Читать онлайн Дорога страсти, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога страсти - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога страсти - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога страсти - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Дорога страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Аманда потянулась на кровати, укуталась в легкое одеяло и снова закрыла глаза. Ей не хотелось вставать, не хотелось видеть людей или солнечный свет. Ей хотелось остаться в кровати и вспоминать прошлый вечер.
После ужина профессор Монтгомери решил повести ее на танцы, но они обнаружили, что единственное место, где можно потанцевать — это баржа, курсировавшая по реке Гласе неподалеку от Террилла. Баржа уже ушла и не причалит до часу ночи.
— Что-нибудь придумаем, — заявил Хэнк, и они на страшной скорости помчались к берегу реки, где он нанял весельную лодку. На ней они поплыли к барже. Хэнк оказался хорошим гребцом.
— Я же вырос в Мэне, помнишь? — только и сказал он, когда она в восторге обняла его.
Когда они подплыли к барже, люди увидели их и перестали танцевать, подбадривая Хэнка криками, пока лодка причаливала к барже. Десяток рук потянулись к ним, помогая подняться на борт и привязать лодку.
— Леди захотелось потанцевать. Что я мог сделать? — объяснял Хэнк под смех всех присутствующих.
Они стали звездами вечера. Хэнк оказался прав — Аманда с легкостью выучила все движения. К концу вечера она танцевала польку, вальс, несколько быстрых танцев и даже танго. Аманда никогда так не веселилась. Наконец-то она не была изгоем, она стала такой же, как все вокруг. Она нравилась мужчинам, потому что была хорошенькой, женщинам — потому что смеялась.
Они ели устриц, пили шампанское и танцевали, пока баржа не подошла к причалу и музыканты не начали убирать инструменты. К этому времени все успели перезнакомиться и на прощание махали друг другу руками и желали доброй ночи.
Хэнк помог Аманде спрыгнуть с баржи на причал и медленно повел к месту, где они оставили машину.
— Устала? — спросил он.
Она наклонилась и провела рукой по воде.
— Все замечательно. Не знала, что именно так живут другие.
— И никаких работ по математике в воскресное утро?
— Интересно, сколько языков знают те женщины?
— Туше, — рассмеялся Хэнк. — Хороший из меня учитель? Ты ведь хотела узнать побольше об окружающем мире.
Она смотрела на него в лунном свете. С каждым часом он выглядел все прекраснее.
— Ты лучший учитель в мире, — нежно ответила она.
Он неторопливо довез ее до ранчо, оттягивая момент расставания, и остановил машину в конце длинной подъездной аллеи. Вдвоем они дошли до дома, но двигались так медленно, что их могла бы обогнать и улитка.
— Кажется, мне пора, — сказала Аманда. Она не прикасалась к нему, но хотела, чтобы он ее обнял. — Если бы мы были помолвлены, то, наверное, на прощание…
— Если я притронусь к тебе, Аманда, через тридцать секунд наша одежда будет валяться на земле, а мы с тобой — на газоне твоей матери. Ты идешь домой, а я — в гостиницу. Увидимся завтра в штабе, а после работы пойдем на ярмарку.
Она шагнула навстречу ему.
— Хэнк, — прошептала она. Ему пришлось почти отпрыгнуть:
— Уходи немедленно, Аманда.
Она неохотно развернулась и вошла в темный дом. В спальне она натянула ночную рубашку, забралась в пустую кровать и немедленно захотела, чтобы Хэнк был рядом. Перед тем как заснуть, она ни разу не вспомнила о Тейлоре.
И вот теперь, проснувшись, ей захотелось остаться в кровати и вспоминать каждое мгновение прошлой ночи.
Но ей не дали. После короткого стука в комнату ворвалась миссис Ганстон. На ее лице ясно читался гнев, но Аманде было так хорошо, что ее это не волновало.
— Два часа ночи, — сказала миссис Ганстон. — Вас не было до двух ночи, и не думаю, что об этом знаю я одна. Ваше поведение безнравственно. Удивлюсь, если мистер Тейлор захочет после этого иметь с вами дело.
— Думаете, не захочет? — вяло поинтересовалась Аманда.
— Да на вас противно смотреть. Полдня валяетесь в кровати, волосы растрепаны. Я не слепая, вижу, что происходит. Все этот смазливый Монтгомери. А вы бегаете за ним, как все женщины в этом городе. Все знают, что он ухаживает за одной из девчонок Эйлер. Таких мужчин, как он, женщины интересуют, пока не завоеваны. А что он получил от вас, мисс? Все, что хотел? Это он купил новое платье? И во что же он его оценил? Небось, вы…
— Вы уволены, миссис Ганстон, — сказала Аманда, не повышая голоса.
— Вы не можете уволить меня. Я работаю на мистера Дрисколла.
— Который работает на моего отца и, таким образом, на меня. Еще раз повторяю, вы уволены. Я распоряжусь, чтобы Тейлор выдал вам деньги за две недели, но дом вы покинете сегодня же вечером.
— Но вы не можете, — попыталась возразить миссис Ганстон, но от удивления утратила голос. Она развернулась и выбежала из комнаты.
— Браво!
Аманда подняла голову и увидела на пороге комнаты мать, которая широко улыбалась.
— Дорогая, ты не опаздываешь? — сказала Грейс и закрыла дверь спальни. Аманда слышала, как мать, что-то напевая, идет по коридору.
Аманда вскочила с кровати и принялась быстро одеваться. Она не хотела пропустить ни минуты рабочего дня. Ей полагалось чувствовать себя ужасно, после того как она уволила миссис Ганстон, и, возможно, ее еще ждет объяснение с отцом и Тейлором, но пока она ощущала лишь удовольствие от того, что избавилась от этой ведьмы.
Она спустилась по лестнице и вошла в столовую. После танцев она испытывала волчий голод. Увидев Тейлора, Аманда замерла. Он сидел за столом, уткнувшись в газету. Казалось, прошли годы с того момента, когда она в последний раз видела его, но в этот же момент она снова превратилась в его ученицу. Она вспомнила стальной корсет, который он заставлял ее носить, и выпрямилась.
— Доброе утро, — произнесла она холодным, безжизненным голосом, и в нем не слышалось ни энтузиазма, ни смеха.
Тейлор опустил газету и посмотрел на севшую напротив него Аманду. Появилась служанка с вареным яйцом и тостом. Тейлор дал знак все это унести.
— Принесите для мисс Колден яичницу с беконом, булочки, мед и масло. Чай или кофе? — спросил он Аманду.
— Ч-чай, — с трудом произнесла она. Когда служанка ушла, Тейлор посмотрел на Аманду:
— Думаю, нам нужно поговорить.
По какой-то причине Аманда почувствовала отвращение к тому, что происходит. Ей захотелось оттянуть разговор.
— Мне нужно в штаб. Скоро появятся люди, и мне нужно разговаривать с ними. По нашим подсчетам, они говорят как минимум на шестнадцати языках. Большую часть я не знаю, но мы подыскиваем кого-нибудь, кто говорит на известном мне языке, и через него рассказываем людям о профсоюзе. Бывают очень смешные случаи. Один раз мы выстроили цепочку из пяти человек, чтобы поговорить с человеком, который знал только какой-то китайский диалект. Это действительно интересно, и я должна…
Тейлор взял ее за руку:
— Аманда, я люблю тебя.
— Ох, — сказала Аманда. — Ох! Он отпустил руку, когда служанка принесла тарелку и поставила еду перед Амандой. Запах яичницы заставил ее вспомнить о Монтгомери. Обычно, когда она ела что-нибудь действительно вкусное, он был рядом. С Тейлором она ела только сухие безвкусные блюда.
Когда они остались одни, Тейлор снова заговорил:
— У меня не слишком хорошо получается стать твоим женихом, а не учителем. Есть вещи, которые даются мне тяжело, и одна из них — выражать свои чувства.
Она видела, что ему тяжело, и часть в ней захотела посоветовать ему не пытаться выразить свои чувства. Ей захотелось немедленно пойти в штаб профсоюза, а вечером — на ярмарку, «Пожалуйста, — молилась она про себя. — Пусть ничего не испортит сегодняшний вечер».
— Я не спал всю ночь, — сказал Тейлор. — Я слышала, когда ты вернулась.
"А кто не слышал?» — подумала она.
— Я не знаю и не хочу знать, что тебя задержало вчера, но не могу не чувствовать, что в этом есть и моя вина. Возможно, ты не осознаешь, что я держал тебя в такой строгости только потому, что боялся потерять. Ты думаешь, что я просил тебя выйти за меня замуж из-за ранчо. Если быть честным, финансовая независимость много значит для меня, но я просил твоей руки потому, что люблю тебя.
Он посмотрел на нее, и Аманда увидела, что темные глаза, которых она всегда боялась, полны боли.
— Ты вернула мне веру в женщин, Аманда. Моя мать… — Он замолчал и отвернулся. Глаза Аманды расширились. Она ничего не знала о его семье.
— Твоя мать? — мягко спросила она. Он снова посмотрел на нее, и Аманде показалось, что в его глазах сверкнули слезы. Она взяла его за руку.
— Моя мать предала меня, и я думал, что все женщины такие же, как она, но ты — совсем другая, Аманда. Ты добрая, а я вел себя отвратительно.
— Нет, ну что ты, — возразила она, сжимая его руку. — Ты столькому меня научил.
Наверное, я самая образованная женщина в Америке.
Он благодарно улыбнулся ей.
— Значит, ты не ненавидишь меня?
— Ненавижу? Нет, конечно. Мы же помолвлены, помнишь? — Она захотела показать кольцо, но вспомнила, что опять оставила его наверху.
Его улыбка стала уверенней.
— Аманда, я буду честен с тобой. Я ничего не знаю об ухаживании, но я постараюсь. Начиная с этого момента ты больше не моя ученица, а я — не твой учитель. Никакого расписания, никаких занятий. Будем делать то, что делают другие обрученные. Аманда, я хочу, чтобы мы были счастливы.
«Почему же я не счастлива? — думала Аманда. — Почему мне хочется закрыться в своей комнате и проплакать еще четыре года?»
— Звучит прекрасно, — произнесла она вслух.
— Ты не выглядишь счастливой. Наверное, тебе нужны доказательства, — поддразнил ее Тейлор. Он развернул стул, на котором сидел, и подставил колено. — Иди, присядь ко мне на колени.
Ужас — единственно подходящее слово, чтобы описать чувства, охватившие Аманду после этого предложения.
— Не смотри так испуганно, Аманда. Обрученным это можно делать.
Она продолжала стоять, оцепенев. Он схватил ее за руку и потянул к себе на колени.
— Ну как, разве это не чудесно? Аманда, ты очень красива. — Он обнял ее и попытался прижать к себе, чтобы поцеловать.
В голове Аманды пронеслись воспоминания: она на коленях у Хэнка в маленькой кладовке. «Думаю, я поцелую его», — сказала она тогда. «Нет, — ответил Хэнк. — Начало должно быть более изощренным. Поцелуй меня в шею, одной рукой расстегни пуговицы на рубашке, а второй — перебирай волосы».
Тейлор поцеловал ее, но поцелуй не помог ей расслабиться.
Он отодвинулся и посмотрел с удивлением.
— Видимо, нам потребуется время. Аманда, я понимаю, что ты предпочла бы сейчас находиться в своей комнате за занятиями, но кроме книг в жизни существуют другие вещи. Когда мы поженимся, тебе придется выполнять некоторые обязанности, как это делают все жены по отношению к своим мужьям. Обязанности — не вполне подходящее слово, так как я надеюсь, что со временем тебе понравится то, что происходит между мужчинами и женщинами.
Аманда выпрямилась у него на коленях и вспомнила, как Хэнк сказал: «Попробуй меня».
— Думаю, я смогу научиться, — сказала она.
— Тогда расслабься, — велел Тейлор голосом учителя.
После стольких лет подчинения она действовала почти автоматически. Она положила голову на его плечо.
Он устраивал ее поудобнее и, казалось, был удовлетворен, в то время как Аманда боролась с абсурдной мыслью, что они не подходят друг другу. Она думала, что, пожалуй, слишком тяжелая для худощавого Тейлора и что, хотя он приказал ей расслабиться, ему не понравится, если она поласкает его ухо языком. Она не могла не вспомнить о Хэнке: для него она была легче пушинки, когда он без труда поднимал ее на руки, ссаживая с баржи и подсаживая в машину, и ничто не могло его шокировать.
— Ты дашь мне шанс побыть твоим возлюбленным, вместо того чтобы быть учителем? — спросил Тейлор.
— Конечно, — ответила Аманда. — Если мы поженимся…
— Если?!
— Когда мы поженимся, мы станем… любовниками.
— Мой застенчивый цветок. Я введу тебя в мир любви. Не хочу шокировать тебя, Аманда, но у меня есть кое-какой опыт.
"У меня тоже», — захотелось ей сказать, но она не знала, как он это воспримет.
Он позволил ей встать с его колен и посмотрел на нее.
— Начнем сегодня вечером. Я встречу тебя после работы — надо же мне взглянуть на твою прихоть — и мы отправимся на ярмарку в Террилл.
— На ярмарку? — в ужасе спросила Аманда. — Но…
— Что-то не так? Если не хочешь идти на ярмарку, отправимся еще куда-нибудь. На танцы или в кино. Или можем погулять при лунном свете. Может, устроим пикник под луной? Вот было бы мило. Захватим шоколадный торт. Я знаю, как ты любишь шоколад. Аманда больше не могла слушать.
— С удовольствием пойду на ярмарку. А сейчас мне надо вернуться к моей… — она колебалась, — прихоти. Увидимся вечером.
— А поцелуй на прощание? — весело спросил он.
Она повернулась для поцелуя, но он схватил ее голову за затылок и с силой притянул к себе для настоящего, глубокого поцелуя. Второй рукой он попытался погладить ее грудь.
Она вырвалась и отпрыгнула от него.
Он довольно хихикнул.
— Вот видишь, я могу быть не только учителем. А теперь иди. Увидимся вечером.
Почти задыхаясь, она вышла из столовой. Минуту спустя она мчалась в лимузине к штабу профсоюза. У нее было все, чего можно желать: Тейлор любил ее и больше не вел себя с ней как с ребенком. Сегодня вечером она пойдет на праздник с мужчиной, которого любила с детства. Она была самой удачливой, самой счастливой женщиной в мире.
Тогда почему она чувствовала себя так, будто жизнь кончена? Почему ей хотелось запереться в комнате и никогда не выходить наружу?
К тому времени, как она добралась до штаба, ее глаза и душа были полны невыплаканных слез. Первым, на кого она наткнулась, оказался Хэнк. На мгновение его глаза встретились с ее глазами, и в них вспыхнул огонь. Аманда отвела взгляд.
Он подошел к ее столу и склонился над ней.
— Ты сегодня опаздываешь, — прошептал он. — Что, позднее свидание?
От теплого дыхания, которое Аманда почувствовала возле уха, по ее телу пробежали мурашки.
— Можете вычесть деньги за опоздание из моей зарплаты, — холодно ответила она, отодвигаясь на другой конец стола. — Зарплаты, которую я до сих пор не получила, должна заметить.
Хэнк подвинулся к ближе.
— Что-то случилось? Если эта скотина Тейлор тебя обидел, я…
— Тейлор сказал, что любит меня, и пригласил на праздник сегодня вечером, профессор Монтгомери. Благодарю за обучение, оно дало блестящие результаты. — Она протянула ему руку для пожатия. — Примите мою самую искреннюю благодарность.
Хэнк посмотрел на нее, потом — на протянутую руку.
— Был рад оказать эту услугу, — холодно ответил он. — Если еще понадобится моя… — Он окинул ее взглядом с ног до головы, — помощь, только дайте знать.
Он вынул из внутреннего кармана бумажник, извлек две банкноты по пять долларов и швырнул их на стол.
— За оказанные услуги. А теперь можно начать работу или у богатой мисс Колден на сегодня запланированы более важные дела?
— Да я за день делаю больше, чем вы — за неделю — ответила она, желая только того, чтобы он наконец исчез и она перестала вспоминать, как целовалась с ним, или танцевала, или занималась любовью.
— Посмотрим, — он развернулся и пошел к своему столу.
Конечно же, все в комнате слышали их перепалку. Джо посмотрел на Риву и помахал в воздухе рукой, словно показывая: «Горячо!». Рива смотрела в сторону и улыбалась, но улыбка не была долгой. Она поссорила Аманду с Хэнком, но ей было неприятно думать, что та сохранила очаровательного мистера Дрисколла. Кто бы с ней ни остался, Аманда будет в выигрыше. Дело в том, что оба мужчины нравились Риве.
Хэнк знал, что повел себя как ребенок, но он не смог сдержать свой гнев. Конечно, она никогда не лгала ему, повторяла, что любит Тейлора. Она хотела узнать побольше о сексе, чтобы соблазнить своего жениха. Но все это выглядело таким нереальным! Он до конца не мог поверить, что она собирается замуж за этого самоуверенного сухаря.
Он разбрасывал бумаги у себя на столе и рычал на всех, кто попадался под руку, пока Рива наконец не спросила:
— Чего ты хочешь? Жениться на Аманде? Ну так попроси у нее руки и не порть жизнь тем, кто с тобой работает.
— Я не хочу жениться на ней, — сердито ответил он. — Она влюблена в эту жабу Дрисколла, да и сама всего-навсего…
Зануда? Но девушка, танцевавшая с ним вчера, не была заносчивой занудой. И в кладовке на его коленях сидела далеко не холодная бесчувственная леди. И женщина, которая умоляла заняться с ней любовью…
— У тебя что — мало работы? — огрызнулся он, но когда Рива отвернулась, схватил ее за руку и спросил:
— Пойдешь на праздник со мной вечером?
Рива закатила глаза:
— Аманда идет на ярмарку со своим женихом, и поэтому ты должен показаться там с другой женщиной. Верно?
— Так идешь или нет?
— Почему нет? — с отвращением ответила она. — Будет не хуже любого другого свидания с тобой. Хэнк, когда ты уедешь, этот город умрет от скуки.
Аманда была рада тому, что Монтгомери завалил ее работой, хотя некоторые поручения были явно надуманными. Но, по крайней мере, это отвлекало ее от мыслей. Она пошла на обед одна и впервые, с того времени как познакомилась с Хэнком, не почувствовала голода.
Когда она вернулась в штаб, там произошла драка между двумя мужчинами из-за хорошенькой женщины. Один из дравшихся ударил ножом другого. В течение часа доктор и шериф разбирались в происшедшем, и в штабе царил хаос.
Шериф хотел арестовать Хэнка.
— Все произошло с его подачи, и он должен заплатить, — сказал шериф и схватил Хэнка за руку.
— Пока у вас нет доказательств… — начал Хэнк.
Аманда встала между ними. Шериф был невысоким человеком с такой толстой шеей, что его еще в детстве прозвали Бульдогом. Аманда часто видела, как он разговаривает с ее отцом.
— Профессор Монтгомери не имеет ничего общего с этой дракой, — сказала она.
Поскольку отец Аманды ежемесячно выделял ему сумму на «дополнительную» охрану, шериф Рэмзи отнесся к ней с максимальным уважением.
— Мисс Колден, я не знаю, как вы оказались здесь, но этот человек представляет опасность для нашего мирного общества. Он хочет начать войну между сборщиками и землевладельцами. Я слышал, он раздает ружья, а теперь вижу доказательства тому, что он снабжает рабочих ножами.
Аманду разозлило это заявление, поскольку впервые в жизни она столкнулась с предвзятостью.
— Никто не занимается здесь раздачей оружия, уверяю вас, все, чем мы занимаемся — это рассказываем людям об их правах.
— Мисс Колден, прошу простить, но я не согласен с вами. Эти люди хотят крови. И первой прольется твоя кровь, — добавил он, указывая на Хэнка, а затем снова повернулся к Аманде:
— Советую вам убираться отсюда, пока не произошло что-нибудь ужасное. Я сегодня же поговорю с вашим отцом. Уверен, он не знает, во что вы ввязались.
Он повернулся и вышел из штаба. За ним два человека вынесли раненого рабочего.
Аманда повернулась к Хэнку:
— Что он имеет в виду, говоря о крови?
— Некоторые верят, что профсоюзу следует бороться за права рабочих жесткими методами. Считают, что никто не будет слушать нас, если мы не обратим на себя внимание, и что лучше всего это сделать, пролив немного крови.
Он внимательно наблюдал за тем, как Аманда воспримет эту информацию. «Теперь она точно вернется в свой уютный мирок, к книгам», — думал Хэнк.
— Но если мы объясним этим людям, что такое профсоюз, можно будет организовать его, минуя насилие.
— Организовать профсоюз легко. Сложности начинаются, когда члены профсоюза предъявляют свои требования владельцам. Те просто смеются над нашими петициями.
— Рабочим следует устроить забастовку, — сказала Аманда. Хэнк рассмеялся:
— Забастовку, во время которой горничные будут подавать им завтрак в постель?
Аманда увидела, что Джо и Рива смеялись над ней, так же, как и семья рабочих, понимавших английский. Она снова почувствовала себя лишней, чужой. Она было решила, что стала частью чего-то, что помогала им, но на самом деле все они не считали ее своей. Они думали, что она — богатая мисс Колден, не способная понять, что не у всех есть слуги и неограниченный кредит.
— Им следовало отложить немного денег заранее, а не тратить их на кино и танцы, — ответила она самым легкомысленным тоном. Пусть верят в то, во что хотят верить. — Может, мне перевести басню о стрекозе и муравье? Да, кстати, — заметила она, смахивая пылинку с платья, — не нанять ли нам кого-нибудь, чтобы вымыть здесь все?
Она села за свой стол, повернувшись ко всем спиной.
Позади нее Хэнк попытался понять причину взрыва. Он осадил ее, потому что ему не понравилось, как она влезла между ним и шерифом, а отношение шерифа к Аманде напомнило Хэнку, что она — дочь врага. Но раньше он не слышал от нее ничего подобного. Она старательно трудилась последние несколько дней и ни разу не показала, что ей неприятно общаться с рабочими.
В шесть часов появился Тейлор Дрисколл, и Хэнк почувствовал приступ ненависти к этому человеку. А когда Тейлор посмотрел на Аманду нежными, любящими глазами, Хэнк сломал карандаш, который держал в руке.
— Ты готова? — тихо спросил Тейлор. Аманда покинула свой стол, даже не попрощавшись. Она продолжала молчать, когда они с Тейлором уселись на заднее сиденье лимузина.
— Так вот где ты работаешь? — спросил Тейлор. Он не знал, как еще начать разговор. Последние восемь лет он говорил только с Гаркером о ранчо и с Амандой о занятиях.
— Работаю, но не принадлежу, — с горечью ответила Аманда.
Тейлор улыбнулся. Так как он больше не был ее учителем, его новое положение не позволяло ему сказать, что он думает об этом ужасном доме и этих ужасных людях, и он был рад, что Аманда заговорила первая. Он сел ближе и взял ее за руку.
— Да, милая, ты — не из них. Ты принадлежишь мне и людям нашего круга.
Аманда посмотрела на него и задумалась, похожа ли она на него. Она была не в настроении ехать на ярмарку, но и домой не хотелось. Видимо, она действительно похожа на Тейлора. И она действительно принадлежит Тейлору!
На ярмарке было шумно и грязно, все воняло и сверкало — и Аманда немедленно пришла в восторг. Именно это ей было нужно, чтобы забыть тех, кто считал ее испорченной богатой девчонкой.
Тейлор вышел из лимузина и тут же захотел забраться обратно. Как он и предполагал, место было ужасным. Над их головой переливался плакат:


Принцесса Фатима, настоящая бедуинка из сказочной Ниневии, исполнит магический танец анаконды точно так же, как танцевала Гипатия в Священном Писании.


Рядом с плакатом была изображена толстая полуголая женщина со змеей, обвитой вокруг ее тела. Вот зачем он пошел в колледж — чтобы сбежать от этой пошлости!
— Аманда, если это место оскорбляет твои чувства, мы можем уехать.
Аманда в восторге смотрела на силомеры, аттракционы, павильоны с едой.
— Нет, что ты, все так чудесно! — Она взяла его за руку. — Тейлор, спасибо, что привез меня сюда. Что сначала сделаем? Ты голоден? Может, поедим воздушной кукурузы? Я ела ее последний раз, когда была маленькая. А что такое корндог? Давай попробуем!
— Да, пожалуйста, давай, — ответил Тейлор, одновременно думая, насколько велики его шансы отравиться. Неужели другие мужчины проходят через все это ради своих любимых? Если да, то удивительно, что хоть кто-то женился.
Час спустя Тейлор был уверен, что отравился. Он съел воздушную кукурузу, орешки, нечто отвратительное под названием «корн-дог» и с чувством выполненного долга отказался от покрытой шоколадом карамели, предложенной Амандой. Он даже изобразил потрясение, когда толстая, грязная гадалка посмотрела на руку Аманды и сказала:
— Ты будешь танцевать с королевой и родишь сына, который станет королем.
Теперь она с ожиданием смотрела, как плохо пахнущий молодой человек в рубашке из красного атласа пытался уговорить Тейлора кинуть мяч в деревянные болванки, прельщая призом в виде отвратительной куклы в розовых и фиолетовых лентах.
— Аманда, а если человек действительно выигрывает, что это дает?
— Это же просто ради развлечения, — отвечала она.
— Давайте, мистер, — призывал молодой человек. — Три броска за один цент. Разве удовольствие такой очаровательной леди не стоит каких-то денег? — Он оглядел Аманду с ног до головы. — Я бы сам заплатил, чтобы повеселить ее.
Аманда умоляюще смотрела на Тейлора, пока тот придумывал причину, чтобы отказаться от участия в этой глупой игре. Неожиданно их оттеснила другая пара.
Хорошее настроение покинуло Аманду, когда она увидела, как Монтгомери и Рива остановились перед ними. Хэнк кинул мяч, и все деревянные болванки упали.
— Пойдем? — попросила Аманда Тейлора. Хэнк, изобразив удивление, обернулся к ним.
— Приятно встретить вас здесь, мисс Колден. И вас, Дрисколл, — добавил он, кивая Тейлору.
— Бросите еще, мистер? — спросил молодой человек, все еще глазея на Аманду.
Хэнк кинул мяч и сбил еще несколько болванок, после чего повернулся к Дрисколлу.
— А что, в школе вас этому не учили?
— Думаю, нам пора идти, — повторила Аманда, но Тейлор не двинулся.
Хэнк сбил болванки и в третий раз.
— Выбирайте, — сказал хозяин павильона Риве, указывая на кукол, висевших на стенах и под потолком.
Рива с победным видом указала на куклу в розовом.
Что-то внутри Тейлора раскрылось, и он понял, что мужчины соревнуются в этих играх не ради вульгарных призов, а чтобы продемонстрировать свою ловкость и завоевать женщину. За годы, проведенные на ранчо Колдена, он почти забыл собственное прошлое — долгие годы борьбы, чтобы заработать денег на обучение. Однажды ему пришлось работать по вечерам на такой вот ярмарке. Он должен был замещать всех, кто не выходил на работу, поэтому он побывал на всех аттракционах, во всех павильонах, на самых сомнительных выставках.
Он полез в карман и достал монету.
— Тейлор, — сказала Аманда, — тебе действительно не надо это делать. У меня нет ни малейшего желания получить этот… одну из этих отвратительных…
— Кукол, — любезно подсказал Хэнк. — Боишься, что он проиграет и опозорится? — шепотом добавил он.
— Он еще ничего тебе не проиграл, — ответила она, но сердце ее учащенно билось. Она действительно боялась, что Тейлор поставит себя в глупое положение.
Тейлор вспомнил, что нижнюю часть болванок делали тяжелее, чтобы было труднее их сбить. Когда он работал в подобном павильоне, ему приходилось сбивать болванки, чтобы доказать зрителям, что это возможно.
Без труда он сбил три раза подряд, и Аманда, с победным видом глядя на Хэнка, выбрала куклу с фиолетовыми лентами.
— Пойдем в тир? — спросил Тейлор Хэнка. — Или вы предпочитаете демонстрировать не умение, а только грубую силу?
— А ну попробуй одолеть меня, — ответил Хэнк.
— Я не думаю… — начала Аманда, но мужчины уже шли вперед, оставив позади обеих женщин. Аманда неуверенно улыбнулась Риве и посмотрела на безвкусно разукрашенную куклу. — Забавно выглядит, правда?
— Что именно? Их идиотское поведение или кукла?
— Конечно же кукла, — ответила Аманда.
Мужчины переходили из одного павильона в другой. Хэнку было труднее, так как в отличие от Тейлора он ничего не знал о внутреннем устройстве аттракционов, но он старался, как будто на кону стояла его собственная жизнь. Тейлор побеждал там, где требовались знания и сноровка, но Хэнк побил его на силомере. Сначала он выиграл плюшевого зверька для Ривы, а потом — для Аманды, но та отказалась принять игрушку.
К девяти вечера обе девушки сгибались под тяжестью кукол, плюшевых игрушек, тарелок, отвратительных кружек, соусников и «мешочков с сюрпризом». Мужчины шагали перед ними, как львы в поисках добычи.
Когда они обошли все павильоны, мужчины остановились и уставились друг на друга.
— Не могли бы мы отнести все это в машину? — взмолилась Аманда. — Тейлор, если ты не против, я бы хотела вернуться домой. У меня начинается мигрень.
Рива стояла рядом, с руками, полными всякой ерунды, и переводила взгляд с одного мужчины на другого. Она не думала, что Аманда понимает, что происходило на самом деле, но сама Рива была уверена, что Тейлор выигрывал не для Аманды, а именно для нее. Она видела, как Тейлор оглядывался на нее каждый раз, когда выигрывал. Он отдавал призы Аманде, но смотрел на Риву.
"Кажется, я влюбилась», — с ужасом думала Рива. Он ей абсолютно не подходил — не имел денег, ничего — и она понимала, что он никогда не влюбится в такую женщину, как она, но больше всего ей хотелось уехать с ярмарки вместе с ним. «Не делай этого», — сказала она сама себе. Ему нужны деньги не меньше, чем ей самой, и он женится на Аманде, чтобы получить ранчо. Но пока он не женился, ей захотелось хоть раз побыть с ним.
Рива согнулась, как от сильной боли, уронив призы на землю.
— Что случилось? — спросила Аманда, пытаясь освободить руку, чтобы помочь Риве.
Тейлор успел первым и уже подставлял Риве руку.
— Боль в животе. Мне лучше пойти домой.
— Пошли тогда, — неохотно произнес Хэнк.
— Я отвезу ее домой. В моей машине она сможет лечь на заднем сиденье.
— Ненавижу портить другим настроение. — Ее глаза встретились с глазами Тейлора, и она почувствовала, что он ее понял.
Тейлор выпрямился, и когда он смотрел на Аманду, перед ней снова стоял учитель.
— Аманда, я провожу мисс Эйлер, но мне бы не хотелось испортить тебе праздник. Ты можешь остаться, а профессор Монтгомери, я уверен, довезет тебя домой. — Он даже не дождался ответа и повернулся к Риве. — Пойдемте, мисс Эйлер, я донесу ваши вещи. До свидания, Аманда, и не задерживайся допоздна.
Он покинул их, поддерживая Риву.
Аманда сжала зубы.
— Нужно было тогда подбить ей оба глаза, — сердито сказала она. Хэнк рассмеялся:
— Что случилось? Кто-то увел твоего парня?
— Не могли бы вы отвезти меня домой прямо сейчас?
— А как насчет путешествия по Туннелю Любви?
— Я лучше пройду через долину змей, — отрезала она и пошла вперед. Он поймал ее за руку.
— Да что с тобой? Перед нами разворачиваются прекрасные перспективы. Рива сбежала с твоим снеговиком — хотел бы я знать, что она будет с ним делать, — и мы тут одни. Хочешь куда-нибудь отправиться?
— Только не с вами.
Он так тряхнул ее, что из рук Аманды вылетели два плюшевых медведя и тарелка.
— И все-таки, что с тобой? Вчера ты танцевала так близко ко мне, как будто мы — любовники. Да мы и есть любовники! Мне стоит только притронуться к тебе и…
— Вот именно! — зашипела она на него. — Ты ко мне относишься не лучше, чем к… падшей женщине, а когда мне требуется защита, ты делаешь вид, что мы — чужие друг другу. Ты знаешь все о моем теле, но ничего — о моей душе.
— Аманда, — тихо произнес он, — вокруг нас уже собирается толпа. Пойдем в какое-нибудь спокойное место.
Она зашагала впереди него.
— Может, в твой номер?
— Что грызет тебя? Почему ты набрасываешься на меня, как сумасшедшая? Из-за того, что я пришел с Ривой? Ты сходишь с ума от ревности?
Аманда швырнула игрушки на землю.
— Мужчины! — выдохнула она. — Вы думаете, что женщина способна злиться только из-за ревности? Да мне наплевать, что ты встречаешься с Ривой, можешь встречаться хоть с сотней женщин. Я злюсь из-за того, что произошло сегодня днем. Возможно, я не знаю, как работает профсоюз, возможно, я бываю наивна и не разбираюсь в жизни, но я не позволю, черт меня побери — да, ты не ослышался — черт меня побери, тебе или кому-нибудь еще обращаться со мной как с пустоголовой вертихвосткой из высшего общества. Я мало общалась с людьми до того, как встретила тебя. Но мне не безразличны те, с кем я сейчас встречаюсь, и мне не безразличен профсоюз. Я поссорилась с женихом и забросила родителей ради дела, в которое верю, хотя ты и все остальные относятся ко мне так, как будто у меня нет мозгов. А теперь, профессор Монтгомери, забирайте свои призы и свою маленькую быструю машинку, и засуньте их куда-нибудь подальше от моих глаз. Я пойду домой пешком.
Она резко развернулась, чуть не споткнувшись о брошенные игрушки, и зашагала вперед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога страсти - Деверо Джуд



Непоняла? Этот роман называется "Пробуждение чувств", а не "дорога страсти".. че это такое? Это одна из самых моих любимых книг.
Дорога страсти - Деверо ДжудНелли
5.06.2012, 22.44





Превосходный роман, легкий и с юмором. Читала с удовольствием.
Дорога страсти - Деверо ДжудНина
8.01.2013, 3.37





Роман неплохой,но он все-таки из ряда любовных!Не надо было бы автору в финале писать об восстании,мое мнение,что это было не к месту в этом жанре.Подозреваю,что ГГ-это родители героя из другого романа,который влюбится в принцессу одной маленькой европейской страны во время 2 миров.войны.Тоже роман неплохой.9 баллов.
Дорога страсти - Деверо ДжудОсоба
25.01.2013, 16.10





Неплохой роман. Приятное послевкусие. Только перевод не самый лучший. А так все норм.
Дорога страсти - Деверо ДжудЕвгения
21.05.2013, 20.03





прекрасно я бы сказала!
Дорога страсти - Деверо Джудкатя
9.01.2014, 1.02





Подскажите, пожалуйста, из какого фильма взят кадр для обложки раздела книг "О любви учителя и ученицы"?
Дорога страсти - Деверо ДжудАлена
12.01.2014, 14.17





Последний легион
Дорога страсти - Деверо ДжудЭНДО
12.01.2014, 14.23





И не стоит благодарностей...
Дорога страсти - Деверо ДжудЭНДО
12.01.2014, 14.48





ЭНДО, огромное Вам спасибо!
Дорога страсти - Деверо ДжудАлена
13.01.2014, 16.01





:-)
Дорога страсти - Деверо ДжудЭНДО
13.01.2014, 16.43





Что то утомил меня роман.смесь жанров,любовь и борьба профсоюза.не моя тема.не понравился.
Дорога страсти - Деверо ДжудТаТяна
22.10.2014, 5.19





Начало многообещающее, но потом , это трудно назвать романом.мало эмоций зря только время потратила
Дорога страсти - Деверо Джуданна
26.03.2016, 17.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100