Читать онлайн Воспоминание, автора - Деверо Джуд, Раздел - 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспоминание - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 123)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспоминание - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспоминание - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Воспоминание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

26

– Что не по душе тебе, сын? – спросил Джон Хедли Талиса, видя, как тот уныло мешает ложкой еду в своей тарелке. Джон старался ни на один момент не выпускать юношу из виду, так что ели они в апартаментах Джона, а не в общем зале. В первый же день, когда Талис узнал, что они будут обедать вдвоем, он попросил, чтобы оба его брата тоже ели вместе с ними. Ему показалось крайне странным, что отец явно предпочитает одного сына другому, и не испытывал от этого ничего, кроме неловкости и смущения. Кроме того, общество Филиппа и Джеймса доставляло ему удовольствие.
– Ну скажи, как же ты намерен расти, если почти не ешь? – беспокоился Джон.
– А ему еще не хватит расти? – тихо спросил Филипп, наполовину просто чтобы сострить, а наполовину из-за ревности к отцу, который явно предпочитал им «нового брата». – Уже все лошади ржут от страха, когда видят, что он идет.
Когда он это заявил, Джон быстро замахнулся, чтобы отпустить подзатыльник непочтительному сыну, но Талис расхохотался и весело потянулся еще за одним куском белого хлеба. На самом деле, хоть он этого и не хотел говорить, зная, что Джон рассердится, но он скучал по тем блюдам, что готовила Мег. Он скучал по простой грубой посуде с незамысловатой привычной пищей. В этом доме уже дважды случалось так, что он никак не мог понять, что именно он ест. Все было очень изысканно, и даже сыру придавалась такая форма, что он был похож не на сыр, а на мясо.
– А тебе, братишка, нужно оседлать кузнечика, – беззлобно отозвался Талис. – А еще лучше ужа, чтобы ноги не волочились по земле.
Джон опустил внесенную руку.
– А ты как считаешь, братец? – вежливо поинтересовался Талис у Филиппа. Руки того тряслись от перенапряжения: он весь день тренировался.
– Как я считаю? – переспросил Филипп, который боялся отца и потому всегда избегал оказываться в центре внимания. – Да как тебе сказать…
Талис устремил на него взгляд и сразу заметил его трясущиеся руки и круги под глазами. Все трое спали на одной постели, и ему было отлично известно, что Филипп кашляет всю ночь.
– Завтра мы устроим соревнование, – сказал он. – Я вызываю вас обоих. Если хоть один меня одолеет, оба будете валяться под деревом и отдыхать. А если никто из вас, тогда я буду отдыхать, а вы – упражняться.
Молодые люди так посмотрели на Талиса, как будто тот сошел с ума. Они хотели сказать: ты что! Отец в жизни не допустит такого безделья.
– Ну-ну, не смотрите так уныло. Я буду храпеть не очень громко, пока вы бьетесь там на жаре. А Хью вам покажет! У меня еще останутся силы, чтобы танцевать всю ночь, а вы так устанете, что будете валиться с ног.
Джон усмехнулся. Талис напоминал его самого, каким он был в этом возрасте: такой же самоуверенный и задиристый.
Первым намек Талиса понял Филипп, и в его глазах мелькнула симпатия. Талис намекал отцу, что Джеймс не может тренироваться каждый день, что ему необходим отдых. Филипп догадался, что завтра утром Талис сделает вид, что проиграл, даже если получит преимущество, поддастся Джеймсу и даст ему возможность выиграть. И тот получит возможность отдохнуть под тенистым деревом.
Он решил подыграть ему:
– Ах ты, зелень! Ты еще ребенок, чтоб так говорить. Тебе в жизни никогда не побороть человека, у которого за плечами такой опыт, как у меня. Ты там у себя на ферме-то, небось, на коровах ездил?
– Я тебе… – начал Джон, но Талис его прервал.
– Я был таким же великолепным фермером, каким буду замечательным рыцарем! – хвастливо заявил он. – Я выращивал таких гигантских цыплят, что ездил на них верхом. Хотя, конечно, на них было не очень удобно перелетать через заборы. Спросишь почему? А потому что перья набивались в рот! Но я решил и эту проблему. Перья я продавал кораблестроителям, они из них делали мачты. Знаете, хватило на целый флот. Может, слышали? Флот из цыплячьих перьев.
Даже Джону шутка так понравилась, что он рассмеялся. Он больше не пытался вмешиваться, а молча ел, слушая, как его сыновья подшучивают друг над другом. Казалось, что с каждым днем мрак покидает этот дом, испаряясь как туман. Джон всегда говорил, что его счастье в том, чтобы иметь настоящего сына. Появление этого красивого, умного и сильного юноши подтвердило его правоту.
Но к концу пятого дня Джон начал замечать, что с его прекрасным сыном что-то не в порядке. Поначалу его энергия не знала границ. Он хохотал и дразнился, все время пытаясь продемонстрировать свою силищу во владении оружием. Конечно, тренировки ему не хватало – откуда она могла взяться? – но задатки у него были прекрасные.
С другой стороны, учителя не уставали хвалить его за знание всех на свете наук и искусств. Они наперебой утверждали, что лучшего ученика у них никогда не было – ну, может быть, только Джеймс. На их оценку Джеймса Джон не обращал внимания. Какая разница, как учится его слабый сын? Он все равно умрет молодым, поэтому Джон не желал дарить ему ни кусочка своего сердца.
Но Талис – это другое. Вот кто достоин того, чтобы его любили.
Итак, что же с ним происходит? Джон недоумевал. Казалось, Талиса кто-то душит изнутри. Когда Джон высказал предположение, что Талис. возможно, устал, Хью Келлон энергично потряс головой.
– Чтобы шестнадцатилетний мальчишка устал? Да вы вспомните себя в этом возрасте, милорд. Разве не было такого, чтобы вы упражнялись весь день, а потом всю ночь напролет ухаживали за девушкой? Я, например, в этом возрасте мог вообще не спать.
– А что же тогда с ним?
Хью не имел представления. Но очень скоро ключ к разгадке этой проблемы неожиданно оказался у Джона в руках. В момент, когда Талис ловко сбил Хью с ног и непочтительно поставил ногу ему на грудь, у молодого человека определенно не ощущалось никакого недостатка в энергии. Все, конечно, поняли, что Талис хочет произвести впечатление на девиц, которые выглядывали из окна. Но какому парню этого не хочется. И Джон не обратил на это никакого внимания.
Завтра будет неделя, как Талис был с ними. В течение этого времени Джон придирчиво контролировал его каждый шаг. Талис не имел возможности спокойно вздохнуть. Джон сам не знал, чего именно он боится. Со стороны казалось, он опасается, что Талис исчезнет, если за ним не наблюдать каждую секунду.
После обеда Джон велел всем сыновьям идти к себе, и сам с Хью вслед за ними стал подниматься по лестнице в свои апартаменты.
На лестнице произошел случай, после которого Джон начал кое о чем догадываться. Навстречу им двигался выводок его дочерей. Он их не различал по лицам и никогда не интересовался, кого как зовут. Все они казались ему совершенно на одно лицо.
Внезапно, как будто на них были наложены какие-то чары, все остановились и не могли двигаться дальше. Талис тоже остановился вместе со всеми. Его глаза расширились, как будто он смотрел на что-то не от мира сего. Напротив него одна девочка тоже остановилась, прислонившись к стене. Выражение ее лица было копией выражения лица Талиса.
Поначалу оба – девочка и Талис – не касались друг друга, только смотрели. Но они смотрели так, как Джону еще не приходилось видеть, чтобы так смотрели. То, что происходило с ними, нельзя было увидеть, это можно было только ощутить. Когда они увидели друг друга, казалось, воздух наполнился чем-то и застыл, как бывает перед грозой.
Все, кто был вместе с ними на лестнице, не могли пошевелиться, не могли шагу ступить в атмосферу вокруг этих двоих. С этим нельзя было ничего поделать. У всех появилось ощущение, что само небо мелко задрожало.
Что же касается Калли и Талиса, они дрожали с такой силой, что не могли проронить ни слова. Не разлучаясь никогда, они уже много дней не видели друг друга… Они до сих пор толком и не знали, что такое разлука. Однажды, целую вечность назад, Талис поехал на ярмарку без Калли, и оба тогда чуть не умерли от ужаса, разыскивая друг друга.
Поэтому сказать о них, что они «скучали» – это не сказать ничего. Они были подобны растениям, которых лишили воды и солнца. Все, что было вокруг них, медленно иссыхало.
Медленно– медленно Талис протянул руку по направлению к Калли, и она тоже протянула руку навстречу его руке. Все смотрели на них, не шевелясь, как будто какая-то сила превратила людей в камни. И вот так все увидели, как они коснулись друг друга кончиками вытянутых пальцев.
Все до одного содрогнулись, когда это произошло. Их сильные, молодые, жаждущие воссоединиться тела касались друг друга, и это ощущение передавалось всем вокруг. Казалось, что от содрогания их тел затрясся даже воздух, более того – даже каменное здание.
Ни Калли, ни Талису не было дела до того, какое впечатление они производят на окружающих. Они уже много дней пытались быть хорошими, пытались быть такими, какими, по их мнению, следовало быть людям «взрослым» и «разумным». Особенно Талис пытался не думать о Калли. Он знал, что в Хедли Холле все начнут над ним потешаться, если она и здесь будет при нем так же неотлучно. Эти люди – не Мег и Уилл, которые души не чаяли в детях и позволяли им все. Эти люди считали, что жить следует точно так, как живут они, а дети должны только учиться.
Никто не знал, долго ли Калли и Талис стояли в молчании на лестнице, протянув навстречу друг другу руки и через кончики пальцев даря друг другу жизнь и силу. Если бы окружающим не надо было идти вверх или вниз по лестнице, они простояли бы так всю ночь.
Первым очнулся Джон.
– Ну-ка, парень, дай-ка мы пройдем, – сказал он, слегка подтолкнув Талиса, что вернуло того к реальности.
Все резко пришли в себя, и каждый встряхнулся, как собака, когда она вылезает из воды. Никому не хотелось вспоминать, свидетелем чего он только что был.
– Пойдем, Калласандра, – сказала Эдит, подталкивая сестер и Калли по лестнице впереди себя. Больше всего на свете она не хотела испытать на себе ярость отца.
Калли отвернулась и больше не смотрела на Талиса. Он тоже двинулся по лестнице. Ее сердце колотилось, ноги подгибались. Так сильно ей хотелось потрогать его, касаться его еще и еще, быть с ним, говорить с ним; ей надо было только иметь возможность смотреть на него. Но она заставила себя идти вперед.
Сзади нее Дороти шепотом спросила Джоанну:
– Как ты думаешь, это и называется любовь, да?
– Да нет… – задумчиво ответила Джоанна. – Не думаю, чтобы эти двое любили друг друга.
Дороти, которая была в глубине души страшно романтична, взглянула на сестру в ужасе. Чаще всего она думала о любви и больше всего на свете хотела влюбиться.
– Не любят?! Почему?
– Мне кажется, что между ними что-то другое, а не любовь. Не знаю, от Бога это или от дьявола. Но уверена, что это что-то неестественное.
Разочарованная, Дороти хмуро пошла дальше.



***



Тихо– тихо, чтобы не разбудить двух девушек, с которыми она вместе спала, Калли выбралась из постели, перекинула платье через локоть и прокралась в гардеробную. Заперлась там, где были расположены уборные с каменными сиденьями, и стала одеваться, стараясь производить как можно меньше шума. Потом на цыпочках выскользнула из комнаты и по деревянной лестнице осторожно направилась к той двери, которая через кухню вела к заднему выходу из дома.
Ей пришлось очень долго лежать в кровати и ждать, пока все уснут. Она ждала, зная, что сегодня ночью она должна увидеться с Талисом.
Выйдя из дома, она остановилась, оглядываясь. От одного из деревьев отделилась темная тень. Калли не колебалась – она знала, что это Талис. Подобрав свои пышные тяжелые юбки, она бросилась к нему. Она думала лишь об одном: сейчас она бросится в его объятия.
Но Талис не раскрыл ей объятий. Вместо этого, когда она приблизилась, он схватил ее за руку и побежал. Как всегда, Калли с трудом поспевала за ним. Он обогнул все здание, стоящие рядом сараи и домики, пробежал между деревьями по садовым тропинкам. Она не знала, куда он ее ведет, и ей было все равно. На самом деле больше всего ей хотелось сейчас, чтобы они вместе с ним бежали на край света, а оттуда спрыгнули бы в вечность. Только бы не разлучаться больше. Ей было все равно, что будет дальше.
Он привел ее в темное место, о котором она прежде ничего не слышала: разрушенный, почти целиком сгоревший замок, от которого сохранились лишь две башенки, да и от них лишь черные стены, а больше почти ничего. Судя по всему, камни активно использовались жителями окрестностей для строительства собственных домов.
Талис, крепко держа Калли за руку, взбежал вместе с ней по древним, обваливающимся, скользким ступеням. Один раз она поскользнулась и едва не упала вниз – он поймал ее и прижал к стене, привалившись к ней всем телом.
«Он какой-то другой сегодня, – подумала она. – Он таким еще никогда не был». – В последний раз, когда они были вместе, они целовались, а потом он стал засовывать руки к ней под юбку. Сейчас, когда он прижал ее к стене, один долгий-долгий момент его дыхание было у нее на лице, и его черные глаза искали ее взгляд; она слышала, как в его груди, которая прижималась к ее, билось сердце.
Калли показалось, что ее тело размягчается, и она прильнула к нему, ища его губы своими. Но вместо этого он с коротким смешком схватил ее за руку и опять потянул за собой по лестнице наверх. Наконец они оказались перед старинной уцелевшей дубовой дверью, на которой висел заржавевший замок.
Повернувшись к Калли, Талис увидел на ее лице разочарование. Но он не терял уверенности в себе. Разбежавшись, он мощным ударом ноги вышиб дверь, ибо она уже давно готова была рассыпаться. Увидев, как ломается иссохшее старое дерево, Калли торжествующе расхохоталась, а Талис схватил ее в объятия и потащил вперед.
Они оказались на обнесенной парапетом галерее, где когда-то несли охрану дозорные. Талис подхватил Калли и стал кружить – девушка, откинув голову назад, счастливо смеялась.
Талис тоже начал смеяться. Поставив Калли на ноги, он стал развязывать ее головной убор, и, когда он его снял, она потрясла головой, чтобы освободить волосы. Когда они рассыпались, он погрузил в них пальцы. Подул легкий ветерок, и ее волосы, разлетевшись вокруг, оплели их обоих, скрывая от освещавшего все вокруг лунного света.
Он легко и естественно обнял ее и нежно и ласково поцеловал, и на этот раз на его лице уже не было удивления, как в первый раз.
Встав на камень, Калли стала опять целовать его. Руки юноши гладили ее тело. Нащупав под платьем корсет, он с удивлением пробормотал:
– Что это на тебе?
– Сталь! – ответила она.
У Талиса не заняло и минуты расшнуровать ее платье на спине – шнуровка эта доставила ей массу неприятностей в гардеробной. Он распустил лиф платья с плеч и начал расстегивать корсет на ребрах.
Расстегнув, он снял его и, хорошо размахнувшись, собрался зашвырнуть его через стену в старый высохший ров далеко внизу под ними. Калли заорала что было сил:
– Не надо! Не надо! Эдит меня убьет, если я вернусь без него!
Талис только рассмеялся, и уже в следующую секунду корсет, как пушечное ядро, летел над стеной, а еще через одну он падал на землю. Бросившись к парапету, Калли смотрела, как он летит вниз, а потом – как Талис оросил туда же ее головной убор, и тот поплыл по воздуху.
– Идиот! – закричала она. – У меня из-за этого будут большие неприятности.
Она обернулась, потому что он ничего не ответил. До сих пор ей казалось, что она видела уже все выражения, которые могут быть на его лице, но такого она не видела никогда. Его темные глаза в свете луны сверкали черным блеском. Ей вообще никогда не приходилось видеть, чтобы чьи-нибудь глаза так сверкали. Увидев это, она почти испугалась его. В лунном свете он казался очень взрослым, даже старым. Это уже был не тот мальчик, который гонялся за ней по зарослям чертополоха. Это был мужчина, и он смотрел на нее так, как мужчина смотрит на женщину.
Она вздохнула, и вздох застрял у нее в горле. Но испуг ее длился не дольше секунды. Она вцепилась руками в его плечи, ее губы прижались к его губам. Платье болталось у нее у самой талии, на бедрах, и вот-вот готово было соскочить. Под ним была только легкая ночная сорочка.
Или ее неожиданный прыжок сбил его с ног, или собственные чувства его переполняли, но оба они упали на каменный пол, жадно изучая друг друга губами и руками. Они были переполнены желанием, возбуждением, страстью… Они страшно изголодались друг без друга.
У Калли и в мыслях не было остановить то, что должно было сейчас произойти между ними. Уже много месяцев она не ведала покоя. Она уже давно рассмотрела все тело Талиса, с головы до пят, а когда-то это вообще не вызывало у нее никакого интереса. Но в последнее время она оторваться от него не могла: его длинные ноги, которые так легко переступали, когда он шел, сильные мышцы его ягодиц, когда он с усилием вытаскивал вместе с Уиллом застрявшую в грязи телегу. Когда он раздевался по пояс, чтобы смыть пот с плеч и спины, Калли чуть в обморок не падала от его красоты.
И вот наконец она могла дотронуться руками до того, что раньше только видела. У нее не было стыда, не было сдержанности, не было никакого спасения. Ей в голову не приходило, что нельзя делать то, что она делает. Талис принадлежал ей. Его тело принадлежало ей больше, чем ее собственное тело. И сейчас это тело было нужно ей больше, чем вся еда и вся вода на свете.
Когда ее руки оказались у него между ног, он сдавленно застонал, и этот стон отозвался у Калли в самой ее душе. У нее не только колотилось сердце, но и все тело дрожало. От огромного желания прильнуть своей кожей к его коже она начала ногтями раздирать его одежду.
– Нет! – прохрипел он. – Не надо!
Калли, не обращая внимания, просунула руку ему под рубашку и стащила ее с него через голову. Она прижала к себе его обнаженное, горячее тело, ища его губы своими.
– Да нет же! – в отчаянии закричал он. Одним быстрым и сильным движением он оторвался от нее, вскочил на ноги и привалился спиной к холодным камням здания. Его грудь тяжело вздымалась. Даже в слабом свете луны Калли видела, как горит его лицо.
Сама Калли даже дышать могла с трудом. Тем более она была не в состоянии думать. Сидя на каменном полу, она прошептала:
– Талли. – И протянула к нему руки.
Он не сможет бороться с собой, если она будет так на него смотреть. Отвернувшись, он обвел взглядом всю линию горизонта, весь пейзаж, но сердцем и мыслями был с ней. Он чувствовал, что она хочет его, он чувствовал ее страсть. Он стоял так долго-долго, устремив взгляд в темноту, ожидая, пока успокоится огонь в его теле. Он хотел, чтобы она перестала его звать. Он ее хотел безумно, но его честь не могла этого допустить. И внутри него боролись две несовместимые вещи.
В последние недели столько изменилось… Изменилось все. Живя на ферме он всей душой мечтал обрести то, что полагается ему по праву рождения. И вот теперь, когда он все это получил, ему кажется, что по-настоящему ему нужна только Калли. Даже самому себе он не хотел признаваться, каково пришлось ему в эту последнюю неделю, когда Калли не было. Он был опустошен, иссушен, ослаблен. Как он сможет быть рыцарем, если ее не будет с ним всегда?
Раз теперь оказалось так, что это был его дом, в котором он родился, как сделать так, чтобы они были вместе? Без позволения отца он не сможет так сделать. А если и сделает, то все равно в будущем не сможет обеспечить ее и подарить ей дом.
В какой– то момент ему захотелось взять ее за руку и убежать вместе с ней назад, на ферму к Мег и Уиллу. У него уже мелькнула мысль, что то, что его нашел Джон Хедли, была самая худшая вещь, которая могла с ним случиться в жизни.
Но это же абсурд. Теперь-то у него есть возможность дать Калли все. Он может дать ей дом. Не хочет же он, чтобы она работала от зари до зари, износилась, заболела и состарилась к тридцати годам? Он хотел, чтобы у нее было все лучшее, что только бывает на свете. И он ее обеспечит, чего бы это ему ни стоило.
Он повернулся к ней с улыбкой. Но она была готова разрыдаться. Зная ее, он понял: она думала, что он, должно быть, не желает касаться ее, раз стоит, повернувшись к ней спиной. О, если бы она знала, как он ее хочет! До этой недели он не понимал никогда, что она для него – это все. Он хотел стать рыцарем, чтобы она могла им гордиться; хотел стать богатым, чтобы обеспечить ее. Все было только для нее.
Он не мог позволить себе взять то, что ему не принадлежало по праву. Он знал, что Калли, не задумываясь, готова на все, что может произойти между ними. Даже если бы он стал взывать к ее разумности:
«Калли, то, что мы затеяли, может для тебя кончиться позором, потому что ты забеременеешь» – он знал, она все равно не остановится. И знал, что она сделает, что он захочет, и, следовательно, решение лежит на нем. Он знал: она-то будет согласна жить с ним и в шалаше. Она не из тех, для которых самое главное – деньги. Деньги для нее ничего не значат. Это он сам скорее умер бы, чем заставил ее работать, как, он видел, работают в деревне женщины, старея до срока, так и не начав жить.
Он чувствовал себя обязанным оформить все официально и законно, прежде чем то, что он хочет, будет принадлежать ему. Другими словами, он считал, что не имеет права взять то, что она предлагала, потому что по сути это было вознаграждение за то, что было им не заслужено. Честь никогда бы не позволила ему взять награду за то, чего не было. Честь – главнее этого для него ничего не было.
– Не смотри на меня так, – произнес он. Он постарался сказать это как можно спокойнее и легкомысленнее. Но прозвучало это умоляющим тоном. В его голосе было все то, что он чувствовал к ней. Она не догадывалась сама, как она красива в лунном свете. Ее большие глаза были полны тоски. Казалось, они жидкие, и в них плывет серебряная луна. – Мне больно, – выдохнул он.
Калли услышала боль в его голосе и в тысячный раз прокляла его честь. Вне сомнения, он считал, что то, что они делают, не правильно. Как может быть не правильным что-то, что они делают вместе?
Он протянул руку в ее направлении, предлагая помочь ей встать, но держа ее от себя на расстоянии.
Калли со вздохом приняла его предложение, а потом все же попыталась, обманув его, поцеловать его в губы. Смеясь, Талис увернулся.
– Посмотри на мои волосы: случайно, они не поседели? Я с тобой состарюсь. У тебя что, нет никакого чувства приличия, никакой воспитанности? Девушки должны быть неприступными, строгими и держаться от мужчин подальше. По крайней мере, не должны набрасываться на мужчин и валить их на пол.
Калли засмеялась. Повернув ее к себе спиной, он начал зашнуровывать ее платье. Поскольку корсета под ним больше не было, оно не совсем сошлось. Но настроение у обоих улучшилось от его шутки.
Калли тоже насмешливо заметила:
– Что странно, так это то, что у тебя хватило сил, чтобы выбить дубовую дверь, а вот на меня почему-то сил не хватает. Неужели ты думаешь, что я крепче, чем дверь, которая сделана из железа и дуба?
Он не удержался и, завязывая верхние шнурки, поцеловал ее в шею.
– Конечно. Я думаю, что ты крепче самого крепкого дуба.
– Что?! Я?! Да неужели? – Она уже начала оборачиваться, и он так дернул шнуровку, что она задохнулась и схватилась обеими руками за грудь.
– Калли, веди себя прилично! Я – мужчина.
Она засмеялась тому, как неубедительно прозвучали его слова. Потом нежно ответила:
– Слава Богу, что ты наконец заметил, что я женщина.
– Да, – тяжело вздохнув, сказал он. И в его голосе было тяжелое сожаление. В его голосе послышались слезы, как будто ему было очень больно. – Да, да, я заметил теперь, что ты женщина.
Положив руки ей на плечи, он повернул ее к себе и заглянул ей в глаза. Ему не нужно было лишний раз говорить, что все изменилось между ними. Важно было не то, что они уехали с фермы. Сегодня ночью снова вернулось то, что началось в тот день, когда они встретили Джона Хедли. За эти дни они узнали, как на них действует разлука.
– Пошли посидим, – сказал он. И, забравшись на каменные перила, оперся спиной о свод амбразуры. Он протянул сначала свои длинные ноги, устроив их на противоположном парапете, а потом руку Калли, чтобы она влезла и уселась на его коленях, как на мостике.
Она, не колеблясь, забралась к нему. Ее ноги были на его ногах, а головой она прильнула к его груди.
– Только спокойно! – велел он таким тоном, что Калли захихикала.
– Ну, расскажи мне все, – подождав, пока она успокоится, сказал он. – Рассказывай все, что важно и что неважно. Что ты делала, что видела, о чем думала? Ты придумала какие-нибудь истории? И рассказывала кому-нибудь? – Калли с наслаждением уловила в его голосе оттенок ревности. Она положила голову ему на плечо. Может, стоило бы подразнить его, сказать, что ей без него тут очень хорошо…Она не могла.
Но, с другой стороны, расстраивать его она тоже не имела права. Нельзя было допустить, чтобы он думал, что она глубоко несчастна.
Услышав, что она думает, он заметил с сожалением:
– Ты печальна.
– Нет-нет, что ты. Все просто чудесно. Мне так приятно, что я со всеми этими милыми женщинами. Они стали мне сразу же все как сестры, так добры… Всему меня учат.
Талис зарылся носом в ее волосы, вдыхая их аромат. Раньше он всегда думал, что волосы Калли доставляют ей, да и ему, одни сплошные неприятности. Если только она не заплетала их в косу, они начинали цепляться за все: за ветки деревьев, за вереск, даже за его руки… Так когда же они успели стать такими роскошными?
– Ты врешь, – не задумываясь, сказал он. – Скажи мне правду.
Она молчала.
– Ты что, забыла все? – продолжал он ее уговаривать. – Уже ничего не помнишь? Даже то, что тебе никогда не удастся меня обмануть?
Когда она заговорила, в ее голосе были слезы:
– Это ты меня забыл!
Он отодвинулся от нее, чтобы посмотреть на нее в профиль.
– Как ты так можешь говорить? Чтобы я забыл тебя? Ни минуты не проходило, чтобы я о тебе не думал. На что я ни посмотрю, с кем ни заговорю – все время думаю только о тебе. Я…
Он оборвал себя, потому что не желал, чтобы она все знала. В конце концов, он должен сохранить свое мужское достоинство. Больше он ей ничего не скажет.
Калли улыбнулась. Больше ничего и не надо.
– Ты без меня скучал и хочешь произвести на меня впечатление.
– Ха! – отозвался он. – Произвести на тебя впечатление! Да это-то уж, конечно, не сложно. Ты же такая крошка, что тебя запросто можно переломить пополам.
С этими словами он схватил ее талию руками, как в клещи, и так ее сжал, что она не могла вздохнуть, потом расслабил тиски.
Она, смеясь, оперлась о его плечо.
Помедлив, он предложил:
– Я хочу, чтобы ты могла мной гордиться. Я хочу показать тебе, как я уже научился владеть мечом.
Она вздохнула. Она могла бы сказать ему, что любит независимо от его умения, от того, как он владеет мечом и лошадью или как он не владеет вообще ничем. Она просто любила его, и все. Она его любила независимо от того, какие были у него умения и навыки. Она любила бы его, говоря словами Дороти, даже без ног и без рук.
– И многому ты научился? – спросила она, не потому что это было интересно ей, а потому что это было важно для него, а он был для нее всем.
Он кивнул. Она заметила, что его что-то тревожит. Она подумала, что, пожалуй, замечает это уже некоторое время. Нужно было, значит, выяснить, что это, и исправить. Неважно, что самой ей было страшно скучно жить в компании пустоголовых женщин, с которыми ей было не о чем даже поговорить. По-настоящему важно было только, счастлив Талис или нет.
– В чем дело?
Талис терпеть не мог признавать свою слабость.
Он ни за что не хотел признать, что она ему нужна. Но с каждым моментом каждого дня он понимал, что она нужна ему все больше, больше, чем он мог думать, больше, чем он полагал возможным. Триумфы побед над противниками – ерунда, если она не могла их с ним разделить. Нет, даже больше, чем разделить. Если это было не для нее – это было тогда вообще бессмысленным. Зачем тренироваться, мучиться, быть рыцарем, если Калли не повяжет свой платок ему на шлем?
Другие мужчины были устроены иначе. Казалось, ни одному не нужны красивые женщины, чтобы хотеть что-то совершить. Казалось, все мужчины были довольны, совершая подвиги для самих себя. Конечно, им тоже было приятно, когда женщины на них смотрели. Но не более того. Им не были нужны женщины так, как Калли – Талису.
Когда Уилл бывал недоволен их нерадивой работой, он, случалось, запрещал им играть вместе. Как-то раз он раздраженно сказал:
– Вы оба – только по половине человека. Быть целым человеком вы можете только вдвоем.
Наверное, в этом все и дело? Он – одна половина человека, а Калли – другая половина? Даже для него это звучало странно. Ведь такого же не бывает.
– Скажи, – повторила Калли. – Скажи, в чем дело.
Он не мог заставить себя вслух сказать, что думал. Ему хотелось, чтобы Калли считала, что он – самый сильный, самый смелый, самый мужественный человек на земле. Она должна иметь возможность во всем и всегда положиться на него, а не на других, кто еще был с ней рядом.
– Ты должна мне рассказать насчет тех девчонок. Тебе с ними хорошо?
Она поняла, что сказать ей, в чем дело, ему мешает гордость.
– Они не такие уж и девчонки. Это старые девы. И каждой нужен мужчина. – Она чуть было не сказала: «Мой мужчина».
– Да? Так, может, их нужно…
Она резко пихнула его под ребра, не дав закончить. Икнув, он расхохотался.
– Тебе они не очень-то нравятся, – заметил он.
– Это я им не нравлюсь.
Он, услышав это, засмеялся.
– Что? Как ты можешь не нравиться?! – И его недоуменная реакция была абсолютно искренней. Ему казалось, Калли умна, остроумна, весела. Ее общество – лучшее в мире, потому что она всегда знает, когда промолчать, когда говорить, и если говорить, то о чем.
Обнимая ее и думая о ней так, он не мог удержаться от того, чтобы не поцеловать ее шею, ее ухо, но уже через минуту он заставил себя остановиться. Пытаясь вернуться к невинным детским отношениям, он принялся ее щекотать, но когда она в ответ, хихикая, стала вертеться и ерзать у него на коленях, его тело реагировало на это таким желанием, как не реагировало даже на поцелуи.
– Ох, Калласандра! – страдая, прошептал он.
Калли начала ему рассказывать о сестрах Хедли.
– На самом деле, конечно, не то важно, нравлюсь я им или нет. Они ко мне никак не относятся. Я их нисколько не интересую. Ах, Талли, на самом деле с ними ужасно, просто ужасно скучно!
Талис все еще был так поглощен своим желанием и близостью ее тела, что не слушал, что она говорила. Но теперь у Калли в голове начал созревать некий план. Она хотела внушить Талису одну мысль, но, как всегда, знала, что нужно, чтобы он подумал, что идея – его.
– …И виноват в этом ты, – докончила она, и тут он сразу поднял голову и наконец стал ее слушать. Как и любой другой мужчина, он крайне неохотно признавал свои ошибки, только в том случае, когда не оставалось совсем никакого иного выхода.
– Я? Виноват? Но каким образом я-то могу быть виноват в том, что ты им не нравишься? Наверное уж, Калли, это ты сделала что-то не так, что они стали плохо о тебе думать.
– Они говорят, что я обучалась как мужчина.
Талис, услышав это, расхохотался.
– Это ты-то? Как мужчина. Да ты знаешь, как в руки взять меч или шпагу? У тебя же не хватит силенок даже приподнять доспехи, не то что в них влезть.
– Но я была вместе с тобой все эти годы, – настаивала Калли. – От этого получилось так, что мне не о чем говорить с женщинами. Они все болтают о какой-то ерунде: кто как одет, какие о ком идут сплетни при дворе. Я привыкла с тобой рассуждать о политике и философии… Обо всем том, что имеет хоть какое-то значение в жизни.
Говоря все это, Калли отнюдь не была уверена, что он ей хоть немного поверит. Ему может очень быстро прийти в голову, что они ведь в жизни никогда не говорили ни о политике, ни о философии. Если уж они и говорили о чем-нибудь, так именно об одежде или размышляли о том, что происходит при дворе у королевы.
Но если сказать правду, все рухнет. Больше всего на свете она хотела, чтобы он взял ее к себе. Чтобы ей не торчать больше с этими женщинами. Ей всего лишь хотелось быть вместе с ним. Если он поверит, что так лучше для нее, то он весь мир перевернет, но этого добьется, потому что будет верить, что действует во имя высокой цели. А если она скажет ему правду, если она скажет, что всего лишь «ей этого хочется», то, вполне возможно, он решит, что это каприз, что ей нужно учиться «дисциплинировать себя» и для этой цели отправляться обратно к женщинам.
Она прошептала:
– Я ничему больше не учусь, – думая про себя: «Без тебя мне ничему-ничему не хочется учиться».
Некоторое время Талис ничего не говорил, а сидел, хмурясь, размышляя про себя над этой проблемой. Сначала он не знал, что предпринять, потом ему в голову пришел выход. Если он станет ей помогать, то ему не придется признать вслух, что ему без нее не жизнь, что его энергия и воля к жизни угасают с каждым днем, проведенным ими порознь.
– Ты будешь со мной, – сказал он твердо. – Ты будешь учиться вместе со мной. Человек должен всегда учиться. Без этого нельзя.
– Не выйдет, – печально сказала она. – Они не позволят. – Она знала, что лучший способ заставить Талиса что-то сделать – это заявить, что он этого не может. – Ты не знаешь, что это за люди. Женщины – тут, мужчины – там. Так принято. Все по отдельности. Они сходятся, чтобы делать детей, а потом опять расходятся, и ничего больше.
– Что-что? – он поднял брови. – Ты-то что знаешь о том, как делают детей?
Калли промолчала, боясь, что он услышит, как она усмехается в темноте. Им нравилось поддразнивать друг друга.
– Да как сказать? Наверное, я знаю далеко не все Не мог бы ты быть так добр и научить меня всему, что положено об этом знать? – Говоря это, она заерзала у него на коленях.
Но Талис ответил не так, как она надеялась. Почему-то, когда он заговорил, в его голосе был гнев.
– Что это с тобой случилось, что ты заговорила о том, как делают детей? Кто там с тобой об этом говорил?! Какой-нибудь мужчина?!
– Никто, – честно ответила она В последнюю неделю она жила только с женщинами, с одними женщинами. – Был один молодой человек, который сказал, что я хорошенькая, но это все. А ты как думаешь: я хорошенькая? – У нее не было намерения вызывать его ревность (не то чтобы ей этого не хотелось, напротив, очень хотелось, просто в тот момент в голову не пришло). В тот момент она вела к другому: намекала ему, чтобы он сделал ей комплимент.
– Что это был за молодой человек? – спросил Талис с яростью, и его руки сжались на ее талии.
– Да так, один, – отмахнулась Калли, недовольная, что он ее не понял, но все еще в твердом намерении получить от него комплимент. – Он сказал, что у меня красивые волосы. А ты как считаешь? Красивые?
– А как он мог это увидеть? – вскричал Талис – Ты что, не носишь там свой головной убор?
Калли улыбнулась. Теперь до нее дошло, что они воспринимают этот разговор по-разному, так что комплимента от него ей не получить. Но, впрочем, разве его ревность – не лучший из всех комплиментов? Потому что он ревновал не часто. Обычно он взрывался, когда Калли меньше всего этого ожидала, и предсказать его вспышки было невозможно. А когда она пробовала вызвать его ревность намеренно, у нее никогда ничего не получалось.
– Это было ночью… И он…
– Ночью?! – он почти прокричал в ее ухо.
– У, Талли! – протянула она. – Это поистине ужасно! Все мальчики, все молодые люди, и почти все мужчины здесь в меня дико влюблены. Они ни о чем другом не говорят, лишь просят позволения поцеловать мои божественные ноги, мои прекрасные нежные руки. Они сражаются между собой за право преподнести мне самые драгоценные подарки. Они пишут поэмы о моих волосах и о небесном цвете моих глаз. А один рыцарь-кавалер сказал, что мои глаза – это как небо перед бурей. А мои волосы! Мне просто даже неловко повторять все, что мне о них наговорили. Вот, например…
Она чувствовала, как с каждым ее словом напряжение покидает его тело, и в конце концов он так сдавил ее руками, что ей пришлось замолчать.
– Ладно-ладно, посмеялась и хватит. А теперь помолчи. Посмотри лучше, какая луна.
Прислонясь к его плечу, держа его руки в своих, она смотрела на луну, и ей хотелось, чтобы эта ночь никогда не кончалась. Очень, очень часто ей на ум приходила одна и та же мысль: как хорошо было бы. если бы они никогда не уезжали из дома, от Мег и Уилла.
– Тебе не кажется, Мег и Уилл думают о нас?
– Думают, конечно. Постоянно, как и мы о них, – ответил он. Она поняла, что ему тоже иногда кажется, что лучше бы они не уезжали из дома. Здесь, в Хедли Холле, было что-то такое, чего они оба не могли понять. Например, как можно не любить собственных детей, как Джон Хедли? Сыновья говорили, что мать они любят, но у Филиппа однажды вырвалось, что он ее боится.
– Мне страшно, – сказала Калли. – Страшно от всего, что тут происходит. От этого становится как-то нехорошо…
Он понимал, что она имеет в виду, и был полностью согласен с ней. Талис решил, что должен успокоить ее.
– Просто здесь все по-другому, не как на ферме. Это богачи. У них не такая жизнь.
– Не только это. Еще что-то. Я боюсь за нас с тобой. Что с нами будет?
– А что с нами может случиться? Ты, наверное, опасаешься, что все местные красавицы влюбятся в меня и уведут от тебя?
– Ха! Это ты сам за ними будешь бегать. Ни одна женщина на тебя и не посмотрит.
Талис прекрасно знал, что он никогда не смотрел на других женщин. То есть, конечно, может, он на них и смотрел, но ни одна, кроме Калли, не интересовала его. Но это хорошо, что Калли думает, что он всем им так нравится. На его-то взгляд, если кто из них двоих и был красив, так это Калли. Она была самым замечательным, самым чудесным существом на свете.
– О чем ты так беспокоишься?
– О, не знаю… А тебе не кажется странным, что никто из них не задает нам вопросов, откуда мы взялись? Вернее, откуда взялся ты. Согласно истории, когда мы родились, мы сгорели в огне. Я слышала, что на пепелище нашли тела двоих детей. Если мы сгорели, почему же мы тогда живы? А что случилось с моей матерью? Дороти сказала, что она была маленькая черноволосая и черноглазая. Если и так, почему я блондинка, и у меня брови и ресницы как у кролика?
– Я не умею выдумывать истории, как ты. Может, кое-чего эти женщины и не знают. Они сами тогда были детьми… Не могут же они этого помнить, а?
– Нет, – согласилась она, потом задумчиво пробормотала:
– Все это довольно странно. Но в чем бы там ни было дело, а у меня все время какое-то чувство страха.
– Чего ты боишься? Что может случиться?
Она повернула к нему свое лицо.
– Я боюсь тебя потерять. Я умру, если я тебя потеряю. Я не хочу жить без тебя.
Талис вздохнул. Ему казалось, что если он ей скажет то же самое, это будет не мужественно, но подумал он именно так. Крепко держа ее в объятиях, он проговорил рядом с ее губами:
– Никто нас не разлучит. Мы едины, разве ты этого не знаешь? Разве ты не чувствуешь?
– Да, – прошептала Калли. – Да! О, да! Но я боюсь… Я боюсь, нам не позволят быть вместе.
– Калли, любовь моя, зачем кому бы то ни было пытаться нас разлучить? Разве у кого-нибудь из нас есть большие богатства в руках? Разве кто-то из нас – королевский ребенок и должен унаследовать целую страну? Богачей – вот кого женят насильно, а разве таким, как мы, это может угрожать? Мы разве богачи?
– Нет, – улыбнулась она. – Мы люди маленькие.
– Конечно, – сказал он, прижимая ее к себе. – Мы люди маленькие и незначительные. Завтра я скажу этому господину, моему отцу, что ты всегда и везде будешь со мной. А если он не позволит, то завтра же вернемся обратно на ферму, к Мег и Уиллу.
Калли затаила дыхание. Она знала, что если Талис дал это обещание, он его сдержит. Но она знала, чего это будет ему стоить, чего он лишится, если ради нее будет вынужден покинуть этот богатый дом. Талис всегда терпеть не мог крестьянский труд. Он работал, выполняя все, что надо. Но у него не было ни малейшего интереса к тому, чтобы выращивать репу. В отличие от Уилла, он вовсе не лелеял мечту «вырастить лучшую репу во всем королевстве». В ярмарочные дни он скучал. Талис был создан, чтобы ездить на лошади и носить доспехи. И он всегда знал, что он для этого создан.
Она не имела права, не имела права принять его жертву и позволить ему бросить то, ради чего он был создан в этом мире. Она не сомневалась, что, если бы ему представился шанс, он стал бы величайшим рыцарем из всех, которые когда-либо жили.
– Ты почему на меня так смотришь? – спросил он хриплым голосом.
Он не стал дожидаться ответа. Если она не прекратит так на него смотреть, через минуту они опять окажутся на каменном полу. Умом он знал, что пора уже возвращаться в дом, но до рассвета еще оставалось несколько часов, и он не мог заставить себя с ней расстаться. Он ведь ее так давно, давным-давно не видел!
– Послушай, веди себя прилично! Сядь прямо, – велел он решительным и жестким тоном, и, когда ее лицо отодвинулось от его лица, предложил:
– Расскажи-ка мне лучше историю. Я уже тысячу лет не слушал твоих глупеньких сказочек.
– Ну, если они глупенькие, так я не буду рассказывать.
– Ах, не будешь? Ну ладно. – Он помолчал, а потом обронил как бы ненароком:
– Кстати, говорят, тут есть один человек, который все время сочиняет и рассказывает истории. Великолепные, говорят, истории…
Калли немедленно заговорила:
– Жила-была одна принцесса, у которой было пять ревнивых сестер. Они были все уродливы, а принцесса – красавица. У нее были длинные золотистые волосы – великолепные волосы. Самые роскошные волосы, какие только можно представить.
– И самое роскошное хвастовство, – ввернул Талис.
– Нет-нет, что ты! Она была мила, скромна, с простым характером. Только все другие видели, какая она красавица, а она сама все время думала, что она дурнушка.
– Хм-м-м…
– А еще жил-был принц.
– Красивый?
– Нет-нет, совсем нет. Страшилище ужасное.
Талис, услышав это, начал вставать.
– Ну хорошо, хорошо, – поспешно согласилась Калли. – Может, он был немного красив. Что-то в нем было. – Прислонившись к его груди, она прильнула к нему всем телом. – У него были черные вьющиеся волосы, густые черные брови, а губы нежные, как у ребенка. Но нос у него был длинноват и островат.
– Уверен, что у него был прекрасный нос.
– Ну, может быть, может быть. И вот однажды принцесса…
– Нет, нет, постой, – остановил ее Талис. – Расскажи-ка мне еще побольше об этом божественно прекрасном принце. Он был высокий и сильный?
Первым желанием Калли, разумеется, было его подразнить, но потом она улыбнулась, взяла его руку в свои и заговорила:
– У него были прекрасные руки, с длинными пальцами. Очень сильные руки…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Воспоминание - Деверо Джуд

Разделы:
1234567891011121415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Воспоминание - Деверо Джуд



Мне книга понравилась
Воспоминание - Деверо ДжудРыжая
9.11.2011, 10.05





Интересная
Воспоминание - Деверо ДжудВредина
9.11.2011, 10.26





Читать можно,только растянута слишком
Воспоминание - Деверо ДжудЛика
11.11.2011, 17.23





Класс
Воспоминание - Деверо ДжудВасилиса
23.11.2011, 7.46





10 баллов
Воспоминание - Деверо ДжудНина
9.12.2011, 16.38





Ну, романчик слабоват немного..у этого автора есть вещи посильнее!! Например "Рыцарь" или "Черный лев" !!! Рекомендую)))
Воспоминание - Деверо ДжудКатерина
7.01.2012, 19.21





10 баллов,очень интересная вещь.
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
23.01.2012, 19.34





Не понравилось , очень нудно и много лишнего , знала бы читать не стала
Воспоминание - Деверо ДжудНаташа
10.03.2012, 13.47





Удивительный роман, превосходный!
Воспоминание - Деверо ДжудЕлена
7.08.2012, 19.29





Желаю испытать такую любовь каждому!
Воспоминание - Деверо ДжудЕлена Бозорова
7.08.2012, 19.37





Читала взахлеб!!! Очень захватывающий роман!
Воспоминание - Деверо ДжудМилана
28.08.2012, 9.08





Сюжет романа хорош, только действительно местами затянуто. Да и героиню не помешало бы сделать моложе, а гл.герой мог быть и более верным
Воспоминание - Деверо Джуднатали
28.08.2012, 23.19





роман понравился, советую почитать
Воспоминание - Деверо Джудглория
30.08.2012, 17.24





Да! Книга достойна потраченного времени.
Воспоминание - Деверо ДжудМарианна
2.09.2012, 13.41





Я плакала,необычный роман.если вначале не бросите читать,то получите большое удовольствие!
Воспоминание - Деверо ДжудНика
23.12.2012, 17.54





смогла прочитать только начало и окончание....увы, не для меня...бредом назвать сложно, но вот бредятиной стоит
Воспоминание - Деверо Джудфлора
23.12.2012, 18.33





Просто класс! Ревела навзрыд. Сильный роман.
Воспоминание - Деверо Джудольга
6.01.2013, 9.02





Хороший роман,начало нудновато,потом захватило,читала всю ночь))но если сравнивать этот роман и "Рыцарь",последний в разы лучше!
Воспоминание - Деверо ДжудНаталья
7.01.2013, 16.45





Очень понравилось , ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ , НО ПОРЕВЕТЬ ПРИДЕТСЯ
Воспоминание - Деверо ДжудЛидия
8.01.2013, 22.36





Очень понравилось , ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ , НО ПОРЕВЕТЬ ПРИДЕТСЯ
Воспоминание - Деверо ДжудЛидия
8.01.2013, 22.36





На протяжении прочтение всей истории не покидает ощущение неминуемой трагедии. Хорошо прописаны характеры Ггероев. Поверила только в любовь из срездевековья. Хороший сюжет. У Б Смолл тоже есть о прошлых жизнях , но данный роман написан более мягче, без пошластей. О чувствах, что лично для меня важнее и приятнее).
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
17.01.2013, 8.01





Хорошая история. Но мне кажется, что вступление , где присутствует и ирония и "тонкое ехидство" в адрес всех литературных работников, отрезано от совершенно другой книги.
Воспоминание - Деверо ДжудОльга
24.01.2013, 19.56





Прочитала взахлёб, сказка, конечно, но как же хочется так же...
Воспоминание - Деверо ДжудТаня
26.01.2013, 2.03





Очень понравился роман! Читайте, не пожалеете!
Воспоминание - Деверо ДжудНана
15.02.2013, 8.45





Немного запутано, но этого стоит.
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
19.02.2013, 13.24





Обалденный роман, заставляет задуматься о многом, к примеру, что не стоит узлопотреблять словами, а особенно проклятиями, как тут сделали Калли с Талисом. Их любовь и душевная связь глубоко меня поразила. Но конец слегка меня разочаровал, я ждала чего-то более сильного и волнующего, как было обещано в вначале. Главная героиня действительно не молода, но не каждый же находит свое счастье в 20 лет. Я сравнивала Хейден со своей мамой, которой столько же лет, и поняла, что главная героиня просто глупая, как я. Ей не 39, а 19, фантазерка, умеющая писать любовные романы да хорошо орудовать собой в постели. В общем, меня смутило, как она разобралась с Тавистоком, и вообще с этой историей с Кетрин. Как по мне, так она просто оскорбила арку про Калли и Талиса. Конечно, конец банален, я ждала появления принца в конце, но не столь разочарующего: "я тебя люблю, мы можем пожениться??" В общем, я сказала, в чем заключаетмя мои претензии и роман мог бы быть просто колоссальным, если бы не вот эти глупости. Еще раз, конец отстой.
Воспоминание - Деверо ДжудКристина
12.05.2013, 14.39





Не понравилось.Очень много надуманных препятствий, долгл и нудно главные герои движутся к собственной смерти в юном возрасте.И это все в прошлом, внастоящем - вообще полный бред
Воспоминание - Деверо ДжудОксана
9.06.2013, 15.14





В целом очень трогательно, но... Кажется, что финальная встреча написана на скорую руку, словно автор утомилась или вложила все свои силы в написание истории зарождения любви главных героев. И отношения героев друг к другу очень напоминают "Грозовой перевал", хотя, конечно, до "Перевала" этому роману очень далеко...
Воспоминание - Деверо ДжудЮлия
20.06.2013, 0.47





книжка класс, смешали современный и исторический роман . Плакала до ужаса . Всем советую читать!
Воспоминание - Деверо ДжудОля
16.10.2013, 8.19





Я очень долго искала эту книгу . Перичитала с удовольствием.
Воспоминание - Деверо ДжудСветлана
25.10.2013, 15.59





Интересная и оригинальная книга!5+
Воспоминание - Деверо ДжудКристина
4.11.2013, 10.06





Роман прочитала с удовольствием.В середине истории немного огорчали надуманные причины того,что ГГ не могут быть вместе,но даже это не испортило общего впечатления о романе.Немного прослезилась в некоторых моментах и задумалась о силе проклятий.Книгу стоит прочитать(эмоции переполняли еще некоторое время).
Воспоминание - Деверо ДжудИнна
21.11.2013, 15.11





как и все книги автора прочитала роман запоем, не отрываясь. Но если развитие сюжета доставило несказанное удовольствие и захватывающие хитросплетения интриг, а также взаимоотношений заставляли не раз сопереживать или улыбаться. То концовка книги весьма разочаровала. на неё, судя по всему у автора не хватило ни времени, ни желания. Особенно умилила скорость выдачи героиней паспорта совершенно постороннему лицу, едва она только пришла в себя от обморока. Получилось скомкано и нелепо, так и хотелось уподобиться Станиславскому и сказать: "не верю".rnНо всё-таки эти мелочи не мешают мне любить романы великолепной писательницы Деверо Джуд и наслаждаться её творчеством.
Воспоминание - Деверо ДжудNatali
15.01.2014, 23.27





Хороший роман, интересный. Начало чуть нудновато, а так рекомендую прочитать.
Воспоминание - Деверо ДжудАйжана
23.01.2014, 12.30





Классный роман. Сначала вообще не въехала что к чему,думала,что автор предисловие затянула))) А потом ооочень интересно стало читать! Конец романа не то,чтобы мне не монравился,но слишком уж затянут. Зря,на мой взгляд она описала их разговор. Он выглядит слишком неправдоподобно и глупо. Надо было показать,что они встретились,а остальное оставить фантазии читателей. В общем и целом моя оценка романа 9 из 10 баллов(минус балл за длинную завязку и глупую развязку)))
Воспоминание - Деверо ДжудОксик
24.03.2014, 1.50





Хорошая тема, интригующее начало. а потом... будто ещё один роман втиснули внутрь про Ромео и Джульетту! какой-то кошмар! слишком затянуто, много противных препирательств. если они так хорошо всегда понимали друг друга, что ж под конец-то он ей не поверил? что за бред? и потом про парочку, что умерла в один день - я была уверена, что закончится всё хеппи-эндом! надо было делать два романа. середину отдельно, только конец получше продумать. а начало и завершение - в другой. тогда не так обидно бы было. разочарована, правда. ждала большего. но столько читать, и чтобы практически все померли не испытав счастья? не, на любителя.
Воспоминание - Деверо ДжудИринка
28.06.2014, 1.56





Роман в целом не плох, но немного затянут, читать можно.
Воспоминание - Деверо ДжудАнюта
24.07.2014, 15.51





Этот роман меня очень тронул. Плакала искренне когда читала о кармической завязке м-у героями. Жаль, что в конце (В ПОСЛЕДНЕМ ВОПЛОЩЕНИИ)) у писательницы встреча с любовью не слишком ярко произошла. Сохранила в папку "Любимые", но часто перечитывать тяжело из-за сильных эмоциональных переживаний.
Воспоминание - Деверо ДжудЧайка
21.11.2014, 14.49





Интересно, читайте
Воспоминание - Деверо ДжудМвргарита
7.12.2014, 5.59





Интересно, читайте
Воспоминание - Деверо ДжудМвргарита
7.12.2014, 5.59





Роман очень даже интересный! Но прочитать смогла только с третьего раза, слишком уж затянутое начало,глав 6 вообще ничего не происходит. Так что, как бы скучно не было в начале, если не бросите читать, то книга вас удивит и порадует. И к комментарию Флоры- Вы прочитали самые неинтересные места, начало и конец, а вот середина, уверяю вас, самые сливки!
Воспоминание - Деверо ДжудЮлия...
7.04.2015, 3.45





Присоединяюсь к предыдущим комментариям: начало неимоверно затянуто. Было скучно. Читала, потому что многие советовали перетерпеть. По окончанию истории Талиса и Калли - рыдала. Конец книги сжатым не считаю, ведь мы уже все о их отношениях знаем- две половинки.
Воспоминание - Деверо ДжудСкрипочка
25.04.2015, 6.20





Присоединяюсь к предыдущим комментариям: начало неимоверно затянуто. Было скучно. Читала, потому что многие советовали перетерпеть. По окончанию истории Талиса и Калли - рыдала. Конец книги сжатым не считаю, ведь мы уже все о их отношениях знаем- две половинки.
Воспоминание - Деверо ДжудСкрипочка
25.04.2015, 6.20





Я начила этот читать роман благодаря отзывам. До 10 гл. кое как дочитала, хотела уже бросить, и вот тут началось... Конечно очень затянуто, особенно до середины, много не нужной информации, но зато потом, не оторваться. Даже немного прослезилась, а это для меня большая редкость. Ведь все мы хотим - настоящей, искренней и чистой любви..))
Воспоминание - Деверо ДжудЕкатерина
26.11.2015, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100