Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

38

Если не считать двух мужчин, попивавших кофе за стойкой бара, и еще четырех человек за столиком в противоположном конце зала, они были в ресторане одни. Эбби пила кофе, то и дело поглядывая в сторону кухни. Ее сверлила мысль о том, сколько времени может потребоваться официантке, чтобы принести пирог с банановой начинкой для Бена и мягкое мороженое с глазурью для Иден. И еще хорошо бы знать, сколько времени ее дочь будет мусолить свое лакомство. В том, что это будет процесс нескорый, можно было не сомневаться. Может быть, ей стоило заказать что-нибудь и себе – все ж какое-то занятие. Однако этот способ убить время сейчас вряд ли был применим – нервные спазмы по-прежнему сводили ее желудок.
Ей было трудно просто сидеть рядом с Маккреем, каждую секунду сознавая, сколь ловко он поставил ее в это дурацкое положение. Как это она заранее не догадалась, к чему он клонит? Почему позволила этому случиться? Почему забыла о хитростях, на которые он способен? Он хорошо знал ее уязвимое место – Иден. Правда, пока ему не было известно, почему она так сильно беспокоится за дочь всякий раз, когда он оказывается рядом. И ни за что на свете нельзя было допустить, чтобы он догадался.
– А ты тоже живешь в этом мотеле? – спросила Маккрея Иден. До сих разговор за столом вели только они двое.
– Конечно.
– И мы тоже. А когда ты уезжаешь? Мы – завтра. Давно уж дома не были. Вот папа обрадуется, когда мы вернемся! Правда, мамочка?
– Конечно, обрадуется. – Эбби снова бессознательно повернула обручальное кольцо на пальце и поняла, что делает, лишь когда поймала взгляд Маккрея, устремленный на ее руку. А потому ей пришлось поспешно взять кофейную чашку. – И мы тоже будем очень рады, верно, маленькая? – Она улыбнулась Иден, постаравшись придать своему голосу как можно больше бодрости, хотя ее настроение никак нельзя было назвать бодрым.
– Еще бы!
Из кухонной двери наконец-то выплыла официантка, неся на подносе огромный бокал, наполненный ванильным мороженым, политым сверху шоколадной глазурью, поверх которой возвышался еще завиток взбитых сливок, посыпанный толченым орехом. Венчала эту затейливую конструкцию красная вишенка.
– Ну и порция – как для слона. Ты уверена, что осилишь ее? – скептически поинтересовалась Эбби у дочери, пододвигая стул вместе с нею поближе к столу.
– Ага. Я же большая.
– По-моему, это мороженое еще больше, чем ты сама, – заметил Маккрей, поскольку бокал, поставленный официанткой на стол, оказался выше носа девочки. Однако та быстро решила эту проблему, вскарабкавшись на сиденье стула с ногами.
– Скажи, мамочка, а можно, я сперва съем вишенку? – спросила Иден, обмирая от восторга. Ложка в ее ручонке казалась неправдоподобно большой.
– Можно. Только смотри, чтобы все это мороженое не оказалось на твоей одежде, – предупредила Эбби, хорошо зная, чем может обернуться радость дочери.
– Нет, лучше уж я ее потом съем, – глубокомысленно произнесла Иден. Осторожно сняв вишенку с шапки взбитых сливок, она аккуратно положила ее на стол, столь же тщательно вытерев перепачканные руки о платье. Маккрей сдавленно хмыкнул.
– Для этого существуют салфетки, – напомнила Эбби, подталкивая стопку салфеток поближе к бокалу с мороженым. Она сгорала от стыда за дочь, которая совершенно не умела вести себя за столом.
Ни капельки не смутившись, Иден глубоко погрузила ложку в долгожданное лакомство, и в ту же секунду живописный водопад, состоящий из подтаявшего мороженого, густой шоколадной массы и взбитых сливок, хлынул через край. Однако девочка была начеку: вовремя подставив ладошку, она запихала сладкое месиво обратно в бокал, а затем слизала остатки с пальцев.
– М-м-м, вкусно…
– Посмотреть, так просто слюнки текут, – согласился Маккрей.
– Хочешь попробовать? – Иден протянула ему ложку, на которой лежал гигантский ком мороженого и шоколада. Однако он вежливо отказался, и ей пришлось проглотить мороженое самой. Невероятно, но она каким-то образом умудрилась при этом не уронить ни капельки на стол или платье.
Впрочем, девочка вскоре наверстала упущенное. Не прошло и нескольких минут, как ее мордашка, руки, живот, стол вокруг нее – все было покрыто липким слоем жидкого мороженого. Эбби с тоской вспомнила не столь давние времена, когда сама кормила ее с ложечки. Самостоятельная же еда неизменно превращалась в подлинную пытку, причем Эбби подвергалась этой пытке по нескольку раз на дню. Чтобы немного отвлечься от этой невыносимой картины, она обратилась к Бену:
– Ну как пирог?
– Неплох, а все же хуже, чем у твоей мамы.
– Кстати, как поживает твоя мать? – подхватил удобную тему Маккрей.
– Спасибо, не жалуется.
Эбби протянула чашку официантке, которая принесла горячий кофейник.
– А ты знаешь мою бабушку? – осведомилась Иден, извлекая из бокала очередной бесформенный ком мороженого. Пока она несла ложку ко рту, половина вылилась на стол. Эта ложка в ее руке была похожа на самолет, беспощадно бомбящий поле.
– Да.
– Я редко у нее бываю, – совсем как взрослая, вздохнула Иден, задумчиво размешивая в бокале остатки мороженого. Подняв ложку, с которой капала сладкая жижа, она внезапно замерла. – Мамочка, смотри! – удивленно воскликнула кроха, показывая в сторону Маккрея ложкой, продолжавшей «бомбить» стол.
– У Маккрея мизинец такой же кривой, как у меня!.. Эбби едва не поперхнулась. Это было как обухом по голове… Она отупело воззрилась на кривой мизинец Маккрея, оттопыривавшийся от кофейной чашки, которую он держал на весу. Его взгляд не выражал ничего, кроме изумления, и она осознала, что важность только что высказанного наблюдения еще не дошла до него. У нее еще есть шанс замять эту опасную ситуацию. Главное – не медлить!
– Иден, своим мороженым ты залила весь стол! – Эбби молниеносно схватила маленькую ручонку с длинной ложкой, чтобы Маккрей не успел обратить внимания на этот искривленный мизинчик. – Ты что, не видишь, что делаешь? Гляди, какую грязь развела!
– Нет, мам, ты видела, какой у него мизинец?
Эбби громко затараторила, пытаясь заглушить слова дочери. Господи, лишь бы Маккрей не расслышал!
– Кажется, это мороженое лишнее, милая моя! Оно в тебя уже не лезет. Ты не ешь, а играешь!
Краешком глаза она заметила, как Маккрей поставил свою чашку на стол. Морщины на его лбу стали глубже…
– О чем это она?
Эбби притворилась, что не слышит его вопроса. С преувеличенной строгостью она вырвала ложку из липких пальчиков Иден и сунула обратно в бокал. Потом столь же порывисто схватила салфетку.
– О, Боже, да у тебя на животе мороженого больше, чем в животе! Ты вся по уши в шоколаде! Он на тебе везде, даже в волосах. А твое праздничное платье? Ты только посмотри, на что оно похоже! Ну что мне с тобой теперь делать!
Смочив салфетку в воде из своего стакана, Эбби принялась энергично оттирать наиболее жирные пятна с личика и рук дочери. Однако Иден отлично понимала, что успела завладеть вниманием Маккрея, а потому не оставляла попыток разъяснить ему, в чем дело. Правда, стоило ей только снова открыть рот, как мать начала ожесточенно тереть мокрой салфеткой ее губы, делая вид, что уничтожает «усы» от шоколада.
Когда же салфетка рассыпалась в мелкие катышки, Эбби вскочила с места и подхватила Иден со стула на руки.
– Пойдем-ка лучше в наш номер. Там я тебя как следует отмою. Да и ложиться тебе пора.
Не обращая внимания на возмущенные протесты дочери, она повернулась к Маккрею, посмотрев ему прямо в сузившиеся от подозрения глаза. Ее сердце сейчас грохотало, как паровой молот, и Эбби была почти уверена, что он слышит этот громоподобный стук.
– Прошу прощения, – выговорила она, сама до конца не понимая, что заставляет ее извиняться перед этим человеком. – Иден, поблагодари мистера Уайлдера за мороженое и попрощайся с ним. Тем более что завтра рано утром мы уезжаем и больше с ним не увидимся. – Во всяком случае, ей очень хотелось надеяться на это.
– Но…
– Иден! – Эбби взглядом заставила свою дочь испуганно замолчать, однако в следующую секунду сама оцепенела от ужаса. Маккрей встал с места, преградив им путь.
– Спасибо за мороженое с глазурью, мистер Уайлдер, – покорно пролепетала маленькая Иден.
– Не стоит благодарностей. Может быть, в следующий раз твоя мама позволит тебе доесть мороженое до конца.
– Ага… – произнесла Иден без особой надежды в голосе.
– Что ж, прощай, Иден.
Сердце у Эбби подскочило вверх и забилось где-то в горле, когда она увидела, как Маккрей протягивает ее дочери руку.
– Нет-нет, не нужно этого, – быстро вмешалась она. – У нее руки липкие. – Эбби бросила беспомощный взгляд на Бена. – Ну что, идем?
Однако Маккрей не обращал на Бена ровным счетом никакого внимания. Он не отрываясь смотрел на маленькую ручонку Иден, покоившуюся на плече матери. И Эбби не было нужды гадать, что его так заинтересовало. Верхняя фаланга мизинца девочки заметно загибалась вверх. Затем он перевел свой ошеломленный взгляд на нее. Эбби затаила дыхание, лихорадочно пытаясь сообразить, что же делать теперь, когда правда наконец начала медленно доходить до его сознания. Бен попытался перехватить инициативу. Сделав шаг вперед, он почтительно проговорил:
– Большое спасибо за пирог и кофе. Все было очень вкусно.
– На здоровье, – рассеянно откликнулся Маккрей.
– Да-да, спокойной ночи, мистер Уайлдер, и еще раз спасибо за кофе.
– Подожди-ка. – Он двинулся за ней, но дорогу ему с неизвестно откуда взявшейся прытью преградила официантка:
– Ваш счет, сэр!
Выскочив из кафе, Эбби быстро пошла по гостиничному коридору, едва не срываясь на бег. Нужно было как можно быстрее добраться до номера. От быстрой ходьбы Иден тряслась у нее на руках, как кукла. Она оглянулась, чтобы лишний раз удостовериться, что, кроме Бена, за ней никого нет. И все же тревога не отпускала ее. В полной безопасности они будут только тогда, когда вместе с Иден запрутся в своем номере.
Рука дрожала, никак не попадая ключом в замочную скважину. Пришлось поставить Иден на пол, чтобы действовать обеими руками. Она лишь один раз на мгновение подняла голову – когда наконец подошел Бен. Следом за ним спешил Маккрей. Было видно, что он во что бы то ни стало намеревается догнать их.
– Он знает, – коротко бросил Бен.
Эбби знала, что он поступил правильно, и от этого только почувствовала еще большую злость. Злость на саму себя, Бена, Маккрея, Иден – на всех! Зачем ему было знать это? Почему он просто не остался в стороне? Наконец ключ попал в скважину, и она толчком распахнула дверь. Однако руки ее бессильно повисли. Она даже не попыталась втолкнуть Иден в комнату. Зачем? Маккрей был уже здесь. И все же она отказывалась смотреть на него, отказывалась смириться с мыслью, что он рядом.
– Был бы очень благодарен тебе, Бен, если бы ты на время забрал Иден. Нам с Эбби нужно поговорить наедине, – произнес Маккрей. Его голос был жестким и прерывающимся от волнения.
– Нам не о чем говорить, – отрезала Эбби.
– Есть! И ты, черт возьми, отлично знаешь, о чем. – Его голос зловеще понизился. Похоже, ему с трудом удавалось сдерживать бешенство. – Нам надо кое-что выяснить, прямо здесь и сейчас.
У Эбби не было иного выбора, кроме как подтолкнуть Иден к Бену.
– Иди с Беном, маленькая. Он тебя помоет. А я приду и заберу тебя через несколько минут. – Она выждала несколько секунд, пока Иден не оказалась на руках у старика. Затем резко повернулась и вошла в номер. Маккрей не отставал от нее ни на шаг.
Когда дверь с грохотом захлопнулась, Эбби ощутила, как быстро и мощно пульсируют ее вены. Казалось, кровь вот-вот закипит от неимоверного количества выделившегося адреналина. Ей так хотелось избежать этого объяснения с Маккреем, но сейчас, когда он, несмотря на все ее старания, был здесь, она была полностью готова к неизбежной схватке. Как ни странно, в глубине души она даже жаждала этого поединка.
– Значит, она моя дочь, верно? – спросил Маккрей прокурорским тоном.
Эбби волчком крутнулась на месте.
– Она моя дочь. Слышишь? Моя!
– Тебе отлично известно, что я имею в виду, черт бы тебя побрал! – Он был зол и нетерпелив. Губы его стали жесткими и тонкими, под кожей бешено ходили желваки. – Я ее отец.
– Ты ей никто. Просто прохожий, который купил ей мороженое. У нее есть только один отец – Доби. Именно его имя значится в ее свидетельстве о рождении.
– Вот, значит, зачем тебе потребовалось выходить за него замуж? Бедняга, должно быть, ни сном ни духом не ведает, как ты обвела его вокруг пальца. Попользовалась, как вещью! А?
Подавив в себе чувство острого стыда, Эбби упрямо пробубнила:
– Моему ребенку нужен был отец. И имя.
– Так ведь был у нее отец! Ах, чтоб тебе… У нее был я! И она могла носить мое имя! – Схватив Эбби за плечи, Маккрей заставил ее посмотреть ему прямо в глаза. – Дура ты, дура… Ты же знала, что я хотел жениться на тебе. Я любил тебя!
– Да только ты мне не нужен был. Вместе со всеми своими обманами и полуправдами… – Удивительно, но горечь прежних обид с прежней силой ожила в ее сердце. Словно все это она пережила только вчера.
– Однако тебе нужен был мой ребенок.
– Мне нужен был мой ребенок! Мой! И больше ничей.
Его пальцы еще сильнее впились ей в плечи.
– Можешь болтать, что хочешь, но факт остается фактом: я ее отец, и уж с этим ты ничего не поделаешь.
– А что это меняет? – зло возразила Эбби. – Каких-нибудь двадцать минут назад ты даже представления не имел, что у тебя есть дочь. И с чего бы это вдруг Иден стала для тебя так много значить? Ведь ты совсем ее не знаешь.
– А чья в этом вина? Или ты и в этом хочешь меня укорить?
– Ты ей не нужен. У нее есть все, что требуется ребенку, и не существует ничего, что бы ты мог дать ей сверх этого. Она счастлива и любима, одета, накормлена. У нее есть дом, семья, близкие, которые любят ее. А ты способен только причинить ей боль, посеять в ее душе смятение. Ты ничего не дашь ей, кроме несчастья.
– Все это – только твои утверждения, Эбби, – оборвал ее Маккрей. – Так говорить и поступать способна только ты. И речь тут не только о том, что было между нами, но и о твоих отношениях с отцом. Все та же проклятая ревность…
– Может, и так. Может, ребенку и в самом деле не нужен отец. А если и нужен, то уж, во всяком случае, не такой, как ты или мой папаша.
– А тебе никогда не приходило в голову, что твой отец мог одинаково любить и тебя, и Рейчел? И не объясняется ли его поведение тем, что он до конца жизни не избавился от чувства вины?
– Да что ты можешь знать об этом! Как можешь защищать его? – Она дернулась назад, пытаясь освободиться от его железной хватки, однако он и не подумал разжать пальцы. Маккрей по-прежнему заставлял ее смотреть прямо ему в лицо.
– Зато я хорошо знаю, что испытал, идя по этому коридору, впервые осознав, что у меня есть дочь. Я шел и думал, что должен был присутствовать при ее рождении, что должен был видеть ее первый шаг, слышать ее первое слово. Я должен был успокаивать ее, когда она плакала. Но меня там не было и быть не могло. И я чувствую себя виноватым за это, хотя не на мне лежит вина. А теперь подумай немного и тогда поймешь, что должен был испытывать твой отец, думая о Рейчел.
– Все совсем не так. – У нее не было желания спорить с ним по поводу вещей, о которых он не имел ни малейшего представления. Тем более что спор этот был затеян им исключительно из эгоистических побуждений. – Он любил ее, а не меня. Все, что доставалось на мою долю, – это остатки его любви. И то лишь потому, что я похожа на нее.
– Но разве не любил он вас одинаково?
– Нет! – выкрикнула Эбби, слишком уставшая от этого разговора, чтобы мыслить здраво. – Двух сразу любить невозможно.
– Но ты же любишь Иден, не так ли?
– Да.
– И свою мать тоже?
– Естественно. – Едва это слово сорвалось с ее уст, Эбби увидела, какую ловушку расставляет ей Маккрей.
– А Бена? – продолжал он. А она только смотрела на него, проклиная себя за то, что вообще согласилась с ним разговаривать. – Ведь любишь, Эбби? Признайся.
Эбби ничего не могла возразить ему. Но ее затянувшееся молчание начинало походить на отступничество от человека, который во всех трудных ситуациях первым приходил ей на помощь. Опустив взгляд на золотую пряжку брючного ремня Маккрея, она неохотно выдавила из себя:
– В какой-то мере.
– Вот видишь, в какой-то мере, – удовлетворенно повторил Маккрей ее слова. – Значит, набирается уже три человека, которых ты любишь. И как же ты объяснишь то, что можешь любить их всех одновременно?
– Это не одно и то же, – попыталась возразить она.
– Верно, не одно и то же. Ты любишь всех троих, но в то же время по-разному. Разве не так?
– Так, – согласилась Эбби.
– Но разве в таком случае не могло быть так, что и твой отец любил тебя и Рейчел одинаково, но в то же время по-разному?
– Вечно ты все вывернешь шиворот-навыворот. – У нее снова перехватило от горечи горло, и она подняла глаза на его лицо, казавшееся в эту минуту беспощадным. – Я знаю одно: она всегда была его любимицей, и он всегда отдавал все лучшее ей.
– Возможно, с его стороны это было своеобразной компенсацией за бесконечные дни разлуки. Ему не так часто приходилось бывать с ней. И, может быть, в короткие часы редких свиданий он стремился вложить всю силу своей любви…
– Что за чушь! Да ты посмотри, сколько денег он дал ей, оставив нас с мамой практически ни с чем! – Теперь она уже не различала лица Маккрея – слезы обиды жгли ей глаза. Ему таки удалось разбередить старые раны, которые так и не затянулись в ее душе до конца за все эти долгие годы.
– Для твоего сведения: он поместил ее наследство в неотчуждаемый фонд, как только она родилась. Эти деньги были отложены задолго до того, как у него начались финансовые неурядицы.
– Откуда такая осведомленность? – с издевкой поинтересовалась Эбби.
– Я сам все выяснил, – коротко ответил Маккрей.
– Почему он в таком случае не сделал того же для меня?
– Вероятно, потому, что ты была его законной наследницей, и он пребывал в полной уверенности, что ты унаследуешь все его состояние. Должно быть, в то время оно значительно превышало средства, отложенные в фонд для Рейчел. И еще возможно – это всего лишь мое предположение – возможно, уже тогда он предвидел, какой злобной сучкой ты со временем станешь, а потому боялся, что если заранее не позаботится о будущем Рейчел, то ты отнимешь у нее все до цента. Точно так же, как отняла у меня ребенка!
– Ты лжешь, лжешь! – В слепой ярости Эбби забарабанила кулаками в его грудь.
Прошипев сквозь зубы ругательство, он притиснул ее к себе, не давая ей возможности размахивать руками.
– Отпусти! – закричала Эбби, пытаясь освободиться, но тщетно. Он крепко прижимал ее к своей груди.
– Нет, ты заслуживаешь другого… – Не удосужившись уточнить, в чем состоит его угроза, Маккрей перешел к действиям.
Эбби попыталась уклониться от его приближающегося подбородка, однако он больно потянул ее за волосы, заставив изогнуться дугой. Поцелуй был столь же жесток: их зубы при соприкосновении заскрипели, его усы оцарапали ей кожу. Это было не что иное, как нападение с очевидной целью причинить ей боль. Эбби отказывалась думать об этом как о поцелуе. Поцелуи Маккрея слишком хорошо были ей известны, чтобы она могла спутать это грубое насилие хотя бы с одним из них. Эта боль была столь не похожа на утонченное наслаждение, которое она когда-то испытывала в его объятиях. Да, он хотел сделать ей больно. Но только вряд ли знал, что эта боль ничто по сравнению с той мукой, которая терзала ее сердце. Она ненавидела его. Ненавидела… Ей пришлось через силу напомнить себе об этом, чтобы не думать о его сердце, бьющемся под ее ладонями.
Оторвавшись от ее рта, он скользнул губами по щеке – ниже, к шее.
– Будь ты проклята, Эбби, – раздался его сиплый шепот. – Будь проклята за то, что творишь со мной.
В первую секунду смысл его слов не дошел до нее. Она ничего не чувствовала, кроме собственных губ – оцарапанных, распухших, болезненно пульсирующих. Однако вскоре ощутила, как по ее спине нежно заскользила рука Маккрея. Начало любовной ласки. «Нет!!!» – панически прозвучало в ее мозгу. Она не могла, не имела права позволить себе вновь очутиться в его сетях.
Нечеловеческим усилием ей удалось вывернуться из его медвежьих объятий. Это было для него неожиданностью. Он шагнул к ней – она отступила на два шага.
– Не подходи ко мне! Я ненавижу тебя. Сам твой вид ненавистен мне! Убирайся отсюда! Убирайся!
– А у тебя неплохо получается. У тебя действительно богатый опыт по части изгнания людей из собственной жизни.
– Убирайся… – Ей страстно хотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым, однако в глубине души она сознавала, что это только раззадорит его.
– Я уйду, – пообещал он, но не двинулся с места. Эбби затаила дыхание, боясь, что с ее языка невольно сорвется что-нибудь, что заставит его передумать. – И все же наш разговор еще не окончен.
– Он окончен более шести лет назад.
– Ты забываешь: остается еще вопрос о моей дочери, который требует решения.
– Оставь ее в покое! – Эбби изо всех сил старалась не поддаться панике, которая мутной пеленой начинала заволакивать ее сознание.
– Ты можешь выбросить меня из своей жизни, Эбби, но я не позволю тебе с такой же легкостью выбросить меня из жизни Иден. Запомни это и не пытайся действовать мне наперекор.
– Нет… – Эбби почувствовала, сколь нерешительно прозвучало это ее возражение. Отвернувшись от него, она сделала несколько шагов по направлению к двери.
Маккрей уже стоял на пороге. Прежде чем уйти, он посмотрел на нее.
– Еще увидимся, – мрачно пообещал он.
«Нет!!!» – снова закричало все ее возмущенное существо, однако ни звука не вырвалось из ее уст, в то время как она смотрела в спину уходящему Маккрею. Дверь за ним захлопнулась сама по себе. Охваченная паническим ужасом, Эбби подбежала к ней, распахнула рывком и опрометью выскочила в широкий коридор. Увидев его вдали, она остановилась.
– Не надо, Маккрей! – изо всех сил завопила она ему вслед. – Если у тебя есть к ней хоть капля любви, не приходи! Не делай ей больно лишь потому, что хочешь отомстить мне! – Его походка стала чуть менее решительной. Эбби поняла, что ее слова долетели до него. И все же он не остановился. А потому не было уверенности, удалось ли ей его убедить.
Повернув голову, она посмотрела на дверь номера, где жил Бен. Вязкий страх опять затопил горло. Она еще не готова была посмотреть в лицо Бену. И Иден тоже. Внезапно общение с ними превратилось в сложную проблему. Ей необходимо было побыть одной, чтобы все хорошо обдумать.
* * *
На следующее утро, еще до рассвета, они расплатились за гостиницу и сдали ключи, после чего направились прямиком к выставочному комплексу. К тому времени, когда красный лик солнца появился из-за горных вершин на востоке, чтобы бросить первый взгляд на Финикс, досматривающий последние сны, Уиндсторм был уже в прицепе. Они уезжали из города.
В течение первого часа Эбби то и дело поглядывала в зеркало заднего вида, смутно опасаясь увидеть в нем отражение взятой напрокат машины Маккрея. Тревога окончательно оставила ее, когда они пересекли границу штата. Погони не было.
Теперь можно было немного расслабиться. Шейные мышцы перестали ныть. Маленькая ножка внезапно уперлась в ее бедро. Эбби с улыбкой взглянула на дочурку, которая спала, свернувшись калачиком на широком сиденье. Подушкой ей служила нога Бена.
– Устала, – задумчиво констатировала Эбби. – Как тут не устать, когда разбудили в такую рань. Вот и хорошо, пусть спит – не будет спрашивать каждые пять минут: «Нам еще долго ехать?»
– Совсем не из-за этого мы уехали так рано, – тихо, но твердо сказал Бен. – Тебе вовсе не нужно было, чтобы она спала в машине. Просто ты думала, что сегодня утром снова придет Маккрей.
– Я не была уверена, но и рисковать не могла. – Эбби ненадолго замолчала. – Он говорит, что она нужна ему.
– А ты ожидала услышать от него что-то другое?
– Не знаю, – честно созналась она. – Никогда не думала, что он узнает.
– И что же ты теперь собираешься делать?
Эбби пожала плечами.
– Может быть, он успокоится, передумает… Какое ему, в сущности, до нее дело? Не растил, не воспитывал. Разве может он по-настоящему любить ее? Большинство мужчин только рады, когда заботу об их ребенке берет на себя кто-нибудь другой. Они боятся ответственности – финансовой и прочей… Может, теперь, когда у него есть время все это обдумать, он тоже придет к такому выводу. А там, глядишь, и это глупое чувство вины пройдет.
– Вины? – озадаченно нахмурился Бен. – За что же это?
– Он твердил мне, что чувствует себя виноватым, поскольку не присутствовал при ее рождении. Ну и прочую ерунду… Мне, честно говоря, не хочется говорить об этом. – Ее мало-помалу снова начинало одолевать раздражение. И дело на сей раз было не в Иден. Ей просто некстати вспомнилось совсем другое – их спор с Маккреем по поводу ее отца и Рейчел. Всю ночь его слова не давали ей уснуть.
– Бен… Как ты думаешь, папа любил нас обеих – меня и… Рейчел?
– Да.
– Но… – Эбби совсем не ожидала от него столь будничного ответа. – Но он дал ей гораздо больше, чем мне. Что ты на это скажешь?
– А ты представь, что у тебя две лошади – одна сильная, другая слабая. Какой ты будешь давать больше овса?
– Конечно же, слабой.
– Вот и умница.
«Что он хотел этим сказать – что Рейчел слаба? – размышляла Эбби. – С меньшего начала, а потому и получила больше?» Она смутно понимала, что то же самое имел в виду и Маккрей, только выразил это чуть по-другому. Неужели, ненавидя Рейчел, она столько времени заблуждалась? Возможно ли?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100