Читать онлайн Воспоминание, автора - Деверо Джуд, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспоминание - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 123)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспоминание - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспоминание - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Воспоминание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Через шестнадцать лет после рождения. 1587


– Да ты-то что знаешь о детях? – спросил Талис надменно.
– Я о них то же знаю, что и ты о рыцарях и о великих подвигах, – ответила Калли и отвернулась. Похоже, в последнее время она только и думала, что о детях, замужестве да о собственном доме. Раньше они с Талисом всегда смеялись над такими вещами. Они говорили друг другу, что так смешно видеть в церкви все эти свадебные торжества и счастливые парочки. Но в последнее время с Калли что-то случилось, и все стало по-другому.
Сегодня они решили, что если делать все, что. приказал Уилл, то это можно никогда не кончить, и сбежали. А Найджел, в свою очередь, решил, что если отвечать на все вопросы, что задают его ученики, то ответов не хватит, и, в свою очередь, тоже сбежал. И вот Калли и Талис отправились в свое любимое место у склона горы под огромным деревом. Оно было таким раскидистым, что его ветви опускались до самой земли, и под ним была как бы комнатка, так что в этом убежище они могли спрятаться от нескромных взоров.
Сейчас она стояла, прислонясь к стволу и наблюдая за тем, как он упражняется со старым ржавым мечом, который нашел для него Найджел. С годами физическая разница между ними стала еще более заметной. Талису было еще только шестнадцать, но ему можно было дать все двадцать. Он был уже шести футов ростом и с каждым днем становился все более мускулистым и сильным. Около года тому назад его голос внезапно сломался. У него не было, как у других, долгих месяцев мутации. Просто в одно прекрасное утро он проснулся и заговорил роскошным глубоким басом – голосом настоящего мужчины.
Талис страшно гордился каждым появляющимся признаком собственной зрелости и с каждой возможностью демонстрировал их Калли, поддевая и стараясь зацепить ее. Что касается ее, то было похоже, что она никогда не станет женщиной. Хотя ей, как и ему, уже было шестнадцать, в ней не было ни одного самого маленького намека на женственность. Талис был выше ростом, чем большинство взрослых. Калли была меньше, чем девушка ее возраста.
Калли беспокоил не только собственный маленький рост, но и то, что у нее отсутствовали вообще какие-либо признаки зрелости. Она говорила Мег, что у нее на груди можно печь хлеб, потому что грудь была такая же плоская, как и противень для выпечки теста. А Уиллу пригодилось бы ее тело вместо колышка, для того, чтобы подпирать новую клетку для цыплят. Однажды вечером, за ужином, Калли пошутила, что у нее такой плоский живот, что даже если она проглотит только одну вишенку, и тогда ту можно будет различить через кожу. Она говорила, что у других девушек розовые щечки и алые губки, а у нее лицо такое бледное, что как только она закрывает глаза, ее уже никто не видит. Когда Уилл обтесывал одну узкую дощечку из светлого орехового дерева для садовой скамеечки, Калли посмотрела на нее и вздохнула:
– Мы с ней как близнецы…
Надо сказать, что когда Калли отпускала такие замечания, Мег старалась не смеяться, но мужчины хохотали от души. Даже Уиллу, и то было трудно не смеяться, ведь Калли была так остроумна. Но, по крайней мере, у Уилла и у Найджела хватало такта самим ничего не говорить о Калли, предоставив ей самой смеяться над собой. Талис же отнюдь не отличался так-том. Напротив, он просто с чудовищной бестактностью пользовался каждым удобным случаем, чтобы напомнить Калли, что она похожа на маленькую девочку.
Однажды он вручил Калли найденный им гриб и заявил, что ей он подойдет вместо зонтика. А очистки от гороха она вполне может использовать в качестве лодки. Однажды в рыночный день он подговорил одного шестилетнего мальчика (а надо сказать, что он мог подговорить кого угодно сделать что угодно) поцеловать Калли в щечку и попросить ее руки. Однажды Талис поспорил с Найджелом, – что случалось весьма часто, – насчет игрушечного кораблика, который тот мастерил. Талис утверждал, что у него не плоское дно, а Найджел говорил, что плоское. Тогда Талис приложил кораблик донышком к груди Калли.
– Видите же, – заявил он. – Прикладываем к совершенно плоской поверхности и видим, что у вас не совсем ровно.
Однажды Уилл рассердился. В рыночный день в их деревню прикатила большая повозка с цыганами. Талис очень удивился, когда с ним начала заигрывать ярко разодетая девица. Он стоял в немом восхищении, уставившись на нее широко распахнутыми глазами. Девица же встала так близко от него, что почти касалась его груди.
Увидев их, Калли впала в страшную, слепую ярость. Она подбежала к пирамиде ящиков с овощами, которые поставил друг на друга Уилл, и с удивительной, почти не правдоподобной силой так пнула их ногой, что вся пирамида повалилась Талису на голову. Взмахнув руками, он полетел на землю, а вокруг чего летели во все стороны помидоры, брюква и капуста. Талис был попросту уничтожен, когда вся деревня, а в особенности девушка-цыганка, долго и весело хохотали над тем, как он растянулся посреди овощей.
Талис не переносил, когда над ним смеются: это страшно задевало его гордость. Еще больше его гордость пострадала, когда он попытался схватить Калли, а та увернулась, и уворачивалась еще много раз, в конце концов спрятавшись от него в безопасности за широкой спиной Уилла. Уилл, впрочем, был не меньше чем Талис рассержен тем, что произошло с его овощами. Талис яростно потребовал, чтобы Уилл сурово наказал Калли. Обычно он никому не позволял пальцем до нее дотронуться, но в тот момент ему казалось, что именно это необходимо сделать. Уилл же, вместо того чтобы встать на его сторону, сурово сказал ему:
– Если бы ты о деле думал, а не волочился за девицами, которые тебя в два раза старше, так ничего бы этого и не произошло.
Это заявление потрясло и Талиса, и Калли. Но на самом деле Уилл был несколько обеспокоен тем, как по-взрослому выглядел Талис. Ведь если телом это был настоящий мужчина, то его ум все еще оставался умом мальчика. Это сочетание вряд ли могло привести к чему-нибудь хорошему. Уилл искренне жалел бедняжку Калли, у которой было такое худенькое плоское тельце. По его мнению, когда дети одного возраста, они и выглядеть обязаны на один возраст.
Эпизод с падением Талиса в помидорную лужу показался деревенским жителям таким смешным, что еще долгое время спустя они дразнили им Талиса. Его спрашивали о его «цыганской подружке» и даже самого стали называть цыганом. Сначала этим развлекались завистливые парни, его приятели, но потом и девочки из деревни решили, что это имя подходит к его черным волосам и редкой красоте, и стали звать его так же.
Итак, Калли и Талис спрятались от всех в своем любимом месте под раскидистым деревом, куда они и раньше частенько убегали, когда им хотелось побыть в одиночестве. Здесь каждый из них мог быть самим собой, здесь они были равны. Когда они были вдвоем, уже не важно было, что их тела так различаются. Тогда они становились как бы одинаковыми.
Калли серьезно спросила:
– Что с нами будет?
В последнее время она почти всегда была серьезна.
– Не знаю. Может быть, я поступлю в ученики к какому-нибудь рыцарю. Тогда я стану как Ланцелот.
– Фи! – ответила Калли. Она терпеть не могла, когда он цитировал какие-то истории, которые сочинила не она.
Большинство ее историй было ничуть не хуже, чем эта, которая, в сущности, была всего лишь о том, как один мужчина влюбился в жену другого мужчины. Она была искренне счастлива, что обоих преступных любовников в конце концов постигло наказание. А Талис считал, что это великолепная история о подвигах. Но что беспокоило в ней Калли больше всего, так это то, что Ланцелот сохранял свою великую силу потому, что был холостяком. Ведь он не был ни на ком женат.
Калли бросила взгляд на свою плоскую грудь, которая казалась не больше, чем складки ее платья. Каждое утро она оглядывала свое тело, надеясь, что за ночь оно вдруг превратилось в тело настоящей женщины, но ничего подобного не случилось. В их деревне девушки ее возраста были давно уже замужем. И, что еще хуже, в деревне были девушки старше ее, которые открыто заявляли, что хотят выйти замуж за Талиса.
Она видела, каким взглядом он их провожает, когда в рыночный день они проплывают мимо, покачивая бедрами, отвернув головы, как будто им и дела до него нет. Калли-то знала, что единственное, что их интересует в жизни, – это привлечь внимание Талиса.
Она, конечно, подшучивала над самой собой, над тем, что не похожа на женщину, потому что она вообще старалась пошутить над всем, что ее задевает. Но, по правде говоря, она была ужасно встревожена. Что, если Талис влюбится в какую-нибудь из этих девиц?
Она уже пробовала как-то говорить с Талисом на эту тему, но он посмотрел на нее пустым взглядом, в котором не было никакого интереса, а потом перевел разговор на рыцарей, шлемы и мечи. Она говорила об этом и с Мег. Но Мег всем сердцем желала, чтобы Талис и Калли оставались детьми. Поэтому она не отвечала на ее вопросы. Больше всего на свете она боялась, что ее дети, когда вырастут, покинут дом. Талис говорил в шутку, что, если бы это зависело от Мег, то она все еще до сих пор кормила бы их грудью.
Лучше всего отчаяние Калли понимал Уилл. Он с улыбкой повторял ей;
– Вы с Талисом по-разному растете. Вот здесь, – он легонько касался ее лба, – здесь ты женщина. Но больше пока нигде. – (Он был слишком вежлив, чтобы при этих словах оглядеть ее тоненькое тельце.) – А Талис наоборот. Он уже выглядит настоящим мужчиной, но думает по-прежнему как ребенок. – Калли печально слушала и молчала. Но Уилл ее подбадривал:
– Ничего страшного, так бывает часто. Не бойся. И твое тело в свое время нагонит все, что ему положено, как, впрочем, и голова Талиса… – Он слегка трепал ее по подбородку:
– В один прекрасный день он на тебя посмотрит и прикусит язычок.
Облегченно вздохнув, Калли рассмеялась. Это ее утешило, но ненадолго. Надолго утешить ее не могло ничто. У нее внутри было такое возбуждение, что, казалось, она не в состоянии остановиться ни на секунду. Когда она сидела, ей хотелось встать, когда стояла – хотелось идти, а когда шла – ее так и подмывало побежать. Она не знала куда. Ничто ей не нравилось по-настоящему, ничто ее не удовлетворяло. Иногда ей хотелось усесться, как в детстве, Мег на колени, прислониться к ее груди и поговорить о чем-нибудь, а иногда, напротив, она не могла сдержать раздражения на Мег и вдруг отталкивала ее от себя.
Хуже всего было то, какими глазами она теперь все время смотрела на Талиса. Раньше это был просто Талис, который был с ней все время. Она не могла вообразить ни дня без него. Ей всегда казалось, что они всегда хотят делать одно и то же, в одно и то же время им в голову приходят одни и те же мысли, и они любят ходить в одни и те же места. Иногда, занимаясь чем-нибудь, – например, когда она кормила своих кроликов, – она вдруг слышала в уме, как Талис ее зовет. Она тотчас бросала все и уже через несколько мгновений бежала к нему, где бы он ни был. Ей всегда удавалось его разыскать – и в саду, и на берегу реки, и даже когда он шутки ради прятался, забравшись на дерево.
Но в последние несколько месяцев она уже ничего не могла делать с ним вместе. Калли могла только пожирать его глазами. О, как же он был красив! Она могла, не отрываясь, рассматривать все: как он двигается, как играют мускулы у него под кожей, как вьются у него на голове черные волосы. Иногда, когда она на него так смотрела, ей казалось, что кровь у нее внутри вскипает и мчится по телу. Это было похоже на то, как если бы у нее в теле стало вдруг больше крови, чем там могло поместиться. Талису по-прежнему нравилось гоняться за ней и возиться с ней, как они делали всегда. Но когда он, догнав, хватал ее и начинал кружить в своих сильных руках, у нее вдруг начинало колотиться сердце. Ее это ужасно сердило, и она в гневе отпрыгивала от него. Иногда ей даже становилось страшно, как только он брал ее за руку.
Кажется, в последнее время переменилось вообще все. Даже то, как они спали. Раньше у нее и у Талиса были два матраса, набитые цыплячьим пухом, на полу на чердаке, и так они спали всю жизнь с того самого возраста, когда выросли настолько, чтобы самостоятельно взбираться по лестнице. Они ложились спать, но потом, чуть ли не каждую ночь, Калли со своего матраса перебиралась к Талису. Он спал очень крепко. Его тело всегда было теплым. Ей становилось гораздо уютнее, как только она сворачивалась рядом с ним.
Когда семь лет назад появился Найджел, это сразу же прекратилось. По настоянию сурового педагога, между двумя матрасами была помещена ширма, а свой собственный матрас он разместил рядом с ними, со стороны ног, так чтобы всю ночь иметь возможность не выпускать их из виду.
Появление Найджела вообще изменило очень многое в жизни Уоткинсов. Мег, конечно, была очарована его любезными манерами и прекрасным воспитанием. В его присутствии она все время немного смущалась. Но Уилл обращался с Найджелом так, как будто тот был кем-то вроде змея-искусителя, который в любой момент ни с того ни с сего может превратиться в какого-нибудь демона.
В первый же день, появившись у них, в разговоре с Уиллом и Мег Найджел заявил, что Калли и Талис странные дети. Это не понравилось Уоткинсам. Еще меньше это понравилось узнавшим об этой оценке детям. В деревне сверстники их всегда принимали в свою компанию, хотя в деревне Талис и Калли появлялись обычно только по рыночным дням. Единственное, что казалось странным деревенским детям – это то, что Талис и Калли не брат с сестрой. Их все время называли так, но, как только кто-нибудь вновь делал эту ошибку, Талис тотчас поправлял его, – и Калли всегда делала то же самое.
Когда им было по десять лет, Мег настояла, чтобы Уилл рассказал детям часть правды об истории их рождения. Началось это так. В тот год один процветающий фермер предложил помолвить Талиса со своей единственной дочерью. Он хотел, чтобы Талис уже сейчас перешел жить к ним на ферму и обещал сразу после свадьбы выделить ему половину своего хозяйства. Вторая половина должна была достаться молодым после его смерти. Поскольку вся деревня думала, что Калли и Талис – дети Уоткинсов, все сочли это очень заманчивым предложением. Тогда, если бы эта помолвка состоялась, ферма Уилла могла бы достаться мужу Калли, после того как она выйдет замуж за кого-нибудь из местных парней.
Мысль о том, что детей разлучат, Мег казалась невыносимой. Еще более невыносима для нее была мысль о том, что после этого они покинут ее. Твердо решив, сколько можно не допускать этого, она заявила Уиллу, что тот обязан рассказать детям, что они – не брат и сестра. И что в будущем им предстоит остаться на ферме. В действительности она имела в виду, что им предстоит пожениться, но сказать это невинным детям считалось недопустимым, а ничего ближе к этому она не могла придумать.
Услышав эту новость, Талис просто кивнул, а Калли рассмеялась с облегчением. До сих пор Талису вообще никогда не приходила в голову мысль, что когда-нибудь ему придется на ком-нибудь жениться. Калли-то думала об этом довольно часто, и ее всегда очень беспокоила мысль о том, что ей когда-нибудь придется жить с кем-нибудь, кроме Талиса.
И вот, появившись в их доме, Найджел взялся переустраивать их жизнь. Он заявил, что Калли и Талис – не такие, как все дети. Прежде всего их нужно разделить, потому что неприлично, что мальчик с девочкой так много времени проводят вместе, за одними и теми же занятиями. Сначала он хотел давать уроки одному только Талису, но тут вмешался Уилл. Когда Найджел заметил ему, что девочка не может учиться наравне с мальчиком, Уилл посмеялся над ним и сказал, что он, Найджел, на вид кажется умнее, чем есть, и старше, а на деле, наверное, совсем еще молод. После того как он прозанимался с обоими месяц, Найджел Кабот уже не заикался на тему о том, «чего девочки не могут наравне с мальчиками».
Хотя учить ему пришлось обоих, Найджел не переставал прилагать усилия к тому, чтобы разделить их во всех других отношениях. Его ужасало, что они вместе спят, что они постоянно гоняются друг за другом и возятся вместе.
– О, вы просто не понимаете, к чему это приведет, – многообещающе сказал он. В его тоне было столько загадочности, как будто он в самом деле полагал, что только он один знает, к чему такое может привести, когда двое здоровых молодых людей противоположного пола почти не расстаются.
Высокомерие Найджела Уилла страшно позабавило:
– Да уж, парень, мы-то, деревенские, знать не знаем и ведать не ведаем, что бывает у девочек с мальчиками. Мы тут книг не читаем, так что где уж нам это знать! А ну-ка скажи, что там об этом в книгах-то написано?
Покраснев, Найджел замолчал на какое-то время, но потом снова взялся за свое и стал при каждой удобной возможности разлучать детей. Казалось, он подозревал что-то грешное и неприличное буквально во всем. Уилл однажды заметил ему, что в райском саду не было никакого греха до тех пор, пока Адам и Ева не узнали об этом.
– Тебе, парень, нужно бы им об этом сказать, – насмешливо предложил Уилл. – Расскажи им поподробнее, как это все бывает и что ты об этом думаешь. Они ведь, я думаю, ничего об этом не знают.
А в разговоре с Мег он как-то задумчиво произнес:
– Этот парень, мне кажется, в молодости делал кое-что, чего он сейчас стыдится.
Мег, подумав, встревожилась:
– Он не может причинить им вреда?
Уилл покачал головой:
– Да нет, я думаю. К тому же, в чем-то он, безусловно, прав. Дети-то растут. Думаю, тебе не понравится, если в один прекрасный день нам придется в спешке устраивать скоропалительную свадьбу и уже вскорости качать внуков…
Мег испуганно вздрогнула. При ее религиозном воспитании такие вещи ей казались грехом. С тех пор она при каждом удобном случае стала выгонять детей из дома, что очень забавляло Уилла. Ей казалось, что в доме недопустимые мысли скорее придут им в голову. Впрочем, долгое время никакой опасности не было. Она, как и Уилл, знала, как обстоят дела: что Калли созрела умом, а Талис – телом. Но рано или поздно должно было наступить время, когда эти двое сойдутся по-настоящему.
Но то, что развлекало Мег и Уилла, саму Калли выводило из себя. Она понятия не имела, что чувствует, и потому изводила себя днем и ночью. По ночам Талис шепотом звал ее лечь вместе с ним, потому что ему было холодно. Калли отказывалась. Но единственной причиной этого было то, что он звал ее потому, что ему и правда холодно.
И вот сейчас, стоя под раскидистым деревом, она наблюдала за Талисом и хмурилась своим мыслям. Он все играл тем самым ржавым мечом – а может, и другим, но тоже ржавым, – которым играл, сколько она его помнила. Ему всегда не о чем было поговорить с деревенскими ребятами. Он только и мог что обсуждать с ними каждого всадника, который проезжал по дороге мимо их деревни. Ему было интересно все: как этот человек одет, что говорит, сердится или весел. Его знания о рыцарских законах и самих рыцарях все пополнялись и пополнялись, и он уже знал массу всяческих ненужных вещей. Он то и дело пересказывал различные истории или сплетни о том, как один рыцарь сказал одно, а другой – другое. Он заставлял Найджела рассказывать о рыцарях до тех пор, пока тот не приходил в бешенство.
– Да что это с тобой? – внезапно спросил Талис, яростно рубя воздух над ее головой.
– Не знаю! – ответила она неожиданно капризным тоном. – Что-то такое, сама не пойму что. Нет, правда, мне, все это кажется очень странным. То я чувствую, что злюсь, то – радуюсь без причины, а иногда ни с того ни с сего печалюсь. Не знаю… – Она стояла, облокотившись о дерево, наклонив голову к одному плечу и отвернувшись от Талиса. Теперь она пыталась не смотреть на него.
Талис, кажется, не обратил на ее слова внимания, но его, как и всегда, раздражало, что она не хотела с ним играть. Надо сказать, он все еще ужасно любил это занятие.
Из– за того, что он выглядел таким взрослым, все как-то невольно обращались с ним как со взрослым, и потому, чтобы поддержать это мнение о себе, в деревне ему всегда приходилось притворяться, что он -настоящий мужчина. Он делал вид, что давным-давно знает все, что полагается знать настоящему мужчине. И ни к чему другому не стремится, кроме как быть настоящим мужчиной.
Только с Калли ему не надо было притворяться.
Впрочем, все изменилось. Иногда она вроде была такой, как и раньше, и верила, что она – принцесса, которую похитил дракон, а он, Талис, борется с ним, чтобы спасти ее. Но в последнее время, как только они начинали в это играть, в конце вдруг с ней происходило что-то очень странное. Она каждый раз заявляла, что теперь рыцарю и принцессе нужно пожениться и завести детей. Талиса это весьма смущало – он не понимал, как в это можно играть, и они почти совсем перестали играть в эту игру, впрочем, как и во все остальные.
В настоящий момент он попытался заинтересовать ее тем, что делает. Он сделал выпад, рубанул воздух и вонзил меч в дерево около ее уха.
– Теперь вы моя пленница, принцесса.
Она оттолкнула меч и презрительно произнесла:
– Ты еще такой ребенок.
– Я? – удивился он. Потом насмешливо заявил:
– Это не я, а ты ростом не больше ребеночка! – И попытался ее поймать, как делал обычно.
В том, что они понарошку боролись, не было для обоих ничего удивительного. Они играли так всю жизнь. Хотя на людях они, как положено воспитанным детям, вели себя благородно и чинно, не касаясь друг друга и кончиком пальца, но стоило им оказаться вдвоем, как они с удовольствием играли и тискали друг друга. На уроках у Найджела, занимаясь греческим, латынью, астрономией и математикой, они всегда сидели бок о бок, почти прижавшись друг к другу. И даже учитель настолько привык к этому, что скоро перестал обращать внимание.
Но сегодня Капли сердито отвернулась от Талиса. Тот еще никогда не сталкивался с тем, чтобы она избегала касаться его, и, разумеется, вообразил, что она его так дразнит. Он снова попытался ее поймать, и даже когда она стала вырываться, он все еще думал, что она играет.
Когда Талис наконец заметил, что она дерется всерьез и постоянно вырывается из его рук, он сначала подумал, что она чего-то боится. Это ему польстило, потому что ему всегда нравилось представлять себя высоким и сильным, настоящим рыцарем. Он пророкотал самым мужественным тоном, на который только был способен:
– Моя леди, вам нечего бояться рядом со мной. Я защищу вас, что бы вам ни грозило.
И тогда она, саркастически усмехаясь, бросила ему:
– А от тебя кто меня защитит?
– Что? От меня?!
Талис был потрясен этим кощунственным заявлением до глубины души. И она могла подумать, что он способен причинить ей зло? Он?! Рыцарь?! Талис просто не понимал, как такая мысль могла прийти ей в голову. Это она делала всякие ужасные вещи. Однажды она вообще превратила его в посмешище на глазах у всей деревни. Но он даже тогда не тронул ее пальцем.
– Я тебя никогда не трону, – тихо произнес он, а потом отвернулся. Калли и раньше иногда задевала его гордость. Но чтобы настолько?! Предположить даже в мыслях, что он способен обидеть такое крошечное и хрупкое существо, как она? Да вообще как она смеет так о нем думать?!
Калли сразу же поняла, что она не на шутку задела его гордость. Она всегда чувствовала, до каких пределов можно дойти в игре, когда можно поддразнить, а когда – нет. И вот теперь чувство ей подсказало, что она задела самое важное на свете для Талиса – его честь. А она знала: он скорее станет голодать и терпеть жажду, чем сделает то, чего не позволяет делать честь.
Девушка тотчас повернулась к нему и попыталась заглянуть в лицо, но Талис сердито отошел. Она подбежала, схватила его за запястья и крепко сжала. Хотя он и наклонился к ней слегка, ей показалось, что перед ней кусок скалы. Его спина была напряжена, голова высоко поднята, так что он смотрел куда-то вдаль через голову Калли.
– Талис, ой, извини, пожалуйста! Я сказала, не подумав! Ну конечно же, я знаю, что ты меня не тронешь. Извини, Талис, миленький.
Калли почувствовала, как тут же исчезло все ее неутолимое беспокойство, которое ее до сих пор так мучило, и ее чем-то уязвленная гордость. Она все могла стерпеть, кроме одного – чтобы Талис был с ней несчастлив. Это случалось нечасто, но, когда такое случалось, хуже этого нельзя было представить ничего на свете.
Опершись о него, она встала на цыпочки и попыталась поцеловать его, но не смогла дотянуться до его лица.
– Талис, – повторяла она шепотом. – Талис, мой милый, мой дорогой, мой самый хороший, ну не обижайся, ну пожалуйста, ну прости меня.
Он не отвечал. Тогда она вскочила на валявшееся рядом бревно, добиваясь прощения, поцеловала его, обвив руками шею юноши. Потом совсем повисла на руках, оторвав ноги от земли, потому что его тело было таким твердым, что на нем можно было повиснуть, как на стволе дерева.
– Ты меня никогда не обидишь! Я, конечно же, это знаю! Я просто не подумала. Я вообще в последнее время ужасно поглупела – веду себя просто отвратительно, а ты все терпишь. Извини, правда. Я, честное слово, сама не знаю, что со мной.
Попричитав так несколько минут, она отпустила руки и, опустившись на землю, внимательно всмотрелась в его лицо. Он все еще стоял прямо, глядя на нечто, что было расположено очень далеко, и на вид был по-прежнему совершенно неумолим, но она чувствовала: в душе он уже смягчился и больше не сердится. Тогда почему же он не делает того, что делал обычно, переставая сердиться? Обычно он извлекал максимальную выгоду из происшедшего, то есть заставлял ее играть в то, во что хотелось играть ему. Обычно в великого рыцаря, совершающего подвиги и спасающего попавшую в беду беззащитную девушку.
А сейчас он молча стоял, уперевшись руками в бока. Он не отталкивал ее и не требовал, чтобы она прекратила целоваться, как обычно он делал в подобных ситуациях.
Калли опять встала на бревно, крепко обняла Талиса и прижалась к нему. Она смотрела ему в глаза и удивлялась. Неужели у него всегда были такие темные глаза? Неужели всегда эти волосы были такими черными? И всегда такая необычайно смуглая кожа? Ее сердце колотилось у самого горла. Это же был тот самый Талис, которого она знала столько лет, с которым вместе прожила всю жизнь. Она знала его так же, как знала солнце, как знала воздух – но в тот момент ей казалось, что она вообще никогда не знала его, настолько он был прекрасен.
– Ты пропустила одно место, – заметил он. Его голос был ей так же прекрасно знаком, но в этот момент она почувствовала его звучание всей грудью.
– Пропустила? – дрожа всем телом, переспросила она. Она не поняла, что он имеет в виду.
– Ну да. Ты поцеловала еще не все мое лицо, – серьезно объяснил он и даже наклонил голову, чтобы ей было проще дотянуться.
Еще несколько секунд назад ее поцелуи были быстрые и торопливые – это были поцелуи маленькой девочки. Так она целовалась всегда. Впрочем, конечно, такое бывало не очень часто. Однажды Талис, по ее просьбе, убил огромного паука. В другой раз он поколотил здоровенного парня, который ужасно дразнил ее. Вот тогда она и поцеловала Талиса. Еще иногда она целовала его в щечку от радости, когда случалось что-нибудь очень веселое. Единственное, как можно было понять, что о.н вообще замечает, что его поцеловали – он чуть-чуть наклонялся, чтобы она могла достать до его щеки.
Сам он ее никогда не целовал, даже когда она делала ему что-то очень хорошее. Например, однажды днем он прилег полежать под деревом и случайно уснул. Когда он проснулся, был уже вечер, но Уилл не рассердился на него – Калли сделала все, что он был обязан сделать по хозяйству. Талис был, конечно, ей признателен, но заявил, что рыцари не целуют девчонок.
– А кого же, интересно знать, они целуют? – насмешливо осведомилась она. – Своих любимых лошадей, что ли?
Тут неожиданно вмешалась Мег:
– А рыцари целуют своих мамочек, – и подставила Талису щеку для поцелуя. Вежливый Талис, конечно же, поцеловал, а потом, довольный, что в споре последнее слово осталось не за Калли, торжествующе насвистывая, выбежализ дома.
И вот тот же Талис почти что прямо просил Калли поцеловать его. И, о да, она его поцеловала! Ей никогда в жизни еще ничего так не хотелось, как поцеловать Талиса в тот момент. Как будто все в мире пропало, и остались только они вдвоем под этим деревом.
Долгим, медленным поцелуем она прильнула к его подбородку, а потом двинулась вверх, к губам. Он еще чуть-чуть наклонился.
Когда Калли коснулась его губ своими губами, это был уже не быстрый и сильный поцелуй ребенка. Ее губы были нежными, мягкими и немного приоткрылись. Уже много недель самая мысль о губах Талиса страшно увлекала ее. Они были такие полные, такие мягкие на вид, и ей так нравилось, как они быстро двигаются, когда он говорит. Она вообще в последнее время с трудом слушала его, потому что почти все время смотрела, как он говорит. Иногда он даже бывал недоволен, когда замечал, что она не слушает его. Ей было трудно уследить за тем, что он говорит, потому что его губы буквально приковывали к себе все ее внимание.
Когда ее губы коснулись его губ, она услышала, как он вздохнул, и почувствовала, что его тело смягчилось. Его сильные руки крепко подхватили ее. Он обожал демонстрировать свою недавно открытую им силу. И именно в доказательство этого любил поднимать ее, кружить вокруг себя, переворачивать вверх ногами и даже подбрасывать в воздух. Поэтому чувствовать, как Талис обнимает ее, ощущать рядом его тело было для нее не ново. Но сегодня, по сравнению с тем, что было раньше, все было не так. Ей почему-то казалось, что эта сила его большого тела, да, впрочем, и все, что он делает, только что открылось ей.
Она была потрясена, какие у него удивительные прикосновения, она была потрясена тем, как это необыкновенно – чувствовать его губы своими. Из-за своей неопытности, из-за своего благоговения перед Талисом, из-за своего страха перед новыми ощущениями, она испытывала неуверенность и растерянность. Но зато Талис, казалось, не колебался ничуть.
Нет, на секунду все же он отодвинулся от нее, с удивлением, расширившимися глазами посмотрел ей в лицо, а уже потом, с огромной уверенностью положил ей руку на затылок и наклонил ее голову набок (она никогда не могла понять, куда же двое девают носы, когда целуются, но Та-лиса этот вопрос определенно не мучил. Он просто, как всегда, откуда-то знал, как и что делается) и с силой поцеловал ее.
Слава Богу, что он был такой сильный! Потому что под ней колени подогнулись, так что Талису пришлось держать ее всю. Словно бы она растаяла, как масло на солнце. Он же подхватил ее с такой легкостью, как будто вовсе не замечал ее веса.
Калли открыла глаза и тотчас закрыла их опять. Талису как-то удавалось поддерживать ее только одной рукой, а другой откровенно гладить ее ниже спины. Калли чуть не пришла в отчаяние. Она много раз переживала, что у нее нет округлостей спереди, но ей как-то не приходило в голову, что задняя часть ее тела очень округлая, и она не подозревала, что эти округлости вызывают немалый интерес у мальчишек всей деревни. Она не знала, что Талис уже поколотил однажды одного парня, на три года старше их, за то, что тот отпускал непристойные замечания, глядя, как Калли наклоняется над корытом с маринованной репой.
И вот, не переставая целовать ее губы, Талис так ухватил ее ягодицы, что она чуть не упала в обморок. Ей было страшно, ведь ничего подобного с ней никогда не было. Она испытывала почти ужас – но не Талис. Он всегда и везде был первым. В темной пещере, бывало, все жались сзади, а ему даже не приходило в голову задуматься обопасности. Мег всегда говорила: «Храбрый малый!» А когда дошло дело до поцелуев, он оказался еще и малым предприимчивым.
Резко и сильно он просунул ей в рот язык. Калли вздрогнула, отшатнулась от него и смотрела на него глазами, расширившимися от изумления и страха. Если бы он сделал что-то такое несколько месяцев назад, ей показалось бы это отвратительным! А сейчас… она не поняла, но сейчас ей это, кажется, нравилось
Только что они стояли под деревом, а в следующую минуту Талис затащил ее под шатер раскидистых веток и спиной прижал к огромному стволу. Кажется, он стал снимать с нее платье. Калли не понимала, что происходит, потому что не могла думать. Ей казалось, все у нее в голове перемешалось, и не осталось ни одной мысли. Вместо этого ее затопила волна чувств. Она вся была одним сплошным чувством. Она не знала, что ей нужно от Талиса, и понятия не имела, знает ли это он. Но она была полна решимости это выяснить.
Но выяснить, что должно было последовать, ей оказалось не суждено.
Внезапно вокруг них возникла какая-то непонятная оглушительная какофония звуков. Скакали всадники на лошадях, кричали какие-то мужчины, клацало и лязгало оружие. Невозможно было понять, что произошло.
Услышав это, Талис замер и прислушался. Калли же не обратила никакого внимания. Люди или лошади, в броне или без брони – это ее не интересовало. Ей было глубоко безразлично все, кроме Талиса.
Но только не Талису. Он отодвинулся от нее. Его рука все еще лежала на ее обнаженном бедре, которое он крепко прижимал к своим коленям. Но он уже явно об этом не думал. Прислушиваясь, он наклонил голову набок.
Калли нетерпеливо попыталась притянуть его лицо обратно к своему. Ведь под этим деревом они в полной безопасности. Никто их тут не найдет, чем бы они ни занимались.
– Что-то случилось, – пробормотал Талис.
– Да, – выдохнула она, имея в виду нечто совсем другое.
В течение нескольких минут вся ее жизнь переменилась. В ее голове царил хаос. Незнакомые доселе чувства охватили все ее трепещущее тело. Такого еще никогда не было! Более того – она даже не предполагала, что такое бывает.
Но для Талиса как будто то, что происходило между ними, больше не представляло никакого интереса. Равнодушно выпустив ее ногу, он вскочил и бегом кинулся к дому, в том направлении, куда проследовали кричащие всадники. Калли, обомлев, позволила себе задержаться ровно настолько, чтобы коротко и энергично выругаться. А потом кинулась вслед.
«Как же такое может быть?» – думала она. Неужели то, что произошло между ними, настолько мало значит для него, что он мог бросить ее в такую минуту?
Неожиданно ее пронзила ужасная мысль: неужели что-то случилось с Мег и Уиллом? Это так потрясло ее, что она и сама уже ни о чем другом не могла думать. До нее, однако, не дошло, что это было бы ужасно только для нее и Талиса, но несчастье, происшедшее с двумя крестьянами у рыцарей и всадников, разумеется, ничуть не вызовет тревоги.
Она мчалась, подобрав юбки, пытаясь, насколько это было возможно, не отставать от Талиса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Воспоминание - Деверо Джуд

Разделы:
1234567891011121415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445

Ваши комментарии
к роману Воспоминание - Деверо Джуд



Мне книга понравилась
Воспоминание - Деверо ДжудРыжая
9.11.2011, 10.05





Интересная
Воспоминание - Деверо ДжудВредина
9.11.2011, 10.26





Читать можно,только растянута слишком
Воспоминание - Деверо ДжудЛика
11.11.2011, 17.23





Класс
Воспоминание - Деверо ДжудВасилиса
23.11.2011, 7.46





10 баллов
Воспоминание - Деверо ДжудНина
9.12.2011, 16.38





Ну, романчик слабоват немного..у этого автора есть вещи посильнее!! Например "Рыцарь" или "Черный лев" !!! Рекомендую)))
Воспоминание - Деверо ДжудКатерина
7.01.2012, 19.21





10 баллов,очень интересная вещь.
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
23.01.2012, 19.34





Не понравилось , очень нудно и много лишнего , знала бы читать не стала
Воспоминание - Деверо ДжудНаташа
10.03.2012, 13.47





Удивительный роман, превосходный!
Воспоминание - Деверо ДжудЕлена
7.08.2012, 19.29





Желаю испытать такую любовь каждому!
Воспоминание - Деверо ДжудЕлена Бозорова
7.08.2012, 19.37





Читала взахлеб!!! Очень захватывающий роман!
Воспоминание - Деверо ДжудМилана
28.08.2012, 9.08





Сюжет романа хорош, только действительно местами затянуто. Да и героиню не помешало бы сделать моложе, а гл.герой мог быть и более верным
Воспоминание - Деверо Джуднатали
28.08.2012, 23.19





роман понравился, советую почитать
Воспоминание - Деверо Джудглория
30.08.2012, 17.24





Да! Книга достойна потраченного времени.
Воспоминание - Деверо ДжудМарианна
2.09.2012, 13.41





Я плакала,необычный роман.если вначале не бросите читать,то получите большое удовольствие!
Воспоминание - Деверо ДжудНика
23.12.2012, 17.54





смогла прочитать только начало и окончание....увы, не для меня...бредом назвать сложно, но вот бредятиной стоит
Воспоминание - Деверо Джудфлора
23.12.2012, 18.33





Просто класс! Ревела навзрыд. Сильный роман.
Воспоминание - Деверо Джудольга
6.01.2013, 9.02





Хороший роман,начало нудновато,потом захватило,читала всю ночь))но если сравнивать этот роман и "Рыцарь",последний в разы лучше!
Воспоминание - Деверо ДжудНаталья
7.01.2013, 16.45





Очень понравилось , ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ , НО ПОРЕВЕТЬ ПРИДЕТСЯ
Воспоминание - Деверо ДжудЛидия
8.01.2013, 22.36





Очень понравилось , ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ , НО ПОРЕВЕТЬ ПРИДЕТСЯ
Воспоминание - Деверо ДжудЛидия
8.01.2013, 22.36





На протяжении прочтение всей истории не покидает ощущение неминуемой трагедии. Хорошо прописаны характеры Ггероев. Поверила только в любовь из срездевековья. Хороший сюжет. У Б Смолл тоже есть о прошлых жизнях , но данный роман написан более мягче, без пошластей. О чувствах, что лично для меня важнее и приятнее).
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
17.01.2013, 8.01





Хорошая история. Но мне кажется, что вступление , где присутствует и ирония и "тонкое ехидство" в адрес всех литературных работников, отрезано от совершенно другой книги.
Воспоминание - Деверо ДжудОльга
24.01.2013, 19.56





Прочитала взахлёб, сказка, конечно, но как же хочется так же...
Воспоминание - Деверо ДжудТаня
26.01.2013, 2.03





Очень понравился роман! Читайте, не пожалеете!
Воспоминание - Деверо ДжудНана
15.02.2013, 8.45





Немного запутано, но этого стоит.
Воспоминание - Деверо ДжудАнна
19.02.2013, 13.24





Обалденный роман, заставляет задуматься о многом, к примеру, что не стоит узлопотреблять словами, а особенно проклятиями, как тут сделали Калли с Талисом. Их любовь и душевная связь глубоко меня поразила. Но конец слегка меня разочаровал, я ждала чего-то более сильного и волнующего, как было обещано в вначале. Главная героиня действительно не молода, но не каждый же находит свое счастье в 20 лет. Я сравнивала Хейден со своей мамой, которой столько же лет, и поняла, что главная героиня просто глупая, как я. Ей не 39, а 19, фантазерка, умеющая писать любовные романы да хорошо орудовать собой в постели. В общем, меня смутило, как она разобралась с Тавистоком, и вообще с этой историей с Кетрин. Как по мне, так она просто оскорбила арку про Калли и Талиса. Конечно, конец банален, я ждала появления принца в конце, но не столь разочарующего: "я тебя люблю, мы можем пожениться??" В общем, я сказала, в чем заключаетмя мои претензии и роман мог бы быть просто колоссальным, если бы не вот эти глупости. Еще раз, конец отстой.
Воспоминание - Деверо ДжудКристина
12.05.2013, 14.39





Не понравилось.Очень много надуманных препятствий, долгл и нудно главные герои движутся к собственной смерти в юном возрасте.И это все в прошлом, внастоящем - вообще полный бред
Воспоминание - Деверо ДжудОксана
9.06.2013, 15.14





В целом очень трогательно, но... Кажется, что финальная встреча написана на скорую руку, словно автор утомилась или вложила все свои силы в написание истории зарождения любви главных героев. И отношения героев друг к другу очень напоминают "Грозовой перевал", хотя, конечно, до "Перевала" этому роману очень далеко...
Воспоминание - Деверо ДжудЮлия
20.06.2013, 0.47





книжка класс, смешали современный и исторический роман . Плакала до ужаса . Всем советую читать!
Воспоминание - Деверо ДжудОля
16.10.2013, 8.19





Я очень долго искала эту книгу . Перичитала с удовольствием.
Воспоминание - Деверо ДжудСветлана
25.10.2013, 15.59





Интересная и оригинальная книга!5+
Воспоминание - Деверо ДжудКристина
4.11.2013, 10.06





Роман прочитала с удовольствием.В середине истории немного огорчали надуманные причины того,что ГГ не могут быть вместе,но даже это не испортило общего впечатления о романе.Немного прослезилась в некоторых моментах и задумалась о силе проклятий.Книгу стоит прочитать(эмоции переполняли еще некоторое время).
Воспоминание - Деверо ДжудИнна
21.11.2013, 15.11





как и все книги автора прочитала роман запоем, не отрываясь. Но если развитие сюжета доставило несказанное удовольствие и захватывающие хитросплетения интриг, а также взаимоотношений заставляли не раз сопереживать или улыбаться. То концовка книги весьма разочаровала. на неё, судя по всему у автора не хватило ни времени, ни желания. Особенно умилила скорость выдачи героиней паспорта совершенно постороннему лицу, едва она только пришла в себя от обморока. Получилось скомкано и нелепо, так и хотелось уподобиться Станиславскому и сказать: "не верю".rnНо всё-таки эти мелочи не мешают мне любить романы великолепной писательницы Деверо Джуд и наслаждаться её творчеством.
Воспоминание - Деверо ДжудNatali
15.01.2014, 23.27





Хороший роман, интересный. Начало чуть нудновато, а так рекомендую прочитать.
Воспоминание - Деверо ДжудАйжана
23.01.2014, 12.30





Классный роман. Сначала вообще не въехала что к чему,думала,что автор предисловие затянула))) А потом ооочень интересно стало читать! Конец романа не то,чтобы мне не монравился,но слишком уж затянут. Зря,на мой взгляд она описала их разговор. Он выглядит слишком неправдоподобно и глупо. Надо было показать,что они встретились,а остальное оставить фантазии читателей. В общем и целом моя оценка романа 9 из 10 баллов(минус балл за длинную завязку и глупую развязку)))
Воспоминание - Деверо ДжудОксик
24.03.2014, 1.50





Хорошая тема, интригующее начало. а потом... будто ещё один роман втиснули внутрь про Ромео и Джульетту! какой-то кошмар! слишком затянуто, много противных препирательств. если они так хорошо всегда понимали друг друга, что ж под конец-то он ей не поверил? что за бред? и потом про парочку, что умерла в один день - я была уверена, что закончится всё хеппи-эндом! надо было делать два романа. середину отдельно, только конец получше продумать. а начало и завершение - в другой. тогда не так обидно бы было. разочарована, правда. ждала большего. но столько читать, и чтобы практически все померли не испытав счастья? не, на любителя.
Воспоминание - Деверо ДжудИринка
28.06.2014, 1.56





Роман в целом не плох, но немного затянут, читать можно.
Воспоминание - Деверо ДжудАнюта
24.07.2014, 15.51





Этот роман меня очень тронул. Плакала искренне когда читала о кармической завязке м-у героями. Жаль, что в конце (В ПОСЛЕДНЕМ ВОПЛОЩЕНИИ)) у писательницы встреча с любовью не слишком ярко произошла. Сохранила в папку "Любимые", но часто перечитывать тяжело из-за сильных эмоциональных переживаний.
Воспоминание - Деверо ДжудЧайка
21.11.2014, 14.49





Интересно, читайте
Воспоминание - Деверо ДжудМвргарита
7.12.2014, 5.59





Интересно, читайте
Воспоминание - Деверо ДжудМвргарита
7.12.2014, 5.59





Роман очень даже интересный! Но прочитать смогла только с третьего раза, слишком уж затянутое начало,глав 6 вообще ничего не происходит. Так что, как бы скучно не было в начале, если не бросите читать, то книга вас удивит и порадует. И к комментарию Флоры- Вы прочитали самые неинтересные места, начало и конец, а вот середина, уверяю вас, самые сливки!
Воспоминание - Деверо ДжудЮлия...
7.04.2015, 3.45





Присоединяюсь к предыдущим комментариям: начало неимоверно затянуто. Было скучно. Читала, потому что многие советовали перетерпеть. По окончанию истории Талиса и Калли - рыдала. Конец книги сжатым не считаю, ведь мы уже все о их отношениях знаем- две половинки.
Воспоминание - Деверо ДжудСкрипочка
25.04.2015, 6.20





Присоединяюсь к предыдущим комментариям: начало неимоверно затянуто. Было скучно. Читала, потому что многие советовали перетерпеть. По окончанию истории Талиса и Калли - рыдала. Конец книги сжатым не считаю, ведь мы уже все о их отношениях знаем- две половинки.
Воспоминание - Деверо ДжудСкрипочка
25.04.2015, 6.20





Я начила этот читать роман благодаря отзывам. До 10 гл. кое как дочитала, хотела уже бросить, и вот тут началось... Конечно очень затянуто, особенно до середины, много не нужной информации, но зато потом, не оторваться. Даже немного прослезилась, а это для меня большая редкость. Ведь все мы хотим - настоящей, искренней и чистой любви..))
Воспоминание - Деверо ДжудЕкатерина
26.11.2015, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100