Читать онлайн Воспоминание, автора - Деверо Джуд, Раздел - 43 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспоминание - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 123)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспоминание - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспоминание - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Воспоминание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

43

Адам Тависток, лорд де Грей, так легко и естественно управлял лошадью, как будто он с ней сроднился и стал ее частью. Он скакал с такой скоростью, как будто за ним гнались. Время от времени ой понукал животное ударами своих длинных ног по потным бокам. Лошадь перепрыгивала через изгороди и канавы. Он был забрызган грязью, его одежда была изорвана в кустах и чертополохе, его лицо – исхлестано ветками деревьев. Но он не обращал на это внимания, а лишь понукал лошадь, все быстрее и все дальше. Он хотел бы, если только бы это было возможно, ускакать от самого себя. У него было как раз такое чувство, что, если бы это было возможно, он хотел бы оставить позади самую свою душу.
«Но куда от этого денешься?» – думал он. Как ни скачи, от своих мыслей не ускачешь. Куда же ему теперь деться? В жадные нетерпеливые объятия Фионы? Иногда, стоило ему на нее посмотреть, от ее красоты захватывало дух, и его охватывало огромное желание. Но большую часть времени рядом с ней он с трудом удерживался от того, чтобы заснуть.
«Она так прекрасна, что ей никакого чувства юмора не надо, – думал он, прижимаясь к спине лошади, которая перепрыгнула через высокую изгородь. – У нее не возникает потребности заставить какого-то мужчину смеяться, потому что ей никогда не приходится развлекать присутствующих. Одного только ее присутствия достаточно, чтобы осчастливить большинство людей. Все, что ей надо было сделать – это сесть и сидеть. И этого было достаточно. Все даже не обращали внимания на то, что она никогда не слушает, что ей говорят. Но ведь ей не приходилось ничего особенного говорить, так ради чего же было ей учиться слушать?»
И все же он, Тависток, собирается на ней жениться. «Зачем?» – задавал он вопрос сам себе, и в глубине души он знал ответ: это лишь для того, чтобы Катрин его ревновала. Похоже было, что Катрин по-настоящему ненавидит Фиону, просто не переносит ее. Когда Тависток в первый раз увидел красавицу Фиону, он на нее даже внимания-то не обратил, только подумал мельком, что надо же, как она красива. Но ему и в голову не пришло, что он хочет, чтобы она стала его. Ему хотелось обладать ей не больше, чем, например, снять и присвоить себе картину, висящую на стене в доме одного из его друзей.
Гораздо больше он заинтересовался Фионой, когда обнаружил, как мгновенно, почти необъяснимо ее возненавидела Катрин. По какой-то странной причине, которая для него самого осталась загадкой, Катрин вбила себе в голову, что он, Тависток, страстно влюбился в божественную леди Фиону. Беспочвенная ревность Катрин заставила Тавистока проявлять к Фионе гораздо больше интереса, чем он проявлял бы в ином случае.
Лошадь перепрыгнула через ручей, у которого были крутые и скользкие берега. На той стороне ручья животное потеряло опору под ногами и уже почти упало, но Тависток, прирожденный наездник, своим искусством управлять поводьями или даже просто своей силой воли предотвратил падение, и лошадь устояла на ногах.
Он любил Катрин, любил всем сердцем. Четыре с половиной года назад он в первый раз увидел ее на дружеской вечеринке, в саду своей тетки. Он бросил один только взгляд на эти голубые глаза, на эти золотистые волосы, и все пропало. Он никогда еще ни в одну женщину не влюблялся так сильно, как в нее.
Но с самой их первой брачной ночи все пошло не так, как нужно. Как страстно он ни хотел ее, он не мог овладеть ею. Катрин же была еще настолько невинна, что даже не поняла, что все не так. Ей нравилось, как он ласкал ее обнаженное тело, нравилось, как он ее обнимал. После того как они много часов обнимались и целовались, она не поняла, почему ее муж в гневе и ярости выбежал из комнаты. Катрин ломала голову, не в силах понять, в чем виновата, и думала, что сделала что-то не так.
На следующее утро он сказал себе, что его несостоятельность объясняется тем, что он слишком сильно ее хочет, слишком сильно любит и что они еще совсем не знают друг друга. Может быть, когда они будут лучше знакомы, он сможет рядом с ней расслабиться.
И вот они стали бывать везде вместе, вместе путешествовать, они вместе развлекались и над всем смеялись, стали доверять друг другу, но добился он только того, что стал еще больше любить ее и еще сильнее в ней нуждаться, чем тогда, когда только что на ней женился.
Он так сильно хотел ее, что это желание, казалось, вызывало боль. Все в ней его увлекало: и то, как она двигается, и как она говорит, и то, о чем она говорит. Когда он видел, как она держит чашку чая, у него по шее под воротничком начинал струиться пот.
Прожив так с ней год, он понял, что нужно расстаться. И вот Адам начал проводить больше времени вне дома, путешествовать, нашел себе занятия, в надежде, что, если они будут видеться реже, он сможет освободиться от чувств, которые к ней испытывал.
Были и другие женщины. Он должен был доказать самому себе, что он все-таки мужчина. Катрин осталась жить в деревне, а он проводил время в Лондоне, пьянствуя и соблазняя женщин. Ни с одной из них у него не возникло никаких проблем. Только с Катрин он чувствовал себя неполноценным.
Постепенно, на протяжении трех лет их брака – если это можно было назвать браком, – он пришел к выводу, что вина была ее, а не его. Совершенно очевидно, говорил он себе, что с ним все в порядке. Значит, виновата она.
Его дядя Хьюберт не скрывал своей озабоченности по поводу того, что он проводит так много времени не с Катрин, а с другими.
– Женщинам идет во вред, когда их предоставляют самим себе, – говорил он. – Тебе надо было бы сделать ей несколько детишек, и она была бы все время занята. И тебе надо проводить больше времени с ней в постели.
Он, разумеется, не понял, почему Тависток впал в ярость, нагрубил ему и вылетел из дома.
И вот, когда Тависток увидел, как Катрин реагирует на хорошенькую Фиону, у него внутри что-то вздрогнуло. Он сам был не совсем доволен тем, что поступает так, но ему хотелось как-то уязвить Катрин, сделать ей больно, так же как она невольно причиняла боль ему. Он начал при каждом удобном случае как бы невзначай упоминать имя Фионы.
Он рассказывал Катрин, какими духами пользуется Фиона, как она одевается. Он предложил Катрин поинтересоваться у Фионы, как та делает свои волосы такими шелковистыми. С внутренним удовлетворением он наблюдал, как каждое упоминание о Фионе делает Катрин все более злой, пока наконец ее злость не стала такой же, как его.
Но Катрин отомстила ему за все, написав эти письма. Ему было отлично известно, что у Катрин никогда не было любовных связей с мужчинами, ни с ним самим, ни с кем-либо еще. Для этого за ней слишком пристально следили. Когда Тависток возвращался из своего очередного путешествия, он вызывал к себе служанку жены и заставлял давать ему подробный отчет, расписанный по минутам, что и как Катрин делала в его отсутствие. Судя по всему, главной областью ее интересов было меценатство: она покровительствовала оперным певцам и покупала ювелирные изделия какого-то русского эмигранта.
Тависток прекрасно понимал, что она написала эти письма, намереваясь уверить его в том, что пользуется успехом у мужчин. Она этого вслух не говорила, потому что гордости у нее было не меньше, чем у любого мужчины, но он знал, чего она добивается. Катрин хотела, чтобы он думал, что она нравится всем мужчинам и все ее хотят, как он, по ее мнению, хотел Фиону.
Но и у самого Тавистока была гордость, и она не давала ему откровенно объяснить Катрин, что его проблема зависит от него, а не от нее.
Все бы это прошло не замеченным никем, кроме них самих, если бы не вмешалась его старуха-нянька Айя. Она всегда относилась к нему как к своей собственности. Когда Тависток был еще маленьким ребенком, она, перед тем как вести его к родителям – он был обязан появляться в гостиной ежедневно ровно в шесть часов вечера, – бывало, больно щипала его, чтобы он заплакал. Таким образом она со временем добилась того, что эти визиты были отменены, потому что родителям не хотелось, чтобы каждый вечер им мешал плачущий, сопливый карапуз с красным носом. Родители приказали Айе привести к ним мальчика только когда он подрастет и научится хорошо себя вести. И она поняла, что добилась своего. Теперь ее обожаемый маленький Тэйви принадлежал только ей.
Кого угодно Тависток мог убедить в том, что он жутко скучает со своей женой, и потому не может сидеть с ней дома, и все верили. Но только не Айя. Она знала правду. Она прекрасно знала, как он помешан на Катрин. С того самого момента, как он в первый раз ее увидел, он уже больше не мог думать ни о ком другом. Он думал только о ней. Катрин украла Тавистока у Айи, и поэтому Айя возненавидела Катрин.
Тависток делал вид, что он понятия не имеет, каким образом письма Катрин стали известны широкой публике, но на самом деле он знал, кто это сделал. Сама Катрин, выбрав самый наивный из всех способов, как бы случайно «забыла» их на столе, чтобы он мог их найти. Он их, разумеется, нашел, прочитал и весело смеялся, как он всегда смеялся над ее историями. Он только не мог понять, Как она все это выдумывает? Катрин способна была самую скучнейшую на свете вещь рассказать так, что невозможно было оторваться. Когда они только поженились и на всех вечеринках еще бывали вдвоем, она, бывало, поддерживала бессодержательные и глупые разговоры чем-нибудь наподобие своего сада. Он с трудом заставлял себя кивать головой и не засыпать. Но потом, когда они возвращались домой, Катрин развлекала его тем, что по-новому пересказывала все, что произошло в течение вечера. Катрин рассказывала ему о том, что худые, длинноносые дочери хозяйки умирают от любви к нему. «Доказательством» служило то, как они подавали ему чашку чая и спрашивали, чего он хочет больше, молока или лимона. Слушая, как Катрин все это рассказывает, Тависток начинал в конце концов подозревать, что они были на разных вечеринках. А иначе где же он был в то время, как все это происходило. Потом он обнаружил, что ему гораздо больше нравится слушать рассказы Катрин, чем присутствовать при том, как все это происходит на самом деле.
Но прошел первый год после их свадьбы, и раздражение Тавистока мало-помалу все увеличивалось. По мере того как оно увеличивалось, Катрин развлекала его историями все реже. Она сказала: «Когда я несчастна, у меня в голове нет никаких историй». После этих ее слов он и принял решение начать путешествовать и больше времени проводить без нее.
Но Адам к ней всегда возвращался. Уезжая, он по ней всегда страшно скучал. Когда ее не было с ним рядом, ему казалось, от него словно бы отрезали часть самого его или часть его мыслей.
Так почему же в постели у него с ней ничего не выходило? Он ломал голову, но не мог найти никакого объяснения. Чего он только не перепробовал, но все впустую – между ними так ничего и не произошло.
И вот теперь, в попытке привлечь к себе его внимание, Катрин написала письма, где говорится, что ее соблазняли чуть ли не все мужчины Англии. Тависток, прочитав об этом, только посмеялся, но, когда Айя послала два из них в газеты, ему уже расхотелось смеяться. Некоторые письма она послала женам тех мужчин, о которых Катрин утверждала, что они с ней спали. А другие письма она послала тем мужчинам, кому они были якобы адресованы.
Тависток теперь даже и не знал, кому хуже – ему или тем мужчинам, которые сами-то отлично знают, что в жизни пальцем не тронули эту милую женщину, жену лорда де Грея. По самому Тавистоку многие женщины просто сходили с ума, так что он вызывал у их мужей ревность и зависть. Все они только и слышали от своих жен и возлюбленных о том, как Адам Тависток красив, о том, какой мужественностью от него веет даже только когда он проходит по комнате. И все жены твердили мужьям: «Смотри, Тависток так смотрит на свою жену, что, кажется, ее волосы сейчас вспыхнут от огня в его глазах. И почему ты на меня так никогда не смотришь?» Теперь каждому из этих мужей, конечно, было приятно, что все будут думать, что он якобы соблазнил жену Адама Тавистока, лорда де Грея.
Эти письма позволили этим мужчинам отыграться. Все тотчас, конечно же, принялись наперебой утверждать, что они никогда в жизни этой милой блондиночки пальцем не касались, но они говорили таким тоном, чтобы всем стало ясно: они благородно лгут, спасая честь дамы.
И что же теперь делать Тавистоку, чтобы спасти собственную честь? Остаться мужем Катрин, мужем, который не в состоянии спать с собственной женой? И потом… Ему хочется, чтобы у него были дети. Прежде всего хорошо бы, чтобы был сын, который унаследует фамилию и титул, а потом чтобы было несколько девочек, маленьких копий Катрин. Чтобы тоже, как и мать, вечно рассказывали ему всякие истории и чтобы смотрели на него с таким же выражением в глазах, как и их мать. Что может быть лучше, думал он, чем Катрин? Лучше Катрин может быть только полдюжины Катрин.
Но этого ему не суждено. У него от нее детей никогда не будет.
После того, как были опубликованы эти письма, он холодно принял решение развестись с ней. А на ком же еще жениться, если не на красавице Фионе? Если он появится в обществе под руку с такой прекрасной женщиной, он докажет всем, что он еще мужчина, хотя первая жена и опозорила его в глазах всего света.
Но каждый раз, когда Тависток начинал думать о женитьбе на Фионе, его охватывало отвращение. Он хотел Катрин. Хотел ее всем своим существом. Хотел, но не мог ее взять.
Уставшая лошадь опять споткнулась, но он продолжал ее погонять. Он проезжал этой дорогой множество раз, так что прекрасно знал весь путь. Скоро он выедет на большую дорогу, повернет и тронется обратно к дому. Это будет граница его владений.
«Катрин, – думал он, – Катрин, Катрин, Катрин». Как ему с ней быть? Как ему быть без нее?
Он был готов умереть от стыда, когда семейный врач сказал ему, что Катрин дважды падала в обморок и что она наверняка беременна. «Убедитесь сначала, потом говорите!» – зарычал он на доктора. Тот пошел осматривать ее, и Тависток, ожидая его возвращения, выпил полбутылки бренди.
Вернувшись, врач сообщил ему, что она все еще девственница. Достаточно было бросить мельком взгляд, чтобы увидеть выражение на лице врача, и Тависток понял: вот так же на него будут смотреть и все остальные, если эта информация станет достоянием гласности.
Когда Тависток сообщил самой Катрин о том, что она девственница, она вдруг стала на него так кричать, как никогда раньше не кричала. Она вообще в последние дни стала какая-то странная. Не такая испуганная, как раньше. Словно бы вдруг осмелела. Она уже не смотрела на него, как раньше, с таким выражением в глазах, как будто умоляла быть с ней ласковым, обратить на нее внимание, полюбить ее. Раньше она, казалось, все время хотела спросить: что я сделала не так? Почему ты меня не любишь? В последнее время этот умоляющий взгляд исчез.
Он думал, что это невозможно, но ему показалось, что он полюбил такую Катрин еще больше, чем он уже любил ее раньше. Может быть, у него с ней ничего не получалось, потому что она такая чистая и невинная. Может быть, в глубине души он думал, что, совершив с ней такой презренный акт, как физическая близость, он ее осквернит.
Он сам не знал, что ему обо всем этом думать.
Он ушел так глубоко в свои мысли, что не увидел, куда гонит лошадь. Ему казалось, он знает дорогу. Но он не заметил, что впереди ее преграждает куча наваленных палок, досок, бревен и камней. Лошадь, доскакав, поскользнулась, а он не сумел вовремя сообразить, что делать, и в результате, описав дугу, перелетел через голову животного и больно упал спиной на землю, ударившись головой об одно из бревен.
На секунду он потерял сознание, потом, пытаясь собраться с мыслями, приподнялся на локте и открыл глаза. Он увидел, как его лошадь вскачь удаляется по направлению к дому. Она, разумеется, прекрасно знала дорогу, по которой он скакал всегда. Именно на этом месте, у изгороди, обозначающей границу его земли, он всегда поворачивал.
– Проклятие! – пробормотал он, пытаясь встать. Но голова так закружилась, что он едва не упал опять. Он два раза спотыкался, но в конце концов, шатаясь, встал и сделал два шага по направлению к куче веток и камней, полагая, что тот, кто это сделал, должно быть, прячется рядом. Кто-то же додумался навалить кучу высотой в четыре фута прямо посреди дороги, которая используется каждый день? Этот кто-то должен быть…
Больше он ничего не успел подумать, потому что его внимание привлек звук, похожий на жужжание пчелы: «З-з-з-з-з». Опершись на одно из бревен, он стал искать взглядом источник звука. Он увидел блеск маленького огонька и убедился, что огонь движется по проводу по направлению к цилиндру, из которого, кажется, высыпается какой-то серый порошок.
– Да это же порох, – сказал он вслух и успел отвернуться как раз вовремя, потому что в следующую секунду цилиндр взорвался с оглушительным грохотом. Камни взлетели в воздух, один из них ударил его сзади по голове… Больше он ничего не помнил.



***



– Где я?
– Тише-тише, – пробормотал чей-то женский голос. Голос говорил с акцентом, который был ему незнаком, но определенно выдавал отсутствие образования. – Тише. Ты отдыхай пока, я за тобой присмотрю.
Вокруг была абсолютная темнота, он ничего не видел. Его голова так болела, что, казалось, такую дикую боль может унять только смерть. В ушах стоял гул.
– Нет-нет, руками повязку не тронь, – предупредила женщина. Скорее всего, она именно это имела в виду, потому что понять ее из-за странного акцента было почти невозможно.
Руки его упали по бокам. Хотя он ничего не понимая, но был так слаб, что не мог думать о том, что происходит. Он спросил женщину:
– Я что, ослеп? – А про себя равнодушно подумал, что слепота – это вполне достойное завершение для такой бесполезной жизни, как была у него.
– Да нет, ничего-ничего. Просто был взрыв небольшой, и все. Немного пороху, и все. Ничего-ничего, не беспокойся… Вот смотри-ка, красивый: выпей этого, и тебе сразу же станет лучше.
Его глаза были туго стянуты повязкой. Просунув руку ему под шею, женщина подняла его голову, прижав лицо к своей мягкой груди. К его губам была поднесена какая-то грубая кружка, из которой ему в горло полилась теплая жидкость. Ему было приятно почувствовать лицом ее грудь. Похоже, она не потрудилась даже надеть корсет.
– Что это за питье? – поинтересовался он мечтательно.
– Чай с ивовой корой, предшественник аспирина, – ответила она невозмутимо. – В который добавлено немного темного рома. – Потом она про себя добавила еще что-то относительно того, что не уверена, изобрели аспирин или еще нет. Ее высказывание показалось ему достаточно удивительным, и ему захотелось задать ей несколько вопросов, но из-за головной боли ему не удавалось сосредоточиться на том, что именно он хочет спросить. Тогда он прошептал просто:
– Ты кто?
– Я твой ангел-хранитель, красивый, – ответила она с тем же акцентом. – А ты кто хочешь, чтоб я была?
– Я хочу, чтобы ты и была такая как есть, – подумав, ответил он и провел рукой по ее руке вверх, до локтя.
Внезапно, рассердившись, женщина отшвырнула от своей груди его голову, и он упал назад, на твердую лежанку. В голове заблистали вспышки яркого света, появилась пронзительная боль. Он застонал.
– У тебя что, жены, что ли, нет? – спросила женщина с гневом. – Что, нет жены, которая сидит дома одна, пока ты повсюду шляешься?
Он опять понял не все слова, а только общий смысл фразы, потому что она выражалась наполовину незнакомым ему языком. Он попытался возразить:
– Моя жена…
– Ну, ну! Еще скажи, что она тебя не понимает! Да я тебе кочергой съезжу по голове, если ты так скажешь.
Тависток засмеялся:
– Она-то, наоборот, меня понимает слишком хорошо! А можно мне еще этого твоего напитка?
В этот раз она уже не стала приподнимать его голову и прижимать к груди, а поднесла кружку ему к губам на расстоянии вытянутой руки. Поскольку он ничего не видел, ему пришлось пошарить вокруг себя руками.
Женщина молчала, и он попытался по звукам определить, где она, но шум у него в ушах заглушал все звуки. Ее появление, ее странные манеры, ее акцент – все в ней страшно заинтриговало его.
– Как я здесь очутился? Послушай, пожалуйста, расскажи мне все.
– Я тебя сюда принесла, – ответил ее голос. С каждым глотком теплого напитка, который вливался ему в горло, акцент казался все менее ужасным, и он все лучше понимал, что она говорила.
– Нет, – сказала она тихо, и он услышал, как она садится рядом с ним. – Сперва ты мне все о себе расскажи. Ты почему ехал на лошади-то так быстро? Ты ж ее почти что загнал до смерти.
Она тихо фыркнула, и, когда он услышал этот ее смешок, его сердце почему-то заныло. Но боль проходила от волшебного эликсира в кружке.
– Ну, если я сейчас начну тебе рассказывать обо всех своих жизненных проблемах, я никогда не остановлюсь, – ответил он.
– Я умею слушать, – ответила она, забыв на мгновение изобразить свой преувеличенный акцент. Тависток этого, казалось, не заметил.
В странности всей этой ситуации, в его слепоте, в том, как было тепло в комнате, и в том, как в этой женщине, несмотря на ее попытки казаться чужой и холодной, прорывается что-то знакомое и теплое – во всем этом было что-то такое, что ему захотелось говорить.
– Ты когда-нибудь любила кого-нибудь так, что, кажется, ничего другого на свете не существует? Такая любовь, что не можешь ни есть, ни спать, ни работать?
– Да, – ответила она, и он понял по этому ответу: она это знает. – Когда в этом человеке весь смысл жизни…
– Да. Все в ней.
– А, – понимающе пробормотал голос. – Это та самая твоя леди Фиона.
Тависток улыбнулся в окружающую его темноту.
– Фиона… Это ничтожество. Пустое место. В некоторых статуях, которые стоят у меня в доме, и то больше души, чем у нее.
– Тогда кто же это? – прошептала женщина. – Не жена твоя, конечно. Все знают, что вы не сегодня-завтра разведетесь.
– Нет, она. Я люблю ее и только ее.
– Так почему ж…
– Надо, – сказал он твердо, и его сердце при этих его словах заныло. – Надо. Надо. Надо.
– Ш-ш-ш, – сказала она и снова притянула к своей груди его голову, но на этот раз она сидела, чуть отодвинувшись от него. К своему ужасу, Тависток почувствовал рядом со своей ногой ее голую ногу.
– А что же не так? – тихо прозвучал ее шепот около самого его уха. Тависток слышал его сквозь шум в голове, и ее голос показался ему от этого каким-то далеким и нереальным, как будто, может быть, он ему только чудится.
– Я не могу сделать так, чтобы она стала моей, – сказал он. До этого момента он не говорил это ни единому человеку в жизни.
– Не можешь… – еще тише произнесла она, придвигаясь бедрами к его боку, и в то же время почти касаясь губами его уха.
В последние несколько лет ему приходилось спать с несколькими женщинами, некоторые из которых были хорошо известны своим искусством в любовных утехах. Но таких волн возбуждения, как посылала ему эта женщина, он никогда ни с кем не испытывал.
– А кажется, как будто ты все можешь, что захочешь, – почти промурлыкала она, скатываясь с постели.
Тависток сам не знал, почему он колеблется, почему сразу не возьмет эту женщину. Резким неожиданным движением он сорвал с глаз повязку. В первый момент он ничего не видел, и его даже охватила паника – он подумал, что и вправду ослеп. Но потом что-то увидел, однако как будто сквозь дымку. У него начало создаваться впечатление, что он находится в маленьком однокомнатном павильончике. В одном углу комнатки мерцал слабый огонек. Почти нет мебели, и та, которая есть, самая простая и грубая, какая бывает. За окном темно – наступила ночь. Дубовая дверь основательно заперта на тяжелый металлический запор.
Когда зрение у Тавистока начало проясняться, он увидел и ее. Она сидела на кровати сбоку, широко раздвинув ноги и упершись руками в бока в одной из самых вызывающих поз, которые только ему доводилось видеть. Он все видел очень смутно, даже несмотря на то, что несколько раз протер глаза руками. На ней была прозрачная красная блузка, которая небрежно прикрывала грудь, тонкая талия была перевязана широким красно-черным поясом, а длинная широкая черная юбка была высоко подколота с одного бока, обнажая ногу.
– Ну, а я подойду? – дерзко осведомилась она, и ее ярко-красные губы изогнулись в такую усмешку, от которой у него мурашки побежали по коже.
В голове у него пронеслась мысль, что он ни в коем случае не должен ее трогать, что, возможно, где-нибудь в темноте подсматривает ее муж, который хочет дождаться, пока она его соблазнит, застать их в таком виде, и потом шантажом вымогать у него что угодно. До сих пор он никогда не имел никакого дела с такими женщинами как… как она. Но в ней есть что-то, чему очень трудно сопротивляться… Вне сомнения, решил он, его так возбуждает сама обстановка. Он видит словно сквозь дымку, а слышит, как будто все происходит в отдалении. И еще…
Она прервала его мысли, подойдя ближе к нему. '
– Каким любовником может быть такой джентльмен, как ты? – поинтересовалась она, прижимаясь своим телом к его телу. – Небось даже не раздеваешься? Небось снимешь с дамы халат, бросишь куда-нибудь, потом быстренько сделаешь дело, и бежать?
– Точно, – ответил он, улыбаясь. Улыбался он, чувствуя, как она прижимается сверху к нему, лежащему на кровати. Потом добавил шутливо:
– В любви знают толк только низшие классы, аристократы в ней ничего не смыслят.
Она положила руки ему на лоб. Открыв глаза, он увидел, как вокруг ее лица, почти совсем его заслоняя, струятся черные волосы. В неверном мерцающем свете огонька, казалось, она была почти совсем как Катрин, его возлюбленная жена. Но, если на то пошло, ему все женщины, к которым его влекло, казались похожими на Катрин.
Он вздрогнул от испуга, когда она резким движением разорвала у него на груди рубашку, так что пуговицы с треском разлетелись по комнате. Пальцами она провела по его груди, почти расцарапав ногтями живот:
– Ну, что, красивый? А не испугаешься заняться любовью с женщиной?
Тавистоку казалось, что он в жизни никогда не бывал так возбужден, как в ту секунду, когда он захватил руками роскошные волосы этой женщины и с силой потянул на себя, притягивая ее губы к своим. После этого в его голове совсем не осталось мыслей. Он ослеп уже не от пороховой вспышки, но от волны вожделения, которая охватила все его тело. Ему казалось, он в жизни не хотел ни одну женщину, кроме этой. Ему казалось, он умрет, если не овладеет ею прямо сейчас, прямо здесь же. Он больше не в состоянии был задумываться о том, к каким последствиям приведут его действия; его желание было сильнее всех его мыслей.
Он всегда гордился тем, что он прекрасный любовник. Поскольку до сих пор он спал всегда с чужими женщинами, а не с собственной женой, и у тех женщин, с которыми он спал, тоже был не он один, он понимал, что они тут же примутся сравнивать его с другими известными им мужчинами. Сознание того, что после него останутся сплетни и слухи, заставляло его всегда помнить об ответственности и держаться на высоте. Он был обязан так показать себя, чтобы женщина потом говорила всем, что он редкий мужчина, такой умелый, такой нежный, так внимательно относится к тому, чтобы удовлетворить партнершу.
Но с этой женщиной, к которой он испытывал такое огромное желание, он не мог думать ни о чем. Он мог помнить только о том, что было нужно самому ему. Он вел себя, как никогда себя не вел, но она в этом, пожалуй, даже превзошла его. В тот момент, когда он срывал с нее одежду, он почувствовал, что его собственная одежда уже почти снята с него. Она ничуть не стеснялась.
Через несколько минут они оба были обнажены. Она не стала тратить времени на предварительные условности. Его чувства в этот раз были примитивны, почти как у животного. Просто голод, который требует удовлетворения.
Когда он вошел в нее, он смутно удивился, что чувствует, как разрывается какая-то тоненькая пленка, и услышал слабый вскрик боли. Но он был слишком сильно удален от всяких посторонних соображений, чтобы задумываться о том, что это может означать. Она была так нужна ему, и так немедленно, что он был готов излить в нее свое семя почти тут же.
Когда он вошел в нее, ему показалось, что в его жизни еще никогда не было ничего подобного. Он вдруг почувствовал, что какая-то его часть умерла, но какая-то другая ожила, которая была мертва до этого момента. Он почувствовал освобождение, которого, как ему казалось, он ждал всю жизнь. Происшедшее было концом чего-то, и в то же время оно было и началом чего-то.
Он дрожал с головы до пят. Он прижимал ее к себе со всей силой, обнимая ее, стремясь покрыть своим телом все ее тело. В его глазах были слезы, но он не знал почему.
– Я это сделала, – произнесла женщина. – Я это сделала. Ему казалось, он не сразу понял, что происходит. Ему казалось, он забыл все, что произошло до этого. «Ах, да, – вспомнил он. – Какая-то вспышка пороха… Какая-то женщина с черными волосами…» Когда она попыталась высвободиться из его объятия, первой его реакцией было схватить ее, не дать ей уйти, вообще никогда не отпускать ее.
– Нет, – прошептал он. Ему хотелось умолять ее никогда не покидать его.
– Все хорошо, – ответила она и стала целовать его в шею. – Все теперь в порядке. Все кончилось. Проклятия сняты.
Голова у него все еще болела, перед глазами по-прежнему была дымка, а в ушах по-прежнему шумело, но этот голос он узнал. Схватив ее за плечи, он отодвинул ее от себя, чтобы рассмотреть. Он смотрел ей прямо в глаза. Из-под разноцветных пятен косметики и из-под черных волос на него смотрела Катрин.
На какую– то минуту он рассердился. Как ей удалось сыграть с ним такую шутку? Что его жена делает в одежде, как у какой-нибудь шлюхи? Что она…
Но наконец он все понял. До него дошел смысл того, что сейчас случилось. Он только что был близок с Катрин, с женщиной, которую любил. И не было никаких препятствий, и ему ничто не мешало…
– Но как ты это…
Она прикрыла ему рот рукой:
– Ты что, в самом деле намерен беседовать?
Тут он, расхохотавшись, схватил ее и притянул к себе, и в следующее мгновение его руки и губы соединились с ее руками и губами так крепко, что их невозможно было разорвать. Если бы его состояние было сейчас несколько другим – если бы он не выпил только что изрядную порцию рома, если бы не пережил встряску от взрыва пороха, если бы его не ударило камнем по затылку, уже не говоря о том, что еще до этого он упал с лошади, которая неслась галопом – так вот, если бы не все это вместе взятое, то, возможно, сейчас бы он счел необходимым пристрастно допросить Катрин, где это она умудрилась узнать толк в любовных утехах. Но, с другой стороны, возможно, и тогда бы у него хватило ума не прерывать вопросами то, что она делала с его телом.
Он всегда знал, что заниматься любовью с Катрин – это должно быть что-то необыкновенное. Но это было еще лучше, чем он себе представлял. Естественно, он не смог бы объяснить это кому бы то ни было в словах, но это было так, как будто он чувствовал разом, в одно и то же время, за них обоих. Как будто он слышал, что она думает, а она слышала, что думает он. Как только ему в голову приходило какое-нибудь желание, Катрин тотчас выполняла это. И так же ему казалось, что он знает без подсказок, чего хочет она и какие мысли в голове у нее.
Они занимались любовью всю ночь. Они меняли позы с такой легкостью, как будто все позы были им уже знакомы, как будто они занимались любовью тысячу раз до этого. Казалось, что они знают об этом и друг о друге все, что только возможно знать.
– Мне кажется, что мы с тобой всю жизнь были любовниками, – прошептал он.
– Нет, никогда не были, – ответила она. – Никогда в этом времени. Но мы уже столько веков хотим друг друга, что мы знаем все. Мы как будто занимаемся любовью с самими собой.
– Да, – ответил он. Он ее не понял, но в то же время он понимал каждое сказанное ею слово.
Он наконец освободился. С ней он чувствовал себя свободно. С другими женщинами он всегда заботился о том, чтобы поддерживать свою репутацию, и ему все время приходилось следить за тем, чтобы казаться умелым, знающим и опытным партнером.
Но с этой черноволосой Катрин он мог… ну, делать то, что ему хочется. «А так будет приятно?» – подумал он, попробовав ее поднять, перевернуть и усадить верхом прямо на очевидное свидетельство своего желания.
– О-о-о-о-ох, хорошо, – простонала она. Он смеялся, проводя руками по ее грудям, потом – по ее плоскому животу, потом вокруг ее тонкой талии.
Когда он свалился рядом с ней в четвертый раз за эти прошедшие долгие часы, он наконец принялся рассказывать ей о том, как безумно ее любит.
– Ну что, ты все еще намерен жениться на Фионе? – дерзко поинтересовалась она.
В ответ он так сильно ущипнул ее за ягодицу, что она взвизгнула.
– А это что такое? – спросил он, проводя руками по ее волосам и имея в виду их цвет. С наступлением дня в окно начал проникать свет, и с каждым часом он начинал видеть все яснее и яснее.
– А тебе не нравится?
– Я тебя люблю с любыми волосами… Даже неплохо, когда есть некоторое разнообразие.
– Да что ты говоришь! – И она улеглась на него сверху. И тут же схватилась руками за голову. На ее лице отразилась резкая боль.
– Что ты? Катрин! Что ты?
– Нет! – услышал он ее изменившийся голос. – Нет, я не хочу возвращаться. Я хочу быть тут. Я останусь!
– Ну конечно, мы останемся. Ты имеешь в виду, что не хочешь идти в дом? Ну если ты не хочешь…
– Да нет! – резко ответила она. Ее глаза были плотно зажмурены, а лицо было такое, как будто она говорила не с ним, а с кем-то еще. – Я не хочу возвращаться.
Когда она снова открыла глаза и посмотрела на него, в ее глазах отражалась мука.
– Это Нора. Она зовет меня назад. Она сказала, что я сделала все, что нужно, и теперь надо возвращаться. Она говорит, что я не должна здесь чересчур задерживаться, потому что я не отсюда. Не отпускай меня!
Он не понял, что она говорит, но услышал по ее тону, как она испугана. А если ей что-то грозит, то и ему тоже, и он ее защитит. Прижав тело Катрин к себе так крепко, что еще чуть-чуть – и затрещали бы кости, он повторял:
– Я тебя никому не отдам. Ты моя.
– Да, да, – ответила она. – Я твоя, и только твоя. Я никогда никого не любила, кроме тебя. Никого во всех жизнях. Даже в тех жизнях, которые прошли без тебя.
Ему было уже все равно, что она говорит. Он только держал ее, и это было то, что было нужно обоим.
– Не отдавай меня ей. Она меня звала. Она хочет отнять меня у тебя!
– Я тебя ей не отдам.
– Нет, ты не понимаешь. Она мое тело оставит, возьмет только сознание. О, Талис, не покидай меня больше. Я уже столько раз тебя теряла!
– На этот раз ты меня не потеряешь. Я отправлюсь с тобой. Мы с тобой всегда будем вместе.
Откинув голову назад, она внимательно посмотрела ему в лицо:
– Как жаль, что у меня не хватит времени все тебе объяснить! Позаботься о Катрин. Она – это то же самое, что и я, и она тебя любит.
– Это ты Катрин, это ты меня любишь! – воскликнул он. Он был испуган ее словами, в которых не было никакого смысла. Он, кажется, поверил в то, что она сейчас умрет. – Я не позволю тебе никуда уйти от меня.
– Я не Катрин. Меня зовут Хейден Лейн, и я по-настоящему живу в другом месте и в другое время. Но и там я люблю тебя так же, как я люблю тебя здесь. Обними меня крепче! Обними! Она делается все сильнее. Пусть она оставит меня в покое! Пусть она уйдет. Я не хочу туда возвращаться. Я хочу навсегда остаться с тобой!
Он обнимал ее, ласкал ее волосы и прижимал к себе так крепко, как будто хотел втянуть ее в себя самого, и в то же время нежно и ласково говорил ей:
– Я тебя не брошу. Где бы ты ни была, я буду там же. Я пойду за тобой.
– Поклянись! – закричала она, и ее голос прозвучал сдавленно, потому что она с силой прижималась лицом к его груди. – Поклянись в этом своей бессмертной душой!
– Я в этом клянусь, – тихо сказал он. – Приношу священную клятву тебе и Богу. Я отправлюсь за тобой туда же, куда отправишься ты. Я никогда тебя не брошу. Никогда.
При этих словах Хейден почувствовала, как начала слабеть. Ее сознание отрывалось от тела Катрин. Она протестовала в уме, громко кричала о том, что не хочет уходить отсюда. Она пыталась заговорить с голосом Норы, который звучал у нее в голове, но этот голос с каждой минутой звучал все громче и обретал все больше и больше мощи.
Но когда она услышала и голос Милли тоже, она поняла, что проиграла. Голос Милли всхлипывал:
– Хейден, милая, пожалуйста, ну проснись. Мы тебя любим, мы без тебя не можем. Пожалуйста, вернись к нам. Ну не умирай, ну, Хейден!
Теперь, когда она попыталась в последний раз заговорить с Тавистоком, из ее губ не вырвалось ни звука. Она почувствовала, как его тело ускользает от нее. Она закричала:
– Не надо! – Но тут же все почернело, и на несколько секунд она оказалась в пустоте, вообще без тела.
В следующую минуту Хейден открыла глаза. Она лежала в кресле в гостиной Милли, в Техасе. Открыв глаза, она увидела, что на нее с испугом смотрят несколько человек.
Никто не произнес ни слова, когда она отвернулась от людей, и по ее щекам заструились горячие и горькие слезы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Воспоминание - Деверо Джуд

Разделы:
1234567891011121415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Воспоминание - Деверо Джуд



Мне книга понравилась
Воспоминание - Деверо ДжудРыжая
9.11.2011, 10.05





Интересная
Воспоминание - Деверо ДжудВредина
9.11.2011, 10.26





Читать можно,только растянута слишком
Воспоминание - Деверо ДжудЛика
11.11.2011, 17.23





Класс
Воспоминание - Деверо ДжудВасилиса
23.11.2011, 7.46





10 баллов
Воспоминание - Деверо ДжудНина
9.12.2011, 16.38





Ну, романчик слабоват немного..у этого автора есть вещи посильнее!! Например "Рыцарь" или "Черный лев" !!! Рекомендую)))
Воспоминание - Деверо ДжудКатерина
7.01.2012, 19.21





10 баллов,очень интересная вещь.
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
23.01.2012, 19.34





Не понравилось , очень нудно и много лишнего , знала бы читать не стала
Воспоминание - Деверо ДжудНаташа
10.03.2012, 13.47





Удивительный роман, превосходный!
Воспоминание - Деверо ДжудЕлена
7.08.2012, 19.29





Желаю испытать такую любовь каждому!
Воспоминание - Деверо ДжудЕлена Бозорова
7.08.2012, 19.37





Читала взахлеб!!! Очень захватывающий роман!
Воспоминание - Деверо ДжудМилана
28.08.2012, 9.08





Сюжет романа хорош, только действительно местами затянуто. Да и героиню не помешало бы сделать моложе, а гл.герой мог быть и более верным
Воспоминание - Деверо Джуднатали
28.08.2012, 23.19





роман понравился, советую почитать
Воспоминание - Деверо Джудглория
30.08.2012, 17.24





Да! Книга достойна потраченного времени.
Воспоминание - Деверо ДжудМарианна
2.09.2012, 13.41





Я плакала,необычный роман.если вначале не бросите читать,то получите большое удовольствие!
Воспоминание - Деверо ДжудНика
23.12.2012, 17.54





смогла прочитать только начало и окончание....увы, не для меня...бредом назвать сложно, но вот бредятиной стоит
Воспоминание - Деверо Джудфлора
23.12.2012, 18.33





Просто класс! Ревела навзрыд. Сильный роман.
Воспоминание - Деверо Джудольга
6.01.2013, 9.02





Хороший роман,начало нудновато,потом захватило,читала всю ночь))но если сравнивать этот роман и "Рыцарь",последний в разы лучше!
Воспоминание - Деверо ДжудНаталья
7.01.2013, 16.45





Очень понравилось , ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ , НО ПОРЕВЕТЬ ПРИДЕТСЯ
Воспоминание - Деверо ДжудЛидия
8.01.2013, 22.36





Очень понравилось , ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ , НО ПОРЕВЕТЬ ПРИДЕТСЯ
Воспоминание - Деверо ДжудЛидия
8.01.2013, 22.36





На протяжении прочтение всей истории не покидает ощущение неминуемой трагедии. Хорошо прописаны характеры Ггероев. Поверила только в любовь из срездевековья. Хороший сюжет. У Б Смолл тоже есть о прошлых жизнях , но данный роман написан более мягче, без пошластей. О чувствах, что лично для меня важнее и приятнее).
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
17.01.2013, 8.01





Хорошая история. Но мне кажется, что вступление , где присутствует и ирония и "тонкое ехидство" в адрес всех литературных работников, отрезано от совершенно другой книги.
Воспоминание - Деверо ДжудОльга
24.01.2013, 19.56





Прочитала взахлёб, сказка, конечно, но как же хочется так же...
Воспоминание - Деверо ДжудТаня
26.01.2013, 2.03





Очень понравился роман! Читайте, не пожалеете!
Воспоминание - Деверо ДжудНана
15.02.2013, 8.45





Немного запутано, но этого стоит.
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
19.02.2013, 13.24





Обалденный роман, заставляет задуматься о многом, к примеру, что не стоит узлопотреблять словами, а особенно проклятиями, как тут сделали Калли с Талисом. Их любовь и душевная связь глубоко меня поразила. Но конец слегка меня разочаровал, я ждала чего-то более сильного и волнующего, как было обещано в вначале. Главная героиня действительно не молода, но не каждый же находит свое счастье в 20 лет. Я сравнивала Хейден со своей мамой, которой столько же лет, и поняла, что главная героиня просто глупая, как я. Ей не 39, а 19, фантазерка, умеющая писать любовные романы да хорошо орудовать собой в постели. В общем, меня смутило, как она разобралась с Тавистоком, и вообще с этой историей с Кетрин. Как по мне, так она просто оскорбила арку про Калли и Талиса. Конечно, конец банален, я ждала появления принца в конце, но не столь разочарующего: "я тебя люблю, мы можем пожениться??" В общем, я сказала, в чем заключаетмя мои претензии и роман мог бы быть просто колоссальным, если бы не вот эти глупости. Еще раз, конец отстой.
Воспоминание - Деверо ДжудКристина
12.05.2013, 14.39





Не понравилось.Очень много надуманных препятствий, долгл и нудно главные герои движутся к собственной смерти в юном возрасте.И это все в прошлом, внастоящем - вообще полный бред
Воспоминание - Деверо ДжудОксана
9.06.2013, 15.14





В целом очень трогательно, но... Кажется, что финальная встреча написана на скорую руку, словно автор утомилась или вложила все свои силы в написание истории зарождения любви главных героев. И отношения героев друг к другу очень напоминают "Грозовой перевал", хотя, конечно, до "Перевала" этому роману очень далеко...
Воспоминание - Деверо ДжудЮлия
20.06.2013, 0.47





книжка класс, смешали современный и исторический роман . Плакала до ужаса . Всем советую читать!
Воспоминание - Деверо ДжудОля
16.10.2013, 8.19





Я очень долго искала эту книгу . Перичитала с удовольствием.
Воспоминание - Деверо ДжудСветлана
25.10.2013, 15.59





Интересная и оригинальная книга!5+
Воспоминание - Деверо ДжудКристина
4.11.2013, 10.06





Роман прочитала с удовольствием.В середине истории немного огорчали надуманные причины того,что ГГ не могут быть вместе,но даже это не испортило общего впечатления о романе.Немного прослезилась в некоторых моментах и задумалась о силе проклятий.Книгу стоит прочитать(эмоции переполняли еще некоторое время).
Воспоминание - Деверо ДжудИнна
21.11.2013, 15.11





как и все книги автора прочитала роман запоем, не отрываясь. Но если развитие сюжета доставило несказанное удовольствие и захватывающие хитросплетения интриг, а также взаимоотношений заставляли не раз сопереживать или улыбаться. То концовка книги весьма разочаровала. на неё, судя по всему у автора не хватило ни времени, ни желания. Особенно умилила скорость выдачи героиней паспорта совершенно постороннему лицу, едва она только пришла в себя от обморока. Получилось скомкано и нелепо, так и хотелось уподобиться Станиславскому и сказать: "не верю".rnНо всё-таки эти мелочи не мешают мне любить романы великолепной писательницы Деверо Джуд и наслаждаться её творчеством.
Воспоминание - Деверо ДжудNatali
15.01.2014, 23.27





Хороший роман, интересный. Начало чуть нудновато, а так рекомендую прочитать.
Воспоминание - Деверо ДжудАйжана
23.01.2014, 12.30





Классный роман. Сначала вообще не въехала что к чему,думала,что автор предисловие затянула))) А потом ооочень интересно стало читать! Конец романа не то,чтобы мне не монравился,но слишком уж затянут. Зря,на мой взгляд она описала их разговор. Он выглядит слишком неправдоподобно и глупо. Надо было показать,что они встретились,а остальное оставить фантазии читателей. В общем и целом моя оценка романа 9 из 10 баллов(минус балл за длинную завязку и глупую развязку)))
Воспоминание - Деверо ДжудОксик
24.03.2014, 1.50





Хорошая тема, интригующее начало. а потом... будто ещё один роман втиснули внутрь про Ромео и Джульетту! какой-то кошмар! слишком затянуто, много противных препирательств. если они так хорошо всегда понимали друг друга, что ж под конец-то он ей не поверил? что за бред? и потом про парочку, что умерла в один день - я была уверена, что закончится всё хеппи-эндом! надо было делать два романа. середину отдельно, только конец получше продумать. а начало и завершение - в другой. тогда не так обидно бы было. разочарована, правда. ждала большего. но столько читать, и чтобы практически все померли не испытав счастья? не, на любителя.
Воспоминание - Деверо ДжудИринка
28.06.2014, 1.56





Роман в целом не плох, но немного затянут, читать можно.
Воспоминание - Деверо ДжудАнюта
24.07.2014, 15.51





Этот роман меня очень тронул. Плакала искренне когда читала о кармической завязке м-у героями. Жаль, что в конце (В ПОСЛЕДНЕМ ВОПЛОЩЕНИИ)) у писательницы встреча с любовью не слишком ярко произошла. Сохранила в папку "Любимые", но часто перечитывать тяжело из-за сильных эмоциональных переживаний.
Воспоминание - Деверо ДжудЧайка
21.11.2014, 14.49





Интересно, читайте
Воспоминание - Деверо ДжудМвргарита
7.12.2014, 5.59





Интересно, читайте
Воспоминание - Деверо ДжудМвргарита
7.12.2014, 5.59





Роман очень даже интересный! Но прочитать смогла только с третьего раза, слишком уж затянутое начало,глав 6 вообще ничего не происходит. Так что, как бы скучно не было в начале, если не бросите читать, то книга вас удивит и порадует. И к комментарию Флоры- Вы прочитали самые неинтересные места, начало и конец, а вот середина, уверяю вас, самые сливки!
Воспоминание - Деверо ДжудЮлия...
7.04.2015, 3.45





Присоединяюсь к предыдущим комментариям: начало неимоверно затянуто. Было скучно. Читала, потому что многие советовали перетерпеть. По окончанию истории Талиса и Калли - рыдала. Конец книги сжатым не считаю, ведь мы уже все о их отношениях знаем- две половинки.
Воспоминание - Деверо ДжудСкрипочка
25.04.2015, 6.20





Присоединяюсь к предыдущим комментариям: начало неимоверно затянуто. Было скучно. Читала, потому что многие советовали перетерпеть. По окончанию истории Талиса и Калли - рыдала. Конец книги сжатым не считаю, ведь мы уже все о их отношениях знаем- две половинки.
Воспоминание - Деверо ДжудСкрипочка
25.04.2015, 6.20





Я начила этот читать роман благодаря отзывам. До 10 гл. кое как дочитала, хотела уже бросить, и вот тут началось... Конечно очень затянуто, особенно до середины, много не нужной информации, но зато потом, не оторваться. Даже немного прослезилась, а это для меня большая редкость. Ведь все мы хотим - настоящей, искренней и чистой любви..))
Воспоминание - Деверо ДжудЕкатерина
26.11.2015, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100