Читать онлайн Свобода желаний, автора - Деверо Зара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свобода желаний - Деверо Зара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.69 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свобода желаний - Деверо Зара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свобода желаний - Деверо Зара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Зара

Свобода желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Ничего не надев на себя, кроме саронгов, обернутых вокруг бедер, они сели перекусить в тенистом уголке патио. Царила очень непринужденная, неформальная обстановка, посторонних не было.
– Это мое личное местечко, – объяснила Ксантия. – Есть и другие террасы и еще один бассейн для гостей, но вы особые гости, Хизер. – И она добавила с проказливой улыбкой: – Тебе понравилось сегодняшнее купание?
Хизер кивнула, все еще не придя в себя после полового акта с Полем. Он сидел в стороне, поглощенный шахматной игрой с Андре. Каменные столы ломились от изобилия холодных цыплят, копченой лососины, красных больших и сочных помидоров, листьев салата и другой зелени, свежее, чем Хизер когда-либо видела. Никто не мог пожаловаться на кухню в Тоставин-Гранж!
– Мне нравится Поль, – сказала она, держа на коленях полную тарелку. – Он такой заботливый.
– И увешан, как жеребец, – добавила Ксантия, отправляя небольшие бледные виноградины себе в рот. Ей нравилось то, как они лопаются, выделяя при этом много вкусного сока. – Заботливый? Тебе это нравится?
– Конечно. А разве это может не понравиться женщине? – спросила озадаченная Хизер. – Он очень хотел доставить мне удовольствие. Он тер мой клитор головкой своего пениса и водил им вверх и вниз, пока я не кончила. Только потом он вставил в меня член. Мне было так хорошо, и, казалось, это продлится вечность.
Ксантия выглядела задумчивой, наливая белое искристое вино в два хрустальных бокала. Затем она откинулась, и саронг распахнулся, открывая бедра так, что стал виден ее затененный пах.
– Заботливость, конечно, хорошо, но нужен контраст. Более жестокое обращение, например? Тебе не приходилось слышать о женщинах, которым нужно немного грубости?
Дугообразные брови Хизер нахмурились.
– Это кошмарная идея. Ты предлагаешь изнасилование? Конечно, нет. Это – ужасное преступление против женщины. Насильственное вторжение в ее тело, мысли, душу! Непростительно!
– Успокойся, дорогая. – Ксантия, перегнувшись через подлокотник кресла, погладила ее по волосам, шее, груди, поласкала соски. – Конечно, реальность ужасна, но мы сейчас говорим не о настоящей жизни. Ты будешь принимать участие в каждой сценке, только пока ты здесь. Я вспоминаю строчку, вычитанную мной в каком-то романе: «Она затаив дыхание ждала, что он возьмет ее при ее желании силой». Ты поняла, к чему я клоню? Я планирую кое-что для тебя интересное.
Не заботясь о том, согласна Хизер или нет, Ксантия просто загадочно улыбнулась и сказала подождать немного.
Наступил полдень. Воздух наполнился музыкой, чувственной, мечтательной. Хизер довольно много отхлебнула замечательного коктейля, что приготовила Ксантия, и почувствовала себя настолько расслабленной и благожелательно настроенной, что подумала, уж не было ли в этой смеси чего-либо помимо алкоголя. Она бы не удивилась, если бы Ксантия добавила туда какое-либо возбуждающее средство.
Солнце стояло уже высоко над деревьями и отбрасывало причудливые тени на бассейн, когда Ксантия встала, потянулась и отвела Хизер в ее комнату.
– Надень вот это, – приказала она, указывая на костюм, разложенный на кровати.
– Что это? – спросила Хизер, взяв одежду в руки. Костюм был сделан из тончайшей, почти прозрачной шерсти бутылочного цвета. Насколько она могла судить по покрою и стилю, он относился к средним векам, может, даже раньше.
– Ты теперь саксонская принцесса, – сказала Ксантия. – Время – средние века, примерно 800-й год нашей эры. – И с улыбкой добавила: – Только никаких трусиков. Уважающие себя женщины никогда не носили белья. Трусы ассоциировались со штанами, которые носили мужчины. Если муж обнаруживал, что его жена в них, он считал, что она ему изменяет. Это лишний раз доказывает, как глупы мужчины. Впрочем, они всегда такими были. Давай я тебе помогу.
Одежда сидела великолепно. Верх туго обтягивал грудь Хизер и шнуровался от горла до пояса. Юбка широким раструбом ниспадала с ее бедер. Рукава были длинными, с узкими манжетами. На ее шее было тяжелое кельтское ожерелье с выгравированным на бронзе сложным узором. Это было ее единственное украшение, не считая простой золотой ленточки для волос, которую Ксантия укрепила над бровями Хизер. Ее волосы ярко-коричневым водопадом ниспадали по ее плечам на саржевую, отделанную мехом мантию.
Ксантия постояла со склоненной набок головой и полюбовалась на свою работу.
– Прекрасно. Годится.
– Никаких туфель? – спросила Хизер, увидев свое отражение в высоком зеркале на подвижной раме. «Боже милостивый, – думала она, – неужели это я».
Она получила пару кожаных полуботинок, и превращение было завершено. Хизер гордо выпрямилась. Она была великолепна – с выпяченной грудью, сосками, направленными вверх, с надменно поднятым подбородком.
– Ты – до кончиков мизинцев дочь короля. – Зеленые глаза Ксантии разглядывали ее. – Никогда не подумывала об артистической карьере?
– Возможно. – Хизер не могла избавиться от королевских манер принцессы. – А какой сегодня сценарий?
– Не нужно, чтобы ты много знала. Достаточно сказать, что ты принцесса Моргана и что тебе доверено доставить важное послание твоего венценосного отца одному из его военнокомандующих. Просто играй со слуха. Ты справишься.
Ксантия просто кипела от возбуждения. Когда она увидела свой замысел воплощавшимся в жизнь, она очень взволновалась, отчего ее соски встали по стойке «смирно», как часовые, которые всегда наготове, на охране ее расселины. Что у нее за замечательное занятие! Принося радость другим, получать ее самой!
Она проводила Хизер вниз по лестнице и провела через сад к опушке леса, окружавшего его. Там было темно и мрачно. Хизер почувствовала дурное предчувствие. Хотя и далекое от испуга, это чувство добавляло адреналина ей в кровь. Ксантия подвела ее к арке, открыла ворота и слегка подтолкнула.
Хизер очутилась за пределами имения. Ворота закрылись, и она оказалась одна. Пути назад не было. Вокруг стояла мертвая тишина. Верхушки деревьев пламенели в свете закатного солнца. Небо светилось оранжевым на западе, остальное погружалось во тьму. Неровная каменистая дорога манила, бледная пыльная полоска, петлявшая по опавшей листве. Хизер пошла по этой дороге, держа голову высоко поднятой и с прямой спиной. Каждый треск сучка или шелест листвы заставляли ее хвататься за украшенную драгоценными камнями рукоятку небольшого кинжала, висевшего у нее на поясе. Она чувствовала, что окажется в смертельной опасности, если попадет не в те руки. Деревья и кустарник поредели. Хизер ощутила привкус соли на своих губах и услышала рокот корнуоллского залива, разбивавшего свои волны о прибрежные скалы. Спуск становился более трудным. Здесь дорога переходила в грубо вытесанные в скале ступени. Хизер двигалась с осторожностью, тщательно выбирая, куда ступить. Так она шла до тех пор, пока не достигла пляжа и не обогнула выступа в скале, что она поняла по освещению, отличному от света заходящего солнца – ярко пламенеющего шара на горизонте.
Тогда, когда было уже поздно ретироваться, она поняла, что свет шел от огромного костра. Языки пламени тянулись к проплывавшим мимо ночным облакам, и в этом свете она увидела группу чужеземцев. В следующую секунду она почувствовала, как ее обхватили железные руки. Она била руками куда попало и лягалась, но человек, державший ее, только ухмылялся и тащил в круг света костра. Хизер смогла разглядеть резного змея на носу большой лодки, стоявшей на якоре недалеко от берега. Теперь она с замирающим сердцем смотрела на своих пленителей. Косматые меховые куртки, штаны из сыромятной кожи, шлемы. Все они носили бороды, у них были длинные волосы, у некоторых заплетенные. Они были вооружены топорами и широкими мечами. Хизер была захвачена смертельными врагами своего отца, кровожадными и беспощадными скандинавами, которые терроризировали все побережье, сея повсюду смерть, разрушения, грабеж и насилие. Недавно один из их украшенных драконами кораблей был замечен вблизи.
– Пустите меня! – кричала негодующая Хизер в то же время, думая, кому из них предстоит доставить ей удовольствие.
Умная Ксантия! Как могла она узнать, что Хизер всегда восхищалась викингами? Она мысленно зааплодировала своей хозяйке.
Бандиты хохотали, перебрасывая ее от одного к другому, лапая ее груди, залезая под юбку. Из мрака вышел мужчина. При его появлении эти буйные, непокорные люди немедленно отпустили ее. Она разглядывала его в неровном свете костра. Он был очень высок, ярко-красная накидка подчеркивала ширину его плеч. Над его головой возвышалась голова волка, шкура которого висела у него за спиной. Волчья шерсть спутывалась с его льняной шевелюрой, создавая контрастное зрелище. Это был прекрасный варвар. Его вид заставил матку Хизер сжаться от желания, а ее клитор требовательно содрогнуться.
– Что здесь происходит? – Его глубокий голос эхом отозвался в прибрежных скалах, перекрывая шум прибоя.
– Пленница, милорд Рагнар! – важно произнес один из людей, тот самый головорез, что обнаружил Хизер.
– Хорошо, Олаф. Ты поймал редкую птичку.
Рагнар медленно подошел к Хизер очень близко, так близко, что казался ей огромным. Запахи, исходившие от него – кожи, шкуры волка и крепкий мускусный пьянящий запах его собственного пота, – перекрывали соленый аромат моря.
«Помни свою роль. Ты – гордая принцесса, – напомнила она себе. – Не бросайся в его объятия, не хватай за член, как требуют того твои инстинкты».
– Как смеете вы, животные, так обращаться со мной? – закричала она, вызывающе глядя в его свирепые голубые глаза.
Он, широко расставив ноги, уперев руки в бока и запрокинув голову, захохотал.
– Ты, девушка, моя пленница, – резко произнес он. – Я сделаю с тобой все, что пожелаю.
Сильная загорелая рука вдруг резко, как атакующая змея, выбросилась вперед и ухватила ее за ворот. Одним быстрым движением он разорвал платье до пояса. Она попыталась прикрыть свою обнаженную грудь, но Олаф, стоявший сзади, схватил ее за запястья и, широко разведя руки, представил ее красоту на всеобщее обозрение. Изголодавшиеся мужчины плотоядно взирали на голую женщину, но ее саму интересовало только выражение на грубом и прекрасном лице Рагнара, когда он смотрел на нее. Этот взгляд, собственное возбуждение и прохладный ветерок заставили ее соски образовать два твердых красно-коричневых бугорка. Она была полностью беззащитной, когда сильные руки накрыли оба ее полушария, а загрубевшие большие пальцы терли соски. Хизер чувствовала, как она тает, ее ноги ослабели, а вульва выделяла соки, которые облегчили бы ему проникновение.
– Убери руки, – прошипела она, метая глазами молнии. – Мой отец прикажет с тебя живого содрать кожу за такое оскорбление. Я – принцесса Моргана!
– А, но твоего отца нет здесь, принцесса. Всего час назад мы победили его в бою. Тебе никто не поможет. – Рагнар говорил издевательски, а его руки еще настойчивее стали гладить ее сопротивляющееся тело. – Я покажу своим людям пример. Мне доставляет удовольствие подготовить женщину для моих воинов.
Он схватил ее и взвалил на широкое плечо в кольчуге. Она с распущенными волосами висела вниз головой и колотила его по спине, а люди вокруг галдели, хохоча и подбадривая его.
– Опусти меня, ублюдок! – громко кричала она.
Не обращая никакого внимания на ее крики, он направился к своему «шатру», грубому сооружению из шкур. Полог закрылся за ними, и она осталась один на один с ним в темноте, нарушаемой только слабым светом примитивного светильника. Он грубо швырнул ее на кучу меховых шкур, которая служила ему кроватью. Она лежала на спине и, приподнявшись на локтях, смотрела на него. Каким мощным он был! Какими сильными были его руки, когда он нес ее! Декорации были так тщательно сделаны, что она и вправду верила, что она пленная принцесса, которая полностью отдана на милость своего тюремщика. Ей было страшно, она ощущала жар его тела, она могла чувствовать свое неистовое желание. Не сводя с нее глаз, Рагнар снял накидку, кольчугу, пояс, потом рубаху, перед тем как снять кожаные гетры, расшнуровал их.
У Хизер сперло дыхание, ломота в паху стала сильнее и грозила превратиться в серьезную боль, когда она увидела его тело воина. Она облизнула нижнюю губу, сердце ее учащенно забилось, она почувствовала такую же пульсацию в вагине. У Рагнара была широкая грудь с порослью золотистых волос. Ее пересекал длинный изогнутый шрам от старой раны. Ей хотелось прикоснуться к нему, лизнуть его соски. Толстые, крепкие ноги, как колонны, поддерживали его тело, и из густых волос внизу его живота, как стальное копье, торчал член, властно направленный на Хизер, как бы оценивая ту, которая должна принять в себя его семя.
Она медленно покачала головой:
– О нет! Ты не можешь сделать этого! Боги ниспошлют на тебя свою кару, если ты прикоснешься ко мне. Я – святая. Ты это понимаешь?
Его брови поднялись, на лице появилась ухмылка.
– Девственница?
«Что ему ответить – «да» или «нет»? – мысленно проконсультировалась со сценаристами Хизер. – Я, конечно, должна быть девственницей. Королевская дочь и еще не замужем. Наверняка девственная плева цела».
– Ты оскорбляешь меня, дикарь, – прошипела она. – Конечно, я – девственница.
Его ухмылка превратилась в широкую улыбку.
– Это хорошо, – сказал он. – Ты станешь моей женой, Моргана, а невеста Рагнара, Морского Волка, должна быть непорочной. Я не ем остатков со стола других мужчин.
– Твоей женой? – Презрение, звучавшее в ее голосе, стегало, как хлыст. – Ты думаешь я выйду за тебя, одного из викингов, отбросов океана?
Его лицо потемнело, восхитительные голубые глаза наполнились гневом.
– Я тоже король. Я могу насладиться тобой и бросить, а могу оказать честь и сделать тебя своей женой.
Он потянулся к ней, но она увернулась и выхватила припрятанный кинжал.
– Негодяй, – вскричала она, – я заколю тебя безо всякого сожаления! Знай, что, если ты еще хоть пальцем прикоснешься ко мне, я убью тебя, а потом себя.
– Лисица, – прорычал он, – убери нож, пока не порезалась.
– Черт тебя побери! – закричала она и бросилась вперед, выведя его из равновесия. Ее рука отклонилась назад, и нож блеснул, описав дугу.
– Сука! – Он навалился на нее, схватил за запястье и завернул руку, сжимавшую кинжал, за спину.
Хизер яростно сопротивлялась и пыталась ударить его в пах, но не очень сильно, так как меньше всего желала бы нанести травму именно там. Удары сыпались куда попало. Отлетела грубо тесанная скамейка. Деревянные кувшины и тарелки рассыпались по всей комнате. Хизер чувствовала, как что-то упирается ей в спину во время борьбы. Она пыталась как-то справиться с Рагнаром, но ничего не могла противопоставить его силе. Рука, схватившая запястье, сжималась все сильнее, пальцы Хизер разжались, и кинжал упал в песок.
Все кончилось. Он толкнул ее на шкуры и бросился рядом. Хотя она мотала головой из стороны в сторону, он завладел ее губами. Она была как в бреду и все дрожала от желания. Он поцеловал, глубоко проникая в ее медово-сладкий рот, так, как он скоро проникнет в ее тело. Он совершал возвратно-поступательные движения языком между ее губами, повторяя движения при половом акте, так как если это был его второй член. Руки его мяли ее груди, крутили соски. Его борода касалась ее щеки и еще более усиливала дрожь, которую она никак не могла унять. Его пенис прижимался к ее животу, требовательный и твердый. Его сила, его животная в своем примитивизме потребность заставляли ее дышать учащенно. Ей хотелось, чтобы он проник в самые ее глубины, прижался к ее вагине, хотелось испытать боль, причиняемую его размерами. Никогда прежде ей не доводилось так наслаждаться физической силой мужчины или настолько ясно понимать свою слабость. Что он собирается делать? Причинить ей боль? Пытать ее? Она терялась в догадках. Ее губы были сухими, вагина – мокрой.
– Не дрожи так, принцесса, – очень тихо прошептал он, его дыхание щекотало ей ухо.
– Пожалуйста, отпусти меня, – взмолилась она, прижимая руки к его широкой груди. – Ты получишь щедрую награду.
– Ты, кажется, не понимаешь, дитя, – в его голосе не звучало и нотки сострадания, его руки оглаживали ее, как молодую нервную кобылу, – у тебя больше нет королевства. Все. Оно уничтожено.
– Тобой, ублюдок! – закричала она, извиваясь под ним. – Я скорее умру, чем стану твоей женой.
Гнев светился в ее глазах. Он перестал ласкать ее, навалился на нее сверху и, разведя коленом ее сжатые ноги, ввел свой инструмент. Хизер закричала, будучи неготовой к такому неожиданному нападению, но что-то дикое, примитивное в ней устремилось к оргазму. Был его возбужденный член и было отверстие, куда этот член можно засунуть. Его не интересовало ничего, кроме собственного удовлетворения. Ему уже было все равно, кто лежал под ним. Это могла бы быть беззубая, старая карга, но, возбудившись, он был движим изначальным инстинктом. Хизер понимала его нетерпение и сдалась этому не принимающему никаких возражений насилию, получая извращенное удовольствие от того, что победитель брал ее, эгоистично заботясь только о себе. Хотя ей было горько и больно, горящая от желания Хизер попробовала повернуться так, чтобы его огромный пенис тер ее по клитору, но это оказалось невозможным. Ее ерзание под Рагнаром повлекло за собой только ускорение его движений, и в последнем бешеном взрыве энергии он излился в нее. Он лежал на ней. Под его весом ей трудно было дышать. Поняв, что он кончил, Хизер впала в бешенство.
– Слезай, варвар, – раздраженно сказала она.
Он невнятно что-то пробормотал, перекатился с нее и, к величайшему ее раздражению, отодвинулся, точно как Чарльз тогда, в первую брачную ночь. Через несколько секунд он крепко спал.
– Эгоистичное животное, – бормотала Хизер. – Боже, если викинги так поступали, то я могу понять женщин, которые не любили, когда они их похищали.
Она встала и почувствовала, как его еще теплое семя стекает по внутренней поверхности ее ног. Она взяла его рубаху, вытерлась ею и презрительно швырнула ее ему на лицо. Несколько мгновений она постояла, глядя на его великолепное тело, которое на практике обернулось таким разочарованием. Она взяла свою накидку и набросила ее на плечи. Затем задумчиво попробовала остроту лезвия кинжала большим пальцем руки. Если бы она и вправду была принцессой Морганой, она бы, вне всяких сомнений, пронзила ему сердце, перед тем как бежать. Но она была Хизер Логан, цивилизованной женщиной двадцатого века, которая не может убить человека только за то, что он оказался никудышным любовником, хотя бы этого ей и очень хотелось.
Она подняла полог палатки и вышла. В лагере стояла мертвая тишина. Мужчины спали у костра, завернувшись в свои плащи. Двигаясь быстро и бесшумно, как привидение, Хизер выскользнула из лагеря и направилась тем же путем, что пришла сюда. Она обнаружила, что кто-то, вне всяких сомнений из окружения Ксантии, воткнул сигнальные огни в скалы, и она по ним через лес вышла к дому. Первым делом, вернувшись в свою комнату, она приняла горячую ванну. Ее голова гудела и сознание было спутано. Самым главным было срочно найти Ксантию и обсудить с ней последний эпизод. Она уже уяснила себе, что значительная часть удовольствия от всех этих сексуальных опытов заключалась в последующем их обсуждении с опытной и мудрой женщиной.
Лежа в смягченной ароматизированной воде, она погладила свои груди, намылила соски, пока они не встали над пенными сугробами. Ее рука опустилась вниз, потрогала волосы на лобке, делая маленькие мыльные водовороты у темной густой растительности. Она раздвинула ноги. Теплая вода омыла ее половые губы. При прикосновении пальца появились розовые лепестки малых губ, чистые и блестящие. Клитор начал высовываться из своего капюшона.
Она потерла его. Он поднялся. Вид огромного члена Рагнара появился перед мысленным взором Хизер. Она ощутила боль и томление в вагине. Дразня свой клитор, она оставила его в покое и сконцентрировалась на сосках. Они немедленно принесли ей волшебные ощущения. Ей хотелось, чтобы у нее было три руки, так как клитор желал, чтобы и его тоже потерли. Сжав груди вместе, она смогла ласкать оба соска одной рукой. Это освободило вторую руку, которую она опустила в воду к требовавшему немедленного контакта бугорку. Она была так увлечена этим занятием, что не сразу сообразила, что уже не одна, когда Ксантия сказала:
– А, значит, Рагнар не удовлетворил тебя?
Хизер, застигнутая во время мастурбации, сразу прекратила. Ее щеки пылали.
– Нет, не удовлетворил. А откуда ты знаешь?
– Догадалась. – Ксантия присела на краешек ванны. – Люди, которые много шумят на эту тему, как правило, очень посредственные любовники.
– А жалко. У него превосходное тело.
– Я знаю. Такая жалость! – согласилась Ксантия и добавила: – Но в целом тебе понравилось?
– Да, очень. Элемент страха стимулирует. Но, дорогая Ксантия, я так хочу кончить! – Хизер не могла больше притворяться: слишком сильно было ее желание. – Я теперь все время думаю о своем клиторе. Он требует, чтобы им занимались!
– Очень рада слышать это. – Ксантия опустила руку в воду и прикоснулась к бугорку Хизер, который сразу же на это отреагировал и встал на страже. – Но тебе надо научиться терпеть. Это продлевает удовольствие. Я иногда онанирую часами, отказывая себе в возможности кончить. И потом, когда стресс становится уже невыносимым, я сдаюсь и разрешаю себе разрядиться. Мое тело тогда охватывают сильнейшие спазмы, я получаю необыкновенные ощущения! Оргазм накатывает волнами, одна за другой! Я чувствую дрожь во всем теле, от ступней до макушки!
Пока Ксантия об этом говорила, она сама очень возбудилась. Свободной рукой она ласкала себя через тонкую ткань своего наряда. Это были два куска материи, которые прикрывали тело сзади и спереди. На талии их стягивал шелковый поясок. Но так как две половинки не были сшиты между собой, то при ходьбе или ином движении открывались то обнаженная грудь, то голые бедра.
Наблюдая за подругой, Хизер дрожала от желания. Ксантия улыбнулась своей глубокой, всепонимающей улыбкой и сказала:
– Пора идти. Надо продолжать.
– Можно я сначала кончу? – взмолилась Хизер.
– Нет, – твердо отрезала Ксантия. – Я хочу, чтобы ты немедленно вышла из ванной и была готова идти.
Хизер вздохнула, утешительно потрепала свой клитор и, роняя капли, встала.
– А что мне надеть в этот раз? – спросила она довольно обиженным тоном, думая: «Я, право, становлюсь очень эгоистичной во всем, что касается секса. Как ребенок, которому не дали леденец».
Ксантия стояла в спальне. Свет, падавший на нее от боковой лампы, подчеркивал ее фигуру, видневшуюся сквозь прозрачный наряд. Она держала палец у виска, как если бы обдумывала какую-то проблему.
– Не слишком много, но кое-что вырисовывается, – сказала она наконец. – Мы должны помочь Джулии в ее дисциплинарных мерах. Некоторые джентльмены получают от этого массу удовольствия. Наша задача состоит в том, чтобы дать им то, чего они хотят.
Она открыла шкаф и вытащила из него несколько нарядов, которые подошли бы для крутых байкеров.
– Давай оденемся как пара подружек мотоциклистов, это будет забавно. Кожа всегда действует возбуждающе.
Хизер чувствовала себя немного нелепо в новом наряде. На ней была очень короткая юбка из телячьей кожи, которая еле прикрывала пах. Отрытыми оставались резинки, которые поддерживали чулки из рыболовной сети. Ноги были облачены в высокие ботинки, массивные каблуки которых заметно затрудняли ходьбу. Жилетка была очень тесной и коротенькой. Ее груди выпирали из очень большого выреза и держались только благодаря шнуровке спереди.
Ксантия широко улыбалась, красуясь в крохотном кожаном лифчике и обтягивающих брюках с вырезом на месте паха. На запястья она нацепила широкие кожаные браслеты с заклепками, а волосы начесала в одно сплошное облако, которое обрамляло ее сильно накрашенное лицо. Ксантия была похожа на подружку байкеров, постоянную посетительницу их кафе и непременную участницу всех групповых «подвигов».
По пути в подвал Ксантия дала Хизер хлебнуть одного из байкерских алкогольных напитков, так что к моменту прихода в «офис» Джулии та чувствовала себя в весьма приподнятом настроении.
– Входите, – пригласила Джулия. Голос ее звучал по-новому, более уверенно.
«Она похудела», – подумала Хизер.
А может, так казалось потому, что сильно изменились ее манеры себя вести и одеваться. Ее костюм был великолепен. Исчезла нервная секретарша. На ее месте была внушительная, обтянутая в кожу фигура в ярко-красном комбинезоне. Он акцентировал все ее формы. Комбинезон крепился одной застежкой-молнией, которая шла от горла, опускалась вниз, огибала промежность, по ее заду и спине поднималась вверх и заканчивалась на шее. Высота ее каблуков заставляла кожу на штанинах собираться в складки, удлиняла ноги и подчеркивала ширину бедер. Она слегка рассекала воздух кнутом из бычьей кожи, а затем пропускала длинные концы плетки через затянутые в черные кожаные перчатки пальцы.
– Воспитание и игры? – спросила Ксантия, заглянув в небольшое помещение, где за щиколотки и запястья был привязан голый человек.
– О да. Я узнала, что он был одним из тех эгоцентричных людей, которые думают только о собственном удовольствии, – сурово сказала Джулия и, наклонившись, щипнула его за соски. – Ему надо преподать урок хороших манер.
– Да, несомненно. – Ксантия кивнула в знак согласия. – Надеюсь, ты не позволяешь ему кончать?
– Конечно, нет. – Джулия резко шлепнула его по пенису, который начал вставать из волос. – Лежать, дружок! – прикрикнула она.
Мужчина средних лет, похожий на преуспевающего бизнесмена, смог лишь пожаловаться:
– Вы жестокая.
– Чепуха! – Джулия щелкнула кнутом. – Ты очень плохо себя вел, и тебя надо наказать. Мои друзья пришли лично убедиться в том, что так оно и будет.
Ксантия стояла так, что он не мог ее не видеть. Ноги ее были широко расставлены, и напоказ были выставлены темно-розовые лепестки ее половых губ. Она засунула в себя палец, затем вытащила его и размазала соки по клитору. Она все время не сводила глаз с Хизер, как бы говоря: «Вот теперь ты можешь кончать». Хизер расшнуровала корсаж своего наряда, вынула груди и, поддерживая их обеими руками, начала возбуждать соски. Затем она поставила одну ногу на расположенный у кровати высокий стул. Ее юбка задралась до живота, попка была голой, а вагина – широко раскрытой и истекающей соками. Пальцы начали ласкать бугорок, которому не требовалась долгая стимуляция: он сразу же налился кровью.
– Девочки, вы не поласкаете друг друга? Я хочу посмотреть. – Мужчина, тяжело дыша, извивался на кровати. Его член снова вышел из-под контроля и стоял, как флагшток.
– Помолчи! – прикрикнула на него Джулия. – Мы занимаемся этим для нашего удовольствия, а не твоего. Тебе разрешено смотреть и не трогать. Может, позже я помогу тебе, но я могу и передумать.
Он стонал, как человек, испытывающий сильнейшие муки. Джулия ухмыльнулась, взялась за язычок своей молнии и медленно опустила ее. Вывалились ее груди, освободился живот, показались лобковые волосы. Привязанный человек вытаращенными глазами смотрел на розовый разрез, видневшийся в волосах.
– Хочешь потрогать? – Джулия стояла очень близко к нему.
– Да. Развяжите меня. – Пот ручьями стекал по его лицу. Джулия смочила пальцы соками своей вагины и потерла ими его соски. Пенис конвульсивно задергался.
– Невозможно терпеть, да? – спросила Джулия, продолжая натирать свой клитор.
Три женщины смотрели сверху вниз на красный член, который, казалось, был готов выскочить из своего единственного глаза от возбуждения.
– Займемся им? – спросила их Джулия, не прекращая своих фрикций.
– Может, позже. Сначала я должна кончить. – И Ксантия перешла на завершающий ритм.
– Подожди меня! – закричала Хизер. – А мы сможем все три кончить вместе?
Джулия приняла участие в этой затее и продолжила удовлетворять себя с опытом, который приходит только с годами онанизма. Синхронизируя свои движения, они смогли преуспеть в этом предприятии и кончили вместе, с разницей в доли секунды.
– Я – все! Прекрасно! – пронзительно закричала Ксантия.
– Я кончаю! Да, да! – громко вскричала Хизер.
– Вот! Ааа!.. – оглушительно завопила Джулия.
– Боже, ну сделайте что-нибудь, – взмолился привязанный человек. Все его волосатое тело было мокрым от пота, член торчал, как монумент. – Что происходит? Вы что, лесбиянки?
Первой очнулась Ксантия:
– Я не могу говорить за других, но я бисексуальна. Ты хотел посмотреть на онанирующих лесбиянок? Тогда тебе крупно повезло. Настоящие лесбиянки не подпустили бы мужчину и на милю к тому месту, где они этим занимаются.
– Правда? – Он нервно выказал удивление, подавленный этой властной, самодостаточной женщиной. – А я думал, они мне позволят наблюдать, может, даже и присоединиться к ним.
– Две женщины – один мужчина. Довольно распространенная фантазия, но утопия. Большинство мужчин не могут в одиночку удовлетворить даже одну женщину. – В глазах Джулии горела непреклонность.
– Ты бы им показал, что они теряют, так? – Ксантия склонилась над мужчиной. Ее груди свисали близко от его члена, и он мог бы очень уютно разместиться между этими двумя большими золотистыми полушариями. Человек дергался вверх и вниз, напрасно стараясь освободиться от пут и прислониться к ней, пока она не отодвинулась. Пустая надежда! Ксантия презрительно щелкнула мужчину бронзовым ногтем по перевозбужденному члену:
– А что они теряют? Этот ничтожный предмет?
Хизер стало жалко привязанного. Он был в очень плачевном состоянии, и Джулия, продлевая его муки, наверное, брала реванш за все годы унижений и обид. Но она вспомнила Рагнара, Чарльза и собственные обиды, и ее жалость улетучилась.
– Я хочу сесть на него, – неожиданно сказала она. После конвульсий оргазма ей хотелось ощущения наполненности.
– Почему бы и нет? – Ксантия стояла позади Хизер, положив руки на ее попку и тиская упругую плоть.
Хизер влезла на мужчину и осторожно опустилась на его член. Она начала медленно двигаться, ощущая стенками влагалища его пульсацию, вверх и вниз, вверх и вниз. Но, когда она почувствовала, что он начал совершать фрикционные движения тазом, остановилась. Получив этот сигнал, Хизер уступила свое место Ксантии. Ее движения были более жесткими. Его инструмент то скрывался в ней, то опять появлялся. Она позволила поверить, что ему наконец будет дозволено разрядиться в сладких муках оргазма. Его глаза были закрыты, он что-то невнятно бормотал, ожидая последнего толчка, который приведет его к экстазу. В этот момент Джулия сказала:
– Он не должен кончить.
– Да, ты права, – ответила Ксантия и слезла.
Холодный воздух охладил его кожу. У пениса был самый плачевный вид, он уже был готов излиться. Слезы стояли у мужчины в глазах.
– Черт вас побери, – пробормотал он, – вернитесь хоть кто-нибудь. Нечестно бросать меня в таком состоянии.
– Ты ропщешь? – Джулия опять приняла командование. – Как ты смеешь жаловаться? Ну-ка, дай я попробую!
Она села верхом на него, царапая его бока своими острыми и длинными каблуками, и впустила его орган в свой. После того, что они с ним устроили, он никак не мог кончить, что бы с его пенисом ни делали. Она с удовлетворением смотрела сверху на распластанное тело, на выгнувшуюся шею, на искаженное мукой лицо и вспоминала всех мужчин, которые когда-либо предавали ее. Намеренно она сбивала его с ритма, при котором он мог бы кончить. Затем она вообще соскользнула с него, оставив стонущего, находящегося на самой грани, но неспособного получить удовлетворение.
Хизер, Ксантия и Джулия, взявшись за руки, некоторое время смотрели на обезумевшего мужчину.
– Не хотите помочь мне кончить, хотя бы развяжите, – сердито потребовал он.
– Ты знаешь, то, что ты испытываешь, это все по-настоящему. Разве ты не для того здесь? Ты можешь прочувствовать, что значит получить отказ от женщины и быть ею брошенным.
Джулия отстегнула наручники и уклонилась, когда он пытался схватить ее. Он хмуро смотрел на них, разминая свои затекшие суставы.
– Сволочи! – прорычал он.
– Ну, если ты так грубо с нами разговариваешь, мы не будем завтра играть, – обиделась Джулия. Она нагнулась и поцеловала его в щеку.
– Почему вы так жестоки, – пожаловался он.
– Я не жестока. – Она потерлась грудями о его плечо, взяла его член в руку, мгновение пососала, потом вынула изо рта и с проказливой улыбкой добавила: – Ты теперь свободен. Думай о нас, когда будешь кончать.
Они повернулись и пошли к выходу, три затянутые в кожу богини, а он смотрел им вслед жадными глазами, взяв свои яйца в одну руку и онанируя другой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свобода желаний - Деверо Зара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Свобода желаний - Деверо Зара



Для этого жанра очень даже неплохо.Но скромницам читать не рекомендую.
Свобода желаний - Деверо Зараангелок
25.06.2012, 17.13





Честно под конец стало противно читать!
Свобода желаний - Деверо Заракэт
9.02.2013, 1.31





Ха ха, это порнушка...
Свобода желаний - Деверо ЗараStefa
13.02.2014, 2.03





Очень возбуждающее произведение! Такие вещи должны быть среди романтических историй. Они хорошо напоминают, что не всегда нужно зацикливаться на любви, особенно, если нет достойного внимания человека для воплощения этого сильного чувства. Пусть будет сэкс! Иначе можно всю жизнь прождать и зачахнуть не получая от жизни никакого удовольствия!
Свобода желаний - Деверо ЗараРеалистка
19.10.2014, 20.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100