Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

28

В ту ночь Эбби видела во сне Маккрея. Ей снилось, что они поженились и сразу же после свадьбы он повел ее по узенькой тропинке между какими-то замшелыми деревьями к маленькому белому домику, в котором, по его словам, им отныне предстояло жить. Входная дверь была распахнута настежь, и неожиданно Эбби увидела внутри Рейчел. Маккрей объяснил, что этот дом принадлежит и Рейчел тоже, а теперь они втроем будут там «жить-поживать да добра наживать». Эбби вырвалась из рук Маккрея и опрометчиво бросилась бежать, но тот помчался вдогонку. Поначалу она бежала очень быстро, и Маккрей никак не мог настичь ее, но вдруг он начал стремительно расти, руки его становились все длиннее. Казалось, они вот-вот дотянутся до нее. Эбби явственно слышала, как злорадно хохочет Рейчел за ее спиной.
Рука наконец прикоснулась к ее плечу. Эбби испуганно завизжала, и ее словно пружиной подбросило вверх. В следующую секунду она обнаружила, что, напряженно выпрямившись, сидит в постели, а лоб ее покрыт холодной испариной.
– Не знаю, что с тобой, Эбби, но ты меня чуть заикой не сделала. – Рядом с ее кроватью, судорожно прижав ладонь к груди, стояла Бэбс. Она нервно засмеялась, очевидно, напуганная не меньше, чем сама Эбби.
– Мне… мне приснился кошмар. – Можно было бы добавить, что кошмар этот был невероятно похож на реальность. Все еще не придя в себя, Эбби ошарашенно посмотрела в окно спальни, за которым уже вовсю сияло солнце. – Который час?
– Уж скоро девять. Я подумала, может, ты захочешь сходить сегодня утром со мной и Беном в церковь.
– Нет, сегодня я, наверное, пропущу утреннюю службу.
– Ну тогда извини, что разбудила. – Мать отошла от кровати. – Поспи еще, если, конечно, заснешь. О воскресном обеде не беспокойся – он в духовке.
Как только дверь закрылась, Эбби снова забралась под одеяло, хотя и знала, что теперь ей не уснуть. Проклятая ночь по-прежнему не давала ей покоя. Очень хотелось забыть обо всем. Боль и горечь, причиненные ей, казалось, были уже позади. И вдруг эти чувства не просто нахлынули вновь, но и стали еще острее.
Хорошо хоть, Маккрей уезжает из штата. Ни к чему ей эти опасные случайные свидания с ним. И вовсе незачем наблюдать, как он встречается с кем-то еще, той же Рейчел, к примеру. Он уйдет из ее жизни, и на сей раз навсегда.
Эбби лежала в постели до тех пор, пока не услышала, как мать и Бен ушли из дому. Только тогда она пошла в ванную, где вымыла руки и плеснула в лицо несколько пригоршней холодной воды, чтобы окончательно отогнать тяжелое, мертвящее чувство. Открыв зеркальную дверцу шкафчика над раковиной, Эбби потянулась за зубной щеткой, однако при виде плоской пластмассовой коробочки на нижней полке оцепенела, и рука ее застыла в воздухе. В этой коробке лежала ее диафрагма.
Когда она была замужем за Кристофером, особенно в первые годы супружеской жизни, ей отчаянно хотелось ребенка, но все никак не удавалось забеременеть. Кристофер божился, что показывался врачу и тот не нашел у него никаких отклонений. Получалось, что бесплодие было целиком на ее совести. Вскоре после того, как она начала принимать таблетки, облегчающие зачатие, ей открылась неприятная правда: Кристофер изменял ей. Поначалу Эбби винила себя, полагая, что именно из-за ее неспособности забеременеть он вынужден искать утешения на стороне. Когда его секрет был раскрыт, Кристофер начал божиться, что любит только ее, что другие ровным счетом ничего для него не значат, и поклялся отныне хранить ей верность до гроба. Она поверила, но решила выждать, прибегнув на всякий случай к противозачаточным средствам, не желая создавать семью на зыбкой почве. И в конце концов снова застукала его с другой. Кристофер по-прежнему благополучно наставлял ей рога.
Почти полностью уверенная в том, что обречена на бесплодие, позже, во время близости с Маккреем, она предохранялась лишь в самые опасные дни. А теперь, похолодев от ужаса, внезапно сообразила, что наступил именно такой момент. В последнее время она ни с кем не встречалась, а потому начисто забыла, что в жизни женщины есть периоды, когда следует быть особенно осторожной. Прошлая ночь застигла ее врасплох. Ей и в голову не приходило, что подобное может случиться.
На сей раз это был не сон: вполне возможно, что она беременна. Эбби положила руку на живот, ощущая тошнотворный страх. Вот теперь-то она и выяснит, чья это была проблема – ее или Кристофера… Разве что ребенок под ее сердцем будет не от Кристофера, а от Маккрея.
Ей не хотелось думать об этом. Не хотелось допускать самой мысли о том, что она забеременела. И все же она должна была смотреть правде в лицо. Если она и в самом деле зачала, то что в таком случае делать? К какому выбору склониться? Какой шаг будет правильным? Наилучшим? Нескончаемые вопросы застучали в мозгу маленькими неумолимыми молоточками. И ответить на них было совсем нелегко.
* * *
Очень скоро беременность перестала быть просто опасением, перейдя в качественно новую субстанцию. Каждое утро Эбби, вставая с кровати, ощущала, как к горлу подкатывает тошнота. Несколько раз во время утренней зарядки казалось, что силы вот-вот покинут ее и она упадет замертво. Впрочем, до этого никогда не доходило – все упражнения Эбби упрямо выполняла до конца. Однажды Бэбс обратила внимание на ее необычную бледность, но Эбби объяснила это переутомлением. Однако ей было хорошо известно: шила в мешке не утаишь. Рано или поздно люди начнут строить догадки насчет ее необычного состояния, если не строят уже сейчас.
Темно-серый и лоснящийся, как ствол ружья, конь испуганно всхрапнул, заслышав рокот трактора, работавшего на соседнем хлопковом поле. Запустив ладонь под светло-желтую гриву, Эбби потрепала своего скакуна по изогнутой шее, ласково забормотав что-то успокоительное. Между тем взгляд ее был прикован к мужчине, который подпрыгивал на вибрирующем сиденье трактора. Это был Доби. Он приветливо помахал ей рукой. Эбби торопливо вскинула руку, отвечая на приветствие, и направила коня к бывшему коровнику, до которого оставалось не более четырехсот метров.
В последнее время ей часто хотелось побыть наедине с собой, поразмыслить над своими проблемами, и подобные верховые прогулки были для нее настоящим спасением. На ее счастье, Бен относился к этому с одобрением. Он был твердо уверен, что, чем дольше конь скачет под седлом по открытым просторам, тем для него лучше. Разве сравнится с этим бесконечным полетом нудный бег кругами? По его убеждению, ничто не «пережигало» хорошего коня так, как монотонная работа на арене. Лошадь, утверждал он, устает от такой тягомотины точно так же, как и наездник. Эбби всецело разделяла его философию, правда, на сей раз верховая прогулка была нужна скорее ей самой, чем коню.
Въехав во двор, она увидела Бена, который работал в небольшом загончике, пристроенном к коровнику, превращенному в конюшню. Сейчас он возился с годовалой кобылой, приучая ее к недоуздку. Им поневоле можно было залюбоваться. Бен не прибегал ни к одному из тех жестоких приемов, которые применяли другие дрессировщики: никаких цепей, никаких рывков, от которых запрокидывается голова, никаких ударов хлыстом. Свой длинный хлыст он использовал лишь для того, чтобы привлечь внимание «ученицы», время от времени щелкая им у ее задних ног. Что же касается ударов, то до них дело почти не доходило. Большинство животных сразу же понимают, что от них требуется: только обращай на дрессировщика внимание, и тогда хлыст будет молчать. А уж стоило только Бену завладеть вниманием лошади, то можно было считать, что дело сделано: «ученице» оставалось только повиноваться каждому его движению. Проще некуда.
Спешившись у конюшни, Эбби принялась снимать седло с жеребца, искоса наблюдая за тренировкой. Как всегда, урок оказался непродолжительным – Бен никогда не допускал нервного переутомления лошади. Он окончил занятие как раз в тот момент, когда Эбби начала вытирать коню бока.
Поставив кобылицу вместе с другими лошадьми, Бен наконец обратил внимание на Эбби.
– Ну как прокатилась – неплохо? Как Ахар, хорошо шел сегодня?
– Да. – На секунду прервав свое занятие, Эбби закатала повыше рукава толстого свитера, ощутив при этом, насколько чувствительна стала ее грудь.
– После прогулки не полегчало?
– Так ведь я и так неплохо себя чувствую. Мне и до прогулки хорошо было, – произнесла она с преувеличенной бодростью, ощущая его пристальный, изучающий взгляд. За последние два дня Эбби не раз ловила на себе этот проницательный взор. Может быть, он в самом деле заподозрил что-то неладное? А может, это она стала чересчур мнительной.
– Когда человека гнетут заботы, верховая прогулка иной раз помогает лучше любого лекарства.
– Заботы? Какие еще заботы? С чего это ты взял, что меня гнетут заботы? Если они у меня и есть, то их не больше, чем обычно. Просто устала немного, вот и все.
Впрочем, по правде говоря, уставала она в последнее время значительно больше обычного. Иногда ей хотелось только одного – заснуть на целую неделю, и то, казалось, мало будет.
– Что ж, состояние для тебя вполне естественное, – тихо проговорил он, и Эбби невольно метнула в его сторону настороженный взгляд. На его лице, обычно абсолютно бесстрастном, сейчас лежала тень тревоги. – Ты выглядишь, как женщина, которая готовится… – Он внезапно замолк, словно испугавшись слов, сорвавшихся с его губ.
Эбби поняла, что скрывать от него правду больше не имеет смысла. Конечно же, он обо всем уже догадался. Сосредоточенно нахмурившись, она повернулась к нему лицом.
– Ты хорошо разбираешься не только в лошадях. Я надеялась, что ты не заметишь, но, наверное, ошиблась. Тебя не проведешь… Да, я беременна.
– Значит, это правда?
– Да, я беременна от Маккрея Уайлдера. – Эбби знала, что Бен ни за что не спросит о том, кто отец еще не родившегося ребенка. И все же сказала. – Он был на вечеринке, которую мы организовали в начале нынешнего месяца в Ривер-Оуксе. – Хотя с того дня прошло чуть больше трех недель, сейчас казалось, что минула уже целая вечность. – Я думала… Хотя, впрочем, какое сейчас имеет значение, что я думала. Главное в том, что я ошиблась.
– А он знает?
– Нет! – почти выкрикнула она. – И он никогда ни о чем не узнает, Бен. Никто не узнает! Я хочу, чтобы ты дал мне слово, что никому не расскажешь, кто отец моего ребенка. Даже моей матери!
– Не расскажу, коли ты того не хочешь, – согласился Бен, хотя и с видимой неохотой. – Но что же ты собираешься делать?
Она уже достаточно думала над этим вопросом и, перебрав несчетное количество вариантов, сделала окончательный выбор.
– Я сохраню ребенка. – Пусть это в корне изменит ее жизнь, пусть… Несмотря ни на что, Эбби хотела, чтобы у нее был ребенок. В конце концов все сводилось к этой простой истине.
– Но ты молода, и у тебя нет мужа. Ты же знаешь, что будут говорить люди, – с сокрушенным видом напомнил он ей.
– Значит, мне всего-то и остается, что обзавестись мужем, не так ли? – весело воскликнула Эбби, однако беззаботность тона отнюдь не выражала ее истинных чувств. Со стороны поля донесся рокот мотора, и она обернулась, бросив короткий взгляд на тракториста. – А вот и подходящий кандидат. Что скажешь?
– Интересно, просил ли он твоей руки? – недоверчиво осведомился Бен.
– Нет еще, но это мелочь, – бесшабашно повела плечом Эбби. Этот жест помогал ей отогнать тяжелые раздумья, которые в последние дни часто одолевали ее. И если сейчас она действовала грубо и жестко, то лишь потому, что была вынуждена делать это. Сейчас, когда она ждала ребенка, ей следовало в первую очередь быть практичной. Глубокие переживания были для нее непозволительной роскошью, и при этом не имело значения, о чьих переживаниях идет речь – ее собственных или Доби.
– Уж его-то я как-нибудь захомутаю, – уверенно заключила она.
– Подумай, нужен ли тебе муж, которого можно захомутать, – нахмурился Бен.
– А мне муж вообще не нужен! – запальчиво объявила Эбби. – Но раз уж обстоятельства складываются так, что без мужа не обойтись, то почему бы не выйти за покорного?
– Но ты не будешь его уважать.
– Мне вовсе незачем уважать его. Мне только и надо, что выйти замуж. – Впрочем, ей вовсе не хотелось обливать Доби презрением, а потому она добавила: – К тому же Доби будет хорошим отцом.
* * *
День шел своим чередом. Лошади были уже накормлены, и можно было идти домой. Путь Эбби лежал мимо сарая, в котором стояла сельскохозяйственная техника. Увидев внутри Доби, который копался в тракторных частях, она на секунду заколебалась. Больше всего на свете ей хотелось сейчас завалиться в постель, но ее новый план не терпел отлагательств. А потому Эбби, решительно изменив маршрут, шагнула под навес.
– Привет, Доби.
При звуке ее голоса тот молниеносно выпрямился и вытер замасленные руки ветошью.
– Привет, Эбби, – Доби тепло улыбнулся в ответ. – Видел сегодня, как ты каталась верхом.
– И я тебя видела, – тоже улыбнулась она и тут же перешла к главному. – Вот и подумала, что ты делаешь сегодня вечером. Что касается меня, то я с удовольствием зашла бы куда-нибудь, где можно выпить, а то и потанцевать чуть-чуть. Да что-то не хочется одной. Не очень хорошо это будет выглядеть со стороны. Может, составишь мне компанию?
От изумления Доби на несколько секунд онемел.
– Так ведь я с радостью, – смог наконец вымолвить он, машинально сбив на затылок изрядно потрепанную широкополую шляпу, из-под которой упала на лоб соломенная челка. – Может, выйдем пораньше? Поужинаем где-нибудь вместе.
– Неплохая идея, – с готовностью согласилась она.
– Я заеду за тобой около семи. Устраивает?
– Вполне. К тому времени я буду уже готова.
* * *
В тот вечер Доби заехал за ней на новеньком пикапе, который обычно простаивал неделями в гараже под тентом, чтобы на сверкающий капот даже пылинка не села. Да и сам Доби выглядел на сей раз настоящим франтом: прилизанный, в ковбойской куртке, новых джинсах с отутюженными стрелками и сапогах из змеиной кожи, тоже ковбойских. На нем все буквально сияло, в том числе золотистые волосы с рыжеватым оттенком, на которые он явно не пожалел шампуня.
Вечер оказался вовсе не таким мучительным испытанием, как того опасалась Эбби. О таком внимательном кавалере можно было только мечтать. Доби забегал вперед, чтобы распахнуть перед ней двери, предупредительно отодвигал и пододвигал стул, носился к бару и обратно, принося свежие порции напитков. За ужином беседа шла в основном о его ферме и нынешних ценах на сельхозпродукты. Развлечения в деревенском баре ограничились тустепом и медленными танцами, причем он подчеркнуто держался от нее на почтительном отдалении, не позволяя себе приблизиться даже на сантиметр. Это не могло не подтолкнуть Эбби к выводу, что в прошлом она отвергала знаки внимания с его стороны столь часто, что он в конце концов стал бояться ее как огня.
По пути домой на нее нахлынуло чувство раскаяния. Сейчас ей было стыдно за то, как низко она поступает с ним, и она почти желала, чтобы Доби не был с ней столь обходителен. И все же в данной ситуации она была вынуждена поступать именно так. Так было лучше для всех.
Эбби сидела, ожидая, когда Доби подойдет, чтобы помочь ей выйти из пикапа. Открыв дверцу, он подал ей руку.
– Ну вот ты и дома, живая и невредимая.
Эбби спрыгнула с подножки грузовичка, но руку провожатого не выпустила.
– Надо бы сперва проведать Ривербриз. Пойдешь со мной?
– Конечно, – согласился он, однако не без опаски, словно не был уверен до конца, что ей от него нужно.
Выпустив его руку, Эбби направилась к коровнику.
– Мне было так хорошо сегодня вечером, Доби. Надеюсь, тебе тоже понравилось?
– Понравилось, – эхом откликнулся он, следуя за ней. Сейчас их разделяло каких-нибудь полшага. – Я тоже давно нигде не был и забыл уж, что такое развлечения.
Привычно опередив ее, Доби распахнул перед ней створку ворот. Войдя внутрь, Эбби щелкнула выключателем. Несколько лошадей, всхрапнув, вскинули головы, с любопытством разглядывая нежданных посетителей. Эбби направилась мимо них прямиком к стойлу ее любимой кобылы. Приветливо закачав головой, Ривербриз ткнулась ей в ладонь своими бархатистыми ноздрями.
– Ну как ты, девочка моя? – ласково пробормотала Эбби, погладив ее по впадинке над большим и влажным карим глазом.
– Гляди-ка, а она и в самом деле любит тебя, – удивился Доби, наблюдавший за этой сценой со стороны. – Сам-то я в лошадях не очень разбираюсь. Помню, еще мальчишкой решил покататься на кобыле, а она возьми да сбрось меня. Хочу подняться и не могу – ногу сломал. Ну мои и продали ее на следующей же неделе.
– Вот и зря. Надо было попытаться еще раз. – Эбби обернулась, слегка подавшись в его сторону всем телом. – Конечно, после того, как нога твоя зажила. Один раз ушибся – не беда. Это вовсе не означает, что тебе ушибаться на роду написано.
Бросив на нее быстрый взгляд, он потупился и преступил с ноги на ногу.
– Иной раз лучше не рисковать.
– Скажи, Доби, а отчего ты до сих пор не женат? У тебя ведь не только дом и ферма есть. Ты мог бы предложить женщине и многое другое. Должно быть, девчонки дюжинами сохнут по тебе. Ждут не дождутся, когда ты сделаешь какой-нибудь из них предложение.
– Может быть, – глухо согласился Доби. – Но мне не нужна ни одна из них. – Поколебавшись, он снова поднял на нее глаза. – На всем свете есть только одна девушка, которую я хотел бы взять в жены. И ты, думаю, догадываешься, кто она.
– Но можно ведь и передумать.
– Да, только я не передумал. – Его голос опустился до шепота.
– Что ж, я рада. – Она заставила себя ободряюще улыбнуться ему. Казалось, стоит только переступить этот решающий рубеж, и дальше все пойдет как по маслу. Несмело придвинувшись к ней, Доби облокотился на кромку стойла. После долгого молчания он качнулся вперед и осторожно припал на несколько секунд к ее губам. Он уже хотел было оторваться от ее рта, но Эбби удержала его рукой за подбородок.
– Я очень рада, Доби, – снова прошептала она и прильнула к нему. Ее рот медленно блуждал по его губам, нежно, зовуще.
Сперва Доби был откровенно ошеломлен ее смелостью, однако через секунду его руки обхватили Эбби и прижали к разгоряченному телу. Его поцелуи были грубыми и страстными. Эта необузданная чувственность испугала Эбби. Он вел себя, как человек, истомившийся от жажды, которому наконец поднесли стакан воды.
Однако столь же неожиданно Доби отпрянул от нее.
– Извини, Эбби, я…
– Не говори ничего. – Она поспешно прижалась к нему, не давая отстраниться.
– Я всегда так хотел… поцеловать и… прижать тебя к себе, чтобы держать так долго-долго… И вот сейчас… Почему именно сейчас, Эбби? – внезапно принялся допытываться он.
– Понимаешь, Доби, иногда человек так долго находится рядом с тобой, что ты привыкаешь к нему и перестаешь его замечать. – Эбби тщательно подбирала каждое слово. – И ведь главное, знаешь, что человек этот хороший, добрый, просто замечательный, но воспринимаешь его как нечто само собой разумеющееся. И не ценишь его. Наверное, и тебя я не замечала слишком долго.
– В самом деле?
– Да, – твердо кивнула она. – После развода я была уверена, что не доверюсь больше ни одному мужчине. Но те последние несколько месяцев, что я живу здесь, видя тебя каждый день, многое во мне изменили. Мне кажется, что у меня заново открылись глаза.
– А я-то думал, что мне не на что надеяться.
– И заблуждался. – Она положила голову ему на плечо. Ей было очень тяжело лгать ему в глаза. – Очень заблуждался, Доби.
– Все это время я…
– Знаю. – Эбби подставила ему свои губы и крепко зажмурилась, когда он снова поцеловал ее.
В этот момент она чувствовала себя последней обманщицей, однако твердо напомнила себе, что никакого обмана в данном случае нет и в помине. Доби получал то, чего хотел больше всего в жизни. Получал ее. Может быть, она и не вполне соответствовала тому идеалу, который он в ней видел. Но тут уж ничего не поделаешь. Такова жизнь.
Поцелуй следовал за поцелуем, его ласки становились все смелее. Эбби не составило особого труда повалить его рядом с собой на охапку соломы у яслей. Раньше она и представить себе не могла, насколько легко соблазнить мужчину. И насколько гнусным бывает чувство, наступающее после того, как это удается. У нее было такое ощущение, будто ее всю выпотрошили.
Чувствуя, как слезы жгут ей веки, Эбби отвернулась от него и, выпрямившись, потянула вверх блузку. Она слышала, как он раздевается за ее спиной. Слышала шорох соломы, стук снимаемых сапог, жужжание брючной «молнии». Расстегивая кофточку, Эбби намеренно как можно дольше возилась с каждой пуговицей, чтобы отсрочить тот момент, когда ей придется наконец повернуться к нему лицом, изображая всем видом фальшивый восторг.
– Эбби… – Он, снова зашуршав соломой, встал рядом с ней на колени. – Ты… ты не жалеешь?
И он еще спрашивает. Вот уж чего она от него никак не ожидала! Ей захотелось истерически заорать на него, спросить, как можно быть таким робким идиотом.
– Нет, конечно, нет, – спокойно ответила Эбби.
И это было сущей правдой. Потому что она была готова на все, лишь бы на ее пальце засияло проклятое обручальное кольцо. Она не могла допустить, чтобы ее подвергали порицанию и оскорблениям за прижитого на стороне ребенка. Ее ребенок будет законным! И так уже достаточно пересудов в округе о ее семействе. Хватит! О ней никто судачить не будет. К тому времени, когда у нее родится ребенок, она будет мужней женой.
Собравшись с духом, она решительно повернулась к Доби.
– Может, ты жалеешь?
– Нет! – Его улыбка, все его существо выражали в этот момент искреннее обожание. – О чем тут жалеть? Ведь я люблю тебя, Эбби.
– Ты даже представить себе не можешь, как я мечтала услышать это от тебя, – порывисто проговорила она.
* * *
В течение следующих нескольких дней Эбби удалось трижды уединиться вместе с Доби. И в конце концов, за день до сочельника, она объявила ему, что выйти за него замуж было бы для нее таким рождественским подарком, лучше которого не придумаешь. В тот же день они были объявлены мировым судьей мужем и женой. Свою первую брачную ночь молодые провели в мотеле в Галвестоне.
Рождественское утро выдалось серым и дождливым. Они возвращались домой. «Дворники» размазывали влагу по ветровому стеклу. Отныне по закону Эбби следовало называть миссис Доби Хикс, подтверждением чего служило золотое кольцо на ее безымянном пальце. Впрочем, тот, кто внимательно присмотрелся бы к этому кольцу, без особого труда определил бы, что колечко-то всего лишь позолоченное. Такое же, как и ее новое замужество.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100