Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

31

Старый ржавый пикап с прицепом для одной лошади, тяжело пыхтя, преодолевал долгий подъем, вздрагивая всякий раз, когда мимо с ревом проносилась какая-нибудь более резвая машина. Шоссе широкой просекой стремилось вдаль, прыгая с горы на гору. По обе стороны от него расстилался небогатый и неприветливый ландшафт из камней и песка, который разнообразили лишь кустики пробивающейся кое-где колючей растительности.
Солнце жарило немилосердно. Ехать приходилось с полностью опущенными стеклами. Эбби то и дело поглядывала сквозь темные очки на показания датчика температуры воды, ожидая с минуты на минуту услышать знакомое бурление в радиаторе. Обжигающий ветер, насыщенный песчинками Аризонской пустыни, опять ворвался в открытое окно, растрепал волосы, завязанные сзади в хвост, и бросил темные пряди на лицо. Однако она не обратила на это внимания, как не обращала внимания и на пульсирующую боль в пояснице и неприятную тяжесть набрякшей груди. Сейчас для нее имело значение только одно – довести грузовичок до вершины холма. Эбби обеспокоенно глянула в зеркало заднего вида, где отражался прицеп с серенькой молодой кобылкой внутри.
Машина с натужным воем кое-как вскарабкалась на гребень горы, и Эбби, переключив передачу, облегченно вздохнула.
– Ну вот, отсюда, кажется, дорога будет идти все время под гору, – довольно сообщила она Бену, сидевшему справа от нее. Через несколько минут перед их глазами замаячили первые дома в пустыне – пригород «большого» Финикса, который расползся по всей окруженной горами долине, представляя собой несколько сросшихся друг с другом городов. – Вот видишь, зря мы сомневались, что старый пикап Доби осилит столь дальний путь. Надеюсь только, нам не придется ехать сюда снова в разгар лета. Сейчас только апрель, а уже дышать нечем. – Она сильно сомневалась, что старой развалюхе удастся преодолеть многочисленные горные перевалы летом, по сорокаградусной жаре, когда едва не закипает ртуть в термометре.
– Ничего, будем ехать ночью, – равнодушно откликнулся Бен.
– Как я раньше сама не додумалась, – уныло усмехнулась Эбби, только сейчас почувствовав, насколько устали ее тело и разум от изнурительного путешествия.
Дорога из Техаса заняла у них четыре долгих дня. По пути им пришлось часто останавливаться, чтобы дать кобыле возможность размять ноги и попастись на обочине. У Ривербриз немного распух живот и убавилось резвости. В остальном же она перенесла дорогу хорошо – даже лучше, чем ожидала Эбби. Путешествие в прицепе – тяжелое испытание даже для пышущего здоровьем жеребца, не говоря уже о покалеченной кобыле.
Сейчас Эбби была даже рада, что у нее не хватило денег нанять профессионального перевозчика лошадей, чтобы доставить ее любимицу на коневодческую ферму в Скоттсдейле. Профессионал-дальнобойщик вряд ли стал бы останавливаться так же часто, как они с Беном, да и хорошей заботы о животном от него тоже ожидать не приходилось.
Эта поездка имела особое значение – она определенно стоила всех трудностей и хлопот, которые выпали на долю Эбби. А неприятностей у нее и в самом деле было хоть отбавляй. В первую очередь возникла проблема с прицепом. Начать хотя бы с того, что у машины Эбби не было форкопа. Как не было и денег на покупку и установку этого приспособления для прицепа.
Попытка выпросить у Доби его новый грузовичок наткнулась на категорический отказ. Поззе, правда, он «смягчился», любезно предоставив ей свой старый пикап. Доби действовал в полной уверенности, что она, сознавая, что эта битая рухлядь непременно сломается где-нибудь на полпути, откажется от своей сумасбродной затеи. Однако он плохо знал свою жену. Продемонстрировав недюжинное упрямство, Эбби согласилась ехать на старом пикапе. Она прекрасно знала, что Доби весь изведется от тревоги за нее. Ну и пусть! Это послужит ему хорошим уроком. Может, когда-нибудь усвоит наконец, что нет на свете такой силы, которая заставила бы ее отказаться от задуманного.
Выехав до рассвета, они остановились поздним утром на оборудованной стоянке для грузовиков, где Эбби получила возможность принять душ и переодеться в последнее чистое белье. Сейчас, на пятом месяце беременности, она не могла влезть ни в одну из своих старых вещей, а комплектов одежды для беременных у нее было только три. Самый красивый из них – широкую вышитую тунику и пару синих слаксов в тон – Эбби оставила напоследок.
Уже на окраине Финикса уличное движение стало заметно оживленнее.
– Толчея, почти как в Хьюстоне, – устало заметила Эбби. Нащупав рядом с собой план города, она передала его Бену. – Возьми-ка карту – я отметила на ней путь, которым можно проехать к ферме Чарли Карстерса. В таком потоке и заблудиться недолго. Так что следи повнимательнее за знаками и говори мне, когда сворачивать.
* * *
Вентиляторы мерно гудели, гоня воздух вдоль длинной конюшни. С противоположного конца широкого прохода столь же равномерным потоком, охлаждая пол, лилась вода. Как видно, хозяин по-настоящему заботился о комфорте своих питомцев.
Однако самым замечательным здесь, конечно же, было другое. Все, кто находился в конюшне, во все глаза смотрели на вороного арабского жеребца, которого в этот момент выводили из стойла. Изогнув лебединую шею, конь кокетливо пританцовывал, перебирая задними ногами. Рейчел получала истинное наслаждение, любуясь на такую красоту. Проведя жеребца по кругу, конюх неожиданно остановил его прямо перед ней.
От столь великолепного зрелища у нее захватило дух. Огонь возбуждения пробежал по ее венам, когда она заглянула в темно-бархатные глаза царственного животного, которые, казалось, вот-вот вспыхнут жарким огнем. Небольшие уши, похожие на два полумесяца, настороженно торчали, как наконечники стрелы. Рейчел возбужденно втянула ноздрями воздух. Этот запах пьянил ее сильнее всех дорогих духов, которые дарил ей Лейн.
Ноздри черного жеребца тоже затрепетали. Подняв точеную голову, он издал трубное ржание, в котором звучали тоска и желание. На этот призыв тут же последовал отклик из соседнего загона, где содержались кобылицы. Эта перекличка возбудила в Рейчел странное, хотя и мимолетное, чувство ревности.
С легкой улыбкой она повернулась к Лейну.
– Кажется, я узнала ржание Саймун. Интересно, знает ли она, что только что откликнулась на зов будущего любовника?
– Лично я сомневаюсь, – ответил Лейн. Несуразная мысль Рейчел вызвала у него добродушную усмешку.
Ей и самой эта идея показалась глуповатой, и все же отчего-то сейчас очень хотелось, чтобы он согласился с ней. Однако в следующую секунду она пристыдила себя за то, что чуть не разозлилась на Лейна. До сих пор он удовлетворял все ее прихоти, касавшиеся лошадей, чего бы это ему ни стоило. Взять хотя бы нынешнюю поездку. Хотя Лейн и уверял ее, что ему нужно попутно уладить в Финиксе кое-какие дела, Рейчел прекрасно знала, что он отправился сюда с единственной целью угодить ей. Он давал ей так много, что ей иногда бывало стыдно из-за того, что у нее практически нет возможности отблагодарить его.
– Ну так что скажете, Рейчел? Как вам Баша-эль-Назир? Теперь-то вы можете вволю им налюбоваться. – Чарли Карстерс стоял сбоку, скрестив руки на бочкообразной груди. Он качнул плечом в ее сторону, и массивный золотой слиток, которым была украшена цепь на его шее, замерцал тусклым светом.
– Он просто великолепен. – Хотя, по правде говоря, сейчас она думала уже не о жеребце, а о потомстве, которое он должен дать.
– Поставь его обратно в стойло, – велел Чарли управляющему фермой Винсу Ромейну. Коротенький тщедушный человечек лишь махнул рукой, передавая приказ хозяина дальше, конюху, державшему жеребца под уздцы. Управляющий был столь же молчалив и мрачен, сколь словоохотлив и жизнерадостен был Чарли.
– И зачем мне только взбрело в голову продавать этого красавца? Ей-Богу, сам себе удивляюсь! – закачал Чарли головой, притворно сокрушаясь. – Однако раз уж решил, значит, решил. Сейчас, после того как Радзин стал чемпионом Скоттсдейла, я убедился в том, что нужно сделать акцент на разведении арабских лошадей польского происхождения. Кажется, именно на них в ближайшее время будет наивысший спрос. В Радзине очень много польской крови. Вообще-то мы с Пэтси собираемся нынешней осенью съездить в Польшу сами, на ярмарку в Януве. Хотим подобрать там хороших кобылок для Радзина. Уверяю вас, Лейн, этот лошадиный бизнес кого хочешь с ума сведет. Вот увидите, пройдет лет пять, и всем вдруг позарез потребуются египтяне. Мне только и останется, что клясть себя на чем свет стоит за то, что продал Башу. А там, глядишь, войдут в моду арабские кони испанского или русского завода.
– Со мной на эту тему лучше не говорить, – усмехнулся Лейн, обнимая Рейчел за плечи. Вся компания двинулась к выходу. – В нашей семье роль знатока лошадей безраздельно принадлежит Рейчел.
– Какой там знаток… Я просто знаю, чего мне хочется, – откликнулась она.
– Но разве могу я хоть на секунду усомниться в твоем вкусе? – шутливо польстил ей Лейн. – В конце концов в мужья ты выбрала именно меня.
– Советую вам быть поосторожнее! – воскликнул Чарли. – А то, не ровен час, она засомневается, уж не ошиблась ли в выборе.
Хотя это была всего лишь шутка, Рейчел сочла себя обязанной высказать протест.
– Никаких сомнений быть не может – я никогда не ошибаюсь!
– Это она сейчас так говорит, Лейн. А вот попозже, когда на горизонте замаячит какой-нибудь молодой красивый жеребчик, вы вспомните мои слова. Небось тогда ваша супруга пожалеет, что замужем. Вы бы видели, какими глазами моя Пэтси смотрела позавчера вечером на этого певца, из молодых да модных – Росса Тиббса, что выступает в одном из клубов Финикса. Именно там мы его впервые увидели. А потом он побывал у нас на ферме, полюбовался лошадками. Моя Пэтси прямо извертелась вся – можно было подумать, перед ней явился посланец Божий, тот, что специально создан для женщин.
Несмотря на первоначальное потрясение, Рейчел удалось сделать вид, что весть о присутствии Росса Тиббса в этом городе ее абсолютно не волнует. Взглянув украдкой на Лейна, она удостоверилась, что ему имя певца ничего не говорит. Да и с какой бы это стати? А потому тем более не было смысла выдавать себя. Да, этот человек как-то повстречался ей, пробовал приставать. Ну и что? Не он первый. Но других-то она забыла. И его забыла бы точно так же, если бы он не стал пробиваться столь усердно к вершинам славы в шоу-бизнесе. Все эти доводы Рейчел успела привести себе самой, пока шла вместе со всеми по длинному коридору между стойлами. Выйдя из прохладной тени, они оказались под палящим пустынным солнцем.
– Может, зайдем в дом выпьем чего-нибудь? – радушно пригласил их Чарли, потирая в предвкушении руки. – Моя Пэтси готовит недурственную маргариту.
type="note" l:href="#n_16">[16]
– Боюсь, вам сейчас будет не до нас. – Лейн кивнул в сторону подъездного пути, по которому к ферме приближался пикап с прицепом для лошади. – Кажется, к вам новые гости.
Пикап был устаревшей модели. Его почтенный возраст выдавала ржавчина, проступавшая на крыльях и дверях. Что же касается цвета машины, то определить его было крайне затруднительно из-за толстого слоя пыли, лежавшего на старушке. Поразмыслив, Рейчел пришла к не совсем уверенному выводу, что автомобиль темно-зеленый или темно-синий. Заскрежетав тормозами, он остановился перед саманным домиком, где располагалось правление фермы. Здесь, где все было вылизано и даже песчаные дорожки причесаны граблями, этот побитый рыдван выглядел как-то особенно неуместно и жалко.
– Должно быть, какой-нибудь мелкий конезаводчик привез свою кобылу для случки. Так и лезут со всей страны. Некоторые прут лошадей прямо в кузове. Господи, видели бы вы этих несчастных созданий – с овечьей шеей, римским носом, а задница – как яблоко. Уж и не знаю, где они достают свидетельства, что их лошади – чистокровные арабские, – принялся горько сетовать Чарли. – И что хуже всего, большинство на сто процентов уверены, что, скрестив свою так называемую арабскую с одним из моих жеребцов, получат первоклассного жеребенка. Конечно, иной раз рождается вполне сносный, а то и просто хороший. Но в том-то и штука, что от рецессивных генов все равно никуда не денешься и когда-нибудь они непременно вылезут снова. Обычно это проявляется уже в следующем поколении. Но разве это им вдолбишь в голову? Ведь у них чаще всего, кроме этой клячи, ничего нет – денег на большее не хватает. Говорят, что мелкие конезаводчики составляют становой хребет нашего дела. Может быть. Но отчего бы им не быть чуть поразборчивее, черт бы их побрал!
Помня, что еще год назад сама могла относиться к разряду мелких конезаводчиков, о которых столь нелестно отзывался Чарли, Рейчел предпочла промолчать. Действительно, именно она могла быть на месте этой женщины в синих брюках и свободной тунике, которая сейчас неловко вылезала из-за руля. Черные волосы гостьи были стянуты на затылке в простой хвостик, а глаза скрыты темными очками.
– Займись ими, Винс, – небрежно бросил Чарли.
– Хорошо, – отрывисто откликнулся управляющий и решительно зашагал к грузовичку с прицепом.
Рейчел внимательно наблюдала за тем, как женщина двинулась было к ним, но потом остановилась, ожидая, когда Винс подойдет к ней первым. Вынув из сумочки какие-то бумаги, она показала их управляющему. К сожалению, услышать, о чем они там беседовали, не удалось – разговор происходил в слишком большом отдалении. Что и говорить, представить себя на месте этой женщины было проще простого. Рейчел поймала себя на мысли, что чем-то даже похожа на незнакомку. Женщина повернулась боком, и теперь стало отчетливо видно, что она беременна.
Из прицепа вывели серебристую кобылу, при виде которой Чарли не мог скрыть неудовольствия:
– Ну вот, что я вам говорил? Передок ни к черту не годится. Калека. Извольте сами полюбоваться.
Рейчел не успела как следует разглядеть лошадь, поскольку ее отвлек Лейн, первым обративший внимание на плотного широкоплечего мужчину, выводившего кобылу:
– Посмотри-ка на этого старика. Он случайно не напоминает тебе Бена Яблонского?
В ту же секунду все встало на свои места: старик, колченогая кобыла, потрепанный пикап. И темноволосая женщина. Это была Эбби! Мысль, пронзившая мозг Рейчел, была подобна удару копья. Так больно бывает, когда срываешь струп с только что зажившей раны и та начинает кровоточить вновь. Ошибки быть не могло. Перед нею была женщина, ставшая проклятьем ее жизни.
– Что она здесь делает? – злобно пробормотала Рейчел. Эти слова были похожи скорее на вздох.
Однако Чарли услышал их и резко обернулся.
– Так вы знаете их?
К счастью, ей не пришлось отвечать, поскольку как раз в этот момент к ним подошел Винс Ромейн.
– Они привезли молодую кобылу. Хотят скрестить ее с Радзином. Готовы заплатить наличными. Заранее не записывались, поэтому я решил сначала посоветоваться с вами.
– Она сказала, как ее зовут? – поинтересовался Чарли.
– Говорит, что ее фамилия Хикс, – ответил управляющий. – И еще говорит, что знает вас.
– Я так и думал, – подал голос Лейн. Поймав недоуменный взгляд хозяина фермы, он пояснил: – Это дочь Дина Лоусона.
– Да бросьте вы… – Глядя на беременную женщину, стоящую рядом с потрепанным грузовичком, Чарли отказывался верить своим глазам. – Вот уж никогда не подумал бы, что ей так нелегко сейчас приходится.
– Может быть, именно этого она и заслуживает. – Рейчел даже не сообразила, как эта реплика сорвалась с ее уст. В следующую секунду она спохватилась, поняв, что может показаться бессердечной, однако брать своих слов обратно не намеревалась. С ее точки зрения, это было сущей правдой. – Извините, но я лучше пойду в дом.
Не дожидаясь ответа, она пошла прочь, расслышав на ходу, как Чарли приказал:
– Подыщи для кобылы свободное стойло.
* * *
Увидев рядом с высоким и грузным Чарли Карстерсом седовласого мужчину, Эбби испытала истинное потрясение. Зажмурившись, она попыталась убедить себя, что это ей почудилось. Лейн Кэнфилд? Не может быть! Где угодно, но только не здесь. Она не могла четко различить его лица, однако все равно сходство было просто поразительным. Ни у кого больше не могло быть такой седой гривы. Значит, та женщина рядом с ним – Рейчел. Эбби инстинктивно узнала их обоих.
Когда Чарли Карстерс повернулся и заговорил о чем-то с Лейном и Рейчел, Эбби внутренне сжалась, готовясь к предстоящей схватке. Она знала: если у Рейчел будет хоть малейшая возможность навредить ей, например, помешать скрестить Ривербриз с Радзином, жеребцом Чарли Карстерса, то она всеми силами постарается сделать это.
Внезапно Рейчел отделилась от компании и зашагала к самому большому дому ранчо. Трудно было определить, удалось ли ей добиться своего или попытка все-таки сорвалась. Потом вернулся Винс Ромейн, и Эбби поневоле пришлось несколько раз перевести взгляд с управляющего на удалявшуюся Рейчел.
– Какие-нибудь проблемы, мистер Ромейн? – нервно осведомилась она, хотя тот не успел еще произнести и слова.
– Нет. Ведите свою кобылу сюда – я покажу, куда ее поставить. Мы чужих держим отдельно. Боимся инфекции, знаете ли.
И все же тревога не отпускала Эбби, и она быстро отошла от удивленного коротышки.
– Извините, – бросила она через плечо. – Бен, возьми Ривербриз и отведи ее, куда покажет мистер Ромейн. Я сейчас приду. – Ей нужно было во что бы то ни стало перехватить Рейчел.
Однако бежать не пришлось. Увидев, что она приближается, Рейчел остановилась сама.
– Что тебе?
– Ничего, – столь же резко ответила Эбби. – Я оставляю здесь свою кобылу для случки. И если только с нею что-нибудь случится, ты ответишь за это.
Она вложила в эту кобылу больше, чем деньги. Душевные страдания и тревоги, надежды и мечты – все это было связано с животным, которое стало ей бесконечно дорогим. Эбби не могла остаться, чтобы оберегать свою Ривербриз от Рейчел. От той, которая отобрала или уничтожила все, что ей когда-то принадлежало. Ривербриз воплощала в себе будущее, и нельзя было допустить, чтобы с ней случилось что-нибудь плохое.
– Я даже прикасаться не собираюсь к твоей дохлятине. Скорее это ты способна выкинуть что-либо подобное. – Рейчел окинула ее холодным, презрительным взглядом. – Молодец все-таки Маккрей, что бросил тебя. Это самое разумное из всего, что он сделал в своей жизни.
Ослепнув от гнева, Эбби закатила ей оплеуху. Зажмурившись, она ждала, что Рейчел ответит ударом на удар. Во всяком случае, ей очень хотелось, чтобы она поступила именно так.
Однако Рейчел даже не пошевелила пальцем. Вместо этого она просто повернулась и быстро пошла прочь, продолжив путь к дому. Задыхаясь от гнева, Эбби сверлила взглядом ее спину.
То, что Рейчел сказала о Маккрее, было вопиющей неправдой. Вовсе не он бросил Эбби. Нет, это она бросила его! И все же слышать его имя из уст заклятого врага было просто невыносимо. Одно то, как фамильярно Рейчел упомянула о Маккрее, подтверждало наихудшие опасения.
* * *
Вечером Рейчел расчесывала волосы перед зеркалом на ночном столике в спальне дома Чарли, отведенной специально для гостей. Она провела за этим занятием слишком много времени – кожа на голове уже ныла. Однако Рейчел никак не могла успокоиться: прозвучавшее из уст Эбби обвинение в том, что она способна в отместку за пожар навредить животному жгло сильнее пощечины.
Услышав за спиной стук упавшего на пол ботинка, она пристально всмотрелась в зеркало, ища в нем отражение Лейна. Он сидел на краю кровати, положив ногу на ногу, чтобы расшнуровать второй ботинок. Выражение его лица было задумчивым. Подняв голову, муж встретился с ней взглядом в зеркале.
– Ты так и не рассказала мне, что стало причиной сегодняшней сцены между тобой и Эбби.
Замерев на мгновение, Рейчел в следующую секунду снова резко рванула волосы расческой.
– Просто она ядовита, как гадюка. Если не возражаешь, мне не хотелось бы вообще говорить на эту тему.
– На твоем месте я не принимал бы произошедшее слишком близко к сердцу. Женщины в ее положении частенько бывают… агрессивны, если можно так выразиться. – На пол упал второй ботинок. – Хотя, должен признаться, до сегодняшнего дня я даже представить себе не мог, что она ожидает ребенка. А ты?
– Я тоже ничего не знала. Хотя, судя по той поспешности, с которой она выскочила замуж за Доби Хикса, удивляться особенно нечему. Браки бывают не только по расчету, но и по необходимости.
Она понимала, что говорить так подло и Лейну вряд ли понравятся ее слова, однако, взглянув в зеркало снова, с удивлением увидела, что он улыбается. Рейчел резко обернулась.
– Что с тобой, Лейн? Разве я сказала что-нибудь смешное?
– Что? – Муж, внезапно выведенный звуком ее голоса из состояния задумчивости, казалось, не расслышал вопроса. Но тут же поспешил уверить ее: – Нет, нет, что ты. – И принялся сосредоточенно расстегивать рубашку.
Однако что-то было явно не так. И это имело прямое отношение к Эбби. Рейчел была абсолютно уверена в этом, и ей не терпелось выяснить, что же заставляет Лейна улыбаться, да еще так тепло, думая о Эбби.
– Почему же ты тогда улыбаешься?
– Просто подумал почему-то о ее муже. То-то, наверное, радости было у парня, когда он узнал, что будет папашей.
Это было сказано очень спокойно и буднично, но Рейчел показалось, что в словах мужа прозвучала нотка непонятной тоски. Неужто он завидует супругу Эбби? Внутренне содрогнувшись, она внезапно осознала, что за все месяцы, прошедшие с их женитьбы, они с Лейном ни разу не говорили о возможности завести ребенка. Даже в то время, когда обсуждали планы строительства нового дома. О дополнительных комнатах они всегда говорили как о «гостевых».
По какой-то причине у нее с самого начала сложилось впечатление, что Лейн не хочет детей. Но он ни разу не говорил ничего подобного. Она просто вбила это себе в голову.
Честно говоря, Рейчел и сама никогда не спрашивала себя, нужны ли ей дети. Очевидно, в глубине души она просто полагала, что они будут у нее, как и у любой другой женщины. Но не сейчас, позже. Что же касается более конкретных планов, то самым горячим ее желанием было разводить великолепных арабских лошадей. А беременность, младенец… Об этом она как-то не задумывалась. Рейчел постаралась изгнать из своего сознания картину недавней встречи с Эбби. Однако фигура соперницы, искаженная беременностью, неумолимо всплывала в мозгу: живот – как арбуз, грудь большая, тяжелая…
Собственные переживания не имели для Рейчел особого значения. Тут было все ясно. Интереснее было, что чувствует Лейн.
– Тебе хотелось бы, чтобы у нас был ребенок?
Его руки, вытаскивавшие рубаху из брюк, застыли в воздухе; взгляд стал настороженным.
– Ты хочешь мне что-то сказать?
– Нет, – смущенно хохотнула она и снова повернулась к туалетному столику. Кто бы мог подумать, что его глаза способны так ярко сиять. – Просто подумала, не будет ли ребенок тебе помехой. Ты всегда придавал такое значение разнице в возрасте между нами. Вот мне и пришло в голову задать тебе этот вопрос.
Он медленно подошел к ней. Рейчел увидела в зеркале, как его руки ложатся ей на плечи. Прикосновение было мягким и безмерно нежным. Когда он поднял глаза, чтобы увидеть ее отражение, его лицо ничего не выражало. Невозможно было понять, что у него на уме.
– А ты, Рейчел? Ты хочешь ребенка?
– Только в том случае, если его хочешь ты. – Если бы она сказала, что хочет, это было бы неправдой. Рейчел была вполне удовлетворена своим нынешним положением. У нее было все, о чем она могла мечтать. Однако если для Лейна это так важно, если он действительно хочет ребенка… В конце концов он вправе ожидать от нее благодарности после всего того, что дал ей. – Если же это тебя хотя бы в малейшей степени не устраивает…
– Не устраивает? Меня?! Да я всегда считал, что стать отцом – высшее счастье в жизни мужчины, – с внезапной горячностью заявил он, и лицо его расплылось в улыбке, исполненной теплоты и искренней любви. – Ты даже представить себе не можешь, что значило бы для меня твое желание иметь ребенка. Моего ребенка! Но в моем возрасте… К тому времени, когда он закончит колледж, я буду совсем уже дряхлым, выжившим из ума старикашкой. Это было бы несправедливо по отношению к вам обоим – и к тебе, и к нашему ребенку.
– Ты это серьезно говоришь? Мне показалось, когда ты говорил об Эбби…
– Должно быть, в моих словах и в самом деле промелькнула зависть. Признаюсь, сегодня, когда я впервые увидел ее, то на какую-то долю секунды представил себе, что это ты. Но я понимаю, что так быть не должно, неправильно это. – Он умолк, внимательно разглядывая ее отражение в зеркале. – Ничего, что я говорю тебе все это? Понимаешь, мне почему-то казалось, что ты относишься к лошадям, как к своим детям, будто они могут заполнить ту часть твоей души, которая отведена для материнства.
– Наверное, в чем-то ты прав. – Рейчел никогда не думала о том, что такое возможно, не верила в это и сейчас. Обернувшись, она схватила его руку, лежавшую на ее плече, и подняла глаза. – Мне просто хочется, чтобы ты был счастлив, Лейн.
– Я и так счастлив, любимая. Кроме тебя, мне никого и ничего не надо. – Наклонившись, Лейн поцеловал ее нежно и одновременно крепко, как если бы хотел подчеркнуть искренность своих слов. Но Рейчел не поверила. – Поздно уже, – добавил он, выпрямившись, и лицо его вновь обрело знакомое твердое выражение. – Пора бы тебе готовиться ко сну. Ты не считаешь?
– Да, конечно.
Избегая смотреть ему в глаза, она взяла свою сумочку с туалетными принадлежностями и вышла в ванную. Поставив сумочку на мраморную стойку рядом с раковиной, Рейчел открыла оба крана, затем под шум воды вынула банку с кремом для очистки пор лица. Внутри сумочки была также коробочка с противозачаточными пилюлями. А ведь действительно, Лейн ни разу не говорил ей, что не хочет детей. Ей вспомнилось выражение его лица, когда он признался, что на долю секунды захотел, чтобы она была такой же, как Эбби сейчас.
Молча поклявшись, что ей никогда больше не придется выслушивать таких признаний от мужа, Рейчел одну за другой высыпала свои пилюли из картонной коробочки в туалет и спустила воду.
* * *
Каждое утро Рейчел навещала в конюшне свою кобылу Саймун. И наконец, за день до их запланированного отъезда, свершилось! Темно-серая, как зола, лошадь не прижимала испуганно уши, не ржала визгливо и не лягалась, когда ее в очередной раз провели мимо обитой мягким материалом загородки, за которой находился «заводила» – жеребец, не столь породистый, как другие, зато способный определять, готова ли кобыла к случке. На сей раз Саймун с готовностью ответила на заигрывания «заводилы», который смотрел на нее во все глаза, нежно похрапывая. И ответ этот был довольно своеобразен. Прижавшись к мягкой перекладине и широко расставив ноги, кобыла задрала свой почти черный хвост и помочилась, обнажив призывно трепещущую нежную плоть. Теперь она была полностью готова.
Вскоре после этого темно-серую красавицу отвели на крытый двор, где происходило «таинство» лошадиной любви. Рейчел нервничала и трепетала, словно накануне собственной брачной ночи. Внезапно ей стало стыдно, что она будет присутствовать при случке, однако никто из рабочих, кажется, даже не замечал ее. Все они были заняты гораздо более важным делом, готовя кобылу к встрече с «суженым». Вначале ей забинтовали хвост, чтобы волосы не стали помехой, затем наложили на задние ноги защитные щитки и наконец тщательно промыли зад дезинфицирующим раствором.
И вот торжествующим ржанием возвестил о своем прибытии «жених». Почувствовав, как участился пульс, Рейчел обернулась к воротам, ведущим на огороженную площадку. Саймун, услышав зов, нежно заржала в ответ. Вороной жеребец вихрем влетел внутрь. Сгусток огня и желания словно готов был вот-вот сорваться с узды, которую конюх едва удерживал в руках. Влажный песок, устилавший пол, заглушал топот копыт, а потому казалось, что сказочный конь плывет над землей, высоко поднимая ноги и круто изгибая шею. Пышный хвост вился следом будто черный плюмаж. Пустив жеребца кругом, конюх одновременно пригрозил ему хлыстом.
Фыркающего жеребца удалось наконец немного утихомирить. И когда конюх подвел его к кобыле, по спине Рейчел пробежал легкий озноб предвкушения необычного. Ей вспомнилась вычитанная где-то история о том, как один арабский шейх специально созывал целый шатер гостей, чтобы вместе с ними полюбоваться на случку своей боевой лошади с чистокровным жеребцом. Глядя со стороны, как игриво обнюхивает и подталкивает конь ее Саймун, она, должно быть, ощущала сейчас то же самое, что и гости шейха. Под аккомпанемент нежного похрапывания и ржания Рейчел наблюдала момент зарождения новой королевской династии. Во всяком случае, так ей казалось. Церемония действительно выглядела пышной: ритуальное приготовление «невесты», торжественное пришествие «жениха», роль шафера при котором играл конюх, присутствие целой свиты.
Рейчел во все глаза смотрела, как жеребец приступает к делу. Она не зажмуривалась и не отворачивалась, как это бывало в тех случаях, когда ей приходилось отвечать на ласки Лейна. На сей раз она должна была видеть все в мельчайших подробностях. Едва главный конюх заметил, как напряглись у жеребца спинные мышцы, что было верным свидетельством полной эрекции, он дал «жениху» волю, и тот тут же покрыл Саймун, ловко пристроившись к ней сзади.
В то же время стоявший сбоку помощник, проворно увернувшись от копыт жеребца, отвел хвост кобылы в сторону, а другой, находившийся спереди, не дал ей уйти вперед дальше, чем на шаг-другой. Рейчел, чье лицо скривилось от жалости, мысленно разговаривала с кобылой, пытаясь утешить ее.
«Успокойся, красавица моя, не бойся, – приговаривала она про себя, внутренне содрогаясь при мысли о том, какое сокрушительное вторжение предстоит пережить ее любимице. Однако без этого им было никак не обойтись. – Знаю, как больно тебе, хорошая, но это продлится совсем недолго. Он свое дело знает. Скоро все будет позади. Такие вещи быстро делаются. Ты уж потерпи чуть-чуть, самую капельку. Надо, моя милая Саймун. Ничего не поделаешь, надо».
Словно читая ее мысли, темно-серая кобыла смирно стояла под жеребцом, который вздымался и опускался словно гигантская волна. С трепещущим сердцем Рейчел заметила, как задергался вверх-вниз длинный хвост коня. Это означало, что наступил момент семяизвержения.
«Прими же, прими его семя, – мысленно приказала Рейчел кобыле. – Впусти его в себя. Ты не пожалеешь об этом, обещаю. Пусть оно войдет, пусть прорастет в тебе. Ну вот и все. Видишь, не так уж и плохо тебе было, ведь правда?»
Отдохнув какую-нибудь секунду на кобыле, жеребец соскочил с нее. Рейчел опять глупо зарделась, наблюдая, как конюх, отведя жеребца в сторону, принялся ополаскивать ему пах специальным раствором. Когда же она снова взглянула на свою кобылу, то увидела, что другой конюх в это время уже успел освободить ее от щитков. Затем начали разматывать ткань, стягивавшую хвост. И в этот момент Рейчел заметила мужчину в ковбойской шляпе, который тихо стоял на противоположной стороне крытого двора.
Ее словно током ударило – это был Росс Тиббс! Зная, что он сейчас в Финиксе, она в то же время думала, она надеялась, что ей не доведется увидеть его.
– Мистер Тиббс, вот так встреча! – Она растянула губы в привычной фальшивой улыбке, которую ей удалось выработать на светских приемах, где часто приходилось бывать вместе с Лейном.
– Миссис Кэнфилд, мое почтение, – кивнул он, копируя ее изысканные манеры, причем, как ей показалось, не без издевки. – Просматривал вчера газеты и в разделе светской хроники прочитал, что вы с мужем удостоили своим присутствием здешние места. Давненько я уже не виделся ни с кем из земляков. Когда находишься все время в пути, очень скоро начинаешь чувствовать себя одиноким. Иной раз до такой степени, что, кажется, все бы отдал за то, чтобы увидеть хоть одно знакомое лицо.
Чувство одиночества было хорошо ей знакомо по собственной жизни, хотя она не решалась признаться в этом, во всяком случае, ему. Конюх между тем уже вел кобылу к выходу.
– Извините, мою лошадь ведут в стойло. Я хочу посмотреть, как ее там устроят.
– Вы не возражаете, если я составлю вам компанию?
Конечно, внутренне она возражала, но у нее опять-таки недостало духу отказать ему.
– Что вы, вовсе нет…
Росс бодро зашагал рядом, и они быстро пересекли усыпанный песком двор, не упуская из виду серый лошадиный круп в темных яблоках.
– Знаете, а мне ваша кобыла по-настоящему понравилась. Кстати, я подумывал о том, чтобы купить у Чарли Башу-эль-Назира. Да только боюсь, он мне пока не по карману – слишком много Чарли просит. Хотя, если разобраться, он уступает мне его на очень выгодных условиях.
– Так, значит, вы всерьез намеревались приобрести несколько арабских лошадей? – В то время ей показалось, что он просто треплется, пытаясь произвести на нее впечатление.
– Всерьез? Господи, да я об этом мечтаю с тех пор, как помню себя, – возбужденно взмахнул он рукой. – Важно, чтобы вы правильно меня поняли. Музыка – моя жизнь, и она всегда будет для меня главным делом. А вот лошади – моя любовь. Сам не могу объяснить, почему. Вот такой уж я, и все тут!
– Отчего же, я понимаю… – Как тут не понять! Единственная разница между ним и Рейчел заключалась в том, что для нее лошади были и жизнью, и любовью одновременно.
Сначала он дотошно расспрашивал ее о Саймун, потом о других кобылах, которыми она владела. Проблемы коневодства по-настоящему интересовали его – вопрос следовал за вопросом. Рейчел сама не помнила, как из конюшни, где стояли жеребцы, они перешли к отделению, где находились хозяйские кобылы, а затем и к отдельному загону, отведенному специально для кобыл «со стороны». Словно какая-то волшебная сила сама несла ее по воздуху. Хотя Лейн всегда внимательно выслушивал ее восторженные монологи на излюбленную тему – об арабских лошадях, Рейчел только сейчас обнаружила, что разговор с тем, кто искренне разделяет ее безумную страсть, – это нечто совершенно особое. И даже когда Росс позволял себе не согласиться относительно отличительных признаков той или иной лошадиной «династии», спор с ним доставлял ей ни с чем не сравнимое удовольствие.
Саймун снова с комфортом обосновалась в своем стойле, и тогда Рейчел и Росс решили осмотреть других кобыл. Подойдя к железной решетке соседнего стойла, они увидели за ней серебристую кобылу. При их приближении она подняла голову и тихонько заржала, ее большие мерцающие глаза с интересом изучали незнакомцев. Рейчел внезапно замерла на месте, словно натолкнувшись на невидимое препятствие.
Перед ней была кобыла, принадлежавшая Эбби. Трепещущие ноздри животного пытались уловить запах пришельцев. Отчего-то всякий раз, когда Рейчел появлялась здесь, эта молодая арабская кобылица приветствовала ее особым тихим ржанием. Но однажды, когда Рейчел решилась подойти к стойлу поближе, лошадь, обнюхав ее руку, сразу же отпрянула и испуганно забилась в самый дальний угол. С тех пор Рейчел никогда не приближалась к ней.
Заглянув за загородку, Росс обернулся с удивленным выражением лица.
– Ее передние ноги… Она покалечена.
– Да, я слышала. Какой-то несчастный случай. – У нее не было желания говорить ни об этой лошади, ни о ее владелице.
– Жаль.
– Мне тоже. – Не дожидаясь его, Рейчел пошла к следующему стойлу. Каких-нибудь несколько секунд назад с этим человеком ей было удивительно легко. Теперь же ее вновь сковывало нервное напряжение.
– Помните тот прошлый раз, когда мы тоже вместе гуляли по конюшне? – Тембр его голоса изменился, став задушевным, интимным.
– Пожалуйста, не надо об этом, – запротестовала она, слишком хорошо помня ощущение, охватившее ее, когда он в тот раз дотронулся до нее.
И сейчас Рейчел чувствовала на себе его изучающий взгляд, однако не решалась встретиться с ним глазами.
– Чарли говорил мне, что знания Кэнфилда о лошадях ограничиваются тем, что это животное имеет четыре ноги, одну голову и один хвост. Что у вас может быть общего с этим человеком?
– Пожалуйста, Росс, не говорите так.
– Вам никогда не убедить меня, что вы любите его. Это невозможно.
Боковым зрением она уловила его движение и резко повернулась к нему лицом.
– Да что вы знаете об этом? Ни черта вы не знаете ни обо мне, ни о Лейне! – выпалила Рейчел, задыхаясь от нахлынувших на нее противоречивых чувств, и стремительно пошла прочь. Из ворот конюшни она выскочила почти бегом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100