Читать онлайн Наследство для двоих, автора - Дайли Джанет, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство для двоих - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство для двоих - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Наследство для двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Раздавшиеся на лестнице шаги Эбби нарушили тишину, обволакивавшую дом. С тех пор как не стало отца, здесь постоянно царило ощущение пустоты. Теперь оно останется тут навсегда. Остановившись у подножия лестницы, Эбби бросила взгляд на располагавшиеся к ней ближе других двери библиотеки. В отсутствие отца они всегда были закрыты.
Эбби поспешно преодолела три последние ступеньки, пересекла вестибюль и раздвинула двери. На пороге она задержалась, глядя на пустой письменный стол. Он был совсем не таким, когда отец встал из-за него в последний раз.
За прошедшую неделю Эбби ураганом прошлась по его письменным столам – и здесь, в библиотеке, и в его кабинете в конюшнях, вытащив оттуда все бумаги, отослав некоторые из них Лейну Кэнфилду. Однако ей не удалось найти никаких документов, писем, фотографий или сувениров, связанных с его любовницей и ребенком из Калифорнии. Если таковые и существовали, то наверняка хранились в его офисе, а это уже была епархия Мэри Джо Андерсон.
За эту неделю ей пришлось переделать много дел, с которыми мать была просто не в состоянии справиться: сообщить семейному бухгалтеру, чтобы тот переслал все счета и отчеты Лейну, разобраться в отцовских ящиках и шкафах, выкинуть его старую одежду, а новую упаковать в коробки и разослать их по благотворительным и религиозным организациям, просмотреть его личные вещи и решить, что оставить и от чего избавиться. Ей было совсем не просто уничтожать физические следы его пребывания.
Хотя вещей Дина в доме не осталось, он все еще незримо присутствовал здесь. Где-то в отдалении тикали часы, отсчитывая время на фоне низкого гудения кондиционера, и возникало ощущение, что вот-вот распахнется дверь и войдет хозяин дома. Нет, не войдет… Ни завтра, никогда.
Резко развернувшись, Эбби быстро направилась через фойе к гостиной, изо всей силы громыхая каблуками ковбойских сапог по лакированному сосновому паркету. Ей казалось, что громкий звук сможет разогнать призраков и ее собственные страхи.
Мать сидела в кресле возле эркера, перебирая карточки с выражением соболезнований. Подняв голову на громкий звук, она спросила:
– Что-нибудь случилось, Эбби?
Та едва удержалась, чтобы не ответить: «Да!» Но как объяснишь владевшие ею страхи? Рейчел не была упомянута в отцовском завещании, но, по словам Лейна, Дин заранее обеспечил свою незаконнорожденную дочь и она едва ли станет оспаривать завещание. Но можно ли быть уверенной в этом наверняка? До тех пор, пока наследование не оформлено окончательно, Эбби не исключала любой возможности и не могла закрывать глаза на подобную опасность.
– Ничего, – соврала она. – Просто я хотела тебе сообщить, что ухожу в конюшни. Хочу немного заняться с Ривербриз.
– Ты так маршировала по холлу… Я решила, что в наш дом вторглась вся армия русских.
– Извини. В общем, если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня искать.
– Не забудь: сегодня в семь к нам приедут ужинать Ричардсоны.
– Я помню.
Эбби повернулась и вышла из комнаты. На сей раз без грохота. Осеннее солнце уже соскальзывало к горизонту, по ухоженным лужайкам двора протянулись длинные тени от старых дубов. В их зеленых ветвях что-то негромко шептал ветерок. Задержавшись возле широкой веранды, Эбби подставила ему лицо. Ей нужно было успокоиться.
Перед конюшнями стоял старый потрепанный грузовичок. Эбби узнала его с первого взгляда. Во всем округе существовала только одна такая развалюха, и принадлежала она Доби Хиксу – владельцу соседней фермы, расположенной к западу от Ривер-Бенда. Отец, помнится, шутил, что этот драндулет еще не развалился только потому, что его крепко держит ржавчина. Эбби улыбнулась. Новый пикап Доби наверняка стоит в гараже. Сосед не хотел портить недавно купленную машину на тряских дорогах своей фермы и ездил на ней редко – разве что в город. А в будние дни предпочитал трястись на древней заржавленной колымаге.
Насколько его помнила Эбби, он всегда был таким: покупал новые вещи и не пользовался ими до тех пор, пока они не становились старыми. И ничего не менял тот факт, что он мог позволить себе иметь сразу десять грузовиков. Жадность Доби давно вошла в пословицу. Эбби и сама не раз подшучивала над этим качеством соседа, но, разумеется, за его спиной.
Интересно, зачем он пожаловал в Ривер-Бенд? Обычно они покупали у соседа сено для лошадей, но сейчас их сеновалы были полны. Желая поскорее удовлетворить свое любопытство, Эбби направилась к конюшням.
Подойдя к крытому переходу между постройками, она увидела Бена и услышала, как он говорит Доби:
– Уверяю вас, что вам не о чем волноваться, мистер Хикс.
– Я так и думал, – согласно кивнул Доби, и колпак его широкополой ковбойской шляпы послушно качнулся вперед. Он, как всегда, был одет в клетчатую рубашку и потертые джинсы, подпоясанные ремнем, на котором было выдавлено его имя. – Я всегда знал, что Лоусоны – люди надежные. Просто… – В этот момент он заметил приближение Эбби, стянул с головы шляпу и смущенно пригладил волосы пальцами, пытаясь хоть немного привести их в порядок. – Привет, Эбби! – крикнул он.
– Здравствуй, Доби. – Несмотря на морщинки вокруг глаз и то, что ему должно было быть по крайней мере тридцать пять, Хикс до сих пор не утратил мальчишеский вид. – Какие-то проблемы?
– Ничуть не бывало, – с улыбкой ответил он. – По крайней мере, ничего такого, чем тебе стоило бы забивать свою прелестную головку. – В этот момент, вспомнив о печальном событии в их семье, он наклонил голову и принес запоздалые соболезнования.
С тех пор как она развелась, у Эбби не раз возникало ощущение, что сделай она хоть малейший намек, как Доби немедленно купит себе новый костюм вместо того, который он носил со времени ее первого бала после окончания школы. Она хорошо помнила тот день. Бал состоялся в Ривер-Бенде. Это был настоящий карнавал со всеми необходимыми аксессуарами. Была даже кабинка для поцелуев, в которой по очереди сидели счастливые дебютантки. Доби Хикс сорил деньгами направо и налево. Когда поцелуи продавала она, Доби скупил все до единого билетики. На том, чтобы включить его в список приглашенных, настояла Бэбс. Ведь он был их самым близким соседом. Эбби не имела ничего против – до тех пор, пока он не утомил ее своими поцелуями и намеками на то, что, поскольку их земли примыкают друг к другу, было бы очень неплохо их объединить.
Она натыкалась на него каждый раз, когда выезжала на верховые прогулки: то на берегу реки, то возле изгороди, то на дороге. У Эбби даже возникло подозрение, что он специально подкарауливает ее. Доби отвязался от нее только тогда, когда она объявила о своей помолвке с Кристофером Этвеллом. Он был навязчив, но безобиден, и Эбби испытывала разве что легкое раздражение в его присутствии.
Сейчас он стоял перед ней, вцепившись пальцами в шляпу, и мял ее поля.
– Я видел тебя на кладбище. Мне, наверное, надо было подойти, но… Я очень сочувствую тебе. Твой папа был отличным человеком.
– Спасибо, Доби.
– Если тебе когда-нибудь что-нибудь понадобится, – что угодно! – помни, что я к твоим услугам. В случае чего обращайся ко мне.
– Я благодарна тебе, но пока что ничего не нужно. Мы с Беном справляемся.
– Ясное дело. – Доби взглянул на Бена, а затем снова перевел взгляд на нее. – Может, когда будешь в следующий раз гулять верхом, зайдешь по-соседски? Ну ладно, я, пожалуй, поеду, – быстро закончил он и, не дожидаясь ответа, пошел к своему ржавому грузовичку, на ходу напяливая шляпу.
Когда развалюха, плюясь и чихая, выехала со двора, Эбби повернулась к Бену.
– Что ему было надо?
– Приехал по поводу денег. Мы еще не расплатились с ним за сено, которое купили на зиму.
– Папа, наверное, проглядел этот счет. Отправь его Лейну, чтобы он оплатил его вместе со всеми остальными.
Эбби нахмурилась. Это был уже не первый случай, когда возникали проблемы с просроченными счетами. Затем взгляд ее упал на загон, в котором находилась ее любимая серая кобыла.
– Я хотела немного погонять Ривербриз. За последнюю неделю она застоялась.
– Это было бы неплохо… для вас обеих. Валяй.
Оценив проницательность Бена, Эбби улыбнулась и направилась к калитке загона. Кобыла легко и грациозно потрусила по направлению к ней – шея выгнута, голова вздернута, с поднятым и развевающимся наподобие флага хвостом. Когда хозяйка вошла в ограду, кобыла в знак приветствия замахала головой и ткнулась теплым носом ей в руку.
Смеясь от удовольствия, Эбби стала ласкать лошадь, гладя в том месте, где той нравилось больше всего – над правым глазом. Шкура животного была гладкой и шелковистой.
– Соскучилась? – ласково проговорила Эбби, глядя, как настороженно прядает ушами лошадь, стремясь не упустить ни одного обращенного к ней слова. – Никто на девочку не обращает внимания, да? Теперь я здесь, и тебе больше не придется скучать.
Эбби обняла лошадь за шею, крепко прижалась к ней и ощутила ответную нежность, исходившую от животного. Она наслаждалась теплом большого атласного тела, не задумываясь о том, что это может показаться глупым. Наконец кобыла встрепенулась, и Эбби заметила Бена, стоящего возле ограды.
– По-моему, она обрадовалась моему появлению, – довольно сказала Эбби, беря повод у него из рук.
– Она скучала по тебе.
– А я по ней.
Бен открыл ворота, и молодая лошадь устремилась наружу. В каждом ее движении сквозила энергия и возбуждение, и все же повод, в котором вела ее Эбби, не был натянут до конца. Бен оглядел кобылу критическим взглядом.
– Она напоминает мне Вилки Шлем. Что за шаг у него был!
– Это когда ты работал в Януве? – Янув-Подляски был знаменитым польским конезаводом по разведению арабских лошадей. Именно оттуда происходили многие знаменитые «арабы»: Сковронек, Витрас, Комета, Негатив и Баск.
Бен кивнул, и глаза его затуманились от воспоминаний о далеких годах.
– Меня взяли на работу в Янув, когда мне было пятнадцать.
Эбби заметила, что в последнее время Бен стал вспоминать все более отдаленное прошлое.
– Это было накануне войны с Германией, и многих ребят-конюхов призвали в армию, – задумчиво продолжал Бен.
Эбби много раз слышала эту полную трагизма историю. Поляки самоотверженно пытались спасти самых ценных жеребцов и кобыл от вторжения немецких войск, а наткнулись на русскую армию, вошедшую в Польшу с другой стороны. Одних лошадей оставляли на фермах, попадавшихся по пути, другие, включая знаменитого Офира, отца Вилки Шлема, были конфискованы русскими. Бен часто рассказывал об ужасах нацистской оккупации, о кошмарных бомбежках Дрездена, унесших жизни двадцати одной великолепной лошади, о знаменитых производителях, которые не смогли пережить все это, о маневрах, которые позволили сразу же после войны учредить над Янувом-Подляски английскую юрисдикцию, о своей иммиграции в Соединенные Штаты. На самом деле его отправили в Америку сопровождать ценнейшего жеребца, который скончался от колик во время долгого морского путешествия.
Еще девочкой Эбби дрожала от страха, слушая его истории. Мурашки до сих пор бежали у нее по коже, когда она представляла, как Бен ведет лошадь по разрушенному Дрездену, а сверху сыплются бомбы.
Завидев кобылу, которую вела в поводу Эбби, в соседнем загоне призывно заржал жеребец – сын Нахр-эль-Кедара. Бен одарил его укоризненным взглядом.
– Выглядит неплохо, но разве обладает он сердцем, дыханием, выносливостью, необходимыми для скачек? – Старый конюх пожал плечами. – Сколько раз я спорил с твоим отцом, но он никогда меня не слушал. Для него было главным, чтобы у лошади была красивая голова.
– Я помню, – ответила Эбби. Бенедикт Яблонский строил свои суждения на основе принятых в Польше взглядов, в соответствии с которыми определяющим принципом в селекции лошадей служила их пригодность для скаковых соревнований. Эбби соглашалась с ним, хотя это ставило ее по другую сторону баррикад с собственным отцом.
Бен никогда не соглашался с практикой родственного скрещивания, которое широко практиковал Дин, повязывая дочь с отцом или брата с сестрой. Он называл это «кровосмесительством». В результате получались красивые лошади, которые тем не менее нередко обладали значительными физическими недостатками или даже серьезными изъянами. Эбби считала, что в результате этой порочной практики качество лошадей, которых производил Ривер-Бенд, неуклонно падало.
Эбби привела молодую кобылу на корду
type="note" l:href="#n_13">[13]
и пристегнула повод к направляющей проволоке. Взяв в руки кнут, она вывела лошадь на середину площадки.
Эбби росла на ферме. Других детей в близлежащих окрестностях не было, и она с самого раннего детства привыкла смотреть на лошадей, как на своих единственных друзей. Они превратились в ее приятелей, партнеров по играм и хранителей ее секретов. Однако не только одиночество влекло ее к этим животным. Любое выражение преданности с их стороны было искренним и неподдельным. В отличие от людей, они не умели притворяться и были не способны предавать.
Почти все подруги Эбби прошли в свое время через увлечение лошадьми, но у нее эта страсть осталась навсегда. Рядом с этими красивыми благородными животными она ощущала себя в своей стихии, и чувство это было неизменным.
Позволяя лошади расслабиться, Эбби пустила ее легкой рысцой по кругу против часовой стрелки и краем глаза увидела, как Бен Яблонский повернулся и отошел от ограды. Это заставило Эбби усмехнуться. Бен ни за что не допустил бы, чтобы кто-нибудь занимался с молодой лошадью без его надзора. Похвалы из его уст раздавались редко и обычно иллюстрировались тем или иным действием с его стороны. Как, например, сейчас.
* * *
У въезда в Ривер-Бенд висел большой щит, на котором черными прописными буквами было выведено название фермы, а чуть ниже красовался силуэт арабского жеребца. Рейчел чуть притормозила и посмотрела на лошадей, пасшихся под поросшими мхом деревьями. Кони находились слишком далеко, чтобы их можно было как следует рассмотреть.
Она приехала сюда прямиком из аэропорта, вернувшись в Хьюстон на день раньше, чем планировала. За то короткое время, что она провела в Лос-Анджелесе, она успела очень многое: уволиться с работы, разобрать вещи и упаковать то, что не собиралась брать с собой, передать квартиру одному из своих коллег. Все прошло так гладко, что теперь она окончательно уверилась в правильности принятого ею решения – окончательно перебраться в Техас. Как только она здесь обоснуется, то сразу же перевезет сюда и своих лошадей. От прошлой жизни у нее не останется ничего, кроме них.
Крепче сжав руль, Рейчел некоторое время колебалась, а затем решительно повернула машину и поехала по узкой дорожке, затейливо петлявшей вдоль лужайки. С тех самых пор, как Дин подарил ей Саймун, Рейчел всегда хотелось взглянуть на ее старших родственников, и не на картинках, а воочию. Кроме того, ей хотелось посмотреть на конюшни Ривер-Бенда, о которых она столько читала.
Когда машина подъехала к самому сердцу фермы, деревья расступились, словно стражи перед своим повелителем, и перед ее взором предстал особняк с его башенками, остроконечной крышей и узорными перилами, опоясавшими дом и веранду. Да, подумалось Рейчел, это место заслуживает того, чтобы называться человеческим жилищем. Несмотря на внушительные размеры поместья, в нем не чувствовалось ни холодности, ни высокомерия. От него прямо-таки исходили теплые волны уюта и гостеприимства.
Рейчел вспомнилась жалкая квартира, в которой прошло ее детство, – завешанная картинами матери и пропитанная запахом красок и растворителей. А ведь она могла жить здесь. Эта мысль жгла ее изнутри, разжигая горечь потери.
Помимо своей воли Рейчел вспомнила о том, как умерла ее мать – так внезапно и неожиданно для всех. Вернувшись из школы, Рейчел поднялась на чердак, где располагалась мастерская мамы, и увидела ее лежащей на полу перед незаконченной картиной. Она стала громко звать ее и трясти, однако мать не отвечала, и тогда Рейчел бросилась за помощью к соседям. Все остальное виделось ей словно сквозь пелену тумана. Она вспоминала больницу и какого-то мужчину в зеленом, сказавшего ей, что мама умерла. Рейчел даже не помнила, когда приехал Дин: в тот же самый вечер или на следующий день. Но он приехал, и она плакала в его объятиях, не в силах остановиться.
В какой-то момент – то ли до похорон, то ли перед ними – Рейчел задала ему вопрос:
– А что же теперь будет со мной? – Ей тогда было семнадцать лет, но она чувствовала себя семилетней девочкой – испуганной и одинокой.
– Я договорился о том, что ты теперь будешь жить с Мирией Холмс, – ответил он, имея в виду художницу, с которой дружила мама. – Она сама это предложила и…
– Я не хочу с ней жить! – Рейчел чуть было не крикнула: «Я хочу жить с тобой!», но осеклась, прежде чем слова вырвались наружу. Ведь она втайне надеялась, что папа возьмет ее с собой в Техас, что он не сможет оставить ее ни с кем из посторонних людей, что он любит ее слишком сильно, чтобы бросить здесь одну. Известие о том, что ей не суждено жить с ним, сломило ее.
– Это ненадолго, – торопливо стал успокаивать он Рейчел. – На следующий год ты поступишь в колледж, будешь жить в студенческом городке, заведешь там себе новых друзей…
Ему не понять, что у нее никогда не было и не может быть друзей. Люди возникали в ее жизни и снова уходили. Некоторые исчезали сразу же, другие задерживались чуть дольше, давая ей повод думать, что наконец-то появился человек, которому можно верить. Однако каждый раз ее неизбежно поджидало разочарование. Теперь же, когда мама умерла, не осталось ни одной живой души, кому бы она была нужна. Даже собственному отцу.
Господи, как же хотелось Рейчел быть нужной и любимой! Но скорее всего это ей не суждено. Все, что у нее осталось, это ее лошади, и она убеждала себя в том, что ей никто больше не нужен. Их компании, их преданности было для нее вполне достаточно.
Стоявший перед ней развесистый дуб протянул две огромные ветви, словно указывая в двух направлениях: к выкрашенному в белый цвет особняку и к огромному комплексу конюшен. Рейчел направила машину в сторону конюшен.
* * *
Поработав с Ривербриз минут двадцать, Эбби вывела серебряно-серую кобылу с корды, по периметру которой шла высокая ограда, чтобы животные не отвлекались на то, что происходит вокруг. Фыркая и отдуваясь, животное настороженно трусило рядом с ней. Когда они уже приближались к конюшням, Эбби почувствовала, как натянулись поводья, которые она держала в руке. Ошибочно приняв это за нетерпение лошади поскорее попасть в стойло и получить причитающуюся ей порцию овса, она повернулась к своей любимице и шутливо спросила:
– Ну что, нагуляла аппетит?
Однако чуткие уши лошади и ее огромные глаза были нацелены на машину, припаркованную возле пристройки к конюшням, в которой располагался офис. Машина последней модели была не знакома Эбби. Со стороны пристройки к ней приблизился один из конюхов.
– Чья это машина, Мигель? – с любопытством спросила Эбби, не видя поблизости ни одного чужого лица. – Кто-то приехал взглянуть на лошадей? – В Ривер-Бенд частенько наведывались посетители, желающие посмотреть на «арабов»: либо потенциальные покупатели, либо просто любопытные туристы.
– Si,
type="note" l:href="#n_14">[14]
она хочет поглядеть на Эль-Кедара. Я показал ей, где находится его стойло, а сейчас иду известить сеньора Яблонского.
Но прежде, чем конюх закончил свою тираду, Эбби уже увидела высокую темноволосую женщину, направлявшуюся к обнесенному прочной оградой участку, отведенному для жеребцов. Женщина была одета неброско: в кисейную блузку, туго обтягивающие джинсы непонятной фирмы, а ее длинные волосы были распущены по плечам. Рейчел. Эбби узнала ее с первого взгляда, и каждый мускул ее тела непроизвольно сжался.
– Не стоит беспокоить Бена, – поспешно сказала она конюху. – Я сама ею займусь. – Сунув Мигелю повод и кнут, она велела: – Отведи Ривербриз в стойло и проследи, чтобы перед кормежкой ее как следует обтерли.
Не дожидаясь ответа, Эбби направилась к конюшне, где содержались жеребцы. Ее почему-то не удивило появление Рейчел, однако вряд ли та приехала взглянуть на наследство, от которого решила отказаться. Скорее наоборот.
Рейчел стояла, прислонившись к массивной ограде, и с восхищением смотрела на стареющего гнедого жеребца по другую сторону загона. Тот настороженно шевелил ноздрями, пытаясь уловить запах незнакомого человека. Поначалу она даже не заметила, как Эбби подошла и встала рядом с нею, а когда увидела ее, смутилась и сделала шаг назад.
– Он великолепен, – проговорила она, вновь переводя взгляд на Эль-Кедара и пытаясь, чтобы в голосе ее не звучала напряженность.
– То же говорил и мой отец. – Эбби и сама не знала, для чего сказала эту фразу. Возможно, она бессознательно хотела бросить Рейчел вызов, заставить ее наконец раскрыться и предъявить свои права на отца, на Ривер-Бенд – на все, что когда-то принадлежало одной только Эбби.
– Мне казалось, что в таком возрасте он должен выглядеть потяжелее – с более толстой шеей, грузным… Но он строен и, похоже, в великолепной форме.
– Он всегда очень плохо набирал вес – даже в сезон спаривания, когда это было необходимо. Он родился и вырос в Египте, а там любят худых лошадей. Когда его привезли в Ривер-Бенд, ему было три года. На что он был похож после долгого морского путешествия и карантина! Кожа да кости. Прежде он никогда не видел травы, не гулял по ней и тем более не пасся. Кроме того, там, где его держали египтяне, у него никогда не было достаточно места даже для того, чтобы побегать. – Молодой гнедой жеребец в соседнем загоне легко подбежал к ограде и вызывающе заржал, глядя на старого. – Это Нахр-ибн-Кедар, его сын.
– Ему далеко до отца, не правда ли?
Эбби была удивлена наблюдательностью Рейчел. Она не подозревала, что та настолько хорошо разбирается в «арабах».
– Да, ни один из сыновей Эль-Кедара не может сравниться с отцом. – Внезапно она почувствовала напряжение и злость, природу которых и сама не смогла бы объяснить. – Зачем вы приехали сюда?
И вновь в поведении Рейчел промелькнула неуверенность, а на лице обозначилась растерянность.
– Я часто видела фотографии Эль-Кедара, но мне всегда хотелось увидеть его воочию – с того момента, когда Дин подарил мне Саймун, его дочь от Нахр-Риик.
Эбби напряглась, вспомнив эту кобылу – одну из лучших дочерей Эль-Кедара, которую отец якобы продал. Еще одна ложь. Но, конечно же, Рейчел об этом знать ни к чему.
– Вы называете его по имени? – спросила она.
– Да, так пожелала моя мать. Она не хотела, чтобы я называла его отцом или папой, думая, что таким образом можно будет избежать лишних вопросов. – В ее голосе прозвучала печальная ирония. Рейчел обернулась и окинула взглядом постройки. – Мне захотелось осмотреть ваши конюшни.
– Зачем? – напряглась Эбби и мысленно добавила: «Для того, чтобы оценить их стоимость?»
– Просто… мне захотелось. Я так много слышала о них.
– Надеюсь, вы понимаете, что такая экскурсия невозможна. – Эбби хотелось только одного: выдворить отсюда эту женщину, и как можно скорее. Рейчел не имела права здесь находиться. – Ривер-Бенд – это частные владения, и они закрыты для посещения. По крайней мере, до тех пор, пока не будут улажены юридические формальности, связанные с наследованием.
– Но ведь если я просто похожу здесь, от этого никому не будет хуже? – неуверенно спросила Рейчел.
«Только через мой труп», – подумала Эбби, дрожа от ярости. Она не понимала – да и не хотела понимать – ее причину.
– Я не могу вам этого разрешить. – Ей с трудом удавалось сохранять спокойствие и твердость в голосе.
– Понятно… – подавленно произнесла Рейчел. Она выглядела немного обиженной. – В таком случае мне, судя по всему, нет смысла здесь оставаться.
– Видимо, нет.
– Спасибо хотя бы за то, что позволили мне взглянуть на Эль-Кедара.
– На здоровье.
Рейчел пошла к своей машине, а Эбби почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Впервые в жизни она испытала страх. Все, что происходило в последнее время, было чересчур для нее одной. Она потеряла отца. Она утратила иллюзии. И ей была невыносима мысль о том, что она может лишиться хотя бы одной пяди этой земли.
Неужели Рейчел всерьез полагала, что она станет водить ее и говорить: «Посмотрите направо… Посмотрите налево…» Неужели Рейчел считает ее такой дурой и полагает, что Эбби не раскусила ее намерений – отхватить солидный кусок Ривер-Бенда, а то и его весь? Она видела, как Рейчел скользнула за руль автомобиля и закрыла за собой дверь. Что ж, если она на самом деле так думает, то жестоко ошибается.
Эбби повернулась, чтобы направиться обратно к конюшням, и тут краем глаза заметила какое-то движение у ограды загона. Она думала, что это Бен, но, присмотревшись, увидела высокого темноволосого мужчину в светлой спортивной куртке и новеньких джинсах. Маккрей Уайлдер. Давно ли он здесь стоит? Мужчина проводил взглядом выезжавшую со двора машину Рейчел. Эбби вспомнилось, что, когда они беседовали на кладбище, Рейчел тоже там была.
– Мистер Уайлдер? Я и не слышала, как вы подошли. – Эбби удивленно смотрела на его угловатое лицо с агрессивно выступающими скулами и подбородком. Жесткое лицо, подумалось ей.
– Я так и понял. – Он неторопливо двигался по направлению к ней и, подойдя к тому месту, где еще минуту назад стояла Рейчел, остановился. – Если я не ошибаюсь, она – ваша сестра?
Теперь не оставалось сомнений относительно того, как много ему удалось подслушать.
– Вы разбираетесь в лошадях, мистер Уайлдер?
– Я могу безошибочно определить, где у них хвост, – улыбнулся он, вздернув усы.
– В разведении арабских лошадей термин «сестры» применяется к двум кобылам, родившимся от одного жеребца. Так вот, Рейчел Фэрр и я произошли от одного производителя.
Маккрей неторопливо изучал стоявшую перед ним женщину. Приметил он и влагу в ее глазах. Он на секунду нахмурился, поняв, что затронул больную тему. Внешне она выглядела такой спокойной и уверенной, что он не сразу заметил внутреннего напряжения, от которого трепетало все ее тело. Теперь он видел, как плотно сжаты ее губы, как натянулась кожа на скулах…
– Извините, судя по всему, я наступил на вашу больную мозоль.
– Причем каблуком, – резко ответила Эбби.
– Откуда мне было знать! – буркнул он, встретившись с ней взглядом и не отводя глаз до тех пор, пока она не потупилась первой.
– Разумеется, – ворчливо согласилась женщина.
Маккрею почудилось, что она не прочь затеять с ним перепалку и превратить его в козла отпущения для скопившегося внутри нее гнева. Однако стычка с дочерью Дина Лоусона никоим образом не входила в его планы.
– Чем могу служить, мистер Уайлдер? Надеюсь, вы объявились здесь не только для того, чтобы подслушивать чужие разговоры?
– Я приехал, чтобы повидать вашу мать.
– Она в доме.
– Я так и думал, но боялся, что, может быть, у нее сейчас другие посетители, вот и подошел сюда, чтобы узнать. А тут – вы.
Помимо своей воли Эбби поверила этому мужчине.
– Я как раз собиралась домой, чтобы переодеться к ужину. Если хотите, пойдемте вместе.
– Благодарю вас, с удовольствием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство для двоих - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132

Часть вторая

33343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Наследство для двоих - Дайли Джанет



изначально этот роман претендует на нечто большее, чем просто жанр ЛР. Но слабенько. Затянуто... Но вероятно, в жизни так тоже бывает, когда люди не умеют слушать и не умеют совладать с завистью...
Наследство для двоих - Дайли Джанетeris
23.08.2011, 21.22





В целом мне понравилось!Книга ,довольно,интересная.Словно,сериал какой-то "смотришь" :)
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЛюдмила
2.09.2011, 15.38





Я, очень много читаю в этой рублике, эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление, думаю она займет достойное место, среди классики, я бы ее приравняло к "Унесенным ветром" Птичке певчей и другим. Читается на одном дыхании, смысл потресающий
Наследство для двоих - Дайли ДжанетЗоя
18.02.2013, 6.40





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Можно почитать на досуге
Наследство для двоих - Дайли ДжанетГалина
8.03.2014, 23.01





Понравилось. Жизненно. К одной сестре, прошедшей через трудности, пришло переосмысление ценностей в жизни. У другой это произошло очень поздно. Не надо обвинять всех вокруг, а надо прежде всего посмотреть на себя, в себе покопаться. Это бывает очень сложно и не всегда приятно.Тем кто хочет легкого чтива не сюда.
Наследство для двоих - Дайли Джанетиришка
22.06.2014, 21.28





Замечательный роман.Зацепил.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетИда
6.02.2016, 20.03





10!!! Мне роман очень понравился, это целая сага о трех поколениях семьи, история о том, как зависть, ревность, месть - ломают жизни людей, иллюстрация того, что ребенок недолюбленный в детстве становится не способным любить и нередко зацикливается на себе.
Наследство для двоих - Дайли ДжанетНюша
8.02.2016, 1.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100