Читать онлайн Игра до победы, автора - Дайли Джанет, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра до победы - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра до победы - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра до победы - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Игра до победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

24

Когда впереди показалось здание estancia, Лес придержала свою лошадь и подождала, пока ее нагонит Эктор, неспешно трусивший верхом позади. Высокая – по плечи всаднику – трава с шумом расступалась перед его пегим белогривым коньком. А где-то поодаль маячила голова одного из современных гаучо – работника с estancia, присматривавшего за скотом и лошадьми и сопровождавшего Лес и Эктора на этой прогулке.
– Здесь так красиво, что мне почти не хочется возвращаться домой…
Лес окинула взглядом окружающее их море зеленой травы, колышущейся под ветром, как океанские волны. В последние две недели, когда сентябрь сменился октябрем, весна бурно разлилась по пампам. Все окрасилось в ярко сверкающий зеленый цвет, исполненный новой жизни.
Пегий конек фыркнул, кивнув головой. Эктор рассмеялся.
– Рубио с вами согласен.
– Рубио? Так его зовут? – Лес посмотрела на отлично обученного мерина, на котором восседал Эктор. Белые, как лен, грива и хвост удивительно красиво подчеркивали его золотистую масть.
– Его полное имя Эль Рубио Рей, Белокурый Король. Видите, как гордо он выступает, не обращая никакого внимания на птиц, взлетающих из-под ног, или на коров, с шумом продирающихся через траву. Он не сомневается, что все они должны уступать ему дорогу.
– Да уж, воистину король. – Лес широко улыбнулась, соглашаясь с этим описанием. Наибольшим достоинством конька, помимо гордого вида, были спокойствие и ровный нрав – именно то, что необходимо прежде всего для всадника-калеки.
Сопровождавший их работник пришпорил лошадь и, заехав вперед, открыл перед Лес и Эктором ворота в изгороди пастбища. Они проехали ворота, пересекли грунтовую дорогу и рысью направили лошадей к конюшням.
Здесь уже царила оживленная деятельность. Утренние занятия на поле для поло закончились, и во дворе толпились лошади и конюхи. Окончившие тренировку наездники поодиночке и группами направлялись к дому. Лес поискала глазами Роба и нашла его, как и ожидала, рядом с Тони. В последнее время он проводит с молодым аргентинцем, кажется, все свое свободное время. Лес порадовалась тому, что сын наконец-то нашел себе друга, – Роб всегда был закоренелым одиночкой. И все же в глубине души она чувствовала, что дружба эта вспыхнула неспроста. Роб старался показать, что может обойтись без нее. Раз мать предпочитает быть вместе с Раулем, а не с ним, то и он может поступить так же и предпочесть дружбу с Тони ее обществу. Роб всегда очень долго нянчился со своими обидами и не спешил простить причиненную ему боль. И сейчас он обращался с матерью намеренно грубо и вызывающе.
Он вел себя как капризный, избалованный и эгоистичный ребенок. Лес это понимала, но не знала, как держать себя в таких случаях. Единственное, что она могла сделать, – играть по его правилам. Она вновь начала наблюдать за его занятиями, хотя и не регулярно – чаще всего через день. Приходила на утреннюю или дневную тренировку и иногда оставалась до самого конца.
Теперь, когда ее связь с Раулем стала общеизвестна, ей больше не было нужды следить за тем, как она ведет себя с ним на глазах у окружающих. Она не демонстрировала открыто свою нежность, но и не стыдились на людях прикасаться к нему или брать его за руку, ласково улыбаться ему или просто смотреть на Рауля, когда он беседует с кем-нибудь другим. Постепенно и Рауль стал вести себя менее осторожно и осмотрительно и иногда, когда они сидели вместе по вечерам, обнимал ее. Несколько раз, посмотрев на него, Лес замечала в его глазах улыбку. А дважды он даже открыто поднимался вечером наверх вместе с ней.
Роб отвечал на это решительным протестом – демонстративно не обращал на них никакого внимания, словно их не было. Иногда он доходил до того, что просто покидал комнату, когда появлялись Лес и Рауль. Лес была уверена, что со временем сын привыкнет видеть их вместе. Ей нравились те новые черты, которые добавились к их с Раулем отношениям. Теперь их связывала не одна лишь чувственность, хотя взаимная страсть оставалась столь же сильной, как и прежде. Они много беседовали, и Рауль прислушивался к тому, что говорит Лес, о чем бы ни шла речь: о погоде, лошадях или методах тренировки… И наоборот – для нее было очень важно его мнение. Иногда Лес была уверена, что страстно влюблена в Рауля, но она неизменно гнала от себя прочь эту мысль. Было еще слишком рано… Она не решалась полностью открыться, чтобы вновь не потерпеть поражение и вновь не испытать боль…
Лес вздохнула, отвела взгляд от Роба, который, смеясь, толковал о чем-то с Тони, и тут увидела идущего навстречу Рауля. Сердце ее дрогнуло. В глубине ее души еще оставался какой-то болезненно уязвимый уголок, кровоточащий после измены Эндрю, и Лес не верилось, что такой привлекательный мужчина, как Рауль, может серьезно ею увлечься.
Рауль схватил под уздцы рыжего жеребца, на котором сидела Лес, и остановил коня рядом с собой.
– Ты довольна прогулкой?
Его рука обхватила Лес за талию, помогая ей спрыгнуть с седла. Но и на земле Рауль не сразу отпустил ее, а задержался на миг, пристально вглядываясь Лес в лицо.
– Это было чудесно, – сказала она.
Но столь же чудесным было и то, что Рауль ждал ее здесь. И Лес сознавала: лицо выдает все ее чувства.
– По тому, как у тебя сверкают глаза, сразу видно, что прогулка удалась, – заметил Рауль.
Тем временем Эктор развязывал ремни, удерживающие его в седле. Двое работников стояли рядом, чтобы помочь ему спуститься на землю.
– Уже время садиться за ленч. Ты идешь домой? – спросила Лес.
– Нет. Эль Гато сегодня утром повредил себе сухожилие. – Рауль говорил об одном из пони из своего запасного состава. – Присмотрю за ним, а потом уж приду.
– Отлично. Тогда у меня будет время, чтобы привести себя в порядок.
– Смотри только, оставь искорки в глазах, – улыбнулся Рауль.
Лес следила, как он шагает к ближайшей конюшне, и душу ее переполняло жаркое, опьяняющее чувство. Наконец она отвела глаза от Рауля и повернулась к Эктору, чтобы позаботиться и о нем. Когда двое сильных мужчин приподняли его из седла, Лес принесла костыли, лежащие неподалеку, и подала их Эктору. Сначала – один, затем – другой. Теперь было трудно даже вспомнить, как остро она воспринимала увечье Эктора всего лишь два месяца назад. Сейчас она почти не замечала его парализованных ног.
– Готовы? – спросила она, когда Эктор защелкнул запоры на шинах, дававших ему возможность ходить.
– Si. – Эктор переставил костыли, подтянул ноги и заковылял к дому, двигаясь так бодро и стремительно, что заставил Лес ускорить шаг. – Вы очень хорошо подходите Раулю, – заявил он. – Я часто думал о том, что ему нужна женщина.
– Эктор, вы никогда не сможете убедить меня, что у него прежде не было женщин, – сухо сказала Лес.
– О, в постели у него перебывало много женщин, но в доме не было ни одной, – сообщил Эктор с чрезвычайно серьезным видом. – Он не знает, что такое тепло, которое может внести женщина в его жизнь.
– Вряд ли это из-за того, что не нашлось ни одной желающей, – задумчиво проговорила Лес, затем с любопытством взглянула на Эктора. – Наверняка была все-таки женщина, которую он любил. Вы столько лет с ним дружите. Вам-то все должно быть известно.
– Да, случалось, раз или два. Но леопард не может изменить пятен на своей шкуре, а мужчина не может стать другим – не таким, каков он есть. Думаю, тем женщинам не нравилось, что они надолго остаются в одиночестве, когда он уезжает куда-нибудь, чтобы играть в поло. Но он такой, какой есть. А потому всегда уезжал один. С вами все совсем по-другому. Вы ведь не укоряете его за то, что он так много времени проводит на поле для поло, не так ли?
– Не укоряю.
– Тогда вы ему подходите.
Но подходит ли она ему? Лес поймала себя на том, что задается вопросом: так ли оно на самом деле? До сих пор она никогда не задумывалась, способна ли она что-нибудь дать Раулю. Ей было нечего предложить ему, кроме самой себя. Вот, пожалуй, и все. Конечно, у нее были деньги… Но для Рауля деньги связаны прежде всего с поло – ему важно иметь средства на игру, но стремления к личному богатству у него не было. Она могла дать ему семью, чувство дома… Да, но рожать от него детей в ее возрасте?.. Вряд ли она сможет сейчас забеременеть, а если бы даже и смогла, то хочет ли она завести новую семью, как собирается сделать Эндрю? Это соображение отрезвило Лес. Рауль моложе ее. Он достоин того, чтобы иметь семью, детей и все, что с этим связано.
Когда они с Эктором подошли к дому, Лес машинально приостановилась, ожидая, пока спутник откроет перед ней дверь, как он всегда это делал.
– Я чем-то вас огорчил? Что-нибудь не так сказал? – Он оперся на костыли и склонил набок седеющую голову, изучающе глядя на Лес.
– Нет. Я задумалась о другом, – солгала она.
Эктор скептически покачал головой, повернул дверную ручку, толкнул тяжелую дверь концом костыля, подождал, пока Лес вошла в дом, затем последовал за ней и все тем же костылем захлопнул за собой дверь.
– Я поднимусь в свою комнату, чтобы искупаться, – сказала Лес. – Мне очень понравилась прогулка. Спасибо, Эктор, что поехали вместе со мной.
– Нет, это вам спасибо. Мне не часто выпадает удовольствие побыть в обществе красивой дамы.
– А вы, оказывается, опасны, Эктор, – от всей души рассмеялась Лес. – Вы заставляете женщину поверить в вашу ложь.
Ему все же удалось развеять ее меланхолическое настроение. И пока Лес легко взбегала по лестнице, на губах ее играла улыбка. Она была уже почти на самом верху, когда услышала в коридоре второго этажа громкую перебранку – пару гневно спорящих голосов. Один из них был похож на голос Роба. Лес поспешно одолела последние несколько ступенек и уже огибала балясину, поддерживающую перила, когда в коридоре с шумом распахнулась какая-то дверь и приглушенные голоса стали слышны отчетливо.
– Убирайся отсюда! Пошла прочь, старая ведьма! – Роб выскочил из своей комнаты, крича на смущенную и съежившуюся от испуга Анну. – Если я поймаю тебя здесь еще хоть раз, то я… – С багровым от бешенства лицом он угрожающе наступал на бедную женщину.
– Роб!
Лес бросилась вперед, чтобы прекратить безобразную сцену. Ее ошеломила ярость, с которой сын выкрикивал свои угрозы. Она инстинктивно обхватила руками полную служанку, чтобы успокоить ее и защитить от ярости Роба.
– Что здесь происходит?
– Я вошел в комнату и застукал ее за воровством!
– Нет, сеньора. Por favor. – Анна неистово замахала головой, опровергая обвинение. Хлынул поток объяснений на испанском.
За то время, что они пробыли здесь, Лес ухватила какие-то крохи языка, но этого было недостаточно, чтобы понять быструю, страстную скороговорку, которой разразилась Анна. И все же ей стало ясно: служанка отстаивает свою невиновность, и Лес почувствовала, что женщина говорит искренне.
– Momento. Momento, por favor, – прервала Лес поток непонятной испанской речи и повернулась к Робу. – Ты уверен в том, что говоришь? Что она взяла?
– Ничего, но только потому, что я застал ее на месте! Когда я вошел, эта старая жирная сука рылась в моем шкафу, в ящиках! Там у меня лежит все – мои часы, бумажник, деньги, кредитные карточки. Черт побери, она бы отлично поживилась, – гневно выпалил Роб.
– Нет, сеньора, нет… – И вновь обрушилась лавина испанских слов.
– Анна, mas despacio, por favor. – Лес просила служанку повторить то же самое, но только не так быстро.
Анна попыталась говорить помедленнее, то и дело бросая на Роба пугливые взгляды. Большую часть того, что она сказала, Лес не поняла, но уловила слово lavado.
– El lavado? Белье? – переспросила она, чтобы увериться, что правильно разобрала.
– Si, si, – закивала женщина, сопровождая объяснения пантомимой, и Лес наконец-то сообразила, в чем дело.
– Роб, думаю, что ты неверно все понял. Анна всего лишь складывала в твой шкаф чистое постельное белье. – Лес заглянула в комнату через открытую дверь. – Посмотри-ка. Несколько простыней все еще лежит на верхней полке.
– Она это только что придумала, чтобы защитить свою задницу, – язвительно хмыкнул Роб.
– Роб, мне не нравится, как ты выражаешься.
Лес могла бы не обратить внимания на грубое словечко, вырвавшееся у сына в пылу гнева, но вульгарную ругань, к которой пристрастился Роб, она считала отвратительной.
Она собиралась продолжить, но тут услышала быстрый перестук костылей по ковровой дорожке и обернулась навстречу Эктору. То же сделала и Анна и немедленно разразилась многословным монологом по-испански. Когда она закончила, Лес объяснила, из-за чего произошло недоразумение.
– Прошу прощения, сеньор Роб, но Анна только клала в шкаф ваше белье, как она всегда это делает, – сказал Эктор. – Она ничего не взяла. Анна – честная женщина.
Недовольный этим вердиктом, Роб поджал губы так, что они превратились в две тонкие ниточки.
– Я знаю то, что сам видел, – пробурчал он.
– Роб, – раздраженно одернула его Лес. – Мог бы просто признать, что ошибся.
– Я не хочу, чтобы она шарила по моим ящикам! – заявил Роб. – Никогда! С этого дня пусть оставляет белье на кровати, а я сам буду убирать его в шкаф.
Эктор обменялся с Лес взглядами и согласился с этим требованием.
– Ну если вы этого желаете, я ей так и прикажу. А лучше всего давайте запрем ваши ценные вещи в наш…
– Нет. Я буду держать их в том месте, которое сам сочту надежным. – Роб сердито махнул рукой в сторону Анны. – Просто позаботьтесь, чтобы она держалась подальше от моих вещей. Я не хочу, чтобы она совала повсюду нос.
– Si…
Но Роб, не дав Эктору закончить, резко повернулся на каблуках и вихрем скрылся в своей комнате, хлопнув дверью. Он сразу же подошел к выдвинутому ящику шкафа и вытянул из-под самого низа стопки белья пару носков. Он застал Анну врасплох, когда та собиралась переместить эту пару наверх. Тайный запас кокаина все еще оставался в одном из носков. Роб закрыл глаза, чувствуя прилив облегчения.
Раздался стук в дверь, и Роб инстинктивно скомкал носок и зажал его в ладони. Когда дверь распахнулась, он обернулся, быстро сунув руку за спину.
– Я думал, что тебе известно: прежде чем войти, надо подождать, пока тебя пригласят, – резко бросил он.
– Если и есть кто-то, кому нужны лекции по хорошим манерам, то это прежде всего ты. Роб, только что ты вел себя не только грубо, но просто неприлично. Даже несмотря на то, что твои подозрения не подтвердились, ты не счел нужным извиниться. Какой бес в тебя вселился, Роб? – строго спросила Лес.
– Ну, хорошо, может быть, я и ошибся. Если бы это произошло с тобой, ты бы тоже вышла из себя, – не сдавался Роб. – Ладно, в следующий раз, когда я увижу ее, извинюсь перед ней, если тебе от этого станет легче. Ты удовлетворена?
– Все же лучше, чем ничего. – Лес в замешательстве покачала головой, чувствуя, что сын только и ждет повода для ссоры. – Роб, что происходит? Чем ты недоволен? Ты ведешь себя совсем по-детски, и это на тебя не похоже.
– Я обнаружил, что кто-то роется в моих ящиках, и немного рассердился. Вот и все. Почему бы тебе не вернуться в объятия своего латиноамериканского любовника и не оставить меня в покое?
От этого саркастического ответа Лес оцепенела.
– Ты все еще расстроен из-за Рауля? – Она надеялась, что обида у него уже прошла, но сын, по-видимому, не оставил намерения наказать ее за то, что она изменила ему. – Роб, ты – моя плоть и кровь. Ни один мужчина на земле не может этого изменить.
Однако он не желал ее слушать.
– Ладно, давай оставим это. Послушай, я же сказал, что сожалею… Чего ты еще хочешь? Может же человек хоть однажды ошибиться?..
– Да. И точно так же, как ты ошибся насчет Анны, ты ошибаешься и насчет Рауля.
Но Роб словно отгородился от Лес каменной стеной, через которую не проникало ни одно ее слово. Это не был тот Роб, которого она знала. Лес пугали произошедшие в нем перемены, и хотя она убеждала себя, что, если проявить терпение, со временем все недоразумения между ними исчезнут, порой она и сама начинала невольно сомневаться в этом.
Лес открыла дверь, постояла на пороге и наконец сказала:
– Увидимся внизу.
Как только дверь за матерью закрылась и послышались ее удаляющиеся шаги, Роб спрятал носок назад в ящик, затем вырвал листок из своей записной книжки и оторвал от него узкую полоску бумаги. Эту полоску он вставил в щель между краем ящика и рамой шкафа. Тот, кто тайком залезет теперь в его в ящик, вряд ли обратит внимание на выпавший клочок бумаги. А Роб будет знать, что кто-то опять рылся в его вещах.


Лес, дрожа, поплотней запахнула купальный халат и поспешно вбежала в дом. Солнце в середине октября греет жарко, но вода в плавательном бассейне оставалась еще довольно холодной. Вытирая на ходу полотенцем влажные после купания волосы, Лес направилась было прямо к лестнице на второй этаж, но заметила, что на длинном столе, одиноко стоящем в большой прихожей, лежит стопка писем, и остановилась. Наверное, кто-то недавно принес свежую корреспонденцию и Эктор еще не успел ее рассортировать. Лес поколебалась немного, а затем стала перебирать стопку, чтобы посмотреть, не пришли ли письма и для нее.
Так и есть. Тощий конвертик с посланием от Триши. Лес отложила его в сторону. Письмо от Эммы – вне сомнения, отчет о месячных тратах на содержание дома и чрезвычайно тактично сформулированный вопрос: когда ожидать возращения Лес. А вот и толстый конверт от Одры. Лес слегка поморщилась, узнав материнский почерк. Не надо даже раскрывать письмо, чтобы узнать, о чем в нем говорится. Если оно такое же, как и предыдущие, то первые три страницы окажутся заполненными не слишком мягкими требованиями объяснить, когда Лес собирается вернуться домой и почему недолгая поездка, которая должна была занять три или от силы четыре недели, затянулась более чем на три месяца. Следующие три страницы будут посвящены последним семейным новостям.
Все письма в нижней трети стопки были адресованы Раулю. Лес начала было откладывать их в сторону, но тут в глаза ей бросился знакомый почерк на одном из конвертов. Письмо было от Триши. Закусив верхнюю губу, Лес задумалась, машинально постукивая конвертом по ладони.
В первый ли раз пишет Триша Раулю, или были и другие послания? Ни в одном из писем, которые Лес получала от дочери, Триша ни разу не упоминала Рауля, если не считать обычных вежливых просьб передать ему привет от нее. А в последнее время она перестала даже делать и подобную приписку в конце. Лес надеялась, что новизна студенческой жизни постепенно заставит Тришу забыть о Рауле и выкинуть его из головы. Но, оказывается, этого не произошло.
Лес размышляла несколько минут и наконец добавила письмо Триши к Раулю к своей пачке. И когда послышался стук костылей – это Эктор выходил в прихожую из гостиной, – обернулась, улыбаясь:
– Я уже забрала свою почту. Когда придет Рауль, скажите ему, пожалуйста, что я хочу с ним повидаться. Это очень важно.
– Si, конечно, скажу.
– Я буду в своей комнате.
Зажав в руке пачку писем, Лес двинулась к лестнице и поспешно вбежала наверх к себе.
Едва успев войти, она надорвала конверт Тришиного письма, адресованного ей лично, и быстро пробежала его глазами. Дочь писала о выбранных ею курсах лекций, о женской студенческой организации, в которую вступила, о профессорах и о товарищах по учебе. Она спрашивала, как идут дела у Роба, считая, очевидно, что Лес осталась в Аргентине из-за брата. О Рауле не было ни единого слова. Лес глянула на адресованный ему конверт, затем отложила все письма в сторону и пошла в ванную, чтобы принять горячий душ и переодеться перед обедом.
Примерно час спустя она услышала внизу, в прихожей, приглушенный гул голосов и топот тяжелых сапог. Закончились дневные занятия, и это означало, что мужчины наскоро примут душ, переоденутся и соберутся в игровой комнате для обычного обсуждения тренировки. До начала обсуждения Рауль некоторое время будет свободен. Значит, сейчас он должен прийти к ней. Лес нетерпеливо расхаживала по комнате, а взгляд ее то и дело устремлялся на адресованный Раулю нераспечатанный конверт, лежащий на ее ночном столике.
Медленно тянулось время, напряжение Лес возрастало с каждой минутой, но он все не шел. Не раз и не два Лес подходила к двери, бралась за дверную ручку и останавливалась, решая, стоит ли ей идти на поиски Рауля. Может быть, Эктор не передал ему ее просьбу. Инстинктивно она чувствовала, что лучше не искать Рауля, и всякий раз отходила от двери, так и не повернув ручку. Но досада и раздражение нарастали все больше и больше.
Когда наконец раздался заветный стук, Лес рывком распахнула дверь и, даже не дав Раулю войти в комнату, набросилась на него с упреками.
– Где ты был? Тренировка закончилась более полутора часов назад. И все это время я ждала тебя, чтобы поговорить. Я сказала Эктору, что мне надо увидеться с тобой сразу же, как только ты придешь. Он передал тебе мою просьбу?
– Да, он сказал, что ты хочешь меня видеть. Я был занят. И пришел к тебе так быстро, как только смог.
Его слова подтверждала испачканная и пропотевшая одежда, которую он не стал даже переодевать после тренировки, но Лес была слишком раздражена, чтобы обращать на это внимание.
– Так быстро, как только смог, – сердито повторила она. – Разве Эктор не передал тебе, что я сказала: это очень важно? Ты представляешь, как долго мне пришлось тебя ждать?
– Я был занят, – отрезал Рауль. – Уж не думаешь ли ты, что я должен бежать сломя голову, как только ты щелкнешь пальцами? Я не какой-то жиголо, который бросается на каждый твой кивок и оклик.
– Я вовсе не намекала, что ты – жиголо.
– Нет? Я пришел сразу же, как только освободился, и этого для тебя недостаточно. Я заставил тебя ждать, не так ли? Это ты имела в виду? – сердито спросил он. – Что у тебя за спешка такая? Зачем я тебе понадобился? Что тебе нужно?
И Лес отступила перед этим натиском, перейдя из наступления в оборону.
– Ничего, – сказала она. – Я хотела кое о чем с тобой поговорить.
– Поговорить?
Он двинулся вперед, но Лес не тронулась с места. Рауль остановился совсем рядом, хотя даже не прикоснулся к ней. Его прищуренные глаза сверлили Лес, проникая в самую глубину. Он смотрел на нее слишком пристально, и Лес стало неловко под этим испытующим взглядом.
– Поговорить? И это все, зачем я тебе понадобился? Значит, ты не хотела, чтобы я к тебе прикоснулся, обнял тебя, поцеловал? Ты не хотела, чтобы я тебя приласкал? Лег бы с тобой в постель? Ты никогда не сказала мне ничего подобного. Скажи, Лес, ты желаешь меня?
В душе Лес поднялся возмущенный протест. Как он может требовать от нее, чтобы она открыто призналась в столь интимных чувствах?!
– Это нечестно – задавать такие вопросы, – вспыхнула она. – Если я отвечу «да», то сразу же стану похожа на слабую женщину, которая не может существовать без мужчины. Должна же быть у меня хоть какая-то гордость.
– Но я-то говорю тебе все это, – напряженно напомнил Рауль. – Разве мои слова делают меня похожим на слабую женщину? Я мужчина. Так где же моя гордость? Или я всегда должен оставаться тем, кто подчиняется? Однажды ты спросила меня, хочу ли я тебя? Теперь моя очередь. Хочешь ли ты меня?
– Иногда… иногда я хочу тебя так сильно, Рауль, что это даже пугает меня.
Возможно, никогда еще Лес не желала его так сильно, как теперь, и никогда ее так не пугала сила собственного желания. До сих пор их отношения строились так, как установила Лес, и она чувствовала себя в безопасности, всегда вынуждая Рауля искать ее, и никогда не делая сама ни шагу навстречу, чтобы не быть отвергнутой.
Но о какой отверженности могла идти речь, когда его руки обняли Лес за талию и Рауль притянул ее в свои объятия. И горячий, властный поцелуй растопил все ее полуосознанные страхи, казавшиеся теперь Лес столь глупыми. Больше не надо было таиться и уклоняться, и теперь ее не терзало смутное безрассудное желание схватить и удержать великолепные и восхитительные ощущения каждого мгновения их встреч – из опасения, что они больше никогда не повторятся.
– Да, я хочу тебя, Рауль, я хочу тебя, – повторяла она шепотом вновь и вновь.
Вся ее сдержанность и скованность куда-то пропала. Когда Лес наконец отстранилась от Рауля, то только затем, чтобы сказать:
– Позволь мне самой ласкать тебя.
Она увидела, как в его голубых глазах вспыхнуло желание. Рауль медленно кивнул. Его пальцы начали высвобождать из-под пояса плотно прилегающую к телу спортивную рубашку. Лес стала помогать ему и подняла вверх подол рубахи, чтобы снять ее. Рауль заметно вздрогнул.
– Cuidado! Осторожнее! – предостерегающе пробормотал он.
– Что это? – Лес нахмурилась и, не поднимая рубаху выше, глянула ему в лицо.
– Левое плечо. Ушиб.
Рауль снял рубаху сам. Сначала высвободил из рукава правую руку, стащил рубаху через голову и затем уже осторожно стянул с поврежденного плеча левый рукав.
Почти вся верхняя часть левой руки и плечо были покрыты черно-багровым кровоподтеком. Лес нерешительно коснулась синяка кончиками пальцев. Как же ему, должно быть, больно!
– Ты упал?
– Si. Лошадь Ламберти столкнулась с моей. Он при падении сломал себе запястье и локтевую кость. Мне пришлось отвезти его в маленькую больницу в деревне. Там я и провел последние три часа, – сказал он. – Или, вероятно, мне следовало броситься к тебе, как только ты щелкнула пальцами?
Лес отошла от него на шаг и отвернулась, чтобы спрятать лицо. Только сейчас она поняла, как мелочно и эгоистично вела себя.
– Тебе следовало бы отшлепать меня… повернуться и уйти… или сделать что-нибудь в этом роде. – Она порывисто повернулась к Раулю. – Как он? С ним все в порядке?
– Si. Придется несколько недель походить в гипсовой повязке, но переломы чистые, без осколков, – сказал он. – Эктору надо было объяснить тебе, почему я задерживаюсь, но, думаю, он просто захлопотался. Я рад, что не шлепнул тебя и не вышел. Я очень долго ждал, чтобы услышать, как ты скажешь, что ты желаешь меня так же сильно, как я тебя.
Пальцы Рауля провели по нежной шее Лес и задержались на голубой жилке, пульсировавшей в такт ее сердцу. Затем он опустил руку и посмотрел ей в глаза.
– Сейчас у меня только одна здоровая рука, так что тебе придется самой любить меня.
– С наслаждением, – сказала Лес.
И это банальное выражение имело для нее буквальный смысл.
Много времени спустя она лежала полностью удовлетворенная, уютно свернувшись справа от него, положив руку на грудь Рауля. То, что она переживала с ним, было совершенно не похоже на близость с Эндрю. Как ни странно, но теперь она могла думать об Эндрю без досады и злости, вспоминая то хорошее, что было между ними, а не плохое.
Может быть, она была обязана этим, как и многим другим, Раулю – он помог вернуть ей уверенность в себе. Она не искала названия чувству, которое испытывала к нему, но признавалась себе в том, что не хочет, чтобы их роман подошел к концу. Прежде она не желала заглядывать вперед и жила только сегодняшним днем. Сейчас у нее появилась потребность строить планы на завтра.
– Как идут дела у Роба? Ты с ним ладишь?
Лес не стала упоминать о злосчастном инциденте, произошедшем между сыном и служанкой. Если Эктор и рассказал о нем, то Рауль не обмолвился с Лес о происшествии ни единым словом. Но с того дня она спрашивала себя: не проявились ли в ярости Роба те обида и негодование, которые сын испытывал по отношению к Раулю? Наблюдая за тренировками, Лес не ощутила между Робом и своим возлюбленным никакой враждебности, но она находилась слишком далеко, чтобы уловить все тонкости в выражениях лиц и голосов.
Рауль перевернулся на правый бок и, опершись на локоть, посмотрел на Лес.
– Теперь, после любовных ласк, тебе захотелось порасспрашивать меня о сыне? – насмешливо спросил он, лаская рукой ее обнаженные бедра и живот.
Лес невольно придвинулась ближе, отвечая на ласку, и вместе с тем попыталась сосредоточиться, чтобы нежные прикосновения Рауля не отвлекали ее от темы.
– В последнее время он сильно изменился, и мне хочется знать, заметил ли ты это?
– Он бывает раздраженным, иногда унылым и угрюмым… – Его рука продолжала лениво странствовать по ее телу. – Почему ты спрашиваешь?
– Иногда мне кажется, что он все еще сердится на то, что мы вместе, и меня интересует, как он ведет себя с тобой, когда меня нет поблизости.
– Он относится ко мне с уважением. Вовсе ни к чему, чтобы он еще и любил меня, – ответил Рауль, и Лес задумалась: а не раздувает ли она из мухи слона. Может быть, она слишком чувствительна.
Рауль нежно прикоснулся губами к ее соску и стал водить вокруг него кончиком языка до тех пор, пока сосок не поднялся и не затвердел. Лес почувствовала, как у нее невольно сжимается лоно.
– Мы закончили говорить о Робе?
– На самом деле… – Ее ладонь скользнула вдоль руки Рауля, осторожно обогнув огромный синяк возле плеча. – Я заговорила о нем, чтобы было проще задать следующий вопрос – заключил ли ты какой-нибудь договор на игры во Флориде во время зимнего сезона?
– Я обратился к спонсорам нескольких команд, но пока ничего еще точно не решено. Почему ты спрашиваешь?
Казалось, сейчас ему интересней играть с ее грудью, чем обсуждать будущее.
– Потому что… – Лес замолчала, наслаждаясь тем, как он отвлекает ее от разговора. – Я собираюсь спонсировать команду для Роба. Я хочу, чтобы он играл с самыми лучшими, а ты – лучший. Я подумала также, что, если бы вы с ним поладили, ты мог бы продолжать тренировать его. Как тебе нравится эта идея?
– Мне нравишься ты.
– Рауль! – возмущенно воскликнула Лес, протестуя, но не слишком решительно, против того, что он уклоняется от прямого ответа.
К великому ее сожалению, Рауль поднял голову и лениво посмотрел на нее.
– Я никогда еще прежде не играл для женщины.
– Зато ты играл с ними, не так ли? – пробормотала она, обводя пальцем линию его губ.
Рауль хмыкнул.
– Это гораздо интереснее, нет? – парировал он и поцеловал ее палец.
– Может быть, еще интереснее делать и то и другое? – сказала Лес. – У меня большой дом, рядом с домом – конюшни, тренировочное поле и громадная, царских размеров кровать. Где ты еще найдешь такие удобства? Ты только подумай, какие тебя ждут «дополнительные удовольствия». Ну, что скажешь? Будешь ты играть со мной и для меня?
– С удовольствием.
Рауль нагнулся, медленно и обстоятельно поцеловал ее, затем уткнулся лицом ей в шею.
– Это и есть то важное дело, о котором ты хотела со мной поговорить?
Лес замерла под сладостной тяжестью его головы.
– Нет, – проговорила она.
Когда Рауль приподнялся, чтобы посмотреть, отчего она проговорила это слово таким бесцветным тоном, Лес потянулась за конвертом, лежащим на ночном столике.
– Пришло тебе сегодня.
Она передала письмо Раулю, наблюдая за выражением его лица. Когда он перевернул конверт, глянув на нетронутый клапан, Лес добавила:
– Я не открывала его, хотя, признаюсь, мне и хотелось. Я не знала, что Триша переписывается с тобой.
– Я получил всего два письма. – Рауль рассеянно изучал конверт, но не потрудился его открыть.
– О чем она пишет?
– Прочитай сама. – Он протянул Лес письмо.
– Нет. – Она отрицательно покачала лежащей на подушке головой.
Лучше ей не знать личных излияний дочери, адресованных Раулю. – И я не хочу. – Он бросил конверт назад на ночной столик.
– Я так и не собралась поговорить с ней о нас.
– Почему?
– Я не была уверена, что мы вместе надолго. – Лес изучала еле заметную белую полоску старого шрама на его груди, след лошадиного копыта. – Я не была даже уверена, что мне этого хочется.
– А теперь? – Он внимательно наблюдал за ней.
– Теперь мне хочется, чтобы ты играл в моей команде, – небрежно ответила Лес.
– А что, если этого не захочет Роб? Или твоя дочь? – спросил Рауль.
Лес задумалась над первой частью его вопроса.
– Роб хочет играть в поло и хочет научиться играть хорошо. Я полагаю, что, независимо от того, что он думает о тебе лично, он все еще верит, что ты можешь ему в этом помочь. Триша – совсем иное дело, – признала она с тяжелым вздохом. – Думаю, что не могу уже более откладывать на потом и должна написать ей о нас. Может быть, у нее будет время, чтобы пережить это и успокоиться до того, как мы встретимся. Впрочем, все станет ясно в ноябре, когда она приедет домой на каникулы. Триша всегда удивляет меня. Она никогда не поступает так, как, мне кажется, должна поступить.
– В ноябре. Это совсем скоро. – Рауль погладил нежную округлость ее плеча.
– Ты ведь приедешь еще до конца месяца, не правда ли? Мы проведем вместе праздники, перед тем как вы с Робом начнете в декабре отбирать игроков для вашей команды.
– Думаю, смогу это уладить.
Лес положила руку на грудь Раулю.
– Как ты думаешь, обед уже готов?
– Может, сначала «аперитив», чтобы возбудить голод, – предложил Рауль, и его рука скользнула ниже, на ее живот.
– А как твое плечо?
Ответом был поцелуй. И Лес сочла ответ более чем убедительным.


Поздно вечером она написала Трише длинное послание. Это было самое трудное письмо, которое Лес доводилось когда-либо сочинять. Она тщательно подбирала каждое слово, чтобы смягчить удар, и, не сообщая прямо о своей связи с Раулем, всего лишь намекала на нее. Когда на следующий день она передала письмо Эктору, чтобы тот отправил его вместе с прочей почтой, ее одолевали дурные предчувствия. Но дело было сделано, и теперь Лес по крайней мере была свободна от ощущения вины за то, что скрывает от дочери правду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра до победы - Дайли Джанет

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ II

10111213141516

ЧАСТЬ III

171819202122232425

ЧАСТЬ IV

26– прими горячий душ. а потом мы посмотрим, что можно придумать насчет растирания. 272829Эпилог

Ваши комментарии
к роману Игра до победы - Дайли Джанет



роман захватывает с самого начала. актуально для тех, кому за сорок. муж ушел к молоденькой. как собрать себя из осколков. взаимоотношения с детьми и новой любовью.
Игра до победы - Дайли ДжанетЕлена
30.06.2011, 21.33





Вот это роман! Будто все произошло со мной. Испытала такие сильные эмоции, сопереживая героине. Когда в 40 лет бросает муж, уходя к молодой, кажется, что земля ушла из-под ног, хочется, чтобы со временем он пожалел об уходе, но нет, все складывается иначе, муж обожает молодую красавицу жену, ждет пополнения в своей новой семье, он счастлив, а еще дочь встает на сторону отца. А что остается главной героине? Только думать о том, что половина жизни прожита, молодость позади, дети выросли и в тебе не нуждаются и ты никому не нужна.
Игра до победы - Дайли ДжанетАлла
25.11.2013, 6.56





Очень понравилось. Думаю, в жизни бывает еще круче. Тема довольно интересная. Материнская любовь и любовь к мужчине - как тут выбирать? Хорошо если дети не против, а если в штыки, что делать? Сочувствую героине и переживаю - как у нее все сложится. Советую - читать однозначно. Это первая книга Дайли Джанет, которую я прочитала и думаю не последняя. 10.
Игра до победы - Дайли ДжанетВасилиса
9.07.2015, 18.02





Роман понравился.
Игра до победы - Дайли ДжанетЕлена
12.07.2015, 9.07





А мне роман не понравился,прочитав коментарии,думала что роман сразу захватить,но захватывать там не чему.Очень растянуто и нудно,а в конце вообще не понятно к чему автор включил смерть рода.Вообщем роман не понравился.
Игра до победы - Дайли ДжанетОльга
12.07.2015, 19.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100