Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

– Она хочет прийти на торги? Что это значит? – спросила Эбби, трясясь от ярости. – Она…
Лейн поднял руку, чтобы остановить ее поток слов.
– Прежде чем возмущаться, вспомни, что торги открыты для всех желающих принять в них участие. И если она захочет прийти, то ты ей никак не сможешь помешать. Я предупредил тебя о ее планах только потому, что хочу избежать неприятных сцен вроде той, которая произошла здесь в последний раз.
Понимая, что Лейн прав – торги действительно были открытыми, – Эбби постаралась взять себя в руки, однако желчь просто пожирала ее изнутри.
– С какой стати? Зачем ей туда приходить?
– Она хочет приобрести некоторых лошадей, – ответил Лейн.
Все внутри Эбби замерло. Она боялась даже вздохнуть.
– Каких?
– Она не сказала.
А если одной из них была Ривербриз? Ярость Эбби превратилась в ледяное спокойствие. Впервые после того, как Лейн сообщил ей о намерении Рейчел прийти на аукцион, она вновь обрела способность трезво и ясно думать. Ее мозг лихорадочно заработал, пытаясь найти способ, благодаря которому ее кобыла не попала бы в руки Рейчел.
– Мне бы хотелось знать, что ты намерена делать, Эбби.
На какое-то мгновение ей показалось, что Лейна интересуют ее планы относительно лошади, но затем она поняла, что вопрос касался Рейчел.
– Ты же сам сказал, что это – открытый для всех аукцион. Скажи ей только, чтобы держалась подальше от меня и моей матери. У нас остались еще какие-нибудь вопросы? – ледяным тоном осведомилась она.
– Нет, похоже, мы обсудили все.
– Вот и хорошо. У меня еще много дел. – Развернувшись на каблуках, Эбби быстро пошла к конюшням. В ее мозгу родилась идея, но для ее осуществления понадобится помощь.
Она отыскала Бена в одном из загонов для жеребят. Он осматривал небольшой порез на колене одного из стригунков.
– Какой же ты неловкий, малыш, – укоризненно говорил Бен, обращаясь к животному. – Пора уже научиться тормозить, когда бегаешь, иначе весь будешь ходить в синяках.
– Мне нужно с тобой поговорить, Бен, – сказала Эбби, когда он освободился. Жеребенок поскакал на другой конец загона и спрятался за своей матерью, а затем осторожно высунул голову из-за ее крупа, боязливо косясь на Бена.
– Таких, как этот малыш, твой отец называл «ходячим недоразумением». Только и делает, что режется и обо все себя царапает. – Бен неторопливо вышел из конюшни и задвинул дверь.
Однако Эбби сейчас было не до жеребенка-неудачника.
– До аукциона осталось четыре дня, – начала она. – Лейн только что сказал мне, что конюхи, которых он нанял, приедут только послезавтра. До их появления нужно вывезти отсюда Ривербриз.
– Вывезти отсюда кобылу? – недоверчиво переспросил Бен. – Ну-ка повтори еще раз.
– Я хочу, чтобы ее не было на ферме, когда они приедут.
– Что ты задумала? – подозрительно спросил Бен.
– Я не задумала, а все обдумала, – проговорила Эбби. – Что ты делал, когда в начале второй мировой войны немцы вторглись в Польшу? Спасал лошадей и искал для них надежное место. Именно это я и хочу сделать с Ривербриз. Если ее не будет здесь, ее не смогут продать на аукционе.
– Это не одно и то же, Эбби. Сейчас нет войны. Если ты заберешь отсюда кобылу, это будет означать, что ты ее украла. Это нехорошо.
– Нехорошо? Как это я могу украсть свою собственную лошадь? А Ривербриз принадлежит мне! Что бы там ни было сказано в документах, ты же знаешь, что папа подарил ее мне, – уговаривала конюха Эбби, отчаянно стараясь держать себя в руках. Злиться, разговаривая с Беном, было бессмысленно.
– Это верно, – неохотно признал он, все еще чувствуя обеспокоенность ее предложением.
– Так неужели меня можно обвинить в краже собственной лошади? – Эбби уже видела, что Бен начал колебаться. – Мне нужна твоя помощь, Бен, но если ты откажешься, я и сама все сделаю.
– Где ты собираешься ее спрятать? – хрипло спросил он.
– У Доби. Он пообещал мне, что пристроит ее в своем сарае, когда нам придется съехать, и мама уже перевезла к нему в дом кое-какие наши вещи. Мы просто можем ему сказать, что хотим переместить к нему Ривербриз, чтобы не возиться с этим потом. Ему вовсе не обязательно знать правду.
– Ты хочешь его обмануть?
– Нет, я не хочу посвящать его во все подробности, и больше ничего.
Бен укоризненно покачал головой и пристально посмотрел на Эбби.
– И чего же ты этим добьешься?
До сего момента ее ответы удовлетворяли старого конюха, но этот вопрос, поняла Эбби, был решающим. Именно сейчас он придет к тому или иному решению. Если ей не удастся заручиться хотя бы его устным одобрением, у нее вряд ли что-нибудь выйдет.
– Я выиграю время, – сказала она. – Ты же знаешь, что у меня нет шансов на то, чтобы перебить цену, которую назначат за нее на аукционе. Но если мне удастся спрятать ее на время торгов, возможно, затем я смогу выкупить ее по более низкой цене. А может быть, нам удастся собрать достаточно денег для того, чтобы удовлетворить аппетиты кредиторов, и ее вообще не придется продавать. Разве ты не понимаешь, Бен, я обязана использовать эту возможность. Ну хотя бы попытаться!
Прежде чем ответить, Бен долго молчал, словно взвешивая в уме все ее аргументы.
– Перевезем ее сегодня вечером, – наконец сказал он. – После того, как стемнеет.
Огромное чувство облегчения в одно мгновение разрушило стальные оковы, которые Эбби надела на свои эмоции. Она бросилась на шею к Бену и крепко обняла его.
– Я люблю тебя, Бен. Я знала, что на тебя можно рассчитывать.
* * *
С востока над горизонтом поднялась серповидная луна – выщербленное серебряное лезвие на усыпанном звездами небосводе. Позади светлого круга от высокого фонаря, установленного возле конюшни, где содержались кобылы, дожидался темный грузовичок с прицепом для перевозки лошадей.
В его тени стоял Бен, держа в руках поводья, а Эбби тем временем покрывала спину кобылы темно-синей попоной – в ночи ее серебряная шкура слишком бросалась в глаза. Она затянула ремни попоны под брюхом животного и свободно застегнула их на груди Ривербриз, подтянув попону повыше к голове. Кобыла любовно ткнулась носом в ее плечо. Ей была непонятна это ночная активность, и она словно просила, чтобы хозяйка успокоила ее.
– В ту ночь, когда мы тайком, под покровом темноты, уходили из Янува, лошади как будто все понимали и не производили ни малейшего шума, – приглушенным голосом вспомнил Бен. – Эта девочка, по-моему, тоже все понимает. Мы уходили ночью специально, чтобы наше бегство не заметили немецкие люфтваффе. Первым ехал в своей коляске господин Роски, управляющий нашей фермой, за ним следовали мы с жеребцами – на одном едешь верхом, другого держишь в поводу. Позади нас гнали кобыл, жеребят и молодых лошадей. Почти все они были привязаны к повозкам с фуражом, которые тащили полукровки. Видела бы ты это зрелище, Эбби! Двести пятьдесят лучших арабских скакунов Польши уходят в ночь…
Несколько секунд старый конюх молчал, перенесясь воспоминаниями в тяжелые годы, каждый из которых отпечатался не одной морщиной на его лице. Затем он продолжал:
– В ту ночь на дороге мы повстречали сотни, тысячи своих соотечественников из западных районов Польши, в панике спасавшихся от немцев. Они рассказывали нам о том, как самолеты люфтваффе бомбят шоссейные дороги, а затем пикируют и расстреливают из пулеметов разбегающихся людей. Поэтому мы не рискнули выйти на шоссе и пробирались проселочными дорогами. С рассветом мы спрятали лошадей в лесу и отсиживались там целый день. Я после ночного перехода устал, как собака, но спать все равно не мог – прислушивался к реву немецких самолетов и гадал, заметят они нас или нет. Потом снова стемнело, и мы двинулись дальше. Но жеребцы уже не хотели идти. Они как будто догадывались, что путь в Ковель – долог и опасен, а им понадобится вся их выдержка и силы, чтобы переправиться через Буг и оказаться в безопасности.
– Все готово, можно заводить ее в прицеп. – Эбби ласково похлопала кобылу по холке и отступила на один шаг. Укрытая темной попоной, Ривербриз полностью слилась с окружающей темнотой. Теперь были видны лишь ее голова и серебряный хвост. Однако в трейлере и они будут незаметны.
– Открывай прицеп, а я заведу ее внутрь, – велел Бен, выводя кобылу из тени. Эбби направилась к задним дверцам прицепа, но в этот момент на лужайку упал свет автомобильных фар.
– Подожди, – прошептала Эбби, чувствуя, что ее нервы на пределе. – Сюда кто-то едет. Не двигайся, пока я не выясню, кто там.
– Может, это Доби решил узнать, почему мы так долго не едем? – Услышав шум мотора, кобыла насторожилась, и Бен предусмотрительно зажал ей морду ладонью.
– Может быть, – откликнулась Эбби. Однако звук мотора не напоминал скрежетания соседской развалюхи. Во рту у нее стало сухо, а ладони вспотели. Выйдя из-за трейлера, Эбби вытерла руки о штаны и стала ждать, чтобы машина подъехала поближе к фонарю. – Это Маккрей. – Только сейчас, когда она узнала наконец его грузовичок, Эбби поняла, до какой степени перепугалась. Ее ноги буквально подкашивались.
– Мы должны были встретиться еще два часа назад, – возмущенно проговорил Маккрей, высовываясь из окна. – Я уже не знал, что и думать: то ли ты попала в аварию, то ли у тебя сломалась машина, то ли стряслось что-то еще. А потом я звоню тебе домой, и твоя мать говорит, что ты все еще здесь.
– У меня появились очень важные дела, и я… забыла. Конечно, я должна была тебе позвонить. Извини. – Ничего больше сказать она была не в силах.
– Забыла? Вот уж спасибо! – Маккрей стоял перед ней, уперев руки в бока. Вся его поза выражала крайнюю степень негодования и гнева. Затем он потряс головой, словно не в состоянии поверить в реальность происходящего. – Меня еще никогда так не подводили. Ты первая.
– Я же не нарочно. Так получилось…
– Что же стряслось такое важное? – требовательно спросил он.
Эбби вспомнила, что всего в нескольких метрах от них стоит Бен, держа в поводу Ривербриз.
– Одна из лошадей пала. Наверное, от колик.
Именно в этот момент раздалось фырканье Ривербриз. Эбби замерла, а Маккрей взглянул в сторону трейлера.
– Ты слышала?
– Что? – переспросила Эбби и тут же поняла, что глухой прикидываться бесполезно. – Это, наверное, в конюшне.
– А разве ты здесь обычно оставляешь трейлер для лошадей? – подозрительно осведомился Маккрей. – И почему он прицеплен к грузовику?
– Мы его сегодня использовали.
В ту же секунду раздался стук копыт. Лошади надоело стоять на одном месте, и она стала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу. Наверняка Маккрей тоже услышал эти звуки. Эбби даже испытала облегчение, когда из-за трейлера вышел Бен, ведя в поводу накрытую попоной лошадь. Она поняла, что своим враньем загнала себя в ловушку, и ей хотелось поскорее положить этому конец.
– Честно говоря, мы решили воспользоваться тем, что трейлер еще не отцепили, и отвезти Ривербриз в амбар Доби.
Подойдя к прицепу, женщина распахнула дверцы, чтобы Бен смог завести кобылу внутрь.
– Минуточку! А разве она не должна быть выставлена на аукционе? – удивился Маккрей. – Неужели Лейну удалось договориться, чтобы ее все же оставили тебе?
– Ну что-то в этом роде. – Эбби вовсе не хотелось раскрывать ему свои планы. Чем меньше людей в них посвящено, тем больше вероятность того, что любимую лошадь удастся сохранить.
– Послушай, Эбби, – Маккрей поймал ее запястье и заставил повернуться к себе лицом. – Что здесь все-таки происходит на самом деле?
– Я уже объяснила тебе: мы перевозим Ривербриз на ферму Хикса, – ответила та, изображая покорность перед лицом его глупых вопросов.
– Но ведь сейчас уже почти полночь!
– Двадцать минут двенадцатого – еще не полночь.
– В твоей маленькой умной головке опять созрел какой-то план?
– Я тебя не понимаю, – твердо заявила Эбби.
– Ты меня прекрасно понимаешь. – С этими словами Маккрей повернулся к Бену, который, закончив привязывать кобылу в трейлере, вылез наружу. – Может, вы объясните мне, что происходит?
– Это не мое дело, – сухо ответил конюх. Он бросил на Эбби взгляд, в котором недвусмысленно читался совет: сказать всю правду.
– Все очень просто, Маккрей, – жестко проговорила она, – если лошади не будет на аукционе, значит, ее не смогут продать.
– Мне следовало догадаться… – мрачно сказал мужчина. – Однако неминуемо возникнут вопросы. Лошади ведь не исчезают просто так. Каким образом ты собираешься все это объяснить?
– Лошади то и дело теряются. Сломалась изгородь, остался открытым загон – вот она и убежала. Тут может быть сколько угодно объяснений. – Эбби уже защищалась. Атмосфера тайны, затем – путаная ложь, а теперь – вынужденное признание поколебали ее самообладание.
– А тем временем она будет где-нибудь спрятана?
– Да, до тех пор, пока не закончатся торги. Тогда я смогу сама купить ее.
– А что, если кто-то об этом узнает?
– Если ты не расскажешь, никто ничего не узнает. – Все эти вопросы и объяснения стали ей уже невыносимы. – Послушай, на аукцион заявится Рейчел, чтобы купить несколько лошадей. Она наверняка приберет к рукам и Ривербриз! – Эбби вырвала руку из его ладони, развернулась и, захлопнув дверцы трейлера, умело закрыла задвижки. Затем она резко повернулась к нему и закончила: – Ну что, понял, Маккрей?
– Как я вижу, Бен, вы тоже в этом участвуете?
– Кобыла действительно принадлежит ей. Ради правого дела можно пойти на некоторый риск.
– Ты собираешься рассказать об этом Лейну? – Эбби было необходимо выяснить, на чьей стороне находится Маккрей.
– С какой стати?
– Ты, видно, думаешь, что мы делаем что-то очень плохое… – начала женщина.
– Ничего подобного я не говорил. Я только считаю, что это на редкость глупый план, а вы похожи на двух конокрадов-любителей. Странно еще, что вы не оделись во все черное и не испачкали лица грязью наподобие Рембо. Ты вызвала бы гораздо меньше подозрений, если бы просто села на кобылу верхом и отправилась к своему рыжему другу, а он потом привез бы тебя обратно. Кстати, ему об этом что-нибудь известно?
– Ничего. – Эбби знала, что Маккрей поддержит ее, какое бы решение она ни приняла, пусть даже он не говорит об этом вслух. Она почувствовала, что уверенность возвращается к ней. – Я дала ему понять, что Ривербриз принадлежит мне, и все связанные с этим вопросы решены.
– А если его спросят, не видел ли он лошадь, уже после того, как станет известно о ее исчезновении?
– Этого не случится. Я заявлю о том, что она пропала, только утром того дня, когда состоятся торги. В спешке, которая будет царить, ничего поделать они уже не смогут, а мы с Беном будем делать вид, что разыскиваем ее.
Пока что ей удавалось отвечать на все его вопросы. Она считала, что предусмотрела любые неожиданности. Чувствуя нарастающую тревогу от того, что время идет, а дело не делается, Эбби решила поторопиться.
– Все продумано, и сейчас уже слишком поздно менять планы. Доби ждет нас, и если мы будем и дальше тянуть время, он начнет задавать ненужные вопросы. Давай, Бен, поехали.
Конюх сел за руль, а Эбби стала обходить кабину, чтобы устроиться на пассажирском сиденье. Следом за ней шел Маккрей. Она открыла дверцу, и в кабине грузовичка вспыхнул свет. Пока женщина забиралась в кабину, Маккрей придерживал дверцу. Усевшись, она повернулась к нему.
– Увидимся, когда я вернусь. Ты ведь будешь здесь?
– Нет. Я еду с вами, так что подвинься.
Эбби едва успела подвинуться на середину сиденья, как Маккрей уже сидел на ее месте у окошка.
Не включая фары, Бен медленно поехал прочь от конюшен. Когда они выехали из света, отбрасываемого фонарем, он притормозил, и машина потащилась вообще с черепашьей скоростью. Теперь им светили только звезды. Сгорбившись за рулем, конюх пристально вглядывался в окружавшую их черноту, пытаясь вести грузовичок по самой середине лужайки.
– Обычно в такой поздний час на дороге почти не бывает машин, но нам не следует рисковать. Вдруг кто-то проедет и увидит нас с лошадиным трейлером на прицепе, – пояснила Эбби Маккрею.
– Скорее всего на вас обратят внимание именно потому, что вы едете с потушенными фарами. – Он ухватился за приборную доску и крикнул: – Осторожно, справа – кювет!
Бен вывернул руль и поехал еще медленнее.
– Прямо как в Польше. Ночь была такой темной, хоть глаз выколи. А вся дорога была запружена беженцами со своим скарбом в руках. Колеса повозок то и дело съезжали с дороги и оказывались в кювете.
– Во время второй мировой войны, когда немецкие войска вторглись в Польшу, Бен участвовал в эвакуации арабских лошадей, – пояснила Эбби, повернувшись к Маккрею.
– Чтобы дойти до того места, где можно было в безопасности переправиться через Буг, нам пришлось идти целых три ночи. Передвигались мы только в темноте, а в светлое время суток укрывали лошадей. Немецкие самолеты летали в польском небе, как перелетные птицы осенью, но за Буг они не залетали. Поэтому, переправившись через реку, мы смогли двигаться и днем. До Ковеля, куда мы шли, оставалось всего два дня пути, когда мы услышали артиллерийскую канонаду и узнали, что русские вторглись в Польшу с востока. Мы так долго шли, а ради чего? Только чтобы развернуться и пойти обратно в Янув. Мы решили так: если лошадям все равно суждено быть захваченными, то пусть уж лучше их получат немцы.
– Это потому, что еще в первую мировую войну русские солдаты захватили ту ферму и перебили на ней почти всех лошадей, – добавила Эбби, чтобы Маккрею было понятнее.
– Когда мы вернулись в Янув-Подляски, там уже были немцы, – продолжал вспоминать Бен, по-прежнему ведя машину с погашенным светом. – Их командир приказал нам отвести лошадей к Висле, в полутора сотнях миль от Янува. Мы еще не знали, что немцы и русские заключили соглашение, по которому вся территория восточнее Вислы должна была оказаться под контролем русских. Когда со временем они покинули Янув, то в качестве трофеев забрали с собой всех лошадей. Вот так и очутился в Терске знаменитый Офир.
– К счастью для этой породы, – вмешалась Эбби, уже не раз слышавшая от Бена эту историю, – примерно семьдесят лошадей – выбившихся из сил, охромевших или слишком молодых для такого путешествия – были оставлены под присмотром крестьян, живших в придорожных деревнях. Только благодаря этому в Польше впоследствии удалось восстановить поголовье «арабов».
– Верно. Например, знаменитую Балалайку выменяли потом на спирт и сахар. Мы снова смогли начать разведение «арабов».
– Мы подъезжаем к перекрестку, Бен, – подсказал Маккрей и со смешком добавил: – И находимся в Техасе, а не в Польше военных времен, поэтому, я думаю, вам следовало бы включить фары.
– Да, теперь, пожалуй можно. Мы отъехали от фермы достаточно далеко.
Протянув руку к приборной доске, он нажал кнопку, и яркий свет фар залил дорогу впереди. Грузовичок набрал скорость.
– Это скорее похоже на то, как ты эвакуировал лошадей из Янува во второй раз, правда, Бен? – улыбнулась Эбби. Теперь морщинистое лицо конюха освещалось призрачным светом приборного щитка.
– Во второй раз мы ехали на поезде. Для того чтобы погрузить всех лошадей, понадобился тридцать один вагон. Дело было в сорок четвертом. Русские уже вышибли нацистов из Советского Союза и маршировали по польской земле. Мы вовремя успели сбежать со всеми лошадьми. Под Янувом шли тяжелые бои, конюшня и несколько домов были разрушены прямыми попаданиями снарядов.
– А Дрезден? Когда его бомбили, там было куда хуже, чем в Януве, – напомнила Эбби.
– По-моему, ты знаешь эту историю лучше самого Бена, – со смехом заметил Маккрей.
– Как же иначе! – улыбнулась в ответ она. – Когда я была маленькой, мне регулярно рассказывали ее на ночь.
– Ну вот и приехали, – прервал их Бен, сворачивая на грязную проселочную дорогу. Через четверть мили показалась ферма Хикса.
– Доби нас уже заждался. Вон, в доме до сих пор горит свет, – проговорила Эбби. – Но нам лучше сразу же ехать к амбару.
Миновав дом, они подъехали к старому амбару, сложенному из бревен и дикого камня. Сделав круг, Бен остановил грузовичок у боковой двери. Первым вылез Маккрей, за ним – Эбби, а через двор к ним уже спешил Доби. – Я ждал вас еще час назад. Возникли какие-нибудь затруднения? – Доби с укором взглянул на Маккрея, словно тот был виноват в том, что Эбби задержалась.
– Да, нас задержали кое-какие дела. Мне жаль, что тебе пришлось так долго нас ждать, Доби.
– Я уже приготовил место в амбаре для твоей кобылы, – сообщил сосед.
Амбар был большим и просторным – почти вдвое больше, чем в Ривер-Бенде. Короткая перегородка посередине разделяла его на два просторных стойла, каждое из которых было рассчитано на двух лошадей и оборудовано кормушками. Эбби завела Ривербриз в одно из них. Покрытая попоной лошадь настороженно ступала по покрытому соломой полу, громко фыркая и принюхиваясь к незнакомым запахам.
Эбби привязала недоуздок к одному из колец, вделанных в кормушку, сдернула попону и передала ее Бену. Убедившись, что кобыла знает, где находится ведро с водой, она засыпала в кормушку зерно.
– Я думаю, ей здесь понравится, – сказал Доби, когда, немного успокоившись, кобыла ткнулась носом в кормушку.
– Наверняка, – с уверенностью откликнулась Эбби. – Спасибо, что разрешил ее здесь подержать.
– Не стоит, – пожал плечами Доби. – Хочешь, я выгуляю ее завтра утром?
– Нет, не надо, – торопливо сказала Эбби, и, почувствовав на себе пристальный взгляд Маккрея, добавила: – Пусть сначала хорошенько привыкнет к своему новому дому.
– Ну что ж, как скажешь.
– Вот и хорошо. – Напоследок потрепав кобылу по холке, Эбби перелезла через кормушку и присоединилась к остальным. – Уже поздно, а нас всех поутру ожидает работа. Спасибо за все, Доби.
– Если я еще чем-нибудь могу тебе помочь, только скажи.
Когда они вышли из амбара, Маккрей нагнулся к ее уху и пробормотал:
– Этот несчастный дурачок прыгнет со скалы, если ты его попросишь.
– А ты, наверное, откажешься? – парировала она.
– Разумеется.
– Я так и думала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100