Читать онлайн Первые впечатления, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Первые впечатления - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 195)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Первые впечатления - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Первые впечатления - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Первые впечатления

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Иден проснулась от ужаса – чья-то рука зажала ей рот. Мышцы ее напряглись, и она уже была готова рвануться прочь, кусаясь и царапаясь, когда человек, склонившийся над постелью, прижал губы к ее уху и прошептал:
– Это я. Прошу вас, возьмите себя в руки и не надо опять со мной драться. – Она узнала Макбрайда. – Те раны, что вы нанесли в прошлый раз, еще кровоточат. – Он сделала небольшую паузу, убедился, что она не впала в истерику и слушает его, и продолжил: – По первому этажу ходят люди. Вы будете вести себя тихо, если я уберу руку?
Иден кивнула. В темноте она не могла видеть лица Макбрайда, но что-то в его голосе убедило ее, что угроза не так уж серьезна. Он опять что-то задумал, решила Иден. Между тем Джаред медленно и даже неохотно убрал ладонь с ее губ. Иден ждала, что он отодвинется, но агент не шевелился. Иден было некомфортно от того, что он сидит так близко, почти прижавшись к ней. Она передвинулась на другой край кровати и потянулась было за телефоном, который стоял на столике, но Джаред перехватил ее руку и указал на свой мобильник, пристегнутый к поясу. Потом махнул рукой в сторону двери, и Иден поняла этот жест так, что нужно покинуть спальню как можно быстрее, и лишь потом они позвонят с его телефона. «Видимо, – решила Иден, – он считает, что я должна выпрыгнуть из постели и следовать за ним – человеком, которого я практически не знаю и которому совершенно не доверяю, – в чем есть, то есть в ночной рубашке». Она вспомнила, что вчера вечером чувствовала себя слишком уставшей и у нее даже не хватило сил убрать вещи в шкаф. Сейчас это оказалось как нельзя кстати – Иден схватила джинсы, футболку и свитер, висевшие на спинке кровати, сунула ноги в кроссовки и на цыпочках последовала за Макбрайдом.
Она не слышала ничего подозрительного и не могла поверить, что в доме находится кто-то чужой. Ей даже не было страшно – скорее, она была готова возмутиться. Который, интересно, сейчас час? Так, часы она вчера снять забыла и теперь, нажав маленькую кнопочку на корпусе, осветила экранчик. Без десяти пять! Такая рань!
Макбрайд крался вперед, как персонаж какого-нибудь боевика. Иден зевнула, ее немного знобило. Ночная рубашка была довольно тонкой, и она начала замерзать. Хоть бы одеться, что ли.
– А вы уверены… – начала она, но Джаред не дал ей закончить. Он развернулся и запечатал ее рот ладонью. Иден рассердилась. Если бы его рука не мешала, она высказалась бы в том духе, что он исцелился от своих ран подозрительно быстро. Вчера вечером царапины на его теле кровоточили, и он двигался так, словно они причиняют ему сильную боль. А рука так и вовсе висела на перевязи и казалась безжизненной.
Теперь же все изменилось самым радикальным образом. Одна рука агента Макбрайда обвивала ее талию, а другая зажимала ей рот, и Иден не могла не почувствовать силу мышц и ловкость движений стоявшего рядом человека. К тому же Макбрайд больше не хромал. Выходит, он преувеличивал свои страдания, а то и вовсе выдумал их. Но раз так, то он мог сочинить и про чужака в доме. Иден перенесла вес тела на левую ногу и вознамерилась правой хорошенько пнуть мистера Макбрайда. Она должна ударить его достаточно сильно, чтобы хватило времени добежать до телефона и набрать 911, пока он будет корчиться от боли.
Но в этот момент она услышала приглушенные голоса внизу, и сердце ее сжалось от страха. Иден замерла и больше не сопротивлялась крепким объятиям Макбрайда. А тот прошептал ей на ухо: «В подвал» – и отстранился.
Иден кивнула и осторожно двинулась по коридору, в конце которого, невидимая в темноте, имелась дверь. Человек, незнакомый с планом дома, увидел бы лишь кладовку, полную щеток, ведер и всяких хозяйственных мелочей. Но в кладовке имелась еще одна дверка, заваленная всяким хламом. Она вела на узкую и крутую лестницу, которой прежде пользовались слуги, чтобы не мелькать перед хозяевами по парадной лестнице. Иден считала, что это очень жестоко – заставлять людей целый день ходить взад и вперед по крутым опасным ступеням, да еще с тяжелыми подносами в руках.
Они добрались до кладовки довольно быстро, дверь открылась и закрылась за ними почти бесшумно. Иден на ощупь пробиралась мимо каких-то палок и щеток и потихоньку злилась. Выходит, этот негодяй Макбрайд успел так тщательно осмотреть ее дом, что обнаружил эту лестницу, ведущую в кухню, откуда, в свою очередь, другая лестница вела в подвал. Никто не пользовался лестницей для слуг уже в те времена, когда здесь жили Иден и Мелисса. А миссис Фаррингтон отказывалась даже подходить к подвалу – ей было девять лет, когда занятая своими мыслями служанка не заметила маленькую Элис и случайно заперла ее в темном погребе. Одно время она вообще хотела, чтобы подвал засыпали песком, но там удобно было хранить продукты, и Иден уговорила хозяйку не лишаться такой превосходной кладовки.
На узкой лестнице было абсолютно темно, и Иден продвигалась вперед медленно и осторожно. Неожиданно она наткнулась на паутину и, с трудом сдержав крик, принялась торопливо счищать клейкие нити со своего лица. Потом подумала, что если Макбрайд и видел лестницу, то не спускался по ней – иначе он потревожил бы паутину раньше. Эта мысль заставила ее удвоить осторожность, и она ощупывала ногой каждую ступеньку, прежде чем доверить ей свой вес. Когда она обитала в этом доме, многие ступеньки были полусгнившими и весьма неустойчивыми, а в темноте Иден не могла определить, ремонтировали ли лестницу вместе с остальным домом.
Когда она ступила наконец на пол чуланчика подле кухни, Макбрайд коснулся ее плеча, показывая, что хочет первым войти в помещение. Ей пришлось пропустить его вперед, пространство же было настолько тесным, что тела их неминуемо касались друг друга. Иден решительно прижимала к себе одежду, установив таким образом хоть какой-то барьер между собой и этим подозрительным типом. Меж тем, протиснувшись вперед, Макбрайд открыл дверь. Петли, как ни странно, не издали ни малейшего звука.
В кухне он внимательно огляделся. И пропал из виду. Иден ждала, время от времени переминаясь с ноги на ногу и нервно позевывая. Наконец Джаред вернулся и, приложив палец к губам, жестом приказал следовать за ним.
Со вздохом облегчения Иден покинула чуланчик, но вздох тут же перешел в стон: на окнах не было занавесей, и бледный фонарь у входа давал достаточно света, чтобы увидеть, что кухня полностью разгромлена. Дверцы шкафов распахнуты, ящики выдвинуты, и содержимое всех шкафчиков рассыпано и разбросано по полу. Она вздрогнула, заметив свет фонаря в столовой. Там переставляли вещи и переговаривались как минимум двое.
«Почему эти люди не боятся разбудить меня, хозяйку дома?» – удивилась Иден. Бросив украдкой взгляд на стоявшего рядом агента ФБР, она увидела, что Макбрайд хмурится. Ему явно очень не нравилось происходящее, и у Иден мелькнула мысль, что, не будь ее рядом, он рискнул бы пойти на открытое столкновение с этими людьми. Неужели Джаред затеял бы перестрелку, как в кино?
Они прошли в буфетную – маленькую комнату, примыкавшую к кухне. Здесь в полу имелась дверца, а за ней – крутые ступеньки, ведущие в погреб. Так строились практически все дома в то время, но обычно в буфетной хранились коробки и корзины со снедью, и крышка погреба скрывалась под ними. В доме миссис Фаррингтон не было нужды в столь значительных запасах, а теперь, когда Иден оказалась единственной обитательницей дома, продукты и вовсе уместились в холодильнике. Иден наклонилась и взялась было за кольцо, но Джаред перехватил ее руку. Она удивленно взглянула на него, но он покачал головой, показывая, что нельзя открывать дверцу.
Несколько шагов в сторону кухни – и вот он уже вернулся, сжимая в руке бутылку растительного масла. Иден одобрительно кивнула и, присев на корточки, нашарила старые ржавые петли. Затем взяла у Макбрайда бутылку и щедро полила металл. Отставив бутылку подальше, она кивнула Джареду, и тот, схватившись за кольцо, поднял крышку. Он хотел спуститься первым, но Иден оттолкнула его и двинулась вперед. Она знала дорогу и прекрасно помнила, что в погреб ведет десять ступенек. Их меняли как раз в тот год, когда она покинула Арундел. Так что этим деревяшкам теперь всего двадцать с чем-то лет.
Она спускалась осторожно, тщательно пробуя ногой ступеньки, прежде чем перенести на них свой вес. Лестница не подвела, и Макбрайд бесшумно скользнул следом. А потом опустил крышку над их головами. Иден протянула руку, нащупала влажную стену, старые крошащиеся кирпичи. Пара шагов – и пальцы ее коснулись деревянных полок. Она чувствовала, какие они пыльные и грязные, и ей очень хотелось вытереть руки. Когда она жила в этом доме, полки были чистые, потому что погреб использовался по своему прямому назначению. Иден принюхалась. Так и есть – пахнет грызунами. И паутина. «После того как я отсюда выберусь, первым делом залезу в ванну, – пообещала она себе. – Налью горячей воды, добавлю чего-нибудь, чтобы получилась роскошная пена, и буду лежать в ней долго-долго».
Наконец она нащупала то, что искала на полках: спички и свечи. В погребе было сыро, и спички у них всегда хранились в плотно закрытой металлической коробке. Надеясь, что они еще не отсырели, она открыла металлическую коробку, достала коробок, вынула одну спичку и чиркнула ею по коробку. Вспыхнуло маленькое пламя, и Иден зажгла три свечи.
Повернувшись к Макбрайду, она увидела, что он держит в руке свой мобильник.
– Надеюсь, вы простите меня, если я не стану звонить вашему шерифу, – сказал он, внимательно глядя на нее при колеблющемся свете. – Думаю, ребята из моей конторы справятся с этим лучше.
Иден хотела что-то сказать, но потом пожала плечами и просто наблюдала, как Джаред набирает номер. Она не понимала, что происходит, но видела, что мужчина, стоящий рядом, порядком рассержен. Не испуган, нет, именно рассержен. И еще ей показалось странным, что он не попытался выбраться из дома, а предпочел спрятаться в подвале и вызвать своих людей. Видимо, решила Иден, Джаред Макбрайд знает о том, что происходит в ее доме в данный момент, куда больше, чем пожелал ей рассказать. Он как раз закончил набирать номер, когда наверху, над их головами, послышались шаги. Макбрайд мгновенно отключил телефон, а Иден задула свечи. Он нашел в темноте ее руку и заставил отойти подальше в угол, а сам вернулся и встал точно под крышкой люка. Услышав голоса, Иден стала вслушиваться изо всех сил, до шума в ушах, но разобрать слова было практически невозможно. Она только услышала, как какого-то парня назвали весельчаком; должно быть, он умел неплохо проводить время. Во всяком случае, это американцы, сказала она себе. Но чего они хотели? Может быть, это всего лишь очередные охотники за сокровищами? Правда, прежде Иден не встречались столь агрессивные типы, но времена меняются. Пока она жила у миссис Фаррингтон, вторжение охотников случалось дважды. Они просыпались в субботу утром и обнаруживали людей, копающихся в саду. Оба раза миссис Фаррингтон брала ружье и стреляла в воздух над головами незваных гостей. Те убегали, ругаясь и оглядываясь, как трусливые псы. Но что могло привести охотников в дом сейчас? Прежде это всегда бывало после публикации очередной книги или статьи о потерянном ожерелье. Но в последнее время такие публикации Иден не попадались. Впрочем, теперь благодаря Интернету историю про сапфировое ожерелье Фаррингтонов можно раскопать в любой момент – было бы желание.
И вдруг сверху донесся еще один звук, заставивший Иден похолодеть от страха. Скрип железного штыря, который с трудом, но все же проходил в гнездо. Так скрипел замок на дверце погреба. Они были заперты здесь, внизу!
Иден всмотрелась в темноту, пытаясь разглядеть Макбрайда. Как он реагирует на то, что их заперли в погребе? Однако он не проявлял никакого возмущения. Иден вздрогнула: сверху донесся смех, потом звук удаляющихся шагов.
Макбрайд продолжал стоять неподвижно, и Иден уже стало казаться, что она все придумала про агента ФБР и что она одна заперта в этом сыром и темном погребе. Но вот шаги наверху стихли, и дом, похоже, опустел. Тогда Джаред вновь включил телефон, набрал номер и сказал в трубку:
– Пусть придут и выпустят нас. Сейчас же. Комнатка рядом с кухней. В полу люк. Мы заперты в погребе.
Он поддерживал экран в рабочем состоянии, и при его зеленоватом свете Иден нашла спички и зажгла свечи. Украдкой она разглядывала своего товарища по заключению. Он уже не казался таким рассерженным. Впрочем, может, он просто хорошо умеет скрывать свои чувства. Так и должно быть, сказала она себе. Ведь он агент ФБР.
– Отвернитесь, – попросила Иден, и Джаред послушно повернулся к ней спиной и уставился в противоположную стену. Она поспешно натянула джинсы, футболку и свитер. И очень пожалела, что не захватила носки. Ее ноги успели замерзнуть в сыром и холодном погребе.
– Скоро кто-нибудь приедет сюда, – мягко сказал Макбрайд. Потом протянул ей телефон и добавил: – Если хотите, позвоните кому-нибудь. Шерифу или Гренвиллу.
Иден задумалась. Позвонить шерифу? Она знала его много лет и была уверена, что шериф – честный и порядочный человек, но он всегда был ужасно болтлив. А уж если рядом окажется Клинт, то можно спорить на что угодно – еще до вечера весь город будет в курсе ее нового приключения.
«Там мы их и нашли. – Иден так и слышала захлебывающийся голос Клинта. – Нашу красавицу и парня, которого она отметелила в прошлый раз. И если хотите знать мое мнение, то не бывает дыма без огня и между ними что-то есть».
Нет, не стоит звонить шерифу, ей совсем не хочется, чтобы Брэд слушал подобные глупости.
– Можете повернуться, – сказала Иден.
Макбрайд прислонился спиной к стене и скрестил руки на груди. Потом любезно поинтересовался:
– Вы не хотите рассказать мне, что тут происходит?
– Ну что же вы такой несообразительный? Я же шпионка, помните? У меня есть важная информация, которую я должна передать своим сообщникам. Вот они и явились, чтобы забрать шифровку.
Макбрайд оставил без внимания ее сарказм и, отклеившись от стены, поднял с пола большую банку маринованных огурцов.
– На вашем месте я бы не стала их есть, – заметила Иден. – Этим банкам двадцать с лишним лет, и они могут взорваться, если попытаться открыть их.
– Больше двадцати лет? Неужели это вы их консервировали?
– И что тут такого?
Джаред продолжал разглядывать банку, словно это был ракетный двигатель последнего поколения. Потом пробормотал:
– Впервые в жизни встречаю женщину, умеющую это делать.
Иден вздохнула и насмешливо сказала:
– Знаете, у меня такое впечатление, будто вы рады нашему временному заключению. Я считаю вас достаточно серьезным человеком, поэтому не будем рассматривать предположение, что вы сделали это ради интима или чего-то в этом роде. Так все-таки что вам от меня нужно?
Макбрайд крутил в руках банку, внимательно рассматривая ее содержимое, но Иден заметила, что губы его тронула улыбка.
– Я не знаю, кто были эти люди, – беспечно сказал он. – Просто услышал, что кто-то шарит по дому, и решил увести вас в безопасное место.
Иден молча смотрела на Джареда. Что-то он слишком спокоен для агента, который только что находился в непосредственной близости от неизвестного врага.
– Так чего вы хотите? – повторила она. – И почему я должна думать, что это не вы наслали тех негодяев на мой дом?
Ага, похоже, она попала в точку! Он моргнул и едва удержался, чтобы не бросить на нее удивленный взгляд.
– Я уверен, что вы – даже и не подозревая об этом – обладаете нужной нам информацией. И что информация эта хранится не в доме, а в вашей памяти. А значит, мне незачем посылать погромщиков.
– Вы хотите сказать, что в доме искать нет смысла? Вы так тщательно успели обыскать его?
– Более или менее. – Джаред наконец поставил банку на полку и усмехнулся. – Я бы осмотрел все еще лучше, если бы на меня не напали. Судя по характеру ранений, это была дикая кошка.
– Да что вы? Но я вижу, вы вполне оправились от ран.
Джаред хмыкнул, покачал головой и ничего не ответил. Затем выдвинул на середину погреба четыре коробки с консервами, поставил их друг на друга, и получились сиденья – не слишком удобно, но все лучше, чем проводить время стоя. Макбрайд уселся на одно из них и жестом пригласил Иден занять второе.
Приложив немало усилий, она отодвинула свои коробки подальше от агента, в противоположный угол погреба. Устроившись, Иден сказала:
– Я не знаю никакого шпиона и не представляю себе, кто и почему мог заинтересоваться моей скромной особой. – Тон ее был унылым, словно она предвидела, что эту фразу ей предстоит повторять еще много раз. – Вы проверили мое предположение о том, что ваш шпион мог писать книгу?
– Мы над этим работаем. Вам не холодно?
Иден не ответила; Макбрайд поднял голову, прислушиваясь к звукам снаружи.
– Мы не услышим, что делается в доме, – заметила Иден. – Слышно только, если кто-то подходит к самому люку. Может быть, вам стоит позвонить еще раз? Вы уверены, что сюда пошлют людей, чтобы выпустить нас?
Джаред взглянул на часы:
– Мы здесь всего десять минут. Вы куда-нибудь торопитесь?
– В десять часов я должна встретиться с Брэдом, и не пытайтесь сделать вид, будто вы этого не знаете. Ведь вы подслушивали и прекрасно обо всем осведомлены!
– Брэд? Это что, сокращение от Брэддон? Так зовут беднягу адвоката? Господи, да кто в наше время называет ребенка таким именем?
– Не имею ни малейшего желания рассказывать вам о традициях Арундела – вы просто ничего не поймете, слишком много специфического в жизни и истории маленьких старинных городков. Поэтому не тяните время и, если у вас есть ко мне вопросы, задавайте их.
– Да я бы уже давно их задал, если бы представлял себе, о чем спрашивать. Я-то надеялся, что, увидев фото Эпплгейта, вы скажете: «Ах, этот парень!» И загадка разрешится. Вы уверены, что никогда не видели его прежде?
– Повторю то, что уже говорила вам, – я не помню, чтобы встречала этого человека. Но я работаю редактором и встречаюсь со многими людьми. А когда я езжу на конференции, то за один день передо мной проходит несколько сотен человек. Еще мы устраиваем своего рода трехминутные интервью. В течение этого времени автор должен изложить свои идеи так, чтобы заинтересовать меня. Если ему это не удается – как правило, мы больше не встречаемся. Этого человека я не помню.
Некоторое время Джаред молча разглядывал свои ботинки, потом сказал:
– В том, что вы говорите, много здравого смысла. Возможно, так все и было. Допустим, Эпплгейт написал роман, сюжетной линией которого были бы реальные события с разоблачением деятельности шпиона. Вы такого не помните?
– Если бы мне попалась подобная рукопись, я передала бы ее в другой отдел. Мы не занимаемся документальной литературой.
– А вдруг вы ее просто еще не прочитали?
– Может, вам связаться с моим издательством?
Иден вздрогнула – сверху донесся громкий стук. Джаред вскочил на ноги и уставился на потолок. Еще какой-то шум, потом все стихло.
Иден подошла ближе и с опаской посмотрела на крышку люка.
– Надеюсь, они не разнесут мой дом на кусочки. И тот стук… только бы они не перевернули секретер – он очень старый и…
– Это были выстрелы, – хмуро буркнул Макбрайд. Он поднялся по лесенке и потрогал дверцу – она по-прежнему была заперта. Вернувшись, он опять взялся за телефон. Иден сообразила, что он разговаривает с автоответчиком. Агент был очень спокоен, просто сказал, что они готовы выйти.
– Что, никого нет на месте? – язвительно поинтересовалась Иден, усаживаясь обратно на коробки. – Знаете, это не внушает мне большого доверия к вашей организации. Подумать только, там никто не подходит к телефону! Разве они не должны быть на страже двадцать четыре часа в сутки? И еще – почему это у вас нет оружия? Я думала, агенты ФБР не ходят без оружия.
– Я решил, что вы вполне в состоянии отыскать у меня пистолет и использовать его против меня же, – рассеянно отозвался Джаред. Казалось, он думает о чем-то важном. – Скажите, а если это не связано с нашей шпионской историей – кто могут быть эти люди? Кто еще может желать вам зла, угрожать? Пытаться разрушить ваш дом?
– Наверное, опять все из-за этих чертовых драгоценностей, – вздохнула Иден.
– Драгоценностей? Ах да, вы уже упоминали о них и даже дали мне книгу. – Джаред поудобнее устроился на коробках и попросил: – Расскажите мне историю про сокровища. У меня не было времени прочитать, а делать здесь все равно нечего.
– Вы же не думаете, что этот ваш шпион тоже их искал?
– Честно сказать, понятия не имею. Но почему бы и нет? Мы решили, что он проглотил бумажку с вашим именем, чтобы мы не подумали, будто вы являетесь частью его профессии. Но все могло быть и по-другому. Начинайте же, я весь внимание.
– Ничего, если я расскажу правду про драгоценности?
– Так будет даже лучше. Я люблю правдивые истории.
– Я почему-то так и думала. Знаете, так часто бывает – лгуны обожают выслушивать правду из чужих уст.
– Вы меня разоблачили. – Джаред улыбнулся ей кривоватой улыбкой. – Я вообще-то пошел на эту работу только ради того, чтобы иметь возможность сочинять всякие глупости и врать, сколько душе угодно. А рассказы про то, что мы защищаем эту страну и рискуем своими жизнями, – сплошь пропаганда и вранье, вы же сами знаете.
– Ну ладно, может, в чем-то вы и правы, – вынуждена была признать Иден. – Но мы собирались говорить о драгоценностях. Видите ли, я знаю, что никаких драгоценностей в доме нет. Это правда, и я узнала ее от миссис Фаррингтон. Теперь скажите, что именно вы хотите знать – всю долгую и красивую историю или только факты.
Джаред взглянул на часы:
– Времени полно, так что развлеките меня. Расскажите свою длинную и красивую историю. И чтобы там были всякие страсти, ну и любовь тоже. – Он прислонился спиной к стене и закрыл глаза. – К тому же в каждой сказке обычно бывает намек. Может, я наконец разберусь, что к чему в вашем доме и в вашей истории.
– Ну хорошо, слушайте. Сапфировое ожерелье, из-за которого вот уже столько лет никому нет покоя, было изготовлено для французской герцогини. Это было потрясающе красивое ожерелье из трех огромных сапфиров, окруженных бриллиантами. История гласит, что ожерелье купил старый муж герцогини в подарок молодой красавице жене, но она надевала украшение только для своего любовника, когда отправлялась с ним в постель. А любовником ее был старший садовник, и ходили слухи, будто сын, в котором души не чаял старый герцог, был на самом деле сыном садовника.
Иден перевела дух и при неверном свете свечей внимательно вгляделась в лицо своего товарища по заключению. Макбрайд сидел неподвижно, глаза его были закрыты, но она ни на минуту не усомнилась, что он слушает – и очень внимательно.
– Один из Фаррингтонов совершал турне по Европе, это была обязательная часть образовательной программы для молодых аристократов того времени. Ему случилось проезжать через Францию как раз в то время, когда разразилась Великая Французская революция. По воле случая он остановился на ночлег в какой-то деревушке неподалеку от замка. И именно в эту ночь местные жители решили, что не желают больше терпеть поборы и чудачества хозяев замка. Уж не знаю, чем именно так досадил им старый герцог. Впрочем, ходили слухи, что он любил мальчиков и не гнушался крестьянскими детьми, но подробностей я не знаю. Если миссис Фаррингтон и знала больше, она не сочла нужным мне рассказать, а я не осмелилась спрашивать. Так или иначе, но крестьяне подожгли господский дом. Они убили герцога, а затем отправились на поиски его жены, которая, как говорят, была так же нелюбима народом, как и ее муж. Но герцогине удалось бежать, переодевшись в крестьянское платье. Она знала, что в деревне остановился молодой американец, и направилась к нему. Под свою одежду простолюдинки она надела все свои драгоценности, и их было так много, что женщина с трудом могла прямо держать спину. Герцогиня была красива, но молодой Фаррингтон сумел не потерять головы. Герцогиня предложила ему жемчужное ожерелье за то, чтобы он вывез ее из страны, но он потребовал самый замечательный предмет из ее украшений – сапфировое ожерелье. Ставкой была ее жизнь, и герцогиня не стала торговаться – она согласилась. Молодой Фаррингтон спрятал герцогиню под сиденьем своего экипажа, а когда они достигли побережья, протащил каким-то образом на корабль и опять же спрятал, кажется, в своей каюте под кроватью.
Когда они достигли берегов Англии, герцогиня отдала Фаррингтону ожерелье, и они расстались. К сожалению, история не сохранила имени этой женщины, а потому я не смогла узнать, как в дальнейшем сложилась ее судьба. Молодой Фаррингтон вернулся в Арундел и привез с собой ожерелье, предусмотрительно зашитое в подкладку сюртука. Через несколько лет он собрался жениться и послал ожерелье своей невесте за час до свадьбы. Она пошла в нем к алтарю – тогда-то сапфировое ожерелье Фаррингтонов и было впервые представлено публике.
Миссис Фаррингтон рассказывала, что это украшение стало самой ценной семейной реликвией. Его так и называли «сапфиры Фаррингтонов», и хозяйка поместья надевала его лишь по самым торжественным случаям. Люди специально приезжали издалека, чтобы взглянуть на эту вещь. Члены семьи разработали целый свод правил, которые регламентировали, кто и когда мог надевать ожерелье. Каждая девушка из рода Фаррингтонов надевала его в день своей свадьбы, но лишь в том случае, если семья одобряла ее избранника. Двоюродные сестры могли надеяться покрасоваться в ожерелье раз в жизни, но у троюродных такого шанса не было вовсе. Миссис Фаррингтон говорила, что порой эти споры доходили до нелепости, и ожерелье стало причиной многих обид и семейных раздоров.
Так все и шло почти до самого конца девятнадцатого века, а потом начались загадочные события.
Иден замолчала, чтобы передохнуть и убедиться, что Макбрайд не спит. Он сидел в той же позе и слушал очень внимательно. Улыбнувшись ему, она продолжила свой рассказ:
– Миссис Фаррингтон рассказала мне, что один из ее предков – Минтон – был ужасно невезучим человеком. Какое-то проклятие преследовало его во всех деловых начинаниях. Если он покупал беговую лошадь, она на следующий же день ломала ногу. Если он приобретал участок строительного леса – налетевший ураган превращал весь участок в бурелом. Миссис Фаррингтон говорила, что, если бы он просто ничего не делал и предоставил другим заниматься финансами, все было бы не так плохо, но Минтон упорно пытался доказать окружающим, что у него тоже есть деловая хватка, и продолжал вкладывать деньги в одну авантюру за другой.
Многие полагали, что таким образом он хотел произвести впечатление на свою жену, которая была молода, красива и совсем не любила мужа. Ни для кого не было секретом, что она вышла за Минтона замуж исключительно ради сапфиров его семьи.
Тут-то и произошло событие, ставшее величайшей трагедией семьи Фаррингтонов. Бедняга Минтон практически разорился и, чтобы сохранить поместье и поддерживать видимость благополучия, решил продать сапфиры. Он отправился в Нью-Йорк, якобы по делам, а когда вернулся, то обнаружил сейф в кабинете открытым, а жену на полу – задушенной. В тот же день местного красавчика, который не один год работал в Фаррингтон-Мэноре и – как утверждали сплетники – ублажал молодую жену хозяина, нашли мертвым на болотах. Общее мнение было таким, что он замыслил украсть ожерелье и успешно осуществил свой замысел. Но жена Минтона застала его на месте преступления, и тогда он убил ее, а потом бежал на болота, где его укусила ядовитая змея. Ожерелья при нем не нашли, и тогда все решили, что он спрятал его где-то на территории поместья. С тех пор все новые и новые искатели приключений приезжают в Арундел, чтобы попытать счастья в поисках ожерелья Фаррингтонов. Эта история обошла многие газеты, а потом появилась и в книгах.
Джаред открыл глаза и заявил:
– Этот парень, Минтон, сам убил либо свою жену, либо ее любовника, а может, и обоих.
– Вы всегда предполагаете худшее? – с досадой спросила Иден. Потом вздохнула и сказала: – Впрочем, вы правы. Минтон Фаррингтон рассказал, как было дело, когда уже лежал на смертном одре. Он призвал своего старшего сына и поведал ему правду. Он подслушал разговор своей жены и ее любовника, которые договаривались украсть ожерелье, а потом бежать вместе. Миссис Фаррингтон была уверена, что именно это, а не финансовые трудности заставило ее предка расстаться с ожерельем. Он заявил, что сапфиры прокляты, что они – причина всех его бед. А потому отвез их в Нью-Йорк и продал.
Минтон вернулся в поместье поздно ночью и нашел свою жену задушенной на полу у открытого и пустого сейфа. Он решил, что любовник, обнаружив пропажу ожерелья, убил ее. Минтон вскочил на коня, взял двух своих лучших охотничьих собак и пустился в погоню за любовником жены. Он нашел его на следующий день – парень прятался в хижине на болотах. Минтон сказал, что он наставил ружье на негодяя, и тот начал пятиться. Минтон видел, что всего в паре шагов от них на солнце греется змея. И он пошел на негодяя, а тот сделал шаг назад, потом еще один… Убедившись, что любовник и убийца его жены мертв, Минтон вернулся в поместье. К этому времени слуги обнаружили тело хозяйки, и во всеобщем замешательстве создалось впечатление, что Минтон только что вернулся из поездки.
Минтон скрывал правду о случившемся до конца жизни. Он предпочел, чтобы все думали, что жена погибла во время ограбления. Поэтому он не возражал против поиска сокровищ, более того – предложил награду тому, кто найдет ожерелье. Одно время даже делал вид, что тоже ищет пропажу.
Примерно через полгода после смерти жены Минтон повстречал женщину. Дама уверила Фаррингтона, что восхищается им. Может, она и действительно его любила. Так или иначе, но они поженились и произвели на свет четырех здоровеньких ребятишек. Умирая, Минтон рассказал о продаже ожерелья своему старшему сыну. Тот, когда стал стар и немощен, передал историю своему сыну, и так постепенно, через поколения, истина дошла до миссис Фаррингтон, которая была единственным ребенком в семье.
Что касается самого Минтона Фаррингтона, он никогда не жалел, что продал проклятое ожерелье. Как только сокровище покинуло его дом, удача вернулась к нему. Любое начинание приносило кучу денег, и золото буквально текло рекой. Когда Минтон умер, его плантация была самой богатой в округе, а дом находился в прекрасном состоянии.
Вот так и закончилась эта история. – Иден потерла руки, чтобы согреться. Сырость погреба проникала сквозь одежду, и она мерзла все сильнее. Свечи почти догорели, и из углов уже подкрадывался мрак.
– Замечательная история, – заявил Джаред. – Но к сожалению, не вижу в ней никакой связи с Эпплгейтом. Ему было бы чертовски трудно сбыть камни с таким прошлым. Скорее всего он попытался бы распилить сапфиры.
– Простите, но мне кажется, вы не уловили главного! Ожерелье не было украдено! Его продал сам хозяин, Минтон Фаррингтон. И я думаю, что камни уже давным-давно были распилены, вставлены в вычурные оправы и проданы каким-нибудь звездам шоу-бизнеса, которые и представить себе не могут, что когда-то это были сапфиры Фаррингтонов.
– М-м, – протянул Макбрайд.
– И что это загадочное мычание означает?
– Давайте теперь я вам кое-что расскажу, – предложил Макбрайд. – В этой вашей сказке столько несуразностей и нестыковок, что я не знаю, с чего начать. Вот представьте себе: хозяин поместья подслушал разговор своей жены с любовником и узнал, что она не только изменяет ему, но и собирается украсть фамильную драгоценность, предмет гордости многих поколений его предков. И что же он делает, этот обманутый муж? Уезжает в Нью-Йорк, чтобы продать ожерелье барыгам! Вы в это верите? Я – нет. Неужели он не захотел бы отомстить неверной жене и предавшему хозяина работнику? Что, по-вашему, он собирался сделать, вернувшись из Нью-Йорка? Продолжать как ни в чем не бывало жить с этой женщиной? Давать указания садовнику, какие именно цветы высадить под окнами спальни? А вы ведь сами сказали, что Минтон был достаточно мстителен, чтобы броситься в погоню за садовником, наставить на него оружие и таким образом принудить парня наступить на змею. Змея ужалила парня, и этот ваш Минтон стоял там и смотрел, как его враг умирает – медленно и мучительно, если я что-нибудь понимаю в змеях. Думаю, он получил немало удовольствия, наблюдая за муками своего врага. А что потом? «Убедившись, что любовник и убийца его жены мертв, Минтон вернулся в поместье». Вы именно так выразились. Вернулся он, значит, и вся прислуга решила, что хозяин только что из Нью-Йорка. А что, разве на конюшне никого не было, когда он садился на коня и звал собак? И никто не заметил оружия, которое было у Минтона с собой? А может, он подкупил слуг, чтобы они не разболтали его секрет? Или просто пристрелил пару-другую свидетелей?
Мне эта история видится несколько иначе. И основываюсь я в своих выводах прежде всего на характере Минтона, каким я увидел его в вашей истории. Я уверен, что он убил и свою жену, и ее любовника, а поездка в Нью-Йорк была придумана им просто для того, чтобы обеспечить алиби. Так что скорее всего он никуда не ездил.
Иден сидела молча и таращилась на Макбрайда, приоткрыв рот. Его рассуждения произвели на нее большое впечатление – в них определенно было рациональное зерно. Ей самой как-то не приходило в голову ставить под сомнение рассказанное миссис Фаррингтон и проанализировать факты.
– А что же сапфиры? – спросила она.
– Сапфиры, конечно, вещь хорошая, и я согласен с вами, что первая жена – неверная красавица – вышла замуж за Минтона ради его сокровища. Но ведь и он женился на ней не просто так, а ради ее красоты – так что их брак был своего рода сделкой. И когда жена, решившись на похищение, нарушила условия соглашения, Минтон слетел с катушек, так сказать. Я думаю, он знал о ее связи с садовником. Он ведь был хозяином поместья и плантации, и наверняка у него были свои соглядатаи. Он терпел ее измену, но не смог вынести предательства, когда она надумала сбежать и забрать с собой драгоценности. Я думаю, он задушил неверную жену, а потом убил ее любовника, возможно, именно так, как гласит ваша легенда, – при помощи весьма кстати подвернувшейся змеи. А потом объявил, что ожерелье пропало, – и это было очень мудрое решение. Люди поверили, что в семье больше нет драгоценностей, из-за которых все завидовали друг другу и непрерывно ссорились. Кроме того, теперь Минтону не стоило опасаться, что найдется еще одна женщина, которая пожелает выйти за него замуж ради возможности покрасоваться в ожерелье. А что касается переменчивого счастья и всех его неудач, которые остались в прошлом после пропажи ожерелья, то это меня не удивляет. У Минтона была жена, которая его ненавидела, и садовник, который спал с его женой. Скорее всего он все время находился в состоянии стресса и потому не мог принять ни одного здравого решения.
Когда ожерелье перестало быть источником зависти и раздоров, Минтон успокоился, нашел себе любящую жену, завел детей и смог здраво рассуждать о делах. Он встал на ноги и начал зарабатывать деньги. Видимо, двойное убийство не слишком сильно отягощало его совесть.
– С ума сойти, – пробормотала Иден. – Вы никогда не пробовали писать? Уверена, у вас могло бы получиться.
– Я слишком много повидал на своем веку, – сказал Джаред. – И всегда склонен предполагать самое худшее. Мои суждения… – Он замолчал и взялся за телефон, который вибрировал и подмигивал зеленоватым светом. – Привет, Билл, где, черт возьми… – начал он, улыбаясь. Долгая пауза – и улыбка покинула лицо мистера Макбрайда. – Повтори это еще раз, – сказал он. Послушав несколько секунд, рявкнул в трубку: – Тогда кто, мать твою, были эти типы наверху, если не наши ребята? – Он бросил быстрый взгляд в сторону Иден и продолжал, отвечая на вопрос невидимого собеседника: – Да, она здесь, со мной. Да, пришли кого-нибудь. Думаю, эти люди уже далеко. Но они знают дом настолько хорошо, что без труда отыскали дверь в погреб и заперли нас здесь. Нет, воздух есть, если станет слишком душно, я отстрелю замок, и мы выберемся. Но лучше тебе прислать кого-нибудь, только пусть люди будут в штатском, потому что этот город больше всего на свете обожает сплетни.
Макбрайд убрал телефон и исподлобья взглянул на Иден, готовый к вспышке возмущения.
У Иден хватило выдержки начать говорить ровным и даже тихим голосом, но по мере того как она перечисляла прегрешения Макбрайда, ее возмущение росло и голос становился все более пронзительным:
– Давайте-ка выясним, что происходит. Я хочу убедиться, что правильно поняла ваши слова. Вы устроили весь этот спектакль для того, чтобы остаться со мной наедине и иметь возможность допросить меня без помех? Но ведь вы уже задавали мне свои вопросы и убедились, что я ничего не знаю о ваших шпионских делах. Должно быть, вы решили, что я лгу и сознательно скрываю важную информацию. И тогда вы вытащили меня посреди ночи из постели в ночной рубашке, пугая налетчиками, которые громят мой дом. И все это время считали, что это ваши люди хозяйничают в доме – агенты, которых вы сами вызвали. Но теперь в ходе этого телефонного разговора выяснилось, что это была не ваша подстава, а реальные бандиты. Ах да, и все это время при вас было оружие, которое вы могли бы пустить в ход, чтобы вызволить нас из погреба.
Джаред некоторое время молчал, словно обдумывая сказанное.
– В целом вы правы, – кивнул он наконец. – Но я не люблю использовать оружие в присутствии гражданских лиц. Они обожают путаться под ногами и подставляться под пули.
– Какой вы заботливый! А можно узнать, что именно сказал тот человек, с которым вы говорили по телефону?
Джаред склонил голову набок и несколько секунд внимательно смотрел на сидящую перед ним женщину.
– Его сына увезли в больницу вчера вечером – ему попали по голове мячом для гольфа. Шеф провел в палате с мальчиком всю ночь и забыл послать сюда ребят, как я просил. Кстати, с мальчишкой все обошлось, он в порядке.
– Как мило, я так рада! А кто же тогда были те люди, что разносили мой дом?
– Понятия не имею. Знаете что, давайте-ка выбираться отсюда. Я замерз и проголодался. Думаю, вы тоже.
Если бы у нее под рукой оказался какой-нибудь подходящий предмет, Иден не задумываясь запустила бы им в Макбрайда. Но рядом не было ничего подходящего. Иден глубоко вдохнула, затем выдохнула и как можно спокойнее сказала:
– Мистер Макбрайд, я прошу вас сделать так, чтобы мы могли сию же минуту покинуть погреб. Я тоже замерзла и проголодалась. Кроме того, у меня назначена встреча, – она взглянула на часы, – и до нее остался час и сорок шесть с половиной минут. Я надеюсь успеть на эту встречу, несмотря на все ваши происки.
– Так вы по-прежнему собираетесь встречаться с Гренвиллом? – поинтересовался Макбрайд, но Иден не снизошла до ответа.
Джаред пожал плечами, нагнулся и приподнял брючину. К его лодыжке была прикреплена кобура, откуда он и извлек небольшой пистолет.
– Отойдите в угол и заткните уши, – велел он, и Иден послушалась.
Прозвучал выстрел, оглушающе громкий в замкнутом пространстве. Макбрайд шагнул вперед, сдернул замок и откинул крышку люка. Иден поспешила выбраться на свободу.
Оказавшись в кухне, Иден некоторое время беспомощно моргала. Потом глаза привыкли к яркому свету, и она смогла оглядеться кругом. Днем кухня выглядела еще ужаснее, чем ночью. Кто-то опрокинул на пол банку с мукой, а потом прошелся по белому порошку; следы ног имелись даже на столах. В потолке зачем-то была проделана дыра. Что они пытались сделать? – недоумевала Иден.
Не оборачиваясь, она ощутила присутствие Макбрайда.
– Ваше агентство заплатит за это, – сердито проговорила Иден.
– Попробуйте, может, вам и удастся заставить их раскошелиться, – хмыкнул Джаред, которого зрелище погрома оставило абсолютно равнодушным. – Оставайтесь здесь, – приказал он и направился в столовую, держа пистолет в опущенной руке.
Иден, не слушая Джареда, выбежала в холл и чуть не разрыдалась. Большой секретер был перевернут, и орнамент, украшавший его верхнюю часть, треснул. Несколько секунд ей потребовалось, чтобы справиться со своими эмоциями, потом она поспешила дальше, обходя дом и осматривая разрушения. Больше всего досталось гостиной. Неизвестные негодяи перевернули всю мебель и порезали диванные подушки. Картины, принадлежавшие кисти одного из Фаррингтонов, были сняты со стен и кучей свалены возле камина. Возможно, художник был не слишком талантлив и картины его никто не считал шедеврами, но они столько лет были частью дома, что у Иден сжалось сердце при одной мысли, что какие-то варвары могли сжечь полотна.
Подошел Джаред и встал рядом. Пистолет он уже успел спрятать – в доме не было никого, кроме них. Джаред положил руку на плечо замершей в горестном молчании Иден, но она вывернулась из его рук и снова прошла в холл. За центральной лестницей находилась еще одна комната. Когда-то она была частью спальни, но потом дерево, росшее под окном, предъявило свои права на жизненное пространство. Вместо того чтобы просто спилить нагло разросшееся растение, Фаррингтоны переложили крышу и сдвинули стену, получив маленькую комнатку, которую позже, когда в доме проводили водопровод, переделали в ванную. Получилась небольшая спальня и рядом – просторная ванная комната. Теперь здесь тоже зияла дыра в потолке, а на раковине и ванне виднелись следы ног.
– Я вызову команду криминалистов, – сказал Джаред.
– Зачем? – Иден повернулась к нему, руки ее сжались в кулаки. – Что вам скажут люди с колбами и увеличительными стеклами? Что кто-то вломился в мой дом и нанес ему значительный ущерб? Я и так это знаю!
Она вернулась в холл. Макбрайд последовал за ней со словами:
– Я не понимаю, почему вы сердитесь на меня. Не мои же люди все это устроили.
– Но таким было и ваше намерение!
– Ну, не совсем таким… Мне просто нужен был повод, чтобы остаться в доме. Я хотел, чтобы вы поняли, насколько серьезна ситуация. А она действительно серьезна, поверьте мне! Незадолго до вашего приезда в Арунделе погиб наш агент.
– И что в этом странного? – Иден буквально прожигала взглядом стоящего перед ней мужчину. – Подумайте только – погиб агент ФБР! Но разве такое не случается с вашими парнями сплошь и рядом? Ведь ваша обязанность и состоит в том, чтобы сражаться со всякого рода отморозками. И когда один из агентов приехал сюда, в маленький город, и принялся шнырять вокруг, задавать массу вопросов, лезть в чужие дела, а потом он…
– Она.
– А, – сказала Иден, – так это была женщина?
– Да. Но я вас перебил, продолжайте, пожалуйста.
– Как это случилось?
– Наезд. Ее сбила машина.
– Это мог быть несчастный случай. Конечно, убийство есть убийство, но почему вы думаете, что целью был именно агент ФБР? А кстати! – Ее утихший было гнев снова вспыхнул. – Вы не подумали о том, что эти люди могли охотиться за вами, а вовсе не за мной?
Джаред не ответил, но Иден и не ждала ответа. Она поспешила подняться по лестнице и распахнула дверь в свою спальню. К ее изумлению, здесь все оставалось в том же виде, как было, когда она покидала комнату. Сюда погромщики не добрались, облегченно вздохнув, подумала она. То, что они не стали обыскивать ее комнату, еще больше убедило Иден в том, что этих людей интересовала не она, а Макбрайд. Наверняка этот шпион написал книгу и пытался ее опубликовать, а мисс Палмер нужна была ему именно как редактор. Чтобы не дать ФБР помешать публикации, он и пытался съесть бумажку с ее данными. Почти все пишущие люди уверены: если их труд будет опубликован, то успех произведению гарантирован. Каждый убежден в своей гениальности.
Иден решила, что после встречи с Брэддоном она позвонит в редакцию и порасспросит редакторов, не попадалась ли кому-то из них книга про шпионов или написанная человеком, имевшим отношение к этой деятельности. Возможно, он поступил так же, как сама Иден, и сделал приключенческий роман из подлинной истории. Она с надеждой взглянула на коробки, сложенные в углу комнаты. Четыре рукописи пришли от неизвестных авторов, чьи фамилии Иден ровным счетом ничего не говорили. Ее задача состоит в том, чтобы прочесть рукописи и написать отчет, изложив свое мнение – может ли вещь быть опубликована. Если ее вердикт будет положительным, то рукопись отправится к редактору, работающему в штате издательства, тот прочтет ее еще раз, и уж тогда будет принято окончательное решение. Если книга не понравится, ее отошлют автору, приложив вежливое письмо со словами благодарности.
У Иден еще не было времени приступить к работе, но теперь она была почти уверена, что в одной из коробок находится рукопись Эпплгейта. «Может, те, кто устроил погром в моем доме, искали именно рукопись», – подумала Иден, но тут же отбросила эту мысль как абсурдную – только слепой не заметил бы коробок с наклейками издательства.
Почувствовав движение за спиной, она обернулась и нос к носу столкнулась с Макбрайдом.
– Как видите, никто даже не обыскивал мою комнату. А знаете почему? Потому что моя персона никого не интересует. Загляните в свою спальню – уверена, там все разнесли на клочки. А теперь, мистер Макбрайд, я собираюсь принять душ. А потом отправлюсь на встречу с человеком, который мне очень нравится. Так что не будете ли вы добры…
Иден оказалась не готова к тому, что Макбрайд может двигаться так быстро. Она уже начала закрывать дверь перед его носом, когда он протянул руку, схватил Иден и, буквально выдернув ее из комнаты, впечатал в стену позади двери.
– Что вы… – Иден не успела закончить фразу: Макбрайд уже был в комнате. Боже, неужели там все же кто-то прячется? Она прижала руку к бешено колотившемуся сердцу. В спальне было тихо, и Иден, немного успокоившись, рискнула заглянуть в комнату. Макбрайд стоял неподвижно и пристально рассматривал ее кровать. Одеяло было откинуто, она сама сделала это, когда выбиралась из постели. Осмелев, Иден вошла в комнату и с упреком сказала:
– Здесь никого нет.
Джаред вытянул руку, не давая ей приблизиться к кровати.
– Идите вниз. – Голос его звучал ровно и тихо, но по спине Иден пробежали мурашки. – И принесите сюда щетку. А лучше две. Не шумите и двигайтесь медленно.
Иден хотела было заставить его объяснить столь нелепые инструкции, но тут ее внимание привлекло едва заметное движение на постели. Там, под одеялом, кто-то двигался! Она медленно пятилась до самого порога, потом бегом кинулась к лестнице и вниз, к чулану. Схватив пару щеток с длинными ручками, Иден поспешила назад в спальню. Макбрайд стоял на том же месте и был абсолютно неподвижен. А на кровати Иден свернулась змея. Казалось, ей было так уютно в гнездышке из одеяла, что она совершенно никуда не спешила. Змея разглядывала Макбрайда, словно была недовольна тем, что он потревожил ее.
Не глядя на Иден, Макбрайд взял из ее рук щетки и ровным тихим голосом сказал:
– Откройте, пожалуйста, окно, а затем спускайтесь вниз.
Иден медленно двинулась к окну, прижимаясь спиной к огромному гардеробу. Змея повернула точеную головку в ее сторону, но не попыталась сдвинуться с места. Казалось, Макбрайд интересовал ее гораздо больше, и, честно сказать, Иден была этому очень рада. Чтобы поднять раму, ей пришлось повернуться спиной к комнате и сосредоточиться на работе. Не сразу, но рама все же подалась и пошла вверх. Однако у нее не было ни противовесов, ни фиксаторов, поэтому Иден нагнулась, одной рукой подхватила с пола коробку с рукописью и подсунула ее под раму. «Надеюсь, это не тот самый шпионский роман», – подумала она. Потом медленно выбралась из комнаты, прижимаясь спиной к мебели и не сводя глаз с постели. Макбрайд стоял все так же неподвижно и смотрел на змею. Они словно гипнотизировали друг друга.
Иден выбралась из комнаты, но вниз не пошла, а осталась у порога, наблюдая за происходящим. Одну щетку Макбрайд использовал, чтобы привлечь внимание змеи. Ручку второй щетки он ловко подвел под упругие кольца, которые показались из-под одеяла. Процесс этот занял немало времени и потребовал твердой руки и огромного терпения. Но вот Джаред поднял щетку с обвившейся вокруг ее ручки змеей и направился к окну. Несколько быстрых шагов – и змея сброшена вниз.
Иден вздохнула с облегчением, распахнула дверь и вошла в комнату, но Макбрайд заставил ее вернуться за порог, сказав:
– Позвольте мне проверить спальню.
Он обыскивал комнату, а потом и ванную медленно и тщательно. В комоде, стоявшем в ногах кровати, он обнаружил медянку. Третья змея – так называемая краснобрюхая мокасиновая змея – притаилась под кроватью в одном из сапог, в которых Иден работала в саду. А в ванной комнате, позади стопки полотенец, прятался щитомордник.
Иден стояла у порога, и с каждой новой найденной тварью ее ноги все больше слабели, а к горлу подступала тошнота.
Закончив методичную проверку спальни Иден, Макбрайд так же тщательно обыскал свою комнату. Здесь не было обнаружено ни одной змеи. Похоже, этот подарок был предназначен именно Иден.
Силы покинули испуганную женщину, она опустилась на крышку сундука, стоящего в коридоре, и пролепетала:
– Кто-то хочет моей смерти.
– Похоже на то, – отозвался Джаред. – Вот поэтому нам и надо попытаться выяснить, что же именно – или кого – вы знаете.
Все, что произошло за последние несколько дней, окончательно выбило Иден из колеи. Эти события были так далеки от нормальной, размеренной жизни, которую она вела вот уже много лет! Чтобы избавиться от всего этого кошмара, ей надо было зацепиться за что-то обычное, нормальное, желательно – приятное. Спрыгнув с сундука, Иден решительно заявила:
– Я должна увидеться с Брэддоном!
– Но, мисс Палмер! – Не веря своим ушам Джаред с трудом поспевал за ней по лестнице. – Вы не можете никуда ехать! Это слишком опасно! Иден! Подожди!
Но Иден не обращала на него никакого внимания. Пробегая через холл, она подхватила сумочку и ключи от машины. И до машины она тоже бежала.
– Остановитесь! Я должен обыскать машину! Вы слышите меня?
Иден открыла дверцу и обернулась к агенту:
– Послушайте меня, мистер Макбрайд. Так и быть, объясню вам, почему я поеду к Брэддону. Всю жизнь мне попадались неудачники, которые искали во мне опору, источник физического наслаждения или материального благополучия. И вот я встретила наконец нормального мужчину – первый раз в жизни. И если вы думаете, что ФБР, кучка убийц или ядовитые змеи могут помешать мне отправиться на свидание, если вы так думаете, мистер Макбрайд, – значит, вы ровным счетом ничего не понимаете в женщинах.
Джаред едва успел прийти в себя и плюхнуться на переднее сиденье, как мотор взревел и машина сорвалась с места.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Первые впечатления - Деверо Джуд



Книга очень интересная, не оторваться.
Первые впечатления - Деверо ДжудЕлена
25.05.2011, 10.26





очень хороший роман,интересный.Ставлю 10.
Первые впечатления - Деверо ДжудАнна
11.11.2011, 16.38





Очень интересная!
Первые впечатления - Деверо ДжудАнна
21.02.2012, 20.37





Роман интересный, только вот концовка размытая какая то, все впечатление испортила(((((
Первые впечатления - Деверо ДжудНина
4.01.2013, 1.13





Неплохой роман,несмотря на то что главные герои не первой молодости,поэтому это больше приключенческий роман,чем любовный.8 с плюсом.
Первые впечатления - Деверо ДжудНика
4.01.2013, 16.34





Хороший любовный роман с детективной линией
Первые впечатления - Деверо ДжудАнна
13.01.2013, 0.15





Роман интересный, только непонятно зачем автор несколько глав описывал что ГГ хороший ландшафтный дизайнер,что в итоге она им не работала и ничего не сделала, и героям уже за 40, а они волынку тянут!!!
Первые впечатления - Деверо ДжудЛюсьен
22.03.2013, 13.10





Всегда читала только исторические романы, т.к. считала. что современные романы не могут быть интересными. Но мне очень нравится творчество Д.Деверо, поэтому рискнула... И осталась в восторге! очень интересный, захватывающий. держащий в напряжении роман. Но до последнего момента ожидала какого-то подвоха от Гренвилла, почему-то мне казалось, что это отрицательный персонаж, не знаю почему.. :) Роман хороший, всем советую.
Первые впечатления - Деверо ДжудВиктория
15.05.2013, 16.19





Прекрасная любовно-детективная история. Прочитала с удовольствием.
Первые впечатления - Деверо ДжудОльга К
10.11.2013, 2.54





классная!!!!Читайте, читайте, читайте!!!
Первые впечатления - Деверо ДжудВиктория
10.11.2013, 13.27





Полностью согласна с мнением Виктории первой Роман тянет на 10баллов До последнего держит внапряжении И не соглана смнением Нины конец нормальный Пока под впечатлением выбери сама Джаред или Бред
Первые впечатления - Деверо ДжудЛюдмила
2.12.2013, 5.40





Да очень хороший роман!Столько впечатлений и хороший крней,читайте и наслаждайтесь чтением.
Первые впечатления - Деверо ДжудАнна Г,
8.02.2014, 8.16





Очень интересная книга, советую зрелым женщинам, у которых взрослые дети. Заставляет задуматься. Порой мы не замечаем, что дети уже выросли, а мы все считаем, что уж кроме мамы никто не сможет позаботиться о нашем чаде лучше. Для меня именно это стало главной темой романа. Очень понравилось. Думаю со временем перечитаю еще раз. Автору большое спасибо за такую тему. 10 баллов.
Первые впечатления - Деверо ДжудНаталья
30.08.2014, 8.38





Роман класс! Герои реальные и диалоги интересные! Автор молодец!!!
Первые впечатления - Деверо ДжудТес
13.09.2015, 10.01





понравилась
Первые впечатления - Деверо ДжудВера
27.11.2015, 9.17





Такое многообещающее начало и такая затянутая и надуманная развязка. Автор явно не мастер дедективного жанра. И эта линия в романе очень слабенькая, я бы даже сказала смехотворная... Концовка как-то скомкано получилась. Наверное, роман надо было в издательство сдавать. Даже стиль к концу поменялся. Не теряйте время.
Первые впечатления - Деверо Джудirka4ka
3.01.2016, 19.29





очень хороший роман ! на мой взгляд лучший из всех написанных деверо оригинальный жизненный получила огромное удовольствие
Первые впечатления - Деверо Джудюлия
2.02.2016, 14.02





Очень хороший , интересный роман . 10 баллов !!!
Первые впечатления - Деверо ДжудMarina
3.02.2016, 12.39





Роман запал в душу , но читать дамам по старше .
Первые впечатления - Деверо ДжудRoza
3.02.2016, 13.52





Читала с интересом, но вот концовка разочаровала очень.Что это за испытания :не общаться год, когда по мыслям героини было ясно, каким будет ее решение.Она не юная девушка, чтобы не ценить время, отпущенное жизнью. А тема отношений с замужней дочерью просто надоела, сколько можно одно и тоже повторять на разные лады?
Первые впечатления - Деверо Джудsasha
3.02.2016, 14.14





Девочки, дорогие! За что, простите такой высокий балл? Хотите детектив+ лавстори читайте Карен Робардс все, что стоит с оценкой 9 и выше. А этому произведению до такого сочетания так далеко-о-о.... 6 баллов максимум и терпения до конца романа! Успехов!!!
Первые впечатления - Деверо ДжудЛюбительница
6.05.2016, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100