Читать онлайн Шелковые путы, автора - Деверо Зара, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелковые путы - Деверо Зара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.52 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелковые путы - Деверо Зара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелковые путы - Деверо Зара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Зара

Шелковые путы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Входя в коттедж мистера Вентуры, Мария ощутила внизу живота приятное покалывание и легкое онемение. Вчера она тоже приходила сюда, но Гай был в таком пасмурном настроении, что она поспешно убралась в комнатах и удалилась, чтобы развлечься с Кевлином, всегда пребывающим в бодром расположении духа.
Направляясь из главного корпуса в домик, который занимал музыкант, Мария отметила перемены в погоде. Приближалась оттепель, предвестница весны. Значит, скоро расцветут фиалки, за ними — колокольчики, набухнут почки на ветках деревьев, а по склонам холмов начнут скакать зайцы, разыскивающие зайчих.
Мария истосковалась по летнему теплу и запахам леса, той чудесной поре, когда можно будет валяться с Кевлином в высокой траве и не беспокоиться, что промежность замерзнет. Но до этого счастливого времени было еще далеко. А пока следовало подумать о Гае Вентуре и вечеринке, намеченной на конец недели.
Марии доводилось бывать на подобных мероприятиях, и поэтому она с радостью ждала субботы, зная, что ей предстоит прекрасное развлечение, пусть и сопряженное с работой. Инга была искусная затейница и всякий раз готовила гостям пикантные сюрпризы.
Мария захлопнула за собой дверь черного хода и весело крикнула:
— Доброе утро, мистер Вентура!
Однако ответа не последовало. Мария передернула плечами, намолола кофе и включила кофеварку. На запах, источаемый ею, музыкант обязательно должен был появиться. А пока Мария отдернула с окон шторы и, достав из стенного шкафа пылесос, начала водить щеткой под диваном. Что-то попало в щель щетки и забило ее. Мария чертыхнулась и, выключив прибор, постучала щеткой по полу. Из нее что-то выпало. Мария наклонилась и увидела крохотные женские трусики.
— Что за тарарам ты устроила с утра пораньше? — недовольно крикнул из ванной музыкант. И вскоре он появился в дверном проеме, одетый в махровый халат, из-под которого выглядывали волосатые ноги. Вытирая полотенцем волосы, он спросил, заметив трусы в руке уборщицы:
— Это твои?
— Нет, конечно! Может быть, это ваши? — Мария состроила наивную гримасу.
— Что за вздор! — нахмурился Гай.
— Это шутка, сэр! Ваши солидные причиндалы в такие крохотные трусики не поместятся. — Мария скользнула взглядом по халату, уже начинающему оттопыриваться.
— Значит, их потеряла мисс Лоуренс. Странно, что ты не обнаружила их вчера! — сказал музыкант.
— Да, действительно! Наверное, проглядела. Что вы с ними будете делать? Отдадите ей?
— Мисс Лоуренс мне больше не позвонит, — сказал пианист и направился к роялю, словно бы только музыкальный инструмент мог его утешить и развеселить. — Миссис Стедсон вовремя предупредила меня о том, что она работает в журнале. Ненавижу всех журналистов! Если бы я знал, что Тамзин — одна из них, я бы не пустил ее на порог.
Мария покачала головой, недоумевая, что происходит в пансионате. С Тамзин Лоуренс она еще не успела познакомиться, но уже была о ней наслышана. Кевлин ее расхваливал, но, оказывается, она успела соблазнить и осторожного Гая. Почему же ее предала Инга? Все это выглядело весьма странно.
Мария убрала пылесос в шкаф и пошла на кухню налить кофе мистеру Вентуре. Вернувшись с подносом в руках, она нашла музыканта сидящим на диване и читающим утренние газеты. Вид у него был сердитый, Марии захотелось поднять ему настроение оральным сексом.
— Спасибо за кофе, — сказал Гай, взяв в руки чашку.
— Если не возражаете, я поднимусь в спальню и застелю вашу кровать, — сказала она.
— Ступай, — пробормотал он, не поднимая головы.
— Вам больше ничего не нужно, сэр? — на всякий случай спросила Мария, чувствуя, что лифчик становится ей тесен.
Гай поднял голову, окинул ее внимательным взглядом, и ей показалось, что газета приподнялась у него на коленях.
— У меня к тебе просьба: передай мисс Лоуренс ее трусы.
— Хорошо, сэр, — пролепетала Мария. — Я готова оказать вам любую услугу, вы только скажите!
Гай прищурился и, отшвырнув газету, распахнул халат. Взору Марии предстал его великолепный детородный орган, вытянувшийся по стойке «смирно». Мария едва не упала на него.
— Раздевайся, — приказал ей Гай хриплым басом и принялся мастурбировать, пожирая пышнотелую Марию плотоядным взглядом.
Она проворно исполнила его приказ и продемонстрировала пышную грудь, выпирающую из лифчика. Кожа ее была похожа на кожуру спелого персика, а торчащие соски напоминали вишни. У Гая разгорелся аппетит. Он схватил ее за сиськи и начал их целовать. Мария запрокинула голову и легонько постанывала, поводя бедрами. Гай стал покусывать соски.
— Вам нравятся груди, как я вижу, сэр? Некоторым мужчинам больше нравятся ягодицы и ноги. Ой, что вы делаете, сэр!
Гай повалил ее на диванчик, она извернулась и сползла пониже, так, чтобы ей удобно было сосать пенис. Это редкостное чудо природы приводило ее в восторг своими размерами. Мария раскрыла рот и принялась лизать головку, сжав ствол члена в кулаке. Ноги ее дрожали от возбуждения, бедра ходили ходуном, по ляжкам текла пахучая влага.
Мистер Вентура вытянул член у нее изо рта и, усевшись на нее верхом, положил член между ее грудей. Полюбовавшись этой картиной, он сжал сиськами свой прибор и начал двигать торсом. Марии это доставляло особое удовольствие. Ей было приятно смотреть, как багровеет и раздувается головка, как выступает на ее кончике прозрачная капля. Движения Гая участились, он пришел в экстаз. Мария нащупала рукой клитор И начала мастурбировать.
Они кончили одновременно. Семя хлынуло из фаллоса, словно струя из гейзера. Густая горячая сперма залила Марии грудь и лицо. Она ахнула и стала облизываться, блаженно жмурясь от специфического вкуса этого угощения. Закрыв глаза, Гай глупо рычал, продолжая онанировать. В комнате потрескивали горящие поленья. Трусы мисс Лоуренс, лежащие на столе, добавляли толику пикантности неповторимому аромату, заполнившему гостиную.


В пансионате царило необычное оживление. Гости разъезжались по домам, обменивались на прощание адресами и телефонами, договаривались снова встретиться здесь через год. К воротам один за другим направлялись дорогие автомобили: вначале «ягуар», потом — спортивный «фиат-купе» и, наконец, «альфа-ромео». Инга и Ланс закрыли массивные парадные двери и стали готовиться к собранию членов секты последователей учения Орландо Торна.
Тамзин встала с кровати поздно, да и то лишь после того, как ее разбудил настойчивый стук Инги в дверь спальни. Боль в анальном отверстии и ягодицах живо воскресила в ее памяти события минувшей ночи. После экзекуции и бурного совокупления повелитель взвалил ее на плечо и отнес в номер, где и швырнул, словно мешок с картошкой, на кровать. Одежда — измятая, влажная и скверно пахнущая — валялась на полу.
Тамзин окинула спальню диким взглядом, встряхнула взлохмаченной головой и воскликнула:
— Этот негодяй в маске едва не изуродовал меня! Он настоящий садист. У меня в промежности до сих пор пожар!
— Разве тебе это не нравится? — коварно усмехаясь, спросила Инга. Глаза у нее похотливо заблестели.
— Я сама еще в этом не разобралась, — ответила Тамзин. — Но ведь ты все знала наперед, не так ли? Во что ты втянула меня, подлая змея?
Инга присела на кровать и, взяв в руки плюшевого медведя, стала его гладить, выдерживая паузу.
— Разумеется, мне все было известно, — невозмутимым тоном ответила она.
— Кто он такой? — продолжала негодовать Тамзин. — Почему ему позволено входить в мою спальню и устраивать жуткие спектакли в подвале?
Инга прижала золотистого медвежонка к груди. Он издал рычащий звук, поскольку она случайно надавила ему на спинку.
— Ты узнаешь его, когда он сочтет это нужным. А пока скажу, что он очень влиятельный человек, заинтересовавшийся тобой всерьез.
— Любопытная у него, однако, манера выказывать симпатию к женщине! — воскликнула Тамзин. — У меня вся задница в рубцах.
Инга отложила в сторону медвежонка и пристально взглянула на Тамзин, положив руки на колени, обтянутые зелеными бархатными брючками.
— Но ведь тебе с ним было хорошо? — спросила она. — Ты ведь испытала оргазм, не так ли?
Тамзин вспыхнула застенчивым румянцем и, вдруг ощутив стыд, прикрыла простыней голые груди. Она все больше убеждалась, что все эти люди — Инга, Ланс, Дженис и даже Алекс — знают о ее интимных фантазиях больше, чем она предполагала.
— Да, ты права, я испытала необыкновенное удовольствие, — призналась она.
— Тебе хотелось бы снова испытать его? — спросила Инга, сверля ее пристальным взглядом голубых и не мигающих, как у сиамской кошки, глаз. — Не стесняйся своих желаний! Этот человек повелевает не только тобой, но и нами с Дженис. Если быть откровенной до конца, то следует сказать о нем гораздо больше. Но всему свое время, моя дорогая. Скоро ты познакомишься и с другими его учениками, людьми, испытавшими колоссальное удовольствие от участия в его обрядах. Одни из них играли роль рабов, другие — повелителей, но всем им стало после этого легче жить.
— Зачем все это нужно? — спросила Тамзин.
— Мы не вникаем в медицинские аспекты вопроса, это дело психиатров и психологов, уже давно и успешно изучающих эту проблему. Для нас важна развлекательная сторона дела, испытываемые при этом ощущения. Например, всех нас позабавило и порадовало твое выступление, дорогая.
— Как, вы все видели? — удивилась Тамзин, со стыдом отмечая, что из нее уже сочится смесь масла и ее собственной влаги, источающая острый характерный запах — свидетельство возбуждения.
— Господину нравится, когда за ним наблюдают, — ответила, не лукавя, Инга. — Доставляет это удовольствие и нам. Пока мастер занимался тобой, мы развлекались друг с другом. В общем, все остались довольны, в том числе и ты, дорогая. Так чем же ты не удовлетворена? Почему возмущаешься?
В Тамзин вновь пробудилось мрачное желание.
— Когда я снова увижусь с ним? — спросила она. Ее ягодицы сжались, едва она вспомнила, какое удовольствие доставило ей избиение. Прикосновение трости к нежной коже, ощущение своей беспомощности, понимание силы мужчины, овладевающего ею, — все это было для нее ново и необычно, волновало и возбуждало.
— Повелитель вновь будет с нами в конце этой недели, — ответила Инга. — А пока давай оставим разговоры о нем.
В комнату вошла Мария, одетая в эротический наряд французской горничной, позволяющий любоваться при каждом ее наклоне розовыми бедрами с черными подтяжками, и ягодицами, едва прикрытыми прозрачными трусиками. Она положила на покрывало трусики Тамзин, забытые ею в комнате Гая, и с улыбкой сказала:
— Мисс Лоуренс, мистер Вентура просил меня вернуть вам ваше имущество.
Тамзин так растерялась, что утратила дар речи.
— Это моя служанка Мария, — пришла ей на выручку Инга. — Она всегда готова доставить радость моим друзьям. В ее обязанности входит и поддержание порядка в коттеджах. Ну и каково сегодня настроение этого развратника? — спросила она, оборачиваясь к горничной.
— Когда я появилась у него утром, он пребывал в скверном расположении духа, мадам! Но потом, с моей помощью, повеселел, — ответила проказница, выразительно тараща глаза.
— Спасибо за услугу, Мария, — холодно произнесла Тамзин. — Это не ты ли рассказала ему, что я редактор журнала «Химера»?
— Нет, мисс! Я ничего об этом не знала, — сказала Мария, покосившись на Ингу.
— Это я раскрыла твою тайну, — ледяным голосом сказала Инга и, прижав пальчик к губам подруги, пояснила:
— Ланс выразил опасение, что ты можешь увлечься Гаем. А мне не хотелось, чтобы потом ты страдала, как другие женщины, отвергнутые им. У нашего повелителя имеются свои виды на тебя, моя дорогая. Так что ты не обижайся, я сделала это для твоей же пользы.
— Ты поступила подло! — вскричала Тамзин, возмущенная коварством Инги.
— Было бы хуже, если бы Гай сам узнал, что ты журналистка. А это неминуемо случилось бы. Завтра вечером он будет здесь. Я уговорила его поиграть для нас. Успокойся, дорогая, скоро ты поймешь, что я права.
Весь этот день Тамзин кипела от злости, успокаивали ее только воспоминания о необычном происшествии в подвале, об уроке, который преподавал ей «повелитель». Наконец она успокоилась, тщательно оделась и приготовилась к встрече со своим новым странным кавалером, называющим себя Господином.
Поскольку платье, в котором она была прошлой ночью, оказалось измятым и разорванным, она облачилась в новый наряд, который еще ни разу не надевала. И, глядя на свое отражение в большом зеркале, Тамзин подумала, что никто из ее коллег не поверил бы, что их главный редактор может появиться в таком виде на публике.
Ансамбль состоял из пурпурной кожаной туники, застегивающейся спереди на пряжки. Под нее Тамзин надела грацию на шнуровках и юбку красного цвета из сафьяна, а на ноги — босоножки на шпильках.
Такое шутовское облачение требовало соответствующего макияжа, поэтому Тамзин дала волю фантазии и не поскупилась на помаду, краски и тени ярких оттенков. Ее волосы, завитые кольцами, были зачесаны
набок, в мочках ушей сверкали большие кольца.
Тамзин осталась довольна своим боевым видом. Пусть Гай не думает, что не найдется других желающих залезть к ней в трусы!
До полуночи публика, собравшаяся в гостиной, фланировала от буфета к бару и откровенно скучала. Наконец появился Ланс, одетый в синий бархатный смокинг, и объявил:
— Шоу начинается! Прошу всех занять свои места!
Зал взорвался радостными возгласами и аплодисментами. Гости расселись по стульям и креслам, расставленным вокруг помоста, возведенного в центре гостиной и смахивающего на боксерский ринг. Это было странное, пестрое сборище мужчин и женщин, одетых во фраки, смокинги, джемперы и джинсы, бальные платья и тренировочные костюмы.
Вспыхнули осветительные приборы, замигала и загромыхала светомузыкальная аппаратура. На помост выбежали две белокурые стриптизерши с колоссальными сиськами, осиными талиями и рельефными мышцами. Они стали тереться лобками об опорный столб, имитируя половой акт, и поводить крутыми бедрами. Натешившись вволю со столбом, девицы вошли в раж и принялись лупить друг друга кулаками и ногами, норовя вырвать у соперницы клок волос или швырнуть ее на ринг. Это было захватывающее зрелище, где целью спортсменок была не победа, а возбуждение зрителей.
— Боже, неужели вас это интересует? — услышала Тамзин голос Алекса и сейчас же почувствовала, как его рука скользнула под тунику.
Девицы нахально выпячивали задницы, трясли грудями, демонстрировали публике бритые половые органы, засовывали во влагалище пальцы и мазали друг другу секретом физиономии. Один из зрителей извлек член и принялся мастурбировать.
Утомленные схваткой, девицы упали на пол и стали изображать лесбийскую любовь. Тамзин почувствовала, «что заводится от их непристойных телодвижений и жестов. Алекс прижался к ее ягодицам промежностью и стал целовать ее шею, ласкать груди. Его рука проскользнула в ее промежность, он принялся тереть клитор. Тамзин расстегнула молнию на его брюках и нащупала стоячий твердый пенис. Ноги ее сами раздвинулись пошире, дыхание участилось. Алекс уже просунул палец в ее задний проход и орудовал в нем довольно энергично. Тамзин сжала головку члена и начала ритмично двигать рукой вверх и вниз. Алекс с рычанием кончил.
Тамзин сжала член, потом отпустила его и, обернувшись, обтерла ладонь о сорочку.
— Развлекаетесь? — промурлыкала сладким голосом Инга, материализовавшись из полумрака. На ней было сверкающее платье из шуршащей ткани, подчеркивающее все достоинства ее фигуры.
Между тем возбуждение в зале достигло апогея, запахло духами и пачулями, женщины пришли в неистовство, мужчины ревели в экстазе. Инга обняла Тамзин за талию и увлекла в какой-то темный проход. Вскоре они очутились на винтовой лестнице и поднялись в комнату, освещенную холодным лунным светом, проникающим в окно.
— Я не могла спокойно смотреть, как Алекс использует твой темперамент в своих эгоистических интересах. Он кончил, мерзавец, а каково теперь тебе? Бедняжка, позволь мне тебя утешить! — промурлыкала Инга и включила ночник.
Поводя бедрами, она достала из красного лакированного шкафчика ларец и поставила его на столик. Тамзин подошла к нему, чтобы заглянуть внутрь, и спросила:
— С кем тебе больше нравится развлекаться — с мужчинами или с женщинами?
— Откровенно говоря, я никому не могу отдать предпочтение. У женщин свои прелести, у мужчин — свои. Мне нравится ласкать стройные женские тела, проникать в их тайные пещеры, сосать груди и клитор. Но я обожаю и мужские сильные тела, их странные инструменты, способные принести нам, женщинам, столько радости. Здесь у меня есть все необходимое для развлечения. Взгляни!
— Боже мой, какая прелесть! — воскликнула Тамзин, откинув инкрустированную крышку ларца.
На шелковой подушечке лежали вибраторы разных форм, цветов и размеров.
— С такими игрушками можно обойтись и без мужчины, — сказала Инга. — Между прочим, придумали их давным-давно, много столетий тому назад. Они всегда были у женщины под рукой и скрашивали ее одиночество.
Тамзин сама частенько пользовалась подобными приспособлениями. А теперь они были ей необходимы — разгоряченное ласками Алекса, но не удовлетворенное им тело взывало о внимании. В промежности хлюпало, влагалище требовало наполнения чем-то твердым. Инга предложила ей воспользоваться резиновым фаллосом с насечкой и огромной головкой. Но Тамзин предпочла ему вибратор со специальной насадкой для возбуждения клитора.
Сжав прибор в кулаке, она улеглась на обитый плюшем диванчик желтого цвета. Инга села рядом и, расстегнув у нее на груди тунику, стала играть с сосками. Тамзин закусила губу и учащенно задышала. Соски ее отвердели, цветок наслаждения испускал призывный аромат. Она нажала на кнопку и начала водить концом прибора по клитору, закрыв от удовольствия глаза.
Инга не дотрагивалась до нее, а просто наблюдала и мастурбировала.
Спальня наполнилась ароматами естественных соков двух прекрасных женщин. Тихо жужжал вибратор, деловито раздражая головку клитора Тамзин, повизгивающей в экстазе. Шумно втягивая чувственными ноздрями воздух, Инга ловко орудовала пальчиками. Тамзин пронзительно вскрикнула и откинулась на подушку, ослепленная головокружительным оргазмом. Инга кончила, слабо взвизгнув, и умолкла, погрузившись в нирвану. Тишину комнатки нарушали только отдаленные голоса, доносившиеся из гостиной.
Но вот из мрака возникла какая-то фигура, и Тамзин очутилась в чьих-то крепких объятиях, уткнувшись лицом в гладкие лацканы фрака.
— Добрый вечер, — пророкотал голое повелителя, и мороз пробежал у нее по коже.
— Это вы? Как? Почему? — взволнованно воскликнула она, не в силах подобрать нужные слова, чтобы выразить охватившие ее эмоции.
— Ты ничего не забыла? — строго спросил они сжал руками ее запястья.
— Добрый вечер, мой господин, — прошептала она, чувствуя, как задергался клитор и сжался задний проход.
— Вот так-то оно лучше! — Он отпустил ее и, оттолкнув, метнулся к двери. Когда она открылась, в комнату ворвались музыка и смех. Яркий свет упал на его лицо — оно по-прежнему было в маске. Тамзин оцепенела. Дверь захлопнулась, и в спальне снова воцарилась тягостная тишина.


— Занятий по гимнастике завтра утром не будет, — сказала Астрид, когда Тамзин собралась покинуть спальню Инги, едва держась на ногах после совокуплений с Лансом, еще двумя мужчинами, имен которых она не запомнила, Ингой, Марией и примкнувшим к ним позже Алексом. Участвовал ли в оргии кто-то еще, она точно не знала.
— Почему? — спросила она, припадая спиной к дверному косяку и оглядывая поле сексуального сражения. Повсюду валялись предметы одежды, в углах продолжали дергаться обнаженные тела — парами или в экстазе свального греха. Слышались судорожные вздохи, крики, стоны. Пахло спермой.
— В половине десятого ты должна быть в конюшне, — сказала Астрид, на удивление свежая, несмотря на бурную активность, проявленную во время продолжительного группового соития.
Тамзин втянула носом затхлый воздух и покачала головой. В душу ее закралось сомнение. Ароматы конюшни ее не вдохновляли. Ей захотелось поскорее уйти, выпить чашечку кофе и лечь спать. На то, чтобы принять ванну, у нее не осталось сил. Она с трудом добралась до своего номера и рухнула на кровать.
— Привет, это я — раздался голос неутомимого Алекса. Он прошмыгнул в дверь и нырнул под одеяло.
— Я устала, — простонала Тамзин. — И хочу спать.
— Я решил сделать тебе сюрприз, дорогая, и кое в чем покаяться, — прохрипел Алекс, деловито раздвигая ей ноги коленом и стаскивая тунику через голову.
— О чем ты говоришь? Не понимаю, — прижимаясь к нему, спросила Тамзин. — Ой!
Алекс засадил ей свой неутомимый фаллос и начал работать торсом, приговаривая:
— Я решил сознаться во всех своих грехах на страницах твоего журнала, птичка! Я дам тебе обширное интервью. Это станет сенсацией.
— Прекрасно, я очень рада, — ответила Тамзин, шире раздвинув ноги.
Алекс продолжал пыхтеть, но ее это не раздражало, она успела привыкнуть к тому, что его член чаще других проникал в ее влагалище. Засыпая, она представляла себе эффектную обложку «Химеры» с фотографией Алекса.


— Доброе утро, мисс! — приветствовал ее на другое утро Кевлин, нахально ухмыляясь. — Вы сегодня рано встали! Но вид у вас бодрый.
— У тебя, случайно, нет аспирина? У меня разламывается с похмелья голова.
— Сейчас я вас вылечу! — сказал молодой человек и, достав упаковку лекарства из аптечки, растворил таблетку в воде.
С благодарностью беря у него стакан, Тамзин подумала, что он, несомненно, очень привлекательный парень. Но даже он не мог удовлетворить ненасытную Марию: вчера в спальне Инги та показывала настоящие чудеса изобретательности и неутомимости в сексе.
Солнечный свет лился широким потоком в высокие стрельчатые окна, в его косых лучах сновали крохотные пылинки. В конюшне пахло сеном, опилками и лошадьми. Тамзин прошла к стойлу — дружелюбная кобыла высунула голову и уткнулась мокрым носом в ее ладонь. Обернувшись к Кевлину, чтобы спросить у него, какая из лошадей ей предназначается, Тамзин увидела, что он потирает ладонью ширинку.
— Ты не знаешь, какую из этих красавиц оседлают для меня? — спросила Тамзин.
Конюх растерянно потер кончик носа и, в свою очередь, спросил:
— А разве вам еще ничего не объясняли?
— Что именно? — удивилась Тамзин. — Вы все узнаете сами, когда придет время, — ответил Кевлин, отводя взгляд.
В конюшне было прохладно, однако Кевлин был молод и горяч. Тамзин взглянула на него из-под ресниц и лукаво улыбнулась. Он взял ее за руку и спросил:
— Голова все еще болит? Может быть, вам лучше прилечь?
— Да, пожалуй, я прилягу. Может быть, ты покажешь, где здесь есть укромный уголок? — сказала Тамзин.
Он отвел ее в свободное стойло, где в углу имелся стожок свежего сена, и расстелил поверх него попону. Тамзин с удовольствием легла на нее и раздвинула ноги.
Кевлин без лишних слов деловито расстегнул поясной ремень и ширинку и достал солидный и слегка искривленный член. Помастурбировав на глазах у Тамзин и доведя свой рабочий инструмент до полной готовности, он прилег рядом с ней. Не тратя времени на преамбулу, он расстегнул молнию ее стеганой куртки, просунул под нее руку и стал тискать груди. Тамзин вспомнила, какие огромные сиськи у Марии, и подумала, что он, вероятно, сравнивает их женские прелести. Все это происходило в молчании. Наконец Кевлин одобрительно хмыкнул и полез к ней в промежность. Тамзин замерла, ожидая грубого и бесцеремонного введения члена: вряд ли конюх понимал значение клитора в совокуплении, скорее всего он привык действовать напористо и быстро.
Однако именно целеустремленность этого молодого жеребца и возбуждала Тамзин. Она сжала в кулаке его беспокойного удавчика и начала двигать рукой вниз и вверх. Рука Кевлина стала тереть клитор. Тамзин почувствовала некоторое облегчение. Стремясь острее ощутить нажим его пальцев, она выпятила низ живота. Кевлин засопел и принялся массировать клитор с удвоенным рвением. И когда Тамзин уже была на грани оргазма, он стянул с нее джинсы и запустил во влажное и скользкое влагалище своего огнедышащего дракончика. После этого он бросился в последнюю атаку и, стремительно наращивая темп телодвижений, с победным криком выстрелил в шейку матки горячей спермой.
Обессиленный, Кевлин рухнул на Тамзин, положив кучерявую голову на ее плечо. Сообразив, что не выдержит долго такой тяжести, она выскользнула из-под него, достала из сумочки салфетку и, обтерев свои истерзанные половые губы, быстренько оделась.
Она уже выходила из стойла, когда в конюшню вошли Инга и Ланс: он — в костюме для верховой езды, она — в длинном плаще и блестящем шлеме. Оба приветствовали Тамзин радостными улыбками. Инга воскликнула:
— А вот и наша дебютантка! Сейчас мы ее запряжем и хорошенько погоняем по кругу.
— Как все это понимать? — удивленно спросила Тамзин. — Что вы задумали?
— Небольшое конное представление, но только несколько необычное, — ответил Ланс и, сходив в ангар, вернулся оттуда, катя за собой легкую двухколесную повозку.
— Это двуколка, — пояснил он. — И мы тебя в нее запряжем.
« Тамзин изумленно вытаращила глаза. Инга расхохоталась и скинула плащ. Тамзин раскрыла рот: Инга была в черной атласной баске, голые груди обхватывали тесемки, бритая промежность отчетливо выделялась на фоне черных подвязок, держащих чулки с кружевной каймой. Красные туфельки на высоких каблучках завершали ее наряд. В руке она сжимала длинный кнут.
— Вместо пони мы запрягаем людей, — сказала она. — Ты повезешь двуколку господина, — такова его воля. Но сперва тебе необходимо потренироваться, научиться исполнять команды, элегантно держаться в сбруе, в общем, привыкнуть к новой роли.
Тамзин едва не прыснула со смеху, но, как это ни странно, тело отреагировало на вид сбруи иначе: клитор зашевелился, анус сжался, ягодицы напряглись, и ей захотелось попробовать себя в новом качестве — резвой кобылицы.
В конце концов, разве лошади не самые благородные животные? Разве в детстве она не изображала лошадку, не трясла головой и не била копытом? Почему бы не осуществить свои детские неосознанные желания и не стать на какое-то время кобылой? Быть может, в другой своей жизни она была свободной, необузданной, дикой кобылицей с развевающейся гривой, фыркала и била копытом землю, прежде чем допустить к себе жеребца?
Ее охватило желание закусить удила и ощутить спиной кнут хозяина, контролирующего каждое ее движение.
В конюшню вошли Дженис и Энди. Их быстренько одели в кожаные доспехи, включающие в себя ошейник и широкий поясной ремень с металлическими хомутами. Ягодицы Дженис выпирали из-под этого тесного наряда, груди выглядывали из специальных отверстий. Ошейник Энди был отделан серебряными бляхами, как и его широкие кожаные нарукавники. Колечки, пропущенные через соски и пупок, были соединены цепочкой. Его причинное место прикрывала кожаная набедренная повязка, на голове был причудливый головной убор из металлических обручей и перьев, а сзади прикрепили хвост.
— Ну и как они тебе нравятся в таком виде? — спросила Инга у Тамзин.
— Они просто неотразимы, — ответила она, ощущая приятное томление в промежности. — Я готова к ним присоединиться.
Ее осторожно разоблачили, затем надели подпругу типа корсета, зашнуровывающуюся на спине, и кожаную повязку на голову, с тремя страусовыми перьями для пущего эффекта. В рот ей вставили узду из толстой кожи, а глаза прикрыли шорами, так что она могла видеть лишь то, что было впереди. Кожа ее вскоре покрылась пупырышками от холода, сердце замирало в предчувствии неизведанного.
Ланс пристегнул ремешками к сбруе оглобли, положил на них ее руки и сел в двуколку. Подхвостник и поводья напряглись, клитор радостно затрепетал.
Они сделали круг по манежу. Двуколка катилась очень легко. Ланс наставительно сказал:
— Не делай лишних телодвижений, выполняй команды возницы — и все будет хорошо. Мы всему тебя научим.
После тренировки Тамзин почувствовала себя более уверенно и начала входить во вкус игры. Тем временем к манежу подходили другие люди. Наконец густой бас спросил:
— Моя кобыла готова?
— Да, хозяин! — ответила Инга. Тамзин почувствовала его прикосновение к ее спине и ягодицам. Хозяин спросил:
— Ты выучила команды? Прияла, как на них отвечать?
— Да, мой господин, — ответила она.
Он уселся в двуколку, повозка слегка покачнулась под его тяжестью, узда натянулась. Возничий взял поводья в руки. По телу Тамзин пробежала дрожь.
Двойные двери в дальнем конце конюшни распахнулись, из них хлынул свет и рев возбужденной толпы, окружившей манеж. Возничий дернул за поводья, Тамзин встряхнула головой и, грациозно поднимая ноги, вышла к зрителям.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шелковые путы - Деверо Зара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Шелковые путы - Деверо Зара



Девочки, это не роман, а какой-то сексуальный бред! Не тратьте свое время на подобное чтиво.
Шелковые путы - Деверо Зарачитатель со стажем
23.03.2012, 22.17





фу-у жесть полная.это не роман однозначно
Шелковые путы - Деверо Зараправда
31.10.2012, 14.42





Полная порнография. Написать такое мог только изощренный ум. Не понравилось.
Шелковые путы - Деверо ЗараЕлена
6.03.2013, 12.42





Да! Это порно рассказ в чистом виде. Садо- мазо.
Шелковые путы - Деверо ЗараСвета
24.06.2014, 12.25





Это ужас!!! В прямом смысле слова, ладно если автору то и дело хочется описывать совокупление героев так зачем же в груповуху это превращать!!?? Отвратительное чтиво, люди не тратьте время на этот разврат!!!
Шелковые путы - Деверо ЗараГрэйси
24.06.2014, 23.22





ujas,prosto otvratitelno.....a eshe romanom nazivaetsa! otbili vsyakoe jelanie knigu pochitat...jut kakaya-to
Шелковые путы - Деверо ЗараKisa
1.12.2014, 23.11





Сценарий порнофильма...
Шелковые путы - Деверо ЗараЮлия
5.12.2014, 12.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100