Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 41 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

41

Проходя мимо кабинета, Рейчел заметила, что дверь в него приоткрыта. Она остановилась и отворила дверь до конца, однако в комнате со стенами, обшитыми ореховыми панелями, никого не было. Заслышав шорох накрахмаленных юбок, она обернулась и увидела, что к ней по коридору приближается одна из горничных.
– Скажи, Мария, ты не видела мистера Тиббса?
– Видела, мэм. Он в передней гостиной.
– Спасибо. – Ускорив шаги, Рейчел направилась в зал. Сосредоточив все внимание на двустворчатых дверях гостиной, отличающейся от других большими размерами и высокими потолками, она едва не сбила с ног маленького мальчика, стоявшего в прихожей у входной двери, возясь с «молнией» зимней куртки. Не доходя до двойных дверей, она обратилась к сыну:
– Куда это ты собрался, Алекс?
Бросив на нее обеспокоенный взгляд, мальчик уткнулся подбородком в воротник своей куртки.
– Погулять, – промямлил он. Каштановый чуб скрывал его светло-голубые глаза.
– А миссис Уэлдон тебе разрешила? – нахмурилась Рейчел. Сын всегда держался с ней так, будто каждую секунду ожидал от нее оплеухи, и это неизменно бесило ее. Тем более что она не ударила его ни разу в жизни.
Он утвердительно качнул головой.
– Она сказала, что я могу взять грузовичок, который подарил мне дядя Маккрей, и поиграть с ним на улице.
Действительно, на полу, у его ног, стоял игрушечный пикап с неправдоподобно огромными «вседорожными» колесами.
– Смотри не сломай.
– Хорошо, мэм.
– Да что ты заладил все мэм да мэм! Не можешь называть меня мамочка или просто мама? – раздраженно проворчала Рейчел. – Я знаю, миссис Уэлдон постоянно учит тебя быть вежливым. Но всему есть мера. Неужели ты не понимаешь, Алекс?
– Да, мэм, – упрямо прогундосил он.
Рейчел остро ощутила собственное бессилие. Она пыталась быть ему хорошей матерью, но отчего-то никак не могла установить с ним контакт. Иногда было даже в пору усомниться, действительно ли этот робкий, нервный ребенок ее сын. Ее сильно раздражало и то, что Лейн в глазах Алекса, судя по всему, был непогрешим, в то время как от нее, получалось, ничего хорошего ожидать не приходилось. Иногда ей казалось, что не стоит даже пытаться найти тропинку к сердцу собственного сынишки. Никому в этом доме не было до нее никакого дела. Никому…
Алекс продолжал безуспешно бороться с застежкой. Рейчел подошла ближе.
– Давай помогу.
Он инстинктивно отшатнулся от нее. Но Рейчел не отступила. Застегнув «молнию» и расправив воротник куртки, она замерла на секунду, положив ему руки на плечи.
– Ну вот, – улыбнулась Рейчел и, увидев застенчивую ответную улыбку сына, испытала почти непреодолимое желание крепко обнять его. Однако стоило ей потянуться к нему, он быстро сделал шаг назад. Ее жест получился нелепым и вымученным. Рейчел резко выпрямилась. Ей невыносимо было чувствовать себя отвергнутой. – Что ж, иди, играй со своим грузовиком.
Ощущая почти физическую боль в душе, Рейчел отвернулась от сына и неестественно напряженно зашагала к двустворчатой двери. К этому времени она уже начисто забыла, что в гостиной ее ожидает Росс, а потому испуганно вскрикнула, когда кто-то неожиданно схватил ее за кисть.
– От меня не скроешься, синеглазка моя! – ласково произнес Росс, заключая ее в объятия. – Теперь уж точно попалась!
– Росс, ты… – Однако он не дал ей выразить протест, избрав для этого самый эффективный способ – поцеловал ее так страстно, что былое напряжение в один момент улетучилось куда-то, уступив место блаженной расслабленности. Удовлетворенно вздохнув, она положила голову ему на плечо.
– Мне так не хватало тебя, – прошептала Рейчел.
Почти в ту же секунду у двери кто-то тихонько заскребся. С запоздалым испугом она вспомнила, что оставила дверь открытой. Мария, мисс Уэлдон, да кто угодно мог видеть, как она целуется с Россом. Быстро оттолкнувшись от его груди, Рейчел обернулась, ожидая увидеть какую-нибудь из горничных, поспешно ретирующуюся с потупленными глазами. Однако увидела собственного сына, застывшего на пороге в неуверенной позе.
– Алекс, я думала, ты уже гуляешь. А ты что делаешь? Что тебе тут надо? – резко спросила она.
Он попятился, еще больше сникнув под ее гневным взглядом.
– Я думал… Может, ты тоже выйдешь. Посмотришь, как я играю с новой машинкой.
– Нет! – Она знала, что не должна была допускать этого злобного выкрика, однако не могла сдержаться. – Не сейчас. Сейчас я занята.
Алекс все пятился, не спуская глаз с них обоих.
– Может, как-нибудь в другой раз, малыш, – подал голос Росс.
Этот детский взгляд был невыносим. Под ним Рейчел чувствовала себя так, словно находилась на скамье подсудимых. Светло-голубые глаза Алекса, напоминавшие по цвету ткань застиранных джинсов, казалось, таили в себе боль и осуждение.
– Алекс, пожалуйста, прошу тебя, пойди поиграй сам.
Сделав еще один шаг назад, он повернулся и быстро побежал к выходу. Рейчел неподвижно стояла на месте, пока дверь парадного наконец не хлопнула и уже с улицы раздался удаляющийся топот детских ножек. Только тогда она подбежала к двери гостиной и закрыла ее. Вконец обессиленная, Рейчел припала к филенчатым створкам и оглянулась на Росса. В ее горле бешено пульсировал горячий ком.
– Не мешало бы тебе быть с ним чуточку помягче, – деликатно заметил Росс.
– Ничего ты не понимаешь. Он терпеть меня не может. Ты хоть подумал, что случится, если ему придет в голову рассказать обо всем Лейну? – Отойдя от двери, она в сильнейшем возбуждении сцепила руки.
– А что он может сказать? – Подойдя к ней, Росс расцепил ее стиснутые пальцы и заключил их в свои теплые ладони.
– Я не могу так больше, – вздохнула Рейчел, все еще не придя в себя от испуга и смятения. – Ты даже представить себе не можешь, как рада я всякий раз, когда вижу тебя здесь. Но в то же время меня все время терзает тревога, что Лейн может все о нас узнать.
Он поднял ее правую ладонь и припал к ней губами.
– А если даже узнает, Рейчел? Может быть, это будет не так и плохо? В конце концов, мы любим друг друга.
– Поверь, любимый, я хочу быть только с тобой и больше ни с кем. Но все не так просто. Стоит мне уйти отсюда, из этих дверей, вместе с тобой, и я лишусь всего: дома, Ривер-Бенда, Сирокко и… – Она чуть было не сказала: «Остальных лошадей».
Но Росс перебил ее:
– Понимаю, понимаю… И сына.
– Совершенно верно, и Алекса тоже. – Ей стало стыдно из-за того, что в этот момент она даже не подумала о собственном ребенке. Впрочем, она уже привыкла считать его ребенком Лейна. Вот Ривер-Бенд, лошади – совсем другое дело. Все это было ее. Однако, к сожалению, Лейн ни за что не оставит ей того, что ей столь дорого, – в этом она была абсолютно уверена. – Милый, ты же знаешь, тебе достаточно лишь позвать меня, и я встречусь с тобой, как только смогу. Мы любим друг друга. Неужели тебе этого недостаточно?
– Ты нужна мне все время, вся, целиком. Должно быть, я слишком жаден.
– Глупенький, да я и так все время с тобой. Я все время думаю только о тебе. Разве что на минутку забуду, когда вожусь с Сирокко и другими своими лошадьми.
Росс иронично хмыкнул.
– Вот уж никогда не подумал бы, что мне в соперники достанется жеребец.
– Зато теперь знаешь, – тихо рассмеялась Рейчел, успокоенная тем, что Росс понемногу начал смиряться с мыслью о том, что она никогда не сможет развестись с Лейном. Естественно, как и ей, ему это было не по нраву. Однако иного выхода у них не было.
Оглядываясь в прошлое, она теперь понимала, через какие тяжелые испытания пришлось пройти Дину. Эта земля, этот дом принадлежали его семейству на протяжении нескольких поколений. Как мог он рисковать потерять все это в результате раздела имущества, который в случае развода стал бы неизбежен? Он безумно любил ее мать. Но чтобы быть счастливыми, влюбленным вовсе не обязательно жениться. Со временем, полагала Рейчел, ей удастся окончательно убедить Росса в том, что нынешнее положение является для них наилучшим. И если он по-настоящему любит ее, то в конце концов согласится с ней и не будет требовать, чтобы она отказалась от всего, о чем мечтала всю жизнь.
– Знаешь ли ты, какая мука спать в этом доме, но не в одной постели с тобой? – Росс снова обвил Рейчел руками и уткнулся лицом в ее волосы. – Пойдем в мою комнату, запремся там и будем заниматься любовью до самого вечера.
– Но ты же знаешь, что это невозможно. – Она ловко вывернулась из его объятий. – Лейн и Маккрей могут вернуться в любую минуту.
– Я здесь уже три дня, а мы всего-то и успели, что несколько раз поцеловаться, да и то украдкой. Послушай же, Рейчел…
– Давай-ка поговорим на другую тему. – Подойдя к окну, она отодвинула штору. Алекса на лужайке перед домом не было видно. Боковым зрением она уловила какое-то движение на поле к западу от дома. На фоне порыжевшего жнивья бывшего травяного луга четко выделялся коричневый овал беговой дорожки.
– О чем же именно ты предпочла бы побеседовать?
Она сделала вид, что не заметила легкого раздражения в его голосе.
– Вчера вечером, после ужина, ты разговаривал с Маккреем. Он случайно не проговорился тебе, почему вдруг решил вернуться сюда?
– Нет. А сама ты догадываешься?
– Есть у меня подозрение, что он восстановил старую связь с Эбби, – недоброжелательно процедила Рейчел. – Об этом легко было догадаться по его исчезновению вместе с Эбби в тот вечер, когда Сирокко стал чемпионом выставки. Ну и дурак, если спутался с ней снова.
– Кстати, насчет Эбби. Ты видела статью о ней в мартовском номере журнала об «арабах»? – Росс ткнул рукой в сторону кофейного столика, на котором лежал журнал с цветной фотографией Сирокко на глянцевой обложке.
– В этом? – удивленно подняла брови Рейчел, беря номер в руки. – Я читала только статью о Сирокко. На остальные у меня не было времени.
– А я вчера вечером прочитал все от корки до корки. Не спалось, знаешь ли. – Многозначительный тон, которым это было сказано, не оставлял никаких сомнений относительно того, что именно она была причиной его бессонницы. Взяв журнал из ее рук, Росс быстро перелистал его и вернул открытым на странице, где была опубликована статья, о которой он говорил. – Решившись выставить своего жеребца на скачки, она заставила говорить о себе буквально всех. Тут есть неплохие снимки строящегося тренировочного ипподрома. «Очередная блажь Эбби», – кажется, именно так ты это называешь?
– Да, – рассеянно обронила Рейчел, жадно пробегая глазами статью, которая вместе с фотографиями занимала пять страниц. На целую страницу больше, чем «гвоздевая» статья о ее Сирокко!
– Согласись, статейка неплохая, – прокомментировал Росс, когда она закончила чтение.
Рейчел перелистала журнал назад и принялась перечитывать статью заново. Каждое прочитанное слово наполняло ее бешенством.
– Этого старого полячишку они преподнесли читателям так, будто открыли в нем великого мудреца. Тоже мне, гуру! Да и она тоже хороша. Послушай только, что она им заявила. – И Рейчел прочитала вслух: – «Со временем скачки неизбежно станут важным элементом разведения арабских лошадей в Америке. Нам в конце концов придется делать то, что давно уже делают в России, Польше и Египте. Это часть естественного отбора, процесса, придуманного самой матерью-природой, когда выживает наиболее приспособленный. Как и в дикой природе, на скачках побеждают самые быстрые и выносливые. Мы же, в Соединенных Штатах, слишком большое значение отводим красоте арабского скакуна, чисто внешним данным». Подумать только, до чего умная эта мисс Хикс! «В последние годы на наших национальных чемпионатах при присуждении побед слишком часто допускались явные ошибки. Причем настолько серьезные, что любой опытный тренер автоматически отсеял бы этих «победителей», если бы кому-то вздумалось испробовать их на скачках. Тем не менее благодаря нашей нынешней системе судейства эти лошади объявлялись лучшими из лучших. Если это действительно лучшее из всего, что мы имеем, то, боюсь, наше коневодство просто дышит на ладан». Конец цитаты.
– Она всего лишь открыто высказала то, что в частном порядке давно уже говорят многие из тех, кто имеет отношение к этому бизнесу.
– Да неужели? – Рейчел гневно швырнула журнал обратно на столик. – Ведь ты прекрасно понимаешь, что в этой статье она намекает на Сирокко. У нее просто смелости не хватило назвать его по имени. Никак не может забыть, видите ли, что ее жеребец проиграл моему! И теперь делает все, лишь бы очернить моего Сирокко! Жаль, что я не могу запихать эту статью ей в глотку.
– Действительно, вряд ли у тебя это получится. Тебе нечего ей противопоставить.
– Почему же это? – искренне удивилась Рейчел. Она даже мысли не допускала, что ее Сирокко хоть в чем-то способен уступить жеребцу Эбби.
– Ну-у, потому что… Ведь ты все равно не выставишь Сирокко на скачки. Во-первых, сейчас ты готовишь его к выступлению на Национальном чемпионате. И, во-вторых, просто не рискнешь отправить такого ценного жеребца на ипподром, потому что он может там покалечиться.
– И ты, значит, туда же. Тоже считаешь, что он там свернет себе шею.
– Я этого не говорил, – поспешно воздел руки Росс. – Да и к чему все эти споры? Ты же все равно не выставишь его на скачки, а значит, и говорить не о…
– Кто это сказал, что не выставлю? – зловеще спросила Рейчел.
Вконец растерявшийся Росс опустился на бархатные подушки антикварного дивана.
– Да ты же сама, кажется, и говорила…
– А что, если я передумала? Вот возьму и начну прямо с сегодняшнего дня тренировать Сирокко для скачек! Тогда посмотрим, о ком будут говорить больше – о ней или обо мне! Тренер – не проблема. Найму лучшего во всей стране.
– Должно быть, ты шутишь, – сдвинул брови Росс.
– А что? Предки Сирокко участвовали в скачках в Египте. И побеждали! – Чем больше Рейчел думала над этим, тем крепче становилась ее решимость. – В своей статье она обмолвилась, что хочет подать заявку на участие ее жеребца в скачках «Либерти классик» в Делавэр-Парке четвертого июля, в День независимости. Или я ошибаюсь? – Она снова потянулась за журналом.
– Кажется, там действительно что-то об этом сказано.
– Значит, там будет и Сирокко. – Рейчел еще раз пробежала глазами статью и, найдя нужное место, подчеркнула название скачек, а также дату и место их проведения.
– Жеребец, конечно, твой, и решать тебе, но… Послушай, Рейчел, ты в самом деле отдаешь себе отчет в том, что намерена сделать?
– Я всегда знаю, что делаю. У меня все отлично получится, причем я убью двух зайцев одним выстрелом. Ну что, не догадался еще? Это будет не только отличная реклама для Сирокко, но и удобная возможность для нас двоих встречаться где-нибудь подальше отсюда, от всех тех, кто знает нас. Начнем с того, что нужно будет отправить Сирокко куда-нибудь, где он сможет пройти хороший курс тренировок. Потом ему придется принять участие в паре каких-нибудь соревнований, чтобы получить право участвовать в «Либерти классик». Таким образом, если каждую неделю я буду улетать куда-нибудь, Лейн не увидит в этом ничего подозрительного. И мы сможем опять побыть вдвоем – только мы, и никого больше, – как тогда, в Скоттсдейле!
– Можешь не продолжать. Я обеими руками за.
Рейчел устремила взгляд на цветную фотографию Эбби.
– Посмотрим, как вытянется у нее физиономия, когда она узнает, с кем ей придется иметь дело. – И она залилась счастливым смехом, наслаждаясь этой мыслью.
* * *
Теплый ветерок, насыщенный влагой Мексиканского залива, растрепав серебристую гриву Уиндсторма, шаловливо бросил ее на сжимающие уздечку руки Эбби. Она ехала по полю, сдерживая своего жеребца, не давая ему сбиваться с рыси на галоп. Полуденное солнце щедро лило свои лучи с безмятежно-голубого неба, а потому ей было достаточно тепло в толстом «рыбачьем» свитере. Это был один из тех погожих деньков, о которых жители Восточного Техаса так любят рассказывать своим завистливым друзьям и родственникам на севере страны, еще дрожащим в марте от зимней стужи.
Переведя жеребца с рыси на шаг, она пустила его по овалу тренировочной дорожки. Следом за ней трусила на своем пони Иден.
– Если бы устраивали скачки для пони, мой Джоджо наверняка победил бы, ведь правда, мамочка?
Привычная к нескончаемой болтовне своего чада, Эбби на одни вопросы отвечала, в других же случаях только рассеянно кивала головой. День был слишком хорош для того, чтобы раздражаться по пустякам, тем более в компании любимой дочки.
Уже после первого круга Иден надоел медленный темп, заданный матерью, и она погнала своего пони вперед. Эбби ласково улыбалась, наблюдая, как та торопит своего конька. Иден всегда изъявляла желание присутствовать на тренировках Уиндсторма, однако это всякий раз завершалось одним и тем же: устав от езды по кругу, девочка начинала подыскивать себе занятие поинтереснее. К таковым относились исследования дна протекавшего поблизости ручейка с берегами, поросшими кустарником, или сооружение из кусков досок, оставшихся после строительства ограды ипподрома, барьера, который после приходилось брать несчастному пони.
Издали донеслось пронзительное лошадиное ржание. Эбби посмотрела в сторону кучки лошадей-однолеток, столпившихся у белой ограды соседнего пастбища на территории Ривер-Бенда. Взгляд ее зацепился за две одинаковые башенки особняка, построенного в викторианском стиле. Их островерхие крыши пиками вонзались в бледно-голубое небо.
– Эй! – Неожиданный окрик Иден вывел ее из задумчивости. – Ты что это делаешь? Тебе кто разрешил здесь играть?
Дочь остановилась примерно в двадцати метрах перед ней, развернув своего конька поперек дорожки. «Нарушитель границы» был невелик ростом, судя по тому, что его не было видно из-за пони. Эбби пришпорила Уиндсторма, и тот в мгновение ока преодолел это расстояние.
Еще не доскакав до дочери, Эбби увидела маленького мальчика, который был примерно одного возраста с ее Иден. В руках он испуганно сжимал игрушечный грузовичок. Мальчик попятился назад, видно, испуганный тем, что огромный конь сомнет его, однако тот резко остановился рядом с девочкиным пони. Глаза мальчишки, круглые, как блюдца, некоторое время боязливо смотрели то на Иден, то на Эбби. Затем он быстро оглянулся за спину, словно прикидывая, не стоит ли попытаться перескочить через ограду ипподрома.
– Может, ты, мама, знаешь, что он тут забыл? – грозно спросила Иден, кипя праведным гневом собственницы, чьи владения подверглись наглому вторжению.
– Я… – попытался открыть рот мальчик, чтобы ответить, но его губы плаксиво скривились. – Я просто… играл тут в песке… со своим новым грузовиком. Я тут ничего не сломал.
Сердце Эбби наполнилось теплом, и она ласково улыбнулась.
– Конечно, конечно. Не бойся, мы же видим, что все цело. Просто мы сами испугались. Ведь мы не знали, что ты тут играешь. – Однако по всему было видно, что мальчик не слишком верит в то, что кто-то здесь может быть напуган так же сильно, как и он. – А как тебя зовут?
– Алекс, – неохотно пробурчал он, отойдя еще на шаг.
Невольно вскинув голову, Эбби посмотрела в сторону Ривер-Бенда. Алекс… Так звали сына Рейчел. Снова опустив взгляд, она внимательно оглядела мальчика. Если не считать светло-голубых глаз, он практически ничем не походил на Рейчел. И все же сомнений не оставалось: это был ее сын.
– Ты в Ривер-Бенде живешь?
Уронив голову, он словно через силу выдавил из себя:
– Иногда.
Эбби смутно припомнила чьи-то слова о том, что Рейчел, живя большую часть времени здесь, отправляет своего сына на всю неделю в частную школу в Хьюстон.
– А мама твоя знает, что ты пошел сюда поиграть?
– Нет. – Он по-прежнему смотрел в землю. – Ей все равно. Ей неинтересно, что я делаю. – Ответ был невнятным, но эти тихие слова были настолько проникнуты жалостью к самому себе и вместе с тем неприязнью, что Эбби застыла от удивления.
– Да что ты, милый, она любит тебя. И я уверена, очень любит, – попыталась она убедить его. Однако Алекс только молчаливо покачал головой. Из чего можно было теперь уже безошибочно заключить: Рейчел со своими лошадьми в Ривер-Бенде проводила гораздо больше времени, чем в Хьюстоне с сыном. – А вообще-то очень рада познакомиться с тобой, Алекс. Меня зовут Эбби, а это моя дочка Иден.
– А зачем твоему грузовику такие огромные колеса? Смешной какой-то, – не замедлила высказаться Иден, с любопытством разглядывая игрушку.
– Так надо. С такими колесами где хочешь проедешь – через любую грязь и кочки. И быстро к тому же. Быстрее любой лошади, – парировал он насмешку, в свою очередь, изучая с ног до головы смирно стоявшего пони.
– Все равно мой Джоджо быстрее, – фыркнула Иден. – Подумаешь, игрушка какая-то.
– Если бы мой грузовик был настоящим, то твоему коню за ним ни за что в жизни не угнаться.
– А откуда он у тебя?
– Подарили.
– Дай посмотреть. – Сбросив с ног стремена, Иден проворно соскочила с пони и подошла к Алексу, явно заинтересовавшись игрушечной машиной.
Первым побуждением Эбби было позвать дочь обратно. Если бы Рейчел узнала, что ее сын побывал здесь, ей вряд ли бы это понравилось. Однако она спросила себя: а что, собственно, случится, если Алекс побудет у них немного? Иден наверняка рада возможности поиграть с ровесником, да и Алекс, наверное, тоже. То, что они с Рейчел в прошлом постоянно воевали друг с другом, не должно отразиться на их детях.
И когда Эбби предложила им двоим поиграть в центре тренировочной площадки, Иден, просияв от счастья, ринулась туда, властно подталкивая вперед Алекса и таща за собой на поводу пони. У нее не было и тени сомнения в том, что Алекс захочет разделить с ней компанию. А Эбби снова пустила коня по кругу, на сей раз галопом.
* * *
Промчавшись мимо первой дистанционной отметки, она заметила белый «Мерседес», медленно движущийся по проселочной дороге рядом с полем. Такая машина во всей округе была только одна, и принадлежала она Кэнфилдам.
Невольно осадив жеребца, Эбби с тревогой повернулась в седле, чтобы посмотреть на девочку и мальчика, игравших в центре овала беговой дорожки. Сейчас они были заняты тем, что строили земляные горки, которые предстояло преодолеть игрушечному пикапу. Ей только сейчас пришло в голову, что она даже не поинтересовалась, сколько времени провел здесь Алекс до того, как они с Иден приехали на тренировку. Ведь в Ривер-Бенде вполне могли заметить отсутствие мальчика и уже отправить кого-нибудь на его поиски. Ну почему она не прислушалась к голосу разума и не отправила его немедленно домой? Рейчел будет просто вне себя от ярости, когда узнает, где он был.
«Мерседес» остановился, утонув в клубах деревенской пыли. Поскакав к середине тренировочной площадки, Эбби закричала Алексу, чтобы он бежал домой, однако тут же сообразила, что ему все равно не уйти отсюда незамеченным. Луг, простирающийся от ипподрома до белой изгороди, обозначающей границу Ривер-Бенда, был плоским, как стол.
Сквозь оседающую пыль можно было смутно различить, как правая дверца машины открылась и из нее вылез мужчина. Вслед за чем произошло совершенно непонятное: «Мерседес» уехал, оставив пассажира одного среди поля. Отряхнувшись, мужчина пошел вперед. Эбби сразу же узнала его по широкой, плавной походке. У этого человека была характерная грация – грация пантеры.
У Эбби внутри все похолодело. Она непроизвольно натянула поводья, и Уиндсторм, прядая ушами, нервно затанцевал под ней. Его внимание раздвоилось между хозяйкой и мужчиной, который, перескочив через ограду, решительно направлялся к ним. Маккрей подошел к дорожке, и Эбби сразу отметила про себя, что со времени их прошлой встречи он заметно посвежел. Мужественные черты его лица теперь излучали волю. От былой усталости не осталось и следа.
– Привет! – Он стоял перед ней, небрежно засунув руки в карманы кожаной куртки.
Глядя на него с высоты своего коня, она почувствовала себя не в своей тарелке. Эбби слишком привыкла смотреть на него снизу вверх. Спешившись, она принялась расправлять поводья, чтобы не встречаться с ним взглядом.
– Ты был с Лейном?
– Да, нам надо было завершить кое-какие дела. Так вот, значит, что ты имела в виду, когда говорила Рейчел, что готовишься выставить своего коня на скачки? – быстро скользнул Маккрей взглядом по тренировочной площадке, а затем задумчиво погладил жеребца по теплой шее. – Выглядит молодцом.
– А он и есть молодец. – Она сознавала, что его внимание сосредоточено сейчас именно на ней, как бы он ни старался скрыть это.
– Я получил фотографию Иден, которую ты мне послала.
От того, что он заговорил об Иден, ей стало чуть легче. Эбби вовсе не хотелось расспрашивать его о цели нынешнего визита. И первой заводить разговор об Иден тоже не было никакого желания.
– Это школьное фото. Я подумала, что тебе будет приятно иметь такое. – Она втайне надеялась, что, получив фотографию дочери, Маккрей не будет настаивать на слишком частых посещениях.
– А где же она сама?
– Вон, играет, – кивнула Эбби в сторону центра площадки.
На лице его отразилось изумление.
– А это что за мальчик вместе с ней? Алекс? Не может быть!
– Мне следовало бы сразу отправить его домой. Но я подумала, что никому не будет вреда, если он поиграет немножко у нас. – Взглянув в сторону детей, она увидела, что Алекс осторожно ощупывает нос пони.
– Разрази меня гром, – вполголоса выругался Маккрей. – Глазам своим не верю.
Уловив в его голосе смешинку, Эбби тут же вскинулась, расценив эту реплику как выпад в свой адрес:
– Что ты имеешь в виду?
– Алекса. Он всегда боялся лошадей как чумы. А теперь посмотри-ка!
– Алекс – такой же мальчик, как и все, – предположила Эбби. – Не хочет показать перед девчонкой, что боится. На что угодно готов, лишь бы не опозориться.
– Наверное, ты права.
Иден, только сейчас увидевшая Маккрея, завизжала от восторга:
– Мак! – И бросилась к нему со всех ног, потащив за собой пони. Алекс поплелся следом, держась на почтительном расстоянии от задних ног животного. Задумавшись, Эбби не сразу заметила, как Маккрей отошел от нее. Очнувшись от сна, она увидела, как он, раскинув руки, идет навстречу Иден. Держа Уиндсторма под уздцы, она пошла за ним. Высоко подняв дочь, Маккрей поставил ее на верхнюю перекладину ограждения.
– Как ты сюда попал? – Иден удивленно озиралась, не видя нигде поблизости джипа компании, на котором обычно приезжал ее взрослый приятель.
– Одно слово волшебное знаю, – весело подмигнул ей Маккрей.
Недоверчиво посмотрев на него, девочка обратилась к матери:
– Мама, как он добрался к нам?
– Пешком пришел.
– Я так и знала: нет никакого волшебного слова. – Девочка осуждающе посмотрела на него, а потом захихикала: – Глупый ты все-таки.
– И ты тоже, – он шутливо утер ей нос.
– А вот и нет! – Соскочив вниз, Иден схватила его за руку. – Познакомься лучше с моим другом. У него есть большая машина, а колеса у нее – еще больше! Ты только посмотри! – Обернувшись, она поманила Алекса рукой. – Давай, иди скорее, покажи ему свой грузовик!
Однако тот не торопился.
– Я уже видел эту машину, – объяснил ситуацию Маккрей. – Алекс знает.
– Когда? – удивилась Иден. – Ты знаешь Алекса?
– А как же! – улыбнулся Маккрей.
– Мне домой собираться? – поднял голову мальчик. Каждая черточка его лица говорила, что ему не хочется уходить отсюда.
Маккрей взглянул на Эбби, и ей показалось, что ему тоже не слишком хочется разрушать идиллию.
– Твой папа уже дома. Он наверняка спросит, где ты. Да и мама, должно быть, ищет тебя повсюду.
– Не ищет, – ответил Алекс все с той же печальной уверенностью, которую Эбби один раз уже слышала в его голосе. Он пробубнил еще что-то вроде «она никогда меня не ищет», однако Эбби не была уверена, что правильно его поняла.
– Все равно нам пора. – Маккрей украдкой посмотрел на Эбби. – Понимаешь?
– Конечно. – Она вздохнула. Если уж Алекса начали искать, то пусть найдут побыстрее, но только не здесь.
– Он уже уходит? А может, пусть еще чуть-чуть побудет? – немедленно заканючила Иден. – Я еще хотела сводить его на болото возле ручья. Он не верит, что там аллигаторы водятся, а я ему показать хотела. Ну пожалуйста…
– Может, как-нибудь в другой раз, Иден. – Маккрей лаского потрепал ее по волосам.
Иден поначалу скроила недовольную мину, но тут же ухватилась за поданную им идею, которая показалась ей весьма перспективной.
– Может, завтра придешь, Алекс? Вот тогда бы и сходили. Мы завтра опять тут будем, правда, мамочка?
– Да, – неохотно признала Эбби, подумав, что ей предстоит нелегкий разговор с дочерью. Она пребывала в совершенной растерянности. Как объяснить Иден, почему родители Алекса могут быть против того, чтобы он играл с ней? Как растолковать девочке то, что для нее самой теперь казалось непостижимым? И все же приходилось признать: когда-то и в ее ненависти к Рейчел яда было больше, чем в техасской гремучей змее. Ненависть прошла, однако оставались опасения, что застарелая вражда между двумя женщинами вот-вот отравит разум их детей. А как предотвратить это, она не знала.
– Так ты придешь, Алекс? – настойчиво спросила Иден.
– Не знаю, смогу ли. – Поковыряв землю носком ботинка, мальчик вопросительно взглянул на Маккрея.
– А ты попытайся, – не отставала от него Иден. – Придешь – не пожалеешь. Знаешь, как тут интересно!
Однако Алекс насупился, закусив нижнюю губу. Видно было, что он не может обещать ничего определенного. Маккрей, воспользовавшись паузой, напомнил:
– Ну что, пойдем, малыш? А то нам давно уже пора.
Не добившись от Алекса ничего путного, Иден обратила свои усилия на Маккрея.
– А ты хоть к нам придешь?
– Конечно, кроха, и очень скоро, – пообещал он и поднял глаза на Эбби, вспомнив, что именно она назначает место и время очередного свидания. – Как связаться со мной, вам известно.
Эбби предполагала, что для этого нужно позвонить в его офис, хотя и не знала наверняка. Однако она предпочла просто кивнуть головой, нежели затевать расспросы.
* * *
Мужчина и мальчик шли по полю. Алекс брел, понуро опустив голову, с игрушечной машиной под мышкой. И чем ближе они подходили к дому, тем медленнее он передвигал ноги, заставляя замедлять шаг и взрослого спутника.
– Что-то ты не слишком нынче шумен, братец, – заметил Маккрей. Это было мягко сказано – за всю дорогу Алекс не проронил ни слова.
За темными стволами раскидистых деревьев викторианский особняк, залитый солнцем, казался ослепительно белым. Однако у Алекса этот светлый дом не вызывал ничего, кроме опасений. Скользнув взглядом по широкой веранде, которая напоминала затейливой отделкой пряничный терем, он тяжело вздохнул:
– Ну и достанется мне от мамы, когда она узнает, где я был.
Уголки его рта опустились чуть ли не до самого подбородка.
– С чего это ты взял? – сдвинул брови Маккрей.
– Потому что она, кажется, не очень любит ту леди.
– Откуда ты знаешь?
– Иногда она видит, как та катается на своем белом коне по кругу, и губы у нее становятся тонкие-тонкие, а глаза злые-злые. И еще… Еще она говорит про нее всякие нехорошие вещи.
Маккрей понял, что он не единственный, кому приходится дорого расплачиваться за непримиримую вражду Эбби и Рейчел. Сколько же еще людей окажутся вынужденными заплатить высокую цену, прежде чем этой войне придет конец? Правда, Эбби, похоже, пока не намерена втягивать в нее детей. Однако кому, как не ему, известен ее горячий нрав? Стоит только Рейчел легонько толкнуть ее, и она ответит ударом. Эбби не из тех, кто подставляет под удар другую щеку. На выстрел она всегда отвечает выстрелом. Но он-то, черт возьми, не хочет, чтобы под этим перекрестным огнем оказалась его Иден.
– Ты скажешь ей, где я был?
Прошла целая секунда, прежде чем до сознания Маккрея дошел тонкий голосок Алекса. Помолчав еще секунду, он хитро улыбнулся.
– Не скажу, если ты не хочешь.
Нервное лицо мальчика расплылось в ответной улыбке благодарности и облегчения. В мозгу Маккрея мелькнуло сомнение, правильно ли он делает, покрывая детский проступок. Однако, поразмыслив, он решил, что вряд ли его грех более тяжек, чем тот, который много лет подряд совершают Рейчел и Эбби.
Когда они были уже у изгороди, Маккрей услышал, как Рейчел зовет Алекса. Потом послышался и голос Лейна.
– Ну что я тебе говорил, малыш? Вот видишь, ищут тебя. – Подхватив мальчика под мышки, он перенес его через изгородь. Активные поиски, судя по всему, шли на хозяйственном дворе и у конюшен. – Давай беги скорее, пока отец за домом.
Алекс понесся вперед, зайцем петляя между молодыми деревьями, посаженными несколько лет назад на месте тех, что погибли во время пожара. Дождавшись, когда мальчик скроется за углом, Маккрей тоже пошел к дому, правда, более прямым путем.
– Алекс! – прокричал Лейн, не видя, что творится у него за спиной.
– Я тут, папа! – откликнулся мальчишка и со всех ног кинулся к седовласому отцу из-за угла веранды с узорчатыми окнами.
Услышав его, Лейн обернулся и радостно завопил:
– Рейчел, я нашел его! Он здесь! – Не успел он опуститься на одно колено, чтобы заключить сына в объятия, как со стороны конюшен показалась Рейчел. За ней бежал Росс. – А мы уж тебя обыскались, Алекс. Ты что, не слышал, как мы зовем тебя?
– Я… Я бежал изо всех сил. – Еще не отдышавшись после быстрого бега и не слишком хорошо представляя, какой прием его здесь ожидает, Алекс не спешил подойти к отцу, однако при приближении матери, уже не задумываясь, шагнул в отцовские руки, распростертые навстречу.
– Господи, Алекс! Посмотри, Лейн, с ним все в порядке? Что случилось?
– С ним все нормально, – заверил ее Лейн.
– Разве можно убегать так далеко? – принялась выговаривать сыну Рейчел. Теперь, когда он нашелся, ее беспокойство быстро переросло в гнев. – Где ты был?
– Играл… с машинкой, – ответил, запинаясь, Алекс, избегая осуждающего взгляда матери.
– Да, но где, Алекс? Мы тебя буквально всюду искали, – все больше раздражалась она. Украдкой посмотрев на Маккрея, мальчик плотно сжал губы. – Мы все тут чуть с ума не сошли. Я была в полной уверенности, что ты играешь во дворе, но когда приехал папа, тебя там не оказалось. Господи, чего я только не передумала: ушибся или еще что? Особенно когда мы стали тебя звать, а ты все никак не откликался.
– Больше так не буду. – Он еще теснее прижался к Лейну. Маккрей заметил, какими тонкими стали губы у Рейчел. От материнской тревоги не осталось и следа. Ее полностью сменила ледяная холодность.
– Теперь, когда твой отец наконец-то дома, я уверена, что тебе больше не удастся бегать и прятаться где попало. – Выпрямившись, она повернулась к Россу. – А я, пожалуй, пойду к конюшне, поговорю с мистером Вудоллом насчет Сирокко. Нам многое нужно обсудить. Ты не составишь мне компанию?
– С радостью.
Ни один мускул не дрогнул на лице Лейна, когда он смотрел вслед этой паре. Только в глазах его гнездилась боль. Кряхтя, он поднялся на ноги – старые суставы уже плохо слушались его.
– Пойдем-ка, сынок, – взял он Алекса за руку. – Пойдем домой почистимся, отмоемся. Что-то весь ты у меня вымазался.
Маккрей пошел вместе с ними.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100