Читать онлайн Шелковые путы, автора - Деверо Зара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелковые путы - Деверо Зара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.52 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелковые путы - Деверо Зара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелковые путы - Деверо Зара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Зара

Шелковые путы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Инга наклонилась, уперлась руками в каменную стену и припала к глазку, устроенному в маленькой комнатке за ее спальней для тайного наблюдения за гостями пансионата. На этот раз объектом ее подглядывания стала Тамзин. Инга переступила с ноги на ногу, испытывая, как всегда, легкое возбуждение от предвкушения редкостного зрелища.
Это потайное отверстие в стене они с Лансом обнаружили, проводя реконструкцию огромного особняка, построенного в эпоху королевы Елизаветы. Оригинальный план оказался весьма любопытным и полезным документом, с его помощью они нашли множество подземных ходов, потайных комнат и скрытых ниш, а также погребов и мансард, умело замаскированных панелями и прочими хитроумными конструкциями.
Глазок, в который в настоящий момент смотрела Инга, был абсолютно незаметен проживающему в номере. Он был вделан в большую красочную картину в золоченой раме, на которой был изображен пейзаж в стиле французского живописца Ватто, и располагался на уровне большой и богато украшенной кровати со столбиками по углам. Она была настолько массивна и тяжела, что ее не передвигали на протяжении трех столетий, и она словно бы приросла корнями к месту.
Инга знала о наличии в усадьбе еще нескольких потайных отверстий для подсматривания, а также двусторонних зеркал. Известно обо всем этом было и Лансу, ее кузену, любовнику, единомышленнику и деловому партнеру. Их уже много лет связывали такие пороки, как похоть, гордыня, алчность и жажда власти.
Немаловажную роль в их взаимоотношениях играло и сладострастие. Инга была без ума от Ланса, овладевшего ею в нежном возрасте и лишившего ее невинности. С той поры они неустанно предавались разнузданным страстям, порой пагубным, но всегда упоительным. Рано осиротев, Инга хлебнула немало горя. Затем ее взяли в свой дом родители Ланса. Их усадьба располагалась в предместье Йорка. Предоставленные большую часть времени самим себе, дети вскоре обнаружили, что их принадлежность к разным полам таит в себе неисчерпаемые возможности для наслаждения, и не преминули этим воспользоваться.
Удачно выйдя замуж за богача и рано овдовев, Инга стала сожительствовать с Лансом, унаследовавшим огромное состояние от отца. Объединив свои средства, Инга и Ланс вложили их в совместное предприятие, которое обеспечило им существенный доход, занятие по душе и возможность предаваться экстравагантным развлечениям.
Пансионат «Шевральский двор» быстро завоевал популярность у богатых клиентов, пекущихся прежде всего о своем здоровье, но не чуждых и озорству. Вложив огромный капитал в переустройство старинной усадьбы, ее новые владельцы теперь неустанно развивали свой бизнес, предлагали отдыхающим все новые и новые услуги.
Инга медленно задрала подол юбки и, просунув в промежность руку, погладила наружные половые , губы, — они заслуживали этого, потому что готовы были в любой момент раскрыться и впустить фаллос особо важного гостя.
Секс занимал особое место в перечне предлагаемых клиентам пансионата услуг. Ланс и Инга подобрали опытных и привлекательных горничных, готовых исполнить любую прихоть отдыхающего. Принятию на работу предшествовали специальные испытания, которые проводили лично владельцы усадьбы. На службу зачислялись только те кандидаты, которые успешно справились со всеми заданиями.
Вспомнив о них, Инга облизнула пересохшие губы и снова припала глазом к потайному отверстию в стене. Тамзин, за которой она подглядывала, спокойно распаковывала багаж и развешивала в стенном шкафу костюмы и платья. Наблюдение за проживающими в номерах «Шевральского двора» доставляло Инге удовольствие, сопоставимое лишь с половым актом. В эти минуты у нее набухал клитор и приятное волнение пробегало по телу.
Потеребив шелковистые волосики на лобке, Инга стала поглаживать преддверие влагалища, легонько постанывая и представляя себе развлечения с участием новой гостьи. Вскоре искорки блаженства пробежали от клитора до копчика и райское блаженство охватило Ингу с головы до ног.
— Она тебе тоже понравилась, как я заметил, — услыхала она знакомый мужской голос за спиной, и влагалище сразу судорожно сжалось. Как всегда, он застал ее врасплох за рукоблудством, она подпрыгнула и обернулась, покраснев, как рак, опущенный в кипяток. По ляжкам ее потек ароматный пахучий сок, в клиторе возникла пульсация. Однако она быстро оправилась от шока и уступила ему место у глазка, пробормотав:
— Да, она очень мила!
— Стоило лишь мне увидеть это очаровательное создание, — сказал он, — как я понял, что обязан овладеть им основательно, так, чтобы это соитие ей запомнилось на всю жизнь. Она распекла меня в пух и прах в своем проклятом журнале, не оставив ни малейшего шанса на реабилитацию. Но чутье подсказывает мне, что она по натуре наш человек.
Его проникновенный, с легкой хрипотцой, баритон все сильнее возбуждал Ингу. Ей захотелось немедленно почувствовать его пенис внутри себя, насладиться его размерами, испытать сладкую боль во время исступленного соития, размять мышцы лона и шейку матки.
В комнатке было темно и тесно, она чувствовала своим хрупким плечом его мощное плечо и крутым бедром — его бедро, обтянутое кожаными брюками. От него пахло одеколоном «Риччи клаб» и свежевымытым мужским телом. По коже Инги пробежали мурашки. Она обожала тайные любовные свидания и секретные совокупления с ранней юности.
Ей вспомнились игры с Лансом, и у нее сразу же закружилась голова. Сердце екнуло, как в детстве, когда она, богобоязненная невинная девочка, любовалась картинами с изображениями святых и мучеников, распятого Христа и Магдалины, замирая и трепеща от сопереживания мук и страданий этих преданных и отвергнутых, испытывая стыд за свои будущие грехи.
На долю мужчины, стоящего рядом с ней, тоже выпало немало испытаний, и его тоже грызло чувство вины за некоторые свои деяния, и это их сплачивало. Он прошептал:
— Не говорите ей, что я здесь! Об этом никто не должен знать, кроме Дженис и Ланса.
— Хорошо, пусть это будет нашей тайной! — дрожащим голосом ответила Инга. Она изнемогала от вожделения, истекала нектаром, сгорала от внутреннего жара. После испытанного оргазма она вновь прониклась страстным желанием. На этот раз ей хотелось почувствовать в себе твердый мужской член.
— Взгляни на нее! — пробормотал тот, кто стоял с ней рядом, и порывисто схватил ее за руку. — Она даже не подозревает, что скоро весь ее привычный уклад будет разрушен и вся жизнь ее полетит кувырком.
Морщась от боли в запястье, на котором наверняка надолго останутся синяки от его стальных пальцев, Инга наклонилась и посмотрела в глазок. Тамзин достала из чемодана книгу, положила ее на столик возле кровати, затем извлекла плюшевого медведя, чмокнула в носик-пуговку и поставила его на подушку. После этого она села на край кровати, стянула с себя ботиночки, свитер, майку и колготки и, оставшись в нижнем белье, сладко потянулась.
Окинув ее опытным взглядом, Инга толкнула локтем в бок мужчину, стоявшего рядом с ней, и уступила ему глазок. Едва лишь он посмотрел в него, как тотчас же судорожно вздохнул и заскрежетал зубами. Соски Инги отвердели, в анусе возник зуд, а пустота в промежности стала нестерпимой. Его шумное дыхание выдавало сильнейшее сексуальное возбуждение.
Инга надела к ужину длинное муаровое платье с рукавами в обтяжку, но не надела трусы. Тугие ягодицы готовы были раздвинуться и впустить в потайное отверстие желанного посетителя. Не долго думая Инга схватила его за ширинку и сразу же поняла, что не ошиблась: пенис рвался на свободу из своих кожаных оков. Инга расстегнула молнию — член выпрыгнул из ширинки, как зверек из клетки, сердитый и голодный.
Она обожала грешить в темноте, это напоминало ей о ее детских играх и проделках. Они с Лансом любили играть в йоркширском замке, иногда вдвоем, иногда — с соседскими детьми, приглашенными на чай. Случалось, гости, пришедшие к ним на торжество по случаю чьего-то дня рождения или Рождества, падали в обморок от их розыгрышей. Они изображали привидения. Всадника без головы, Даму в сером. Страх, замешенный на жестокости и сексе, опьянял ее, а перепуганные гости готовы были на все, чтобы выбраться из подземелья.
Мужчина, член которого Инга сжимала в кулаке, даже не шелохнулся. Зато пенис дрожал и разбухал. Она стала мастурбировать, вошла в раж и, поглаживая ладонью мошонку, опустилась на колени и взяла член в рот.
Мужчина вцепился пальцами в ее волосы и вогнал фаллос ей в глотку по самый корешок. Сделав несколько судорожных телодвижений, он выплеснул горячую сперму Инге в рот, заполнив его до краев. Густая жидкость потекла по подбородку, Инга принялась жадно глотать ее, не произнося ни звука. Мужчина только тихонько сопел, стиснув зубы: он умел хранить секреты.
Заслышав стук в дверь своей спальни, Тамзин откликнулась:
— Войдите! — Она только что вышла из ванной, благоухающая маслами и духами и одетая в белый махровый халат.
— Поздравляю с благополучным прибытием в наш пансионат, мисс Лоуренс, — сказала Инга, входя в номер в своем длинном переливающемся платье. Ее белокурые волосы и бледно-золотистая кожа, чудесным образом гармонирующие с лучистыми фиалковыми глазами, поразили Тамзин настолько, что она застыла на месте, раскрыв рот от восхищения. Почему такая красавица скрывается в глухомани в Хэмпшире, а не демонстрирует новые фасоны одежды какого-нибудь супермодного дизайнера? Тэг ухватился бы за такую модель обеими руками.
— Ланс рассказывал, с каким трудом вы до нас добрались. Что за ужасная погода! Теперь нас заметет снегом. Но в этом тоже есть своя прелесть, не так ли? — воскликнула Инга, подходя ближе к Тамзин. Теперь ей стало отчетливо видно, что ее кожа безупречна. Эта удивительная женщина походила на ожившую фарфоровую статуэтку, испускающую теплое золотистое свечение.
— Я страшно обрадовалась появлению Ланса, — сказала Тамзин, справившись с оторопью. — В какой-то момент нашего утомительного путешествия мне показалось, что мы заблудились. Слава Богу, все обошлось, и я наконец-то здесь!
— Ланс у нас настоящий герой! — воскликнула Инга и заливисто рассмеялась. — Надеюсь, что вам здесь понравится. У нас пока мало гостей, многие постоянные клиенты еще не вернулись из-за границы, где они встречали Новый год, других напугало ненастье. За ужином вы познакомитесь с теми, кто сейчас у нас отдыхает. Впрочем, некоторые из гостей предпочитают заказывать еду в номер, особенно те из них, которые сидят на строгой диете: так меньше соблазнов. Кое-кто вообще поселяется в отдельном коттедже, чтобы никого не видеть, как, например, гостящий у нас Гай Вентура.
— Дженис сказала мне, что он сейчас здесь. Я хотела бы с ним познакомиться, мне нравится его манера играть на фортепьяно. Обидно упускать такой редкий случай пообщаться с гениальным музыкантом, — сказала Тамзин.
— Он исключительно приятный человек во всех отношениях, — согласилась с ней Инга. — Надеюсь, он все-таки появится на людях через денек-другой.
— Ужин предполагает соответствующий наряд, насколько я понимаю? — спросила Тамзин, окидывая Ингу выразительным взглядом. — Вечернее платье и все такое прочее…
— Выбор за вами, — улыбнулась Инга. — Но у нас принято выходить к ужину в соответствующем костюме. Гостям это нравится, это вносит в их жизнь здесь приятное разнообразие.
— Дженис говорила, что вашим клиентам не приходится скучать, — сказала Тамзин. — Это правда, что ваша методика оздоровления несколько нетрадиционна?
Она поймала взгляд Инги на своей шее и плотнее запахнула полы халата. Ей стало неловко, странный блеск глаз Инги настораживал. Обычная самоуверенность вдруг покинула Тамзин.
В комнате было теплой уютно, хотя за окнами, закрытыми парчовыми шторами абрикосового цвета, бушевала снежная буря. Ветер заносил снег через дымоход в камин, и снежинки с шипением таяли на горящих поленьях.
Инга удобно устроилась на диванчике, обитом золотистым бархатом, и промолвила проникновенным голосом, глядя на Тамзин искушающими глазами:
— Мы согласовываем методику с клиентом. Все делается только с его позволения. Что же до ее оценки… Все зависит от того, как на это посмотреть. Кому-то наши методы оздоровления наших гостей могут показаться необычными, а для кого-то они вполне привычны. Сегодня вы отдохнете, а завтра утром мы с вами обсудим ваш режим и комплекс упражнений. Диета вам не потребуется, ешьте больше овощей и фруктов, пейте соки. Витамины вас быстро оживят и придадут вам сил.
— Ланс предложил мне верховые прогулки, мисс Стедсон, и даже вызвался быть моим инструктором и сопровождающим. Что вы на это скажете? — спросила Тамзин, присаживаясь на корточки напротив камина и любуясь игрой огня в нем.
— Пожалуйста, называйте меня просто Ингой, — сказала хозяйка пансионата и, подавшись вперед, погладила Тамзин по голове и щеке. — У вас такие необычные волосы, цвета старого шотландского виски. Любопытно, они везде такие?
Тамзин резанула ее враждебным взглядом и холодно ответила:
— У меня не так уж и много волос на теле, те же, которые есть, рыжеватого оттенка.
— Вы не осветляете их перекисью водорода, как Дженис?
Тамзин невольно улыбнулась и покачала головой, отметив, что Инга хитра, как лисица. На что она намекает? Уж не на то ли, что видела Дженис обнаженной? Если это и случилось, решила она, то скорее всего во время массажа или в сауне.
— Нет, у меня натуральные волосы, — сказала она. — Извините, мне нужно переодеться.
— Можете не обращать на меня внимания. Пока вы будете переодеваться, мы могли бы поговорить. Расскажите мне о вашей работе. Дженис сказала, что вы редактор «Химеры». Обожаю ваш журнал. Должно быть, интересно общаться с интересными людьми, бывать на различных торжественных мероприятиях, брать интервью у звезд? Как же я вам завидую!
— Все не так просто, как может показаться со стороны, — ответила Тамзин, пытаясь сообразить, к чему клонит эта хитрая лиса. — Жизнь главного редактора далеко не легка.
Она подошла к гардеробу, чтобы выбрать платье. Шкаф был старинной работы и, очевидно, стоял на этом месте не одно столетие. Его дверцы были украшены резьбой в виде виноградных гроздей и листьев, он пропитался сладковатым мускусным запахом висевших в нем нарядов. Возможно, здесь когда-то стояла какая-то невинная девушка, мечтающая повстречать на балу свою настоящую любовь.
— Обожаю старинную мебель, — сказала Инга, подходя к Тамзин. — Мне хочется верить, что этот шкаф скрывает проход в волшебную страну.
Тамзин обернулась: Инга сверлила ее загадочным взглядом, на ее алых губах играла многообещающая улыбка. Тамзин прошла мимо нее, сняв с вешалки приглянувшееся платье, и ответила ровным голосом, стараясь не выдать волнения:
— В нас всех живет ребенок, не так ли?
— Да, вы правы. Я часто вспоминаю детство и игры, в которые мы с Лансом играли. Мы ведь выросли вместе, он мой кузен.
Тамзин притворилась, что не замечает ее многозначительного взгляда, и, не снимая халата, натянула черные кружевные трусики. Ей показались подозрительными намеки Инги на особые отношения, связывающие ее с Лансом. Повернувшись к ней спиной, Тамзин скинула халат и просунула руки в бретельки бюстгальтера. Оставалось застегнуть его и надеть зеленое платье модного фасона. Внезапно Инга прикоснулась холодными пальцами к ее спине и ловко застегнула крючки.
Тамзин замерла, охваченная оторопью, и руки Инги сжали ее груди.
— Какие у вас чувствительные соски, — промурлыкала грудным голосом она, поглаживая атласные чашечки лифчика. — Они хотят, чтобы их приласкали.
Мягкое освещение, игра пламени в камине, тени на стенах и пряные запахи в комнате завораживали Тамзин, наполняя ее вожделением. В промежности возникло томление, трусы промокли. Руки Инги продолжали нежно поглаживать ее груди и теребить соски. Тамзин с трудом стряхнула с себя оцепенение и, надев через голову платье, одернула подол и расправила плечи. Инга помогла ей застегнуть молнию, пригладила ее рассыпавшиеся по голым плечам волосы и, проведя пальцем по позвоночнику, воскликнула:
— Какое миленькое платье!
— Это одна из последних моделей моего приятеля — Тэга Педры.
— Как, вы лично знакомы с этим модельером? Я же говорила, что вы счастливый человек! Боже, я все больше вам завидую!
— Он подарил мне это платье на Рождество! — похвасталась Тамзин.
Инга закатила глаза и вздохнула в ответ. Макияж Тамзин успела сделать до ее неожиданного появления, так что можно было идти. Но Тамзин медлила, оставаясь во власти уюта в номере и нежных прикосновений Инги.
— Мне хочется вас поцеловать, — прошептала она и, не дожидаясь ответа, поцеловала Тамзин в губы. Этот поцелуй не походил ни на один из поцелуев мужчин. Он был несравненно более нежным, чувственным и сладким. Губы Тамзин раскрылись, пропуская в рот шаловливый язычок Инги, и райское блаженство растеклось по всему ее телу. Их языки сплелись и начали извиваться в радостном танце. Тамзин сжала груди Инги и начала теребить ее соски.
Слившись в порыве сладострастия, женщины подошли к дивану. Внизу живота Тамзин бурлила лава, клитор жаждал массажа. Внезапно раздался удар гонга, гостей приглашали на ужин. Инга отпрянула от Тамзин и с лукавой улыбкой сказала:
— Придется прервать наши игры, дорогая. Вернемся к ним позже.


Гости рассаживались за длинным столом в большом зале напротив друг друга. На белоснежной льняной скатерти плясали малиновые отблески свечей и пламени в камине. Стены были украшены скрещенными пиками и флагами, мечами и гербами. Вдоль одной из них тянулась галерея для музыкантов. В хрустальных бокалах вспыхивали искорки, столовое серебро было начищено до блеска. Посередине стола стояла ваза с цветами в форме козлоногого сатира. Во главе стола восседал Ланс. Инга села напротив него, на противоположном конце. Кевлин, переодетый в униформу официанта, подавал одно блюдо за другим. Дворецкий Харпер едва успевал откупоривать бутылки и наполнять вином бокалы.
— Сегодня вы можете не ограничивать себя, — с улыбкой промолвила Инга. — Но завтра я начну следить за тем, чтобы вы соблюдали диету. Впрочем, голодать вы у нас не будете, не волнуйтесь.
Тамзин проголодалась и с удовольствием отведала все поданные блюда: и тающую во рту копченую лососину, и черную икру с омлетом, и жареного ягненка с трюфелями, и овощи, и сладчайшую дыню, и вафельные трубочки с кремом и шоколадом.
— Ну и каково же твое первое впечатление? — спросила, наклонившись к ней, вкрадчивым голосом Дженис.
— Если это и есть здоровая пища, то я согласна есть ее ежедневно, — ответила Тамзин, слизывая языком крем с губы.
— Вы называете это здоровой пищей? — вмешался в разговор сидевший рядом с ней мужчина. — Вздор! Это обжорство и баловство! Там, откуда я приехал, люди радуются, если им удается найти несколько жирных личинок жуков-короедов.
— Неужели, Алекс? И вы тоже ими питались? — спросила Инга, изумленно вытаращив глаза.
Некоторые из гостей скорчили гримасы отвращения, другие повскакали с мест и устремились в туалет. Только счастливые молодожены, приехавшие сюда на свой медовый месяц, продолжали разговаривать, ничего не замечая вокруг себя.
Алекс злодейски ухмыльнулся, довольный произведенным его словами эффектом, поднял бокал и добавил, поедая Ингу плотоядным взглядом:
— Индейцы, живущие в лесу, обожают это лакомство. Личинки чрезвычайно питательны. Натуральный продукт! Советую при случае их отведать.
Тамзин уже познакомилась с этим господином. Его звали Алекс Фентон, он недавно вернулся из экспедиции в джунглях Бразилии. Его привлекательное лицо потемнело от загара, волосы выгорели на солнце. Среднего роста, мускулистый и крепкий, Алекс постоянно улыбался, сверкая васильковыми глазами, и обладал завидным аппетитом.
— Я бы хотела взять у вас интервью, мистер Фентон, и сфотографировать вас для моего журнала, — сказала Тамзин. — Я захватила с собой камеру.
— А как называется ваш журнал, мисс Лоуренс? — спросил путешественник и фотограф, сверля ее взглядом.
— «Химера»! — ответила она, изо всех сил стараясь не отвести глаза.
— Почему он так странно называется? — спросил Алекс, поморщившись. — Ведь химера — это отвратительное чудовище, с огнедышащей львиной пастью, змеиным хвостом и козьим туловищем.
Разве в вашей редакции работают чудовища, мисс Лоуренс? Вы, как мне кажется, на него не похожи.
Тамзин зарделась, по ляжкам ее потек густой горячий нектар. Ее притягивало к этому самоуверенному мужчине словно магнитом. Она невольно подалась вперед. В этот момент у нее за спиной возник Кевлин: он поставил перед ней на скатерть фарфоровую чашечку с кофе по-турецки.
Тамзин опомнилась и, стряхнув охватившую ее похоть, выпрямилась и отчетливо произнесла:
— Это слово имеет и другое значение — несбыточная мечта, дикая фантазия. Мы предлагаем нашим читателям самые разные любопытные материалы, интервью с интересными людьми, фотографии знаменитостей. В общем-то нас можно назвать и чудовищами: порой наши статьи бывают очень острыми и скандальными.
— Следовательно, мне лучше следить за своими словами, не так ли? Иначе я могу поплатиться за легкомыслие, верно? Не волнуйтесь, мисс Лоуренс, я не из пугливых и привык к тому, что пресса возводит на меня напраслину и смакует подробности моей личной жизни.
— Вам нравится шокировать публику, Алекс? Вам приятно быть знаменитым? — спросил у него Ланс, согревая в ладонях бокал с коньяком.
— Шокировать публику очень просто, — пожал плечами Алекс. — Достаточно выдумать какую-нибудь не правдоподобную историю о своих любовных похождениях, и репортеры разнесут ее по всему свету.
Пока Тамзин прикидывала, кто из этих двоих достоин ее внимания, практичная Дженис исподволь обхаживала юного Кевлина. Всякий раз, когда он наклонялся, чтобы сменить тарелку или наполнить вином бокал, она незаметно щупала его ширинку.
Наконец кофе был выпит, и гости начали расходиться по номерам. Первыми встали из-за стола мама с дочкой, за ними — полковник с женой. Пожелав всем доброй ночи, они покинули зал. Наконец ушли и молодожены. Проводив их завистливым взглядом, Дженис воскликнула:
— Не понимаю, зачем они сюда приехали! О какой поправке здоровья может идти речь, когда люди сутками занимаются сексом? Так ведь можно довести себя до изнеможения!
— Предлагаю поплавать в бассейне, — сказала Инга, наполняя бокал коньяком. — Вы ведь еще его не видели, мисс Лоуренс?
Эта идея понравилась Тамзин, она еще никогда не плавала в бассейне, когда снаружи бушует снежная буря, тем более — в старинном замке. Ее напряжение постепенно спадало, она расслабилась в кресле и вытянула ноги, наслаждаясь уютной атмосферой и незаметно наблюдая за Алексом. Это было довольно увлекательное занятие, так как он, будучи экспансивным и беспокойным человеком, энергично жестикулировал, разговаривая с Лансом на столь животрепещущие темы, как спасение лесов в долине Амазонки и просвещение тамошних индейцев.
— А я говорю, что лучше оставить туземцев в покое, — горячился он, стуча кулаком по столу так, что звенела посуда. — Они знают об этом мире больше всех европейских и американских мудрецов с учеными степенями. Вот вы, Ланс, разбираетесь в таких вещах, как окружающая среда, боги джунглей и лесные духи? Для индейцев эти понятия святы, как и законы их племени. А главное, они почитают старших! Чего не скажешь о нашей современной молодежи.
— А как же быть с медициной? — не сдавался Ланс. — Вы же не станете отрицать ее важность для диких племен?
— Чушь собачья! Я предпочту лечиться у шамана, а не у недоучки с медицинским дипломом. Индейцы лечат травами любую хворь.
— В самом деле? — встряла в спор мужчин Инга. — Это поразительно! Однако мне необходимо освежиться в бассейне.
Алекс пожал плечами, с трудом встал и подошел к ней. Она одарила его благосклонной улыбкой и, взяв его за руку, увлекла к дверям.
— Кстати, о плавании! — воскликнул Алекс, с важным видом ступая по блестящему паркету. — Я вам рассказывал об опасности, которая подстерегает пловцов в реках Южной Амазонки? Там обитает одна маленькая рыбка… Нет. Вы все уже знаете!
— Продолжайте, Алекс! Я обожаю вас слушать!
— Так вот, эта юркая тварь имеет привычку забираться в задний проход и даже в пенис. Извлечь ее оттуда очень сложно, для этого требуется весьма болезненная операция. Так что рекомендую прикрывать анус ладошкой или затыкать его пальцем, если вам вздумается нырнуть в тамошнем водоеме. Ха-ха-ха!
— Помилуйте, Алекс, что же вы все о грустном и опасном? Неужели в тех диких местах нет ничего радостного?
— Представьте себе, ровным счетом ничего! Порой я задаюсь вопросом: зачем я вообще туда забираюсь? Какого черта я забыл в джунглях?
Они исчезли за дверью. Тамзин проводила их взглядом, допила коньяк и, откинувшись на спинку кресла, задремала, охваченная негой. Сон ее был недолог, а проснувшись, она обнаружила, что осталась в зале одна, и поспешно вышла в коридор. Здесь ее охватило смутное беспокойство. Она с тревогой огляделась по сторонам: поблизости вроде бы не было ни души, однако сердце подсказывало ей, что за ней тайно наблюдают.
Решив, что все это ей чудится после сытного ужина, выпитого коньяка и непродолжительного сна, Тамзин постаралась взять себя в руки и пошла искать Дженис и всех остальных. Поиски привели ее в какое-то странное помещение, где пахло прелыми водорослями и гниющими овощами. Внезапно в комнату вошел Кевлин, одетый в плавки расцветки леопардовой шкуры — под ними явственно обозначился солидный совокупительный инструмент. Увидев Тамзин, он похотливо осклабился и сообщил ей, что идет опылять Дженис.
— Если хотите, могу опылить и вас, — добавил он. Оторопев от столь непосредственного предложения, Тамзин последовала за юношей в оранжерею, оформленную в готическом стиле, с типичными для него контрфорсами и полуарками из металла и причудливыми фонтанами в виде фантастических животных и гротескных человеческих фигур.
По обеим сторонам от прохода пышно произрастали экзотические цветы и кустарники; лианы обвивали, словно змеи, опорные столбы; тут и там красовались банановые и каучуковые деревья; радовали взор своим необычным видом пальмы, кактусы и какие-то другие, неведомые Тамзин представители флоры, с цветами, напоминающими красные пенисы. Все это источало дурманный, гнилостный запах, завораживало и усыпляло.
— Инга называет все это своим эдемским садом, — сказал Кевлин, улыбаясь белозубым ртом. — Насчет того, насколько похожа эта вонючая оранжерея на рай, я не знаю, но здесь точно лучше, чем снаружи. По телевизору передавали прогноз погоды, обещают страшный снегопад в ближайшие сутки. Вы вовремя приехали. Здесь очень славно, хотя и сыровато.
Они пошли на звук человеческих голосов и смех и вскоре очутились возле бассейна не
правильной формы. Он походил на лагуну благодаря растущим в кадках пальмам и пышным кустарниковым растениям. По искусственному, скалистому обрыву с шумом стекали пенистые потоки, купол из цветного стекла надежно защищал весь этот псевдополинезийский рай от холода, ветра и снега.
Инга сидела на облицованном плиткой бортике и болтала босыми ногами в голубоватой воде. Ее юбочка из тафты промокла, она задрала подол и бесстыдно проветривала промежность, покрытую светлыми волосиками. В руке она держала бокал с шампанским.
Стоявший рядом с ней Алекс веселил ее грубоватыми шутками и анекдотами.
Голый Ланс лежал на спине на торчащем из воды валуне, но, заметив приближающуюся Тамзин, проворно перевернулся на живот и, опершись на локоть, приподнялся и пристально посмотрел на нее, сложив ладони в подзорную трубу.
— Иди сюда, Кевлин! — позвала юношу Дженис. — Она стояла в воде в вечернем платье, с бутылкой шампанского в руке. — Выпей со мной, Тамзин! Можешь смело раздеваться, здесь все свои.
Все дальнейшее происходило с Тамзин словно во сне. Она вдруг обнаружила, что лежит в воде на камне рядом с Алексом, голая, как и он, и пьет шампанское бокал за бокалом, млея под звуки блюза. Соски ее отвердели, их ласкал Алекс. Она окинула взглядом его мускулистое тело и удивилась обилию на нем шрамов. Может быть, он наемник? Клитор у нее задрожал, соски набухли, половые губы раскрылись, как розовый бутон.
— Как случилось, любезная мисс Лоуренс, что мы с вами очутились в этом сказочном уголке, причем абсолютно голые? И вы увидели мой член! — с деланным удивлением воскликнул Алекс.
— Признаться, я сама этого не понимаю! — ответила она. — Но раз уж это произошло, называйте меня просто Тамзин.
Головка его стоячего члена была устремлена к стеклянному куполу над их головами. Ствол пениса был розовато-бежевого цвета, с пульсирующими венами и основанием, утопающим в густой рыжеватой растительности на лобке и животе. Алекс напряг мускулы промежности, и член исполнил для Тамзин индейский ритуальный танец.
На другой стороне бассейна Кевлин старательно удовлетворял Дженис, стоящую на четвереньках. Она радостно повизгивала, когда он засаживал ей фаллос по самую мошонку. Под Дженис лежала голая Инга и лизала ее разбухший клитор. Между ног у нее устроился Ланс и вгонял в ее влагалище свой чудовищный причиндал, одновременно теребя соски Дженис.
— Они похожи на скульптурную композицию на стене индейского храма, — задумчиво заметил Алекс и занялся Тамзин вплотную.
Повернув ее в воде к себе лицом, он сжал одной рукой ее грудь, а другую руку просунул в ее промежность. Фаллос уперся в ее лобок, стенки влагалища сжались. Низ живота стал горячим и тяжелым, и облегчение мог принести лишь оргазм. Алекс ухмыльнулся и сказал:
— Итак, дорогая Тамзин, нам пора познакомиться поближе.
Его пальцы стали вытворять чудеса с ее срамными губами и клитором. Она сжала член в кулаке и начала мастурбировать. Алекс молча развернул ее спиной к себе и, проведя пенисом по ложбинке между ягодицами, вогнал его по самые яички во влагалище. Тамзин ахнула. Алекс начал быстро овладевать ею, массируя пальцем клитор. Соски готовы были лопнуть, промежность накалилась так, что даже вода ее не охлаждала.
— Сильнее! Быстрее! Глубже! — закричала она, обезумев от вожделения. — Я хочу кончить!
— Я знаю, — отозвался он бархатистым голосом. — И сейчас это случится. Я постараюсь, крошка! Кончай!
Она закинула голову ему на плечо и, вытаращив помутившиеся глаза, дико вскрикнула, пронзенная сладостным оргазмом. Его стальной фаллос продолжал сокрушать ее чрево, вновь и вновь заставляя ее содрогаться и корчиться. Влагалище стиснуло пенис, и горячая струя спермы брызнула из головки на шейку матки. На мгновение Тамзин впала в забытье. Очнувшись, она обнаружила, что лежит в объятиях Алекса, а с дальнего бортика бассейна раздаются веселые крики резвящейся четверки. Они продолжали спариваться, меняя позы, плескаясь водой и хохоча.
Упершись подбородком в ее плечо, Алекс поглаживал ее промежность, приговаривая:
— Секс, секс и еще раз секс — таков девиз «Шевральского двора». Жизнь здесь — это один долгий половой акт.
В сердце Тамзин вдруг закралась тревога, и она огляделась по сторонам. Вокруг ничего не предвещало опасности, но Тамзин явственно чувствовала, что за ней кто-то скрытно наблюдает. И ей стало страшно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шелковые путы - Деверо Зара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Шелковые путы - Деверо Зара



Девочки, это не роман, а какой-то сексуальный бред! Не тратьте свое время на подобное чтиво.
Шелковые путы - Деверо Зарачитатель со стажем
23.03.2012, 22.17





фу-у жесть полная.это не роман однозначно
Шелковые путы - Деверо Зараправда
31.10.2012, 14.42





Полная порнография. Написать такое мог только изощренный ум. Не понравилось.
Шелковые путы - Деверо ЗараЕлена
6.03.2013, 12.42





Да! Это порно рассказ в чистом виде. Садо- мазо.
Шелковые путы - Деверо ЗараСвета
24.06.2014, 12.25





Это ужас!!! В прямом смысле слова, ладно если автору то и дело хочется описывать совокупление героев так зачем же в груповуху это превращать!!?? Отвратительное чтиво, люди не тратьте время на этот разврат!!!
Шелковые путы - Деверо ЗараГрэйси
24.06.2014, 23.22





ujas,prosto otvratitelno.....a eshe romanom nazivaetsa! otbili vsyakoe jelanie knigu pochitat...jut kakaya-to
Шелковые путы - Деверо ЗараKisa
1.12.2014, 23.11





Сценарий порнофильма...
Шелковые путы - Деверо ЗараЮлия
5.12.2014, 12.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100