Читать онлайн Завоевание, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завоевание - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 268)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завоевание - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завоевание - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Завоевание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Весь жизненный опыт Зарид оказался совершенно бесполезным в том, что касалось порядков дома Говардов. Изысканная сервировка стола во время обедов, вкуснейшая еда и муж, который обращался с ней, как с какой-нибудь хрупкой драгоценностью.
Вышколенные слуги, содержащие дом в идеальном порядке, и вообще вся эта атмосфера доброжелательности и дружелюбия были внове для нее. В ее собственном доме нередко случалось так, что кто-нибудь из свиты братьев начинал носиться по комнатам, вопя, что ему нанесли оскорбление, и требуя, чтобы обидчик вышел и сразился с ним. Роган частенько втыкал в столы свою боевую секиру вместо «узелка на память». А здесь ее поминутно спрашивали: не подлить ли миледи еще вина, и не остыл ли суп?
После ужина как-то раз появился молодой человек приятной наружности, который играл на лютне, восторженно поглядывая на Зарид.
— О чем он говорит? — спросила она, поскольку юноша пел по-французски.
Тирль взглянул на нее поверх серебряного винного кубка. Горел огонь в камине, и по всей комнате разливалось благословенное тепло.
— Он поет о твоем очаровании и твоей красоте, а еще о том, как изящны и плавны движения твоих рук. Зарид была поражена.
— Моих рук? — Ее братья всегда сетовали на то, что в ее руках маловато силенок и ей с трудом удается управляться с мечом. Она поднесла ладони к лицу, чтобы рассмотреть их получше и понять, что же в них хорошего.
Тирль взял одну ее руку в свою и поцеловал кончики ее пальцев.
— Прелестные ручки.
— А еще о чем он поет? — нетерпеливо спросила Зарид, опять переводя глаза с мужа на симпатичного певца.
— Он поет то, что велел ему, потому что я сам написал эту песню, — ответил Тирль несколько раздраженно.
Зарид не верила своим ушам.
— Ты? Ты пишешь песни на чужом языке?
— И песни, и просто стихи. А еще я сочиняю музыку к своим песням'. Могу продемонстрировать, если хочешь.
— Если ты умеешь писать, то должен уметь и читать. Лиана умеет. Ты можешь почитать мне вслух?
Тирль перестал осыпать поцелуями ее руку, улыбнулся и сделал музыканту знак удалиться. Потом он хлопнул в ладоши, и слуга внес в комнату пять книг.
— И что из этого ты хотела бы послушать? — Увидев, что она колеблется, не зная, на чем остановить свой выбор, Тирль улыбнулся. — Тогда я позволю себе положиться на свой вкус. Я почитаю тебе «Элоизу и Абеляра». Это должно тебе понравиться.
Часом позже Зарид сидела напротив камина, едва сдерживаясь, чтобы не разреветься, потому что услышанная ею история была очень печальной.
— Ну, перестань. Все это случилось очень давно, и оплакивать эти события сейчас совершенно не стоит. — Но она продолжала всхлипывать, и он посадил ее к себе на колени и начал успокаивающе гладить ее по голове.
— Я и не подозревал, что у тебя такая чувствительная натура.
— А я подозреваю, что ты отличаешься просто редкостной бесчувственностью. — Она шмыгнула носом.
Тирль поцеловал ее в лоб, потом встал вместе с ней и повел ее к лестнице.
— Думаю, нам пора ложиться спать.
Зарид прижалась к нему. Он все еще был ее врагом, но мысль о том, чтобы провести с ним ночь, заставила ее всю затрепетать. Но когда они достигли ее комнаты, он поцеловал ее в лоб и оставил одну.
Зарид не знала, радоваться ей этому или огорчаться, но в замешательстве она была полном. Она разделась, юркнула в постель, но заснула не сразу, а некоторое время лежала и размышляла над тем, какой необычный человек ее муж. Она знала о его намерении сохранить ее девственность и отправить прошение королю об аннулировании их брака, но неужели он всерьез задумал в точности сдержать слово? Разве кому-то из ее братьев пришло бы в голову брать в жены женщину и не покушаться при этом на ее невинность, пусть даже она на коленях умоляла бы об этом? Нет, такого человека, как этот Говард, ей раньше никогда не приходилось встречать.
Когда она проснулась, то обнаружила, что Тирль сидит у изголовья постели, а на подушке лежит роза. Он помог ей облачиться в костюм для верховой езды с довольно короткой, без шлейфа, юбкой. При этом позволил себе только поцеловать ее в шею, не более, когда подбирал вверх ее волосы, чтобы не мешали затягивать шнуровку на спине.
Они вместе спустились вниз, во двор, где уже ждали оседланные лошади и слуги, держащие подносы со свежим хлебом, сыром и кувшинами с вином. Они поехали на верховую прогулку, и по дороге он не твердил ей о войне, ненависти, оружии, а обращал ее внимание на свежесть и прелесть этого утра, показывал ей прехорошеньких птичек, а один раз даже изобразил птичью трель.
Остановились на берегу озера, и Тирль спросил, не хотела бы она искупаться вместе с ним. Но Зарид отказалась, сославшись на то, что плавает не слишком хорошо, да и вообще воду недолюбливает. Она уселась в тень деревьев, наблюдая, как Тирль сбрасывает с себя одежду и медленно входит в воду. Воспользовавшись тем, что он не смотрит на нее, она разглядывала его, сколько душе было угодно. Казалось, за последние пять недель он немного подрос. Раньше он представлялся ей рохлей, мягкотелым сосунком. Именно такое мнение о нем она составила себе после того как они встретились впервые; и все выглядело так, как будто поверхностная рана, нанесенная кинжалом, едва не убила его. Тогда она решила, что он — просто тряпка.
Но теперь девушка смотрела на него другими глазами, любуясь широкими плечами, крепкими мускулистыми ногами. Его тело было покрыто шрамами, шрамами от ран, такими же, каких хватало у ее братьев. Интересно, довелось ли ему побывать в настоящей битве, или же это только следы повреждений, полученных во время турниров?
Она прислонилась спиной к дереву и наблюдала, как он плавает. Конечно, это было пустой тратой времени.
Ей бы следовало сейчас заняться чем-нибудь полезным, например, как обычно, потренироваться в метании кинжала, но она просто сидела и улыбалась Она всегда совершенствовалась в боевых искусствах, чтобы быть готовой к борьбе с Говардами, но теперь она замужем за Говардом, и — кто бы мог подумать? — смотрела, как он купается в пруду.
Тирль перевернулся на спину и лежал так, покачиваясь на воде. И Зарид, не в силах ничего с собой поделать, не отрывала взгляда от его широкой мускулистой груди. Он, конечно, не был таким крупным, как ее братья, но Кольбрана габаритами превосходил, это абсолютно точно.
Она улыбнулась ему, когда он помахал ей рукой, а потом увидела, что он скрылся под водой. Зарид выпрямилась, ожидая, когда он вынырнет. Но прошла уже минута, а Тирль все не появлялся.
Прошло еще несколько секунд. Тирля не было. Она вскочила на ноги и помчалась на берег.
— Говард! — позвала она, но ответа не было. — Говард! — крикнула она еще громче, но опять безрезультатно.
Не долго думая, она побежала в воду. Вообще-то она умела плавать, ее братья позаботились об этом, но это занятие ей никогда не казалось особо привлекательным. Но сейчас не имело никакого значения, что ей нравилось, а что нет. Она действовала чисто импульсивно.
Она сделала глубокий вдох, погрузилась под воду с открытыми глазами и начала искать Тирля. Это не заняло у нее много времени. Она увидела его почти сразу же. Он лежал на дне озера, уткнувшись лицом в колени.
Зарид чувствовала, что ее легкие вот-вот разорвутся, но она должна была довести дело до конца. Она схватила его под мышки и потащила наверх. Когда они оба оказались на поверхности, она прислушалась, но не уловила даже намека на то, чтобы он дышал. И даже беглого взгляда, брошенного на него, было достаточно, чтобы убедиться. Признаков жизни он не подавал.
Она добралась вместе с ним до берега, затем вытащила его на сушу. Чтобы сделать это, ей пришлось здорово поднапрячься, потому что он был тяжелым, как ломовая лошадь.
Теперь он лежал головой на берегу, ногами в воде, бледный и холодный, будто покойник. Господи, что же делать?
— Говард! — закричала она ему в самое ухо. — Говард!
Никакой реакции. Она села ему на живот, и принялась хлестать его по щекам, но и это не возымело никакого эффекта.
— Черт бы тебя побрал, Тирль. — Она чуть не плакала. — Как ты посмел умереть именно тогда, когда я только начала думать, что ты чего-то стоишь?
Она склонилась над ним, обхватила его голову руками и потрясла ее.
И тут Тирль выпустил изо рта фонтан воды прямо ей в лицо. Зарид отшатнулась и уставилась на него в немом изумлении.
Тирль открыл глаза и расплылся в улыбке.
— Я могу задерживать дыхание гораздо дольше, чем любой другой человек.
Теперь Зарид убедилась в том, что он просто разыграл ее. Она всем весом плюхнулась ему на живот, но он в ответ только крякнул.
— Ты просто негодяй, — заявила она, колотя кулачками по его груди.
Тирль перехватил ее руки и перекатился на живот, подмяв ее под себя.
— Так ты за меня волновалась?
— Ничего подобного. Я просто опасалась, что в твоей смерти могут обвинить меня, из-за вражды между нашими семьями, и что это приведет к ее обострению. Хотя ты и твой брат даже не заслуживаете названия семьи. И я беспокоилась исключительно за своих братьев, за Лиану и за сынишку Рогана, и уж никак не за тебя. — Он придавил ее к земле, подняв ее руки над ее головой. И ей вдруг безумно захотелось, чтобы он поцеловал ее. Она действительно очень переживала за него, но признаваться в этом не собиралась.
Муж приблизил свое холодное и мокрое лицо к ее лицу, такому же холодному и мокрому, и ткнулся носом в ее шею. Он отпустил ее руки и она тут же обвила их вокруг его шеи. И едва она сделала это, он оттолкнул ее и поднялся на ноги.
Зарид нахмурилась, потому что почувствовала себя разочарованной и обиженной.
— Тебе надо обсушиться, а не то замерзнешь. — Самодовольство, звучавшее в его тоне, неприятно поразило ее. Как будто он знал что-то, но предпочитал это скрывать.
Он поднял ее с земли. Она избегала смотреть на него, и он тогда насильно повернул к себе ее лицо.
— Неужели Перегрин навсегда покроет себя позором, если проявит какую-нибудь заботу о Говарде?
— Да не было ничего такого, — заявила она, стараясь придать своему тону как можно большую убедительность, тем не менее это прозвучало донельзя фальшиво.
Он засмеялся, подхватил ее на руки и кружил до тех пор, пока у нее все не поплыло перед глазами. Она приникла к нему, тоже неудержимо смеясь.
Он остановился и еще крепче прижал ее к себе.
— Вот что, моя маленькая злючка, надо бы нам немного обсушиться. Здесь поблизости есть небольшая ферма. Может, они не откажутся принять нас в своем доме и накормить.
Зарид чувствовала, что после этого что-то неуловимо изменилось в их отношениях, но что — она не могла объяснить. Как будто проявление заботы о нем с ее стороны избавило его от каких-то мучительных сомнений, от какого-то тяжкого душевного груза.
До сих пор она никак не могла разобраться, что он за человек, поскольку была свидетельницей только того, как он проявляет себя в каких-то чрезвычайных, конфликтных ситуациях. Но после происшествия на озере он как будто стал себя чувствовать более раскованно в ее обществе, с него спало напряжение, которое не позволяло ему проявлять перед ней многие свойства его натуры.
Он и ее братья отличались друг от друга, как небо и земля. Те вкалывали каждый день до седьмого пота, стараясь ни минуты не тратить зря, Тирль же стремился просто получать от жизни удовольствие. Конечно, он тоже совершенствовался в искусстве владеть оружием, но уделял этому занятию гораздо меньше времени, чем ее братья. Он относился к этому достаточно беспечно, как бы играючи. Затевая импровизированные бои со своими людьми, он иногда проигрывал, но проигрывал с легким сердцем. Словом, он не делал из этого проблемы жизненной важности.
Поначалу Зарид претила подобная безалаберность. Она пыталась увещевать его, говоря, что он просто не понимает, как важны такие тренировки на случай войны. А еще она заявила, что с его легкомысленным отношением к технике боя даже она смогла бы поспорить с ним в искусстве владения кинжалом. Зарид не особенно обольщалась на свой счет, зная, что если в дело пойдут тяжелые мечи, ей против него не выстоять, но кинжалы — другое дело. Тут она очень рассчитывала на свою быстроту и сноровку.
Но уже через несколько минут после того как он принял ее вызов, она поняла, что слишком много о себе возомнила. До поры до времени он дразнил ее, поддавался, давал ей повод думать, что победа у нее в кармане, а потом делал какой-нибудь особо хитроумный выпад, и без труда пробивал ее оборону. Мятежный дух Перегринов взыграл в ней, заставляя ее атаковать Тирля все более и более яростно, но когда ему надоела эта игра, он с легкостью выбил оружие у нее из рук.
— Думаю, тебе внушили, что холодный и трезвый ум соображает быстрее, чем восторженный и мечтательный, — сказал он, а затем, когда она попыталась наброситься на него, он подхватил ее на руки и звонко поцеловал. Зарид была готова провалиться сквозь землю от стыда, услышав хохот зрителей, наблюдавших за ее поединком с Тирлем.
Позже он пришел к ней и начал подлизываться, принес букет цветов, просил прощения за свое недостойное поведение, наговорил кучу комплиментов, причем очень изысканных, сравнив, например, ее глаза со сверкающими звездами. Она, конечно, дулась еще некоторое время, отмахивалась от него, говоря, что он вечно несет всякую чепуху, но в конце концов не выдержала и улыбнулась. Как же рядом с ним было легко и спокойно!
На следующий день Тирль повез ее на ярмарку в город, находившийся на расстоянии примерно десяти миль от его поместья. Зарид никогда еще не была на ярмарке, во-первых, потому что она вообще почти никогда не покидала их замок, а во-вторых, потому что ее братья считали подобные увеселительные прогулки пустой тратой времени.
Ярмарка привела ее в полный восторг. Во время турнира было не до развлечений, поскольку она разрывалась между своим братом и своим врагом, находившимися в такой опасной близости друг от друга. Но теперь все было совсем по-другому Внешне все осталось по-прежнему — все так же с ней рядом был ее враг, но когда она смотрела на него, восседающего на рослой лошади, она меньше всего думала о нем как о враге. Напротив, она думала о том, что он, пожалуй, такой же сильный, ловкий и красивый, как ее братья.
День прошел как в сказке. Все торговцы рассыпались в любезностях перед лордом и его прекрасной леди. При этом Зарид не могла не вспомнить, как издевались над ней во время турнира, потому что она была одной из «этих грязных Перегринов».
Тирль покупал ей все, на что падал ее взгляд. В ее доме всегда был на счету каждый пенни, и она даже мечтать не смела о разных красивых безделушках. Она перепробовала кучу лакомств, выставленных на продажу, хотя Тирль и предупреждал, что от подобных излишеств у нее вполне может разболеться живот. Когда весь ее подбородок оказался вымазанным соком вишен, которых она уже успела слопать целую горсть, Тирль наклонился и слизнул несколько сладких капель. Зарид покраснела до корней волос, но он только забавлялся над ее смущением.
Когда он услышал, что всех желающих приглашают сразиться с борцом-атлетом, который слыл непобедимым, он принял вызов и одолел противника. Зарид просто расцвела от гордости за него, и приз — уродливая розетка, сделанная из дешевых лент, была для нее дороже самого драгоценного кубка, полагающегося победителю на рыцарском турнире.
Потом они смотрели кукольное представление, хохоча во все горло, и руки Тирля обнимали ее за плечи. Когда они чуть было не оказались в самой гуще событий во время потасовки, затеянной кучкой подвыпивших гуляк, он поднял ее на руки и быстро унес в безопасное место.
Потом на их пути попалась палатка, где торговали итальянскими тканями, и Зарид засмотрелась на отрез темно-зеленой парчи. Тирль тут же приказал показать его поближе. Но за парчу заломили такую непомерную цену, что Зарид велела приказчику унести ее, однако Тирль купил весь кусок, заявив, что она может наделать из него занавесок.
Какая-то частичка ее сознания попыталась взбунтоваться против такой бессмысленной траты денег, напоминая, что это, по сути, деньги, принадлежащие Перегринам, но Зарид сейчас была не в том настроении, чтобы думать об этом.
Потом они стояли и смотрели, как человек ходит по канату, натянутому между двух столбов. Когда Зарид даже зажмурилась от страха, Тирль объявил, что тоже сможет запросто пройти по нему.
— Не сможешь ни за что, — ответила она, но когда он тут же направился к канату, бросилась следом, умоляя не делать глупостей. Одно дело, скажем, бороться врукопашную, и совсем другое — подвергаться смертельному риску, передвигаясь по тонюсенькой веревочке на высоте более десяти футов от земли.
Она чуть ли не со слезами на глазах просила его не ввязываться в это. Чтобы остановить его, она сказала, что и без того верит, что он сможет пройти по канату, и ему нет нужды доказывать ей это. Она говорила, что он самый храбрый и самый сильный рыцарь во всем королевстве. Тогда он поинтересовался, каков он, по ее мнению, в сравнении с Сиверном, и она ответила, что он, Тирль, бесспорно, лучше. Потом он спросил, считает ли она, что он в состоянии победить Рогана, и она немедленно согласилась. А после чего он начал выпытывать, готова ли она признать, что он и Кольбрана может положить на обе лопатки.
— Когда рак на горе свистнет, — выпалила она и сочла за благоразумное немедленно улизнуть.
Тирль поймал ее и щекотал до тех пор, пока она не запросила пощады и не сказала, что он, может быть, вероятно, наверняка лучше, чем Кольбран.
Когда начало смеркаться, Тирль сказал, что им пора возвращаться домой, потому что ночами по дорогам шастают всякие подозрительные и опасные личности, а он вовсе не намерен подвергать ее жизнь риску. Девушка начала было возражать, но потом покорилась, потому что действительно очень устала. Он вскочил в седло, потом один из пяти его людей, которые сопровождали их сегодня, подсадил Зарид к нему. Весь десятимильный путь она проделала, замерев в его объятиях.
Они благополучно добрались домой. Поднявшись в свою спальню, Зарид разделась и стала ждать Тирля. Она была уверена в том, что сегодня муж обязательно придет к ней, но он все не появлялся. В конце концов он все-таки заскочил к ней на минутку пожелать спокойной ночи и тут же ушел. Несмотря на усталость, Зарид не могла заснуть. Она встала с постели, уселась напротив камина, откинулась на спинку кресла, чувствуя, как ласковое тепло, исходящее от огня, проникает в ее тело. Иногда ей очень хотелось опять оказаться дома, потому что там все гораздо проще. Там ясно, где друзья, а где враги. Ее вырастили и воспитали в ненависти к Говардам, а теперь в ее сознании мелькали тысячи образов. Она вспоминала Тирля в черных доспехах, одного за другим сбрасывающего своих противников с коней, вспоминала, как он смеялся и подшучивал над ней. Перед ее глазами стояла, сцена, как он читал ей л улыбался, в комнате, освещенной, единственной горящей свечой.
Она обхватила голову руками. Кто же он, друг или враг? Вообще-то, он Говард, поэтому другом быть не может, однако…
Последние несколько недель они были почти неразлучны, и она, когда они беседовали по душам, откровенничала с Тирлем так, как никогда и ни с кем раньше. В ее семье всякие словесные излияния, если только они не касались темы войны с Говардами, немедленно пресекались, поскольку считались пустой тратой времени. Но Тирлю, похоже, ни на какие разговоры не было жаль времени.
Они рассказывали друг другу разные эпизоды из своего детства, делились прожектами относительно будущего, беседовали о вкусах и наклонностях друг друга. Единственная тема, которой они всегда старались избегать, — вражда между Говардами и Перегринами.
Тирль показывал ей планы переустройства поместья матери, нарисованные им собственноручно. Он знакомил ее со своими арендаторами. У нее дома арендаторов не знали даже по именам. Ее братья считали, что стоящий человек только тот, который умеет сражаться, все прочие доброго не стоят. Но Тирль во время своих визитов в Англию, когда сопровождал мать, перезнакомился со всеми, кто возделывал его землю. Он справлялся об их здоровье, расспрашивал о детях, словом, показывал, что они ему небезразличны.
Как же она могла ненавидеть человека, в котором столько доброты и который был таким веселым и приятным в общении? Поначалу она думала, что Тирль только строит из себя заботливого хозяина, но потом убедилась в том, что эти люди действительно обожали его, а ребятишки мчались к нему со всех ног, и он наделял их сладостями, которые специально для них приносил в карманах.
Зарид совсем осмелела и начала задавать ему все больше и больше вопросов о его жизни, о том, чем он занимался, когда они с матерью вернулись в Англию.
— Ты виделся во своими братьями по возвращении?
— Нет, — покачал головой Тирль. — Мама считала, что она полностью выполнила свои обязанности и подарила мужу сыновей, чьи жизни он мог положить в своей борьбе против Перегринов. Больше она не должна ему ни сыновей, ни своего времени. Я был самым младшим, и она забрала меня с собой во — Францию. Я жил с ней и редко встречался с отцом и старшими братьями.
Только тогда Зарид поняла, что он действительно вырос вдали от всех этих кровавых передряг и нисколько не заинтересован в войне между двумя семьями.
Чем больше она размышляла, тем больше во всем этом запутывалась. Если война ничего не значит для него, почему же он женился на ней? Он, как казалось, с готовностью согласился на аннулирование брака, когда она запретила ему к себе прикасаться, но при этом создавалось впечатление, что она ему очень нравится.
Она встала с кресла и подошла к огню вплотную. Так нравится ли она ему? Зарид закрыла глаза и попыталась представить себе возможное возвращение в дом своих братьев. Ей снова придется поселиться в доме, где никогда не слышно смеха и шуток, где все всегда так мрачны и серьезны, что прямо противно становится.
Она думала о своем брате Рогане и о том, ценой каких усилий и упорных трудов его жена отвоевывала у него каждую уступку своей свободе. Роган любил свою жену, но это не значило, что он позволял ей делать все, что ей вздумается, все от чего она получала бы удовольствие. А еще есть Сиверн, который женится на прелестной леди Энн. Зная крутой нрав Сиверна и то, что его будущую жену нельзя назвать покладистой, можно только гадать, не перегрызут ли они друг другу глотки в самом начале супружеской жизни.
Зарид снова вернулась в кресло и села, подперев голову рукой. Прости меня, Господи, думала она, но я так не хочу возвращаться домой. Она была бы счастлива остаться здесь, с этим человеком, человеком, который считался ее врагом и которого ее семья ненавидела. Несколько ее старших братьев уже полегли в кровавой битве, так и не вернув то, что по праву принадлежало им, но не Тирль был виноват в этом, хотя и принадлежал, к семье убийц. Она должна была ненавидеть его, но не могла.
На столике подле нее лежала ленточная розетка, которую он выиграл для нее. Она вспоминала, как гордилась им, когда он положил этого силача на обе лопатки, и прижала пучок лент к щеке.
Что же ей делать? Существует ли какой-нибудь способ одновременно сохранить верность своей семье и удержать возле себя этого человека?
Она легла в постель, но провела бессонную ночь, а утром поймала себя на том, что кидается на людей. Она уже сидела за столом, когда Тирль спустился к завтраку. В отличие от нее, у него не было кругов под глазами и других следов недосыпания. Он пребывал в приподнятом настроении и поприветствовал ее очень весело.
Зарид взглянула не него поверх кружки с разбавленным элем.
— От короля еще ничего не слышно?
Тирль уселся во главе стола, отрезал толстый ломоть хлеба, а сверху водрузил не менее толстый кусок сыра.
— Беспокоишься, что нашему браку, возможно, уже конец?
Зарид посмотрела на него полными отчаяния глазами, но тут же отвела взгляд.
— Я думаю, чем раньше это произойдет, тем лучше.
В ответ на это Тирль не проронил ни звука, поэтому она снова посмотрела на него. Его лицо было совершенно безучастным. Господи, когда же он успел стать таким привлекательным? Когда он из гадкого утенка превратился в самого красивого мужчину из всех, которых ей когда-либо приходилось встречать? Если их брак неминуемо должен разрушиться, пусть это произойдет как можно скорее, ведь чем дальше, тем мучительнее расставание. Она не могла позволить себе привязаться к нему еще сильнее, чем уже привязалась.
Наконец Тирль пожал плечами.
— Кто знает, что на уме у короля. Всему свое время. Может даже статься, что он отклонит мою просьбу.
— Отклонит? — У нее перехватило дыхание. — С-с чего бы это?
— Рассудив, например, что мы с тобой вполне подходящая пара. Мы — мост, соединяющий между собой две враждующие семьи. И король вполне может решить, что разлучать нас нежелательно.
Первой непроизвольной реакцией Зарид была улыбка. Возможно им суждено остаться вместе, в этом доме, навсегда. Тогда ей надо бы заказать несколько новых платьев. А как здорово было бы иметь парочку детишек!
Но она быстро овладела собой и очень правдоподобно изобразила, что страшно недовольна.
— Мои братья будут вне себя от ярости, когда узнают, что я замужем за Говардом. Наверное, мне стоит вернуться домой. Может, король более внимательно рассмотрит прошение, если я уже буду жить отдельно от тебя.
Она смотрела на мужа и ничего больше не хотела, кроме как услышать, что он просит ее остаться с ним навсегда, что он ни за какие сокровища на свете не расстанется с ней. Она хотела, чтобы он умолял ее остаться.
— Как тебе угодно, — вымолвил он вместо этого. — Мне выделить сопровождение для тебя?
Она готова была размазать всю еду по его физиономии.
— Если мои братья увидят меня в компании людей Говардов, они очертя голову ринутся в бой, даже не разобравшись предварительно, что к чему.
— Раз так, — медленно произнес он, — тебе, пожалуй, надо остаться здесь, пока мы не получим ответа от короля.
Она не сразу поняла его маневр, а поняв, улыбнулась.
— Действительно, это представляется самым разумным.
Они провели весь день, катаясь верхом. Вдвоем вырвались далеко вперед, предоставив охране догонять их. Тирль взял ее с собой, чтобы показать причудливое нагромождение странной формы камней — дело рук древних обитателей этих мест. Он рассказал ей жуткую историю о том, как на этом месте приносились человеческие жертвы. Потом подскочил к ней со свирепым видом, как будто собираясь затащить ее на жертвенник, она визжала и хихикала, но потом перестала, когда он, опустив ее на камень, навис над ней своим мощным телом.
"Сейчас он поцелует меня, — думала она. — Он забудет тот разговор о расторжении брака и обязательно меня обнимет».
Но ничего не произошло. Тирль отодвинулся от нее и пересел на другой камень, и когда она поднялась со своего места, он даже не смотрел в ее сторону. Она подошла к нему, но он упорно отводил взгляд, и только после того как протекло много долгих, томительных мгновений, он повернулся к ней лицом.
— Скоро стемнеет, — спокойно сказал он. — Пора возвращаться домой.
С того самого дня он начал отдаляться от нее. Но Зарид за короткое время успела так привыкнуть и привязаться к нему, что ей его страшно недоставало, когда она оставалась одна. Поэтому, когда она увидела, что он тренируется во дворике вместе со своими людьми, она одолжила кое-какую одежонку у поваренка, натянула ее и выскочила из дома, чтобы присоединиться к мужчинам.
Зарид улыбнулась ему, но он не улыбнулся в ответ.
— Ты моя жена. И поэтому тебе не пристало показываться среди моих людей в таком виде, — начал отчитывать он, поглядывая на ее ноги, на которых ничего, кроме тонких шерстяных чулок, не было.
— А что ты мне прикажешь делать? Весь день изнывать от скуки? — огрызнулась она. — К тому же я не твоя жена!
Она имела в виду, что жена она ему только на словах, но он опять все не правильно понял.
— Скоро ты получишь свободу, — сказал Тирль, и тон его не предвещал ничего хорошего.
Зарид отвернулась от него и от других мужчин, которые глазели на эту семейную сцену с нескрываемым интересом, и помчалась наверх в свою комнату. В свою одинокую, пустую комнату. Большую часть жизни она была одинока, и теперь ей некуда деваться от одиночества. Что может быть хуже этого? Как будто бы она нашла друга, но опять потеряла его.
Она с размаху бухнулась на постель. Хотелось реветь, но даже слез не было. Вот и хорошо, что он внезапно так охладел к ней. Да кому вообще нужен этот Говард? В конце концов, она из Перегринов, а значит, ненавидела всех Говардов.
Но так ли это на самом деле?
Она представляла себе реакцию Рогана, когда тот узнает, что его маленькая сестренка выскочила замуж за Говарда. Брат тогда самолично отправится к королю и потребует расторжения этого союза. Роган никогда никому не верил на слово. Скорее всего, он позовет повивальную бабку и прикажет обследовать Зарид на предмет сохранения девственности, чтобы убедиться в том, что Говард не касался ее.
— Я осталась девственницей, — прошептала она. — Чистой и невинной, как младенец. — И когда у Рогана в руках будут документы, подтверждающие аннулирование брака, он, вероятно, еще больше воспылает ненавистью к Говардам, раз один из них нагло пренебрег его сестрой. С Рогана станется.
"Должен же быть какой-нибудь выход, — твердила она про себя. — Я просто обязана что-то придумать, чтобы предотвратить новую стадию войны».


— Милорд, — осторожно позвала Тирля Маргарет. — Он умывался, с ожесточением соскребая с себя пот и грязь, которыми был покрыт после тренировки.
— Да? — Тирль обернулся к ней Последние несколько дней он пребывал не в лучшем расположении духа. Ни днем, ни ночью разного рода мысли не давали ему покоя. Он по уши влюблен в эту паршивку, которая считалась его законной женой. Может, он втюрился в нее еще тогда, когда увидел, как она отбивается от его людей, в их самую первую встречу? А эти болваны и не почуяли, что перед ними девчонка. И его чувства к ней ничуть не угасли даже тогда, когда она заговорила о возвращении домой и о расторжении брака. Он думал о том, что не сможет вечно откладывать отправление послания королю. Как ни увиливай, а сделать это придется.
Он взглянул на Маргарет.
— Ну что там еще?
— Леди Зарид отправилась в деревню. Он нахмурился.
— Моя жена — не пленница в этом доме. Кто включен в ее эскорт?
— Тех людей, которых я прислала к ней, она отправила обратно.
С Тирля моментально слетела маска напускного спокойствия. Она решила сбежать домой, к братьям?
Прежде чем он сорвался с места, Маргарет сжала его запястье.
— Ее отыщут и вернут. Один из слуг видел, что она направилась к жилищу Гебы.
— Зачем ей понадобилась эта старуха?
— Ходят слухи, что она ведьма. — Маргарет понизила голос. Как и все слуги, она знала гораздо больше о взаимоотношениях господина и госпожи, чем ей положено было знать.
— Что же ей нужно от ведьмы? Маргарет заколебалась.
— Геба избавляет женщин от нежеланных детей.
Краска сбежала с лица Тирля.
— Вели Джону оседлать моего коня.
Примерно через час разъяренный муж ворвался в маленькую, грязную хижину старухи. Первым побуждением Тирля было прикончить эту тварь, потом он начал жаждать крови женщины, на которой женился. Для него не было никаких сомнений в том, что она носила ребенка Кольбрана. Ничего удивительного, что Зарид опасалась и не хотела возвращаться домой к братьям. Она явно намерена приписать отцовство ему, Тирлю, и при помощи ребенка попытаться завладеть землями Говардов. Он клял себя, ее, вообще всех женщин на свете, женитьбу и все остальное, что только связывает мужчин и женщин, — Моя жена была здесь, — прорычал он, чтобы напугать старуху. — Ты освободила ее от ребенка?
— Нет, милорд, — пролепетала та дрожащим голосом. — Никакого ребенка не было.
— Не лги мне. Одно слово лжи — и я спалю тебя живьем.
И без того тощая и сморщенная, старуха съежилась еще больше, прижавшись спиной к стене, на которой повсюду висели пучки сушеных трав.
— Я не обманываю вас. Прошу вас, милорд. Я не хочу умирать.
Вся ярость Тирля внезапно улетучилась. Он опустился на табуретку, единственную в этой лачуге, и весь обмяк. В конце концов, эта знахарка не виновата в том, что его жена решила избавиться от ребенка. Может, Тирлю стоит даже порадоваться, что она не стремилась любой ценой сохранить его. Учитывая, как она относится к Кольбрану, по меньшей мере странным выглядит то, что она не ухватилась за возможность возвести дитя на английский трон.
— Так что же было нужно моей жене? — устало спросил он.
— Приворотное зелье. Тирль вскинул голову.
— Что-о?
— Ваша супруга попросила у меня приворотного зелья. Это средство, чтобы заставить мужчину сходить с ума от вожделения.
— Кого? — только и смог выдавить он из себя. Он ведь сразу решил, что в течение последних нескольких недель в головке его жены зрели планы покорения какого-то другого мужчины. Вероятно, она рассчитывает встретиться с Кольбраном позже и…
— Вас, милорд. Она просила любовного напитка для своего супруга.
Это было настолько неожиданное заявление, что Тирлю понадобилось время, чтобы его переварить.
Старуха заметила, что Тирль успокоился, и сама воспряла духом. Она расправила плечи и больше уже не прижималась к стене.
— Леди Зарид попросила у меня зелья, чтобы подпоить своего мужа. Тогда им овладело бы такое неистовое желание, что он не стал бы больше отвергать ее.
В течение нескольких минут Тирль просто пялился на старуху.
— Ты уверена в этом? — мягко переспросил он. — Ей действительно нужно зелье для своего мужа? Женщина слегка усмехнулась.
— Я дожила до очень преклонного возраста, но из ума, к счастью, не выжила. Стала бы я помогать жене такого могущественного господина, если бы она собралась охмурять другого мужчину за спиной своего мужа. Фермерской жене я бы оказала подобную услугу, но не леди. Я предупредила ее, что если она мне солгала и припасает зелье для кого-то другого, а не для мужа, то я нашлю на нее порчу на всю оставшуюся жизнь. Она сказала…
— Да, об этом поподробнее. Что же она сказала?
— Она сказала, что вы, милорд, как будто смотрите на нее только как на ребенка, причем даже как на мальчишку-сорванца. При помощи этого напитка она хотела заставить вас разглядеть в ней женщину.
Тирль встал с табуретки и отошел к дальней стене хижины. Голова его при этом чуть не касалась соломенной крыши. Повернувшись к старухе спиной, он улыбался. Значит, она думает, что он не чувствует к ней влечения. А он все это время считал, что она сохнет по этому дурачку Кольбрану. Как-то очень быстро она преодолела свое отвращение. Но разве это повод для огорчения? Скорее, наоборот. Если она не то что добровольно, а даже охотно готова лечь с ним в постель, не станет ли это первым шагом к тому, чтобы она ответила любовью на его пылкую любовь к ней.
Он снова повернулся к женщине.
— Что ты ей дала?
Женщина видела, что Тирль выглядит чрезвычайно довольным. Теперь в его лице появилось что-то ребяческое, и она решила, что впечатление, которое у нее создалось о нем с самого начала как о злодее, обманчиво. Она выпрямилась.
— Рецепт этого напитка — тайна из тайн, известная только мне. — Заметив, что Тирль нахмурился, она поспешно добавила:
— Я посоветовала ей пригласить вас сегодня ужинать в ее комнату. В камине должен пылать огонь, и по всей комнате нужно расставить зажженные свечи. И еще хорошо бы, чтобы там курились благовония. Сама леди должна встретить вас в платье, которое, по возможности, больше открывало бы взору ее прелести. Потом она подсыплет снадобье мужу в вино, и после этого он уже будет не в состоянии владеть собой.
Тирль не выдержал и расплылся в улыбке.
— И это свалит меня с ног не хуже, чем удар поленом по башке?
В его тоне чувствовалась насмешка, и женщина почувствовала себя обиженной.
— Не в моих правилах обжуливать своих клиентов. Снадобье сработает.
— В этом и я могу поручиться. — Тирль был на седьмом небе от счастья. — Я буду самым ослепленным страстью любовником. — Он запустил руку под камзол и вытащил оттуда мешочек с золотыми. Он развязал было его, чтобы вытащить оттуда монету или две, но потом передумал и швырнул старухе весь мешочек. Там было столько денег, сколько она, наверное, за всю свою жизнь не видела.
Старуха, которая прямо-таки ошалела от такой щедрости, схватила мешочек дрожащей рукой.
Тирль вышел из лачуги ведьмы, весело насвистывая.


У Зарид было хлопот по горло, да и Маргарет она совсем загоняла в своих приготовлениях к предстоящему обольщению Тирля. Впервые за то время, что прошло с момента ее приезда, женщина, казалось, потеряла к ней всякое расположение. На вопросы она отвечала сухо и коротко и не позволяла себе распространяться ни о чем сверх необходимости.
Зарид нужно было особенное платье. Она беспрестанно допытывалась, где хранятся наряды матери Тирля. Все лучшее Маргарет просто попрятала от нее, поэтому под конец Зарид была доведена до белого каления, а Маргарет она просто хотела перерезать горло. Но горничную Зарид все-таки доконала, и та отвела ее в кладовую, где хранились отрезы всевозможных тканей, ждущие своей очереди на раскрой и шитье. "А еще там стоял большой деревянный сундук. Скрепя сердце, Маргарет отперла сундук и извлекла оттуда платье, которое даже в полумраке кладовой вспыхнуло ослепительным светом. Оно было сплошь выткано золотом.
Зарид схватила платье и поднесла его к свету, чтобы получше рассмотреть. Такой красоты она еще никогда не видела.
— Что это? — прошептала она.
Со все той же гримасой неудовольствия на лице, Маргарет объяснила, что ткань привезена из Италии. Настоящий золотой слиток вытянули в тонюсенькую проволочку, которую потом сложили вместе с прочной шелковой нитью. Потом на ткацкий станок натянули шелковую основу, с которой переплели золотую нитку. Маргарет также сообщила, что эта ткань обошлась что-то около тридцати восьми фунтов за ярд.
Зарид боялась даже дохнуть на это великолепие. На платье ушло очень много материи. Подсчитать точно было сложно, но приблизительно Зарид прикинула, что замок ее братьев со всеми угодьями стоит ненамного дороже этого наряда.
Зарид вздохнула полной грудью и постаралась сделать вид, что такие платья ей вовсе не в диковинку. Я делаю это для своей семьи, уговаривала она сама себя. Вероятно, ее муж был все-таки прав, когда предлагал ей завести ребенка, который стал бы наследником всех земель Говардов. Так будет более-менее справедливо. Конечно, по закону-то, все должно принадлежать ее старшему брату, но в этом ребенке по крайней мере будет течь кровь Перегринов тоже.
— Это я и надену, — решила она. Платье было очень тяжелым и жестким, как броня. Перебросив его через руку, она улыбнулась. Мужчины считают женщин ничтожествами. Ее братья всегда говорили, что ни одна женщина не выдержала бы тяжести доспехов. Но погодите, у нас есть доспехи похлеще ваших. Она улыбнулась своему сравнению, поскольку действительно вступала на тропу войны, войны, в которой она рассчитывала победить. А кованые латы ей с успехом заменит это тяжелое, будто бы облитое золотом платье.
Она повернулась к Маргарет.
— Ну что, пошли готовиться к бою? — сказала Зарид, и тут заметила проблеск веселья в глазах Маргарет, как если бы ты догадалась, о чем речь.
Потом Зарид целый час провозилась в своей комнате, устраивая все точь-в-точь так, как велела ей старая ведьма. Спальня была озарена светом множества свечей и напоена благоуханием ароматических трав. Стол ломился от изысканных яств. Не так-то легко было поспеть со всем этим, потому что Маргарет постоянно отвлекала ее вопросами насчет того, что это Зарид задумала. И еще та допытывалась, долго и нудно, хорошо ли себя чувствует ее молодая госпожа, поскольку утром она, кажется, подавала признаки недомогания.
Зарид до смерти надоели эти бесконечные расспросы, но она отвечала по возможности обстоятельно, потому что по мере того как Маргарет узнавала подробности, ее настроение заметно улучшалось.
Наконец все было готово.
— Как… как я выгляжу? — с замиранием сердца Зарид ожидала одобрения Маргарет, теребя сверкающий подол платья. Шелк, переплетенный с золотом, был красного цвета. И от этого фантастического сочетания алого и золотого с молочной белизной кожи Зарид и ее огненными волосами просто дух захватывало.
Маргарет посмотрела на свою молоденькую хозяйку и улыбнулась. Она ведь не знала, зачем той вдруг вздумалось посетить старую ведьму, и теперь готова была прыгать от радости, потому что, как оказалось, дело вовсе не в ребенке от другого мужчины. (О том, что его светлость не спал со своей женой ни разу с тех пор, как они поженились, знали не только слуги в доме, но и вся округа).
— Вы просто обворожительны, — успокоила Маргарет.
— И я не похожа на мальчишку?
Маргарет не выдержала и расхохоталась. Волосы Зарид были уложены в прическу и убраны под тончайшую сеточку-паутинку. На лбу сверкала рубиновая диадема.
— Меньше всего на свете вы похожи на мальчишку. — Под влиянием какого-то сиюминутного порыва, Маргарет подошла к своей питомице и поцеловала ее в щеку. Она не боялась, что та ее не правильно поймет, поскольку Маргарет, во-первых, была намного старше, а во-вторых, ей достаточно было бросить на Зарид один-единственный взгляд, чтобы понять: девочка не имеет ни малейшего представления о том, что положено, а что не положено делать слугам. Потом она, улыбаясь, вышла из комнаты.
Не прошло и нескольких минут, как раздался стук в дверь, и в комнату ввалился Тирль. По его виду сразу можно было догадаться, что он пребывает в самом скверном расположении духа.
— Что-то случилось? — спросила Зарид. Не дай Бог, что-нибудь, связанное с ее братьями.
Он тяжело опустился в кресло, стоящее напротив огня.
— Моя лошадь оступилась и свалила меня прямо в лужу. Один из моих людей разделал меня под орех во время тренировочного, боя. И еще у меня на правом боку появилась какая-то странная сыпь. А когда я пришел домой, мне объявили, что если я хочу сегодня поужинать, то должен почему-то тащиться в твою комнату. Что тебе понадобилось от меня, Зарид? Может твои братцы прибыли повидаться со мной? Это было бы достойным завершением такого препоганого дня.
Первым побуждением Зарид было послать его подальше вместе с его нытьем, но она сдержалась и даже улыбнулась.
— А на мне платье твоей мамы.
Он обернулся через плечо, как бы намереваясь получше рассмотреть ее наряд, но вместо этого только небрежно скользнул по нему взглядом и широко зевнул.
— Ага, вижу. — Гораздо более внимательно он осмотрел стол, заставленный всевозможными кушаньями — Позови кого-нибудь прислуживать мне. Я голоден как волк и чертовски устал.
— В этом нет необходимости, — мгновенно возразила Зарид. — Я сама буду прислуживать тебе.
Она подошла к столу, сняла с блюд серебряные крышки и начала накладывать в серебряную тарелку еду. Когда тарелка была полна до краев, она протянула ее Тирлю, а потом уселась на скамеечку у его ног.
Он отправил в рот полную ложку тушеной моркови и одновременно обратился к Зарид, едва шевеля языком:
— Так что тебе нужно?
— Мне? Ничего. Просто надоели все эти слуги, вечно путающиеся под ногами.
— Ну, врать, ты никогда не умела. — Он прищурился. — Зачем ты шлялась к этой ведьме? Посылала весточку своим братьям?
Зарид побледнела.
— Да-да, мои люди служат мне верой и правдой. Они всегда снабдят меня нужной информацией о тебе.
— Я не веду переписки с братьями. И тебя сюда позвала вовсе не для того, чтобы разговаривать о войне.
— О чем же тогда мы будем беседовать? Какие еще причины могли побудить тебя посетить эту ведьму? — Он поставил тарелку на колени и понизил голос:
— Между прочим, она пользует женщин, которые хотят избавиться от нежеланных детей.
Зарид метнула на него осуждающий взгляд.
— Но, я уж никак не могу быть одной из таких женщин, если ты на это намекаешь.
— А как насчет Кольбрана?
— Ты просто негодяй! — вспылила она, вскакивая с табуретки.
— Я Говард. И как я могу быть уверен в том, что до меня у тебя не было никаких шашней с другим мужчиной. У меня создалось впечатление, что общество мужчин ты находишь весьма привлекательным, причем Кольбрана предпочитаешь всем остальным. Ты, кажется, считаешь его самым храбрым, сильным и самым красивым рыцарем во всей Англии.
— Тебе он даже в подметки не годится. — Зарид начала потихоньку терять терпение. — Ни он, ни любой другой мужчина, — участвовавший в турнире, который устраивал Маршалл.
Услышав это, Тирль откинулся на спинку кресла и самодовольно усмехнулся.
— Так, значит, Кольбран вовсе не самый-самый для тебя? Я правильно понял?
Зарид стало ясно, что он просто насмехается над ней.
— Ты просто невыносим. Интересно, бываешь ли ты хоть когда-нибудь серьезным?
Тирль отставил в сторону пустую тарелку.
— Сейчас я абсолютно серьезно говорю тебе, что собираюсь отправиться спать. В жизни еще так не уставал. — Он встал, потянулся еще раз и зевнул во весь рот. — Сегодня ничто не сможет удержать меня от того, чтобы немедленно не завалиться в постель. Даже если сейчас сюда прибудет король собственной персоной, ему придется подождать, пока я высплюсь.
Зарид страшно не хотелось пускать в дело ведьмино снадобье. Она надеялась, что сумеет завлечь мужа в свою постель при помощи собственных чар.
— Ты так и не сказал, как тебе мой наряд. Тирль опять зевнул.
— Мне всегда нравилось это платье. Мама носила его во Франции. Даже король на нее тогда заглядывался. Он еще раз потянулся.
— Оно страшно тяжелое. Потрогай, какая юбка.
— Я знаю, какова на ощупь одежда, вытканная золотом, равно как и серебром. Мне даже приходилось освобождать от подобных платьев нескольких придворных дам. — Он почесался. — Нет, пора баиньки. Все тело зудит под этой одеждой. Наверное, потому, что мне просто не терпится ее поскорее снять.
Зарид уже и не знала, что бы такого еще придумать, как обратить на себя его внимание. Корсет был до невозможности тесным. Ей даже немного больно. Но зато при этом груди выпирали из низкого выреза платья, очень напоминая перезрелые дыни. А он как будто даже ничего не заметил.
— Корсет жмет, — сделала она еще одну отчаянную попытку. — Похоже, твоей матери приходилось не так много втискивать в это платье, как мне. — Затаив дыхание, она ждала, как муж отреагирует на это замечание.
— Я как-то не додумался рассматривать собственную мать под этим углом зрения, — резко бросил Тирль, словно бы обидевшись на нее.
— Я вовсе не то…
— Ладно, ладно, извинения приняты. Ты уверена, что больше ничего не хочешь мне сказать, кроме как обсуждать фигуру моей матери?
— Да я не говорила, .. — Она оборвала сама себя и отвернулась от него. — Действительно, иди-ка ты спать. Мне от тебя ничего не нужно. Ты устал, тебе нужно отдохнуть.
Зарид ожидала услышать за своей спиной звук открывающейся и закрывающейся двери, но так и не дождалась. Тогда она снова повернулась к нему.
— Ступай же. Я тебя больше не задерживаю. Но вместо этого Тирль опять сел в кресло.
— Нет, ты чего-то не договариваешь. Может, пришел ответ от короля? И ты разоделась в пух и прах и устроила этот ужин при свечах, чтобы отметить радостное событие?
— У меня нет никаких новостей ни от братьев, ни от короля, ни от черта лысого. Я вообще сегодня целый день ни с кем не общалась.
Он понимающе улыбнулся.
— Так вот в чем дело. Тебе стало скучно, и ты пригласила меня поболтать. Что ж, готов составить тебе компанию. Я попытаюсь бороться со сном до тех пор, пока ты не выговоришься.
Зарид снова отвернулась.
— Я действительно преследовала определенную цель, позвав тебя сюда, но теперь думаю, что все было напрасно, — пробормотала она.
Через некоторое время тишина, воцарившаяся в комнате, показалась ей подозрительной, и она обернулась. Тирль спал, сидя в кресле. Увидев это, Зарид сначала почувствовала, как в ней закипает гнев, а потом ей захотелось плакать. Другие женщины могут без труда соблазнить любого мужчину. Почему же у нее ничего не вышло?
Она подошла к Тирлю и погладила его по щеке. Он, безусловно, был красивее ее братьев, красивее Кольбрана, красивее всех мужчин на свете вместе взятых.
Тирль сразу же проснулся..
— Я задремал, — объявил он. Зарид улыбнулась.
— И что тебе приснилось?
— Что я во Франции, — при дворе, и что леди Катрин пришла ко мне в комнату. Какое платье у нее было! Голубое с золотым шитьем.
Зарид вся как будто одеревенела.
— Думаю, тебе лучше уйти.
Он поднялся и начал тереть кулаками глаза.
— И то правда. Пойду к себе в комнату и спокойно досмотрю этот замечательный сон. — Но прежде чем уйти, он подошел к камину и взял с каминной полки стоявший там прекрасный серебряный кубок. Кубок был наполнен элем, на поверхности которого плавали какие-то травы.
— Умираю от жажды, — сказал Тирль и опрокинул в себя все содержимое кубка.
— Не пей это! — вскричала Зарид. Он осушил кубок до дна и удивленно посмотрел на нее.
— Ты отказываешь страждущему в глотке живительной влаги? Ну вот, теперь я еще кое-что новенькое узнал о Перегринах вообще и о собственной жене в частности. — Он помолчал. — Хотя нет, ты же вопила в присутствии моих людей, что ты вовсе не моя жена. Чего ты на меня так уставилась?
— Я вообще не смотрю в твою сторону, — спокойно возразила Зарид. На самом же деле она не сводила с него взгляда и даже не мигала при этом.
Он передернул плечами.
— Да, пора идти. Спать ужасно хочется. — Он подавил зевок, потом наклонился к Зарид и запечатлел на ее лбу целомудренный поцелуй. — Мамино платье прекрасно смотрится на тебе. Осмелюсь даже заметить, что ей оно шло меньше. Теперь, с твоего позволения, я окончательно ухожу.
Тирль направился к двери. Зарид провожала его взглядом. Он выпил ведьмино зелье, и ровным счетом ничего не произошло! Завтра, подумала она, надо будет снова сходить к старухе и потребовать назад свои деньги. Не в правилах Зарид швырять их на ветер.
И тут ладонь Тирля замерла на ручке двери. Несколько секунд он стоял совершенно неподвижно. Потом медленно, очень медленно начал оборачиваться к ней. Он смотрел на нее расширившимися глазами, как бы пребывая в состоянии шока. Его взгляд скользнул по ее лицу, задержался на губах, потом охватил всю, с головы до ног, и, наконец, остановился на груди, едва прикрытой платьем.
Инстинктивно Зарид прикрыла грудь руками и поспешно отступила назад. Тирль двинулся прямо на нее, пожирая глазами в которых горел огонь неистового желания.
Сердце Зарид учащенно заколотилось. Вот как она всегда мечтала, чтобы он смотрел на нее. Вот зачем она купила любовное снадобье. Но в глубине души зашевелился страх. Тирль всегда был таким добрым и внимательным, но что если под действием напитка он превратится в свирепое чудовище?
Шаг за шагом она отступала под его натиском, пока не уперлась в кровать. Он надвигался на нее медленно, как хищник, подкрадывающийся к своей жертве и уверенный в том, что жертва загнана в угол и никуда от него не денется.
— Я… Я думаю, что..
Зарид забыла, что хотела сказать, потому что он подошел к ней вплотную и сжал ладонями ее лицо.
— Ты сегодня чудо как хороша, — прошептал он. — Я никогда не встречал женщины, более прекрасной и более желанной для меня, чем ты. Ни одна женщина ни при французском, ни при итальянском дворе не сможет соперничать с тобой. Ты соблазнительнее их всех вместе взятых.
Зарид опустила ресницы. Именно эти слова она так жаждала от него услышать. Именно ради этого воспользовалась услугами ведьмы.
Очень нежно Тирль поцеловал ее в губы, и она почувствовала, что у нее подгибаются колени. Он положил руки на ее талию и осторожно уложил ее на постель поверх одеяла. Сам растянулся на кровати рядом с ней и начал покрывать поцелуями ее лицо и шею, спускаясь постепенно все ниже и ниже, к груди, возвышавшейся над вырезом платья. Зарид прикрыла глаза, отдаваясь во власть необыкновенных ощущений. Потом она подняла веки. Лица Тирля она не видела, зато видела его волосы. Такие темные и густые. Она запустила в них пальцы.
Он приподнялся на локте и посмотрел на нее, а его рука в это время медленно поглаживала ее округлую грудь.
— Я не в силах совладать с собой. Я как будто в плену у какой-то неведомой силы. Если я не овладею тобой, то, наверное, умру на месте.
Он перевернул ее на живот и принялся расшнуровывать платье. Потом его пальцы скользнули внутрь, словно жаля ее кожу через тонкую льняную сорочку. Зарид закрыла глаза, замирая от нахлынувших на нее ощущений. Как же долго она этого ждала. И все было бы хорошо, если бы не то обстоятельство, что ей пришлось прибегнуть к чародейству, чтобы заставить его желать ее.
С легкостью и со знанием дела, которого, по мнению Зарид, могло быть и поменьше, он освободил ее от платья А на то, чтобы стянуть с нее сорочку, ему понадобилась доля секунды.
Теперь на ней были только чулки, подвязанные у колен изящными ленточками. Несколько минут Тирль лежал рядом, потом сел и так долго смотрел на нее, что Зарид даже забеспокоилась.
— Я не нравлюсь тебе?
— Ты — удивительная женщина, такой мне еще встречать не приходилось, — прошептал Тирль; и при этом ничуть не покривил душой. За свою жизнь он повидал много обнаженных женщин, но все они, за исключением нескольких деревенских барышень, были не слишком разборчивы в своих связях и вели при этом праздный образ жизни. Но жизнь Зарид беспечной никак нельзя назвать. Она научилась владеть клинком практически одновременно с тем, как научилась ходить А скакать верхом ее приучили еще до того, как она сделала первый шаг. Благодаря всему этому ее тело стало крепким и мускулистым. На нем не было ни капли жира, единственным исключением была пышная, хорошо развитая грудь.
У Зарид было очень мало опыта общения с мужчинами, поэтому ей не достало проницательности, чтобы догадаться, что взгляд, которым он пожирает ее, полон вожделения. Она попыталась вырваться, но Тирль удержал ее и вернул обратно.
Он смотрел на нее так, как кто-нибудь другой, возможно, разглядывал бы какого-то диковинного зверя. И пока он смотрел, пламя в его сердце и в его теле разгоралось все сильнее и сильнее.
— Зарид, — прошептал он. Потом он лег на нее сверху и начал целовать ее с такой страстью, что даже для него самого сила этого чувства стала небольшой неожиданностью.
Зарид тоже было не занимать энтузиазма, и ее ответные поцелуи были не менее пылкими. Не отрываясь от ее губ ни на секунду, Тирль избавился от собственной, ставшей теперь большой помехой, одежды. Зная его как человека, чей костюм всегда отличался большим вкусом и изысканностью и который вообще немалое значение придавал своему внешнему виду, Зарид едва не расхохоталась, услышав треск распоротых в спешке по швам предметов туалета. Теперь состояние одежды заботило Тирля меньше всего.
Его губы скользнули ниже и захватили в плен ее грудь. Зарид замерла от восхищения, а затем ощутила, что желание переполняет ее. Это было еще приятнее, чем она представляла себе. Она выгнулась дугой, чтобы сделать свое тело еще доступнее ласкам.
— Ты просто изумительная женщина. Если бы я знал раньше, какое богатство скрывается под всеми этими блестящими тряпками, я бы не стал так долго ждать удобного случая, чтобы сорвать их с тебя, — сказал Тирль» и его губы опустились еще ниже, к ее животу.
Но именно эти слова заставили Зарид открыть глаза. Он и сейчас даже не подумал бы что-нибудь с нее снимать, не будь рассудок одурманен колдовским зельем. Это любовный напиток так распалил его. Нет, не этого Зарид хотела.
Она рванулась из его рук.
— Пусти меня! Пусти немедленно!
На Тирля ее вопли и брыкания не возымели никакого действия. Он все продолжал целовать ее бедра, спускаясь все ниже к коленям. Тогда ноги Зарид взметнулись в воздухе и Тирль получил самый увесистый пинок, который только мог себе вообразить.
Совершенно сбитый с толку, Тирль смотрел на нее, тут же отскочившую в дальний угол кровати.
— Я сделал тебе больно?
— Ты не хочешь меня.
Слишком возбужденный, чтобы вникнуть в смысл слов, Тирль не мог оторвать взгляда от ее тела: эти ноги, этот живот, под которым перекатывались мускулы. Она одновременно была похожа и на женщину, и на великолепную скаковую лошадь. Он попытался пододвинуться к ней.
Зарид уклонилась от его объятий.
— На самом деле ты ничего ко мне не чувствуешь. Сейчас ты просто находишься под чарами ведьмы.
— Именно так, — сказал он, пожирая ее глазами. У него даже ладони начали зудеть от желания прикоснуться к ней. Еще немножко — и он совершенно потеряет контроль над собой. Все эмоции, которые ему так долго приходилось обуздывать, бушевали теперь с неистовой силой. Теперь он чувствовал себя диким зверем.
Когда Тирль снова потянулся к Зарид, она спрыгнула с кровати и отбежала подальше.
— Ты не хочешь меня. И никогда не хотел. Все это обман. Убирайся к своей леди Катрин.
Теперь она была скрыта от него за занавесками кровати, и, поскольку ее тело уже не мелькало перед ним, сознание начало проясняться настолько, чтобы до него дошел смысл сказанного Зарид.
— Я не хочу тебя?. — Он протянул к ней руки. — Да я просто сгораю от нетерпения доказать, как сильно тебя хочу.
— Нет! — Она отшатнулась от него, потом схватила с диванчика подушку и попыталась прикрыть ею свою наготу. Но за ней нельзя было спрятать ни стройных длинных ног, ни округлой груди.
Тирль неплохо разбирался в женщинах и в их психологии, поэтому знал, какие слова обычно срабатывают в подобных случаях, давая мужчине возможность добиться того, чего он хочет.
— Я должен сказать, что люблю тебя? — спросил Тирль. — Или ты хочешь, чтобы я сложил целую поэму о твоей красоте? — В подобных ситуациях годилось все что угодно, лишь бы только заманить даму в постель. Он понизил голос. — А может, ты вынуждаешь меня пообещать отдать все мои владения твоим братьям?
Эти слова привели Зарид в состояние глубокой подавленности. Она присела на диванчик. Это зелье действительно волшебное, если он готов согласиться даже на это.
— Я поступила очень гадко, — сказала она. Тирль примостился на краешке кровати.
— Если дело в другом мужчине, я прикончу его. Никто не смеет посягать на то, что принадлежит мне.
— Да прекратишь ты наконец молоть чепуху? — Зарид уже почти срывалась на крик. — Разве ты не в состоянии понять, что все посулы вырываются у тебя против воли? Ты просто потерял голову из-за этой ведьминой отравы.
И опять Тирль потерял нить рассуждений, сосредоточившись полностью на ее теле.
— Ты — настоящая ведьма, — пробормотал он, слез с постели и направился к Зарид.
Зарид соскочила с дивана и отбежала в дальний угол комнаты. На полу бесформенной кучей валялась одежда, а сверху — его прекрасный стальной кинжал, в рукоятку которого были вправлены драгоценные камни. Она схватила его и встала в оборонительную позицию.
— Не приближайся ко мне.
"Ничего себе положеньице, — подумал Тирль, — любому мужчине впору разрыдаться». Волна рыжих волос рассыпалась по ее спине и плечам. И кинжал странным образом гармонировал с ее красотой.
— Зарид, я дам тебе все, что бы ты ни попросила. Чего тебе хочется? Драгоценностей? Поместий? Чего?
Зарид смотрела на него. Он стоял перед ней в чем мать родила и в таком виде выглядел еще лучше, чем в полном облачении. Ей хотелось только одного — чтобы он обнимал, целовал, ласкал ее, но чтобы для этого не нужно было никаких чар. Она швырнула кинжал обратно на кучу одежды. Даже тогда, когда его сознание было одурманено, он оставался добрым и великодушным человеком. Он позволит ей прекратить эту нечестную игру, в которую она их обоих втянула.
Но нет, она совершила гнусный поступок, посетив ведьму, но так мучить Тирля еще более бесчеловечно. Может, ей удастся загладить хоть какую-то часть вины перед ним и немного успокоить свою совесть, если она даст ему возможность избавиться от этого дьявольского наваждения. Зарид обошла его, стараясь к нему не прикасаться, нырнула в постель и улеглась, будто бревно, — руки по швам, ноги сдвинуты, глаза устремлены в потолок.
— Я в полном твоем распоряжении, — сказала она. Тирль даже помыслить не мог, что есть на свете сила, способная погасить его страсть, тем не менее сейчас с ним произошло именно это. Некоторых мужчин возбуждают холодные женщины, но к их числу он не принадлежал. Тирль подошел к кровати.
— Ты даже ангела можешь вывести из себя. Тебя так сильно ко мне тянет, что ты готова отравить меня каким-то мерзким ведьминым пойлом, только бы залучить в постель, а едва только я касаюсь твоего тела, кидаешься на меня с ножом. Все это выше моего понимания. — Он беспомощно развел руками. — Кто бы поведал мне о тайнах женской души. Или это только моя собственная жена обладает такой загадочной натурой?
Зарид повернула голову в его сторону.
— Ты знаешь о зелье?
Он поморщился, потом пошарил в ворохе одежды и достал оттуда маленький мешочек, который бросил на кровать.
— Вот он, твой любовный напиток.
Зарид перевернулась на бок и схватила мешочек.
— Я высыпала снадобье в эль. Это не может быть им.
— Я вовсе не собирался глотать эту дрянь. Исходя из некоторых моих познаний в этой области, в состав чертовой приправы входят толченые лягушачьи глаза, а то и что-нибудь похуже.
Зарид развязала мешочек, заглянула внутрь, а потом втянула носом воздух. Содержимое издавало именно то отвратительное зловоние, от которого ее обоняние уже пострадало настолько сильно, что она не в состоянии была этот запах с чем-то перепутать. Да она могла различить его среди сотен других. Зарид подняла глаза на Тирля.
— Если здесь находится именно то, за что я заплатила ведьме, то что же было подмешано в твое питье?
— Похоже на мяту. Я не затруднял себя долгим выбором подходящего компонента. В любом случае, это гораздо приятнее на вкус, чем та гадость, которой ты собиралась меня угостить.
Зарид стиснула мешочек в кулаке.
— Если ты не пил этого, что же вызвало эту… эту странную вспышку страсти?
Тирль не знал, плакать ему или смеяться. Он присел на краешек постели и заговорил, тщательно подбирая каждое слово.
— Я не знаю, почему тебе взбрело в голову, что я равнодушен к тебе, в то время как я сгорал от желания с той самой минуты, как впервые тебя увидел. Почему еще, по-твоему, я стал послушным лакеем твоего брата? Думаешь, бродить по колено в грязи, таская за ним тяжеленное копье — такое уж приятное занятие? Думаешь, я был оруженосцем Сиверна и общим мальчиком на побегушках потому, что нуждался в чьем-нибудь еще обществе, кроме твоего? Может, — я испытывал массу удовольствия от этой службы, потому что как сыр в масле катался или потому что ты осыпала меня особыми милостями? Да ты за все время турнира мне слова доброго не сказала.
Она села, не замечая, с каким выражением смотрит на нее Тирль.
— Но я думала, что не нравлюсь тебе. Я полагала, что ты хочешь… хочешь…
— Наложить лапу на имущество Перегринов? — Он наклонился к ней, едва не касаясь ее носом. — Нет, единственной моей целью было наложить лапу на тело одной девушки из рода Перегринов.
Зарид захлопала ресницами.
— Правда? Разве ты не считал, что я похожа на мальчишку?
Взгляд мужчины скользнул по ее безупречному телу, потом остановился на лице.
— Я единственный человек, который с самого начала знал, что никакой ты не мальчик.
Зарид посмотрела на мешочек, который держала в руке.
— Но если ты не находился под действием любовного напитка, почему ты так вел себя? — Она подняла голову. — И почему ты сам, по собственной воле, не пришел ко мне раньше?
Он едва удержался, чтобы не сорваться на крик.
— Разве ты не догадалась, что я поставил своей целью покорить твое сердце, ухаживая за тобой по всем правилам?
— Ухаживая за мной?
— Ну да. Проведя некоторое время в обществе твоего брата, я вполне осознал, что ритуал ухаживания в понимании Перегринов заключается в том, чтобы шлепнуть женщину по заду и усадить себе на колени. Но в других семьях с девушками принято обращаться гораздо более деликатно.
— Но как же расторжение брака? Как же письмо, к королю?
Он слегка улыбнулся.
— Какое письмо? Какое расторжение?
— То, которое… — Тут она тоже расплылась в улыбке. — Так ты не посылал прошения? И как же тебя после этого называть?
— Я решил немного потянуть время, потому что нутром чуял, что, пожив некоторое время вдали от своих братьев, ты вполне можешь перевоспитаться и перестать видеть во мне чудовище. — Он взял ее руку и поцеловал. — Я хотел тебя с тех самых пор, как увидел твое сражение с моими людьми. И я был очень тронут, когда ты вернулась обратно посмотреть, жив ли я, несмотря на то, что я Говард, а в тебе уже изначально заложена ненависть ко мне.
Она не сводила с него глаз, а он целовал кончики ее пальцев.
— Я боялась, что ты истечешь кровью и что это навлечет еще больше бед на мою семью. А на тебя самого мне было наплевать.
Его взгляд, обращенный на нее, был затуманен страстью.
— Но мне, кажется, удалось изменить положение вещей в свою пользу и заставить тебя проявлять обо мне чуточку больше заботы. — Он прижал ее маленькую ручку к своей щеке и начал надвигаться на нее. Зарид следила за его маневрами, откинувшись на подушки.
— Ни одному Говарду не дождаться от дочери Перегринов стонов наслаждения.
Он на секунду оторвался от ее ноги, которую в это время покрывал поцелуями, и поднял голову.
— Да что ты знаешь о стонах наслаждения?
— Я кое-что слышала об этом от любовниц моих братьев, но тебе не исторгнуть из моего горла ни единого звука. — Она смотрела на него с вызовом, а на губах у нее играла хитрая улыбка.
— Да? — Он принял ее вызов. — Что ж, давай проверим.
Он снова принялся целовать ее, уже не отвлекаясь ни на какие посторонние разговоры и провокационные выходки с ее стороны. Он ласкал ее до тех пор, пока не почувствовал, что больше не выдержит, потому что его страсть достигла апогея. Когда он входил в Зарид, то ожидал вскрика боли, но она даже не дрогнула.
— Мне понравилось, — заявила она позже, когда Тирль отдыхал в ее объятиях. — Может, повторим? Только я бы предпочла, чтобы на этот раз это было подольше.
Тирль взглянул на нее, слегка приподняв одну бровь.
— Будет исполнено. Только всему свое время.
— Ага, — глубокомысленно заметила Зарид. — Понимаю.
Если бы он услышал эти слова от любой другой женщины, то, вероятно, поверил бы в то, что она действительно «понимает», но в отношении Зарид, исходя из ее жизненного опыта, он сильно в этом сомневался.
— Что ты понимаешь?
— То, что ты — вялый, мягкотелый Говард, а в моих жилах течет орлиная кровь. Интересно, когда у нас пойдут детишки, они будут такими же рохлями, как ты?
В ответ на это он схватил ее и подмял под себя.
— Посмотрим, сколько раз тебе придется умолять меня о пощаде, пока не минет эта ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завоевание - Деверо Джуд



Я прочитала множество книг не только женских романов-но эта -САМАЯ ЛУЧШАЯ!Достойна быть в личной библиотеке.эмоций во время чтения-зашкаливает,а после настроение как весенний дождик.читайте-не разочаруетесь!
Завоевание - Деверо ДжудВиктория
7.10.2010, 16.26





я ожидала большего от этой кнтги - но прочитать её стоит))) на любителя - читайте и наслаждайтесь)))
Завоевание - Деверо Джуднаталья
15.08.2011, 22.08





классная книга.да и вообще эта серия про перегринов офигенная у автора.а эта книга-лучшая из саги.читвйте,время будет потрачено не зря
Завоевание - Деверо Джудвика
14.12.2011, 5.55





Интересная,очень легко читать.
Завоевание - Деверо Джудира
22.01.2012, 18.34





Роман интересный !!! Читайте !
Завоевание - Деверо ДжудМарина
23.01.2012, 21.10





Честно говоря, я даже до конца не дочитала. Пресновато немного как по мне.
Завоевание - Деверо ДжудМаринка
9.03.2012, 12.57





главная героиня меня бесила до пред последней главы...главному герою надо оставить памятник...а так книжка ничего себе...на 8:)
Завоевание - Деверо ДжудЕ-Катерина
9.06.2012, 21.54





роман понравился ,но можно было более подробно описать отношения Эн и Северина после свадьбы ,автор в начале романа довольно подробно о них писал ...
Завоевание - Деверо Джудрита
11.06.2012, 12.54





Какой терпеливый мужчина!)) Таких не бывает, поэтому интересно было почитать. Знал чего хотел, шел к цели. Еще хорошо что автор его сторону часто описывала, такое бывае редко. Но поставила 9 можно было и 8 т к в конце и загадки пошли и приведения- бред. По всему видно что героиня с головой не совсем дружит.
Завоевание - Деверо Джудтатьяна
19.06.2012, 21.52





Очень понравился роман!!! Добрый, душевный, написан хорошим языком, легко читается. ГГ-ой - прелесть)))))
Завоевание - Деверо ДжудЭва
15.07.2012, 13.33





Мне понравилось! Легко и весело.
Завоевание - Деверо ДжудKaty
14.08.2012, 8.41





аааааrnнет слов)) герой такой лапочка....даже когда уже ушел от нее все равно не смог не помочь при встрече)) как он ее любит...))
Завоевание - Деверо ДжудМария
15.08.2012, 16.09





читать всем!
Завоевание - Деверо Джуделена
16.08.2012, 15.05





Роман не плохой,интересный,чувственный.Но согласна с Татьяной, в конце про приведения - полный бред.Все же читать можно ГГ отличные.
Завоевание - Деверо ДжудRimma
20.08.2012, 0.04





Интересный,захватывающий роман!Все происходящее описано с душой, сразу видно автор вложил в книгу душу!Читается на одном дыхании..Советую
Завоевание - Деверо ДжудMarisha
17.01.2013, 21.52





Ересть какая -то .Роман вообще не понравился.
Завоевание - Деверо ДжудНИКА*
11.02.2013, 7.57





САГА ОТЛИЧНАЯ!!!!!!rnРЕКОМЕНДУЮ ВСЕМ. ХОТЯ БЫ ДЛЯ РАЗНООБРАЗИЯ.rnМОЖНО БЫЛО БЫ ОПИСАТЬ ОТНОШЕНИЯ ( ОТДЕЛЬНОЙ КНИГОЙ), ВТОРОГО БРАТА СИВЕРНА.rnПРО ПЕРВОГО ЕСТЬ ЧТО ПОЧИТАТЬ. ПРО СЕСТРУ ТОЖЕ. А ПРО ВТОРОГО БРАТА МАЛОВАТО КАК-ТО.
Завоевание - Деверо ДжудЛЕНА
22.02.2013, 22.09





Не очень.
Завоевание - Деверо ДжудКэт
27.03.2013, 11.49





Actually, it is easy to understand the heroine's behaviour. She's lead a kind of fake life and hasn't had any opportunity to be what she is in reality. The hero is the really wise man with stable life positions. He has chosen the the system of values that coincides with his priorities. I wish every woman in the world had a such spouse to lead life with. Great novel 10/10
Завоевание - Деверо Джудaura
7.05.2013, 5.25





Роман ничего. Первая часть круче, а это как то преснованта и конец вообще скомкан.
Завоевание - Деверо Джуднека я
28.05.2013, 15.30





Понравился. Читайте.
Завоевание - Деверо ДжудНаталья 66
15.07.2013, 13.47





Хорошая книга!Были моменты когда хотела бросить читать.Но в итоги ,дочитав, я поняла что не зря потеряла время. Чудесний роман с легким юмором!
Завоевание - Деверо ДжудЛюдмила
8.10.2013, 17.45





Очень классный! Не скучный, страстный, приключения, интриги, любовь... все-все! 100000 баллов
Завоевание - Деверо Джудleka
14.10.2013, 12.28





Отличная книга, сюжет захватывающий, герои интересные. Первая книга "УКРОЩЕНИЕ " и эта книга читаются на одном дыхании
Завоевание - Деверо ДжудФайруз
25.11.2013, 9.43





очень хорошая книга)rnлюблю романы исторические они интереснее )
Завоевание - Деверо ДжудЭлис
26.11.2013, 14.57





Да, без привидений было бы лучше.
Завоевание - Деверо ДжудЮлия...
2.12.2013, 22.10





Девочки, подскажите пожалуйста, название романа, очень давно читала и не помню автора, и сюжет не практически. Хорошо помню, что ГГня то ли какая-то родственница короля и королевы, то ли они хорошо знали ее родителей...Короче выдали они ее замуж, полюбила она мужа. Королевская чета поехали на охоту, ГГй и ГГя тоже были в свите, она была уже беременная, и вот тут на горизонте появилась бывшая любовница, которая подстроила так, что ГГя застала их в кровати, ну соответственно побежала от них и упала с лестницы и потеряла ребенка. После ГГя попросила развод у короля и вроде он дал согласие...вот..вроде так
Завоевание - Деверо ДжудЮляяя
22.01.2014, 13.33





Похоже по описанию на ''Бархатную клятву' ' Джуд Деверо
Завоевание - Деверо ДжудСуЧкА
22.01.2014, 13.46





СуЧкА, спасибо!!! Это он!
Завоевание - Деверо ДжудЮляяя
22.01.2014, 14.19





Роман очень понравился, в нем и про героев в из предыдущей книги тоже много написано. Интересное продолжение.
Завоевание - Деверо ДжудМария
27.01.2014, 8.59





терпения не хватило дочитать
Завоевание - Деверо ДжудНаталия
7.02.2014, 14.10





Неплохой роман, интересный, с хорошей задумкой, но не хватило какой-то остроты что ли, правда Тирль - просто умничка и молодец, настоящий мужчина.
Завоевание - Деверо ДжудЛюсиль
13.05.2014, 19.35





Не понравилось. Непробиваемая тупость г-ни поражала.
Завоевание - Деверо ДжудK.F.
9.06.2014, 21.29





Читала этот роман в лет 14,мне очень понравилось и была в полном восхищение от главной героини,а сейчас прочитала -решила,что главная героиня совсем упертая какая-то,прям бесила пока читала..но читать можно.7из 10.
Завоевание - Деверо Джудюля
19.01.2015, 11.37





Читала этот роман в лет 14,мне очень понравилось и была в полном восхищение от главной героини,а сейчас прочитала -решила,что главная героиня совсем упертая какая-то,прям бесила пока читала..но читать можно.7из 10.
Завоевание - Деверо Джудюля
19.01.2015, 11.37





Тирль супер я прям его сама хочу
Завоевание - Деверо Джудкатрина
10.02.2015, 13.36





Тирль супер я прям его сама хочу
Завоевание - Деверо Джудкатрина
10.02.2015, 13.36





Книга держит в напряжении до самого конца огромный респект автору!
Завоевание - Деверо ДжудЕва
11.02.2015, 20.19





классно
Завоевание - Деверо ДжудСвета
18.05.2015, 8.38





главная героиня бесила с 1х страниц! история интересная если бы не ее выходки!!! еле дочитала! главный герой очень классный. если хватит терпения читайте.максимум 7 и то из за главного героя
Завоевание - Деверо ДжудЖеня
19.05.2015, 21.36





Гг утонченная искушенная натура, да к тому же тонкий психолог. Г героиня по сравнению с нми непроходимая тупица и варвар каких ещё поискать. И у таких разных людей возникает взаимное влечение? Это что принцип от ,,противного,,? Впрочем это не единственная нелепость в данном романе. Но если не замечать всю нелепицу сюжет неплохо, по меньшей мере нестандартно.
Завоевание - Деверо Джуделена
28.08.2015, 17.40





Гг утонченная искушенная натура, да к тому же тонкий психолог. Г героиня по сравнению с нми непроходимая тупица и варвар каких ещё поискать. И у таких разных людей возникает взаимное влечение? Это что принцип от ,,противного,,? Впрочем это не единственная нелепость в данном романе. Но если не замечать всю нелепицу сюжет неплохо, по меньшей мере нестандартно.
Завоевание - Деверо Джуделена
28.08.2015, 17.40





Герой очень понравился)А вот героиня-идиотка с отсутствующими мозгами и большим,не всегда уместным,чувством собственного достоинства.Вела себя,как дура,весь роман.В героя железная выдержка)Роман хороший,читался легко,но с приведеньями был перебор.Оценка-9
Завоевание - Деверо ДжудОльга)
20.12.2015, 16.45





Полностью согласна с комментарием елены. Отдельно прекрасно понятна и героиня, и герой. Но что он нашел в ней - полная загадка. Гг-ой на протяжении всего романа рискует ради нее жизнью и получает серьезные травмы, на что она плевать хотела. Гг-ня абсолютно эмоционально заторможена. У нее отсутствуют какие бы-то ни было здоровые инстинкты, кроме, разве что, похоти. Понятно, что это не ее вина, ее так воспитали. Но что может в ней привлекать психически здорового уравновешенного адекватного героя? Такое бывает только в сказках. К сожалению (или к счастью) моральные уроды не получают в награду принцев, которые штабелями падают к их ногам. Сначала надо самому приложить усилия, чтобы быть этого достойным. У героини это, к сожалению, в данном романе отсутствует начисто. Все ей кругом обязаны, а в конце она наконец снисходит до гг-я, который, кстати сказать, конечно прекрасен сверх всякой меры. Было за него даже обидно. Поэтому и все остальное, якобы любовь и страсть, эмоций не вызвало.
Завоевание - Деверо ДжудОксана
15.06.2016, 6.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100