Читать онлайн Игра до победы, автора - Дайли Джанет, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра до победы - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра до победы - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра до победы - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Игра до победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Длинный лимузин влился в водоворот автомобилей, огибающих площадь Этуаль, переименованную в площадь Шарля де Голля, где, как спицы колеса, сходились двенадцать улиц. Глядя в окно, Лес решила, что этим видом можно наслаждаться только с заднего сиденья роскошной машины. Она успела мельком глянуть на величественную Триумфальную арку, возвышающуюся в центре, и на пламя у могилы Неизвестного солдата, трепещущее у ее основания.
Мгновением позже лимузин свернул на широкий бульвар, Елисейские поля. Это был сам Париж. Всякий раз, как Лес видела Елисейские поля, она чувствовала, что оказалась в Городе Света. Это оживленное место с его заполненными толпами людей улицами и кафе на тротуарах, казалось, символизировало весь Париж. Бульвар расширялся на Рон-Пуэн, каждую его сторону затеняли каштаны, которые убегали вперед длинными линиями, образовавшимися в те времена, когда Елисейские поля были сaдом, тянущимся до Лувра фешенебельной прогулочной дорожкой для дам в запряженных лошадьми экипажах.
Когда они приблизились к концу бульвара, Лес увидела знаменитую коннyю статую Марли, возвышающуюся над гущей зеленой листвы. Но сейчас не было времени любоваться ее грациозной мощью и красотой. Перед ней простиралась в совершенстве выверенная симметрия площади Согласия с древним египетским обелиском посередине, гармонично уравновешенным двумя римскими фонтанами, двумя греческими храмами и восьмью статуями. Позади лежал Тюильри, вход в который обозначали пара конных статуй Куаско под стать изваяниям Марли.
Нет, разом охватить все знакомые достопримечательности невозможно. Вздохнув, Лес откинулась на обтянутое бархатом сиденье и посмотрела на своих спутниц. Безразличные или невосприимчивые к всегда волновавшим ее видам Парижа, Триша и Эмма проявляли очень мало интереса к окружающему
Лимузин плавно остановился перед входом в отель. Лес взяла с коленей сумочку и подождала, пока швейцар откроет дверь и поможет ей выйти из машины. Следом за матерью выпорхнула Триша. Оставив Эмму заниматься чемоданами, которые подбежавшие портье выгружали из багажника, Лес вошла в щедро отделанный мрамором вестибюль по-королевски роскошного отеля. В прошлом это здание было одним из двух дворцов, построенных по заказу Людовика XV и проданных затем графу де Крийону, от которого и пошло название отеля.
Консьерж узнал Лес и вышел ей навстречу.
– Bonjour, мадам Томас. Добро пожаловать в Париж. Очень приятно снова видеть вас.
– Благодарю вас, Жорж, – приветливо улыбнулась Лес. – Как всегда, чудесно опять оказаться в Париже.
– В вашем номере все уже готово. – Жорж сопроводил Лес к стойке и быстро заговорил с сидящим за ней клерком, проверяя умение американской гостьи бегло объясняться по-французски. Клерк извлек полностью заполненный регистрационный листок, который оставалось только подписать. Лес поставила свою подпись и отдала листок клерку.
– Месье Томас присоединится к вам на будущей неделе, non
type="note" l:href="#n_16">[16]
? – дружески осведомился консьерж, когда клерк отошел за ключами от номера.
– Non. – Лес только теперь вспомнила, что так и не изменила давно посланного первоначального заказа, в который был включен Эндрю. – Пока мы будем жить втроем: я, моя дочь Триша и Эмма Сандерсон, мой секретарь. А в выходные, как мы и уславливались, к нам приедет сын, но не муж. С мужем я развелась.
Лес долгое время избегала первой заговаривать с посторонними о своем разводе, но на этот раз испытала облегчение, сообщив о нем. Хотя ничего другого ей не оставалось. Они с Эндрю были частыми посетителями отеля. Так что скорее всего некоторые из старых служащих «Крийона» начнут спрашивать о нем, а Лес не хотелось лгать и уверять их, что Эндрю просто сильно занят и не смог поехать вместе с семьей. Сделать это было нетрудно, да и никому нет дела до того, развелись они или нет. Но все же лучше было сказать правду. Теперь новость распространится среди служителей отеля, и ни один из них не станет расспрашивать ее об Эндрю.
– Весьма сожалею, мадам. Я не знал.
– Не стоит извиняться, Жорж, – сказала Лес. – Вы и не могли знать.
– Mais oui
type="note" l:href="#n_17">[17]
, – пожал плечами консьерж, сочувственно глядя на нее. – Очень хорошо, что вы приехали в Париж. Это ведь город любви, non? Место, где можно забыть старую любовь и найти новую.
– Сомневаюсь, – негромко засмеялась Лес.
Жорж умоляюще поднял руку.
– У ног такой красивой разведенной женщины, как мадам, будет лежать весь Париж.
– Non, Жорж, – покачала головой Лес, забавляясь его лестью. – Если Париж и будет лежать у чьих-то ног, то, скорее всего, у ног моей дочери.
– Oui
type="note" l:href="#n_18">[18]
, она красива, – согласился консьерж. – Но французские мужчины предпочитают зрелых женщин. Это только глупые americains
type="note" l:href="#n_19">[19]
соблазняются юностью.
– Merci
type="note" l:href="#n_20">[20]
, – произнесла Лес, широко и благодарно улыбаясь. – Недаром я всегда любила Париж.
Здесь она чувствовала себя женщиной, а это великолепное чувство.
Вернулся клерк, и Жорж быстро выхватил у него большой конверт из оберточной бумаги и вручил Лес.
– Этот пакет поступил на ваше имя, мадам.
Удивленно нахмурившись, Лес взяла конверт и с любопытством взглянула на надпись, но имя отправителя было написано неразборчиво.
– Эмиль покажет вам ваш номер, мадам Томас. А я прослежу за тем, чтобы вам немедленно был доставлен багаж. Звоните мне, если вам что-нибудь понадобится.
– Спасибо.
Лес увидела, что рядом с ней стоит коридорный с ключом. «Любопытство потерпит, – решила она. – Доберусь до номера, а там посмотрю, от кого письмо».
– S'il vous plait
type="note" l:href="#n_21">[21]
. – Коридорный в ливрее слегка поклонился, указывая путь к лифтам.
Лес поискала глазами Эмму и, убедившись, что секретарь идет за ними, кивнула коридорному. Не успели они приблизиться к лифтам, как двери одного из них раскрылись. Из лифта вышла какая-то пара, в которой Лес совершенно неожиданно для себя узнала подругу с мужем.
– Диана, если я кого и ожидала встретить в Париже, то только не тебя! – воскликнула она.
– Лес! – Платиновая блондинка, не менее удивленная, обняла Лес, затем отступила назад. – Что ты здесь делаешь? Я не видела тебя целую вечность. Последний раз мы встречались на благотворительном базаре в Физиг-Типтон в Кентукки, не так ли?
– Кажется, там. – Лес повернулась к мужу подруги, Вику Чандлеру. – Рада увидеться с тобой, Вик.
Они обменялись поцелуями в щеку.
– Я звонила вам, когда в прошлом феврале приезжала в Виргинию. Думала вместе провести время, но вас не было, – сказала Лес.
– Уезжали в Калифорнию. А я просто тоскую по Хоупуортской ферме. Всякий раз, как мы проезжаем мимо и я вижу этот замечательный старый дом, заколоченный досками, мне хочется плакать, – Диана Чандлер сочувственно посмотрела на Лес. – Как жаль, что ты не смогла уговорить Одру не закрывать дом.
– Это единственно разумное, что с ним можно было сделать, – вздохнула Лес, но сама она сожалела о том, что дом покинут, больше, чем кто-либо другой.
Диана порывисто взяла руки подруги и сжала их в ладонях, стараясь выразить симпатию и жалость.
– Для тебя это был такой тяжелый год, Лес… Осенью потеряла отца, а теперь все эти неприятности с Эндрю.
– Думаю, просто наш брак изжил себя, – пожала плечами Лес, отвергая жалость, которую увидела в глазах подруги. – Вначале думаешь, что все будет вечно оставаться так, как есть, что люди, которых любишь, всегда будут рядом. Но всё и все меняются, и с этим ничего невозможно поделать. Просто так происходит, и приходится принимать жизнь такой, какая она есть.
В глазах Дианы, искусно подведенных, чтобы подчеркнуть их фарфоровую голубизну, промелькнуло выражение неловкости. Лес поняла, что подруга непроизвольно избегает таких разговоров. Это полуосознанное опасение, что все действительно может рухнуть в один момент, и стремление оградиться от сложности жизни говорило о том, что уверенность Дианы в будущем так же неясна и призрачна, как и у самой Лес.
– Наверное, ты права. – Диана глубоко вздохнула и намеренно приняла оживленный вид. – Что привело тебя в Париж?
– Это мой подарок Трише к выпускным экзаменам – гонка по парижским магазинам. – Лес немного повернулась, чтобы включить дочь в беседу. Эмма и коридорный, начавший проявлять нетерпение, остались в стороне. – Нас уже ждут в трех домах высокой моды.
– Так вот ты какой стала, Триша, – воскликнула Диана, обняв девушку и прижавшись щекой к ее щеке, а затем отступив назад, чтобы получше ее разглядеть. – Как ты выросла! Лес, она у тебя просто красавица, – заявила блондинка, бросив на подругу быстрый взгляд.
– Спасибо, миссис Чандлер, – вежливо улыбнулась Триша, но в ее темных глазах сверкнули искорки раздражения.
– А где Роб? – спросил Вик Чандлер. Это был рослый, плотно сбитый человек с залысинами над лбом.
– Играет в поло в Англии. Прилетит сюда на следующей неделе. – Как раз вовремя, чтобы быть под рукой, когда Лес встретится с Раулем Букананом. – Но ты так и не сказала, что вы делаете в Париже. Приехали по делам или просто отдыхаете?
– И то и другое, – ответил Вик.
Диана уточнила:
– Ты помнишь того годовалого жеребенка, которого мы купили у Джейка? Он тогда еще очень тебе нравился…
– Ах, тот пятнистый, от Мейд и Минстреля? – улыбнулась Лес. – Неуклюжее создание, о котором Джейк всегда отзывался, как о недотепе.
– Он самый, – подтвердила Диана, рассмеявшись при этом воспоминании. – Ну так вот, Вагабонд в предстоящий уик-энд участвует в скачках в Лоншане. Он еще не вошел в полную силу, но, как считает наш тренер, уже сейчас его результаты – просто исключительные. Поэтому мы решили попробовать его на скачках и проверить, что получится. А я убедила Вика, что раз уж мы приехали в Париж, то стоит, кроме того, провести здесь немного лишнего времени и пробежаться по магазинам.
– Верно. Его звали Вагабонд. Для него это явно более подходящее имя, чем «недотепа», – сказала Лес. – Я всегда считала, что он из тех лошадей, что медленно развиваются.
– Подожди, пока не увидишь его, – посоветовал Вик. – Он за это время очень сильно изменился. Этот драный жеребенок превратился в лоснящегося мощного коня.
– Ты должна пойти с нами и посмотреть, как он будет бежать, – потребовала Диана.
Перспектива провести субботу в волнующей и элегантной атмосфере Лоншана привлекала и сама по себе, но еще больше ей хотелось взглянуть на жеребенка, родившегося и выращенного на их Хоупуортской ферме.
– Мы бы с удовольствием пошли. Как ты, Триша? – повернулась она к дочери.
– Звучит заманчиво, – согласилась девушка.
– Тогда решено, – объявил Вик. – Вы будете нашими гостями.
– Слушайте, давайте-ка поговорим попозже. – Лес шагнула к лифту, который бледный темноволосый коридорный все еще держал открытым для нее. – Мы только что приехали. Не успели даже заглянуть в наши комнаты.
– Нам тоже надо бежать, – Диана двинулась в противоположном направлении, к выходу. – Не проводите все свое время на Сент-Оноре. В Лез Алль есть тоже несколько очень элегантных модных магазинов.
Лес улыбнулась, кивнула, принимая совет, и вошла в лифт. Триша и Эмма последовали за ней. Двери закрылись, и три женщины в сопровождении коридорного в молчании поднялись на свой этаж. Коридорный провел их к номеру, отпер дверь и поклоном пригласил войти. Лес задержалась в изысканно обставленной гостиной и положила свою сумочку и коричневый пакет на столик, верх которого был украшен затейливой инкрустацией по дереву. Она уже жила в этом комфортабельном номере с видом на здание Национальной ассамблеи на противоположном берегу Сены и поэтому предоставила коридорному знакомить Эмму с их временным жильем, а сама сняла шляпу, слегка распушила пальцами примятые шляпой волосы и взяла со столика конверт, чтобы наконец удовлетворить свое любопытство. Но ее отвлекла Триша.
– Господи Боже, терпеть не могу, когда начинают разговаривать таким тоном. «Лес, да она у тебя просто красавица», – язвительно передразнила она Диану. – С тем же успехом я могла бы быть не человеком, а платьем. «Лес, какое у тебя красивое платье».
– Она вовсе не имела в виду ничего подобного. – Лес открыла конверт.
Эмма тем временем отсчитывала уходящему коридорному чаевые.
– Знаю, что не имела, – кивнула Триша, – но меня все равно это раздражает. Я не какой-то принадлежащий тебе неодушевленный объект. И мне кажется, что очень невежливо делать такие замечания, – упрямо проговорила она, а затем заметила, что мать достала из пакета буклет с фотографией на обложке. – Что это у тебя? Какая-то брошюра?
– Кажется, так, – подтвердила Лес, быстро глянув на подпись под запиской, приколотой к книжице. – Ее прислал Рауль Буканан.
Она вытащила скрепку, прикрепляющую записку к обложке, и начала изучать фотографии в брошюрке. Триша пыталась заглянуть ей через плечо.
– Это его школа поло.
На одних фотографиях были запечатлены моменты тренировки, на других – пасущиеся на зеленом пастбище пони, которыми школа обеспечивает своих учеников. Один из снимков привлек внимание Лес. Здание самой школы и конюшни.
– Выглядит не слишком впечатляюще.
– Лес, это школа, а не роскошный отель, – напомнила ей Триша и потянулась к проспекту. – Можно, я посмотрю?
– Конечно, бери. – Лес отдала дочери книжицу, а сама стала читать написанную от руки записку.


Дорогая миссис Томас,
высылаю Вам проспект нашей школы и информационный листок, где перечислены доступные курсы обучения и их стоимость. Думаю, вы захотите ознакомиться с ними перед нашей встречей во вторник.
Рауль Буканан.


Лес не удивила ни краткость записки, ни ее прямолинейный тон, лишенный каких-либо прикрас или стремления показать товар лицом. Это, кажется, вполне в его характере. Однако для нее оказался неожиданностью почерк Буканана. Лес ожидала, что он будет четким и стремительным. Однако несмотря на то, что пишущий, как казалось, сильно нажимал на перо, буквы тесно лепились друг к другу, словно выведенные рукой школьника.
– Что он пишет? – спросила Триша.
– Ничего. – Лес быстро стерла с лица удивленную усмешку и сунула записку под листки со сведениями о школе. – Он просто считает, что я захочу просмотреть эту информацию до того, как мы встретимся.
– Я слышала, как Генри говорил тебе, что он беседовал с несколькими игроками, которые высоко отзывались о школе Рауля.
– Да. – Действительно, оказалось, что множество профессиональных игроков приезжали в нее и у них остались о ней самые лучшие впечатления.
– Ты думаешь, Робу стоит туда записаться?
– Рано еще говорить. В конце концов, это не единственная школа такого рода. И Аргентина находится ужасно далеко – на другом конце света. К тому же в тех местах сейчас очень политически неспокойно. Да и вообще в этих южноамериканских странах слишком часто похищают людей.
– Это случается повсюду. Посмотри хотя бы на Италию. Если уж ты приводишь такие доводы, то стоит спросить: зачем мы вообще приехали в Европу?
На мгновение Лес испытала раздражение. Триша спорила с той же холодной логикой, как сделал бы это Эндрю. Он наверняка сказал бы что-нибудь подобное.
– Хорошо, я изучу эти бумаги попозже. – Лес забрала у дочери проспект и уложила его вместе с прочими листками в коричневый пакет. – Эмма, позвоните, пожалуйста, и закажите кофе. Кроме того, нам нужна горничная, чтобы распаковать багаж.


Легкий дождик тихонько постукивал каплями по зонтику Лес, остановившейся на одном из перекрестков Елисейских полей в ожидании, когда на переходе зажжется зеленый свет. Триша стояла рядом, касаясь ее зонта своим пестрым зонтиком.
Автомобили шуршали шинами, проносясь мимо по залитой водой мостовой. Наконец их поток был остановлен. Лес с Тришей пересекли улицу, обходя узкие струйки воды, стекавшей по обочине дороги, и направились к полосатому тенту кафе.
Все столики, стоящие на тротуаре, кроме двух, были свободны – большинство посетителей кафе предпочитали сидеть внутри, подальше от уличной сырости. Лес нашла два сухих стула возле самой стены кафе и села на один их них, сложив зонтик и прислонив его к своему стулу. Триша проверила, нет ли воды на столе, а затем водрузила на него небольшой портфельчик для бумаг – эту покупку она сделала какой-нибудь час назад в книжной лавке.
Из кафе величавой поступью вышел официант и приблизился к их столику. Выражение его лица явственно говорило: «Ох, уже эти сумасшедшие americaines».
– Que voudriezvous, madame?
type="note" l:href="#n_22">[22]
– коротко спросил он.
– Vin blanc. – Лес заказала белое вино, не обращая внимания на грубость гарсона. Кажется, все большие города просто плодят хамство. В Нью-Йорке с ним приходится сталкиваться так же часто, как и в Париже.
– Мне то же самое, – сказала Триша.
Официант неловко повернулся и отошел.
Металлические ножки стула заскрежетали по бетону – это Триша пододвинулась ближе к столу.
– Чем больше я думаю об этом платье, которое ты выбрала, тем больше оно мне нравится, – сказала Лес. – Линии простые и элегантные. Хорошо сшитую одежду можно носить целую вечность. Я все еще надеваю платье от Диора, которое купила через год после того, как ты родилась, и не думаю, чтобы хоть кто-нибудь заподозрил, сколько ему лет.
– Я считала, что главное в платье – шик, – ответила Триша.
– Шик – это passe
type="note" l:href="#n_23">[23]
, – возразила Лес. – C'est tres elegant
type="note" l:href="#n_24">[24]
. А элегантность никогда не выходит из моды.
– А как с блузкой? Я все же не думаю, что мне стоит ее покупать, – нахмурилась Триша, жуя губу.
– Как говорил когда-то твой отец, женщина не может быть слишком богатой, слишком стройной… или иметь слишком много шелковых блузок.
Вернулся официант, резко поставил стаканы на стол и так же резко повернулся и ушел. Потягивая сухое белое вино, Лес поняла, как редко она вспоминала об Эндрю за последние три дня. Прежде она опасалась, что поездка в Париж будет слишком мучительной для нее… Улицы, по которым они вместе бродили, кафе и рестораны, в которых сиживали… Но ей удалось настолько заполнить свое время различными делами, настoлько занять себя, что воспоминания о прошлом почти не посещали ее.
Она постепенно избавлялась от привычки мысленно напоминать себе: надо будет непременно рассказать Эндрю вот об этом и о том. Возможно, в этом-то все и дело, подумала Лес. Она наконец порвала с ним внутреннюю, пусть даже и одностороннюю связь. И кроме того, она уехала очень далеко от дома. Вокруг не было никого, кто напоминал бы ей о разводе или о новой скоропалительной женитьбе Эндрю.
Поставив локти на столик и рассеянно держа стакан с вином обеими руками, Лес смотрела на проходящих мимо пешеходов. Она любила Париж во время дождя. Низкие серые облака нависали над старыми зданиями, и зеркально блестящие от воды улицы сверкали как оникс. В воздухе пахло свежестью. Дождь словно ополоснул атмосферу, очистив ее от удушливых автомобильных выхлопов, и смыл уличную пыль с деревьев и кустарников, которые блистали теперь яркой зеленью листьев. Когда она смотрела на Елисейские поля через серебристую дымку дождя, вид напоминал ей картины Писсарро, импрессионистически нечеткие и все-таки передающие самую суть.
Ее мысли прервал шорох бумаги, Лес повернулась и увидела, что Триша достает из портфеля какую-то книгу. Не выпуская из рук стакана, она опустила его на стол и наблюдала, как дочь просматривает первые страницы.
– Что это за книга?
– Путеводитель по Аргентине, – ответила Триша, не поднимая головы.
Лес нахмурилась.
– Зачем ты ее купила?
– Просто интересно. – Дочь пожала плечами и продолжала читать. – Мы в последнее время столько говорили об этой стране, что мне захотелось узнать о ней побольше.
– Понятно. – Лес отпила немного вина и, прежде чем проглотить, подержала его немного во рту, наслаждаясь вкусом.
– Ты знаешь, что Аргентина восьмая по величине страна мира и идет сразу после Индии? – Триша наконец оторвалась от книги и посмотрела на мать.
– Нет, не знаю. – Лес напряженно улыбнулась.
Триша продолжала читать.
– Здесь говорится, что девяносто семь процентов населения страны – белые, почти все выходцы из Европы.
– Страшно увлекательно. – Лес раскрыла сумочку и достала франки, чтобы расплатиться за вино.
– Раз уж все равно идет дождь, почему бы нам не провести остаток дня в Лувре? Мы могли бы пройти по Большой галерее.
Лес предпочитала осматривать за одно посещение музея какой-нибудь один раздел. Когда смотришь все подряд, то обилие такого множества бесценных картин и статуй попросту ошеломляет и не дает оценить по достоинству ни одно из произведений.
– Рауль говорил мне, что между Аргентиной и Америкой есть много сходства. Вот послушай. Река Парана равна по величине нашей Миссисипи, а пампы напоминают прерии Канзаса. Анды – это их Скалистые горы, с той лишь разницей, что они на полторы мили выше.
Покорно вздохнув, Лес поправила на шее шелковый шарф и перестала слушать дочь, вспоминая, что Генри рассказал о Рауле Буканане. По происхождению он из тех, кого называют трудящимися. Владеет небольшим ранчо – по величине примерно с Хоупуортскую ферму, – где выводит лошадей, содержит скот и где находится его школа поло. Обеспечен, хотя вряд ли богат. В общем, вполне достойный человек, судя по всему. Есть лишь единственное «но» – это ее, Лес, собственное поведение с ним в тот вечер, но вряд ли она может винить за него Буканана.


Знаменитый ипподром Лоншан расположен в широко раскинувшемся Булонском лесу. Диана, Лес и Триша стояли у загородки внутреннего паддока ипподрома, в котором царила обычная при подготовке к скачкам возбужденная суета, и смотрели на холеных, породистых коней, которых конюхи вводили в белую ограду. Раскидистые ветви деревьев, возвышающихся над паддоком, создавали шатер из листьев, загораживая солнце и придавая тенистую свежесть легкому ветерку, который флиртовал со свободно падающими складками юбки Лес, слегка вздувая легкую ткань и тут же улетая прочь.
Это напоминало идиллическую декорацию. Пышный зеленый ковер, устилающий землю. Бар с шампанским, раскинутый под деревьями. Стеклянная будка на решетчатых столбах для взвешивания жокеев перед скачками. Окна тотализатора и внутреннее телевидение для избранной, хорошо одетой толпы зрителей. Надо всем витал дух старинной аристократии.
– А вот и наш Вагабонд! – Диана Чандлер положила руку на запястье Лес, требуя ее внимания.
Лес посмотрела на вереницу коней, которых вели седлать. Единственным среди них, кто напоминал по масти ее старого знакомца, был высокий, статный светло-золотый жеребец с белой ленточкой, бегущей по центру его изящно вылепленной морды. Лес еще не забыла, что у «недотепы» была на голове белая метка, но это было единственное сходство. Сильный трехлетний скакун ничем больше не походил на того неуклюжего жеребенка, которого она помнила.
– Ну как он? – возбуждено спросила Диана.
Все сомнения пропали, когда Лес увидела тренера Чандлеров – англичанина, широко известного в беговых кругах. Тренер вышел вперед, чтобы встретить конюха, ведущего за собой гнедого жеребца.
– Он великолепен! – воскликнула она.
– Правда, замечательный? – Подруга вся светилась от гордости.
Вик Чандлер в это время беседовал в стороне с французским жокеем.
Тем временем конюх и тренер подвели коня ближе, и Лес, стоявшая рядом с Тришей и Дианой, смогла лучше разглядеть благородное животное.
– Посмотри на его грудь и плечи, – сказала она Трише, когда грум проводил коня мимо них. – Он сложен как грейхаунд. Рожден для скорости и длинных дистанций.
Гнедой конь с любопытством протянул морду к Трише.
– Какой он эффектный, – пробормотала девушка, улыбаясь и гладя шелковистую голову Вагабонда.
– Чертовски хороший конь, мэм, – с гордостью заявил седоголовый конюх. – И такой послушный.
– Это у него от матери. – Лес погладила стройную шею животного. – У нее был чудесный нрав и сердце львицы. – Почесав коню макушку, она проговорила негромко: – Хотела бы я, чтобы Джейк сейчас тебя увидел. Вот бы он удивился тому, каким ты стал.
Затем, почувствовав, что тренер тревожно переминается, недовольный задержкой, она отступила в сторону, чтобы дать ему и конюху подготовить коня к забегу. Триша отошла вслед за матерью.
– Думаю, нам нужно для удачи поставить на него, – объявила она и обняла Лес. – Ну, давай поставим.
– А откуда ты знаешь, что это не принесет неудачу? – парировала Лес, но позволила дочери увлечь себя из паддока. – Считается, что нельзя ставить на свою собственную лошадь.
– Это же не наша лошадь, – убеждала ее Триша.
– Но родилась-то она и выросла у нас. – Сама Лес имела к этому весьма отдаленное отношение, но все-таки Вагабонд появился на свет в конюшне Кинкейдов, а она была в последнее время еще острее чувствовала свою пренадлежность к роду.
Но для дочери все эти соображения мало что значили.
– А я поставлю на него немного денег, даже если ты не захочешь. – Триша провела мать через толпу зрителей, скучившуюся у паддока, и подтолкнула ее в сторону будок, где принимают ставки.
– Иди. Я подожду тебя здесь.
До начала заездов было еще довольно далеко, и очередь желающих сделать ставки была короткой. Триша вернулась через несколько минут, размахивая купленными билетами.
– Все или ничего, – сказала она, смеясь. – Надеюсь, что все, – ответила Лес, а затем различила в толпе ярко-зеленую шляпу и помахала подруге рукой.
Диана Чандлер увидела их и подошла.
– Юан категорически против того, чтобы владельцы находились в паддоке, когда седлают лошадей, – объяснила она.
– А где Вик? – Лес глянула в направлении, откуда пришла Диана, чтобы посмотреть, не идет ли тот следом.
– Отправился к бару. Я сказала ему, что найду тебя и мы встретимся с ним там.
Когда они подошли к бару, приютившемуся под деревьями, навстречу им двигался Вик, неуклюже держа в руках четыре бокала с шампанским. Триша поспешила к нему, чтобы подхватить два фужера, пока он не расплескал все четыре. Один она протянула Лес.
– Думаю, мы должны выпить за победителя. – Вик поднял свой бокал.
– Не слишком ли преждевременно? – пожурила его Лес, старательно держа фужер подальше от себя, чтобы не пролить на платье пенящееся через край вино.
– Итак, за Вагабонда.
– За Вагабонда, – Лес торжественно приподняла свой бокал, а затем поднесла его ко рту, подставив ладонь, чтобы поймать стекающие с ножки капли.
Триша так и не успела притронуться к шампанскому.
– Лес, посмотри. Это же Рауль.
Лес повернулась, чтобы взглянуть туда, куда пристально смотрела Триша. Она была уверена, что дочь ошиблась. Однако, к удивлению своему, увидела Буканана, идущего под деревьями. Ошибки быть не могло. Это действительно был он, в светлом сером блейзере и распахнутой на горле рубашке. Триша бросилась ему наперерез, и этот внезапный порыв дочери словно разжал невидимую хватку, которая заставила Лес застыть на месте без движения, когда она увидела Рауля.
– Кто он? – пробормотала Диана, заговорщически склонив к Лес голову.
– Рауль Буканан, профессиональный игрок в поло из Аргентины. – Лес с трудом удалось заставить себя ответить спокойно.
– Возлюбленный?
Лес вздрогнула. Первая мысль, которая пришла ей в голову, – Диана считает Рауля ее любовником.
– Прости, что ты сказала?
– Триша встречается с ним? – Диана терпеливо повторила свой вопрос.
– Нет, – быстро ответила Лес.
Но не успела она проговорить, как сама усомнилась: а что она на самом деле знает об их отношениях?
– Во всяком случае, нет – насколько это мне известно, – сказала она. – Мы познакомились с ним в Англии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра до победы - Дайли Джанет

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ II

10111213141516

ЧАСТЬ III

171819202122232425

ЧАСТЬ IV

26– прими горячий душ. а потом мы посмотрим, что можно придумать насчет растирания. 272829Эпилог

Ваши комментарии
к роману Игра до победы - Дайли Джанет



роман захватывает с самого начала. актуально для тех, кому за сорок. муж ушел к молоденькой. как собрать себя из осколков. взаимоотношения с детьми и новой любовью.
Игра до победы - Дайли ДжанетЕлена
30.06.2011, 21.33





Вот это роман! Будто все произошло со мной. Испытала такие сильные эмоции, сопереживая героине. Когда в 40 лет бросает муж, уходя к молодой, кажется, что земля ушла из-под ног, хочется, чтобы со временем он пожалел об уходе, но нет, все складывается иначе, муж обожает молодую красавицу жену, ждет пополнения в своей новой семье, он счастлив, а еще дочь встает на сторону отца. А что остается главной героине? Только думать о том, что половина жизни прожита, молодость позади, дети выросли и в тебе не нуждаются и ты никому не нужна.
Игра до победы - Дайли ДжанетАлла
25.11.2013, 6.56





Очень понравилось. Думаю, в жизни бывает еще круче. Тема довольно интересная. Материнская любовь и любовь к мужчине - как тут выбирать? Хорошо если дети не против, а если в штыки, что делать? Сочувствую героине и переживаю - как у нее все сложится. Советую - читать однозначно. Это первая книга Дайли Джанет, которую я прочитала и думаю не последняя. 10.
Игра до победы - Дайли ДжанетВасилиса
9.07.2015, 18.02





Роман понравился.
Игра до победы - Дайли ДжанетЕлена
12.07.2015, 9.07





А мне роман не понравился,прочитав коментарии,думала что роман сразу захватить,но захватывать там не чему.Очень растянуто и нудно,а в конце вообще не понятно к чему автор включил смерть рода.Вообщем роман не понравился.
Игра до победы - Дайли ДжанетОльга
12.07.2015, 19.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100