Читать онлайн Игра до победы, автора - Дайли Джанет, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра до победы - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра до победы - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра до победы - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Игра до победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Над просторной конюшней спускались ранние сумерки. Серое зимнее небо быстро темнело. В конюшне стояла тишина. Слышны были лишь обычные негромкие звуки – шорох сена и приглушенный топот копыт, когда лошади переминались с ноги на ногу. Роб стоял около серого со стальным отливом жеребца, привязанного двумя канатами, растянутыми меж стенок ярко освещенного стойла. Юноша рассеянно гладил лошадиную челку, поглядывая на человека, согнувшегося возле жеребца и внимательно ощупывающего его распухшую переднюю ногу. Лицо человека скрывали поля выцветшей коричневой шляпы, так что о его выражении можно было только догадываться. Впрочем, Роб знал, по лицу Джимми Рея все равно ничего не прочитаешь.
Прошло несколько минут, показавшихся Робу бесконечными, и он наконец не выдержал:
– Что-нибудь серьезное?
Человек повернулся к нему и процедил сквозь сжатые зубы, стискивавшие мундштук трубки:
– Нет.
Затем неторопливо разогнулся, вынул изо рта незажженную трубку и снизошел до более подробного ответа.
– Ноги распухли от того, что Стоуни скакал по твердому грунту. Но ничего, есть у меня одна мазь. Намажу – и опухоль как рукой снимет. Так что с лошадкой все будет в порядке.
В его тихом голосе было что-то успокаивающее, почти гипнотизирующее. Из-за свободно висящей на нем одежды Джимми казался человеком худым и высоким, но это было обманчивое впечатление. Конюх был намного ниже Роба и шире его в плечах.
– Отлично. – Роб сосредоточил все внимание на Стоуни и попытался отвлечься от сладкого напряжения, пробежавшего по нервам, когда Джимми посмотрел на него. Ох уж эти добрые, все понимающие глаза!
– У тебя ведь тошно на душе после этого проигрыша, не так ли? – Джимми Рей держал трубку возле рта, готовый вновь стиснуть ее зубами, когда кончит говорить. – Настроение-то хуже некуда, так ведь?
Роба захлестнуло возмущение.
– Мне ничего не надо! – резко выкрикнул он, и серый жеребец, почуяв повисшую в воздухе атмосферу внезапного гнева и страха, зафыркал и попятился, натягивая державшие его канаты.
– А я и не говорил, что тебе что-то надо, – спокойно проговорил Джимми Рей, успокаивающе похлопал коня по шее и вновь занялся его ногой, не обращая более на Роба никакого внимания.
Юноша отошел в сторону и прислонился к яслям, вцепившись рукой в гладко обструганную доску. Он боролся с собственной слабостью и одолевавшим его острым желанием. Сознание его разрывалось между жаждой уступить и стремлением устоять перед искушением. И все же он знал, что сейчас произойдет, ждал… и хотел этого. Роб провел рукой по волосам и медленно повернулся к конюху.
– Сколько стоит? – Голос его был так же безжизнен, как и выражение лица.
– А сколько тебе надо? – Джимми Рей безмятежно жевал мундштук своей трубки.
Роб, пряча возбуждение, опустил глаза к покрытому соломой полу стойла.
– Всего лишь одну. И все.
Джимми Рей в последний раз потрепал серого по лоснящейся шее.
– Подожди-ка здесь немного. Сейчас я принесу тебе кое-что, чтобы ты поправился.
Эти лениво произнесенные слова были, казалось, обращены одинаково и к жеребцу, и к Робу.
Джимми неспешным шагом – не быстро и не медленно – вышел из стойла и направился к помещению, где хранился инвентарь. Роба охватило еще большее нетерпение, чем прежде, – он ждал, прислушиваясь к каждому шороху и вышагивая по стойлу взад и вперед, чтобы унять лихорадку и хоть как-то скоротать время. Как ему хотелось взять свои слова обратно! Эх, проклинал он себя, не надо было просить «дурь» у Джимми Рея! Но как только он услышал, что Джимми возвращается, раскаянье мигом улетучилось, и Роб чуть ли не бросился ему навстречу.
Конюх вошел в стойло. Яркая электрическая лампочка под крышей осветила банку с какой-то белой мазью, которую Джимми держал в руке. Но Робу было не до мази. Он обшаривал конюха взглядом, высматривая, что там у него в другой руке.
– Вот возьми.
Рука поднялась, и Роб быстро схватил протянутый ему запечатанный полиэтиленовый пакетик с белым порошком. Наконец-то! Он лихорадочно ощупывал пакетик, напоминая себе, что не должен принимать наркотик. А впрочем, ничего страшного. Ведь он еще не пристрастился к кокаину. За всю жизнь принимал его, может быть, раз пять-шесть. Он не такой, как некоторые парни в школе, которые почти постоянно нюхают порошок.
– Сколько с меня? – спросил он.
– За счет заведения. Бесплатно. – Джимми Рей согнулся возле лошади и погрузил длинные пальцы в металлическую баночку с белой мазью.
– Я заплачу. – Роб и сам не знал, почему он настаивает, – то ли из гордости, то ли из потребности сохранить независимость.
– Ну тогда сколько сам дашь, – проговорил конюх сквозь зубы, сжимавшие пустую трубку. – Скажем, двадцатку.
Роб сунул руку в карман, достал банкноту, свернул ее и бросил на пол. Джимми Рей никогда не брал наличных из рук в руки. Роб постоял в нерешительности, ожидая, что конюх поднимет деньги, но тот не обращал на свернутую зеленую бумажку никакого внимания. Роб еще немного потоптался на месте, крепко сжимая в руке пакетик с белым порошком, а затем выбежал из стойла.


В обе стороны от центральной дороги, по которой катил «Мерседес», то тут, то там отходили отводные пути, ведущие к роскошным поместьям, напоминающим скорее ранчо, чем загородные усадьбы. Каждое из них привольно раскинулось на огромных участках – от пяти до двадцати акров. Большинство особняков окружали конюшни, выгулы для лошадей, плавательные бассейны и теннисные корты. Здесь, в Уэст-Палм-Бич, на удобном отдалении от Майами и Форт-Лодердейл селились избранные.
Эндрю, сидевший за рулем, свернул на вымощенную камнем дорожку. Фары «Мерседеса», мазнув светом по длинному, описывающему широкую дугу подъездному пути, осветили пышную тропическую растительность, в которой утопала дорожка. Листья пальм, тамариндов и цветущих кустарников почти скрывали из виду белые стены и красную крышу двухэтажного дома, выстроенного в испанском стиле. За домом виднелись конюшни, выгон и поле для игры в поло площадью в пятнадцать акров, служившее в основном для тренировок. Эндрю остановил автомобиль перед длинными ступенями, ведущими к входным дверям дома, покрытым прихотливой резьбой.
– Я поставлю машину в гараж и поднимусь к тебе, – сказал он жене.
Та кивнула, вышла из машины, и «Мерседес» плавно тронулся с места. Лес поднялась по низким ступеням, по бокам которых стояли высокие керамические вазы, и подошла к дверям. При ее приближении над входом вспыхнуло мягкое внешнее освещение и почти одновременно двери распахнулись. На пороге, встречая хозяйку, стояла Эмма Сандерсон, полная пятидесятилетняя женщина, домоправительница Томасов, смотревшая за хозяйством и поместьем и служившая Лес личным секретарем – она ведала приглашениями, приемом гостей и прочая и прочая. Улыбчивая и вежливая в обращении со слугами, Эмма менее всего была придирчивым начальником или яростным ревнителем строгой дисциплины, однако и никакой расхлябанности своих подчиненных не терпела. Была она вдовой и жила в доме – там же, где и прочие слуги, в конце широкой галереи на первом этаже.
– Добрый вечер, Эмма. – Лес остановилась в просторной прихожей перед массивной дубовой лестницей, ведущей на второй этаж. Верхнюю часть дома занимали полностью они с Эндрю. Три остальные семейные спальни помещались по обоим концам галереи на первом этаже. – Роб и Триша уже приехали домой? – Лес глянула в сторону комнат, где жили дети.
– Роб здесь, а Триши еще нет.
Ну что ж, ничего страшного, у девочки еще целый час в запасе. Сейчас десять, а Лес велела дочери вернуться к одиннадцати.
– Спасибо, Эмма, – Лес двинулась к лестнице. – Спокойной ночи.
– Спокойной ночи.
В верхней, хозяйской, половине дома помещались две спальни, соединенные общей гостиной с французскими окнами, выходящими на закрытую площадку. Лес прошла прямо в свою просторную комнату, отделанную в кремовых тонах и обставленную мебелью в провансальском стиле. Стену за огромной кроватью украшало окно с поразительной красоты цветным стеклом, но сейчас его сверкающие краски были приглушены царящей снаружи ночной темнотой. Не успела Лес войти в гардеробную и переодеться в длинный халат, как услышала, что Эндрю поднимается по лестнице. Она рассеянно прислушивалась к его шагам, ожидая совсем иных звуков – гула мотора и шороха колес на подъездном пути. Трише пора бы уже приехать…
Эндрю направлялся в ее комнату.
Вот уже много лет они спали раздельно. Не совпадали привычки. Эндрю мог проснуться и в полдень, его и пушками не разбудишь. Лес спала чутко и беспокойно и зачастую поднималась из постели с первыми лучами солнца. В первое время после женитьбы они мирились с этой дисгармонией, но постепенно необходимость отдыха взяла верх над сексом. Впрочем, если говорить точнее, речь шла не столько о самом сексе, сколько о возможности обняться сразу же, как только возникло желание. Однако, как и следовало ожидать, за двадцать лет брака бурная и нетерпеливая страсть поостыла и несколько поблекла. Но это вовсе не означает, что вместе с ней прошла и любовь. Так, по крайней мере, считала Лес. Тем не менее теперь у каждого из них была своя собственная спальня со своей ванной и гардеробом, обустроенные по личному вкусу и желаниям владельца. У Эндрю – тренажеры и сауна, а у Лес в изысканной комнате, отделанной под слоновую кость и янтарь, – роскошная ванна с горячим душем.
Лес затянула поясок своего красного атласного кимоно, отороченного по подолу черным кантом и черным кружевом по краям длинных рукавов, и села к туалетному столику. Распустив и откинув назад волосы, она стянула их лентой и, глядя в зеркало, начала кремом снимать с лица макияж.
Из гостиной ее окликнул голос Эндрю:
– Хочешь чего-нибудь выпить?
– Налей, пожалуйста, – отсутствующе отозвалась она, даже и не подумав уточнить, чего именно хочет. Если Лес и пила что-нибудь поздно вечером, то только бренди.
Размеренные движения, которыми она стирала с лица крем, казалось, немного умерили ее меланхолическую досаду. Когда Эндрю вошел в гардеробную, Лес уже справилась с делом и сидела, задумчиво глядя перед собой.
– О чем ты думаешь? – Он поставил стакан с бренди на столик рядом с женой и посмотрел на ее отражение в зеркале. – У тебя отсутствующий вид.
– О детях. – Лес грустно улыбнулась. – Хотя, кажется, их больше уже не назовешь детьми. Они почти взрослые.
– Это верно. – Эндрю, сунув одну руку в карман голубого смокинга, неторопливо потягивал свой скотч. – Кстати, а где они?
– Роб дома, в своей комнате. А Триша где-то гуляет – один Бог знает где… – Лес пожала плечами и, лениво взяв стакан с бренди, слегка покачивала его в руках. – Ты помнишь, как дети прибегали к нам в комнату и так спешили рассказать обо всех новостях, что просто не могли потерпеть ни минутки? С каких пор они больше этого не делают?
– Пожалуй, с того времени, когда они начали делать то, о чем, как они считают, нам не следует знать, – иронически усмехнулся Эндрю.
– На самом деле, они больше в нас не нуждаются, – вздохнула Лес. – У них теперь свои собственные друзья, и они живут своей жизнью, которая не имеет к нам никакого отношения. Я начинаю чувствовать себя лишней. Как, скажем, сегодня, когда ни один из них не захотел пообедать с семьей, потому что у каждого свои планы. Или возьми Тришу. Она сообщила мне, что пригласила кого-то в субботу на прием. Она даже не соизволила проявить вежливость и спросить, не буду ли я против.
– Боюсь, что и я повинен в том же самом грехе, – напомнил ей Эндрю. – Я взял с твоего стола одно из приглашений на прием, чтобы передать его мисс Бейнз, и собирался предупредить тебя, но как-то совсем позабыл. Просто вылетело из головы. А потом она сама заговорила об этом сегодня днем. Понимаешь, я подумал, что привести ее на прием – это хороший способ познакомить ее с кое-какими друзьями, которые к тому же являются нашими клиентами. Спасибо тебе, что не сказала: ничего, дескать, не знаю ни о каком приглашении. Надеюсь, ты не против того, чтобы она пришла…
– Нисколько, – ответила Лес.
Правда, она не слишком хорошо понимала, зачем Эндрю все это затеял, – ведь молодая женщина только недавно поступила в штат и, стало быть, занимает пока очень невысокое положение. Лес не могла припомнить, чтобы муж проявлял подобную заботу о других новичках, но раз уж Эндрю так решил – она с ним спорить не будет.
– Что ты о ней думаешь?
– Молодая и красивая женщина. – Лес почувствовала, что отзыв звучит как-то необычно сухо и сдержанно, и попыталась найти более мягкое определение. – Она производит впечатление человека дружелюбного и сердечного. Ну и, конечно же, – умна, иначе ей никогда бы не пробиться в юристы.
– У бедного Фила явно ничего с ней не получилось, – хмыкнул с явным удовольствием Эндрю. – И ведь нельзя сказать, что он не пытался к ней подъезжать.
– Я заметила, что с тебя она глаз не сводила, – напомнила ему Лес. Во всяком случае, на ее взгляд, дело обстояло если не так, то почти так.
– Ну, я-то ведь босс, – честно признал Эндрю, однако выглядел он при этом достаточно самодовольным. Лес решила: ему льстит, что на него обратила внимание молодая красивая женщина.
– Не думаю, что дело только в этом. Ты – очень привлекательный мужчина, Эндрю, – беззлобно подыграла его тщеславию Лес.
Он не без удовольствия глянул на свое отражение в зеркале.
– Не так уж плохо для пятидесяти лет.
Лес, улыбаясь, встала и поцеловала мужа в щеку, но тот, казалось, остался безучастным к этому проявлению симпатии и продолжал смотреться в зеркало.
– Конечно, я достаточно стар, чтобы годиться ей в отцы. – В его голосе звучало сожаление, и Лес почувствовала неловкость, особенно, когда муж отвернулся от нее. – Она в нашей конторе как глоток свежего воздуха. Ты не поверишь, как многое она изменила за то короткое время, что работает у нас. Люди улыбаются и смеются. Да и вся атмосфера как-то улучшилась.
– Чудесно, – пробормотала Лес, наблюдая за тем восторженным выражением, которое появилось на лице Эндрю, когда он заговорил об этой женщине.
– Она схватывает все буквально на лету. Ты видела, как она вела себя сегодня на матче по поло – без конца задавала вопросы, как любопытный ребенок. Теперь я понимаю, что чувствует учитель, когда у него в классе заводится способный, жадный до учения ученик. – Эндрю явно увлекся этой темой, подогреваемый собственным энтузиазмом. – Ведь имеешь дело с юным умом, готовым сформироваться. Это одновременно и вызов учителю и ответственность, и все это необычайно воодушевляет. С ней надо постоянно быть начеку, нельзя ни на минуту расслабляться. Она постоянно обсуждает статьи законов и засыпает нас вопросами об условиях контрактов. Это напоминает мне университетские годы, когда все было таким новым и возбуждающим. По утрам я с трудом дожидаюсь, когда настанет время ехать в контору.
– Чудесно. – Лес даже не сознавала, что повторяется, а Эндрю, тот тем более не обратил на это внимания.
– Сейчас я не могу поверить, что до того, как я ее встретил, мне не хотелось принимать в фирму жещин-юристов. – Он задумчиво глядел в стакан с виски, на губах его играла смутная полуулыбка. Наконец он, по-видимому, поймал себя на том, что углубился в какие-то мечтания, резко поднял голову и глубоко вздохнул. – Ну что ж… Думаю, что пора на боковую. Завтра у меня в конторе тяжелый день.
Он повернулся и двинулся было к своей комнате. Лес нахмурилась.
– Эндрю…
– Что? – он остановился.
– Ты не собираешься поцеловать меня на ночь? – упрекнула его с легким смешком Лес.
– Прости. – Эндрю шагнул назад и коротко чмокнул жену в подставленные губы. – Кажется, я задумался. Спокойной ночи, дорогая.
– Спокойной ночи.
Лес знала совершенно точно, где блуждали его мысли. Он думал о Клодии Бейнз.
Когда Эндрю ушел, Лес вновь уселась за туалетный столик, задумчиво глядя в зеркало. Она ревновала. Это было настолько новое для нее чувство, что она не знала, как с ним справиться. Это же смехотворно. У нее нет никаких причин для ревности. Ясно, что Эндрю просто увлечен этой брюнеткой, поет ей гимны и восторгается ею, как маленький мальчик новой игрушкой… Но это не более чем рабочие отношения. Не будет же она, Лес, думать, что ей придется вступить с Клодией Бейнз в борьбу за внимание Эндрю.
Лес изучала в зеркале свое отражение, вспоминая, как свежо и молодо выглядит брюнетка. Она вытянула шею и пробежала пальцами по ее изгибу, удивляясь тому, что прежде не замечала мелких морщинок на коже. Она наклонилась поближе к зеркалу. А эта легкая паутинка вокруг глаз, которая становится заметнее, когда она улыбается… Лес открыла баночку с увлажняющим кремом и нанесла немного вокруг глаз, оторожно вбивая в кожу кончиками пальцев. Она никогда не тревожилась о том, что стареет, и молча жалела женщин, которые претерпевали сначала жесточайшие муки подтягивания кожи, а затем в течение нескольких месяцев – онемелость лица, и все только затем, чтобы выглядеть моложе. Она зрелая, привлекательная женщина, уравновешенная и уверенная в себе – или, во всяком случае, так она о себе всегда думала.
Это несправедливо. Внутренне она не чувствовала себя ни йоту старше Клодии Бейнз. И никто еще ни разу не угадал ее настоящий возраст. Но этой ночью дети, Эндрю и эти морщинки на шее – все словно бы сошлось вместе, чтобы напомнить ей, что она уже больше не молода. Она и не заметила, как время настигло ее. Как-то однажды она сказала: сорок два – это такой же блаженный возраст, как и двадцать четыре. Но когда ей было двадцать четыре, она думала, что сорок два – это пожилой возраст. Пожилой. Какое жестокое слово.


Незадолго до рассвета прошел дождь. И воздух этим ранним утром – свеж и ясен, словно промыт дочиста. Тренировочное поле для поло сверкает зеленью, соперничая в яркости с ясным голубым небом. Оно совсем не раскисло, несмотря на дождь, – потому что на большей его части под землей проложены перфорированные трубы, которые в зависимости от нужды то отсасывают излишек влаги, то, наоборот, – увлажняют почву.
Лес пустила темно-гнедую лошадь небыстрым галопом к белому мячу, остановившемуся около центра поля. Она была одета в спортивную рубаху песочного цвета с длинными рукавами и коричневые брюки для верховой езды, на голове – шлем для поло, чтобы защитить лицо от случайных ударов мяча, летящего с большой скоростью. Подскакав к тренировочному пластиковому мячу, она заранее приготовилась к броску и взмахнула клюшкой. Раздался звучный щелчок, и Лес ощутила вибрацию от удара, передавшуюся руке, когда клюшка с силой послала мяч вперед. Белый шарик взлетел в воздух. Лес не стала преследовать мяч – его перехватит скакавший навстречу с другой стороны поля Роб. Гнедая лошадь нетерпеливо фыркнула: ей наскучила однообразная работа – отработка ударов, она предпочитала возбуждающий азарт игры. Лес натянула поводья и остановила гнедую, чтобы посмотреть, как ее сын галопом налетает на мяч, готовясь к броску.
Самое главное в таких случаях, когда мяч и всадник движутся навстречу друг другу, – правильно выбрать момент удара. Клюшка Роба, настолько слившаяся с рукой юноши, что, казалось, была ее продолжение, взлетела и опустилась по широкой дуге. Удар, и мяч, взвившись свечкой, вновь взлетел в воздух, сменив направление. Роб повернул лошадь и поскакал вдогонку за мячом. Лес угрюмо покачала головой – она заметила, что у пони Роба неверный шаг: при повороте внешняя нога засекалась о внутреннюю. И Роб не делал никаких попыток исправить ошибку. Он послал мяч в центр поля, где ждала его мать, и поскакал ей навстречу.
– Думаю, для одного утра ты поработал вполне достаточно, Роб, – сказала Лес, когда лошадь сына поравнялась с ее лошадью.
– Еще один часок, – заявил он.
– Сейчас самое время прекратить, – стояла на своем Лес. – Ты начинаешь делать ошибки. Во время последнего удара твоя лошадь шла совершенно неправильно. Только новички так ошибаются, Роб. Значит, ты сильно переутомился…
Роб беспокойно заерзал в седле, приподнялся на стременах. Кожаное седло заскрипело.
– Я должен был сосредоточиться на мяче. – Он избегал смотреть матери в глаза.
– Ты работал как одержимый всю неделю. Пора немного передохнуть.
– Может быть, ты права, – вздохнул он.
– Конечно, права.
Лес подобрала поводья и стиснула ногами лошадиные бока, направляя гнедую вперед, к краю поля, где стоял, наблюдая за ними, Джимми Рей. Роб последовал за матерью, подгоняя клюшкой мяч рядом с собой. Лес остановила лошадь рядом с Джимми, передала ему свою клюшку и спешилась. Рабочий принял у нее повод и отвел гнедую в сторону, ожидая подъезжающего Роба. Лес сняла шлем и потрясла головой, расправляя волосы. Неподалеку на траве стоял ее белый «Мерседес» с откинутым верхом.
– Мне надо возвращаться домой и помочь Эмме с приготовлениями к приему. – Она сняла перчатки и сунула их в шлем, который держала под мышкой.
Роб в это время спрыгнул с седла на землю.
– Лес, ты можешь задержаться на минутку? Мне надо с тобой кое о чем поговорить. – Он обернулся и протянул Джимми Рею повод своего пони. – Отведи лошадей на конюшню и дай им остыть.
Лес подождала, пока рабочий отведет лошадей подальше, и посмотрела на сына.
– О чем ты хочешь поговорить? – По выражению его лица она догадывалась, что беседа предстоит серьезная.
– Отец давит на меня, чтобы я решил наконец, в какой из университетов буду поступать.
– Я понимаю, что тебе кажется: до выпускных школьных экзаменов еще далеко, несколько месяцев, а потому можно не спешить… Но тебе в самом деле стоит подумать, где ты будешь дальше учиться, – сказала Лес, поддерживая мужа.
– В том-то и дело. Я уже принял решение. Этой осенью я никуда поступать не буду. – Он говорил быстро, не давая ей возразить. – Хочу пропустить хотя бы один год.
– Ну не знаю, Роб. – Лес сомневалась, чтобы Эндрю согласился с таким решением. – А что ты собираешься делать?
– Хочу по-настоящему заняться спортом – не просто от случая к случаю играть в турнирах, а посвятить поло все свое время. Мне нужно выяснить, могу ли я стать хорошим игроком, – с искренней убежденностью произнес Роб.
– Отец спит и видит, что ты поступишь учиться, – сказала Лес. – Есть сколько угодно университетов с отличными командами игроков поло – Виргинский, который я заканчивала, или Корнельский. Ты можешь и учиться и играть одновременно.
– Нет. – Роб не отрываясь смотрел на хлыст, который вертел в руках. – Ты же сама знаешь, каково мне сейчас в школе. Чтобы сдать экзамены, приходится все время проводить за учебниками. А если я поступлю в университет и попытаюсь одновременно играть в поло, то не смогу ни учиться, ни играть хорошо. Либо то, либо другое. Учебу и игру вместе мне не потянуть. И ты это знаешь.
– Да. – Лес сочувствовала сыну. Ей и самой было нелегко учиться. Но мальчик должен получить образование, ему это гораздо нужнее, чем ей. Она и понимала его, и вместе с тем жалела.
Роб смотрел на мать с трогательной мольбой в глазах.
– Лес, поговори с ним. Заставь его понять.
– Не знаю, удастся ли мне это сделать. – Лес внезапно подумалось, что Роб добился бы большего успеха, если бы попросил замолвить за него словечко перед Эндрю не мать, а Клодию Бейнз. Раз пять-шесть за эту неделю Эндрю высказывал пылкие замечания об этой юной особе, так что Лес сделалась особенно чувствительной к одному даже упоминанию ее имени.
– Все, чего я прошу, это один год отсрочки. Многие из парней так поступают, – настаивал Роб.
– Не могу ничего обещать, но я поговорю с ним, – согласилась Лес.
– Когда?
– После завтрашнего приема. Сейчас слишком много всяких других забот. А о твоем деле на лету не поговоришь.
– После приема? – разочарованно протянул Роб.
– Да. А чем тебя это не устраивает?
– Я думал, что смогу вернуться в школу уже в субботу.
– А я считала, что ты собираешься уехать в воскресенье, – сказала Лес.
– Я так и хотел, но к чему ждать? Да и что это меняет, если я уеду на день раньше? – безвольно пожал плечами Роб.
Разница в том, что он погостил бы дома на день больше, подумала Лес. Вслух она сказала:
– Мне бы хотелось, чтобы ты задержался, но раз уж решил – ничего не поделаешь.
– Ну так как насчет отца и поступления в университет этой осенью?
– Может быть, это даже к лучшему, что тебя не будет дома, когда я заведу с ним об этом разговор…
Не то чтобы Лес опасалась, что Эндрю может взорваться и выйти из себя. Эндрю никогда не терял головы в спорах, но своей неумолимой логикой он умел буквально уничтожить любого собеседника. Роб никогда не мог устоять против отца, и их столкновения заканчивались тем, что юноша, не находя убедительных возражений, замыкался в молчании и только. Лес изучала печально осунувшееся лицо сына. Как ей хотелось, чтобы он не принимал бы все так близко к сердцу.
– Ну а еще какие сюрпризы ты для меня приготовил? – спросила она.
– Никаких. На этот раз – все. – Он оглянулся через плечо с каким-то беспокойно тревожным видом. – Схожу-ка я в конюшню. Надо кое о чем поговорить с Джимми Реем.
– Подбросить тебя? У меня здесь машина.
– Нет, спасибо. Мне хочется немного побыть одному. – Роб отвел глаза, безмолвно извиняясь за то, что отказывается от ее общества.
– Ну ладно. У меня в одиннадцать встреча с человеком из фирмы, обслуживающей банкеты, так что и мне пора бежать. Увидимся дома.
– Пока, – пробормотал Роб, уже отвернувшись от матери.
Лес, слегка нахмурившись, смотрела, как он бредет по направлению к конюшням. Безвольно повисшая рука еле удерживает за ремешок шлем для поло. Какой Роб сегодня грустный и задумчивый. А ведь пару раз на этой неделе он возвращался домой в таком приподнятом духе, смеялся и валял дурака с Тришей. Слишком уж он переменчив в своих настроениях – либо взлет, либо упадок, а между ними почти никакого промежутка. Лес встревоженно покачала головой и бросила шлем и перчатки на заднее сиденье открытой машины.


Французские окна в столовой и гостиной распахнуты настежь на просторный внутренний дворик, окруженный зеленью и растениями в кадках и освещенный развешанными через равномерные промежутки факелами. Дальний конец патио занимал небольшой оркестр. Из этого уголка двора была убрана белая плетеная мебель, чтобы желающие могли потанцевать. Сквозь гул смеющихся и беседующих голосов пробивались звуки негромкой музыки, и пламя факелов, казалось, пляшет ей в такт в тропически мягкой зимней ночи. С каждой минутой прибывало все больше гостей. Лес вошла в дом, чтобы поздороваться и поболтать с теми, кто только что подъехал.
В зеркальном потолке столовой отражалось великолепное угощение, выставленное для гостей. Вместо обычного в таких случаях и всем надоевшего набора из канапе с деликатесами, дешевой икры, фруктов и фондю
type="note" l:href="#n_4">[4]
Лес выбрала меню, в которое входили возмутительно вкусные ребрышки и зажаренные до хруста цыплята. Приятно было поглядеть, как увешанные бриллиантами женщины облизывают вымазанные в жире пальцы. Это создавало восхитительно непринужденную атмосферу, рушило все барьеры и позволяло людям стать самими собой. Лес и сама наслаждалась этой непринужденностью – она так устала от всех этих сложностей и тревог, которые свалились на нее в последнее время.
Она остановилась в дверях гостиной и окинула взглядом толпу гостей. Возле роскошного бара со спиртным, расположенного по ее стратегическому замыслу неподалеку от французских окон, выходящих в патио, не иссякал поток желающих освежиться. Лес заметила Тришу, маячащую в прихожей и, по-видимому, все еще ожидающую прихода своего гостя.
– Так вот ты где, Лес! – окликнул ее сзади женский голос, и Лес обернулась.
– Конни! – воскликнула она с восхищением, шагнув навстречу подруге.
Конни Дэвенпорт, полная и статная, держала в одной руке поднос, уставленный всякой снедью, и облизывала пальцы другой, перепачканные соусом от барбекю.
– Давно ты здесь? – спросила Лес.
– Достаточно давно, чтобы понять, что перед тем, как уеду домой, успею потешиться вволю.
Под словом «потешиться» Конни подразумевала только одно – как следует поесть. Она никогда не скрывала своей любви к этому занятию, да и скрыть ее было бы невозможно – выдавали пышные формы, туго обтянутые красным платьем.
– Кстати, раз уж речь зашла о еде… – Конни с видом заговорщицы понизила голос. – Ты уже видела Веронику Хамптон? Они с Джорджем пришли всего несколько минут назад.
– Я была снаружи. – Лес поискала взглядом среди гостей новоприбывших.
– Вон они, около бара. – Конни незаметно указала ей на высокую болезненно худую женщину в розовом платье. – Оказывается, она сидела на этой своей новой диете. Как тебе это нравится? Ну не смешно ли? От нее и без того остались одна кожа да кости.
– Думаю, именно это и называется «модной худощавостью», – пробормотала Лес.
– Как бы это ни называлось, я этого никогда не пойму, – засмеялась Конни.
– Как, впрочем, и большинство из нас, – согласилась Лес, хотя сама она никогда не волновалась за свой вес. Она ухитрялась безо всяких усилий сохранять стройную фигуру. Наверное, из-за того, что много ездила верхом, да и вообще постоянно была чем-то занята.
– А где Роб? Я его еще не видела.
– Уехал в школу. А Триша возвращается туда завтра. Когда оба они уедут, тут у нас станет довольно тихо. Кажется, я плохо представляю, куда себя девать без детей, – с грустью призналась Лес.
– Тебе пора бы уже к этому привыкнуть.
– Может быть. Но мне особенно трудно потому, что в нынешнем году к тому же еще умер Джейк. А как раз именно в это время, в конце зимы, мы с отцом всегда проводили время в Виргинии на конном заводе. Обсуждали, какую кобылку скрестить с каким жеребцом, или осматривали двухлеток, выбирая из них наиболее перспективных для поло. Я по всему этому скучаю.
– Но ведь ты можешь и одна туда поехать, – сказала Конни. – Понимаю, что это не то же самое, что прежде, но все-таки лучше, чем сидеть и томиться без дела.
– Возможно, – пожала плечами Лес. – Я знаю, что Одра поговаривает о том, чтобы закрыть тамошний дом. Может быть, даже продать его. Думаю, она решила жить круглый год здесь, во Флориде. Если так, то я действительно поеду в Виргинию, присмотрю, чтобы там все было в порядке, а заодно погляжу в последний раз на места детства. – Пока это были только предположения, но вряд ли так уж важно принимать решение именно сейчас. – Посмотрим.
– В любом случае теперь, когда дети разъехались и никто не вертится под ногами, ты можешь проводить гораздо больше времени с Эндрю.
– К сожалению, он очень занят на работе, – сказала Лес.
Эндрю уезжал рано утром, и она не видела его до самого обеда, который обычно приходился у них на поздний вечер.
– Да, таков удел всех жен удачливых бизнесменов. Вот нам и приходится заполнять свое время пустой филантропией и благотворительными базарами.
– Не пытайся быть циничной, Конни. Благотворительность – совсем не пустая вещь. Это самое малое из того, что мы можем сделать для общества. Ну а кроме того, если мы ею не займемся, то кто же еще? – упрекнула подругу Лес, которая сама состояла в нескольких благотворительных комитетах.
– Не обращай на меня внимания, – вздохнула Конни. – Просто время от времени я устаю от всего этого. – Она взяла куриную ножку и, поднеся тарелку поближе ко рту, чтобы не капать на платье, впилась зубами в хрустящую поджаренную корочку. – Кстати, кто такая эта брюнетка рядом с Эндрю?
– Клодия Бейнз.
Когда брюнетка появилась на вечере, Лес перебросилась с ней несколькими словами, но тут подлетел Эндрю и увел юную красавицу знакомиться с прочими гостями. Сейчас они беседовали с какой-то парой, которую Лес не могла разглядеть. Но что она хорошо заметила – это то, как Эндрю держал руку на плечах молодой женщины, прижимая ее к себе. Лес быстро отвернулась, чувствуя, как в животе у нее словно сворачивается какая-то тугая пружина.
– Это его новая сотрудница из фирмы, – пояснила она, стараясь, чтобы голос звучал как можно непринужденней.
– Он явно уделяет ей массу внимания. – Конни многозначительно приподняла брови.
– Она – протеже Эндрю.
– А не из-за нее ли он задерживается так допоздна?
Лес сжала кулаки так, что ногти впились в ладони, и заставила себя беззаботно расхохотаться.
– Не будь дурочкой, Конни. Она так молода, что годится ему в дочери.
– Вот этих-то и надо больше всего опасаться. – Тон, которым подруга произнесла эти слова, напомнил Лес, что муж Конни известен своими любовными похождениями.
Внезапно Лес почувствовала легкую дурноту: ее начало подташнивать и знобить. Она понимала, почему Конни пришли в голову такие мысли. Собственный опыт подталкивал подругу видеть ситуацию именно в таком омерзительном свете. Но это же просто смешно! Эндрю совсем не такой. Но, Боже праведный, как мне хочется, чтобы он наконец-то убрал руку с плеча этой женщины, с яростью подумала Лес. Это прикосновение напоминает о чем-то гораздо более личном, чем просто дружеское участие. Если Конни заподозрила неладное, то же самое могут подумать и все остальные.
– Я знаю Эндрю, – проговорила Лес вслух. – И потому не тревожусь.
В это время из прихожей в гостиную вошла какая-то женщина. Мэри! Сестра. Лес обрадовалась не только ее приходу, но и возможности прервать неприятный разговор.
– Извини меня, Конни. Только что приехала Мэри.
Широким быстрым шагом она двинулась навстречу сестре и успела перехватить Мэри до того, как та успела углубиться в толпу гостей.
– Ну, появилась наконец-то!
Сестры обменялись ласковыми поцелуями.
– Только, пожалуйста, не читай мне лекций о пунктуальности, – сказала Мэри. – Тут сработал закон Мэрфи или, вернее, его версия в обработке Карпентеров. – С нами случились все недоразумения, какие только возможны. Не успели мы выйти из дома, как Энн порезалась о разбитое стекло. Росс забыл залить в машину горючее. По дороге у нас лопнула шина, а запасной не оказалось. Словом, тридцать три несчастья.
– А где Росс? – Лес оглянулась на прихожую.
– Пошел принять душ. После того как мы наконец починили шину, он хотел вернуться домой и переодеться. Но я ему сказала: «Ни за что!»
Лес рассмеялась и обняла сестру.
– Пойдем к бару.
– Да, за наши приключения стоит выпить, – провозгласила Мэри.
Волей-неволей им пришлось столкнуться с Эндрю. Он окликнул их, когда они проходили мимо.
– Мэри! А мы уж было решили, что ты вообще не приедешь. Ты помнишь Клодию, не так ли?
Он дружески сжал плечи брюнетки, и та, слегка лишившись равновесия, вынуждена была прислониться к нему.
Лес бессознательно стиснула зубы. Стало быть, Клодия? Они уже зовут друг друга просто по имени… Но тут же Лес одернула себя. В конце концов, это вечеринка, и вряд ли здесь уместно придерживаться формальностей. Словно откуда-то со стороны она слышала, как Мэри и… мисс Бейнз обмениваются короткими любезностями. Надо и ей что-то сказать.
– Надеюсь, вам у нас весело… Клодия, – произнесла Лес. Имя далось ей с трудом. Оно словно застряло в горле, когда Лес попыталась проявить хоть немного сердечности.
– О да. Эндрю меня развлекает, – ответила брюнетка, улыбнувшись ему.
– Мы обменивались забавными историями, – сказал Эндрю. – Я когда-нибудь рассказывал вам о двух мужчинах, которые, прожив вместе многие годы, рассорились и решили разойтись в разные стороны? Каждый из них нанял себе адвоката – одним из них был, естественно, я, – чтобы разделить имущество, которое они нажили… дом, машину, банковские счета. Ну, и была у них собака…
– Извините меня. – Лес повернулась, чтобы уйти, и потянула за собой Мэри. – Мне уже доводилось слышать этот рассказ.
Эндрю отметил ее уход, помахав на прощанье в воздухе пальцами, и продолжал рассказ, даже не прервавшись. Лес и Мэри двинулись к бару, пробираясь через плотную толпу гостей. Позади них раздался взрыв хохота.
– Должно быть, Эндрю добрался до соли своей истории, – с кривой усмешкой заметила Мэри.
– Странно. Я слышала, как он ее рассказывает раз сто или даже больше. – Лес приостановилась, чтобы оглянуться на только что оставленную ими парочку. В глаза ей бросилось, как искренне хохотала Клодия. – Но не могу припомнить, чтобы хоть когда-нибудь она вызывала столько смеха.
– Она смотрит на него так, словно он заставляет солнце вставать по утрам, – задумчиво проговорила Мэри и вздохнула. – Надеюсь, Росса минует это безумие мужиков среднего возраста.
Лес не слишком пришлось по душе предположение, что Эндрю страдает подобным недугом. Хорошо, если бы окружающие перестали стараться заронить в нее сомнения. У нее нет никаких причин ревновать, но подобные разговоры разъедают душу как кислота.
– Кажется, в патио дым стоит коромыслом. – Мэри посмотрела наружу, глядя, как бурно веселятся люди во внутреннем дворике. – Хочешь, поспорим? Я уверена, что один из них притащил на вечеринку свой собственный горшочек с «сахаром». – Даже и спорить не буду. Кто-то непременно приносит кокаин на любой прием.
Лес не смогла бы этому помешать, даже если б и попыталась. Она отвернулась и пошла дальше. Наркотики ее не интересовали, хотя у нее и были друзья, – вернее, знакомые, – которые от случая к случаю нюхали кокаин. Считается, что он не вызывает физического привыкания, но Лес видела, как у людей вырабатывается эмоциональная зависимость от зелья, и пришла к выводу, что второе не менее разрушительно, чем первое. В молодости ей доводилось курить марихуану, но это был скорее акт протеста против взрослых, и ничего более. Однажды Лес закурила «самокрутку» в присутствии отца – это было в те дни, когда она ненавидела Джейка. А когда оказалось, что отец не шокирован и не пришел в ярость, Лес потеряла к этому занятию всякий интерес. Но сейчас наркотики слишком легко раздобыть, и она волновалась за детей, в особенности за Тришу, которая настолько неуправляема и склонна к приключениям, что готова испробовать на себе все что угодно. И Лес, по-видимому, ничего не может с этим поделать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра до победы - Дайли Джанет

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ II

10111213141516

ЧАСТЬ III

171819202122232425

ЧАСТЬ IV

26– прими горячий душ. а потом мы посмотрим, что можно придумать насчет растирания. 272829Эпилог

Ваши комментарии
к роману Игра до победы - Дайли Джанет



роман захватывает с самого начала. актуально для тех, кому за сорок. муж ушел к молоденькой. как собрать себя из осколков. взаимоотношения с детьми и новой любовью.
Игра до победы - Дайли ДжанетЕлена
30.06.2011, 21.33





Вот это роман! Будто все произошло со мной. Испытала такие сильные эмоции, сопереживая героине. Когда в 40 лет бросает муж, уходя к молодой, кажется, что земля ушла из-под ног, хочется, чтобы со временем он пожалел об уходе, но нет, все складывается иначе, муж обожает молодую красавицу жену, ждет пополнения в своей новой семье, он счастлив, а еще дочь встает на сторону отца. А что остается главной героине? Только думать о том, что половина жизни прожита, молодость позади, дети выросли и в тебе не нуждаются и ты никому не нужна.
Игра до победы - Дайли ДжанетАлла
25.11.2013, 6.56





Очень понравилось. Думаю, в жизни бывает еще круче. Тема довольно интересная. Материнская любовь и любовь к мужчине - как тут выбирать? Хорошо если дети не против, а если в штыки, что делать? Сочувствую героине и переживаю - как у нее все сложится. Советую - читать однозначно. Это первая книга Дайли Джанет, которую я прочитала и думаю не последняя. 10.
Игра до победы - Дайли ДжанетВасилиса
9.07.2015, 18.02





Роман понравился.
Игра до победы - Дайли ДжанетЕлена
12.07.2015, 9.07





А мне роман не понравился,прочитав коментарии,думала что роман сразу захватить,но захватывать там не чему.Очень растянуто и нудно,а в конце вообще не понятно к чему автор включил смерть рода.Вообщем роман не понравился.
Игра до победы - Дайли ДжанетОльга
12.07.2015, 19.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100