в ее глазах вспыхнул огонек желания, однако она решительно покачала головой.
– Не могу. – Эбби отодвинулась от него на край кровати. – В аэропорту нас будет встречать Доби.
Встревоженный ее изменившимся тоном, он смотрел на нее. Беззащитная худенькая женщина, сидя к нему спиной, торопливо натягивала на себя ночную рубашку, подобранную с пола. Ему нестерпимо хотелось увлечь ее обратно в кровать, заставить остаться. С другой женщиной этот прием сработал бы безотказно. Но только не с Эбби, и он знал это. С трудом сдерживая досаду, он поднял с полу брюки и тоже начал облачаться. Ключи и мелочь раздражающе забренчали в карманах.
Маккрей обернулся и снова пристально посмотрел на нее.
– Надеюсь, ты расскажешь ему о нас с тобой?
Она замялась, но, так, и не сказав ни слова, встала и направилась к двери, соединяющей две комнаты. Это молчание совершенно ему не нравилось.
– Погоди, Эбби, не уходи. Если не хочешь, чтобы разговор состоялся на глазах Иден.
Не дойдя двух шагов до двери, Эбби обернулась.
– А в чем, собственно, дело? О чем нам разговаривать?
Однако попытка разыграть недоумение не удалась.
– О нас. О чем же еще? Или эта ночь для тебя ничего не значила? – Он был уверен, что происшедшее между ними имело для Эбби огромное значение. Он готов был поспорить на что угодно, даже на собственную голову.
– Конечно, значила, – ответила Эбби, пряча от него глаза, и этот жест сказал ему больше, чем она могла предположить.
Теперь, уже вполне уверенный в том, каким будет ее следующий ответ, Маккрей задал главный вопрос:
– Ты любишь меня, Эбби?
Вздохнув, она уронила голову:
– Да…
– Разве ты не понимаешь, что это все меняет, Эбби? – Он внимательно наблюдал за сменой чувств, отражавшейся на ее лице. – Ты больше не можешь оставаться его женой. И ты должна сказать ему правду. Да-да, ты прекрасно знаешь это.
– Ничего я не знаю, – еле слышно произнесла Эбби.
Маккрей заскрипел зубами, еле сдерживаясь от того, чтобы схватить ее за плечи и затрясти изо всех сил.
– Что с тобой, Эбби? Ты что, слишком упряма или слишком горда, чтобы признать собственную ошибку? Или хочешь быть похожей на своего отца, оставаясь замужем за тем, кого не любишь, и калеча тем самым жизнь всех, кто рядом с тобой, как свою собственную?
– Это неправда! – вспыхнула она. Его обвинения очень быстро вывели ее из себя.
– Неужели? Тогда скажи мне, сколько же еще, по-твоему, я должен мириться с твоей ложью?
– Не знаю. У меня еще не было времени подумать. Я…
– В таком случае найди время и обдумай все как следует, да не тяни, – угрожающе произнес Маккрей. – Я слишком долго подыгрывал тебе, но не собираюсь делать это до конца жизни, украдкой бегая на свидания, ловя каждый редкий случай, когда ты можешь отлучиться из дому.
– Не угрожайте мне, Маккрей Уайлдер. – В ее синих глазах заблестела влага, отчего они стали еще прекраснее.
– Это не угроза, – вздохнул он, взяв ее за плечи и ощутив, как они напряжены. – Мы любим друг друга, Эбби, и я не позволю, чтобы ты причинила непоправимый вред нам обоим.
– Не все так легко, как ты думаешь, – робко попробовала возразить она.
– Не труднее, чем жить во лжи до конца своих дней.
Она тесно прижалась к нему, обвив руками вокруг пояса, как ребенок, ищущий у взрослого защиты и утешения.
– Я люблю тебя, Мак, честное слово, люблю. Но мне теперь так трудно разобраться в себе самой, отличить хорошее от плохого. А ведь я всегда думала, что знаю разницу.
Маккрей поцеловал ее. Это было единственное, на что он был способен в сложившейся ситуации.
* * *
Углы спальни фермерского дома снова привычно смотрели на нее. В молчании этой комнаты было что-то удручающее. Старая разнокалиберная обстановка была потерта и оцарапана, неся на себе неизбежные отметины долгих лет мебельной жизни. Все эти обшарпанные кровати и комоды, словно старые солдаты, потрепанные в боях, изъявляли готовность служить хозяевам еще долгие годы. Доби не выбрасывал ни одну вещь лишь из-за того, что она просто стара. Нет, он всегда терпеливо дожидался, когда она развалится на куски. Нарядное ситцевое покрывало на кровати и голубенькие льняные занавесочки на окнах появились здесь лишь благодаря настоянию Эбби. Когда-то их появление казалось ей триумфом, победой в нелегкой борьбе с мужем, но теперь она лишь равнодушно скользнула по ним взглядом.
Собранных вещей вполне должно было хватить на несколько дней. Захлопнув крышку чемодана, она стащила его с кровати. Когда Эбби ставила его на пол, ее взгляд случайно упал на обручальное кольцо. Она сняла его с пальца и после некоторых колебаний сунула в карман белого хлопкового платья.
Внизу хлопнула дверь. Нахмурившись, Эбби застыла на месте. Кто-то вошел в кухню, и она решила сойти вниз, чтобы посмотреть, кто это. Доби стоял у раковины, наполняя стакан водой из-под крана. Потрепанная шляпа была привычно сбита на затылок, к потной шее прилипли соломинки.
– Что тебе тут нужно в это время? – не слишком любезно осведомилась Эбби, взглянув на настенные часы. – До обеда еще далеко. Сломалось что-нибудь?
Торопливо покачав головой, он с жадностью осушил стакан и снова подставил под воду.
– Просто видел, как машина уезжает. Вот и подумал, не наладилась ли ты снова куда-нибудь. – В его голосе явственно прозвучало подозрение.
– Просто Бен повез Иден на урок плавания. А после отвезет куда-нибудь перехватить гамбургеров с жареной картошкой. – Она сама предложила им провести время именно таким образом. В первой половине дня присутствие здесь Иден было вовсе не обязательно.
– Вполне могла бы и здесь приготовить что-нибудь. Кстати, обошлось бы дешевле.
Раздраженная его скупостью, Эбби чуть было не сказала, что Бен платит за угощение из своего кармана, однако вовремя сдержалась. Сейчас ей меньше всего было нужно, чтобы их разговор перерос в обычную мелочную свару по денежному вопросу.
– Нам нужно поговорить, Доби.
– О чем это?
– О нас. О нашем браке. Что-то у нас не клеится. – Судьба словно смеялась над Эбби. Один раз ей уже довелось пройти через точно такую же процедуру. Интересно, почему же во второй раз ей ни капли не легче?
– Тебя вроде бы все устраивало, пока не объявился этот Уайлдер.
Она и не пыталась отрицать этого.
– Должно быть, мне казалось, что все со временем наладится, что нужно всего лишь потерпеть еще чуть-чуть. Признайся, Доби, ведь я оказалась совсем не такой женой, какая тебе нужна. Которая сидела бы дома, поджидала тебя каждый вечер с поля.
– А разве я жаловался? Разве мешал хоть в чем-то? Лошадей хочется? Пожалуйста! Болтаться по всей стране из конца в конец? Нет проблем…
– Не надо, Доби, перестань. – Она была исполнена решимости не дать ему превратить серьезное объяснение в пустую перепалку. – Умоляю тебя, выслушай меня. Все, что мне от тебя нужно, – это развод. Поверь, так будет лучше для нас обоих.
– Все дело в Уайлдере, угадал я или нет? – прошипел Доби сквозь стиснутые зубы. – Это с ним ты встречалась за моей спиной, когда сбегала из дому под любым предлогом! И теперь тебе нужен развод, чтобы выйти за него замуж. Так, что ли?
В общем-то, все сказанное им было правдой. И все же это было не совсем так, как он представлял себе.
– Я люблю его, – сказала она тихо и просто.
Он застыл на месте, словно пораженный ударом молнии. Его глаза были вытаращены, лицо исказилось от боли. Затем Доби резко повернулся к ней спиной, вцепившись обеими руками в края раковины. Голова его поникла, а плечи неестественно поднялись. Видя его таким, Эбби почувствовала, как слезы подступают к ее глазам, и все же она решительно заморгала, отгоняя их прочь.
– Черт бы тебя побрал, Эбби, – просипел он, еле сдерживая бешенство. – Но ведь и я тебя люблю. Неужели это ничего для тебя не значит? Ни капельки?
– Конечно, значит. Думаешь, мне так легко говорить тебе все это? Поверь, Доби, мне никогда не хотелось сделать тебе больно. Ты даже не представляешь, как сильно я желала, чтобы все разрешилось совсем по-иному.
– Зачем же ты делаешь это со мной?
– Потому что… так правильнее, честнее.
– Для кого честнее? – обернулся он к ней. Его глаза были красны от слез. – По отношению к тебе? К Уайлдеру? А как же мы с Иден?
Не в силах вынести его яростного взгляда, Эбби стыдливо потупила глаза.
– Нам и об Иден поговорить надо. Я знаю, как сильно ты любишь ее…
– А как же иначе? Ведь она моя дочь.
Она слабо покачала головой. Горькая правда застряла у нее в горле. Однако как бы ни было ему больно, она не могла больше скрывать от него правду.
– Нет, Доби, не твоя.
– Что?..
С величайшим трудом Эбби заставила себя поднять на него глаза.
– Иден не твоя дочь. Я была уже беременна ею, когда мы впервые сблизились.
– Ты лжешь!
– На сей раз нет. Я хотела, чтобы у моего ребенка был отец, и знала, что именно ты можешь быть им. Ты и был ей прекрасным отцом. Знаю, я низко поступила, обманув тебя, но…
– Но если не я ее отец, то кто же? – ошарашенно спросил Доби, все еще не веря услышанному. – Уж, во всяком случае, не Уайлдер…
– Именно он.
– Но у тебя нет доказательств! А твоим словам я не верю. Ни на грош!
– Посмотри лучше, как изогнуты ее мизинчики, – точь-в-точь, как у Маккрея. Я такого больше ни у кого видела. Это наследственная черта семейства Уайлдеров.
– О, Боже, – побледнел он, – и все эти годы…
– Прости, – прошептала Эбби. – Мне тоже очень больно, гораздо больнее, чем ты можешь себе представить.
* * *
Эбби попыталась дозвониться до Маккрея, однако в его офисе сказали, что он в Ривер-Бенде, где ему назначил встречу Лейн Кэнфилд. Ею овладела нерешительность. Был момент, когда она почти передумала звонить ему. Однако ей нужно было срочно поговорить с ним, и она скрепя сердце набрала телефонный номер.
Ей ответила Рейчел. Эбби моментально узнала ее голос и еле удержалась от того, чтобы бросить трубку.
– Будьте добры, пригласите, пожалуйста, к телефону Маккрея Уайлдера. Мне сказали, что он у вас.
– А кто его спрашивает?
Эбби отчаянно стиснула трубку.
– Это Эбби. Мне нужно поговорить с ним. По очень важному делу.
– Сожалею, но у него сейчас деловая встреча.
– Я знаю, – поспешно произнесла Эбби, опасаясь, что Рейчел без дальнейших объяснений положит трубку. – Вы только скажите ему, что я звоню.
Молчание на другом конце провода тянулось несколько долгих секунд. Затем что-то глухо стукнуло, но гудка не последовало. Послышались какие-то шорохи, и затем далекий голос Маккрея проговорил:
– Эбби? Ну конечно, сейчас подойду.
Через секунду в трубке раздался щелчок, и знакомый голос зазвучал сильнее.
– Извини, что звоню тебе в такое неподходящее время, но… мне очень нужно поговорить с тобой.
– Не надо объяснений. Быстро рассказывай, что там у тебя стряслось. Я по твоему голосу слышу, что что-то не так.
– Сегодня утром я попросила у Доби развод. Он сразу понял, что все дело в тебе.
– А с Иден как?
– Я сказала ему, что ты ее отец, а не он.
– И что же он?
Она глубоко вздохнула, попытавшись немного успокоиться.
– Ушел из дому. И не вернулся. Я не знаю, где он.
– А сама-то ты где?
– В доме Бена. Мы решили пожить тут немного.
– Иден с тобой?
– Да, в гостиной. С Беном в шашки играют. – Она посмотрела на две головы – седую и темноволосую, склонившиеся над шахматной доской на журнальном столике.
– Выезжаю немедленно. Жди.
– Нет, Мак, не надо, тебе сюда нельзя. Если Доби, вернувшись, узнает, что ты здесь… Нет, лучше даже не думать, что тогда произойдет.
– Черт возьми, Эбби, но тебе нельзя оставаться там!
– Ничего не поделаешь, Мак, нужно. Во всяком случае, пока не придумаем, куда пристроить кобыл с жеребятами. Надо было, наверное, отложить этот разговор с Доби, подождать до тех пор, пока мы подыщем новую конюшню. – Вспомнив, сколько труда и денег она вложила в строительство конефермы, Эбби теперь уже жалела, что не отложила решительное объяснение с мужем до лучших времен.
– Считай, что этой проблемы у тебя нет. Твоих лошадей мы устроим в моем поместье. Так что кинь в чемодан самое необходимое, забирай Иден и Бена с собой, и через полчаса встречаемся все вместе у меня.
– Но…
– Не спорь, Эбби. Я не могу рисковать, когда речь идет о тебе… или Иден. Если уж мне нельзя приехать за тобой, то сама приезжай ко мне. Договорились?
Эбби колебалась. Впрочем, одно ей казалось бесспорным: если Доби вернется, чтобы устроить здесь сцену, лучше, чтобы Иден не видела этого. К тому же они с Беном еще смогут вернуться сюда, чтобы заняться лошадьми.
– Да…
– Вот и прекрасно. Значит, встречаемся через полчаса. И еще, Эбби…
– Что?
– Я люблю тебя.
Она почувствовала, как к ее глазам подступают слезы.
– И я тебя люблю, Мак.
Сейчас она любила его еще сильнее – за готовность прийти на помощь, когда ей так нужна была его поддержка. И после того, как Маккрей положил трубку, она продолжала стоять, прижимая телефонную трубку к уху, словно прислушиваясь к отзвуку его слов и не решаясь разрушить мостик близости, связавший их сердца. Через некоторое время в трубке послышался второй щелчок, за которым последовал гудок. Кто-то явно подслушивал их. Эбби широко раскрытыми глазами смотрела на телефон. Ее осенила догадка, граничившая с уверенностью: это была Рейчел.
* * *
Аккуратно положив трубку на телефон, Рейчел поглядела в сторону дверей, ведущих в библиотеку, за которыми приглушенно звучали голоса Лейна и Маккрея. Когда двери распахнулись и в них появился Маккрей, она была уже далеко от телефона, стоявшего в каминном зале.
– Уже уезжаешь, Маккрей? – насмешливо осведомилась Рейчел, уязвленная в душе тем, что он мчался на помощь Эбби, как на пожар. И тут же обольстительно улыбнулась вошедшему следом Лейну: – Я сама провожу нашего гостя, дорогой.
– Спасибо, а то мне и в самом деле нужно срочно позвонить кое-кому. – Лейн остановился, чтобы пожать на прощание Маккрею руку. – Свяжусь с тобой на следующей неделе, может быть, даже чуть позже, как только удастся выкроить время, чтобы изучить как следует все, что ты принес.
– Что ж, буду ждать твоего вызова. Если возникнут какие-нибудь вопросы, звони немедленно. – Повернувшись к выходу, Маккрей на мгновение задержал взгляд на Рейчел.
Она же плавно, с кошачьей грацией взяла его под локоть и медленно повела мимо выложенного изразцами камина в главную прихожую. Дождавшись, когда Лейн удалился обратно в библиотеку, Рейчел как бы невзначай заметила:
– Ну вот, опять ты связался с этой Эбби.
– Это мое дело, Рейчел, и ничье больше.
– Ну и болван же ты, Маккрей, – не сдержала она вздоха раздражения. – Ведь ее привлекает в тебе только одно – твои деньги. Подожди, и ты сам убедишься в этом. Ты не хуже меня знаешь, что она одержима навязчивой идеей создать конезавод, который мог бы соперничать с Ривер-Бендом. Но ее прижимистый муженек не дает ей денег, вот она и остановила свой выбор на тебе.
– На твоем месте, Рейчел, я бы не стал бросаться подобными обвинениями. – Маккрей неприязненно высвободил свой локоть из ее пальцев и взялся за бронзовую ручку входной двери. – Потому что на каждый твой укол в ответ можно найти десять.
Пригвожденная к месту суровым взглядом его темных глаз, Рейчел все же нашла в себе силы для прощальной колкости:
– Надеюсь, когда-нибудь ты вспомнишь, что я пыталась предупредить тебя.
Однако он уже вышел, хлопнув дверью перед ее носом.
* * *
Эбби терпеливо дожидалась появления Маккрея в тени широкого балкона, когда его машина наконец быстро выехала на подъездную дорожку и затормозила рядом с ее пикапом. Завидев его, идущего, вернее, почти бегущего к ней, она почувствовала, как тревоги покидают ее душу. Казалось, Маккрей не чувствует удушающей влажной жары, неизменно превращающей лето в Восточном Техасе в сущий ад. Он выглядел настолько свежо и бодро, в его чертах читалась такая решимость справиться с любыми трудностями, что Эбби наконец твердо уверилась в том, что все в конце концов будет хорошо. И все же, если вдуматься, она, должно быть, сошла с ума. Она, всегда гордая своей независимостью, никогда ни в ком не нуждавшаяся, теперь нестерпимо хотела прильнуть к груди сильного человека, способного защитить ее от всех невзгод, обрушившихся на ее бедную голову. Причем не любого человека, мысленно уточнила Эбби, а того, кто бежал сейчас к ней, – Маккрея.
Стремительно приблизившись, он озадаченно оглянулся.
– А где же Иден и Бен?
– Мы заметили конюшню на задворках, как только приехали, и Бен сразу же пошел ее осматривать. Ты же его знаешь. Ну а Иден, как всегда, увязалась за ним хвостом.
– Как она все это восприняла?
– Она еще ничего не понимает. – Эбби покачала головой, зачарованно уставившись на белые пуговицы его рубашки, страстно желая, чтобы он прижал ее к себе. – Я ей еще ничего не говорила.
– Ничего, позже скажем. Вместе, – это было именно то, что она надеялась от него услышать.
– Она еще такая маленькая. Не знаю, сможет ли она понять, в особенности то, кем ей доводишься ты.
– А мы не будем торопиться. Будем разъяснять ей все постепенно, шаг за шагом. – Маккрей тоже внимательно смотрел на нее. – Честно говоря, Эбби, я до самого последнего момента не надеялся, что ты порвешь с ним, во всяком случае, сейчас.
– Если бы я все хорошо взвесила, то, наверное, и в самом деле подождала бы. Все эти лошади, жеребые кобылы, скачки через две недели… В общем, не самое подходящее время для устройства личных дел. Но мне пришлось сделать это. – Истина заключалась в том, что для нее стала невыносимой сама мысль о том, что ей придется спать в одной кровати с Доби. Теперь, когда в ее жизни снова появился Маккрей, об этом не могло быть и речи.
– Если бы этого не сделала ты, Эбби, то через пару дней пришлось бы вмешаться мне самому, – твердо сказал Маккрей, не оставляя ни малейшего сомнения в серьезности своих намерений. – Господи, до чего же я соскучился по тебе, – с внезапной беспомощностью выдохнул он и, заключив Эбби в объятиях, жадно поцеловал ее.
В ту же секунду она забыла обо всем, что окружало их. Был лишь огонь любви, сжигавший два любящих друг друга существа, полыхавший в каждой клеточке ее тела, освещавший каждый уголок ее души. Оторвавшись от ее губ, он долго не мог отдышаться. Ее дыхание тоже было неровным.
– Всего три дня прошло с тех пор, как я вот так же обнимал тебя, а мне кажется, что мы не виделись целую вечность.
– Мне тоже.
– Как ты думаешь, долго еще Бен будет инспектировать стойла?
– Думаю, скоро управится, – улыбнулась Эбби.
Огорченно вздохнув, Маккрей разжал объятия и отстранился – от греха подальше.
– Жаль, что эта чертова конюшня рассчитана всего на шесть лошадей. Так хочется, чтобы они бродили по стойлам целый день.
– Но я даже не знала, что у тебя здесь есть конюшня.
– Без конюшни я бы не купил это поместье. Это было главное условие, которое я заранее поставил перед агентом по недвижимости, который взялся подыскать для меня загородный дом. Разве обойдешься без лошадей, когда речь идет о тебе или Иден? Заключая сделку, я учитывал и твои интересы. Понимаю, это не Ривер-Бенд, но все же…
– Такого поместья, как Ривер-Бенд, не найдешь нигде на целом свете. – Ему не следовало упоминать о Ривер-Бенде. Но и ей не следовало реагировать так на его слова. – Извини… – Она виновато опустила глаза.
– Не думал, что ты до сих пор переживаешь эту потерю.
– Там был мой дом. Разве такое забудешь? Но ничего не поделаешь, жизнь продолжается. – Она посмотрела на собственные руки, словно почувствовав на пальцах мягкую землю Ривер-Бенда. – Остается только жить и надеяться, что у тебя появится когда-нибудь очаг, который будет значить для тебя так же много, как и отчий дом. – С вымученной улыбкой она подняла на него глаза. – Кстати, Маккрей, ты так и не показал мне свой дом.
Он задумчиво поглядел сначала на нее, потом вдаль, за ее спину.
– Иден и Бен возвращаются. Давай подождем их и пойдем все вместе.
Иден подбежала к ним, чтобы показать диковинные семена, которые она нашла под деревом на лужайке. Потом подошел и Бен. Тогда Маккрей неспешно повел экскурсию по дому, стоявшему в самом центре ранчо.
Тяжелые темные балки на фоне белых оштукатуренных стен создавали необычный интерьер. Почти каждая комната имела огромные, до самого пола, окна, распахивающиеся во двор. А в крыше, крытой красной черепицей, были проделаны небольшие оконца, сквозь которые можно было видеть днем солнце, а ночью – луну и звезды. Пол был выложен местами плиткой, местами – деревом твердых пород. Роль ковров играли индейские тканые подстилки.
Увидев в гостиной огромный камин, сложенный из дикого камня, Иден немедленно пожелала, чтобы Маккрей развел там огонь. Но Эбби отговорила ее от этой затеи. Несмотря на работавшие без устали кондиционеры, в доме и так было достаточно жарко. Комната была обставлена старинной английской и американской мебелью. Рядом с камином стояли глубокие диваны, обитые замшей.
Затем Маккрей повел их в детскую, которая была выдержана в светло-розовых и лиловатых тонах. Иден сразу же оценила кроватку под балдахином.
– Надеюсь, сегодня она пойдет спать без долгих уговоров, – обронила Эбби, когда они покидали эту уютную комнатку.
– Я тоже, – тихо откликнулся Маккрей. Его нежный взгляд красноречиво говорил о планах, которые он составил на предстоящий вечер.
– А где будет спать мама? – спохватилась Иден.
– Вот тут, – распахнул хозяин дома дверь в обширную спальню.
В ее углу возвышался закругленный камин из белого саманного кирпича, перед которым стояла пара легких стульев. У противоположной стены располагалась величественная кровать, по бокам от нее лежали мохнатые ковры. Два вместительных чулана соединялись с отдельной туалетной комнатой, из которой, в свою очередь, открывался ход в блиставшую мрамором ванную.
– Вот это класс! Правда, мамочка? – восхищенно охнула Иден. – Такого дома, как у Мака, я еще никогда не видела.
– Рад, что тебе понравилось, коротышка, – подхватил ее на руки Маккрей, явно польщенный похвалой.
– Мне-то понравилось, а Бену? – с недетской серьезностью посмотрела она на него. – Ты так и не показал нам его комнату. А вдруг ему не понравится?
– Я сегодня на ночь не останусь, – поспешил успокоить девочку старик. – Есть у нас одна вредная кобылка, которой взбрело в голову именно сегодня ночью родить жеребеночка.
– Ты справишься один, Бен? – осведомился Маккрей.
Эбби стояла затаив дыхание, в то время как Бен в течение нескольких секунд молча смотрел на Маккрея. Выражение его глаз было довольно-таки критическим.
– Думаю, все обойдется. Мне конюх подсобит. Так что ожеребимся с Божьей помощью. Ты лучше за этой парочкой присмотри, а уж я лошадок как-нибудь догляжу.
* * *
Позже тем же вечером, когда Иден уже посапывала в своей новой кроватке, двое взрослых не менее уютно устроились в одном из мягких кресел. Эбби сидела на коленях Маккрея, прижавшись щекой к его плечу. Ее губы горели от поцелуев, но на душе было отчего-то неспокойно. Тяжелый вздох невольно вырвался из ее груди.
– Что-нибудь не так? – забеспокоился Маккрей, склонив голову, чтобы заглянуть ей в лицо.
– Мне немного стыдно за то, что Бен сейчас на ферме один вынужден сначала объясняться с Доби, а потом целую ночь сидеть с кобылой. Ведь это целиком моя забота. На месте Бена сейчас должна быть я.
– Но согласись, ему легче, чем тебе, иметь дело с Доби. У него там не будет никаких проблем.
– Хотелось бы верить.
– Я полностью уверен в этом.
Эбби снова положила голову ему на плечо и принялась в сотый раз изучать черты его лица, каждая из которых свидетельствовала о спокойной внутренней силе этого человека. Высокие скулы, волевой подбородок…
– Бен тебя уважает. Я не была до конца уверена в его истинном отношении к тебе, пока не увидела, как он посмотрел на тебя сегодня.
– Я ответил ему взаимностью.
– Я и это заметила, – улыбнулась она.
Взяв Эбби за подбородок, он осторожно провел большим пальцем по изгибу ее нижней губы. Его руки больше не были мозолистыми, но их прикосновение, как и прежде, действовало на нее возбуждающе. Склонившись, он прикоснулся губами к ее рту, но не торопился с поцелуем, дразня ее. Запустив пальцы в его волосы и потянув к себе, Эбби добилась, чтобы эти дразнящие губы в конце концов пришли в движение. Их поцелуй был долог и сладок.
С большой неохотой Маккрей оторвался от ее губ.
– Интересно, сколько же еще времени потребуется нашей дочери, чтобы уснуть покрепче? – Его рука, скользнув под подол белого платья, погладила ее бедро с внутренней стороны.
– Потерпи еще чуть-чуть. – Эбби хотелось забыть обо всем на свете, кроме любви, но у нее отчего-то не получалось. Опять прильнув к Маккрею, она нежно потерлась щекой о его грудь.
– О чем ты думаешь?
Чуть помедлив, Эбби призналась:
– Подумалось вдруг, что собирается делать Доби. Было бы легче, если бы я знала это точно.
– Эбби… – Маккрей снова поднял ее голову за подбородок, чтобы она посмотрела ему прямо в глаза. – Сейчас ты со мной, и так отныне будет всегда. Он не в силах сделать ничего, чтобы помешать этому. Ни Доби, ни Рейчел, ни кто другой не может разрушить наше счастье.
– Понимаю… – Она быстро поцеловала его ладонь и потерлась о нее подбородком. – Знаешь, когда я сегодня звонила тебе, мне показалось, что она подслушивала.
– Что ж, я бы не удивился, – откликнулся Маккрей после секундной паузы. Больше всего ему хотелось осыпать ее поцелуями, вызвать ответную страсть, но он знал, что не этого сейчас она ждет от него. – Не хотел тебе говорить раньше времени, но сегодня Лейн в принципе согласился продать мне свою долю в «Уайлдер ойл». Конечно, кое-какие детали остаются еще неурегулированными, но через три-четыре недели все документы будут подписаны, и сделка станет официальной.
– Что ты сказал? – Ее синие глаза недоверчиво смотрели на него.
– Я вызвался выкупить у него принадлежащую ему долю вскоре после того, как переехал сюда. Все это время я собирал необходимый для этого капитал. Ты же знаешь, как упали в последнее время цены на нефть. В таких условиях банки не слишком щедры на кредиты на подобные сделки.
– А ты действительно можешь позволить себе такую сделку?
– Честно говоря, я по уши в долгах, – смущенно улыбнулся Маккрей. – Остается надеяться только на то, что разведение «арабов» – действительно прибыльный бизнес.
– Но… Но почему ты идешь на это?
– А ты не догадываешься? – ласково и в то же время насмешливо спросил он. – Я уже дважды терял тебя из-за того, что имел дело с Лейном и Рейчел. Третьего раза я себе позволить не могу.
– Но тебе вовсе не обязательно было…
– Повторяю, я не хочу даже малейшего риска.
– Нет, Маккрей, ты все-таки сумасшедший. – Ее глаза лучились от любви.
– Еще какой, и в этом ты совершенно права, черт возьми! А все из-за тебя. – Видя, как просветлело ее лицо, он больше не в силах был сдерживать огонь желания.
Не обращая внимания на слабые протесты Эбби, Маккрей раздевал ее, покрывая поцелуями. И ее бормотание о том, что Иден может еще не спать, постепенно переросло в низкий стон страсти. Он перенес ее на кровать и разделся сам. Ему хотелось как можно скорее прильнуть к ней, чтобы почувствовать ее тепло. Маккрей целовал ее шею и грудь, в то время как руки его блуждали по гладкой коже ее бедер. Они оба наливались желанием, которое вскоре переросло в боль.
Он начал погружаться в нее, и она подалась ему навстречу, чтобы принять его целиком. Они вместе закачались на волнах любви. Темп их движений учащался, все больше распалялись их тела. И в краткий миг, предшествовавший судороге высшего наслаждения, на Маккрея словно снизошло озарение: а ведь отныне всегда будет только так – порыв одного из них всегда будет встречать порыв ответный, страсть одного – вызывать ответную страсть, одна любовь не будет уступать другой. Именно этого он хотел, и ничто иное его не устраивало.
* * *
Через три дня к Эбби наведался адвокат Доби, чтобы сообщить ей условия беспрепятственного развода. Ей надлежало согласиться на немедленное расторжение договора об аренде принадлежавшей Доби собственности, забыть о всяких притязаниях на финансовую компенсацию за все долговременные усовершенствования, произведенные ею на его земле, отказаться от приобретенных за время брака прав на то или иное имущество, изъять его фамилию из свидетельства о рождении Иден и не требовать от него алиментов. Взамен она получала всех своих лошадей, сопутствующее снаряжение и оборудование, деньги, заработанные на коневодстве, плюс личные вещи, принадлежащие ей и ее дочери. И еще он просил разрешения время от времени навещать Иден. Эбби на все согласилась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100