Читать онлайн Маскарад, автора - Дайли Джанет, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Лес корабельных мачт высился над океанскими судами. Серые паруса были опущены. Грузчики, словно муравьи, сновали по палубам; их темнокожие тела раскачивались, сгибаясь под тяжестью мешков. Капитаны нетерпеливо расхаживали взад и вперед, понукая рабов, которые закатывали тюки с хлопком вверх по трапу и опускали в трюм. Разноязыкая моряцкая братия слонялась по берегу в поисках увеселений, а потом на бровях возвращалась обратно. В порту было шумно. Так шумно, что чуть не лопались барабанные перепонки. Отовсюду раздавались громкие крики, смех и площадная брань, непристойные куплеты и залихватские песни моряков, слышался звон корабельных колоколов и гортанные пароходные гудки.
Ветер разносил этот шум вдоль берега, шаловливо теребил хлопок, наваленный на причале, подбрасывал кверху оторванные волокна. Воздух был напоен запахами патоки и пряностей.
Броуди Донован с довольной улыбкой обозревал окрестности. Он любил эти запахи, любил суету, всегда царящую в порту. В порту он чувствовал себя как дома. И даже лучше, чем дома!
Броуди приветственно помахал рукой капитану «Кресент Глори» и, подхватив под мышку небольшой плоский сверточек, повернулся спиной к воде.
Впереди теснились дома старого города, этого бастиона аристократических креольских семейств. Кэнал-стрит – улица Канала – негласно служила границей, отделявшей старую часть города от новой, американской, – шумного делового центра. Именно там находилась контора «Кресент Лайн», и Броуди каждый день туда наведывался. Но сегодня он отправился во Вье-Карре.
Броуди быстро спустился по набережной, прошел мимо убогих лавчонок, где продавались дешевые товары для моряков, миновал пивные, где спозаранку было полно завсегдатаев, торопливо пробежал мимо лотков с устрицами. Улица была загромождена телегами, на которых лежали различные грузы. По реке в Новый Орлеан доставлялось множество товаров; их выгружали на берег и развозили по городу в запряженных мулами повозках.
Пробираясь между телегами на другую сторону улицы, Броуди здоровался со знакомыми возницами, смеялся и шутил, мгновенно перейдя на простонародный жаргон:
– Эй, О'Шоннесси! Ты чего кемаришь, браток? Небось перепил вчера, да?.. А ты, Майкл, скажи своей женке, что я на днях намерен отведать ее пышек. Конечно, когда тебя не будет дома!.. Ну ты даешь, Долан! Опять схлопотал в глаз! Ты когда научишься драться, малыш?
А в ответ слышалось:
– Фу-ты ну-ты! Какой он теперь важный! Тебя как называть: ваша честь или ваша милость?.. Да вы поглядите на его жилетку! Короли – и те, наверно, так не выряжаются!.. Эй, Донован! Что это ты тащишь под мышкой? Кружевные платочки, носик себе утирать?
В грубоватых шуточках сквозила любовь. Любовь и гордость за человека из простой среды, который выбился наверх, но не забыл своих бывших товарищей. Ведь извозчики, как и Броуди, еще совсем недавно гробили свое здоровье на строительстве канала, прозванного в народе проклятой канавой.
Однако при всей легкости, с которой Броуди поддерживал разговор с простыми людьми, он разительно отличался от них. И не только потому, что носил дорогой черный сюртук и парчовый жилет, а на голове у него была черная шляпа, да и в начищенные ботинки можно было смотреться как в зеркало. Эта разница ощущалась и прежде, когда Донован одевался в лохмотья.
Ирландцы вообще крепко держатся друг за друга, и в этом смысле Броуди был настоящим сыном своего народа. Подобно всем своим соплеменникам, он порою впадал в черную меланхолию, но любил добрую шутку и веселье. Броуди был вольнолюбив, как и полагается ирландцу, однако его тяга к независимости всегда выражалась оригинальным способом, не так, как у соотечественников.
Да, он тоже ползал по непролазной грязи болот, дышал смрадом, видел гниющие трупы, а по ночам обливался потом, рухнув на тощую лежанку. Но в отличие от земляков Броуди не тосковал, вспоминая зеленые ирландские долины и речушки с прозрачной, сверкающей водой. Его дух поддерживало другое – мечта, что когда-нибудь по вырытому каналу поплывут его собственные корабли… такие же, как тот, на котором он прибыл в Америку. Чем больше он размышлял, тем сильнее верил в возможность осуществить свою мечту. Только надо было действовать осмотрительно, шаг за шагом: сначала приобрести плоскодонки, потом речные суда, ну а затем… Затем нацеливаться на покупку большого корабля. Главное – эта цель достижима, пусть и не сразу!
Броуди углубился в кварталы старого города. Взгляд его скользнул по новехоньким шпилям собора святого Луки, построенного на месте полуразрушенной колокольни и сильно изменившего городской ландшафт. А уж когда к панораме города добавился силуэт пресвитерианской церкви и два трехэтажных, совершенно одинаковых особняка в стиле ренессанс, построенных рыжеволосой баронессой Понтальба, – на верхнем этаже этих особняков размещались роскошные апартаменты, – центр изменился до неузнаваемости. Но Броуди считал, что перемены только начинаются. В последнее время ходили упорные слухи о том, будто пляс д'Арм – площадь Оружия – переименуют в площадь Джексона, героя битвы за Новый Орлеан. И Броуди не сомневался – так оно и будет. Янки получили большинство мест в городском совете и настоят на своем, что бы ни кричали проклятые креолы.
Еще несколько шагов – и шпили собора скрылись из виду. Их загородили дома, теснившиеся по обеим сторонам узенькой улочки. Фасады были аккуратно оштукатурены и покрашены в пастельные тона – желтоватые, голубоватые и нежно-розовые. Каждый дом опоясывал большой балкон, огороженный изящной чугунной решеткой. Орнаменты решеток поражали своим разнообразием. Броуди шел в тени, отбрасываемой балконами. Солнце припекало по-весеннему. Зимой в переулках Старого города было сыро и мрачно, но сегодня денек выдался на славу.
Повозки грохотали, проезжая по грязным улицам и забрызгивая шикарные кареты, запряженные прекрасными лошадьми в дорогой, сверкающей сбруе. Броуди увидел впереди белого надсмотрщика с хлыстом. Тот надзирал за рабами в цепях и ошейниках. Бедняги чистили сточные канавы. Скорее всего это были беглые рабы, которых в наказание отправляли на самые тяжелые городские работы.
Броуди прошел по булыжной мостовой мимо симпатичных лавчонок и тюрем с толстыми решетками на окнах. На его пути попадались многочисленные торговки фруктами и цветами, путешественники, с любопытством глазевшие на городские достопримечательности, богато одетые отпрыски аристократических креольских семейств – они либо спешили на уроки фехтования в школы на Эксчейндж-стрит, либо намеревались выпить кофе с приятелями. Броуди обогнал поразительно красивую мулатку с ярким тюрбаном на голове. Она шла, скромно потупив взор. Ее украшения и дорогие наряды, видно, остались дома – для ублажения белого любовника. Завидев юную креолку, Броуди притронулся к полям шляпы и почтительно произнес: «Bonjour»
type="note" l:href="#n_1">[1]
. Дуэнья девушки злобно сверкнула на него глазами, девушка поспешно отвернулась. Послышался испуганный шепот: «Янки!» Броуди насмешливо улыбнулся.
В представлении креолов Луизианы все американцы, независимо от происхождения, подразделялись на две категории. Неграмотных, неотесанных, горластых моряков, рыбаков и портовых рабочих креолы называли кентаками, а богатых, образованных торговцев и плантаторов – янки. К первым креолы относились с ледяным презрением, а вторых вынуждены были терпеть, поскольку янки все больше прибирали к рукам экономику края. Их расплодилось к тому времени великое множество, и креолы уже не брезговали заключать с ними сделки и общаться на светских раутах. Однако в дома к креолам янки по-прежнему были не вхожи. Браки между креолами и янки заключались в редчайших случаях и, по наблюдениям Броуди, всегда в интересах креолов: ради денег или для укрепления важных деловых связей.
Янки и креолы были представителями двух разных культур. За полвека они худо-бедно научились сосуществовать, хотя не обходилось без ссор. Но даже в самые мирные периоды между ними сохранялись тайное соперничество и взаимная неприязнь.
В отличие от большинства янки Броуди дал себе труд выучить креольское наречие; правда, когда ему было выгодно, умел прикинуться, будто не понимает ни слова. А еще Донован усвоил, что в беседе с креолами не надо сразу же переходить к делу. Лениво болтая о том о сем, он дожидался, пока они сами заведут разговор на интересующую его тему. В результате ему удалось завязать множество полезных знакомств во Французском квартале и заключить выгодные контракты с европейскими компаниями.
Впрочем, во Французском квартале Броуди имел дело не только с аристократами.
На углу стоял слепой негр. Он играл на скрипке. Солнце ласково грело его курчавую седую голову, перевернутая потрепанная шляпа лежала на мостовой, черные очки отчасти скрывали уродливые шрамы возле незрячих глаз. Броуди остановился и бросил в шляпу доллар.
– Merci, – кивнул старик, услышав звяканье монеты. Он по звуку определил, что доллар серебряный.
– Как поживаешь, Кадо? – по-французски спросил Броуди.
Старик напряженно прислушался и узнал голос.
– А, мишье Донован, – так он произносил слово «мсье». – Здравствуйте! У старика Кадо все в порядке. Особенно сегодня, когда солнышко пригревает мои старые, усталые косточки.
– Что слышно в городе?
– Говорят, на Ройал-стрит в доме Готье большое горе. Молодой мишье повздорил из-за какого-то пустяка с одним плантатором. Они встретились в сумерках в дубовой роще. Рапира плантатора вонзилась в грудь юноши, и теперь он истекает кровью.
– Бедняге, видно, проткнули легкое, – пробормотал Броуди и поинтересовался: – А что еще?
На лице негра появилась ухмылка.
– Мишье Варнье с плантации Джулиана проиграл за вчерашнюю ночь пятьдесят тысяч долларов. Я думаю, сегодня он сбавит цену на свой хлопок.
Броуди тоже еле заметно усмехнулся.
– Ты прекрасно играешь, Кадо.
Он бросил в шляпу старика еще две монеты.
– Вы тоже, мишье Донован. Вы тоже. Для меня звон монет – это наисладчайшая музыка.
Кадо засмеялся и принялся наигрывать ирландскую жигу.
Броуди отошел от него, пропустил две груженые телеги и, осторожно ступив на грязную мостовую, окликнул возницу, проезжавшего в этот момент мимо него. Возница осадил мулов, обругав их на чистейшем гаэльском наречии, а Броуди вскочил на телегу и достал из кармана бумагу и карандаш.
– Сделай милость, Флэннери, загляни в контору «Кресент Лайн» и передай моему брату Сину эту записку.
Броуди торопливо черкнул пару строк, сложил листочек и протянул его приятелю, не обращая внимания на вопли других возниц, которые потрясали кулаками, возмущаясь вынужденной задержкой.
– Ладно, будет сделано, но учти, за тобой бутылка виски, Броуди Донован, – предупредил рыжий Флэннери.
– Договорились. Если через десять минут записка будет у Сина – бутылка твоя.
– По рукам!
Флэннери с размаху огрел обоих мулов промеж ушей и заорал прохожим:
– Посторонись! Посторонись, а то задену!
Лавируя между телегами, Броуди перебрался на противоположную сторону улицы и подошел к шляпной мастерской мадам Ридье. В витрине красовалась многообещающая табличка: «Последние парижские моды». А доказательство, что это не пустые слова, было под мышкой у Броуди, ибо он нес мадам эскизы новых шляпок. Их доставили из Парижа на борту «Кресент Глори».
Броуди вошел в ателье, прикрыл за собой дверь и привычно пошарил глазами в поисках хозяйки. Неожиданно взгляд его упал на покупательницу, примерявшую шляпку. Вернее, сначала Броуди восхитился сочным рубиновым цветом ее бархатного платья и лишь потом обратил внимание на обладательницу красивого наряда. Девушка стояла к нему спиной и смотрелась в зеркало. У нее была тонкая, осиная талия, изящество которой еще больше подчеркивала пышная юбка, и темно-каштановые волосы, заплетенные в косы, – такую прическу носило в те времена большинство креолок.
Затем Броуди увидел в зеркале ее лицо и остолбенел. Его словно громом поразило: столь изысканные, точеные черты встречаются лишь на старинных камеях. Облик девушки дышал покоем и безмятежностью, но в глазах таился скрытый огонь. Очевидно, в жилах ее текла толика испанской крови. Броуди не мог оторвать от нее глаз. Он сразу же решил выяснить имя прелестной незнакомки, однако не спешил обнаруживать свое присутствие в комнате. Ему хотелось вдоволь налюбоваться ею исподтишка.
Подавив вздох разочарования, Адриенна Жардин отложила в сторону чепец и взяла шелковую шляпку золотисто-жемчужного цвета, украшенную бархатными цветами, листьями и лентами. Адриенна надела шляпку, завязала ленты бантом, повернулась в профиль и… заметила в зеркале отражение мужского лица. На какую-то долю секунды их глаза встретились. Мужчина слегка нахмурил брови и покачал головой, давая понять, что шляпка ей не идет.
Адриенна поспешно отвела взгляд. Ее покоробила дерзость незнакомца. Наверняка это янки! Неужели он всерьез полагает, что ее интересует мнение какого-то плебея?
Впрочем… честно признаться, эта шляпка ей и самой не нравится. Адриенна еще немного повертелась перед зеркалом, задумчиво теребя в руках ленты, поправила темные локоны – пускай незнакомец видит, что она принимает решение самостоятельно. Девушка притворялась, будто не замечает янки, но прекрасно успела его рассмотреть и вынуждена была признать: молодой человек недурен собою. Брови вразлет, нос с горбинкой, волевой подбородок, резко очерченные скулы, мужественный овал лица… Темно-рыжие непокорные кудри выбивались из-под черной шляпы, карие глаза неотступно следили за каждым ее движением. Что и говорить, янки – настоящий красавец! Хотя, конечно, красота у него грубоватая, совсем неаристократическая.
Адриенна взяла в руки белый шелковый чепец с атласными розами и белыми кружевами, но внимание ее было поглощено незнакомцем. Любопытно, что он здесь делает? Зачем явился в мастерскую мадам Симоны? Адриенна слышала скрип отворившейся двери, но не видела, один он пришел или нет. Может, он сопровождает свою жену или сестру? А может… любовницу? Да, пожалуй, последнее наиболее вероятно. Это же янки, от него чего угодно можно ожидать.
Адриенна осторожно огляделась, делая вид, что рассматривает свое отражение в зеркале. Однако рядом уже никого не оказалось… Только тетя Зизи привередничала, выбирая перчатки, а терпеливая продавщица покорно подавала ей одну пару за другой. Тетя так серьезно относилась к покупке перчаток, словно они были залогом красоты. Адриенне стало жаль нелепую старую деву. Ей уже ничто не поможет, ведь тетушка унаследовала от своего отца орлиный нос. И вот незадача: на лице Адриенниного деда он смотрелся очень даже благородно, но тетя… тетя с таким носом была похожа на пугало. Ничего удивительного, что бедняжка давно пристрастилась к абсенту!
И все-таки… что делает янки в ателье мадам Симоны? Он, безусловно, пришел один. Наверное, по делу… Но по какому? Он слишком хорошо одет, коммивояжеры так не одеваются. Да и потом, почему он не попросил позвать хозяйку, которая ненадолго отлучилась из зала?
Сгорая от любопытства, Адриенна неосторожно посмотрелась в зеркало и… вновь встретилась глазами с незнакомцем! Тот опять нахмурился и покачал головой. Белый чепец ему тоже не понравился. Адриенна изо всех сил старалась сохранять невозмутимость. Конечно, проще было бы перейти к другому зеркалу, но ей не хотелось признавать, что его заигрывания ее смущают. Адриенна давно усвоила, что наглых янки надо игнорировать, это самое действенное оружие.
Но тут словно какой-то бесенок толкнул Адриенну в бок, и она – из чистого коварства – нахлобучила на голову уродливую шляпу с огромными полями. Превратившись в чучело, Адриенна лукаво усмехнулась и стрельнула глазками в сторону незнакомца. Тот потупился, но на его губах заиграла веселая улыбка, делавшая лицо удивительно привлекательным. Янки снова покачал головой, но уже не серьезно, а полушутливо.
Скрывая улыбку, Адриенна сняла уродливый чепец и потянулась за шляпкой, которую давно заприметила на прилавке. Изысканного фасона, с черной вуалькой, она смотрелась очень оригинально, как-то драматически эффектно. Адриенна примерила шляпку и пришла в восторг. Она не сомневалась, на этот раз янки одобрит ее выбор! Но… он вдруг куда-то исчез! В зеркале его не было!
Адриенна изумленно оглянулась – никого… Впрочем, в следующую же секунду она спохватилась и торопливо перевела взгляд на свое отражение в зеркале, не понимая, почему исчезновение янки так ее разочаровало. А еще через секунду чуть не упала в обморок, обнаружив незнакомца рядом с зеркалом. Он смотрел на нее в упор, и сердце Адриенны гулко забилось. От ужаса, разумеется. Отчего же еще?
– Шляпка очаровательна. – Незнакомец говорил по-французски с отчетливым американским акцентом. – Но, к сожалению, она закрывает ваши глаза. А вам, я полагаю, не раз говорили, что у вас очень красивые глаза. Они похожи на море в безлунную ночь.
Адриенна не ответила. Впрочем, Броуди от нее этого и не ожидал. Благовоспитанные креолки не разговаривали с незнакомцами. А Адриенна явно была воспитана в лучших креольских традициях. Однако молчание девушки не обезоружило Броуди. Он все понял без слов – по ее выразительному лицу.
Она быстро оправилась от неожиданности и даже не покраснела. Не покраснела, не испугалась, не отошла в сторону, кипя благородным гневом. Почему она осталась стоять на прежнем месте? Из гордости? Из любопытства? Или чтобы досадить ему? Господи, да какая разница! Главное, что она стояла и слушала… хотя и притворялась, будто пропускает его дерзкие слова мимо ушей.
Шляпку с вуалью сменила белая соломенная шляпа с широкими мягкими полями и плоским дном. Скромный букетик цветов набоку, розовые атласные ленточки… Казалось бы, этот головной убор должен был подчеркнуть невинность Адриенны, но почему-то, напротив, сделал ее еще более соблазнительной. Хотя в ее облике не было ни капли кокетства.
Не желая поощрять соперников, Броуди решительно воспротивился этой покупке. Но совсем под другим предлогом.
– Да, я согласен, широкополая шляпа – хорошая защита от палящего солнца, но вы представляете, каково будет вашему спутнику, которому придется вести вас под руку? К вам же нельзя подступиться!
И снова ответом было гробовое молчание. Но Адриенна послушно сняла шляпу и надела другую.
Броуди посмотрел на огромные страусовые перья, свисавшие книзу, и поморщился.
– Нет, они будут щекотать нос вашему спутнику, и вместо нежного шепота вдруг раздастся громкое «апчхи»!
Уголки Адриенниных губ дрогнули. Это был единственный намек на то, что замечание Броуди ее позабавило. Впрочем, он на большее и не претендовал.
Сняв шляпу с перьями, Адриенна машинально пригладила волосы, разделенные на прямой пробор.
– Честно говоря, мадемуазель, – вкрадчиво произнес Броуди, – вам не следовало бы прятать столь роскошные волосы под головным убором. Они подобны темному занавесу, на котором сияет свет полуночных звезд. Право, грешно скрывать такую красоту.
Девушка спокойно водрузила на голову бархатный чепец, в котором пришла в лавку, и, не удостоив Броуди взглядом, скрепила ленты под подбородком маленькой брошкой в виде букетика маргариток.
В глубине комнаты показалась мадам Симона. Едва она заметила Броуди, ее лицо исказилось от ужаса и злости.
– Ради Бога, простите меня, что я задержалась, мадемуазель, – пролепетала она. – Если этот джентльмен побеспокоил вас в мое отсутствие, я…
– Отнюдь нет, мадам Симона, – невозмутимо возразила ей девушка.
Оказывается, она прекрасно говорила по-английски! Голос ее журчал нежно, как ручеек. Броуди мгновенно понял, что она способна вить из мужчин веревки.
– По-моему, это мое присутствие не давало покоя джентльмену.
Броуди улыбнулся, с трудом удерживаясь от громкого, заливистого хохота. О да, она не давала ему покоя ни на минуту. И отныне не даст! Он в этом не сомневался.
– До свидания, мадам Симона, – продолжала Адриенна. – Насколько я понимаю, моя тетушка наконец выбрала подходящие перчатки.
Девушка грациозно повернулась и направилась к выходу. Мадам Симона кинулась вслед за ней, но Броуди схватил ее за руку.
– Представьте меня!
– Боже мой! Вы не понимаете… – задыхаясь от ужаса, прошептала она.
– Представьте меня, мадам, – тихо повторил Броуди и достал из-под мышки сверток. – Иначе эти рисунки окажутся на илистом дне Миссисипи. Кстати, спешу вам сообщить, что «Морская звезда» попала в шторм и была вынуждена причалить в Гаване. Она простоит на ремонте по меньшей мере неделю, так что ваша конкурентка, мадам Трюссар, получит картинки последних мод с существенным запозданием.
– На целую неделю позже меня! – восторженно выдохнула мадам Симона.
– Я хочу познакомиться с этой девушкой.
Хозяйка шляпной мастерской решительно выпрямила спину. Перспектива опередить конкурентку на целую неделю была слишком заманчива. Мадам Симона расплылась в улыбке и подвела Броуди к Адриенне и ее спутнице, женщине неопределенного возраста, которая не имела внешне ничего общего со своей юной родственницей.
– Мсье Донован, позвольте представить вас мадам Жардин и ее племяннице, мадемуазель Адриенне Жардин, – торжественно произнесла хозяйка, а самого Броуди отрекомендовала таким образом: – Это мсье Донован, владелец пароходства «Кресент Лайн».
Мадам Жардин бросила на него злобный взгляд.
– Вы янки?!
– К моему великому прискорбию, да. Я был не в силах повлиять на столь трагическое стечение обстоятельств, мадам. Надеюсь, вы не поставите мне это в вину. – Броуди почтительно наклонил голову, успев заметить одобрительную улыбку Адриенны Жардин и вспыхнувший в ее глазах огонек интереса к своей персоне.
– Я рада познакомиться с вами, мсье Донован, – церемонно ответила Адриенна.
– Я… тоже, – неуверенно сказала ее тетушка. – Прощайте, нам надо идти.
– Не прощайте, а до свидания. Мы еще увидимся, – заявил Броуди, в упор глядя на Адриенну и проклиная креольскую чинность и благовоспитанность. – Жардины… – задумчиво произнес он, когда Адриенна и ее тетка ушли. – Где я слышал эту фамилию?
– Господи, да перед вами же была внучка Эмиля Гаспара Жардина! Того самого, который, по слухам, владеет половиной Вье-Карре и полудюжиной плантаций на берегу Миссисипи! – воскликнула Симона и протянула руку: – Господин Донован, я уступила вашим настояниям, хотя не сомневаюсь, что ничего хорошего из этого не выйдет. Теперь и вы будьте любезны исполнить свое обещание – отдайте пакет.
Броуди протянул ей рисунки.
– А почему вы считаете, что у меня ничего не получится?
– Разве вы не слышали, что сказала эта старая карга? – пожала плечами мадам Симона, разрывая коричневую оберточную бумагу. – Вы янки, а Эмиль Жардин относится к янки с предубеждением.
– Ладно, поживем – увидим, – спокойно ответил Броуди.
Он верил в свою счастливую звезду. И неспроста – ему ведь всегда везло.
Мадам Симона погрузилась в изучение рисунков, а Броуди вышел за порог и долго смотрел вслед экипажу, в котором уехала Адриенна. Внезапно до него донеслась грустная мелодия скрипки. Он подошел к слепому Кадо и тихо спросил:
– Послушай, старик, где обитает Эмиль Жардин?
– Вы интересуетесь этим господином? – От удивления Кадо даже сфальшивил.
– Я интересуюсь его внучкой Адриенной. Узнай про нее все, что сможешь. Ходит ли она на рынок, и если ходит, то когда? Где сидит в театре, в опере? К кому ездит в гости? На каких балах и маскарадах бывает? Мне нужны точные сведения, понимаешь?
– Но такие подробности…
– Известны домашней прислуге, а ее можно разговорить, – решительно продолжил Броуди.
На этот раз в шляпе старика не зазвенела монета. Броуди сунул в карман слепого Кадо пару довольно крупных банкнот.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829

Ваши комментарии
к роману Маскарад - Дайли Джанет



Мне понравилось.Читала с удовоьствием.
Маскарад - Дайли ДжанетЛюдмила
16.08.2011, 23.59





интересненько,но немного перебора с отступлениями
Маскарад - Дайли Джанетлюси
16.02.2012, 20.01





Мне роман понравился, но конец мог бы быть и поинтереснее.
Маскарад - Дайли ДжанетМаруся
7.01.2013, 7.15





Добротный роман, скорее детектив. Читала с удовольствием, а конец тоже разочаровал,rnдействительно, мог бы быть поинтереснее:)
Маскарад - Дайли ДжанетДуся
15.07.2013, 19.09





Очень хороший детектив, но концовка паршивая и много воды о прошлом в середине романа: 7/10.
Маскарад - Дайли Джанетязвочка
16.07.2013, 22.02





Не дочитала... затянуто, интрига не удерживает интерес, повествование костноязычно... скучно и наивно. Перл о том, что пуля попала в плечо и срекошетила в сердце (!!! хахахахаха) послужил той самой последней каплей, чтобы "закрыть" книгу и выбросить ее куда подальше.
Маскарад - Дайли Джанетчитатель
23.01.2016, 21.06





Если б не было отступлений о прошлом...rnВполне читаемо, если эти отступления пролистывать))
Маскарад - Дайли Джанетинна
18.04.2016, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100