Читать онлайн Шоу для избранных, автора - Деверо Зара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шоу для избранных - Деверо Зара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шоу для избранных - Деверо Зара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шоу для избранных - Деверо Зара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Зара

Шоу для избранных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Так чем я могу быть вам полезен? Впрочем, не говорите, я попытаюсь угадать! Торин отхватил роль в бродвейском шоу, а вас снедают зависть и желание играть вместе с ним!
— Не угадали, — сказала Кейзия и невольно улыбнулась Чарльзу, от которого ее отделяли не менее двух десятков шагов. Разговор происходил в офисе агентства, на седьмом этаже престижного высотного здания на набережной Каннон.
Чарльз выглядел весьма респектабельно в своем безупречном белом костюме, сшитом на заказ. Шелковая рубашка с распахнутым воротом и модные итальянские штиблеты придавали его облику молодцеватости и элегантности.
Чарльз одарил посетительницу очаровательной белозубой улыбкой и пошел к ней навстречу, вытянув вперед руки с ухоженными ногтями.
— Вы ждете от меня новостей относительно работы. Но их у меня нет, поэтому-то я и не перезвонил вам вчера. Вы же знаете, я вам всегда звоню, когда появляется интересный вариант, — сказал он, лаская ее ироническим взглядом серых глаз.
— Я сама вчера случайно узнала об одной вакансии и решила попросить вас провентилировать этот вопрос, — мелодично ответила Кейзия, испытывая приятное волнение.
В это утро она с особой тщательностью подбирала туалет для визита в театральное агентство и остановилась на изящном облегающем платье кофейного цвета на бретельках, едва прикрывающих лямки бюстгальтера такого же оттенка. Его кружева ласкали соски, и томление, возникавшее в груди, вызывало легкое щекотание в промежности, прикрытой кружевными трусиками. Чарльз наверняка оценил бы этот гарнитур, если бы мог на него взглянуть, подумалось ей, и по спине у нее побежали мурашки.
Кейзия решила не надевать чулки на свои загорелые ноги и ограничилась тем, что аккуратно наложила золотистый лак на ногти, прежде чем надеть босоножки из мягкой кожи. В целом ее наряд больше соответствовал обстановке тропического курорта, чем будничного Лондона, хотя столбик термометра и поднялся выше тридцатиградусной отметки. Но Кейзии было в нем удобно, и это придавало ей уверенности в себе.
— Расскажите мне об этом поподробнее, — сказал Чарльз и разлил из серебряного кофейника по чашкам кофе.
Офис был обставлен с отменным вкусом: два широких кожаных дивана белого цвета, шелковистый белый ковер на полу и кофейный столик со стеклянной столешницей. Несколько антикварных безделиц придавали интерьеру дополнительную роскошь.
— Признаться, я сама осведомлена об этом лишь в общих чертах, — сказала Кейзия, присаживаясь на диван. — Один из моих жильцов. Карл, вскользь обронил, что случайно стал свидетелем любопытного разговора двух актеров. Они говорили о каком-то частном театре, где требуются артисты на временную работу. А я как раз осталась не у дел из-за ссоры со своим боссом, который меня домогался… В общем, вы понимаете, Чарльз, насколько важен сейчас для меня любой шанс трудоустроиться. Ребята, которые снимают у меня помещение на втором этаже моего дома, сочувствуют мне. Один из них — танцор балета Карл — особенно мил… Но это я так, к слову… — Кейзия окончательно смутилась и умолкла.
Чарльз окинул ее внимательным взглядом и сел рядом с ней на диван, вытянув ноги и скрестив их в лодыжках. Кейзия невольно отметила, как оттопырилась у него ширинка. От Чарльза веяло дорогим мужским одеколоном и холодной самоуверенностью роскошного сибарита, — Я знаю этих людей, мы как-то вместе обедали. Торин тоже присутствовал. Вспомнили? — промолвил он с легким сарказмом в голосе. — Так в чем заключается суть дела?
Кейзия выпрямила спину, как школьница, отвечающая строгому учителю, и промолвила, стараясь говорить спокойно:
— Хорошо. Дело было так. Я потеряла место и вернулась домой расстроенная. Карл вскользь упомянул о случайно подслушанном им разговоре двух танцоров кордебалета о том, что один владелец приватного театра набирает новую труппу. Собственно говоря, это все.
— Вот как? А фамилия владельца частного театра вам не известна? — спросил Чарльз, вскинув брови.
— Увы, нет! — всплеснула руками Кейзия.
— Он не упоминал компанию «Рейвенхерст»? Кажется, она сейчас ищет свободных артистов.
— Нет. А что это за компания? Я впервые о ней слышу! Почему вы не рекомендовали ей меня? — с едва сдерживаемой яростью спросила Кейзия. Уж не считает ли Чарльз, подумала она, что у нее не хватает таланта для этого театра?
Чарльз нахмурился. После недолгого молчания он спокойно сказал:
— Мне подумалось, что вам это не подойдет.
— Почему же? У них какие-то особые требования к актерам? Может быть, мне придется выступать обнаженной? Или участвовать в групповом половом акте на сцене? — спросила Кейзия.
Чарльз сделал строгое лицо и мягко ответил, накрыв ее маленькую ручку своей большой ладонью:
— Нечто в этом роде. Эта компания довольно-таки необычна. Театр находится в усадьбе в Дорсете. Его владелец Джерард Фарнол — эксцентричный мультимиллионер. Он сам пишет сценарии для своих спектаклей и сам же их потом ставит. Случается, он осуществляет постановку пьес других драматургов-авангардистов.
— Вы с ним знакомы и видели его спектакли? — спросила Кейзия, заподозрив, что Чарльз что-то утаивает от нее.
— Да, — кивнул он. — Я посылал некоторых своих клиентов к нему на пробы.
— И что же? — спросила Кейзия, чувствуя, что утрачивает самообладание.
Чарльз передернул плечами и пригладил свои седоватые волосы.
— Кому-то из них улыбнулась удача, кому-то — нет. За свою работу актеры получили приличное вознаграждение, но почему-то не захотели поделиться впечатлениями о пребывании в усадьбе. Но по имеющимся у меня сведениям я сделал вывод, что это нечто дикое, непристойное и возмутительное.
— Вы хотите сказать, что там не обошлось без секса?
— И не обычного, а довольно своеобразного, пикантного, так сказать.
— Боже мой! — воскликнула Кейзия и откинулась на спинку дивана. — И вы решили, что меня это не заинтересует? Любопытно, на чем основывались ваши суждения?
— Я считаю вас серьезной актрисой, достойной солидной работы, — ответил Чарльз, всплеснув руками. — Вам впору играть на сцене Королевского шекспировского театра, а не в эротических постановках Фарнола, чьи фантазии выходят за рамки приличия.
— Мне кажется, это именно то, что мне нужно, — твердо сказала Кейзия, вскинув подбородок. — Я не могу упустить шанс хорошо заработать. Вы можете рекомендовать меня ему на пробный просмотр?
Чарльз прищурился:
— Вы действительно этого хотите? Не переоцениваете ли вы свои возможности? Если Фарнол заключит с вами контракт, вам придется жить в его усадьбе и целиком посвятить себя работе над ролью. Учтите, вы не сможете ни расторгнуть договор, ни убежать. К тому же Фарнол очень требовательный режиссер.
— Работа меня никогда не пугала.
— В этом я не сомневаюсь. Но тут совершенно иной случай. Вам могут предложить весьма необычные задания.
— Например?
— Я не вправе раскрывать детали. Но я позвоню его партнерам, Магде и Джонти, и выясню, насколько обоснованны эти слухи.


Чарльз заговорщицки подмигнул Кейзии и стал набирать чей-то номер телефона. Кейзия любовалась его уверенными движениями.
— Алло! — произнес он в трубку. — Могу я поговорить с Магдой Манчини или с Джонти Маршаллом? Ах это ты, Магда! Не узнал! Как дела, милочка? Ах вот как! Благодарю за приглашение, непременно буду! — Он сделал руками выразительный жест, означающий, что Кейзии не следует обращать внимание на этот банальный треп двух театральных агентов, и продолжил разговор:
— Я слышал, что Джерард Фарнол снова набирает актеров в свой балаган. Ах вот оно что! Новая интерпретация «Синей Бороды»? Неужели? Колоссально! Ах, это будет порнографическая версия? Так я и предполагал. Послушай, одна моя клиентка хотела бы участвовать в пробах. Ее зовут Кейзия Линдон. Чудесная актриса и славная девочка. Зеленоглазая блондинка с умопомрачительной фигурой. Нет, вряд ли ты могла о ней что-то слышать. Это пока лишь восходящая звезда. Я не шучу! Разве я когда-нибудь ошибался? Нет, это не одна из моих юных пассий. Я говорю вполне объективно. Ну и когда же ей прийти? Ах, можно даже сегодня? Через часок? Замечательно! Адрес прежний? О'кей! Пока, моя птичка! Да, и вот что еще, Магда: не пытайся превратить ее в бесстыжую нимфоманку, хорошо? Да, чуточку можно, но не более того. До встречи! — Он положил трубку.
— Огромное спасибо, Чарльз! — воскликнула Кейзия. — Я на седьмом небе от счастья. А ведь вчера готова была повеситься от безысходности. Не знаю, как мне отблагодарить тебя за эту любезность!
— Какие-то неприятности дома? Проблемы с Тори-ном?
— Да, в некотором смысле. Трудно жить с эгоистом.
— Я это понял, как только впервые взглянул на него. Чарльз порывисто приподнял Кейзию с дивана, взяв ее под локти. Она напряглась, но тотчас же расслабилась, представив, как чудесно будет оказаться в объятиях этого зрелого мужчины, испытывающего к ней влечение и внушающего ей взаимное чувство. Предшествующие этой встрече события совершенно раздавили и обессилили ее, она не могла даже мастурбировать. Поэтому ей требовался крепкий пенис, способный проникнуть в ее плоть, заполнить собой ее росистое лоно, растянуть шелковистые стенки и долбить его до тех пор, пока она не испытает восхитительное удовлетворение.
Но когда Чарльз привлек ее к себе, упершись массивным твердым стручком в низ живота, она простонала:
— Я не могу!
— Но почему? Это так давно назревало, — интимным тоном прошептал он ей на ухо, сжимая рукой грудь.
— Я люблю Торина! — пропищала она, чувствуя, как подкашиваются у нее ноги.
Чарльз наклонил голову и стал жадно сосать сосок через ткань.
— Это пройдет, — сказал Чарльз. — Он недостоин тебя. Его рука проникла ей под юбку и сжала ее горячую ягодицу. Второй рукой он коснулся промежности и стал тереть клитор.
Кейзия сладострастно застонала и обмякла, прижавшись к нему и порывисто дыша. Чарльз продолжал целовать ее груди, одновременно творя чудеса своими пальцами. Трусики ее стали влажными, бюстгальтер сдавливал вздымающуюся грудь и мешал ей дышать. Чарльз ловко расстегнул его и, спустив с плеч лямки платья, отошел на шаг, чтобы полюбоваться ее прекрасным полуобнаженным телом. В глазах его читалась страсть. Кейзия решительно стянула платье до пояса, представив его восхищенному взору свои полные груди, впалый живот и манящий изгиб бедер.
Чарльз протянул руку к соску, потер его пальцами и вдруг резко просунул вторую руку под ее трусики. Кейзия не смогла устоять перед столь многообещающим жестом и начала двигать торсом, прижимаясь промежностью к его руке. Угадав ее желание, Чарльз нащупал клитор и стал его теребить, шепча:
— Какая ты славная, Кейзия! Как давно я ждал этого прекрасного момента. — Он просунул палец во влагалище и стал им быстро двигать там вперед и назад. — Какой милый у тебя розовый бутон! Как приятно ощущать его бархатные лепестки, вдыхать дурманный аромат! Любопытно, ласкает ли его так, как я, Торин, доводит ли он тебя до блаженства своими ласками?
— Не часто, он многого не понимает, — с досадой ответила Кейзия, не желая вспоминать о своем сожителе в такой чудесный миг. Ей хотелось в полную меру насладиться им, и Чарльз, догадавшись об этом по ее взгляду и голосу, промолвил:
— Не будем больше говорить о грустном, прелесть моя! Лучше предадимся наслаждению.
С этими словами он провел пальцем по ее росистему лону и дотронулся до его самого чувствительного местечка, похожего на пестик. Кейзия задрожала и ахнула. Чарльз уложил ее спиной на диван и, опустившись перед ней на колени, начал сосать ее груди и массировать клитор большим пальцем, проникая всеми остальными во влагалище, горячее и влажное.
Кейзия сжала руками свои набухшие груди и, мотая головой из стороны в сторону, стала щипать и дергать соски. Чарльз с интересом наблюдал игру страстей на ее лице, не забывая творить чудеса с ее сокровенными углублениями и выпуклостями в промежности, разбухшей, покрасневшей и горячей.
Кейзия пришла в неистовство от всех этих его знаков внимания. Ей было приятно осознавать, что она не ошиблась в своих предчувствиях, что он действительно обладает редкой нежностью и страстностью. Более того, он стоически терпел муки неутоленного сладострастия, заботился лишь о ней, а не о себе. Его член рвался из-под молнии наружу, мошонка, вероятно, тоже разбухла, но он упорно повторял:
— Кончи, моя дорогая, я прошу тебя!
Наконец его старания увенчались успехом: Кейзия достигла пика экстаза и разразилась дикими стонами, не в силах молчать, когда внизу живота возникли спазмы.
Чарльз вскочил и, наклонившись, жадно поцеловал ее в губы, словно бы желая разделить с ней радость оргазма. Потом он стал покрывать поцелуями ее лицо и поглаживать ладонями по волосам.
Постепенно дыхание Кейзии нормализовалось, сердце стало биться в нормальном ритме. Но во влагалище ощущалась тягостная пустота, стенки его продолжали судорожно сжиматься. Она открыла глаза и, погладив ладонью его по гладко выбритой щеке, спросила:
— А тебе самому разве не хочется испытать удовольствие?
— Конечно же, «хочется, моя прелесть, — с иронической улыбкой ответил он. — Но чутье говорит мне, что ты пока не готова к соитию со мной. Ведь оно для тебя не пустячное дело, верно? И тебе будет трудно насладиться им в полной мере, пока ты не разорвешь отношения с Торином. Я подожду.
— У тебя есть любовница? — спросила Кейзия, почему-то испытывая легкое раздражение при мысли, что Чарльз привязан к другой женщине.
— В настоящее время нет. Я хотел бы завязать с кем-то более серьезные отношения, чем те, что основаны на желании быстренько удовлетворить свою страсть. Не все мужчины одинаковы в этом плане, надеюсь, ты это знаешь.
Его взгляд был настолько искренним, что Кейзия устыдилась своих подозрений и еще раз убедилась, что утратила веру в представителей мужской половины человечества. Умелые и нежные ласки Чарльза наполнили ее уверенностью в себе и спокойствием. Он вел себя, как истинный джентльмен, напомнив ей, что благородное поведение все еще возможно в нынешний суетливый и корыстный век, агонизирующий в преддверии неизбежного финала.
— Прости, Чарльз, я вела себя глупо, — смущенно пролепетала она, приняв сидячее положение и собираясь уйти. — Рано или поздно я разберусь в своем отношении к Торину.
— Лучше не откладывай это в долгий ящик, — наставительно сказал Чарльз и протянул руку, чтобы помочь ей встать. — Поезжай на встречу с агентами фирмы «Рейвенхерст», а потом позвони мне и расскажи, чем закончился ваш разговор. У тебя ведь есть номера всех моих телефонов, не так ли?
— Да, спасибо тебе за все, — сказала Кейзия и стала приводить себя в порядок.
— Я вызову такси, — сказал Чарльз. — Да, вот адрес! — Он отдал ей сложенный вчетверо листок бумаги. — Я провожу тебя до лифта.
Когда дверь кабины закрылась и она стала опускаться, Кейзия потрогала щеку, на которой еще горел прощальный поцелуй Чарльза, и подумала, что с радостью осталась бы с этим мужчиной навсегда. Ей вдруг стало страшно возвращаться в опасный мир человеческих страстей. Но уже в следующее мгновение женское любопытство, растревоженное рассказом Чарльза о компании «Рейвенхерст», взяло верх над опасениями, и Кейзия, сделав глубокий вдох, стала обдумывать свои следующие шаги к намеченной цели.


— Это звонил Чарльз Хэгли. Он сказал, что пришлет к нам одну из своих артисток, — грудным голосом произнесла Магда, нежась в джакузи, занимавшем значительную часть просторной комнаты. На фоне черной мраморной ванны ее розовая кожа казалась глянцевитой и шелковистой.
— Она хочет работать у Джерарда? — спросил Джонти, войдя в ванную и сбросив на пол халат, чтобы присоединиться к Магде.
— Конечно, дорогой! Но сначала мы с ней тоже немножко развлечемся. — Она хрипло рассмеялась.
— Прекрасно, — ответил он и залез в джакузи. Магда окинула его сладострастным взглядом и подумала, что он отлично обрамляет ее смуглую красоту. Джонти являл собой образчик холеного английского аристократа с типичной для этого класса внешностью — гибким телом, светло-каштановыми волосами, бледным лицом и голубыми глазами с поволокой, напоминающей дымку, зависшую над котсволдскими холмами в предрассветный час.
— О да! — воскликнула она. — Мы славно повеселимся! Магда протянула руку к его мошонке и сжала ее в кулаке. Пенис тотчас же встал, розоватый и толстый, и уставился на нее своим единственным слезящимся глазом.
— Прекрати, шалунья! — прорычал Джонти.
— Не сердись, дорогой. Тебе ведь самому приятно! — промурлыкала Магда, совсем как большая кошка, и, прищурившись, добавила:
— Или тебе напомнить, что ты должен мне подчиняться?
Джонти побагровел, пенис задрожал от напряжения.
— Я хочу спокойно принять ванну. Я все утро суетился и страшно вспотел. Мне нужно отдохнуть и привести себя в порядок, — сказал он. — А Джерард наверняка заждался свежего куска мяса. Вот уж он обрадуется, когда мы принесем ему его на тарелочке!
Он плюхнулся в воду и сел напротив Магды, раздвинув ноги. Она дотронулась пальчиками ступни до его мошонки. Джонти вздрогнул и откинул голову на край ванны. Магда легонько надавила большим пальцем ноги на основание торчащего члена, потом переключилась на фиолетовую головку.
Джонти зарычал, словно грозный лев, чем еще больше возбудил Магду. Ей нравилось ощущать свою власть над этим богатым изнеженным аристократом, не ведающим в отличие от нее, что такое лишения и нужда. Она достигла своего нынешнего положения, пускаясь во все тяжкие и не гнушаясь самых подлых приемов. И теперь она упивалась своими достижениями. Ни Джонти, ни властолюбивый Джерард Фарнол уже не могли обойтись без нее.
Она потеребила головку члена пальчиком и подумала, что здесь-то и находится то самое слабое местечко, ради ублажения которого мужчины готовы пойти на все. И как бы ни пытались они завуалировать свои низменные устремления, какой бы дымовой завесой ни маскировали свои похотливые намерения, все равно рано или поздно эти покровы с них спадут, обнажив сущность сластолюбивого зверя, готового воткнуть пенис в любую щель.
Они до самой смерти остаются мальчишками, только их игрушки становятся более дорогими и изощренными. Любой нормальный мужчина стремится присосаться, словно младенец, к женской груди и утонуть в лоне, откуда он когда-то и появился на белый свет. Как хорошо, что она родилась не мужчиной, а женщиной, подумала Магда и победно придавила ступней весь мужской причиндал Джонти.
Он брызнул на нее водой, подняв ладонью волны, и, подавшись вперед, попытался поцеловать ее груди, шепча:
— Ты моя богиня, Магда!
— Тогда доведи меня до оргазма! — приказала она. Джонти взял в руку душевую насадку шланга и, включив воду, направил тугие струи на клитор. Магда раздвинула ноги и закрыла глаза, выпятив низ живота. Возбужденный клитор напоминал большую блестящую жемчужину. Волосики были тщательно удалены с лобка и срамных губ. Магда предавалась сладострастным играм постоянно и с женщинами, и с мужчинами, не в силах сделать окончательный выбор между ними. Ей нравились и прикосновения женских губ и пальцев, и грубое проникновение пениса в ее сокровищницу наслаждения. И то и другое доставляло ей божественное наслаждение. Не пренебрегала она и фаллоимитаторами. Но особое упоение Магда находила в мастурбации.
Джонти усердно поливал ее из душа, направляя струи то на груди, то на живот. Магде представилось, что она бежит босиком по лугу под теплым летним дождем, а за ней наблюдает, хищно оскалившись, демонический Джерард с насмешливой ухмылкой на тонких губах и звериным блеском в янтарных, как у тигра, глазах. Ее ягодицы непроизвольно сжались, а кожа словно бы вспыхнула, едва лишь она вспомнила, как хлестал ее по спине кнутом этот садист. По ее телу растеклось блаженство, в последнее время Магда втянулась в садомазохизм.
Тугие струйки воды, бьющие снизу, щекотали ей ягодицы и анус, покалывали преддверие влагалища, ласкали икры и пятки. Джонти направил струйки душа на клитор. Магда застонала, пронизанная миллионами микроскопических иголочек, и повела крутыми бедрами. Поверхность воды покрылась кругами и пузырьками. Клитор затрепетал. Магда подумала, что ей давно пора украсить его золотым колечком — она слышала, что это обостряет ощущения при соитии и мастурбации.
Она замерла, чувствуя приближение оргазма. Острые коричневато-красные соски торчали из-под воды. Джонти стал поливать их из душа. Магда блаженно улыбнулась, чувствуя, как наливается тяжестью низ живота и усиливается сладкое томление в груди. С губ ее сорвался легкий стон.
Джонти направил струи воды на клитор и, повернув кран, усилил напор. Именно этого Магде и хотелось. Каждая клеточка тела, каждый нерв откликнулись на стимуляцию. Джонти выждал, пока все мышцы Магды напряглись, и, опустив насадку душа в воду, стал дразнить струйками ее анус.
Балансируя на грани экстаза, Магда в ярости воскликнула:
— Не мучь меня, мерзавец! Ты ведь знаешь, чего я хочу!
Воображение Магды нарисовало красочную сцену проникновения огромного мужского члена в ее задний проход. По телу ее пробежала сладостная дрожь. Магда начала вертеться, норовя подставить под струйки свое наиболее чувствительное место. Дыхание ее участилось, до желанного оргазма оставалось совсем немного. Она протянула руку и сжала разбухшую головку члена Джонти, крикнув:
— Укуси меня за клитор! Тогда я позволю тебе овладеть мной!
— Ты не обманешь меня, богиня? — с дрожью в голосе спросил Джонти, чей пенис уже дымился, словно разгневанный вулкан, готовый извергнуть пепел и лаву. Говоря это, он тем не менее продолжал поливать из душа ее анус.
Потеряв контроль над собой, Магда крикнула:
— Ты поплатишься за все, жалкий червяк! Но сегодня я позволю тебе вогнать в меня свой мерзкий стручок.
Джонти осклабился, хищно раздувая ноздри, и вновь стал раздражать струйками клитор, явно не желая его сосать. Но и водного массажа было достаточно, чтобы сердце Магды затрепетало и где-то внутри ее произошел взрыв. Она задергалась и завыла в исступленном оргазме. Джонти не стал медлить и вогнал в нее член. Он вошел во влажное жаркое лоно, как нож в масло. Магда закинула ноги ему на плечи, вцепилась ногтями в спину и заработала торсом так, что глаза у Джонти полезли из орбит.
Вода выплеснулась из ванны на пол. Джонти стал быстро и ритмично двигать торсом. Магда млела от охвативших ее сладостных ощущений. Пенис проникал все глубже и глубже в ее лоно и наконец изверг горячее семя. Джонти с трудом отдышался и стал извиняться за то, что кончил слишком быстро. Она милостиво простила его на этот раз, но пообещала, что в следующий раз обязательно накажет за аналогичную оплошность.
— Сегодня я утешусь с красоткой из театрального агентства, которую обещал прислать сюда Чарльз, — хриплым голосом добавила она. — Надо же проверить, на что она способна.
Лондон задыхался от жары и духоты. Оксфорд-стрит походила на преисподнюю, столь детально описанную Данте. Гудящие автомобили напоминали чертей, готовых растоптать копытами изнемогающих под солнцем пешеходов, снующих по переходам и тротуарам. Водитель такси обтер вспотевший лоб тыльной стороной ладони и сказал:
— Проклятые туристы! Лезут прямо под колеса! А сезон только начался. Погода нынче в Лондоне стоит, как на юге Франции.
— Как вы думаете, такая необычная жара — результат парникового эффекта? — спросила Кейзия, ерзая на сиденье. Бедра ее вспотели и липли к кожаной обивке, промежность увлажнилась, а по спине струился пот. Кондиционеры в такси были не предусмотрены.
— Понятия не имею, — ответил водитель и улыбнулся, взглянув на нее в зеркальце.
От набережной до Холборна было довольно-таки далеко, и Кейзия измучилась в салоне за время поездки. Утешением являлось только то, что оплатил ее Чарльз. Он сказал, что включит эту сумму в свои представительские расходы. Возражать Кейзия не стала.
Наконец такси свернуло на тенистую площадь — один из немногих уголков города, где сохранилась пышная зеленая растительность. А ведь когда-то через Лондон гоняли стада скота на Смитфилдский рынок, а юные прекрасные пастушки пасли на берегах Темзы гусей.
Кейзия выбралась из такси и пошла по тротуару вдоль великолепного здания XVIII века, представляя себя одной из девиц той эпохи, одетой в юбку с фижмами и белый напудренный парик. Наконец она увидела на одной из дверей табличку с нужным ей номером, поднялась по ступенькам лестницы и постучала в дверь медной колотушкой в форме львиной головы.
В прихожей раздался глухой звук. Однако отворить ей дверь не торопились. Кейзия нетерпеливо переступила с ноги на ногу. Прошла минута. Кейзия собралась было уйти, как вдруг дверь наконец распахнулась и перед ней возник человек, одетый в черное обтягивающее эластичное трико и черную накидку. Его лицо было смертельно бледным, глаза обведены сурьмой, черные волосы всклокочены, а губы словно бы перепачканы кровью. Но главное, нельзя было понять, женщина это или мужчина.
— Вы Кейзия Линдон? — бесцветным голосом спросило странное существо.
— Да, — робко ответила Кейзия.
— Проходите, вас ждут!
Кейзия вошла в прихожую, пол которой был выложен разноцветной плиткой, и скользнула взглядом по гипсовым обнаженным фигуркам, стоящим в нишах. Стены были покрыты дорогими рельефными обоями, потолок украшен лепниной. Странный человек неопределенного пола провел ее в гостиную, отделанную еще более вычурно, и исчез, как сквозь пол провалился.
Кейзия огляделась: высокие лепные потолки, створчатые окна, стеклянные двери, выходящие во внутренний дворик, — все это не могло не вызвать у нее восхищения. Во дворике имелся небольшой плавательный бассейн, неподалеку от которого стоял круглый столик под полосатым навесом. Удобные шезлонги так и манили лечь в них и, вытянув ноги, облегченно вздохнуть.
Кейзия подумала, что неплохо было бы и ей устроить в своем дворике бассейн. Нужно лишь заработать деньги. А для этого необходимо не ударить сегодня лицом в грязь и продемонстрировать все, на что она способна.
Из радужных фантазий ее вывел грудной женский голос.
— Мисс Линдон? Чарльз говорил мне о вас. Я Магда Манчини.
— А меня зовут Джонти Маршалл, — добавил мужчина, вошедший в гостиную следом за ней.
Магда оказалась высокой дородной дамой с оливковой кожей и копной иссиня-черных волос на голове. Ее внимательные черные глаза напоминали бездонные колодцы, от тела исходил сильный аромат цветочных духов и мускуса. Кейзия предположила, что в ее жилах бурлит гремучая смесь кровей ее предков — выходцев из Италии и Восточной Европы. Джонти походил на выпускника Оксфордского университета — бледное лицо, голубые глаза, светлый чуб, ниспадающий на глаза. Скорее всего это был отпрыск старинного аристократического рода. Казалось, он сейчас подойдет к ней и спросит, не желает ли она сыграть с ним в теннис.
— Очень любезно с вашей стороны принять меня сразу же после звонка моего агента, — наконец произнесла Кейзия, прикидывая, чего можно ожидать от этой странной парочки. После предупреждения, сделанного Чарльзом, воображение рисовало их в причудливых позах во время извращенного совокупления. По коже Кейзии поползли мурашки. Лучше бы Чарльз не рассказывал ей об устраиваемых здесь оргиях!
На дебелое тело Магды нельзя было не обратить внимания. Ее наряд подчеркивал все изгибы, выпуклости и вогнутости ее фигуры. На фиолетовой длинной юбке сбоку имелся разрез, обнажающий голое бедро; глубокое декольте блузки позволяло рассмотреть ее дынеподобные груди. На ногах у нее были золотистые босоножки на высоких каблуках.
— Мы всегда рады новым лицам, не так ли, Джонти? — густым грудным голосом воскликнула Магда, поправляя крашеные волосы. Груди всколыхнулись, и сквозь тонкую ткань обозначились соски.
— Позвольте мне называть вас просто Кейзией! — с подкупающей улыбкой сказал Джонти, скользнув масленым взглядом по фигуре гостьи.
— Расскажите нам о себе, — попросила Магда и грузно опустилась на диван, обитый пестрой тканью, — он стоял возле огромного мраморного камина, украшенного орнаментом в форме виноградных кистей и двумя фигурками обнаженных юношей, стоящими по бокам. Их эректированные фаллосы, казалось, нацелились гостье в глаза, мошонки впечатляли своими солидными объемами. Ноги у Кейзии стали словно ватные.
Она присела, чтобы не упасть, на Край позолоченного стула и сделала успокаивающий вздох, мысленно моля Бога помочь ей с честью пройти это нелегкое испытание.
Однако беседа протекала довольно легко. После того как она рассказала свою биографию, Джонти и Магда стали задавать ей вопросы. Кейзия отвечала не задумываясь.
— Не желаете ли освежиться коктейлем «Маргарита»? — спросила Магда.
— Я никогда его не пробовала, — ответила гостья.
— Тогда вы зря прожили жизнь! Джонти, приготовь нам коктейли покрепче, не скупись на текилу.
Кейзия повертела в руках высокий стеклянный бокал, край которого был обсыпан солью, понюхала смесь, состоящую из текилы, сока агавы и лайма, апельсинового ликера и льда, вздохнула и сделала первый глоток. У нее закружилась голова, и она поставила бокал на столик, решив воздержаться от рискованного эксперимента, чтобы не испортить о себе впечатление.
— Может быть, вы хотите, чтобы я вам что-нибудь прочла? — спросила она.
— Что ж, это было бы неплохо, — сказала Магда. — Мы собираемся поставить пьесу на основе истории о Синей Бороде — так звали одного старого извращенца, запрещавшего своей молодой жене отпирать потайные двери в его замке.
— Здесь много ассоциаций, которые становятся понятны, если применить к ним учение Фрейда, — вставил Джонти.
— Вот вам часть сценария, можете прочесть слова принцессы Ясмины, невесты-девственницы, — сказала Магда, протягивая ей распечатку.
— Это правда, что театр принадлежит Джерарду Фарнолу? — спросила Кейзия.
— Да. И эту пьесу написал тоже он. Правда, идея пришла к нему после того, как он прослушал оперу Бартока «Замок герцога Синяя Борода» и прочитал несколько книг, трактующих эту легенду с позиции психоанализа, — ответила Магда.
— Сама легенда весьма оригинальна, она полна символов и иносказаний. Не последнее место занимает в ней мысль о том, что любая женщина подсознательно стремится подчиняться мужчине и терпеть его насилие, — многозначительно добавил Джонти. — Подсознание приходит в конфликт с сознанием, и это побуждает женщину бросать мужчине вызов. Круто закручено!
— Вы позволите мне пробежать текст? — спросила Кейзия.
— Начните с конца первого действия, с того места, где Синяя Борода демонстрирует свою силу юной Ясмине. Желая подчинить ее своей воле, он хлещет ее кнутом во время свадебного торжества, — сказала Магда и, вскочив с дивана, сняла висевший на стене черный кожаный кнут и прошлась с ним по комнате. При этом разрез на бедре разошелся, и Кейзия увидела, что у нее стройные и красивые ноги. На мгновение она увидела и ее обритую промежность.
Клитор Кейзии отреагировал на это мимолетное видение странным образом: он затрепетал и стал увеличиваться. Ей захотелось дотронуться до Магды и поласкать ее. Текст едва не выпал у нее из рук. Кейзия покраснела и потупилась. Никогда прежде у нее не возникало желание приласкать женщину. Но сейчас с ней происходило нечто странное.
— Вы готовы, Кейзия? — постукивая кнутовищем по ладони, спросила Магда. — Тогда следуйте указаниям автора во время чтения. Я буду играть роль Синей Бороды. Встаньте передо мной на колени. Итак, я говорю: «Ты — моя невеста. Я — твой господин и супруг. Ты должна научиться беспрекословно мне подчиняться!»
Задача, стоявшая перед Кейзией, была не из легких. Без всякой подготовки ей требовалось вжиться в незнакомый образ. Ведь она знала лишь то, что Ясмина — девственница, неосмотрительно согласившаяся стать женой многоопытного герцога Синяя Борода, хотя и ее подруги, и родственники противились этому неравному браку.
Кейзия упала на колени, зажав сценарий в дрожащей руке, и стала взволнованно говорить:
— О, мой супруг и любовник! Отчего ты столь жесток ко мне? В чем я провинилась?
— Впредь ты не должна позволять себе никакие вольности, — резким мужским голосом произнесла Магда и, обойдя Кейзию, взмахнула кнутом. Раздался характерный звук удара, приглушенный ковром.
Кейзия вздрогнула. По спине ее побежали мурашки. Но в промежности возникло необычное ощущение. Ударит ли ее в следующий раз Магда по-настоящему? Что она почувствует при этом? Прежде ее еще никогда не хлестали кнутом.
— Ты прекрасна, Ясмина! — воскликнула Магда и дотронулась кончиком кнутовища до оголенных плеч Кейзии.
На коже ее возникли пупырышки, трусики увлажнились. Не осмеливаясь поднять голову, Кейзия-Ясмина покосилась на ноги Магды. От ног в босоножках с ремешками вокруг щиколоток пахло потом, к нему примешивался особый тонкий аромат ее половых органов.
— Вы мне льстите, мой супруг и повелитель! — тонким голоском воскликнула Кейзия, испытывая при этом действительно неосознанный страх.
— Ты выше любых похвал и достойна всего, чем я владею. За одним исключением: тебе запрещается отпирать мои потайные двери.
— Но почему?
— Не задавай лишних вопросов! — Магда хлестнула Кейзию кнутом по спине — не сильно, но чувствительно.
— Ой! — вскрикнула Кейзия. — На сцене так не бьют! Расставив ноги, Магда покачала кнут в руке и, оскалившись, словно голодная волчица, возразила:
— Но ведь вы понимаете, что автор стремится достичь максимального реализма! Если вы хотите получить эту роль, а вы, по-моему, ее достойны, — вам придется немного потерпеть. Искусство, как вам известно, требует жертв. Вы готовы принести себя в жертву искусству?
— Не уверена, — честно призналась Кейзия, потирая саднящее плечо.
— Уступите, Кейзия, и вы раскрепостите свою психику! — воскликнул Джонти. Кейзия обернулась и с удивлением отметила, что под джинсами у него обозначился эректированный член. — Учитесь подчиняться!
— Сейчас я покажу вам, как это нужно играть, — сказала Магда и, обернувшись к застывшей у стены бесполой фигуре, приказала:
— Подойди ко мне, жалкая тварь!
Странное существо, пол которого Кейзия так и не сумела определить, приблизилось к ней и, упав на пол, стало целовать ей ступни.
— Ее зовут Ленка. Она сделает все, что я прикажу. Верно, Ленка?
— Да, госпожа! — последовал ответ.
Служанка встала на колени, распахнула накидку — и изумленному взору Кейзии предстала абсолютно плоская мускулистая мужская грудь, правда, с колечками, пропущенными через соски. Кольца были продеты и через верхнюю губу, и через левую бровь. В Кейзии проснулось сексуальное томление. Она поняла, что здесь ей скучно не будет.
Магда потрепала Ленку по голове, наклонилась и страстно поцеловала ее в губы. Ленка сладострастно застонала и попыталась было прикоснуться к хозяйке, но та ловко отпрянула, взмахнула рукой и огрела рабыню кнутом по спине. Ленка упала ничком на пол.
Магда обошла ее распростертое тело и, встав напротив оцепеневшей Кейзии, воскликнула:
— Добро пожаловать в нашу счастливую семью бродячих артистов! Я буду рекомендовать вас Джерарду. Кейзия положила текст на столик и ответила:
— Я живу с одним мужчиной, тоже актером, и не уверена, что смогу с ним расстаться. Не могли бы вы и его принять в эту труппу? Он талантлив и хорош собой.
— К сожалению, милочка, мужчин у нас достаточно, а вот женщин нам не хватает. Будет обидно, если вы откажетесь от роли Ясмины. Вряд ли вам подвернется еще раз такой шанс. Ведь вы начинающая актриса, насколько я понимаю.
— Это так, — согласилась Кейзия. — Я не отказываюсь от роли и признательна вам за это предложение.
Вот только если бы еще…
— Хорошо, пусть ваш любовник тоже приходит, — вдруг сказала Магда. — Как ты считаешь, Джонти? Но вот нужен ли он вам здесь? В усадьбе живет не менее десятка красавцев актеров и еще больше очаровательных актрис. Жизнь там покажется вам праздником! Подумайте и сделайте свой выбор. Но учтите: репетиции начнутся уже со следующей недели!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шоу для избранных - Деверо Зара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Шоу для избранных - Деверо Зара



Очень много грязного секса!
Шоу для избранных - Деверо ЗараАлександра
8.06.2011, 15.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100