Читать онлайн Мастер поцелуев, автора - Дайли Джанет, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мастер поцелуев - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.99 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мастер поцелуев - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мастер поцелуев - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Мастер поцелуев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Сокол сидел в отдалении от костра. Его рыжий жеребец, привязанный на длинной веревке возле корраля, где стояла группа рабочих лошадей, пощипывал траву. Отсутствующий взгляд, которым Сокол скользнул вокруг, снова вернулся к лежавшим возле костра людям и задержался на спящей Ланне. Что-то беспокоило его.
Что? Он и сам не мог ответить на этот вопрос. Может быть, странное поведение Ланны? Размышляя о ней, Сокол не мог заснуть.
Огонек затухающего костра мигнул последний раз и погас. Остались только алые отсветы угольков. Вскоре ночная прохлада опустится на спящих. Готовясь к ночевке, Сокол сменил сапоги на мокасины, поэтому шаги его были совершенно беззвучными, когда он подошел к костру. Вытащив из кучи хвороста, лежавшего неподалеку от кострища, пару веток потолще, он положил их на угли и пошевелил, чтобы ветки быстрее занялись.
Жар еще оставался, и торопливое жадное пламя, вспыхнув, осветило лагерь. И снова Сокол невольно отметил, как Ланна в который уже раз вздрогнула и заворочалась под одеялом, и решил разбудить ее, чтобы прервать тревожный сон.
– Ланна, проснись, – прошептал он почти беззвучным голосом, чтобы не разбудить спящую рядом с девушкой Кэрол. Но когда его рука легла на плечо Ланны, она вздрогнула. Сокол быстро зажал ей рот рукой, чтобы девушка не вскрикнула от неожиданности. – Тебе какой-то страшный сон приснился, – объяснил он, встретив ее потерянный взгляд, и убрал ладонь.
– У тебя глаза, – пробормотала она каким-то необычным голосом, – тоже такие же голубые…
Что-то в ее словах, в интонации было неладным. Какая-то напряженная неестественность. Сокол вглядывался в ее лицо, пытаясь понять, в чем дело. И вдруг кусочки мозаики начали складываться в целую картину. Когда он осознал, что это значит, плечи его невольно передернулись. Все, что происходило в последние дни, окрасилось в иные цвета.
– Выслушай меня, Ланна, – прошептал он требовательно. – Это очень важно.
Она посмотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых светилась неестественная сосредоточенность.
– Когда ты выпила свой кофе перед тем, как заснуть, ты не почувствовала в нем никакого особенного привкуса?
– Я не пила кофе, – она попыталась встряхнуть головой, чтобы прийти в себя, но движение было неестественным. – Кэтрин прислала мне чай.
Сокол взглянул в ту сторону, где спал Чэд. Лицо его исказилось от гнева. Ланна прошептала еще что-то. Сокол повернулся к ней, но так и не разобрал слов. Она явно бредила и принимала Сокола за одну из своих галлюцинаций.
– Закрой глаза, Ланна. Спи. Все хорошо. Ты меня поняла? – Видя, что девушка начинает успокаиваться, Сокол прикрыл ей глаза рукой, решив, что расcпросит ее обо всем, когда пройдет действие наркотика. Главное – это то, что он пришел к правильному выводу. Интуиция не подвела его и в этот раз. Предположение оказалось верным. Теперь надо придумать, как выбраться из этой, настолько тревожной и даже опасной ситуации.
Оставив Ланну, он перебрался поближе к Кэрол и Чэду. Видимо, чай приготовили заранее. Это сужало круг поисков. Он нашел фляжку с чаем в седельной сумке Чэда. Попробовав его на вкус, Сокол сразу почувствовал примесь пейота.
Доказательства у него в руках. Но кто им поверит? Сейчас, когда Ланна еще не совсем пришла в себя, ее легко будет убедить в том, что он все придумал. Пройдет двое суток, прежде чем выветрится действие наркотика. И это означает, что, если он хочет, чтобы она вняла советам и предостережениям, – необходимо увезти Ланну отсюда. Придя к этому решению, а другого и не было, Сокол положил фляжку с чаем на прежнее место.
Окинув лагерь быстрым взглядом, он отметил, что ни один человек так и не проснулся. Сейчас самое удобное время незаметно уехать.
Со всеми предосторожностями, чтобы не звякнуть уздечкой, не зацепиться ни за что, он развязал свою лошадь, отвел ее чуть подальше от лагеря и сложил на нее свернутые стеганые одеяла. После чего осторожно пробрался к тому месту, где лежали припасы съестного, и набрал полную дорожную сумку еды.
Лошади сначала встревоженно зафыркали и подняли головы, увидев его, но, услышав негромкий ободряющий голос, притихли. Он без труда отыскал среди них гнедого жеребца, на котором ездила днем Ланна, вывел его из корраля и, привязав к дереву, оседлал.
Бесшумно проскользнув к костру, он подошел к спящей девушке. Не пытаясь разбудить, бережно поднял ее на руки и понес к оседланной лошади. Жеребец стоял очень спокойно, пока Сокол усаживал девушку в седло. Животное было достаточно крупным, чтобы вынести двоих. Своего норовистого рыжего Сокол брать не стал. Вместо него он выбрал смирного солового коня, которого собирался вести в поводу.
Тронув жеребца, Сокол направил его так, чтобы тот ступал по траве. Она, как толстый ковер, заглушила стук копыт. И только отъехав подальше, Сокол пустил коней быстрым шагом по утоптанной земле.
Чэд, как только обнаружит исчезновение Ланны, несомненно, тотчас пустится в погоню. Если вывод, к которому пришел Сокол, верен, Фолкнеры без борьбы не сдадутся. Одна надежда, что погоня вряд ли отправится следом за ними до рассвета. Скорее всего, они догадаются, что Сокол постарается спрятать девушку в резервации. Ролинз, несомненно, знал, где располагался хоган его матери. Но о том, что выше этого места есть в отвесном склоне каньона пещера, понятия не имел. Чтобы наркотик окончательно выветрился, потребуется дня два, не меньше. Именно на это время и надо было надежно спрятать Ланну.
Через каждый час Сокол останавливался, давая лошадям немного отдохнуть. К двум часам ночи он, переложив поклажу на гнедого жеребца, сел вместе с Ланной на солового. В четыре часа ночи они пересекли границу штата. Теперь до резервации было рукой подать.
Девушка несколько раз заговаривала, но так и не пришла в себя от этого похожего на транс сна. И всякий раз поглядывая на покоившуюся в его объятиях Ланну, которую пытались использовать в грязной игре, Сокол чувствовал, как в нем все нарастает непреодолимое желание уберечь ее от всевозможных напастей. Такого чувства до сих пор он еще никогда не испытывал. Оно пробуждало в нем древний инстинкт воина, благодаря которому тело его словно забыло о сне и отдыхе.
Когда первые лучи солнца выглянули из-за горизонта, он остановил коней, чтобы окинуть взглядом расстилавшуюся перед ним местность. До хогана матери оставалось мили три. Соловый жеребец встрепенулся и громко заржал, словно приветствовал рассвет. Сокол обнимал девушку так, чтобы лучи солнца не падали ей на лицо. Взгляд его задержался на четком изгибе губ, мягких и полных, и бережным движением он откинул каштановую прядь шелковистых волос, что падала Ланне на глаза.
– К сожалению, тебе настало время проснуться, – громко проговорил он. – Пока что я оставлял такие заметные следы, что и слепой отыщет нас. Сейчас мы будем идти по камням. И нас будет трясти. Не бойся. – Сокол представлял, насколько обостренно – под воздействием пейота – она все воспринимает. – Ты в полной безопасности. Помни это. Тебя никто не обидит.
Она ответила тихим вздохом, но Сокол понял, что Ланна слышала его. Это был хороший знак. Пейот обычно невероятно обостряет все ощущения, и особенно слух. Наверное, его голос вплелся в одно из ее видений. Негодование охватило его при мысли о том, кто же придумал и решился проделать с Ланной такую мерзость. Но сейчас не время для эмоций и подобных мыслей. И Сокол отодвинул их в глубь сознания, чтобы они пока не мешали ему.
Впереди виднелось русло высохшего ручья. И Сокол направил солового с идущим на поводу гнедым прямо по песчаному дну, где конские копыта не оставят отчетливых следов. Отпечатки их лошадей будет невозможно отличить от тех многочисленных расплывчатых ямок, которыми испещрило песок стадо овец, прошедшее здесь несколько дней назад.
Они проехали по дну оврага несколько сотен ярдов до того места, где берег ручья поднимался наверх пологой каменной осыпью. Сокол хлестнул солового, тот ускорил шаг, выбираясь на ровную поверхность, и из-под его копыт посыпалась вниз целая лавина гальки. Теперь их следы на осыпи будут надежно прикрыты. Дальше шло пространство, где солнце и ветер настолько уплотнили почву, что она была твердой, как бетон. Теперь уже недалеко до заброшенного хогана, где некогда жили Сокол с матерью. Мили три. Но Сокол направился не к широкой горловине каньона, а свернул на узкую каменистую тропу, которая вела к верхнему его краю, откуда спускалась вниз отвесная стена каньона. Сокол укроется в священной пещере, выдолбленной в стене каньона, о которой Ролинз даже не подозревал.
Из-за крюка, который пришлось сделать, путь удлинился на две мили. Но в конце концов они выбрались наверх каньона. Отсюда к пещере спускалась узкая тропа, которую невозможно заметить снизу. Сокол остановил солового, спешился и бережно уложил Ланну на попону. Ему надо было сначала проверить остаток пути, который придется преодолеть пешком. В последний раз он ходил этой узкой тропинкой много лет назад, еще мальчишкой. И хотел убедиться в том, что камни не завалили ее и что они смогут беспрепятственно спуститься в пещеру.
Сокол лег на каменный край каньона и внимательно осмотрел его дно. Этим ранним утром оно было совершенно пустынным. Ни души. Теперь единственные обитатели этих мест – койоты.
Прямо внизу под собой Сокол различил на дне каньона знакомый родник, к которому ходил за водой в детстве. Это единственный источник на несколько миль в округе. Три года назад он пересох, и воды в нем не было, как говорили, даже нынешней весной. Но сейчас Сокол с радостью увидел, что родник вновь ожил и струится из-под камней. Рядом с ним возвышался тополь. Этот стройный гигант взмывал ввысь, и его вершина доходила чуть ли не до края каньона. Ветви тополя надежно укрывали вход в пещеру от взглядов посторонних. Так что тот, кто не знал о ее существовании, не мог обнаружить ее случайно.
Сокол осторожно пошел по узкой тропинке к пещере. На его счастье, тропа оказалась почти нетронутой. Кое-где ее завалило камнями, но пройти можно было без особого труда. Когда Сокол добрался до пещеры, его ожидала еще одна удача. Сохранились выбоины для ног и рук в каменной стене каньона, которая спускалась от входа в пещеру к источнику почти отвесно. Используя эти выбоины, он без особого труда сможет приносить воду. А не то пришлось бы делать большой крюк и пробираться к источнику через горловину каньона, а это было очень опасно – неизбежно остались бы следы, по которым их можно было бы обнаружить.
Отсюда, от входа в пещеру, открывался широкий обзор. Это очень хорошо, подумал Сокол. Застать их врасплох преследователям не удастся. Остался Сокол доволен и пещерой. Она оказалась достаточно просторной. Во всяком случае, настолько, что обе лошади поместятся там в полный рост. До этого он немного опасался, что пещера окажется меньше, чем ему казалось, когда он был ребенком, – воспоминания детства по прошествии лет часто не совпадают с действительностью.
Выбравшись из пещеры, Сокол быстро поднялся по тропинке наверх к тому месту, где оставил Ланну и лошадей. Первым делом надо отнести девушку. И он бережно поднял ее на руки. Спускаться по узкой тропке с ношей на руках было нелегко, но он довольно быстро справился с этим делом. Устроив ее поудобнее – насколько это было возможно, Сокол сначала провел солового, а потом, следом за ним, гнедого жеребца Ланны. Прежде чем покинуть пещеру, он проверил, по-прежнему ли крепок сон девушки. Все говорило о том, что она не скоро придет в себя.
Взглянув на диск солнца, выкатившийся из-за горизонта, Сокол понял, что времени в обрез. Как только Чэд увидит, что нет ни Ланны, ни его, он тотчас снарядит погоню. Скорее всего, они разобьются на две группы – о чем, естественно, распорядится Ролинз. Чэду бы это и в голову не пришло. Первая будет на лошадях. А вторая, которую возглавит Чэд, – начнет шнырять повсюду на пикапе. В зависимости от того, какой они выберут маршрут, преследователи могли появиться уже в ближайшие часы.
Его беспокоила группа, которую поведет Ролинз. Оставалось только надеяться на то, что ему все же удастся сбить их с пути. Сокол вернулся наверх, к краю каньона и стал заметать следы. Вернее, присыпать песком – если заметать их ветками, останутся борозды от импровизированной метлы. Затем затер грязью все места на камнях, по которым чиркнули лошадиные подковы. И наконец тщательно осмотрел тропу и перевернул обратно все камешки, задетые и перевернутые копытами. Их сразу можно было отличить по цвету – более темному на фоне остальных, выбеленных солнцем. Сам Сокол не боялся оставить следов, ведь на нем были мокасины.
Теперь их можно найти разве только с собаками, решил Сокол, в последний раз проверив пройденный ими путь. Довольный результатом своей работы, он нарезал травы для лошадей, собрал ее в рубашку и связал в тугой узел рукавами. Вернувшись в пещеру, он вытряхнул все до последней травинки в углу. Сокол принялся собирать ветки и тополиный пух, который налетел в пещеру, после чего развел небольшой костерок в самой глубине ее – чтобы сварить себе кофе для бодрости. Ему надо подготовиться к тому, что придется бодрствовать двое суток, и надо рассчитать свои силы. Глаза чуть-чуть пощипывало после бессонной ночи, и он потер ладонями лицо. Сейчас ему оставалось только ждать. События будут развиваться сами собой.
Что произойдет, если Чэд отыщет его? Все зависит от того, насколько разъярился сводный брат. Впрочем, хватит гадать. Сокол сделал все, что мог. Оставалось приготовиться к самому худшему и ждать исхода.


Ланна открыла глаза. Вокруг – странная полумгла. Понять, где она находится, ей никак не удавалось. Судя по доносившимся звукам, где-то поблизости стояли лошади. Тут же горел костер, на котором она попыталась сфокусировать взгляд. Какой-то человек сидел у костра, сжимая в руках кружку. Постепенно Ланна начала осознавать, насколько твердо ее ложе и как темно вокруг. Наверное, они на привале, с погонщиками скота.
Повернув голову, чтобы посмотреть, проснулась ли Кэрол, Ланна зажмурилась, настолько ослепительным показалось непонятное сияющее овальное пятно, на которое наткнулся ее взгляд. У девушки сразу же зарябило в глазах. Только спустя некоторое время она, кажется, окончательно стряхнула с себя остатки сна и очертания того, что ее окружало, стали проясняться. Две лошади стояли за веревкой, пересекавшей светлое пятно по диагонали. Она узнала гнедого жеребца, на котором ехала накануне. Вторая лошадь – более светлая и значительно выше ростом.
Постепенно до Ланны дошло и то, что она находится в чем-то, напоминающем пещеру. Преодолевая боль в теле, она заставила себя сесть и с тревогой посмотрела на сидящего у костерка мужчину. Заметив движение, он повернул к ней лицо. И Ланна с облегчением поняла, что это Сокол. Но его присутствие пока еще ничего не объясняло.
Встав, он подошел к ней и протянул кружку:
– Хочешь кофе? У нас одна кружка на двоих. Она же заменяет котелок, – сказал он спокойно, словно они находились не в каком-то странном месте, а в гостиной.
– Где я? – спросила Ланна, принимая кружку с кофе. – И как я попала сюда?
– Это я привез тебя, – совершенно непринужденно ответил Сокол.
– Понимаю, но…. – Она снова огляделась. – Где мы? И почему ты решил привезти меня сюда, не спросив о том, хочу ли я того или нет?
– Тебя опоили.
– Опоили? Какая чушь! – Ланна рассмеялась, не веря ни единому слову, но, поняв по его взгляду, что Сокол говорит совершенно серьезно, замолчала. – Каким образом? Ты дал мне что-то, пока я спала? – В ее вопросе звучало скорее недоумение, чем гнев или недовольство.
– Ты когда-нибудь слышала про пейот? Наверное, тебе известно его другое название – мескалин, это наркотик, который изготавливается из верхушки кактуса пейот. – Сокол сел на корточки рядом с ней, чтобы лица их оказались на одном уровне.
– Мескалин? Да, конечно, слышала, – ответила она и перечислила, что помнила: – Психоделический наркотик, быстродействующий, очень редко дающий побочные эффекты. Все зависит от того, кто его принимает. И ты хочешь сказать, что мне его дали?
– Обычно его добавляют в чай, – сказал Сокол.
– В чай… – Ланна начала догадываться, к чему он клонит, хотя не могла понять, каким образом он мог узнать об этом. – Сассафрасовый чай? Я выпила одну чашку, перед тем как лечь спать. Мне, как обычно, принесла ее Кэрол.
– А вчера тебе его дал Чэд?
– Да, – кивнула она, и холодная дрожь пробежала по ее спине. – Он сказал, что Кэтрин заварила мне его в дорогу во фляжку. Теперь понятно, почему мне снились такие сны. Странно, что мне и в голову не приходило, с чем это может быть связано, – удивилась Ланна. Наконец-то все стало на свои места.
– Вчера вечером мне показалось, что тебе снится какой-то кошмар, который мучит тебя, и я попытался тебя разбудить. Когда я увидел, какие у тебя глаза, то понял, что это не обычный сон. Мне доводилось видеть людей, которые находились в трансе под влиянием пейота. Индейцы пользуются этим средством во время своих религиозных обрядов. Но при этом строго следят за дозами. Чтобы проверить, не ошибся ли, я посмотрел, что находится во фляжке у Чэда, – она лежала в его седельной сумке. И последние сомнения после этого отпали.
– Но зачем? Чего он хотел этим добиться?
– Сумеречное состояние продолжается двенадцать часов. А полностью человек освобождается от действия наркотика только через двое суток. Но когда он принимает его регулярно, а ты пила его каждый вечер, то в течение всего дня человек теряет интерес к происходящему… Ему ничего не хочется делать, все вызывает отвращение. Его одолевает вялость и сонливость.
– Так оно и было, – она провела рукой по лицу, только сейчас понимая, почему так странно себя вела. – Вот почему меня охватила такая апатия. Почему меня ничто не интересовало. Ясно! Но тогда непонятно другое: зачем?
– С тех пор, как тебе начали сниться странные сны, ты подписывала какие-нибудь бумаги? – спросил Сокол, внимательно глядя на нее.
– Нет, я… – И тут она вспомнила: – У Чэда были какие-то бумаги, которые он просил меня подписать. Он сказал, что это доверенность. И поэтому под ними непременно должна стоять моя подпись.
– Ты подписала их? – Губы Сокола сжались в жесткую линию.
– Нет. Я понимала, что не в состоянии прочесть их, хотя он объяснял, что в них. И не стала подписывать. – Казалось, Ланна и сама удивляется тому, что воспротивилась и не подписала документы. – Я никак не могла понять, почему он так давит на меня. – Девушка посмотрела на Сокола, на лице которого ясно читалось отвращение к тому, что вытворял Чэд. – Он пытался обвести меня вокруг пальца? Именно за этим он и пичкал меня наркотиком?
– Почти уверен, что так оно и было. Выпей кофе, пока не остыл, – посоветовал он.
Послушно отпив глоток, Ланна почувствовала, что голова идет кругом.
– Как ты думаешь, что могло быть в этих бумагах? Неужели все, что завещал Джон, должно было перейти к Чэду?
– Наверное, что-нибудь похитрее, чем это, – суховато отозвался Сокол. – Скорее всего, это была бы выглядевшая вполне законным документом доверенность, которая давала ему право установить контроль над тем, чем ты владеешь. Назначить себя чем-то вроде поверенного в твоих делах, который защищает права, не обговаривая их с тобой или что-нибудь в этом роде.
– Но Чэд и без того достаточно… богат. Джон оставил ему очень много. Зачем ему идти на такое? – возразила Ланна, все еще не в силах до конца поверить в случившееся.
– Обычно это принято называть словом жадность, – улыбнулся Сокол. – К чему довольствоваться половиной, когда можно заполучить все целиком? – Прихватив комок земли, лежавший на полу пещеры, он растер его между пальцев. – А может быть, есть и какие-то другие причины. Всю свою жизнь Чэд всегда был вторым. Кэтрин в первую очередь любила мужа, а потом уж Чэда. И даже для Кэрол, которая вышла за него замуж, он не был первым мужчиной в ее жизни. Компанию основал отец, а не он. А Чэд выходит из себя, когда ему приходится чем-то делиться. Так что ты понимаешь его чувства, когда выяснилось, какая часть имущества принадлежит тебе. Может быть, он рассчитывал получить намного больше.
– А мне-то казалось, что он так добр и внимателен ко мне, – Ланна покачала головой. – Я все пыталась угадать, какие же качества Джона он унаследовал. И решила, что это внимание и забота о других, его чуткость.
– Уж это верно! Джон был так внимателен, так чуток, – насмешливо усмехнулся Сокол. – Уж кто-кто, а он-то должен был понимать, что когда ты получишь такую сумму денег, то станешь желанной добычей для всевозможных жуликов и проходимцев. Кстати, должно быть, именно поэтому Чэд и решил привезти тебя на ранчо. Чтобы исключить всех возможных соперников, которые могли взять под контроль твои деньги.
– Но зачем же для этого пичкать меня наркотиками? Я и без того полностью ему доверяла, – она запустила пальцы в волосы, словно пыталась удержать мысли, не дать им разбежаться в разные стороны. – Мне и в голову не приходило, что я должна… Нет! Даже после того, что ты рассказал мне про него, я продолжала… Мне казалось, что у тебя предубеждение против Чэда.
– Может быть, он решил, что не стоит рассчитывать на одно только обаяние Фолкнеров. Или заметил, что ты не такая уж влюбчивая и не такая уж податливая. – Сокол приподнял пальцем подбородок Ланны. – Было такое?
Вспыхнувший в его глазах огонек показывал, каким значимым был для него ответ. Сердце Ланны дрогнуло, кровь быстрее заструилась по венам.
– Обаяние Фолкнеров на меня подействовало. Но обаяние лично Чэда – нет, – ответила она прямо и откровенно.
Лицо Сокола озарилось улыбкой, и он еще чуть-чуть приподнял ее голову, чтобы поцеловать. Чувство, вспыхнувшее в нем, все нарастало, но пока он сдерживал его. А Ланну захватило неудержимое желание. Наверное, как предположила она, действовал пейот, который усиливал каждое чувство и каждое ощущение. Сокол неохотно оторвался от нее и провел большим пальцем по трепещущим губам.
– Поскольку обстоятельства складывались не так, как ему хотелось, – слегка севшим голосом продолжил Сокол, – Чэд решил, что, кроме личного обаяния, придется искать другой способ воздействия. Видимо, решение пришло в тот момент, когда на ранчо появился Бобби Черный Пес.
– Почему? – Ланна испытала разочарование от того, что Сокол убрал руку.
– Если ты не собираешься допивать кофе, то я с удовольствием допью его сам, – взяв кружку из ее рук, он выпрямился. – Гостеприимство – это не похоже на Чэда. С чего ему вдруг захотелось оставить Бобби Черного Пса на ранчо? Старик знал, где добыть пейот, не привлекая ничьего внимания. Сам Чэд не мог купить его, потому что тут же поползли бы слухи о том, что он начал принимать наркотик.
– Так что он поручил Бобби добыть его? – вздохнула Ланна.
– Очевидно, Чэд расплатился с ним виски. Когда я спросил у Бобби, где он достал спиртное, он ответил, что продал большое волшебство. Я-то решил, что речь идет о штуковине, в которой видна голая женщина. О пейоте я тогда не задумывался. – Тут Сокол припомнил и другие подробности их разговора. – Он даже сказал, кому продал: Человеку-С-Двумя-Лицами. Но это прозвище подходит большинству людей на ранчо, не только одному Чэду.
– Кэтрин и Кэрол тоже, – продолжила его мысль Ланна. И когда она произнесла эти имена, ее охватило чувство гнева. Она сердилась скорее на саму себя, чем на этих женщин. – Не могу поверить, что я оказалась такой глупой. Меня обманул не только Чэд. Но и все остальные тоже.
– Не ты одна попалась в ловушку. И я угодил в нее. В своем высокомерии я решил, что они хотят избавиться от меня, потому что я напоминаю о прошлом. На самом деле они просто боялись, что я разгадаю, какое дело они замышляют, какую игру с тобой затеяли, – объяснил Сокол. – Когда же я сам себе сказал, что они больше зависят от тебя, а не от меня, – сработала моя интуиция. В сущности, после смерти Джона реальная ли, воображаемая ли угроза, которую они видели во мне, исчезла.
– Как я рада, что ты не уехал, – покачала она головой. – Мне бы самой ни за что не удалось осознать, что происходит, пока все не закончилось.
– Пока еще все и не закончилось, – напомнил ей Сокол.
Его слова заставили Ланну спохватиться:
– Так где мы?
– Сейчас я покажу. Пойдем, посмотришь, – он протянул ей руку.
Отбросив попону, которой Сокол накрыл ее, Ланна оперлась на руку и неловко поднялась. Сокол повел ее к выходу из пещеры. Солнечные лучи пробивались сквозь пожелтевшую крону тополя, заслонявшую вход. Ланна посмотрела вниз, на дно каньона, и быстро отвела взгляд – у нее мгновенно закружилась голова.
– Видишь крышу дома, что стоит недалеко от въезда в каньон? – указал Сокол. И когда Ланна кивнула, продолжил: – Вот здесь, в доме матери, прошло мое детство. Мы с тобой в резервации навахо. – Опустив руку, он обнял девушку за талию.
– А почему ты решил привезти меня именно сюда? – она с интересом взглянула на него, невольно залюбовавшись выражением силы и достоинства, появившимся у него на лице.
– Потому что надо было укрыть тебя на пару дней, чтобы прошло действие пейота. До завтрашнего обеда. Только тогда ты станешь сама собой. – Взгляд его умных глаз скользнул по ней. – А сейчас все твои чувства еще находятся под его воздействием. Вот одна из причин, почему я не стану спать с тобой. Мне не хочется, чтобы в наши отношения вмешивалось что-то постороннее.
Ланна не стала ни спорить, ни возражать, хотя страстное желание не прошло.
– А в чем вторая причина? – вместо этого спросила она.
– Потому что они могут вот-вот нагрянуть. И я не хочу упустить момент их появления. – Он повернулся лицом к каньону и обвел местность взглядом.
– Но ты все же не ответил, почему выбрал именно это место, – продолжала допытываться она. – Есть сотня других мест, куда ты мог бы увезти меня.
– Ролинз и несколько его опытных подручных знают каждый укромный уголок ранчо не хуже меня. А если бы я попытался отвезти тебя в город, нас все равно бы нашли. Деньги Фолкнера и власть, которой он обладает, помогли бы сделать это. А здесь, – он сопроводил эти слова кивком головы, показывая, что включает и все окружающее пространство, – моя родная земля. Ролинз знает, где это место находится, но я готов биться об заклад, что о существовании пещеры ему ничего не известно.
– Тебе кажется, что именно он приедет сюда?
– Сначала появится Чэд. Ролинз объяснит ему, как сюда добраться. Но он и сам пойдет по нашим следам, прихватив парочку работников, посулив им кое-что за молчание.
– По нашим следам? И они приведут их прямо сюда? – забеспокоилась Ланна.
– Они потеряют их за милю отсюда, если не раньше, – убедил ее Сокол и посмотрел на нее долгим изучающим взглядом. Затем нежно погладил девушку по щеке. – Боюсь, что я затянул тебя в худшее положение, чем было: самое большее, что ты могла потерять, это деньги. А сейчас… Я не могу поручиться за реакцию Чэда, когда он поймет, что все открылось и что теперь у него ничего не выйдет из задуманного.
Только сейчас Ланна поняла, насколько серьезно их положение.
– Я не боюсь.
И это было правдой, осознание которой придало ее голосу спокойствие.
– До тех пор, пока мы будем оставаться здесь, они нас не отыщут. Мы сможем отсидеться до тех пор, пока они не прекратят поиски.
– А как же есть и пить?
– Перед отъездом я прихватил кое-что из их припасов, – признался Сокол, ухмыльнувшись. – А что касается воды, то здесь неподалеку есть родник.
– И помпа качает сюда воду? – спросила Ланна, улыбаясь.
– Помпа нам ни к чему. Чтобы принести воды, мне достаточно спуститься вниз и набрать ее во фляжки.
Взглянув на отвесно уходящую вниз скалу, она встревожилась:
– А ты не упадешь?
Легкий смешок сорвался с его губ, и Сокол бережно прижал Ланну к себе.
– С какой стати я буду сейчас совершать такие глупости? – Он поцеловал ее в щеку и пообещал: – Напротив. Я буду осторожен, как никогда.
Ланна положила голову ему на плечо.
– Мы ведь не надолго здесь задержимся? Всего на несколько дней?
– Значит… надо продумать, в какой момент мы выступим против Чэда.
Она отметила, что он сказал «мы». И это ей понравилось:
– Ты как-то признался, что не хочешь вмешиваться в дела других людей. Так что и сейчас тебе нет никакого смысла вмешиваться. Что ты от этого выиграешь?
– Нет, сейчас это совсем иное дело… – Сокол не закончил фразу. Мышцы его напряглись, и он крепко сжал ее плечи.
У Ланны появилось ощущение, что он вдруг окаменел, превратившись в статую, и она вскинула глаза, пытаясь понять, отчего произошла такая резкая перемена. И тут сама услышала звук мотора до того, как ее предупредил Сокол:
– А вот и они. – Подтолкнув ее внутрь пещеры, он попросил: – Погаси огонь и последи, чтобы лошади стояли тихо.
Крошечный огонь костра и без того едва теплился. Единственное, что осталось Ланне сделать, это завалить его землей, которую она собрала с пола. После чего перешагнула через веревку и начала гладить лошадь Сокола, пока жеребец обнюхивал ее плечо. Затем она взглянула на вход в пещеру. Сокол лежал на животе у самого края. Ей бы хотелось перебраться поближе к нему, чтобы видеть, что происходит снаружи. Впрочем, кое о чем она могла догадаться по долетавшим до нее звукам.
Заскрипели тормоза. Мотор заурчал в последний раз и затих. Хлопнула дверца. Наступила напряженная тишина. Ланна жадно пыталась поймать момент, когда раздадутся голоса. И тут кто-то внизу заговорил. Нет, наверное, ей показалось. Полной уверенности у нее не было. Лошадь повернула голову ко входу и прянула ушами. «Не забывай о своем поручении», – напомнила себе Ланна.
Время ползло как черепаха. И когда ей показалось, что прошло несколько часов, а не минут, сами собой в голове стали вертеться мысли: а зачем ей, собственно, надо стоять возле лошадей? Но она отгоняла их, понимая, что это все еще сказывается действие пейота.
Наконец Сокол отполз от края пещеры и осторожно подкрался к ней.
– Что случилось? – прошептала Ланна, глядя на его бесстрастное лицо. – Они уехали?
– Нет, – глухо ответил Сокол, и она уловила оттенок недовольства в его голосе. – Думаю, что Чэд собирается дождаться здесь Ролинза, чтобы узнать, куда ведут наши следы.
– И когда это произойдет?
– После обеда, ближе к вечеру. Идти по следам – очень трудное дело, – объяснил он. – Даже зная, куда мы могли направиться, Ролинз все равно будет искать наши отпечатки.
– Ты же сказал, что он потеряет их за милю отсюда, – напомнила она.
– Когда это произойдет, он пошлет одного из всадников вперед, чтобы тот предупредил Чэда. А сам начнет делать круги с того самого места, где потерял наш след, чтобы наткнуться на новый. Он легко не сдастся, – в голосе Сокола не слышалось ни малейшего беспокойства. Собрав траву, он бросил ее под копыта лошадей. – Успокойся. Какое-то время для волнения нет повода, – посоветовал он. – Нам еще долго ждать.
Время ожидания удлинилось еще и из-за того, что двигаться приходилось со всеми предосторожностями. А большую часть Ланна вообще старалась не шевелиться.
Как и предсказал Сокол, к вечеру в каньоне появился всадник. После этого прошел еще час, и показались еще два всадника. После этого Ланна услышала, как хлопнула дверца и заработал мотор.
– Они уезжают? – с надеждой в голосе прошептала она, стоя на своем посту возле лошадей.
– Нет, – покачал головой Сокол. – Уедет Чэд, а Ролинз и его напарники останутся здесь на ночь. Они привязали лошадей и разводят костер.
Ланна вздохнула и посмотрела на дорожный мешок, в котором лежали продукты.
– И мы тоже могли бы поесть. Сейчас я сварю кофе и… – вызвалась она.
Но еще до того, как девушка открыла мешок, Сокол остановил ее, сказав:
– Нельзя разводить костер. Обойдемся без кофе. Поедим холодные сандвичи.
– Но почему? – запротестовала она.
– Сейчас они только предполагают, что мы где-то поблизости, – с нажимом проговорил он. – Но как только почувствуют запах костра и еды, то они уже будут уверены, что нас надо искать здесь.
Ланна кивнула, понимая, что он прав.
Но сухой хлеб и холодное мясо никак не лезли в горло, и она запивала сандвичи водой из фляжки. Тепловатой и безвкусной. Кружка горячего кофе взбодрила бы их, помогая коротать ночь, и избавила бы от холодной дрожи, что пронизывала ее после того, как солнце село и в пещере наступила темнота. Завернувшись в одеяло, она сожалела, что свет костра хорошо заметен в ночи и о том, чтобы развести его, не могло быть и речи.


Оставив свой пост, Сокол бесшумно пробрался в глубь пещеры и начал разворачивать свернутое одеяло. После чего расправил попону, установил в головах седло и, взглянув на Ланну, заметил:
– Нет смысла бодрствовать обоим. Мне кажется, тебе будет лучше отдохнуть как следует, – и, накинув одеяло, как плащ, снова пошел к выходу.
Она окинула взглядом ложе с седлом вместо подушки и не приняла приглашения. Вместо этого подошла к тому месту, где у самого входа сидел Сокол, прижавшись спиной к стене.
– Можно я посижу здесь, посмотрю, что тут творится, а ты пока поспишь? – предложила она.
В смутном свете луны она увидела, какие усталые складки залегли в уголках его глаз, но он отрицательно покачал головой.
– Иди спать, – мягко приказал Сокол.
– Если ты не будешь спать, то и я не лягу, – она опустилась на колени рядом с ним. – Я останусь с тобой.
Помедлив немного, Сокол распахнул одеяло. Ланна приняла это как приглашение присоединиться к нему и, тесно прижавшись, положила голову ему на плечо, укрыв их обоих сверху своим одеялом.
– Так будет намного теплее, – прошептала она.
– Ммм, – промычал он. Ланна почувствовала его дыхание. – Если только не слишком жарко, – договорил Сокол.
Она улыбнулась в темноте, испытывая особенное чувство покоя и удовлетворения от того, что ощущала тяжесть его руки у себя на животе. Тепло, исходившее от его тела, смешивалось с ее теплом и согревало обоих.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мастер поцелуев - Дайли Джанет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 5Глава 6

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Мастер поцелуев - Дайли Джанет



Эта книга та же, что и "Ночной путь"
Мастер поцелуев - Дайли ДжанетЕлена
27.06.2011, 15.48





Роман заслуживающий прочтения. Здесь переплетены детские радужные мечты и обиды, отроческие переживания, боль, предательство и зрелая всепобеждающая любовь.
Мастер поцелуев - Дайли ДжанетННВ
26.06.2012, 12.03





довольна прочтением. хорошо написано.
Мастер поцелуев - Дайли Джанетг.т.п.
10.11.2012, 11.54





довольна прочтением. хорошо написано.
Мастер поцелуев - Дайли Джанетг.т.п.
10.11.2012, 11.54





Название не соответствует содержанию. Половина книга - это описание его нерадостного детства и юности. Средненький (но это на мой взгляд).
Мастер поцелуев - Дайли ДжанетМаруся
7.01.2013, 7.09





Супер роман!Читала в 3раз и опять получила огромное удовольствие..
Мастер поцелуев - Дайли ДжанетЮлия
10.01.2016, 14.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100